Архив метки: Книга Рут(Руфь)

Комментарии по Книге Рут.

Alex Blend

Содержание:
Глава 1.
Глава 2.
Глава 3.
Глава 4.

Глава 1.

И было, в те дни, когда правили судьи, и (когда) был в стране голод, один человек из Бэйт-Лэхэма Йеудейского ушел, чтобы пожить на полях Моавитских, – он, и жена его, и двое его сыновей. ) А имя того человека Элимэлэх, и имя жены его Наоми, а имена двух сыновей его Махлон и Килйон; (были они) Эфратяне из Бэйт-Лэхэма Йеудейского. И пришли они на поля Моавитские, и стали (жить) там. Но умер Элимэлэх, муж Наоми, и осталась она с двумя сыновьями своими. И взяли они себе жен Моавитянок: одну звали Орпа, а другую звали Рут. И прожили они там около десяти лет. И умерли они оба, – Махлон и Килйон, – и лишилась та женщина обоих детей своих и мужа своего. И поднялась она с невестками своими, и пошла обратно с полей Моавитских, потому что услышала она на полях Моавитских, что вспомнил Г-сподь о народе Своем и дал ему хлеб.

Bведение:

В первых шести стихах книги, перед лицом читателя проходит много людей: человек и жена его и двое сыновей его и невестки его. И событий тоже не мало: голод, скитание, чужбина, смерть отца, смерть сыновей, окончание голода,  отправление в дорогу из Моава, домой в Бейт Лехем.  Все эти события растянуты на долгие десять лет. 

Описание разбито на две части. В первом описывается национальное бедствие – голод. И как результат, переезд Элимлеха на чужбину. Вторая часть посвящена второму, уже личному бедствию Наоми – смерть мужа, а затем и смерть сыновей. В центре этих событий, словно Иов женского рода , стоит Наоми – женщина, которая сначала, во время голода, поражается  лишением всего имущества.  А затем лишается и всей семьи – мужа и сыновей.   Небольшая светлая полоса в ее истории – женитьба детей, не более чем затишье перед бурей.

Остальные личности, о которых идет речь в данных шести стихах, не более чем антураж для истории самой Наоми. «Умер Элимелех муж Наоми»; «осталась с двумя сыновьями своими»; «обоих детей своих и мужа своего», «поднялась с невестками своими»

Малозначимы и два других  героя – сыновья Наоми:  Махлон и Кильон  (Болезный  и Позорный), имена которых раскрывают что все пребывание в Моаве –  провал и неудача. За десять лет брачной жизни, сыновья Наоми не сумели оставить за собой детей…. Но вот, в конце описания мы узнаем, что первое несчастье, тот самый голод, из-за которого семья оставила родные края закончился.  Закончилось первое бедствие.  Как написано: вспомнил Г-сподь о народе Своем и дал ему хлеб.

Окончание первого бедствия дает надежду на то, что Бог положит конец и личному бедствию Наоми. Казалось бы – шансов никаких нет: у Наоми нет семени, для продолжения рода. Но что может быть для Всевышнего преградой в Спасении?

КОММЕНТАРИЙ:

И было, в те дни –подобное вступление встречается в Писании еще три раза: «И было во времена Амрафела» ( Быт 14:1); и «и было во времена Ахаза» (Ис 7:1); «и было во времена Ахашевероша»  (Эстер 1:1). Во всех трех случаях упоминаются цари, во дни которых имели место описываемые события. Почему же в данном случае автор не говорит нам во дни какого судьи происходила история Рут и Наоми? Для чего ставить хронологическую пометку на столь длинную эпоху? Большинство комментаторов приходят к выводу, что автор видел в своей книге некое приложение или дополнение к Книге Судей. Поэтому метку поставил скорее библиотечную чем хронологическую

и был в стране голод –именно этими словами начинаются несколько знакомых библейских историй: и был голод и Авраам спустился в Египет; и был голод …и пошел Ицхак к Элимелеху». Используя те же самые слова,  автор дает нам понимание, что описываемые события связаны с историей праотцов. А это значит, что речь будет идти о ключевых событиях еврейской истории, а не просто о приключениях одной женщины.

Из Бейт Лехемаиудейского —уточнение о том, что речь идет об иудейском городе Бейт Лехем, дается здесь не только для того, чтобы отделить его от города с тем же названием, что находится в колене Звулуна.  Автор здесь дает намек на то, что события будут иметь некое, хотя возможно и непрямое отношение к Давиду.
Есть в этом и еще один важный намек. Бейт Лехем  — можно перевести как «Дом Хлеба» или источник хлеба. И это понимание,  в глазах многих комментаторов, добавляет ироническую нотку ко всему рассказу.  Элимелех и его жена Наоми оставили источник хлеба Иудеи и отправились на чужбину.

на полях Моавитских –невольно возникает вопрос: почему человек не отправился, подобно праотцам, в Египет, который не зависит от дождей как Израиль  и Моав? Исследования показывают, что во времена засухи в Моаве все же намного больше воды и намного выше урожаи, чем в Стране Израиля. И есть смысл спасаться там от голода.  Кроме того Моав ближе Египта.  А возможно, что здесь  еще одно подтверждение традиции о связях предков Давида с народом Моава.  Писание намекает на дружбу Давида с царем Моава:

И пошел Давид оттуда в Мицпэй Моав, и сказал он царю Моавитскому: позволь отцу моему и матери моей быть у вас, пока я не узнаю, что сделает со мною Б-г. (4) И привел он их к царю Моавитскому, и жили они при нем все дни пребывания Давида в том неприступном месте.

1Сам 22.

Мы так-же знаем из мидраша, что Рут (одна из невесток Наоми) была дочерью царя Моава. Не обязательно принимать на веру этот мидраш, но само его существование говорит о том, что была традиция о связях семьи Давида с моавитянами. Моавский царь не стал бы выдавать свою дочь за пришельца, с которым у него нет никаких связей

А имя того человека Элимэлэх, и имя жены его Наоми, а имена двух сыновей его Махлон и Килйон;

Мидраш по-разному толкует имя Элимелех. Рабби Меир толковал его как проявление гордыни, словно «аляй мелех» — «ко мне придет царствие». Это рисует человека, горделиво надеющегося, что  станет царем в Израиле. Другие же толковали, что имя его указывает на то, что от него произойдет царь.

Имя Наоми означает «приязнь моя» или просто «приятная», «доставляющая радость».

Махлон и Кильон. Хотя и можно объяснить эти имена как еврейские, и даже в Торе найти нечто похожее, а так же если даже учесть аккадское имя Махлон, все-же имена с такими значениями – Болезный и Позорный, скорее всего авторские прозвища для двух сыновей Наоми, для того чтобы отразить всю бессмысленность и бесполезность их жизни на чужбине в полях Моавских.

И пришли они на поля Моавитскиеесли первый стих говорит «ушел»,  то здесь, уж во втором стихе читаем «и пришли», во множественном числе. С переселением на чужбину Элимелех лишился своего особенного статуса.

муж Наоми –в продолжение сказанного выше. Если раньше Элимелех был главным, то теперь книга говорит о нем, как муже Наоми – сама же Наоми становится главной.

Моавитянок– традиция отрицательно относится к браку с моавитянками. Мидраш говорит: если бы жив был отец их, он не допустил бы подобного. На самом же деле трудно было молодым людям, живя в Моаве, не жениться на местных девушках.  Делались робкие  попытки предположить, что братья сделали будущим женам  гиюр, но в тексте мы не находим этому никакого подтверждения. И в обсуждении,  Мидраш Рут Раба приводит как окончательный вердикт слова р. Меира: не делали им гиюр и не окунали их.  Здесь имеет место обычный, хотя и совершенный под давлением обстоятельств, брак с язычницами.

одну звали Орпа, а другую звали Рут– сколько всего сказано об имени Орпа — количество написанного вызывает удивление. От простого: орпа – происходит от слова «выя», потому что она повернула шею, загривок, народу Израиля,  до откровенно пошлых рассуждений как ее имя указывает на ее отношения с противоположным полом. С точки зрения автора книги Рут, Орпа не сделала ничего дурного. Не бросила свою родственницу в беде и напротив пригласила ее остаться. И текст не говорит о том, что народ Израиля куда-то ее звал, так чтобы она могла не пойти и показать затылок. Было бы логичнее искать у имени Орпа моавистские корни и связать его с «арф»-«арп» — знать, уметь. Таким образом, имя Орпа могло бы означать «Знайка» или «Умелица».

Имя Рут, происходит от общесемитского корня «рейш айин тав» и означает «близкая», «родственная»

И прожили они там около десяти лет –здесь Писание использует глагол «йшв» — жить постоянно, вместо более подходящего, казалось бы, глагола «гар» — временно жить, жить пришельцем. Это говорит о том, что возможно семья так и собиралась оставаться в Моаве.

И поднялась она с невестками своими– зачем пошли с ней невестки? Как минимум по обычаю провожать старшего? В дальнейшем мы увидим и покажем, что намерение перебраться в Страну Израиля было у обоих невесток.

вспомнил Г-сподь о народе Своем и дал ему хлеб —когда упоминалось бедствие, не упоминался ни источник бедствия, ни тот, кто от него страдает. Но теперь, когда проявляется милость, ясно,что Господь – источник милости и народ Его – тот кто получает эту милость.

И вышла она из того места, где жила, и с нею обе невестки ее. И пошли они в путь, чтобы вернуться. (8) И сказала Наоми обеим невесткам своим: ступайте, возвратитесь каждая в дом матери своей! Да окажет вам милость Г-сподь, как оказывали вы (ее) умершим и мне! (9) Пусть даст вам Г-сподь, чтобы обрели вы покой, каждая в доме мужа своего! И поцеловала она их, но они подняли вопль и зарыдали. (10) И сказали они ей: нет, мы с тобой возвратимся к народу твоему! (11) Но сказала Наоми: вернитесь, дочери мои, зачем вам идти со мной? Разве есть еще сыновья во чреве моем, что стали бы вам мужьями? (12) Вернитесь, дочери мои, ступайте! Ведь стара я уже, чтобы быть замужем. Даже если бы сказала я (себе): «Есть у меня (еще) надежда», – и еще нынче же ночью была бы я с мужем, и родила бы сыновей, (13) Разве станете вы дожидаться, пока они вырастут? Разве ради них станете вы (медлить) и оставаться безмужними? Нет, дочери мои, очень мне горько за вас, ибо постигла меня рука Г-сподня! (14) Но подняли они вопль и опять зарыдали. И поцеловала Орпа свекровь свою (на прощанье), а Рут осталась с нею. (15) И сказала (Наоми): вот, невестка твоя вернулась к народу своему и к Б-гам своим. Возвращайся и ты за невесткой своей! (16) Но сказала Рут: не проси меня покинуть тебя и уйти от тебя обратно, потому что куда ты пойдешь – пойду и я, и где ты заночуешь, там заночую и я. Твой народ (это) мой народ и твой Б-г – мой Б-г. (17) Где ты умрешь, там и я умру, и там похоронена буду. Пусть воздаст мне Г-сподь и еще усугубит, если не разлучит меня с тобою (лишь) смерть! (18) И увидела та, что она настаивает на том, чтобы идти с ней, и перестала уговаривать ее. (19) И шли они обе, пока не пришли в Бэйт-Лэхэм

ВВЕДЕНИЕ

Если предыдущий отрывок в ускоренном ритме представлял нам имена и события, то здесь темп рассказа резко замедляется. Между выходом Наоми и невесток из Моава и до конца их пути, мы не встретим описания дорожных передряг или захватывающих природных пейзажей. Все, что мы видим, это разговор Наоми с невестками, в попытке убедить их оставить ее и вернуться в Моав, а так же реакцию невесток словом и делом на слова Наоми. Сосредоточенное рассмотрение героев и их поступков позволяет читателю глубже познакомиться с их образом.  Беседа состоит из четырех отрывков. (стихи 8-10; 11; 12-14; 15-17). Почему мы делим речь Наоми на четыре разные попытки, если невестки вообще никак не реагируют на ее слова? Но мы видим повторяющуюся форму:

В ст. 8: возвращайтесь…. Зачем пойдете?

В ст. 11: вернитесь  дочери мои

В ст. 12: вернитесь ступайте

В  ст. 15: вот вернитесь

В нашем пример уговоры начинают действовать уже на третьем этапе, а на четвертом происходит событие неожиданное и удивительное.  Сначала Орпа решается вернуться домой, в Моав. А после ее ухода, Рут выражает ясное желание остаться и уже дает резонные ответы на попытки Наоми ее убедить.

Убеждать кого-то в чем-то это сложный риторический труд. Наоми начинает с хорошего. Она благодарит невесток за все, что они сделали для нее в Моаве. Она пытается пробудить в них желание вернуться ко всем благам, которые ожидают их дома. Наоми, лишившаяся мужа и детей, говорит с ними и о доме, о матерях и, возможно, о будущих мужьях. А кроме того, она желает чтобы Ее Бог проявил милость к ним. Но такая попытка убеждения терпит неудачу, что говорит о силе духа невесток, стремящихся осуществить задуманное и добраться до Страны Израиля.

Когда не сработал первый способ, Наоми применяет второй – говорит о безнадежности пути с ней. У нее нет второй утробы, чтобы снова родить сыновей, да и вообще у нее ничего нет. Разве не страшно отправляться в путь столь безнадежный. Но и на эту попытку убеждения невестки не реагируют.

Тогда Наоми предпринимает третью попытку: она говорит, что ее Бог сотворил много бедствий и несчастий в этой жизни. А это значит, возможно, она не тот человек, к которому надо бы было прилепляться

Этот аргумент имеет действие. Ей удается убедить Орпу.  Не будучи отрицательным героем в нашем рассказе, Орпа тоже хочет разделить судьбу Наоми. Но трезво оценивая свои силы, она понимает, что может не вынести стольких испытаний и не готова к такой судьбе. Поэтому, Орпа тепло прощается с невесткой и уходит. И на фоне поступка положительной Орпы,  многократно воссияет свет праведности Рут.

Благородная Наоми со смирением и радостью принимает прощание с Орпой. Ведь та вернулась на свой путь, в свой дом, к своим Богам.

Рут тоже поступает благородно. Нисколько не осуждая Орпу, она выбирает для себя другой путь – прилепиться к Наоми и ее народу. Рут не надеется на награду. У нее нет надежды, что жизнь ее станет светлой. Все что в ее представлении ее ждет – скитания и смерть. И от Бога Наоми она тоже не ждет ничего. Она принимает Его потому, что Он Бог Наоми, несмотря на все горести, которые Бог, со слов самой  Наоми, сделал в жизни свекрови, а косвенным образом и в жизни самой Рут.

В молчании и с  тревогой подходят к Бейт Лехему две оставшиеся «на сцене» героини. Если первый  отрывок, который мы читали, заканчивался радостно – ибо Бог дал хлеб, то к концу рассказа можно снова увидеть как безнадежность окутывает героев. Но их теперь сопровождает и приподнятый дух. Удостоятся ли благородные Рут и Наоми увидеть свет в конце своего путешествия? Наш отрывок еще не отвечает на этот вопрос. Мы прервали наш отрывок, в соответствии с принятым ранним разделением, в котором граница темы проходила по середине ст. 19

КОММЕНТАРИЙ

И вышла она из того места —на первый взгляд стих повторяет предыдущий. Но в данном случае не указывается название места, из которого вышла Наоми, чтобы подчеркнуть, что у нее нет намерения возвращаться назад.   Другие примеры тому в Писании:

Сказали мужи те Лоту: кто у тебя есть еще здесь? зять ли, сыновья ли твои, дочери ли твои, и кто бы ни был у тебя в городе, всех выведи из сего места…

(Книга Бытие 19:12)

И вышел Лот, и говорил с зятьями своими, которые брали за себя дочерей его, и сказал: встаньте, выйдите из сего места, ибо Господь истребит сей город.

(Книга Бытие 19:14)

Ибо так говорит Господь о Саллуме, сыне Иосии, царе Иудейском, который царствовал после отца своего, Иосии, и который вышел из сего места: он уже не возвратится сюда…

(Иеремия 22:11)4

и с нею обе невестки ее –картина предстает очень невеселой. Три женщины, вдовы, побитые жизнью, отправляются в далекий путь в неизвестность. Хотя еще непонятно в чем будет заключаться роль невесток, очевидно что их участие в событиях нарастает.

в страну Йеудейскую –и не сказано название конкретного города Бейт Лехем, потому что более важным является возвращение к народу, живущему в Стране, чем конкретно в какой-то город. Кроме того, это напоминание читателю, что милость Господня вернулась для всей Страны Иудеи, а не только для ее столицы Бейт Лехема.

каждая в дом матери своей! –Почему Наоми говорит о доме матери, а не о доме отца, как это принято? Здесь Наоми не обращается к какому-то национальному или религиозному чувству невесток, но пытается сыграть на личных интимных чувствах. Подобное упоминание «дома матери» мы видим и в Торе и в поэзии: Девица побежала и рассказала об этом в доме матери своей (Быт 24:28); Но едва я отошла от них, как нашла того, которого любит душа моя, ухватилась за него, и не отпустила его, доколе не привела его в дом матери моей и во внутренние комнаты родительницы моей (ПП 3:4). Для девушки, дом матери зачастую гораздо ближе, чем дом отца. Поэтому, Наоми ,как тонкий психолог, начинает с этого.

Да окажет вам милость Г-сподь, как оказывали вы (ее) умершим и мне – глагол «яас» (окажет, сделает), в отличие от более распространенной  формы «йасе» используется, как правило, по отношению ко Всевышнему. Слова  «вас» и «оказывали»  -относится к обоим невесткам. Позже, Наоми благословит милость Боаза: И сказала Наоми невестке своей: благослови его Г-сподь за то, что не оставил он милостью своей ни живых, ни мертвых (2:20).  А затем, словно закрывая круг благословений, Боаз благословит милость Рут: И сказал он: благослови тебя Г-сподь, дочь моя! Эта твоя последняя милость (еще) лучше первой – не пошла ты за юношами, ни за бедными, ни за богатыми. (3:10).  Этот круг благословений рисует нам автор. Наоми благословляет милость Рут;  она же благословляет милость Боаза; а затем и Боаз благословляет Рут. Так открывается милость и благородство всех участников нашей истории.

И сказали они ей: нет, мы с тобой возвратимся к народу твоему! – обращает на себя внимание, что невестки ощущают такое единство с Наоми ,что они воспринимают происходящее словно и они,  а не только она, «возвращаются» к народу.

Вернитесь, дочери мои… зачем вам идти со мной? – на этой волне, в порыве ответных чувств, Наоми называет своих невесток «дочери мои».  Теперь она пытается смотреть на невесток, как часть своей семьи, а не их семей.  «Зачем», о котором идет речь дальше, нужно воспринимать как отрицательную частицу, а не вопрос о цели. «Не стоит вам», «не имеет смысла вам». Подобное использование  того же слова, мы находим в Быт 27:45: «для чего мне в один день лишиться обоих вас?».  Последнее слово в речи Наоми  — «со мной», в оригинале «ими», созвучно с последним словом с словах невесток «амех».  Невестки сосредотачиваются на народе Наоми, а сама Наоми, говорит о своем одиночестве – «со мной».

стали бы вам мужьями– обычно Писание ставит в центре рассказа мужчину. Было бы логичнее услышать здесь «станете им женами». Но в данном случае,  Наоми пытается говорить по-женски, нарушая стандарты общепринятой речи. И ставит женщину в центр.

Вернитесь, дочери мои, ступайте!- как мы видим, невесткам нечего отвечать не доводы Наоми. И, почувствовав себя победительницей, Наоми решает закрепить успех и усилить аргументацию. И в следующих двух стихах мы видим четыре грани, четыре этапа рисования убедительной картины. И вот как рисует жизнь Наоми:

*** Ведь стара я уже, чтобы быть замужем. Даже если бы сказала я (себе): «Есть у меня (еще) надежда»

*** и еще нынче же ночью была бы я с мужем, и родила бы сыновей

***Разве станете вы дожидаться, пока они вырастут? Разве ради них станете вы (медлить) и оставаться безмужними?

***Нет, дочери мои, очень мне горько за вас, ибо постигла меня рука Г-сподня!

Наоми говорит, что у нее нет сыновей и значит нет родственных уз, которые бы связывали невесток с народом.  Можно пойти со мной, но я под наказанием, постигла меня рука Г-сподня.

И поцеловала Орпа свекровь свою (на прощанье) – Иешуа учит нас, что всякий, кто строит башню прежде сядет и подсчитает издержки. И Орпа переполнялась желанием башню построить – прийти со своей свекровью в Страну.  Но когда Наоми напоминает ей свою судьбу, Орпа понимает, что у  нее не хватит душевных сил, что она не готова прожить такую же жизнь как Наоми. И, трезво оценив свои силы, она решает уйти.

а Рут осталась с нею — в оригинале, дословно «прилепилась к ней».  Автор свитка очень любит повторять слова. Рут прилепилась к Наоми, затем она же прилепится к работницам Боаза. Через это она удостоится высокой награды – брак с Боазом.

Пока же, после третьего «раунда», Рут и  Наоми вышли в финал, оставшись в своем споре один на один.

И сказала (Наоми): вот, невестка твоя вернулась к народу своему и к Б-гам своим. Возвращайся и ты за невесткой своей!

Сложность перевода этого места в том, что Наоми, обращаясь к Рут, говорит с ней об Орпе как о «ябама» — т.е предназначенной для левиратного  брака. Наоми уже не называет Орпу дочерью, чтобы не сложилось впечатление, что у нее было две дочери, одну из которых она потеряла.  Она так же упоминает какую-либо личную связь между собой и Рут. Все, что она говорит: последуй примеру Орпы, иди и догони ее, делай как она! В своем обращении «ябама», Наоми пытается построить отчуждение между собой и Рут.

Если раньше невестки коротко отвечали на долгие уговоры Наоми, то в последнем отрывке все меняется. И уже Рут дает длинный ответ, на относительно короткую попытку убедить ее вернуться в Моав:

не проси меня покинуть тебя и уйти от тебя обратно –в буквальном переводе можно было бы перевести как «не дави на меня» или «не оскорбляй меня уговорами» оставить тебя.

куда ты пойдешь – пойду —начало обета Рут – общее будущее, суть которого пока не ясна.

и где ты заночуешь, там заночую – «лина»  — ночлег, о котором идет речь, это временный ночлег. Рут соглашается здесь на жизнь бездомной скиталицы, рядом с Наоми.

Твой народ (это) мой народ и твой Б-г – мой Б-г. –среди охватывающего ее моря чувств, Рут остается верной первому заявлению, сделанному вместе с Орпой. И соединяясь с народом, Рут выражает готовность последовать и за Богом Наоми – сколько бы напастей Он не послал в жизнь свекрови.

То, что говорит здесь Рут, это не гиюр, в его классическом понимании, но это выражение желания поселиться среди чужого народа, как для начала в статусе «гер тошав» — «принятый пришелец». Так эта история рассматривается большинством исследователей.  Рут собирается оказаться чужеземкой в стране Израиля. Уже спустя время, после брак с Боазом, она станет частью Израиля. Об этом мы поговорим, при рассмотрении соответствующих глав.

и там похоронена буду если раньше Рут говорила симметрично: пойдешь – пойду, заночуешь – заночую, то здесь, когда разговор заходит о смерти Рут вежливо предпочитает говорить только о себе самой

Пусть воздаст мне Г-сподь и еще усугубит, если не разлучит меня с тобою –Рут завершает типичным языком клятвы, как это принято. См. 1Сам 3:17:

Б-г сделает с тобою такое (зло), и еще больше сделает, если скроешь от меня что-либо из всего того, что Он говорил тебе!

Или:

Пусть так накажет Б-г Авнэйра и еще усилит (наказание), если я не сделаю того, о чем клялся Г-сподь Давиду (2 Сам 3:9)

И увидела та, что она настаивает на том, чтобы идти с ней, и перестала уговаривать ее. –увидев настойчивость и решительность Рут, Наоми перестала ей возражать.

Несмотря на то, что как я сказал выше, вся данная ситуация не является процедурой гиюра, многие законы гиюра выводились мудрецами,на основании этого рассказа. Так например положено четырежды попытаться отговорить кандидата на гиюр.

И шли они обе, пока не пришли в Бэйт-Лэхэм –«обе» т.е вместе, как один человек, то есть разрешив все споры между собой, две женщины с одним сердем.

А когда пришли в Бэйт-Лэхэм, то взволновался из-за них весь город, и женщины говорили: неужели это Наоми? (20) И сказала она им: не зовите меня Наоми, а зовите меня Мара (Горькая), ибо послал мне Всемогущий горесть великую. (21) Уходила я в достатке, а возвратил меня Г-сподь с пустыми (руками). Зачем же зовете вы меня Наоми, когда Г-сподь осудил меня и Всемогущий навел на меня беду. (22) Так вернулась Наоми и Рут Маовитянка, невестка ее, что пришла с полей Моавитских. А пришли они в Бэйт-Лэхэм к началу жатвы ячменя.

ВВЕДЕНИЕ

В начале последнего действия первой главы, внимание всех привлечено к Наоми. Целый женский хор удивляется возвращению Наоми и происшедшими с нею изменениями. А Рут на этом фоне никто не замечает. Да и сама Наоми забывает о ней, поддаваясь воспоминаниями из прошлого. Наоми вовсе не прочь посетовать, на многочисленные беды, которые ниспослал ей Бог, но Она  нисколько не обвиняет Его, понимая Его справедливость и то, что Он наказывает из милости и ради исправления.

КОММЕНТАРИИ

А когда пришли в Бэйт-Лэхэм – повторение слов, указывающее на окончание одной сцены и начало другой.

то взволновался из-за них весь город – слово в оригинале указывает одновременно на волнение и удивление. Удивление тому, что Наоми вернулась после десяти лет отсутствия, но и по поводу того как она вернулась  — одна, без мужа и детей.

говорили: неужели это Наоми? –неужели такое могло случиться с Наоми? Как в других местах Писания:

тот ли это человек, который колебал землю, потрясал царства (Ис 14:16)

это ли город, который называли совершенством красоты, радостью всей земли? (Эйха 2:16)

Ответ Наоми занимает два стиха. В своем ответе Наоми пять раз использует слово «ли» — «мне», один раз слово «би» со мной, и один раз слово «ани» -я. Это говорит о том, что войдя в Бейт Лехем, Наоми закрывается в себе, забывая и о Рут и обо всех на свете.

ибо послал мне Всемогущий (Шадай) горесть великую —  почти цитата из Иова: Вседержитель, огорчивший душу мою (27:2)

Так вернулась Наоми и Рут Маовитянка, невестка ее, что пришла с полей Моавитских. А пришли они в Бэйт-Лэхэм к началу жатвы ячменя

Конец главы словно объединяет Наоми и Рут в одну семью. Возникает и слово «они». С одной стороны стих указывает на завершение путешествия Наоми и Рут, а с другой говорит о новом времени – времени начала жатвы. Об этом еще мало что можно сказать, но сытую жизнь оно обещает.