Архив метки: Пурим

Пурим — 14 Адара 5780

Мы празднуем Пурим 14-го и 15-го адара в память о спасении евреев от полного истребления во времена царя Ахашвероша, правившего громадной Персидской империей.

Читайте бильше здесьpurim

 

Пост Эстер — 13 Адара 5780

Пост Эстер

Пост Эстер 2020: начинается 9 марта с рассветом

День битвы — день поста

13-е Адара (или 11-е, в случае, когда 13-е выпадает на Шаббат) — день поста, день Таанит Эстер. Он установлен в память о том, как МордехайЭстер и весь народ Израиля постились 13-го Адара, в день, когда «враги евреев предполагали одолеть их, а получилось так, что сами евреи одолели своих врагов; [и] собрались евреи в своих городах…» (Эстер, 9)

 

В этот день сыны Израиля постились и просили Всевышнего о победе в битве со своими врагами. В свое время Моше тоже постился перед сражением с Амалеком. Этот пост означал, что Израиль не при помощи одной грубой силы надеется победить врага, но прежде всего обращается с молитвой к Небесам, и Небеса в милосердии своем дают ему силы одержать победу. [Cм. Еврейские посты]. Поэтому и во времена Мордехая Израиль постился перед тем, как сразиться с врагом, собиравшимся его уничтожить. В память об этом посте был установлен на грядущие времена пост Таанит Эстер — чтобы мы помнили, что Всевышний знает, когда мы попадаем в беду, слышит каждого, кто в посте и молитве искренне возвращается к Нему, поступая так же, как наши отцы в трудные времена.

Намек на пост 13-го Адара содержится в Книге Эстер [Свитке Эстер], где сказано: «И они установили для себя и для своих потомков посты и молитвы» (Эстер, 9).

Этот пост — Таанит — был назван в честь Эстер потому, что в свое время она первая начала поститься и сказала Мордехаю: «Иди, собери всех евреев, находящихся в Шушане, и поститесь ради меня; не ешьте и не пейте три дня, ни ночью, ни днем, и я с моими служанками буду так же поститься» (Эстер, 4). И хотя Таанит Эстер установлен в память о другом посте (ведь трехдневный пост Эстер и Мордехая состоялся 13-го, 14-го и 15-го Нисана, сразу же после того, как стало известно, что Гаман 13-го Нисана разослал письма, обязывающие убивать евреев, а мы постимся 13-го Адара в память о посте перед битвой), тем не менее, мы называем его в честь Эстер в память о том, что она первая прибегла к посту, когда народ Израиля оказался в опасности.

Существует мнение, что Таанит Эстер установлен, в первую очередь, в память о трехдневном посте 13-го, 14-го и 15-го Нисана, но поскольку мы не могли объявить ежегодный пост в радостном месяце Нисане, месяце Исхода из Египта, когда поститься, вообще говоря, запрещено, наши мудрецы установили пост 13-го Адара, в день, когда евреи собрались, чтобы сражаться со своими врагами. Но хотя Таанит Эстер и является памятью о трехдневном посте, мудрецы «смягчили» его и установили лишь однодневный пост.

Существует обычай, согласно которому некоторые люди постятся в первые два понедельника и первый четверг после праздника Пурим в память о трехдневном посте, объявленном Эстер. Некоторые постятся 13-го Адара не только в течении дня, как подавляющее большинство, но и ночью — чтобы Таанит Эстер напоминал нам не только о посте перед битвой, но и о круглосуточном трехдневном посте Эстер.

«Таанит Эстер»

 

Таанит Эстер не является одним из четырех постов, установленных в память о разрушении Храма, так что он прямо не упоминается в Танахе. Поэтому он во многих случаях соблюдается не так строго, как другие посты. К примеру, 13-го Адара не постятся беременные и кормящие женщины, а также и другие слабые здоровьем люди, особенно страдающие во время поста. В молитву в этот день включается отрывок Анейну, в Шахарите [утренняя молитва] и Минхе [дневная молитва] читается «Ваехаль», кроме того, утром читаются молитвы Слихот [молитвы о раскаянии и прощении], напечатанные в сидурах, — словом, во всех остальных отношениях Таанит Эстер ничем не отличается от других постов.

Если день 13-го Адара выпадает на Шаббат (субботу), пост переносится на четверг, 11-е Адара, а не откладывается на воскресенье, потому что это — день праздника Пурим. Посты не принято переносить на пятницу, поскольку пятница непосредственно предшествует субботе. Кроме того, в дни поста обычно читают Слихот и покаянные молитвы, которые тоже не принято читать перед субботой. Есть еще одна важная причина: в пятницу готовится пища на субботу, которую необходимо пробовать, чтобы она получилась вкусной, а в пост это невозможно. Поэтому Таанит Эстер, если он выпадает на субботу, переносится на четверг.

Следует иметь в виду, что пост 10-го Тевета — единственный, который иногда выпадает на пятницу, но не переносится на другой день.

В Таанит Эстер не включают Таханун (покаянную молитву) в послеполуденную молитву Минха. Многие надевают перед чтением Минхи в этот день праздничную одежду, потому что чтение Мегилы [Свитка Эстер] начинается сразу же после этого.

toldot.ru

 

Жребий: случайность или закономерность?

Р-н Эли Коган

Пурим – праздник, который весь полон загадок. И главная загадка – само название этого праздника. Написано в свитке Эстер, что «нарекли эти дни Пурим в честь пура«, жребия, который бросал злодей Аман, чтобы определить время, наилучшее для воплощения своего злодейского замысла – уничтожения всего еврейского народа. Существует правило, что название всякой вещи выражает ее суть и связано с внутренним смыслом обозначаемого понятия. Исходя из этого попробуем понять, в чем же внутренняя сущность праздника Пурим и как она соотносится с тем жребием, который бросал Аман. Для этого сначала нужно понять, что такое жребий.

Начнем с известного положения о том, что существует связь между праздниками Пурим и Йом-Кипур. Самый святой день еврейского календаря называется Йом-аКипурим, то есть в названии Дня Искупления звучит слово пурим, причем с приставкой, указывающей на подобие. То есть День Искупления подобен празднику Пурим, который на самом деле в некотором смысле даже превосходит Йом-Кипур.

Есть два общих момента для этих двух праздников.
Во-первых, к Йом-Кипуру также имеет отношение жребий. Во времена Храма среди прочих храмовых служб этого дня существовал обряд, когда кидался жребий о том, какой из двух абсолютно одинаковых козлов будет принесен в жертву, а какой станет козлом отпущения и будет сброшен со скалы. К рогам козла отпущения привязывалась красная ленточка. Вторая половина ленточки оставалась у жертвенника. И когда животное сбрасывали со скалы, красная ленточка у жертвенника белела – в знак искупления…
Во-вторых, оба эти дня, Йом-Кипур и Пурим, своим духовным источником превосходят высочайшее имя Б-га, которое обозначается четырьмя буквами (т.н. Тетраграмматон). В отношении Дня Искупления сказано: «Очиститесь перед Б-гом». Слово «перед» содержит намек на то, что уровень очищения предшествует имени Б-га. И Пурим, его духовная суть, тоже превосходит уровень Тетраграмматона. Это одна из причин того, почему имя Б-га ни разу не встречается в свитке Эстер, — ведь источник чуда, произошедшего в Пурим, выше этого Имени.

Еврейская рулетка

Чтобы объяснить все вышесказанное, сначала попытаемся выяснить, что по сути — представляет собой жребий (гораль на древнееврейском), какой духовный уровень соответствует этому понятию. Прежде всего, этот уровень превосходит интеллект. Именно поэтому человек бросает жребий, когда не может самостоятельно сделать выбор: выбрать между двумя, как минимум, вариантами в силу того, что они абсолютно идентичны, абсолютно равны в его системе оценок. И никакие логические умопостроения не могут привести его к какому-либо выводу. Тогда бросается гораль, и лишь на его основе принимается решение. Таким образом, бросание жребия подключает человека к уровню, который выше его интеллекта. Это если рассуждать в терминах внутреннего устройства нашей души. Если же мы переносим символику этого на систему устройства высших миров, понятие Гораль соответствует уровню, который выше Ишталшелут.

Ишталшелут — это вся система высших миров: мир Ацилут – мир Б-жественных атрибутов, – затем миры Брия (мир Сотворения), Йецира (мир Формации) и мир Асия (мир Создания), состоящий из двух частей: духовный мир Асия и наш материальный мир. Самой высшей точкой Ишталшелут является сфира Хохма мира Ацилут – Высший Разум, или Б-жественная мудрость. Уровень Гораль превосходит даже эту, самую высшую точку этой системы.

Таким образом, и Йом-Кипур и Пурим роднит то, что духовный источник воздействия, приходящего в мир в эти дни, даже выше, чем самая высшая из сфирот – сфира Хохма. Теперь посмотрим, как это соотносится с тем, что и Йом-Кипур и Пурим превосходят четырехбуквенное имя Б-га. Дело в том, что Тетраграмматон сопоставляется со всей системой Ишталшелут. Первая его буква — буква Йуд — соответствует сфире Хохма, главной сфире мира Ацилут. Вторая буква – Хэй – соответствует миру Брия. Буква Вав соответствует миру Йецира. И четвертая буква — тоже Хэй — соответствует миру Асия. И когда мы говорим, что духовный уровень праздников Йом-Кипур и Пурим выше, чем имя Б-га, то подразумевается, что их источник лежит выше мира Ацилут – даже выше, чем сфира Хохма.

Преступление и… очищение

Но на этом все не заканчивается. Уровень Гораль – уровень жребия – превосходит не только интеллект, не только разум, но и даже уровень Рацон (Воля, Желание). Человек, бросая жребий, как бы принимает решение, что его желание будет соответствовать тому, на что укажет жребий. То есть жребий будет определять желание, волю человека.

И это, опять-таки, соотносится с утверждением о том, что гораль и духовная сущность дней Йом-аКипурим и Пурим превосходят уровень Тетраграмматона. Дело в том, что четырехбуквенное Имя включает в себя также нечто большее, чем Хохма, Мудрость.

Буква Йуд, обозначающая Хохму, представляет собой точку. Но у этой точки, согласно законам написания священных текстов, должно быть верхнее острие, которое обозначает уровень Рацон – Воля, превосходящая Разум. Воля соответствует сфире Кетер, которая выше, чем Хохма.

Таким образом, уровень жребия не только превосходит уровень разума (поскольку человек бросает жребий, когда он не в состоянии логическим образом принять определенное решение, когда оба варианта абсолютно равны между собой, как в случае с двумя пресловутыми козлами), но и превосходит даже уровень желания и воли. Поскольку он его на самом деле определяет.

И в соответствии с этим мы можем понять духовную сущность самого священного дня, Йом-аКипурим, и связать это с простым значением его названия – День Искупления. Искупление грехов в этот день приходит с уровня, который не только выше Ишталшелут, началом которого является сфира Хохма, но даже выше Рацон, уровня Воли, Желания Творца.

Источником Торы, ее заповедей является Высшая Мудрость – сфира Хохма. В Йом-Кипур искупаются наши грехи: нарушения заповедей, законов, которые формулируются на уровне Хохма. Еще более высоким источником, предшествующим уровню формулировки законов, является Воля Творца, Его желание, чтобы человек в этом мире исполнял заповеди. Нарушение этой воли влечет за собой весьма негативные последствия: человек наносит вред своей душе и всему Мирозданию. И, соответственно, человек должен добиться не просто прощения, но и исправления того сугубого ущерба, который он причинил своими поступками. В Йом-Кипур приходит искупление наших грехов, смывающее с нас их нечистоту, потому что источник этого очищающего света выше, чем уровень Воли Творца, Его желания, чтобы мы исполняли заповеди.

Уровень, соответствующий понятию жребия, в терминологии Каббалы называется словосочетанием Баал-аРацон, то есть то, что формирует Рацон, определяет желание человека. Аналогичным образом это верно в отношении духовной структуры мироздания. Понятие гораль, жребия, соотносится с уровнем, который выше Ишталшелут, выше самой высокой точки системы миров, сфиры Хохма, и даже выше уровня Рацон, то есть Воли. Он соответствует уровню Баал-аРацон, определяющему и формирующему Волю.

Не случайно название дня Йом-аКипурим включает в себя Пурим, но с приставкой как: он подобен Пуриму, но в чем-то ему уступает. Потому что раскрытие этого уровня, уровня Баал-аРацон, с которым соотносится жребий, в Йом-Кипур до известной степени ограничено. Для того чтобы человек получил искупление, очистился перед Всевышним от грехов, необходима Тшува — раскаяние. То есть существует обязательное условие искупления в Йом-Кипур. В Пурим этого нет. В Пурим ниспослание света с этого наивысшего уровня ничем не обусловлено, ничем не ограничено.

В заоблачные дали

Теперь вернемся к нашему изначальному вопросу: почему эти дни называются Пурим в честь жребия, который бросал Аман? В словах свитка Эстер, объясняющих, почему «нарекли эти дни Пурим…», слово пур (‘жребий’) стоит с определенным артиклем: именно в честь этого жребия, а не жребия вообще, как мы могли бы рассудить теперь, уже до какой-то степени осознавая всю ту духовную возвышенность, которой пронизан праздник Пурим. Именно того самого жребия, который бросал Аман. Чем же именно этот жребий выражает особую сущность праздника Пурим? Что это за жребий, который бросал злодей Аман, замысливший уничтожить еврейский народ? В чем состоял его замысел, когда он бросал этот жребий, и на что он рассчитывал?

Для Амана бросание этого жребия явилось некой формой мистической практики, попыткой воздействия на высшие духовные структуры, с тем чтобы добиться исполнения своего злодейского плана. Аман пытался задействовать, затронуть уровни мироздания, превосходящие всю систему Ишталшелут.

В скобочках отметим, что этот подход Амана напоминает дух, витающий в новоявленных «каббалистических» кружках, где Каббала объявляется наукой, не имеющей отношения к религии. В них структура миров воспринимается как некое высшее существо, которому можно пощекотать ребра, и, воздействуя на тот или другой уровень, привести к ниспосланию какой-то энергетики. Подход Амана к системе духовного строя миров можно назвать утилитарным и, в принципе, идеологически Аман стоял на тех же позициях, что и современные псевдокаббалисты.

В чем же по сути заключался его замысел? Аман понимал, что исходя из логики структуры мироздания, у него нет никаких шансов одолеть еврейский народ, ибо все зиждется на желании Всевышнего, чтобы в этом мире исполнялись заповеди Торы.

Согласно Каббале, вся система сфирот – каналов трансформации Б-жественного Света – оказывается задействованной за счет исполнения нами заповедей Торы здесь, в этом материальном мире. И именно от выполнения нами всех заповедей Торы зависит достижение всем мирозданием своей конечной цели. Один из аспектов этой цели обозначается в Мидраше и интерпретируется Каббалой так: Всевышний «пожелал, чтобы у него было жилище в низшем мире». То есть, чтобы Сущность Творца явно раскрылась в ограниченном, в материальном. И это достигается благодаря нашему служению в этом физическом мире. За счет того что мы исполняем волю Творца, используя объекты этого материального мира (и за счет преодоления своей животной души, являющейся самым насыщенным, самым сочным участком того надела в этом материальном мире, который нам необходимо возделывать), мы привлекаем в этот мир Б-жественный свет, воздействующий на саму природу физического. И в результате этого воздействия в конечном итоге материальное перестанет скрывать свой духовный источник.

Такова, если излагать в двух словах, логика устройства вселенной, исходя из которой Аман понимал: еврейский народ вечен, неуничтожим, поскольку на него возложена миссия, от исполнения которой зависит существование вселенной и достижения всем мирозданием своей конечной цели.

Но эта закономерность прослеживается лишь начиная с уровня Рацон, воли, желания Творца, чтобы в этом материальном мире исполнялись заповеди Торы. Но есть уровень, который превосходит Рацон, по отношению к которому все едино, и мы не можем приписать Творцу какую бы-то ни было заинтересованность. Этот уровень настолько выше чего бы то ни было, что по отношению к нему все абсолютно равнозначно.

Этому понятию абсолютной идентичности, когда нельзя сделать выбор в пользу одного или другого, соответствует, если вы помните, Гораль. Поэтому Аман бросал жребий, рассчитывая получить некое воздействие с того уровня, на котором нет, и даже не может быть, согласно его осмыслению, какого бы то ни было предпочтения между ним, злодеем Аманом, и праведником Мордехаем. Он пытался апеллировать к уровню, по отношению к которому не существует понятий высшего и низшего, хорошего и плохого, добра и зла – там все едино.

Закономерная случайность

Теперь вернемся к рассмотрению уровней, определяющих, формирующих принятие решения. Первый – это разум, когда решение обуславливается какими-то логическими доводами. Более высокий уровень – уровень Рацон, Воля. Однако и этому уровню тоже присуща некоторая ограниченность. Желание, даже будучи выше логики, несет в себе некую… вынужденность, что ли. Человек, желая что-то, уже этим желанием ориентирован, направлен и, следовательно, ограничен. Существует уровень более высокий – Бхира, Выбор, – уровень абсолютной свободы и необусловленности: «могу захотеть, а могу и не захотеть».

Этот уровень превосходит не только Волю, Рацон, но даже уровень жребия, Гораль. Человек, бросая жребий, как было сказано выше, принимает на себя решение, что его желание будет соответствовать тому, как этот жребий выпадет, то есть его воля определяется жребием. Бхира же означает, что человек выбирает сам. Поскольку жребий соответствует духовному уровню, который, будучи столь высок, тем не менее ограничен, обусловлен тем, что по отношению к нему все едино и равнозначно. (Вследствие этого, когда две вещи, между которыми человек выбирает, абсолютно идентичны, он вынужден прибегнуть к жребию). Уровень же Выбора выше и не обусловлен абсолютно ничем. Это решение, проистекающее из самой сущности души человека.

Таким образом понятие свободного выбора подразумевает два аспекта: уровень, который выше разума и по отношению к которому обе альтернативы равнозначны, и уровень еще более высокий, когда решение выбрать то, что человеку заблагорассудится, приходит от самой сущности его души. Эти два аспекта взаимосвязаны: Выбор сущности души определяет исход жребия! То, что раскрывается на уровне Гораль, – вовсе не случайность. А если и случайность – то весьма закономерная. Исход жребия на самом деле раскрывает то, что проистекает из еще более высокого источника – уровня Бхира, из самой сущности.

Примером, отчасти иллюстрирующим вышесказанное, может служить следующий талмудический прецедент. Человек, вынимая руку из кармана, случайно роняет монету, не замечая этого. Если монету находит нищий, то обронившему деньги человеку это засчитывается как цдака – исполнение заповеди о благотворительности. Казалось бы, почему? Человек не сделал ничего сознательно. Но на самом деле то, что он обронил эту монету, есть не случайность, а результат некоего импульса, духовного воздействия, пришедшего из самого корня души этого человека, которое идет в обход всех структур. Оно минует уровень желания помочь кому-либо, минует уровень осознания того, как и что нужно сделать, какую сумму и кому, в какую руку эту монету положить, – в обход всех мыслимых каналов трансформации этого света, идущего из самой сущности души.

Аналогично и Гораль, жребий, раскрывает то, что соответствует понятию Бхира. Причем это верно как по отношению к устройству души, так и по отношению к устройству мироздания. Написано в Псалмах: «Ты поддерживаешь мой жребий». То, как выпадает жребий, определяется Свыше. Всевышний так устанавливает жребий, чтобы он соответствовал выбору Его Сущности. Что иллюстрируют следующие слова Писания: «Он выбрал нам наследие наше – величие Якова». А про праотца Якова сказано: «Яков – жребий наследия Его». То есть на уровне Гораль, превосходящем всю систему Ишталшелут, все равно раскрывается высший Выбор, связанный с народом Израиля.

И поэтому «нарекли эти дни Пурим в честь пура» – именно того жребия, который бросал злодей Аман. Поскольку то, как выпадает высший Жребий, соответствует Выбору Сущности Творца, и чудо Пурима проявило, что даже жребий, брошенный Аманом, с самого начала был приуготован для того, чтобы раскрылся Высший Выбор, изначально связанный с народом Израиля. И вот в этом сущность праздника Пурим.

(Адаптация маамара Любавического Ребе из «Сефер Амаамарим Мэлукат», т.V, с.с. 189-196)

Предоставлено журналом «5-е Измерение«

https://ru.chabad.org/library/article_cdo/aid/850493

Пуримшпиль №2

Пуримшпиль №2

1-й шут:

Кто сегодня нас позвал,
Маски — краски разбросал?
Закружил – заколдовал!
Всех волшебный карнавал!
Вот идет он, вот идет.
И обида прочь уйдет,
Там, где карнавал ступает,
Вмиг улыбки расцветают!
Звон веселый вместе с ним.
Значит к нам пришел Пурим!
В мире нет его чудесней,
Все его встречают песней!
Все хохочут от души – 
Взрослые и малыши!
И в столице и в глуши,
Пой сегодня и пляши!

2-й шут:

Дорогие наши зрители,
Милые детки и их родители,
Чтоб показать вам наши уменья,
Мы начинаем свое представление!
Мы вам поведаем о Персии великой,
Стране богатой, но немного дикой,
О царе-дураке и министре – злодее,
О царице Эстер и Мордехае – еврее.
А вот сам царь наш Ахашверош (проходит царь)
Собою пригож, и нравом хорош! 
По пустякам ты его не трожь,
Иначе целым от него не уйдешь!

1-й шут:

А вот жена — его, Вашти-девица,
Недолго осталось ей быть царицей,
Ее упрямство собственное сгубило,
И вот оно как все это было…

2-й шут:

(показывая на зрителей)
Вашти, иди сюда поскорей!
Смотри-ка, сколько у нас гостей!
Станцуй для них, Вашти-подруга,
Спляши, как умеешь, пройдись по кругу!

1-шут:

Не для того я царицею стала!
Гостей веселить мне совсем не пристало!
Не буду я петь, не буду плясать,
Гостей не стану твоих развлекать!

2-й шут:

Вот так вся каша заварилась.
Из-за царицы все случилось.
А что ей стоило, ну, право,
Пройдись, да улыбнись лукаво,
Да ручкой — ножкой поводи,
Да отдыхай себе иди.

1-шут:

Нет, этак поступать негоже,
Со мной, с самим Ахашверошем!

2-й шут:

А царь всё больше распалялся
И до того развоевался!

1-шут:

Велю Вашти прогнать с порога,
И без нее красавиц много.
Ура! Теперь я холостой!
Другой обзаведусь женой!

2-й шут:

И выбрал царь себе в невесты
Еврейскую сиротку – Эстер.

Эстер:

Нет не по нраву этот мне союз,
Как будто лег на сердце тяжкий груз,
Но по совету дяди Мордехая
В царицы я пошла, от всех скрывая
Еврейское свое происхождение . 
Мне нелегко далось это решенье!

1-й шут:

Наверно все давно слыхали
О добром дяде Мордехае,
Без громкой славы, сладкой лести,
Заботился о юной Эсти.
Был перед Богом честен он – 
Чужим богам не бил поклон.
И что совсем уж было странно – 
Не преклонялся пред Аманом.

Мордехай:

Спешу я — Эстер ждет меня!
Она племянница моя,
Царица Мордехая ждет
У царских золотых ворот.
Немного времени до встречи
Но что я слышу – злые речи
Крадутся стражники как воры
Их об убийстве разговоры.
Здесь пахнет заговором тайным,
И горем для моей Эстер!
Пусть тайное да будет явным!
Не избежать нам крайних мер.

2-й шут:

И Мордехай поведал тайну Эстер,
Она же рассказала все царю.
Они спасали жизнь Ахашверошу,
Ахашверош сказал “Благодарю”

1-й шут:

Один Аман недоволен был:
Давно Мордехая Аман невзлюбил.
Властитель, хитрый и лукавый,
Коварный, мерзкий враг добра
Нечаянно пригретый славой:
Министр главный у царя
Аман не терпит Мордхая,.
Евреев погубить мечтает.

Аман:

Я властвую, послушна мне держава,
Ждут впереди меня богатство, власть и слава!
Ахашверош – глупец, как погляжу,
Исполнит он все то, что я скажу,
Я с его помощью евреев изведу!
Прославлюсь и в историю войду!

2-й шут:

Но не спит Мордехай,
Ведь беда у ворот,
Уничтожить хотят
Весь еврейский народ.

Мордехай:

(поет – “Я сегодня до зари встану”)
Я сегодня до зари встану,
И к заветному пойду месту,
Будет ждать меня моя Эстер,
И узнает от меня вести.
А ведь новость моя пахнет горечью,
Ополчился Аман против нас
Обращусь я к Эстер, попрошу у ней помощи,
Может тогда, Бог поможет спастись в трудный час.

(выходит Эстер, слушает Мордехая)

Мордехай:

(поет – “нагружать все больше нас”)
Обижать все больше нас
Стали почему-то,
Власть персидская сейчас
У Амана – плута,
Нас налогом обложил,
Денег не хватает,
А вчера указ издал,
Всех убить мечтает
То ли еще будет – 3 р. ой, ой, ой!

Эстер:

(поет – “Все я сумею все смогу”)
Нет без забот ни сна ни дня
Я помогу народу,
Все я сумею, все смогу,
Дам я им всем свободу.

Я растоплю кусочки льда
Сердце царя растает,
Жаден Аман – вот беда, царь обо всем узнает.

1-й шут:

Вот душегубом злым Аманом
Издан указ уже обманом
Тогда не устрашась закона злого
Царица вдруг к царю идет без зова
Она на пир зовет к себе супруга,
Лишь просит захватить с собою друга

2-й шут:

И Эстер пир затевает свой,
Проходит день, приходит второй
На третий день царь наелся, напился
И нежно к царице своей обратился:

Ахашверош:

О чем грустишь, моя подруга,
Тревожа своего супруга,
Ни в чем тебе отказа нет,
Так не молчи же – дай ответ!

Эстер:

(поет – “Я поднимаю свой бокал”)
Я поднимаю свой бокал
Чтоб выпить за царя здоровье,
Чтоб этот город процветал.
Я буду жить твоей любовью.
Слепая ревность губит нас поет
И кто-то козни затевает
И вот пробил прощанья час
Аман с тобой нас разлучает. 
О, милый муж! Еврейка я!
Неужто ты не замечаешь!
Когда евреев убиваешь, говорит
Ты убиваешь и меня!

1-й шут:

И женщина, открыв причину плача
В глаза Аману смотрит очень мрачно
Слова её острей гвоздей:

Эстер:

“Вот он убийца, вот – злодей!”

Ахашверош:

(поет – “Если друг оказался вдруг”)
Ты Аман оказался вдруг, 
И не друг мне, а просто – враг 
Как же мог поступить ты так?
Козни строить мастак.
Значит будет как я скажу,
Ты не встретишь свою зарю,
Не убьешь ты любовь мою,
Я тебе говорю.

Эстер:

О, царь, злодея ты убей,
Указ свой отмени скорей!

Ахашверош:

Указ не отменить, раз подписал.
Но я другой взамен ему издал!

Ахашверош:

(поет – “Остался дом за дымкою степною”)

(держит в руке свиток устава)
Евреи поднимайтесь по тревоге,
И начинайтесь все вооружаться,
Ваш враг уже сейчас на пол дороге.
Идем сражаться, идем сражаться.
В лачугах скромных или в синагоге
Я знаю, нет для вас роднее места,
Ты только будь, пожалуйста, со мною
Царица Эстер, царица Эстер.

(все уходят)

Мордехай:

Погром все ближе, и все страшней.
Все ближе ужас кровавой ночи,
Ещё не много ночей и дней,
И будет поздно, и поздно очень.

Так поклянемся, что мы спасем
И это небо, и эти звезды
Спасем евреев, и отчий дом,
Пока не поздно, пока не поздно

Хор:

Рядом, рядом радость и беда,
Надо, надо твердый дать ответ!
Скажем Мордехаю – да, да, да!
Мерзкому Аману – нет, нет, нет!

2-й шут:

Спаслись евреи! На суку
Висит Аман и ни гу-гу.
С тех пор евреи чтят недаром
Тот день тринадцатый Адара

Хором:

Все вместе мы непобедимы
И веселимся в дни Пурима!

Песня “Башана hа ба-а”:
Яркий праздник пришел
И собрал нас всех вместе,
Пестрых масок цветной хоровод
Правит балом Пурим,
Не устоять на месте,
Все танцует кругом и поет
Отвори другу дверь
И в удачу поверь,
Неразлучны мы с нею теперь,
Прочь гони поскорей
Ложь и подлый обман,
Вместе с ними исчезнет Аман.
В жизни может быть всё:
И беда, и удача
Очень трудно не сбиться с пути.
И узнать, кто твой друг – 
Непростая задача,
Чтоб его от Амана спасти.
Если страх победишь,
Перед злом устоишь
И обиду ты другу простишь,
Если трусу покажешь отваги пример.
Это значит, что рядом Эстер.
Мир прекрасен и ты
Береги его, помня,
Что другого не будет у нас,
Добротою, теплом,
И участьем с любовью
Одаряйте его каждый час.
Оглянись поскорей
На родных и друзей
В мире много хороших людей
Если быть равнодушным
Не можешь, то знай:
Значит в наших сердцах Мордехай

Пуримшпиль №1

Пуримшпиль №1

Сцена 1:

Пир у царя. За столом сидят Царь, Аман, Советник, и их обслуживают 2 слуги.

За столом все друг другу: «Ну, что по маленькой? По маленькой! По 50? По 50!»

Наливают и выпивают. Затем снова с этими словами наливают и выпивают.

Царь: «Щас запою»

Остальные: «Ага» и кивают головами в знак согласия.

Царьначинает петь: «Ой мороз мороз …….». Все подпевают обнявшись.

Царь: «Хорошо сидим. Давай еще по маленькой».

Снова наливают по 50. Обнявшись снова,

 Аман затягивает «Ромашки спрятались». Все подпевают.

Царь расчувствовался и заплакал, и позвав слугу, посылает за женой:

Царь: «Эй человек, позови-ка мне царицу Астинь. Вина она хоть и не пьёт, зато танцует…..  и того … поет ….

Слуга уходит  и возвращается с царицей, пятясь задом.

Царица заходит, смотрит на пьянь за столом ………

Царь: «Спой светик, не стыдись …»

Астинь: (с акцентом) «Мне петь пред этим пьяным сбродом? Мне? дочке вавилонского царя? Уж лучше удавиться и не быть царскою женой, чем видеть пьяный морда твой».

Разворачивается и уходит.

Молчание.

Все переглядываются и ждут реакции царя.

Царь (удивлённо): «Не понял».

Аман (осторожно и заискивающе): «Если моя после этого сделает такие заявы, так я её точно удавлю».

Советник: «Помилосердствуйте милорд, зачем же кровожадно так? Развёлся и забыл и обзавёлся новой».

Царь: глядя на советника:«Ты думаешь, что это выход?».

Советник: «Уверен царь! Объявим королевский бал, и пригласим всех тутошних дам».

Встает и объявляет в зал: «Объявляется большой королевский бал. И та, которую царь таки пригласит на танец, станет ему женой».

Царь: оглядывая заставленный пустыми бутылками стол:«Аманчик, будь другом, сгоняй в ларёчек и сдай бутылки. Оно.. не то шо денег нет в казне, а просто  места нету бельше на столе ».

Аман: «Яволь мой фюрер». Собирает бутылки и уходит.

Сцена 2.

Мордехай сидит в приемном пункте стеклотары, и напевая песню «Хава нагила» ведёт учет дебет-кредит.

Входит Эсфирь.

Мордехай: «Ооо))), моя любимая Эсфирь! Шо привело тебя до дяди в офис???»

Эсфирь: « Мой милый дядя, есть большой гешефт… тебе скажу я по секрету – обьявлен конкурс красоты, ну разве не чудесно это?

Мордехай: «Вот шо я скажу тебе родная … ты ж знаешь дядю Мордехая, и тётю Сарру, и деда Борю, и тётю …»

Эсфирь: (перебивая его) «Я помню дядя, мы евреи. Я постараюсь быть скромнее» (уходит).

Входит Аман с бутылками. Мордехай, скучая, смотрит на него выжидающим взглядом. Аман приходит в ярость.

Аман: «А ты почему передо мной не кланяешься и шляпу не снимаешь? (становится в позу Напалеона). Я Аман – царский министр».

Мордехай: «Ну вот, еще один обкуренный пришел. И вообще, в своём офисе – я царь».

Аман: «Тогда повешу я тебя. Ах нет, ты слишком мелок для меня. Помрёт и вся твоя родня и весь паганый твой народ.»

Мордехай: Отдает деньги за бутылки и приговаривает:«Лети, лети ……………. челенджер»

Сцена 3

За пустым столом сидит царь, а сзади него стоит советник.

Царь обращается к советнику:

Царь: «Ты ТаНаХ читал»?

Советник: «Нет. А что это такое?»

Царь: «Книга такая мудрая. И в ней написано:

„И гудел…ну в смысле гулял царь 180 дней“

Вот я у тебя и спрашиваю, как можно гулять, когда на столе ничего нет?

И откуда ты только на мою голову взялся?»

Советник: «Из Гарварда»

Царь: «И шо там все такие?»

Советник: «Нет. Просто умных к умным послали, а меня к тебе»

Царь с возмущением:«Что?»

Советник быстро исправляет положение, ставя на стол напитки и закуску.

Выпив и закусив, царь говорит:

Царь: «Вот когда повешу Амана, и назначу на его место Мордехая, то скажу ему, чтоб он для всех советников открыл  иешивы»

Советник: «А за что ты хочешь повесить Амана?»

Царь: (удивлёно) «Как за что?…  За шею….   А ты что подумал?»

Советник: «Я просто хотел сказать за какую провинность ты хочешь его повесить?»

Царь:(беспечно улыбаясь) «Была бы шея, а за что придумаем».

Тут советник объявляет начало бала, звучит музыка «На теплоходе музыка играет», и он объявляет: «лот №1».

Царь скучающим взглядом осматривает девицу и морщась отворачивается от неё.

Советник объявляет: «лот №2».

Сценка повторяется.

Советник объявляет: «лот №3».

Входит Эсфирь, царь оживлённо встает и приглашает её на танец, под звуки песни «Я пригласить хочу на танец вас».

Танцуя, они уходят со сцены.

Сцена 4

Мордехай у себя в приемной, заходитЭсфирь.

Мордехай: «Ой шо я такое вижу, девочка наша – царица пришла».

Эсфирь: «Ах во дворце опять гужбан, царю опят не до меня».

Мордехай: (с насмешкой) «Послушай девочка моя, мне тут один грозился, весь род наш извести».

Эсфирь:(встревоженно) «Как звать его?».

Мордехай:(с насмешкой) «Представился Аман. Министр вродеп-то. Слыхала о таком?».

Эсфирь: «Еще бы».

Мордехай: «Так он натюрлих важный перец или шо?».

Эсфирь: «Ну как тебе сказать? Наипервейший из министров.»

Мордехай: «Да шоб я знал, шо он такой крутой, то я бы поклонился, что мне трудно. Ой вей, шо делать? Ком цу мир, там у тебя есть блат.»

Эсфирь: «Где?»

Мордехай: «Да во дворце!!! Зачем мне этот цорес? Ну в общем всё, иди … иди замни скандал», (выпихивает её за дверь).

Входят двое слуг, сдают бутылки, продолжая разговаривать между собой.

1 слуга: «Живётся плохо нам с царём …  мы не едим, а только пьём».

2 слуга: «Давай-ка мы его убъём»

1 слуга: «Давай. Ударим по рукам» ( Бьют по рукам.)

Мордехай дает им деньги за бутылкм и они уходят. Он всё слышал.

Мордехай: «Майн Гот. Вы слышали какая новость!? Моя мышиген голова, со страху я забыл слова … Нельзя им дать царя убить! Я должен их остановить!

Не всё же есть, но надо пить, иначе мой гешефт капут.»

Пишет письмо и кидает в ящик «Царская почта», и уходит со сцены.

Царь и советник выходят на сцену.

Царь:возмущенно кричит):«Что – заговор?  Опять? Что за манера появилась – чуть что в царей пулять.  На 20 лет их всех! В Сибирь. Без права переписки»,

и обращаясь к советнику, чуть потише:

«Ну в общем понял – растрелять».

Сцена 5

Царь на троне. Подходят Аман с длинной бумагой и Эсфирь.

Царь:(недовольно к Эсфирь)

«А ты шо здесь?  …Ну ладно — заходи».

Эсфирь: «Мой царь! Хочу устроить вечер при свечах я. Накрыто всё  и стол уже готов».

Аман: «А… а… а я по поводу жидов …»

Эсфирь:(прерывая его) «Эй попрошу не выражаться».

Аман: «Так… (недовольно глядя на Эсфирь) это.. есть в стране твоей один народ, он мне покоя не дает. Хочу покой я обрести, народец этот извести. Ленив и не воспитан он, перед министром и царём  шляпу не снимает он».

Царь: «Так что там рассуждать. Пиши указ. Казнить их всех! И ставь мою печать». Аман радостный убегает.

Эсфирь: «Ох молодец. От умный царь. А зохен вей.Унд вей ист мир».

Царь(удивлёно) «Не понял».

Эсфирь: «Смотрите! Он не понял! Шо тут понимать? На чем поставил ты печать? Евреев хочешь погубить! А мне, что делать? Мне как быть? Жену свою готов убить!!

О горе мне…..Ведь говорила  мама ….. говорила».

Царь: «Постой. Постой. При чем тут ты?».

Эсфирь: « Судьба моя злодейка…Да понимаешь царь …ведь я еврейка ».

Царь: «А я чучмек. Так шо с того?».

Эстер: «Да…. вышла замуж за кого….».

Царь: «Ну ладно, хватит причитать. Приказы будем отменять. Амана  антисемитские интрижки, закончатся позором для него, и не видать ему мои пирушки, он больше не обидит никого!.

Эй человек, позвать ко мне, Амана».

Входит Аман.

Царь: (вкрадчиво) «Аманчик. Друг. Как ты подскажешь одарить того, кто верой хочет мне служить?»

Аман:(в зал) «Не уж-то я царю по нраву» (обращаясь к царю) «Да шубу с царского плеча ….коня… и многое  еще что б дал …»

Царь: «Достаточно …. Ну ты сказал ….

(В зал) Мне что-то ночью не спалось, и вспомнил я о мордехаевском письме, а этот (в сторону Амана), думает награда для него.

А ну к, Аманчик, позови мне негодяев тех, кто кланяться не хочет мне».

Аман уходит и возвращается с Мордехаем.

Аман: «А ну входи несчастный. Вот он царь».

Царь(радостно) «Ба! Знакомые все лица! Так ты хотел, чтоб этот поклонился? Ну ты орёл. Какой ни есть, а он таки родня! К тому ж от смерти спас меня.

(к Аману) Ты что, вчера не похмелился? Заставишь может кланятся меня???»

Аман: «Шоб я так жил. Царь с ним в родне. А может поклониться мне? (падает на пол и кланяется) Помилуй государь….»

Царь: «Ну нет, уж поздно. Получишь то, что заслужил. Повесить, где нибудь на сквозняке, чтоб запаха не слышно было мне.»

(И обращаясь к Мордехаю):

Царь: «Ты вот  что. Когда книгу ту писать ты будешь, обо мне особо не того.

Как родную душу я прошу. Ведь виноват во всём антисемит Аман. А я этих антисемитов на дух не переношу, и к ним более не принадлежу.

И вот залог моей любви к тебе, назначу я тебя премьер-министром.»

Мордехай : (в зал) «И после царь издал другой указ.  Что б мы честь смогли свою спасти и даже кое-что приобрести».

Сцена 6

Звучит песня «Хава Нагила».

Все актёры выходят на сцену и царь объявляет:

« Танцуют все».

О Пуриме

О Пуриме

Опубликовано в журнале «Сабра», Пурим 1986 года


Владыка гордый многих стран,
не плох и не хорош,
в столичной крепости Шушан
сидел Ахашверош.

Все пировали в зале. Вдруг,
отдавши дань вину,
царь кликнул расторопных слуг:
«Позвать сюда жену!»

«Я не приду!» — ответ гласил.
Супруг был разъярен
и рявкнул он, что было сил:
«Прогнать царицу вон!

Как будто не найти жены
послушнее нее!
Созвать девиц со всей страны —
решение мое!»

* * *

Устроив конкурс красоты,
царь обнаружил клад.
И вот сбылись его мечты,
и он опять женат.

Эстер — еврейка. До чего ж
красива и умна!
Влюблен в нее Ахашверош:
прекрасная жена!

И на сокровище свое
корону царь надел,
а биографии ее
и слушать не хотел.

* * *

В Шушане Мордехай-еврей
сидел у врат дворца.
Эстер, племянице своей,
он заменял отца.

Меж тем министра средь друзей
подыскивал тиран,
и вот на пост высокий сей
назначен был Аман.

Аман, отпраздновав успех,
стал думать: почему
лишь Мордехай — один из всех —
не хочет льстить ему?!

Не в силах вынести сего,
Аман — к царю: «Живет
в пределах царства твоего
надменнейший народ.

Рассеянный среди других,
от всех он отделен,
не чтит законов он твоих —
свой у него закон».

«Ну что ж, Аман, издай указ:
пусть будет истреблен
такой народ». Аман тотчас,
Довольный, вышел вон.

* * *

Евреи поняли: беда!
все ждали страшных дней.
И Мордехай решил тогда
Пойти к Эстер своей.

«Иди к царю и объясни,
проси и умоляй!
Надвинулись лихие дни!..»
«Послушай, Мордехай,

Ты знаешь сам, что не посметь
незванной мне войти
к царю. За это — сразу смерть.
Поэтому — прости…»

«Ты не надейся, что одна
средь роскоши дворца
избегнет царская жена
ужасного конца.

Не для того ль царица ты,
чтоб в этот страшный год
от неминуемой беды
избавить свой народ?»

«Ах, Мордехай, ты прав. Зачем
я это говорю?
Три дня вели поститься всем,
а я пойду к царю.»

* * *

…Вошла, сияя красотой.
Растаял царь пред ней!
Простер он скипетр золотой
в знак милости своей:

«Полцарства можешь попросить,
а хочешь — целый мир!» —
«Я лишь хотела пригласить
с Аманом вас на пир».

* * *

Аман был горд и величав —
на пир к царице зван!
Но, Мордехая повстречав,
вновь помрачнел Аман.

Расстроилась жена его:
«Опять ты бледный весь!
Ты Мордехая своего
на дереве повесь!»

* * *

Пир у Эстер в разгаре был,
и царь спросил ее:
«Жена, исполнить я решил
желание твое,

но почему не хочешь ты
поведать мне его?
Бери, мой ангел красоты,
полцарства моего!»

«О, царь! Не нужно мне таких
немыслимых щедрот.
Одно прошу: оставь в живых
меня и мой народ!

Аман убить нас повелел,
он ненавидит нас!» —
«Аман?! Да как же он посмел!
Повесить сей же час!

Довольна?» — «Да. Но он успел
везде распространить
указ, в котором повелел
народ мой истребить!»

«Ну что же, я и сам люблю
указы издавать.
Я защищаться вам велю,
напавших — убивать!»

* * *

Указ царя исполнен был,
и в сотнях городов
народ еврейский истребил
всех-всех своих врагов.

И день спасенья своего
отпраздновал народ,
и ныне празднуем его
мы в Пурим каждый год.


Мири Яникова

Законы и обычаи праздника Пурим

Рав И.-М. Лау

Мы празднуем Пурим 14-го и 15-го адара в память о спасении евреев от полного истребления во времена царя Ахашвероша, правившего громадной Персидской империей.
Сановник царя Гаман замыслил погубить всех евреев и бросал жребий (пур), чтобы узнать, когда наиболее подходящее для этого время. По слову пур праздник называется Пурим, а все связанные с ним события описаны в Мегилат Эстер (книге Эстер). В городах, не обнесенных стеной, Пурим празднуется 14 адара, а в городах, обнесенных стеной еще со времен Йегошуа бин Нуна, — 15 адара.
Этот день, 15 адара, называется Шушан-Пурим по имени древней столицы Персидской империи города Шушан, евреи которого именно в этот день избавились от угрожавшей им смертельной опасности.

Законы праздника Пурим собраны в Мишне, в 1-й и 2-й главах трактата Мегила, а также в Тосефте к этому трактату обоих Талмудов — Вавилонского и Иерусалимского. Обязанность отмечать Пурим — одна из семи заповедей, установленных нашими мудрецами, и сама эта обязанность тоже состоит из семи заповедей. Вот они:

  1. чтение Мегилат Эстер,
  2. «мишлоах манот»,
  3. «подарки бедным»,
  4. чтение Торы,
  5. произнесение вставки «Аль ганисим» в «Шмонэ-эсрэ» и в «Биркат гамазон»,
  6. веселый пир,
  7. запрет траура и поста.

В отличие от Хануки, увековечивающей спасение народа Израиля от духовного уничтожения, Пурим символизирует борьбу за физическое выживание еврейского народа. Поэтому празднование Пурима включает в себя моменты не только духовные, но и чисто материальные, как бы призванные заявить на весь свет: вот, мы живем, едим, пьем и веселимся!
А «мишлоах манот» (обмен яствами с друзьями и близкими) и «подарки бедным» доказывают, что неотъемлемая часть нашей жизни — это забота о ближних.
Веселье Пурима — также своего рода демонстрация жизненной силы еврейского народа, и демонстрация эта проходит на глазах наследников Гамана, всех тех, кто хотел бы продолжить его черное дело.

Мегилат Эстер упоминает о четырех законах Пурима: чтение Мегилат Эстер, праздничный пир, «мишлоах манот» и «подарки бедным». К этим законам наши мудрецы добавили чтение отрывка из Торы (Шмот, гл. 17), в котором говорится о войне с Амалеком после исхода из Египта, и вставку «Аль ганисим». Но прежде чем мы рассмотрим эти законы более подробно, отметим, что 13 адара, канун праздника, — это Пост Эстер.

Пост Эстер
Законы этого поста не отличаются от законов о других всеобщих постах (например, Посте Гедальи или Десятого тевета). Пост начинается с рассветом, в «Шахарит» читают особые «слихот», из Торы зачитывают молитву Моше-рабейну, которую он произнес после греха создания золотого тельца. В «Минху» к «Шмонэ-эсрэ» добавляется «Алейну», а затем читают «Авину, малкейну». Обычно именно во время «Минхи» исполняют заповедь, напоминающую о «половине шекеля» времен Храма: в специально предназначенную для этого тарелку опускают три монеты.

Почему именно три?
Чтобы вспомнить о том, что по просьбе Эстер все евреи мира постились три дня, раскаиваясь в грехах. Известно из слов мудрецов наших, что персидские евреи тех времен проявляли сильную склонность к ассимиляции, и нашлись даже такие, что откликнулись на приглашение Ахашвероша прийти на его пир. А участие в этом пиру означало страшное унижение их национальной гордости — ведь вино там подавали в сосудах, захваченных в Иерусалимском Храме вавилонским царем Невухаднецаром. Разумеется, это означало также и пренебрежение законами Торы о кошерной пище и запретом пить вино, сделанное не евреями.

Чтобы приготовить почву для совершения чуда, народ Израиля должен был вернуться ко Вс-вышнему — в посте, плаче и молитвах. В память об этом мы и соблюдаем Пост Эстер. В праздники мы прерываем веселье в самом его разгаре и поминаем души наших родных и друзей, ушедших из этого мира.
Так же и в Пурим: от поста мы сразу же переходим к веселью праздника. Этот резкий переход напоминает нам, что нет веселья в этом мире, которое не было бы хоть немного смешано со скорбью.

Чтение Мегилат Эстер
Прослушать чтение Мегилат Эстер мы обязаны в Пурим дважды: при наступлении праздника, вечером, после «Маарива», и утром — после «Шахарит». Читать следует обязательно по свитку, написанному на пергаменте с соблюдением всех правил. Чтец должен быть опытным, хорошо знающим правила чтения Мегилат Эстер. Перед чтением произносятся три благословения, после чтения — одно.

Вот благословения, которые произносят перед чтением:

1. «Благословен Ты, Г-сподь, Б-г наш, Царь Вселенной, освятивший нас Своими заповедями и повелевший нам читать мегилу!»
2. «Благословен Ты, Г-сподь, Б-г наш, Царь Вселенной, совершивший чудеса для наших отцов в те дни, в это же время!»
3. «Шегехеяну».

Следует внимательно слушать, как чтец произносит благословения, и отвечать «амен». Тот, кто отвечает «амен» на благословение, словно благословляет сам. Поэтому когда чтец произносит благословение, нельзя отвлекаться и прерывать молчание даже обычным «благословен Он, и благословенно имя Его». После чтения Мегилат Эстер чтец произносит следующее благословение:

«Благословен Ты, Г-сподь, Б-г наш, Царь Вселенной, заступающийся за нас, судья в нашем споре, мстящий за нас, взыскивающий с притеснителей наших и платящий по заслугам всем нашим смертельным врагам! Благословен Ты, Г-сподь, взыскивающий со всех притесняющих народ Твой, Израиль, — Б-г-спаситель!»

Произнося утром благословение «Шегехеяну», следует помнить, что оно относится также к заповедям пира, «мишлоах манот» и «подарков бедным», которые относятся к этому дню. Ведь всякий раз, когда мы готовимся исполнить заповедь, исполняемую лишь раз в году, мы произносим «Шегехеяну». Слушать чтение Мегилат Эстер надлежит очень внимательно, не пропуская ни единого слова. Поэтому и от чтеца требуется, чтобы в тех местах, где при упоминании имени Амана в синагоге поднимается шум, он прерывал чтение и терпеливо ждал, пока вновь не наступит тишина.

Если ее шум заглушил несколько слов, чтец обязан прочитать их снова, чтобы все их услышали. Многие, стремясь исполнить заповедь наилучшим образом, приносят в синагогу собственные свитки Мегилат Эстер и следят по ним за чтецом, шепотом повторяя каждое слово, чтобы ничего не пропустить.

Принято, что четыре стиха, особенно тесно связанные с избавлением, вся община произносит громко — а затем чтец их повторяет.

Вот эти стихи:

1. «Муж-иудей был в столице Шушан, по имени Мордехай, сын Яира, сына Шими, сына Киша — из рода Биньямина».
2. «А Мордехай вышел от царя в царской одежде из голубой шерсти и виссона, с большой золотой короной на голове, в плаще из льна и пурпура, — а город Шушан ликует и веселится».
3. «У иудеев был свет, веселье, радость и почет».
4. «Ибо Мордехай-иудей — первый после царя Ахашвероша и велик среди иудеев, желанный для большинства его братьев — шлет добро своему народу и заботится о всем потомстве его».

Слушать чтение Мегилат Эстер женщины обязаны наравне с мужчинами, потому что и они имеют отношение к этому чуду, ведь именно царица Эстер сыграла главную роль во всех этих событиях.

Пуримская трапеза
Пурим — это «дни пира и радости». Поэтому мы должны устроить днем в Пурим пышную трапезу. Недостаточно вечерней трапезы при наступлении праздника. Во время трапезы днем мы обязаны пить вино, ибо сказали мудрецы наши:
«Должен человек напиться в Пурим до того, чтобы не отличать слова “проклят Аман” от слов “благословен Мордехай”».

«Мишлоах манот» и «подарки бедным»
Чтобы укрепить дружбу и братство среди евреев, наши мудрецы заповедали нам исполнять заповедь «мишлоах манот» (буквально — «посылка яств»). Слово мишлоах — в единственном числе, а манот — во множественном. Значит, каждый раз следует посылать не менее двух блюд — только тогда можно считать, что заповедь выполнена. Подчеркнем, что заповедь «мишлоах манот» следует исполнять именно в течение дня Пурима. Исполняя заповедь «подарков бедным», следует в этот день давать вдвое больше, чем при исполнении заповеди «мишлоах манот». Это выводится из того факта, что и слово «подарки» множественного числа, и слово «бедным»: значит, следует давать по крайней мере два подарка двум беднякам. Эта заповедь призвана выявить характерное для евреев чувство сострадания и жалости. Заповедь «подарков бедным» не означает, что надо давать именно еду. Можно — и даже желательно — тем, кто нуждается в деньгах, дать деньги. Еще со времен глубокой древности стало обычаем организовывать сбор средств для нуждающихся, чтобы обеспечить им все необходимое для Пурима.

Не исключено, что в «подарках бедным» содержится также косвенная помощь и на праздник Песах, начинающийся месяцем позже.

Обычаи Пурима
На протяжении веков возник чрезвычайно богатый фольклор, связанный с Пуримом. Среди океана мучений, тревог и испытаний, окружающего нас круглый год, Пурим стоял как одинокий остров безоглядного веселья, юмора и оптимизма, характерного для еврейского народа. Особая пуримская литература, шуточные представления с переодеваниями и потешными масками веселили сердца. Лишь в этот день были разрешены театральные представления с характерными персонажами. Например, выбирали «пуримского раввина», тем самым «сводя счеты» с теми руководителями общины, на которых «имели зуб». Возник обычай печь на Пурим сладкие пирожки с начинкой из мака и сладостей, которые почему-то получили название «уши Гамана». Следует отметить, что в разных общинах есть свои варианты пуримских обычаев.

Шушан-Пурим
По всей Стране Израиля и во всех странах рассеяния Пурим отмечается 14 адара (а в високосный год — 14 числа «второго адара»). Однако в Иерусалиме — как в свое время в Шушане — а также в тех городах, о которых известно, что они были обнесены стеной во времена Йегошуа бин Нуна, Пурим празднуют 15 адара. И день этот называется Шушан-Пурим. Причина этого разделения подробно изложена в Мегилат Эстер: евреи воевали со своими врагами 13 адара и праздновали победу на следующий день, 14 адара, в честь чего и установлен праздник Пурим. Но в городе Шушан евреям было дано разрешение расправляться со своими ненавистниками два дня — 13 и 14 адара. Так что евреи Шушана радовались и веселились 15 адара, и для них именно этот день стал праздником. Однако чтобы не унизить честь Страны Израиля, тогдашние мудрецы Торы распространили празднование Шушан-Пурима и на те города Страны Израиля, которые во времена Йегошуа бин Нуна были обнесены крепостной стеной. Одновременно честь была оказана и самому Йегошуа бин Нуну — потому что именно под его руководством была завоевана Эрец-Исраэль и именно он руководил первой войной с Амалеком, от которого произошел Гаман.

Поэтому в Иерусалиме — относительно которого нет сомнения, что во времена Йегошуа бин Нуна он был обнесен стеной, — читают Мегилат Эстер и выполняют все обычаи Пурима только в Шушан-Пурим, то есть 15 адара. В тех же древних городах, относительно которых точно неизвестно, были ли они обнесены стеной во времена Йегошуа бин Нуна, Мегилат Эстер читают дважды:14 и 15 адара, и тем самым избавляются от сомнения.

Пурим мешулаш
Иногда случается, что Пурим празднуется три дня подряд и называется он тогда Пурим-Мешулаш — «утроенный Пурим». Так может случиться в Иерусалиме в тот год, когда 15 адара — суббота. В субботу Мегилат Эстер читать нельзя (так же, как не трубят в шофар, если Рош-Гашана совпадает с субботой, и не берут «арбаа миним» в субботу праздника Сукот — из опасения нарушить запрет выносить на улицу вещи в субботу). С другой стороны, нельзя отложить чтение Мегилат Эстер на воскресенье, 16 адара. Поэтому в Иерусалиме поступают следующим образом:
Мегилат Эстер читают в тот же день, что и во всем мире, — 14 адара; тогда же дают «подарки бедным» — чтобы они могли купить все необходимое для праздника;
в субботу, 15 адара, произносят «Аль ганисим» в «Шмонэ-эсрэ» и в «Биркат гамазон», берут два свитка Торы:
один для чтения обычной субботней главы Торы, другой для чтения отрывка, предназначенного для чтения в Пурим; а в воскресенье, 16 адара, пируют и посылают «мишлоах манот».

Почему в Пурим не читают Галель?
В отличие от праздников Песах, Шавуот и Сукот, а также Хануки, в Пурим не читают Галель (праздничная молитва, выражающая хваление и благодарность Богу.).
Почему?
Во-первых, чтение Мегилат Эстер вполне заменяет собой чтение «Галеля». Нет у нас другого праздника, кроме Пурима, суть которого была бы запечатлена в целой книге Танаха.
Во-вторых, «Галель» начинается так:

«Восхвалите Б-га! Восхвалите, служители Г-спода, восхвалите имя Г-спо-да!..»

Эти слова прекрасно подходят, например, к празднику Песах, указывая на освобождение из-под египетского гнета и рождение Б-жьего народа — «служители Г-спода», а не «рабы фараона». Однако к Пуриму они не очень подходят — так как даже после того чуда евреи так и остались рабами Ахашвероша: избавившись от угрозы уничтожения, они не получили свободы.

В-третьих, «Галель» не читают в честь чуда, происшедшего за пределами Страны Израиля. Правда, «Галель» читают в Песах, отмечая исход из Египта, но дело в том, что тогда еще Страна Израиля не была выделена из всех стран мира. Однако когда произошло чудо Пурима, после крушения Первого Храма, Страна Израиля уже несколько столетий была Святой Страной. А в Хануку «Галель» читают потому, что чудо Хануки произошло как раз на территории Страны Израиля.

Из книги рава Исраэль-Меир Лау
«Практика иудаизма»

Эстер, Шауль и Давид.

Эстер, Шауль и Давид.

Alex Blend

Мы сейчас в начале месяца Адар – месяц когда народ начинает веселиться. Веселиться мы будем до месяца Ав, будем в веселии «разгоняться», как написано: «с началом месяца Адар разгоняются с весельем», а потом с началом месяца Ав мы будем «тормозить»… О «тормозить» мы подумаем потом, а пока мы «разгоняемся».

И вот, начало месяца Адар говорит нам, что приближается праздник Пурим. Строго говоря, не совсем праздник в еврейском понимании, потому что праздничная жертва «хагига» в этот день не приносится, и поэтому словом «хаг» этот праздник называется условно. Тем не менее это важная библейская дата и одна из заповедей этого дня – чтение свитка «Эстер».

Изучение Писания дело полезное, даже если вы уже читали свиток «Эстер». Есть заповедь читать его каждый год и каждый год переосмыслять его по-разному, что мы сегодня и попытаемся с вами сделать.

Мы поговорим с вами о книге «Эстер» в свете ее связи с другой книгой – «Книгой Царств», с историей царя Шауля. Мы проведем некоторые параллели между царицей Эстер и царем Шаулем, хотя царствовали они, естественно, в разные времена и в разные эпохи.

Книга «Эстер» описывает события, произошедшие примерно через 30 лет после начала возвращения на Сион, описывает общину, которая в Святую землю не поехала, а осталась в Вавилоне, в Шушане, в сегодняшней Персии. И, следовательно, это книга довольно поздняя и это позволяет ей иметь уникальную роскошь: беседовать, как бы вступать в диалог, включать в себя параллели с другими книгами Танаха и мы посмотрим сегодня на параллели этой книги, как мы уже сказали, с историей царя Шауля.

Начнем мы с книги «Берейшит». В книге «Берейшит» рассказывается о человеке по имени Лаван, к которому, как мы помним, бежит Иаков после того как Исав грозится его убить. Лаван – родственник Иакова и к нему обращается Иаков. А у Лавана есть две дочери: Рахель и Леа.

Когда книга «Берейшит» представляет Рахель, то она говорит: «а имя младшей – Рахель» (Быт. 29:16). Слово «младшая» на иврите «ктана» – маленькая, то есть когда книга «Берейшит» представляет Рахель – праматерь нашу – она говорит, что Рахель маленькая. В чем ее малость?

Мидраш не удовлетворяется тем, что она маленькая, как просто младшая. Мидраш говорит об особом качестве Рахели, и говорит так: «младшая», «малая» она названа дарами – все дары ее на короткое время: Иосиф – «на час», Шауль – «на час» и Шило – «на час». То есть Иосиф был в Египте, правил определенное время, династии из этого не вышло. Царь Шауль тоже правил – в Израиле, был помазан, но не выстоял и династии из него тоже не вышло. И Шило — скиния в Шило тоже, как известно, не простояла долго. Что мы можем отметить относительно царицы Эстер? Царица Эстер тоже появляется на короткое время в израильской истории. Все они: и Иосиф, и Шауль, и Шило имели судьбоносную роль в истории Израиля, как и царица Эстер, но это роль временная. Потомки Беньямина, по мнению мудрецов, появляются на короткое время как такие красивые кометы в небе израильской истории: очень важные, много света, много следа оставляют после себя, играют важную историческую роль, но в течение очень короткого периода времени.

Попробуем увидеть еще параллель между Шаулем и Эстер. Начнем с того, как Писание представляет Эстер или Есфирь… Все начинается с человека по имени Мордехай. Откуда мы вообще знаем, что Эстер из одного рода с Шаулем? Мы знаем, что Шауль из рода Беньяминова. Свиток «Эстер», представляя Мордехая, тоже говорит: так в крепости Шушан был человек по имени «Мордехай, сын Иаира, сын Шемея, сын Киша, из колена Беньяминова» (Есфирь 2:5). Кто такой Шемей, который здесь приводится? По непонятным причинам Семей стал Шемеем, а кто такой Семей?

Посмотрим 2ю Книгу Царств (16 главу) где появляется человек Семей, который злословит Давида. Слуги хотят его убить, но Давид останавливает слуг и говорит: «может, Господь повелел ему меня злословить. Это Господь меня злословит, и как же ты ему теперь запретишь?» Семей тоже из рода Беньямина и здесь мы видим столкновение между Беьямином и Иегудой, между Давидом как потомком Иегуды и Семеем как потомком Беньямина, Шаулем как потомком Беньямина и об этой борьбе будет идти речь в свитке, но не официально, а чуть-чуть скрыто.

Итак, Мордехай – он сын Иаира, сын Семея, сын Киша. А почему нельзя было написать, что он и сын Шауля, потомок Шауля? Мы видим, что родословие «перескакивает» через роды… Слишком уж сложный человек Шауль, во-первых, чтобы его сразу «сходу» вписывать в родословную, а во-вторых, Мегилат «Эстер» — это свиток отчасти сокровенный, и поэтому автор этого свитка любит намеки. Опытный читатель поймет, что Кис и Семей – это Киш и Шемай, человек который проклинал Давида. Таким образом, перед нами потомок Беньямина – Мордехай и один из потомков Беньямина – его приемная дочка Эстер. Так он представлен Писанием.

Обратим внимание: был человек из рода Беньяминова, его зовут Мордехай и упомянута некоторая часть его родословной. Очень похоже представлен Киш – отец Шауля: был человек из сынов Беньямина, его звали Киш, он сын Авиила, сын Церона, сын Бехорафа, сын Афия и т.д. и восходит это все к Беньямину, человеку знатному (см. 1 Царств 9:1). В обоих случаях происходит удивительная вещь: тот, кого здесь представляет Писание – он не главный герой, как в песне: «…впрочем песня не о нем…» или «песня совсем не о том…» и т.д. Представляем человека, а дальше речь пойдет о его сыне или о его воспитаннице, о Шауле и об Эстер. Представления героев, как мы видим, очень похожи.

Кто еще появляется на сцене свитка «Эстер»? Появляется Аман, сын Амадафа (см. Есфирь 3:1) – он потомок того самого Агага, которого не добил в свое время Шауль. Таким образом, встречаются два давних-давних врага. Они встречаются не на своей территории. Для столицы Шушан и Амалек, и Беньямин – «люди не местные», те и другие не оттуда. Но воевать они будут словно «за себя».

Итак, вторая серия фильма «Шауль и Амалек».На этот раз схватка происходит несколько поколений спустя, и в схватке учавствуют Мордехай с Эстер и Аман. Что общего можно увидеть между героями, между тем как они поступают, как действуют? Прежде всего, мы видим, что когда Шауль находится в беде, то он объявляет пост. Но народ особо так уж и не постится, и пост его неэффективен, потому что народ постится до вечера и затем «набрасывается» на еду. Каким воином становится человек, который после долгого воздержания набрасывается на еду – никаким! Ни голодный – не воин, ни слишком сытый – не воин. Итак, пост, который объявляет Шауль во время противостояния с филистимлянами, оказывается неэффективным.

Вообще, пост очень эффективное и полезное дело в духовной борьбе. Могу сразу сказать, что когда говорят о духах, которые изгоняются «постом и молитвой», то это вставка: нет, к сожалению, слова «пост» в оригиналах Евангелия в большинстве авторитетных рукописей, а есть «знанием и молитвой». Но во внутренней борьбе, во внутреннем противостоянии пост вещь очень эффективная и полезная. Это мы сказали в скобках.

Царица Эстер тоже объявляет пост и сообщает об этом, когда рассылаются послания Ахашевероша о погроме. Народ поддерживает пост, весь народ постится, идея воспринимается. Еще одно важное общее между героями: возможность отомстить противнику, возможность противника уничтожить. Мы видим, что царь Шауль помиловал, в конечном счете, Агага, а вот Эстер приходиться «доделывать» за него работу. Она не милует поэтому Агага нисколько и заботится о том, чтобы весь род Амана, все его сыновья были уничтожены демонстративно.

Оба и Шауль, и Эстер что-то скрывают. Читаем в 1 книге Царств в 10 главе 16 стихе, что когда Шауль после помазания возвращается к своему дяде (он же ходил искать ослиц), дяде сказали что ослицы нашлись, а он не сказал то, что сказал ему Шмуэль о царстве, не открылся своему дяде. Шауль скрывает свое помазание для того, чтобы сохранить свое царство, чтобы не потерять свое царство. Эстер тоже не хочет терять царство. Шауль хочет сохранить, и Эстер не хочет терять, и она тоже молчит, но на этот раз она молчит не о помазании, естественно, потому что она взята в дом Ахашвероша, она молчит о своем происхождении. Она тоже что-то скрывает, чтобы остаться на царстве. Здесь нужно остановиться и немножко поговорить о самой традиции молчания.

Мы читаем в 1 книге Царств в 10 главе 27 стихе о том, когда Шауль приходит в Гиву , то он «обжигается»: люди смеялись над ним и не приносили даров, и книга говорит «он как бы не замечал это». Здесь употребляется глагол «хиреш», что, в данном означает «прикинулся глухонемым»: я не слышу и молчу. Вот такую позицию занял Шауль. Такая позиция хороша для сельского жителя, который говорит: «Моя хата с краю – я ничего не знаю. Не трогайте меня, оставьте меня в покое», но это совсем неподходящая для царя позиция. Царь должен быть решительным, он должен уметь принимать решение.

Мудрецы говорили по этому поводу, что вообще у Израиля с царством большие сложности. Израиль как народ милостивый, народ категория которого прежде всего милость, не мог сам по себе восстановить царя, потому что все были ужасными, жуткими «либералами и демократами». Либерализм и поныне Израилю очень свойственен, и поэтому Всевышний предусмотрел в роду Давида моавитянку Руфь. Мы, так сказать, «экспортировали царственность» от моавитян, то есть умение царствовать. Более того, Талмуд говорит, что царю примеряли корону моавитян. Если она ему подходила, то есть он ее выдерживал (а это была штуковина тяжелая), то он мог быть на царстве, а если не выдерживал — то не мог. Разумеется, речь идет не о силе шеи, а о такой своеобразной генетике — насколько у царя есть умение править. Итак, Шауль молчит, когда его буквально таки оскорбляют.

Что происходит с Эстер, находящейся в царском доме, после того как царь уже разослал послание об уничтожении евреев?

К ней приходит Мордехай, одевшись во вретище (cак, одежда из материала для изготовления мешков), такое грубое одеяние – мешковина, не современная мешковина, а старая, добротная мешковина. И как реагирует Эстер на то, что Мордехай пришел в такой одежде во дворец? Она говорит: «Все будет хорошо. Не напрягайся. Спокойно. Все ОК. Оденься как человек. Что ты тут ходишь во всем этом и меня позоришь. Давай не будем вести себя маргинально неадекватно, а лучше – костюмчик, галстучек, кисочка… И так будем ходить, будем молчать». То есть, Эстер предпочитает молчать: все рассосется, будет хорошо, главное всем понравиться, главное найти милость в глазах и т.д. И на это Мордехай говорит ей такие слова: «Если ты сейчас промолчишь (употребляется то же самое слово, которое сказано и про Шауля – «им ахреш тахриш»,т.е. «если смолчишь», Есфирь 4:14)), то спасение придет из другого дома, а ты и дом отца твоего погибнете». Что делает Эстер после этого? Она идет к царю. До этого она говорила: «Царь не звал меня 30 дней, то, се». На что Мордехай ей говорит: «Иди к царю! Если ты промолчишь, то ты и дом твоего отца погибнете» (см.Есфирь 4 глава).

Что в этих словах заставило Эстер встать и пойти?

Есть два подхода к этому вопросу. Первый предлагает Раби Шломо Алеви Алькабец, каббалист из Цфата. Он известен тем, что написал известный пиют, песню прославления «Леха Доди», которую поют каждый раз при встрече субботы. Очень известный напев, и есть много мелодий для него. Думаю, что все, кто был когда-либо в синагоге и на мессианском служении, знают эту песню. Кроме этой песни у него есть много книг по каббале. Это был великий ученый, мудрый человек и он написал комментарий на книгу «Эстер», которая называется «Манот Халеви», то есть «Доли Левия». И в этом комментарии он говорит, что этими словами Мордехай намекнул ей и сказал: «Ты должна исправить то, что наш предок не доделал. Ты должна наконец-то извести этот проклятый род, иначе он будет нас всегда преследовать. А у нас, ты помнишь, и в Торе есть заповедь: уничтожь его память. Так что ты иди и смой позор с нашего рода, оправдай наш род». Это первая версия, которую дают комментаторы.

Вторая версия. Наверное, есть намного больше версий, но мы рассмотрим только две в нашей сегодняшней беседе. Вторую версию приводит рав Акива Иосиф Шлезинген, человек который жил не так уж давно, чуть больше ста лет назад. Вторая версия в том, что Мордехай говорит: «Мы всегда молчали. Хватит молчать! Надоело молчать. Даже если ты сейчас смолчишь, то иудеи все равно спасутся, а колено Беньямина будет уничтожено. Сколько можно молчать?»

На нагруднике Коhена камень Беньямина называется «яшпе», что значит «есть род», но потомки Беньямина (как обратили внимание мудрецы) любят молчать. Рахель, мама Беньямина, молчала, когда вместо нее выдали замуж ее сестру. На этот счет есть очень много мидрашей. Можно только представить, что творилось в голове этой бедной женщины, когда она знала, что ее любимый муж лежит в брачную ночь с ее тоже, может быть, любимой, сестрой. Рахель молчала. Мидраш говорит, что Беньямин знал о продаже Иосифа и молчал, тоже молчал. Дальше мы видим, как молчит Шауль, когда над ним насмехаются. Род Беньямина – это такой род молчальников. И вот приходит Мордехай и говорит: «Хватит молчать! Надоело молчать. Если мы продолжим молчать, то мы просто погибнем». И что говорит Писание после этого? Эстер надевает царские одежды и идет к царю. Она пошла говорить с Ахашверошем. Что ею двигало: желание ли оправдать свой род, желание ли спасти свой род или наконец-то прекратить эту цепочку молчания? Я не знаю, и мы не узнаем это, наверное, никогда. Но мы видим, что Эстер исправляет что-то родовое, какие-то действия рода, которые были свойственны Беньямину, и Эстер их исправляет. Можно сказать, что она исправляет недостаток, который был у нее еще от праматери Рахели.

И еще один, наверное, последний пункт на сегодня, который мы отметим. И у Шауля и у Эстер, у каждого есть свой учитель, свой воспитатель. Мы хорошо это видим у Шауля, понятно, что это пророк Шмуэль. Они связаны очень тесно еще с рождения Шмуэля. (Мы пользуемся синодальным переводом Писания, в котором, к сожалению, эта связь не прослеживается.) Когда мама Шмуэля посвящает его Гоподу, то она говорит: «Я отдаю его Господу, на все годы жизни его служить Господу». Слово «служить» на иврите звучит как слово «шауль», то есть уже в самом рождении Шмуэля сказано, что он будет всю жизнь с «шаулем» Господу. И тем она поклонилась Господу. Таким образом Шауль и Шмуэль очень тесно связаны между собой. Мы видим, что когда Шмуэль приходит для помазания Шауля на царство, то он при помазании целует Шауля. (Мы не видим подобного при помазании Давида на царство.) Писание рассказывает, как Шмуэль расстраивается, когда Шауль в чем-то не преуспевает. Когда от Шауля отходит царство, то Шмуэль реально плачет.

Мы также видим, что и сам Шауль не может действовать без Шмуэля. Шауль ждет Шмуэля при жертвоприношении, ждет пророка, чтобы начать войну, хотя должен был начать войну. С одной стороны – ожидание учителя, а с другой стороны – непослушание. Из-за этого непослушания, собственно, Шауль и теряет царство.

Эстер так же имеет учителя – Мордехая, как и Шауль, но она слушается его. Эстер хорошая ученица, и ей удается учиться у своего учителя. Учительство Мордехая преуспевает, то есть ученичество Шауля Эстер тоже исправляет. Мы видели общее между ними: красота , молчание и т.д. И также мы видим, что Эстер во многом исправляет то, что недоделал Шауль. Эстер устраивает пост. Эстер входит к царю. Эстер перестает молчать, и она доделывает самое важное, что недоделал Шауль – она уничтожает Амана и его потомков. Эстер – замечательная, успешная ученица своего учителя. Она нарушает, прекращает родовое молчание. Эстер исправляет проблемы своего рода, своих предков. Мы наследуем от своих предков какие-то их качества, не только достоинства, но и недостатки и несем их в своей жизни. И то, что мешало в служении нашим предкам, часто мешает в служении и нам самим. Наша задача приближаться к святости, а это значит, исправлять потомственную родовую несвятость, которую мы получили, как это делала Эстер. Например, у Эстер – это потомственное молчание. Она нарушает традицию молчания и входит к царю, чтобы заступиться за свой народ. Это главное ее достижение.

Источник: http://www.alexblend.net/?p=904#more-904

Подоплека противостояния

Подоплека противостояния

Михаэль Кара-Иванов

История — важнейшее свидетельство особых отношений евреев с Создателем, исключительности народа Израиля. Мы не можем позволить себе отвергать или игнорировать ее уроки.

Примерно две с половиной тысячи лет назад, в дни персидского царя Ахашвероша, над нашим народом нависла опасность тотального уничтожения. Чудесное избавление (сегодня многие именуют его «счастливым стечением обстоятельств») от этой беды описывает целая книга Танаха — Мегилат Эстер («Свиток Эстер», в русских переводах — книга Эсфири). И по сей день евреи отмечают праздник Пурим, посвященный этому событию.

Надо отметить, что жизнь народов, заселяющих большие территории, со своей армией и государственным аппаратом, очень редко «повисает на волоске». Этого нельзя сказать о евреях, которые были рассеяны по всему миру на протяжении тысячелетий. Впрочем, сами по себе ни армия, ни государство не гарантируют прочного существования. Не менее важен дух народа, его способность противостоять надвигающейся опасности. «Не воинством и не силою, но духом Моим, — сказал Г-сподь», — написано у пророка Зхарьи (4:6).

Угроза, нависшая над еврейским народом в дни Ахашвероша, должна рассматриваться как катастрофа вселенского масштаба. Само появление такой опасности обязывает нас задуматься над причинами произошедшего, даже если в конце концов угроза благополучно миновала и былые страхи облеклись в маскарад веселого праздника.

Именно эту задачу ставили перед собой мудрецы, обсуждая события Пурима много веков спустя. Следы одной из таких дискуссий доносит до нас сборник «Шир а-ширим раба», датируемый примерно V веком н. э.:

«Почему нависла угроза над евреями в дни Амана? Разошлись во мнениях рабби Шимон Бар-Йохай и остальные мудрецы. Мудрецы говорят: “Из-за того, что поклонялись изображению Невухаднецара” (т. е. за десятки лет до событий Пурима). Рабби Шимон Бар-Йохай говорит: “Из-за того, что ели еду, приготовленную неевреями” (на пиру у царя Ахашвероша). Сказали мудрецы рабби Шимону: “Но ведь в этом были повинны только те, кто жил в городе Шушане? Почему же нависла опасность над всем народом?” Отвечает им рабби Шимон: “Все евреи ответственны друг за друга”».

Итак, мы видим, что мудрецы связывали замыслы Амана с событиями, которые случились несколькими десятилетиями раньше. Общая канва этих событий изложена в первых главах библейской книги Даниэля. Там рассказывается, что три выдающихся представителя еврейского народа — Хананья, Мишаэль и Азарья — проявили мужество и, рискуя жизнью, отказались поклониться изображению царя Невухаднецара (Навуходоносора).

Вот как это произошло. Невухаднецар воздвиг величественную статую, символизировавшую его могущество. Из каждого народа, подвластного великому царю, было выбрано по три депутата. Перед представителями евреев — Хананьей, Мишаэлем и Азарьей — встал непростой выбор между национальным и человеческим достоинством, с одной стороны, и личной безопасностью, — с другой. По мнению рабби Шимона, поклонение статуе Невухаднецара не являлось идолопоклонством — в противном случае еврею, несомненно, предписывалось бы пожертвовать своей жизнью, но не нарушить запрет Торы. Именно двусмысленность ситуации породила проблему, которая встала перед Хананьей, Мишаэлем и Азарьей.

Наряду со многими другими авторитетами, рабби Шимон полагает, что статуя Невухаднецара была всего лишь символом могущества и славы Вавилонской империи. Таким образом, отказ поклониться статуе не был прямой религиозной обязанностью еврея. По всей видимости, такого же мнения придерживается мидраш в «Шир а-ширим раба». Он повествует о том, как Хананья, Мишаэль и Азарья отправились с этой дилеммой к ведущему наставнику Израиля — пророку Даниэлю, но тот не дал им определенного совета. Уклончивая позиция Даниэля, как и его загадочное отсутствие во время публичного сожжения Хананьи, Мишаэля и Азарьи, не ускользнули от внимания мудрецов.

Вероятно, поэтому Талмуд (трактат Сангедрин, 93а) сообщает, что в момент критического испытания Даниэль был отправлен царем в Египет с целью… выкрасть свиноматку, которая требовалась Невухаднецару для разведения свиней в Вавилоне (какими только делами не приходилось заниматься евреям, состоявшим на службе у венценосных правителей!). Возвращаясь к разговору Даниэля с Хананьей, Мишаэлем и Азарьей, отметим, что Даниэль посоветовал им обратиться к величайшему из пророков Израиля — Йехезкелю. Но и тот не ответил им однозначно. Йехезкель процитировал стих из книги своего учителя пророка Йешаяу: «…спрячься лишь на мгновение, пока не пройдет гнев». Хананья, Мишаэль и Азарья попытались получить от Йехезкеля более ясный ответ: «Ты что же, хочешь, чтобы люди сказали: этому истукану поклоняются все народы?!»

Под давлением таких аргументов Йехезкель попросил короткой отсрочки, чтобы воззвать к Г-споду. Он обратился к Всевышнему со словами: «Владыка мира! Хананья, Мишаэль и Азарья хотят пожертвовать собой ради святости Имени Твоего. Защитишь ли Ты их?!» Увы! Пророку открылось, что Г-сподь не обещает этим людям Своей защиты. С плачем передал Йехезкель Хананье, Мишаэлю и Азарье полученный им ответ: нет никакой гарантии, что они не погибнут из-за публичного противостояния Невухаднецару. И лишь после этого трое окончательно решили отказаться от поклонения истукану. Дальнейшие подробности известны нам из третьей главы книги Даниэля: Хананья, Мишаэль и Азарья воспротивились указу Невухаднецара, были брошены в печь и чудесным образом спасены.

Согласно приведенному мидрашу, евреи были готовы подчиниться царскому указу, и именно поэтому несколько десятилетий спустя, в дни Ахашвероша, над всем народом нависла смертельная опасность. Но нашлись три человека, обратившихся к мудрости (в лице Даниэля), к пророчеству (в лице Йехезкеля) и, наконец, к самому Творцу. Ни одна из этих «инстанций» не дала Хананье, Мишаэлю и Азарье гарантий безопасности, если они воспротивятся Невухаднецару.

В терминологии еврейских мудрецов подобные ситуации характеризуются как «эстер паним», то есть сокрытие [Б-жественного] Лика (само название свитка, читаемого нами в Пурим, Мегилат Эстер, может быть истолковано как «открытие сокрытого»). В таких случаях традиционные еврейские средства — обращение к Торе (мудрости), пророчеству и непосредственно ко Всевышнему — не приносят результатов. Лишь надрациональная способность к противостоянию силам зла и к самопожертвованию может оказаться сильнее «сокрытия».

Не исключено, что именно с этим связано необычное для еврейского закона предписание, согласно которому в Пурим следует выпить столько вина, чтобы больше не различать между «проклятым Аманом» и «благословенным Мордехаем». Вероятно, здесь содержится символическое указание на возможность прорыва в надрациональную сферу еврейского существования, означающую связь с Творцом, более непосредственную, чем даже изучение Торы и пророческое откровение.

Умение выстоять в критические минуты, не отступая от своих принципов, прослеживается во всей еврейской истории. Тамар, невестка Йеуды, готова сгореть в огне (Берешит, 38), но не опозорить своего тестя; Хананья, Мишаэль и Азарья — принять смерть в огненной печи, чтобы не поклониться статуе Невухаднецара. Мордехай «не становился на колени и не падал ниц» перед Аманом (Эстер, 3:2). Еврейская коллективная память об этих событиях ассоциативно связана со стихом из Шир а-ширим, 7:8: «Вот стан твой, подобный финиковой пальме» (обратите внимание на общую для русского языка и иврита игру слов: стан — стояние). Так, не сгибаясь под натиском испытаний, стоят лучшие представители еврейского народа во всех поколениях. Сам факт нашего сегодняшнего существования доказывает, что эта способность к противостоянию превратилась в одно из главных свойств национального характера.

Мудрецы говорили: «Деяния отцов — путеводный знак для детей». Способность к противостоянию, которой так славились наши предки, сегодня как воздух необходима нам здесь, в Израиле. Именно этот урок Пурима для нас особенно актуален. И хочется верить, что он научит нас встать во весь рост перед враждебным натиском извне и перед губительными тенденциями к саморазрушению, которые так заметны в современном израильском обществе.

Источник: http://www.lechaim.ru/ARHIV/239/kara-ivanov.htm

Пурим и Христианство

Симха Полонский

Весной все евреи мира отмечают радостный праздник Пурим, который празднуется в последний, двенадцатый месяц еврейского календаря — Адар. Это время великой радости и веселья. Раввины говорят: «Начинается Адар — увеличивается веселье».

Праздник Пурим, что в переводе означает «жребии», посвящен удивительным событиям, которые произошли с еврейским народом в Персии.

Основными действующими персонажами книги Есфири (дословно «Мегилат Эстер», что значит свиток книги Есфири) были Мордехай, Есфирь, а также царь Артаксеркс и злодей Аман, решивший погубить еврейский народ.
Интересно, что в христианских церквях книгу Есфири читают нечасто, ее используют лишь для описания образа Церкви, которая подобно царице Есфири, пришедшей к Царю царей просить о спасении народов.

К сожалению, в погоне за всякими намеками и образами духовных истин мы не замечаем прямого смысла книги Есфири, а именно идеи антисемитизма, который приносит столько страданий еврейскому народу.
Книга Есфири может показаться на первый взгляд книгой, в которой описывается незначительный эпизод из жизни древних евреев. Но это лишь на первый взгляд. Если глубоко исследовать эту книгу, в ней можно обнаружить удивительные духовные ценности. В иудаизме книга Есфири ценится наравне с другими книгами Библии.

Одно из главных событий праздника Пурим — чтение свитка книги Есфири. Чтение Мегилат-Эстер является особой заповедью. Это следует из таких ее слов (Есф.9:28): «И дни эти помнят и отмечают в каждом поколении… и эти дни Пурима не уйдут из среды иудеев, и память о них не исчезнет в их потомках».

В чем именно выражается память об этих днях? В чтении Мегилат-Эстер. А в Талмуде сказано: «Три установления принял земной верховный суд (бейт-дин), и небесный бейт-дин согласился с ними, и одно из них — это чтение Мегилы. Сказано (Есф.9:27): «Утвердили и приняли иудеи на себя» — утвердили на небесах то, что приняли на себя иудеи на земле».
Один из известных учителей иудаизма Рамбам писал: «Чтение Мегилы вовремя — это одно из предписаний мудрецов Торы, установленное, как всем известно, по по указанию пророков. Все обязаны исполнять его — мужчины, женщины, пришельцы и рабы-вольноотпущенники, малолетних детей также приучают к чтению Мегилы. Даже первосвященники, находящиеся на службе в Храме, оставляют свою работу и идут слушать Мегилу. И если уж даже изучение Торы прерывают для чтения Мегилы, то нечего и говорить о других заповедях Торы — все они отступают перед необходимостью слушать Мегилу… Заповедь требует, чтобы Мегилу прочитывали целиком и дважды: ночью и днем».
Почему в иудаизме этой книге придается такое серьезное значение? Потому, что эта книга раскрывает нам очень важную библейскую истину: отношение других народов к Израилю, избранному Богом для Своей особой миссии.
Праздник Пурим перекликается с другими еврейскими праздниками — Пасхой (Песах) и Ханукой. Есть нечто, что объединяет эти три праздника: все они посвящены избавлению от истребления еврейского народа. Праздники Песах и Пурим празднуются в память о том, что Бог спас евреев от физического уничтожения, а Ханука — от духовного.
Есть и еще нечто общее между этими праздниками. В каждом поколении всегда находились евреи, преданные своей вере, продолжающие соблюдать традиции, обычаи, сохраняющие язык и, что самое главное — богоизбранность и боговедение (Рим.9:4), что, конечно же, вызывало зависть и злобу других народов. Поэтому в каждом поколении людей появлялись и свои фараоны, и аманы, и гитлеры, собиравшиеся раз и навсегда, одним махом, «решить» еврейский вопрос. Но они, по крайней мере, открыто делали свое черное дело…

А ведь существует еще более коварный и беспощадный враг еврейского народа — ассимиляция. Этот враг действует тихо и незаметно. И самое страшное, что этот самый враг проник в Церковь Божью.
Если еврей приходит в церковь, то ему говорят приблизительно следующее: «Мы тебя любим, и Бог тебя любит, но в Иисусе Христе нет ни иудея, ни эллина. Так что оставь все еврейское, и будь хорошим христианином». К сожалению, так все обычно и происходит. Многие евреи, пришедшие в христианские церкви, оставляют свое еврейство, хоронят его в «могиле прошлой жизни» и становятся «добропорядочными» христианами.
Многие христианские церкви, к сожалению, просто забыли, что христианство начиналось в еврейской среде. Из Библии мы узнаем, что первые верующие в Иисуса были евреями, первые апостолы были евреями, не говоря уже о том, что основоположником христианства был самый великий из всех евреев.
Первая Церковь, в своем подавляющем большинстве состоявшая из евреев (их называли миним), на протяжении всего первого столетия нашей эры считалась религиозной сектой внутри иудаизма. Все верующие жили согласно закону Моисея, посещали общественные молитвы и богослужения в Иерусалимском храме, практически ничем не отличаясь от своих братьев по крови.
Однако со временем положение стало меняться. Благодаря миссионерской деятельности еврейских верующих среди других народов огромное число не евреев пришло в еврейские общины первых христиан, так что процент не евреев в церквях весьма увеличился. Приток не евреев в общины еврейских христиан значительно повлиял на расклад сил: они решили, что еврейство не должно доминировать в церквях и заменили его своим (эллинистическим) мировоззрением, а многие еврейские праздники и традиции были вынесены за пределы общин. В III веке нашей эры христианство стало официально признанной религией Римской империи. Его официальный статус узаконил император Константин, созвавший впоследствии Никейский собор, на котором окончательно было решено перенести собрания христианских церквей с субботы (Шаббат) на воскресенье и не праздновать Пасху по еврейскому календарю. Далее император Константин запретил еврейским верующим в Иисуса продолжать соблюдать законы Торы (праздники, диетарные законы, законы ритуальной нечистоты и т.д.), а взамен для еврейских верующих он пообещал отменить так называемый «иудейский налог» (который должны были платить все евреи Римской империи). Таким образом, Церковь в III веке нашей эры полностью отошла от своих подлинных корней.
Почему же сегодня так важно еврейским верующим сохранять свое еврейство? Мы знаем, что Мессия был обещан как Спаситель и Избавитель еврейскому народу. Он должен был стать Царем Израиля, поэтому и родился в семье, которая происходила из династии царя Давида (Ис.9:7). В Свой второй приход Он опять явится в Израиль, и как написано «станут ноги Его в тот день на горе Елеонской, которая перед лицом Иерусалима» (Зах.14:4).
Поэтому для того, чтобы Иисус мог прийти во второй раз, Израиль должен существовать как народ. Но не просто народ, как этническая группа. Этот народ должен принять Христа как своего Спасителя, ибо Иисус сказал иудеям: «не увидите Меня отныне, доколе не воскликнете: Барух а-ба бе-Шем Адонай! Благословен Грядущий во имя Господне!» (Матф.23:39).
Итак, Церковь должна осознать свои ошибки и раскаяться в них. Церковь должна разобраться с аманами и фараонами, которые по-прежнему мечтают «растворить», ассимилировать евреев в языческой среде. И, наконец, позволить евреям-христианам оставаться богоизбранным народом, который был призван нести свет познания Творца всем народам, и что самое главное — помочь братьям по плоти принять Своего Мессию-Спасителя Йешуа.

Источник: http://kehilatyeshua.narod.ru/purim.html