Комментарии на книгу Ионы

Комментарии на книгу Ионы

Алекс Бленд

Содержание

Глава 1 — א פרק ………………………………………………………………………………..2

Глава 2 — ב פרק……………………………………………………………………………… 16

Глава 3 — ג פרק……………………………………………………………………………….25

Глава 4 — ד פרק……………………………………………………………………………… 37 2 פרק א –

1 Глава

Традиционно книга Ионы читается в синагогах в Йом Кипур (Судный День).

Сама книга написана, видимо, не пророком Ионой, она входит в комплекс поздних книг, и входит в серию из двенадцати книг, которая называется «Двенадцать малых пророков». Для тех, кто пользуется русскими переводами Библии это не видно, а в еврейской традиции двенадцать малых пророков объединены в один сборник, который называется арамейским словом «Трей аса́р», что и значит «Двенадцать». Итак, Книга Ионы – одна из двенадцати книг, так называемых малых пророков.

Что мы знаем об Ионе? То немногое, что мы можем о нем знать, не открывая Книгу Ионы, так это из 14 главы 4 Книги Царств, разумеется, в масоретских текстах это 2 Книга Царств. Мы читаем в 14 главе, 25 стихе, что Господь «восстановил пределы Израиля от входа в Хама́т до моря пустыни, по слову Господа, Бога Израилева, которое Он изрек через раба Своего Иону, сына Амита́я, пророка из Гат-Хе́фера». Итак, пророк Иона бен Амита́й живет во времена Йарова́ма II, и в его времена по его слову была проявлена такая милость к Израилю, что Господь расширил границы Израиля, «ибо не хотел Господь искоренить имя Израиля из поднебесной, и спас их рукою Йарова́ма сына Йоа́ша».

Наша книга написана об Ионе, но написана она немного позже, как мы уже сказали. Почему говорим, что она написана позже — мы в процессе чтения поймем. Итак, Иона — пророк из города Гат-Хе́фер, о местоположении Гат-Хе́фера есть множество споров. Наибольшее число предположений говорит о том, что этот город был по дороге в Тве́рию, недалеко от Ципо́ри, хотя были такие исторические свидетели, которые говорили, что Гат-Хе́фер – это пригород современной Газы. Ну, в общем-то, для наших целей география не имеет такого большого значения.

Пророка зовут Иона – имя Йона́ означает «голубь». Давать имена по животным и птицам нередки в еврейской традиции и у соседних народов: мы встречаем осла, мы встречаем телицу, встречаем птицу, встречаем антилопу, и кого только нет в зоологии имен в регионе. Йона́ – довольно-таки уважаемая птица, много хорошего она символизировала в то время и мы знаем, что в виде йоны́ , в виде голубя спускался Дух Святой на Иешуа.

Вот такое небольшое вступление и начнем читать саму книгу, будем читать ее на иврите и переводить. וַיְהִ י דְ בַ ר־יְהוָה, אֶ ל־יֹונָה בֶ ן־אֲמִ תַ י לֵאמֹר׃ вайэhи́ двар-Адонай, эль-Йона бэн-Амитай лэмор: 1 И было слово Господне к Ионе, сыну Амафиину: «вайэhи́ (и было) двар Адона́й (Слово Господне) эль Йона́ бен Амита́й лэмо́р (к Ионе сыну Амита́я, говоря)» — такое введение есть у этой книги.

Стоит обратить внимание на такую деталь, что Йона́ бен Амита́й здесь не назван пророком и вообще во всей книге он не назван пророком, в отличие от упоминания в Книге Царств. Почему так? Видимо потому, что сам сюжет книги говорит о не очень пророческом поведении пророка Ионы. Йона́ бен Амита́й – имя Амита́й означает «истинный», происходит от корня «эме́т» — говорящий истину, или произносящий истину, или истинный, словом, что-то связанное с истиной.

Это самое отчество пророка, позволило многим мидрашам отождествлять его с сыном вдовы, которого оживил Эли́ша. Вдова говорит: «Теперь я знаю, что ты пророк Господний и слова твои “эмет”», таким образом, пророк как бы вдохнул в младенца дух истины и он «бен Амита́й», то есть «сын истинного духа», можно сказать, своего рода, рожденный свыше, согласно мидрашам. Но это только группа мидрашей, потому что существует и другая группа, которая отождествляет с этим сыном пророка Хаваку́ка, известного, как Аввакум. Слово «хаваку́к» можно перевести, как «обнимаемый» или «обнимашкин»; и естественно, что комментаторы опираются на то, что пророк пообещал вдове: «Ты будешь обнимать сына».

Итак, в нашем тексте, в 1 стихе Иона не назван пророком, его «понизили» в должности и теперь он не Йона́ Ѓанави́ и не Йона́ бен Амита́й Ѓанави́ , а просто Йона́ бен Амита́й, и к нему говорит Господь. 4 קּום לְֵך אֶ ל־נִ ינְוֵה הָ עִ יר הַ גְ דֹולָה ּוקְ רָ א עָלֶיהָ ; כִ י־עָלְ תָ ה רָ עָתָ ם לְ פָנָי׃ кум лех эль-Нинве hаир hагдола укра алэа; ки-алта раатам лэфанай: 2 встань, иди в Ниневию, город великий, и проповедуй в нем, ибо злодеяния его дошли до Меня. Господь говорит ему так: «кум лех (встань, иди)» – это очень часто принятое подбадривание у Всевышнего, «кум лех» — это значит встань вот прямо сейчас и иди, не спланируй ничего, а прямо сейчас встань, иди в «эль Нинве́ (в город Нинве́ ) hаи́р hагдола́ (большой город) укра́ алэ́а (и провозгласи о ней)». Те, кто читают в синодальном переводе, увидят: «И проповедуй в ней». Как в этом месте первой главы, так и дальше в третьей главе находится именно это выражение, хотя выражения эти не одинаковы; «укра́ алэ́а» или «кра́ алэ́а (провозгласи о ней)» — провозглашают приговор или проклятье, или какое-то обвинение, это довольно традиционная для ТаНаХа формулировка.

При этом, пророк посылается (Иона в данном случае), чтобы просто, возможно своими словами, движимый Духом Всевышнего, говорить к Нинве́ ; Нинве́ – это сирийский город, большой город, столичный город. Почему он туда посылается? «ки алта́ раата́м лэфана́й (ибо зло их поднялось до Меня)». Очень часто автор Книги Ионы использует игру слов: «кра́ алэ́а», «ки алта́», «аль-аль» — это такая мнемоническая игра, звучит на иврите очень красиво. «Зло их поднялось до Меня» — это сразу же отсылает нас к городу Содому, уничтоженному Всевышним, потому что там поднялась «цаака́» или «заака́» — вопль, но то же слово используется в значении «зло».

Итак, Бог говорит Ионе, обратим внимание, здесь используется Имя Йуд-Хей—Вав— Хей (הוהי ,(которое традиция комментирует, как Имя, связанное с милостью. Милостивый Бог обращается к Ионе и говорит ему: «Встань, иди и принеси приговор Нинве́ , потому что зло их поднялось до Меня (дошло до небес)».

 ַוָי ָקםיֹוָנה ִל ְב ֹר ַח ַתְר ִשי ָשה, ִמ ִל ְפֵני ְיהָוה; ַוֵיֶרד ָיפֹו ַוִי ְמ ָצא ֳאִנָיה ָב ָאה ַתְר ִשיש, ַוִיֵתן ְשָכָרּה ַוֵיֶרד ָבּה ָלבֹוא ִע ָמ ֶהם ַתְר ִשי ָשה, ִמלִ פְ נֵי יְהוָה׃ 5 вайа́кам Йона ливроах Таршиш, милифнэй Адонай; вэйэре́д Я́фо вайимца ония баа Таршиш, ваитэн схара вайэрад ба лаво имаэм Таршиша, милифнэй Адонай: 3 И встал Иона, чтобы бежать в Фарсис от лица Господня, и пришел в Иоппию, и нашел корабль, отправлявшийся в Фарсис, отдал плату за провоз и вошел в него, чтобы плыть с ними в Фарсис от лица Господа.

Иона, можно сказать, слушается Бога наполовину или не слушается совсем. Написано в 3 стихе: «вайа́кам Йона́ (и встал Иона)», но встал он не для того, чтобы идти в Нинве́ , а встал он для того, чтобы «ливро́ах Тарши́ш (убегать в Тарши́ш) милифнэ́й Адона́й (от Лица Господня)».

Тарши́ш – это, вероятно, какой-то большой город. Мы не можем сказать с уверенностью, где он находится, есть очень много исторических споров о том, где он находится. Кто-то говорит, что это греческий Тарс (Та́рсус), откуда происходил Павел, другие говорят, что это городок вообще на Красном море или город какой-то далекий на побережье Северной Африки. В 66 главе Исайи город Тарс упоминается, как город, в котором не помнят Всевышнего, город, в котором Имя Всевышнего неизвестно; вместе с островами там идет такое перечисление. Мы можем прочитать об этом в 19 стихе 66 главы Исайи: «Положу на них знамение и пошлю спасенных от них в Тарши́ш, …, и на дальние острова, которые не слышали обо Мне и не видели славы Моей».

Не смотря на то, что Израиль упоминается, как страна, активно торгующая с Тарши́шем, вполне возможно, что одна из причин, что Иона бежит в Тарши́ш – это такой город, где Имя Всевышнего неизвестно. Есть мидраш, который выдвигает немного другую версию, он говорит: мы читаем в Писании, что «Слава Господа наполняет небеса и земля полна Его Славы», а про море, дескать, ничего не сказано и поэтому Иона не нашел ничего лучшего, чем убегать от Лица Всевышнего на море. Так или иначе, Иона, экс-пророк или пророк в самовольной отлучке, решает от Всевышнего сбежать и сбежать в Тарши́ш.

Еще один очень важный нюанс: «тарши́ш» – это слово, которое с некоторых семитских языков переводится как «рыба» или «тунец», если точнее; точно так же, как и Нинве́ , куда собственно Иона посылался, переводится, как «рыба»: на некоторых семитских языках «нинве́», на арамейском языке «нун».

Кстати, тут место вспомнить Иего́шуа бин Нун – это «сын рыбы» и «нинве́» — это тоже «рыба». Отчасти, здесь Иона пытается «играть» со Всевышним в слова, мы говорили, что в этой книге будет много игры слов и вот, один из примеров: Иона отправляется к рыбе, но в другой «рыбный» город.

И дальше мы увидим, что Всевышний тоже умеет играть в слова. Продолжаем читать 3 стих: «вэйэре́д Я́фо (и спустился Иона в город Я́ффу)» — к морю всегда спускаются, это общепринятая для иврита фраза; «вайимца́ ония́ (и нашел корабль)» — Ионе повезло вроде бы. Не так просто собраться в Тарши́ш, поехать в Я́фо и сразу же найти корабль, который идет именно в Тарши́ш. Настолько Ионе в этом везет, что мидраши говорят, что на самом деле корабль этот был не рядом, а был на два дня пути от Я́фо, но Всевышний нагнал ветер и пригнал корабль к Ионе – дал ему такую возможность. В любом случае, это говорит о том, что если нам что-то споспешествует ко благу, то это не обязательно сразу ко благу, это не обязательно говорит, что мы на правильном пути.

Итак, Иона: «имца́ ония́ (нашел корабль) баа́ Тарши́ш (который идет в Тарши́ш) ваитэ́н схара́ (и оплатил ее)» — очень интересное замечание. Иона заплатил либо за дорогу, то есть дал деньги за путешествие, либо он, можно сказать, зафрахтовал это судно. В чем здесь причина? Судно стоит в порту, моряки ушли в отпуск на берег, что-то разгружается, что-то загружается, корабль не заходит, как на автобусную остановку на десять минут, на минутку, корабль может заходить, разгружаться, загружаться – это длинная процедура.

Иона торопится, ему как бы надо бежать от Всевышнего, а от Всевышнего, сами понимаете, надо быстро бежать и поэтому Иона сначала платит деньги, а обычно люди платили, сходя на берег, еще неизвестно, что там будет и как; Иона платит сразу. Мидраши, конечно тоже пускаются по волнам фантазии и некоторые комментаторы говорят: «Ну, вот вам доказательство того, что пророки были богатыми людьми». Иона не нанимается на корабль юнгой, он оплачивает свое путешествие, возможно даже фрахтует корабль. Некоторые продвинутые комментаторы говорят, что он заплатил четыре тысячи золотых динар. Просто для справки: посчитаем, что золотой динар содержит двадцать четыре обычных динария, то есть примерно обычный месячный заработок работяги и Иона дал плату, соответственно, четырех тысяч месяцев работы. Все это возможно гиперболы, преувеличения, так или иначе, автор книги говорит нам, что Иона не просто торопиться, а торопиться очень. «вэйэра́д ба (и спустился в нее)» — спустился на корабль, в отличие от русского языка, где на корабль поднимаются, в иврите на корабль спускаются.

Первый спуск Ионы, когда он решил бежать от Всевышнего, он «йэра́д» спустился в Я́ффу, во втором случае он «йэра́д» на корабль, «чтобы пройти с ним в Тарши́ш от Лица Господа» — на этом кончается 3 стих. וַיהוָה, הֵ טִ יל רּוחַ ־גְ דֹולָה אֶ ל־הַ יָם, וַיְהִ י סַ עַר־גָדֹול בַ יָם; וְ הָ אֳנִיָה, חִ שְ בָ ה לְ הִ שָ בֵ ר׃ ваАдонай, этиль руах-гдола эль-аям ваеhи саар-гадоль байам; вэаниа́ хишва́ лэишавэ́р: 4 Но Господь воздвиг на море крепкий ветер, и сделалась на море великая буря, и корабль готов был разбиться. «А Господь бросил (эти́ль) большой ветер на море» — Иона не захотел идти в большой город, и он попал в большой ветер; «вайеhи́ саа́р гадо́ль (и была большая буря) байа́м (в море) вэаниа́ хишва́ лэишавэ́р (такая, что даже корабль думал сломаться)». Разумеется, корабль не имеет мозгов, он ничего не думал, но традиционно литературный язык может приписывать какие-то действия неодушевленным предметам, это часто в литературе встречается. Итак, буря в море, корабль, видимо – это не огромный сейнер, а небольшое судно.

 ַוִייְראּו ַה ַמ ָל ִחים, ַוִי ְז ֲעקּו ִאיש ֶאל־ֱאֹל ָהיו, ַוָי ִטלּו ֶאת־ ַה ֵכ ִלים ֲא ֶשר ָבֳאִנָיה ֶאל־ ַהָים, ְל ָה ֵקל ֵמ ֲע ֵלי ֶהם; ְויֹוָנה, ָיַרד ֶאל־ַיְר ְכ ֵתי ַה ְס ִפיָנה, ַוִי ְשַכב וַיֵרָ דַ ם׃ вайирау малахим, вэйизаку иш эль-элоhав, вайэтлу́ этhакэлим аш’р баониа́ эль-hайа́м, лэакэль мэалэйhи́м; вэЙона, йэрад аль- йрхтэ́hасфина, ваишкав вэирадэ́м: 5 И устрашились корабельщики, и взывали каждый к своему богу, и стали бросать в море кладь с корабля, чтобы облегчить его от нее; Иона же спустился во внутренность корабля, лег и крепко заснул. И в 5 стихе мы читаем: «вайира́у малахи́м вэйизаку́ иш эль элоhа́в (а моряки убоялись, испугались бури и каждый из них воззвал к своему богу) вайэтлу́ (и бросили)» — стоит обратить внимание, здесь тот же самый глагол, что и в 4 стихе: «Всевышний бросил ветер на море», а моряки стали бросать «вайэтлу́ эт hакэли́м ашэ́р баониа́ эль hайа́м лэакэ́ль мэалэйhи́м». Они стали сбрасывать балласт, стали сбрасывать все лишнее, что было на корабле, чтобы облегчить плавание.

Что делает Иона? А Иона спускается в третий раз: «вэЙона йэра́д аль йрхтэ́hасфина́ ваишка́в вэирадэ́м». А Иона третий раз спустился, первый раз в Я́фо, второй раз на корабль, в третий раз в трюм корабля, и лег и уснул.

 ַוִיקְ רַ ב אֵ לָיו רַ ב הַ חֹבֵ ל, וַיֹאמֶ ר לֹו מַ ה־לְ ָך נִרְ דָ ם; קּום קְ רָ א אֶ ל־אֱֹלהֶ יָך, אּולַי יִתְ עַשֵ ת הָ אֱֹלהִ ים לָנּו וְ לֹא נֹאבֵ ד׃ ваикарэ́в элав рав ховэль, вайома́р ло ма-лиха нирэдам; кум кра эль-элоhэха, улай иташэт Элохим лану вэло нэобэд:

6 И пришел к нему начальник корабля и сказал ему: что ты спишь? встань, воззови к Богу твоему; может быть, Бог вспомнит о нас и мы не погибнем. В 6 стихе мы читаем: «ваикарэ́в эла́в рав ховэ́ль (и приблизился к нему капитан) вайома́р (и сказал ему) ма лиха́ нирэда́м (что ты спишь?)».

Капитан, сам того не ведая, сказал фразу, ставшую в последствии поговоркой. Хасидский учитель составил песню: «бен ада́м ма лиха́ нирэда́м (человек, что ты спишь? встань и проси прощения у Всевышнего)», то есть «ма лиха́ нирэда́м (что ты спишь?)» превратилась в инструмент в хасидской работе и в призыв к пробуждению. Здесь, собственно говоря, капитан просит Иону сделать то же самое, он говорит: «кум кра эль элоhэ́ха ула́й иташэ́т Элоhи́м 9 вэло́ нэобэ́д (может быть успокоится Бог перед нами и мы не погибнем)».

וַיֹאמְ רּו אִ יש אֶ ל־רֵ עֵהּו, לְ כּו וְ נַפִ ילָה גֹורָ לֹות, וְ נֵדְ עָה, בְ שֶ לְ מִ י הָ רָ עָה ַהזֹאת ָלנּו; ַוַי ִפלּו גֹוָרלֹות, ַוִי ֹפל ַהגֹוָרל ַעל־יֹוָנה׃ вэиомру иш эль-рэу, лэху вэнапила горалот, вэнэда, бэшэлми hараа азот лану; ваиплу горалот, ваипаль гораль аль-Йона: 7 И сказали друг другу: пойдем, бросим жребии, чтобы узнать, за кого постигает нас эта беда. И бросили жребии, и пал жребий на Иону. На этом сюжет как бы оставляет Иону и переходит снова к морякам: «вэиомру́ иш эль рэ́у (то есть, пошел такой разговор на корабле) лэ́ху (“лэ́ху (давайте)” – такое побудительное слово, как “let’s” в английском) напи́ла горало́т (давайте бросим жребий)». Слово «гора́ль» означает жребий, происходит оно возможно от общесемитского, южносемитского корня «гимел-рейш-ламед», который означает «камушки». Маленькие камушки или черепки использовались для жребия, на них писались имена, они куда-то бросались.

Есть свидетельство Иосифа Флавия, что жребий бросали герои Мецады́ , чтобы решить, кому кого убивать, в каком порядке убивать друг друга во время окончания Великого восстания, там действительно был найден черепок с именем, и его можно найти в музейных экспонатах.

Итак, моряки решили бросить жребий, чтобы «вэнэда́ бэшэлми́ hараа́ азо́т (знать из-за кого на них упала такая беда)». Слово «бэшэлми́» — очень интересный вариант арамейского влияния на иврит, редкое слово: «бэшэлми́ (из-за кого) эта беда с нами?»; «ваиплу́ горало́т (и бросили жребий) ваипа́ль гора́ль аль Йона́ (и упал жребий на Иону)». Иона бежит от Всевышнего, прячется от Всевышнего, а Всевышний показывает на него пальцем.

וַיֹאמְ רּו אֵ לָיו, הַ גִ ידָ ה־נָא לָנּו, בַ אֲשֶ ר לְ מִ י־הָ רָ עָה הַזֹאת לָנּו; מַ ה־ מְ לַאכְ תְ ָך ּומֵ אַ יִן תָ בֹוא, מָ ה אַ רְ צֶ ָך, וְ אֵ י־מִ זֶ ה עַם אָ תָ ה׃ вэимру элав, агида-на лану, бэашэр лэми-hараа́ азот лэано; ма-мэлахтэха умэйн таво, ма арцэха, вэй-мизэ ам ата: 8 Тогда сказали ему: скажи нам, за кого постигла нас эта беда? какое твое занятие, и откуда идешь ты? где твоя страна, и из какого ты народа? Моряки узнают из-за кого с ними приключились все беды, и вот как они себя ведут, смотрите 8 стих: «вэимру́ эла́в (и сказали ему) аги́да на ла́ну (скажи нам, пожалуйста) бэашэ́р лэми́ hараа́ азо́т лэано́ (из-за кого нам эта беда) ма малахтэ́ха (какая твоя профессия) мэи́н таво́ (откуда ты идешь) ма арцэха́ (какая твоя страна) вэи́ мизэ́ ата́ (и вообще, что ты за человек)».

Кажется, что это какая-то череда нелогичных бесконечных вопросов. Как читатель представляет себе эту картину? Не то, чтобы моряки хором стоят и хором заучено, как по пьесе задают все эти четыре вопроса. Скорее всего, ситуацию надо понимать так, что посыпались вопросы и Иону забросали вопросами: ты кто такой? что ты за человек? и вообще, давай разберемся. То есть, к Ионе решили присмотреться поближе, а пока моряки еще ничего не делают.

וַיֹאמֶ ר אֲלֵיהֶ ם עִ בְ רִ י אָ נֹכִ י; וְ אֶ ת־יְהוָה אֱֹלהֵ י הַ שָ מַ יִם אֲנִי יָרֵ א, אֲשֶ ר־ עָשָ ה אֶ ת־הַיָם וְ אֶ ת־הַ יַבָ שָ ה׃ вэйомаэр алэhэм иври анохи; вээт-Адонай Элоhэй шамаим ани йарэ, ашэр-аса эт-hаям вээт-иваша: 9 И он сказал им: я Еврей, чту Господа Бога небес, сотворившего море и сушу. В 9 стихе мы читаем ответ Ионы – это один ответ на все вопросы, Иона объясняет кто он такой: «вэйомаэр алэhэ́м (и сказал им) иври́ ано́хи (я еврей) вэ э́т Адона́й Элоhэ́й шама́им ани́ йарэ́ (и Аше́ма, Бога небес я боюсь) ашэ́р аса́ эт hаям вээ́т иваша́ (Того, Который сделал море и сушу)».

Грекам или вообще язычникам нужно объяснять: есть бог кораблевождения, есть бог морского дна, есть бог виноделия, есть богиня отмщения, бог войны и так далее. Что за Бог? Иона им отвечает: «Я верю в Бога Аше́ма, Йуд-Хей—Вав—Хей. 11 Какого? Который сделал небеса и землю». Он не объясняет, что у него за профессия, не говорит: «по профессии я пророк» или «зовут меня Голубь» — он это не объясняет, он не представляется. Он говорит, по сути: «Вот это мой Бог, я Его боюсь, я Ему служу и это Тот Самый Бог, Который сотворил море и сушу».

 ַוִייְראּו ָה ֲאָנ ִשים ִיְר ָאה ְגדֹו ָלה, ַויֹא ְמרּו ֵא ָליו ַמה־זֹאת ָע ִשיָת; ִכי־ָיְדעּו הָ אֲנָשִ ים, כִ י־מִ לִ פְ נֵי יְהוָה הּוא בֹרֵ חַ , כִ י הִ גִ יד לָהֶ ם׃ вайирау анашим йира гдола, вайэмру элав ма-зот асита; кииду аанашим ки-милифнэй Адонай hу борах, ки гид лэм: 10 И устрашились люди страхом великим и сказали ему: для чего ты это сделал? Ибо узнали эти люди, что он бежит от лица Господня, как он сам объявил им.

Моряков это еще больше пугает: «вайирау́ анаши́м йира́ гдола́ (и испугались люди страхом великим) вайэмру́ эла́в (и сказали ему) ма зот аси́та ки иду́ анаши́м ки милифнэ́й Адона́й hу бора́х ки гид лэм (что ты сделал, что на нас пришла такая беда? Они боялись, ибо знали, что он убежал от Всевышнего потому что он сказал им)».

וַיֹאמְ רּו אֵ לָיו מַ ה־נַעֲשֶ ה לְָך, וְ יִשְ תֹק הַ יָם מֵ עָלֵינּו; כִ י הַ יָם הֹולְֵך וְ סֹעֵר׃ вайэмру элав ма-наасэ леха, вэишток айам мэалэйну; ки йам холэк вэсоэр: 11 И сказали ему: что сделать нам с тобою, чтобы море утихло для нас? Ибо море не переставало волноваться. Другие говорили ему: «вайэмру́ эла́в ма наасэ́ леха́ вэишто́к айа́м мэалэ́йну ки йам холэ́к вэсо́эр (другие говорили: “что нам сделать для тебя, чтобы успокоилось море?”)». То есть, какие-то люди, которым он рассказал, что бежит от Лица Господа, они испугались и перепугались, и не понимали, что делать. Какие-то другие люди думали, что возможно, все же дело не в Ионе, а в них: может быть они с Ионы взяли слишком много денег, или не оказали ему слишком много почестей, или пережарили ему шашлык – не понятно в чем дело. Но они говорят ему: «Что нам тебе сделать, чтобы море успокоилось? Как нам исправить, возможно, свою оплошность перед Всевышним?».

וַיֹאמֶ ר אֲלֵיהֶ ם, שָ אּונִי וַהֲטִ יל נִי אֶ ל־הַ יָם, וְ יִשְ תֹק הַיָם מֵ עֲלֵיכֶם; כִ י יֹודֵ עַ אָ נִי, כִ י בְ שֶ לִ י, הַ סַ עַר הַ גָדֹול הַ זֶה עֲלֵיכֶם׃ вайомэр алэйhэм, сэуни вэhатилини эль-hаям, вэишток hаям мэиалэйхэм; ки йодэа ани, ки бэшэли, сар hагадоль зэ алэйхэм: 12 Тогда он сказал им: возьмите меня и бросьте меня в море, и море утихнет для вас, ибо я знаю, что ради меня постигла вас эта великая буря. И что им говорит на это Иона? Иона говорит, 12 стих: «вайо́мэр алэйhэ́м сэу́ни вэhатили́ни hая́м (поднимите меня и бросьте меня в море)».

Итак, Всевышний бросил на море ветер, моряки бросали в море балласт, а Иона говорит: «Балласт – это я, сбросьте меня в море»; «вэишто́к hая́м мэиалэйхэ́м (и море оставит вас в покое) ки йодэ́а ани́ ки бэшэли́ сар hагадо́ль зэ алэйхэ́м (ибо я знаю, что из-за меня (не из-за вас, не из-за вашего отношения ко мне) эта большая буря с вами случилась)».

Итак, он им говорит: «Бросьте меня в море», а каких действий мы могли от него ожидать? Иона не готов на данный момент преклонить колена перед Всевышним, помолиться Всевышнему, сказать: «Я все понял» или сказать морякам: «Знаете что, ребята? Подбросьте меня поближе к Нинве́ , я вот сейчас туда пойду, и Бог успокоится, и оставит вас в покое». Иона остается непоколебим в своей уверенности, что ему надо бежать от Лица Всевышнего. Очень ему не хочется идти в Нинве́ , настолько не хочется, что он решается совершить самоубийство своими руками.

Моряки не готовы к такому раскладу, моряки вообще народ суеверный и верный, и не любит бросать людей за борт – это моряки торгового судна, они взяли с него деньги. Есть репутация, есть, в конечном счете, просто какие-то человеческие качества, не так легко взять человека и бросить его в море. Мало того, если из-за этого человека Бог устраивает такую бурю, значит это какой-то важный человек и может быть не стоит так спешить, во всяком случае, моряки не берут грех на душу.

וַיַחְ תְ רּו הָ אֲנָשִ ים, לְ הָ שִ יב אֶ ל־הַ יַבָ שָ ה וְ לֹא יָכֹלּו; כִ י הַ יָם, הֹולְֵך וְ סֹעֵר עֲלֵיהֶ ם׃ вэихтэру анашим, лэашив эль-hаивэша вэло ихло; ки ям, олэх вэсоэр алэйhэм: 13 Но эти люди начали усиленно грести, чтобы пристать к земле, но не могли, потому что море все продолжало бушевать против них. В 13 стихе мы читаем: «вэихтэ́ру анаши́м лэаши́в аль hаивэша́ вэло́ ихло́ ки ям олэ́х вэсоэ́р алэйhэ́м». Они стали грести, возможно, спустили шлюпку, посадили в нее Иону и стали грести к суше, но не могли, потому что море очень сильно бушевало. Интересно обратить внимание на слово «ихтэ́ру (гребли)», на самом деле слово означает «копать». В иврите нет слова для гребли, хотя есть слово для весов, но слова для гребли нет, и в данном случае имеется в виду: моряки стали «копать» море, «рыться» в море, но это, так скажем, лингвистическое замечание. «вэихтэ́ру анаши́м лэаши́в аль hаивэша́ (и стали люди грести, чтобы вернуться на сушу) вэло́ ихло́ ки ям олэ́х вэсоэ́р алэйhэ́м (и не могли, потому что море бушевало сильно)» — они совершили, как говорят врачи: сделали, что могли.

 ַוִי ְקְראּו ֶאל־ְיהָוה ַויֹא ְמרּו, ָאָנה ְיהָוה ַאל־ָנא נֹא ְבָדה, ְבֶנֶפש ָה ִאיש ַהֶזה, וְ אַ ל־תִ תֵ ן עָלֵינּו דָ ם נָקִ יא; כִ י־אַ תָ ה יְהוָה, כַאֲשֶ ר חָ פַצְ תָ עָשִ יתָ ׃ вэикру эль-Адонай вэимру, ана Адонай аль-на нобэда, бэнефэш иш зэ, вэаль- титэн алэйну дам неки; ки-ата Адонай, кашэр хафацта асита: 14 Тогда воззвали они к Господу и сказали: молим Тебя, Господи, да не погибнем за душу человека сего, и да не вменишь нам кровь невинную; ибо Ты, Господи, соделал, что угодно Тебе! И в 14 стихе мы читаем: «вэикру́ эль Адона́й вэимру́». И тогда моряки, обратите внимание — они воззвали к Аше́му, уже воззвали не к какому-то своему богу, а к Богу Израиля, к Тому, про Которого Иона сказал, что Он сделал небеса и землю, и сказали Ему в молитве: «а́на Адона́й (просим тебя Всевышний; “ а́на ” это такое просительное междометие) аль на нобэ́да бэне́фэш иш зэ (не губи нас из-за души этого человека) вэа́ль титэ́н алэ́йну дам неки́ (и не дай нам пролить кровь нечистую) ки ата́ Адона́й кашэ́р хафа́цта аси́та (ибо Ты Господь, как Ты хотел, так и сделал)». То есть, они говорят: «Мы конечно опускаем этого человека в море, но не наша воля, а Твоя, да будет! Ты сделал так, как Ты хотел, не записывай на наш счет эту душу».

 ַוִי ְשאּו ֶאת־יֹוָנה, ַוְי ִט להּו ֶאל־הַ יָם; וַיַעֲמֹד הַ יָם מִ זַעְ פֹו׃ вэису эт-Йона, вэйэтилэhу эль-hаям; вэйамод hаям мизаафу: 15 И взяли Иону и бросили его в море, и утихло море от ярости своей. «вэису́ эт Йона́ вэйэтилэ́hу аль hая́м вэйамо́д hая́м мизаа́фу (и подняли они Иону, и бросили его в море, и море остановило свой гнев)»; «вэйамо́д (и встало) hая́м (море) миза́афу (от своего гнева)», слово «за́аф» означает «гнев», «бурю» и так далее. Люди, которые увидели все это чудо – моряки, вот что говорит о них дальше текст:

 ַוִייְראּו ָה ֲאָנ ִשים ִיְר ָאה ְגדֹו ָלה ֶאת־ְיהָוה; ַוִי ְז ְבחּו־ֶזַבח ַליהָוה, ַוִיְדרּו נְדָ רִ ים׃ вэйирау анашим ирэа гдола эт-Адонай; вэйизвэху-зэвах лаАдонай, вэидру недарим: 16 И устрашились эти люди Господа великим страхом, и принесли Господу жертву, и дали обеты. «вэйира́у анаши́м ирэа́ гдола́ (и испугались они страхом великим)». Подождите, подождите, они же еще в 10 стихе испугались или они испугались на самом деле еще раньше, они испугались в 5 стихе, потом они испугались в 10 стихе, но это были страхи за какие-то события, за то, что происходит. Здесь же они испугались Бога, у них появился страх Божий, потому что так говорит текст 16 стиха: «вэйира́у анаши́м ирэа́ гдола́ эт Адона́й (они испугались Всевышнего страхом великим)» — от просто страха они пришли к страху Божьему; «вэйизвэху́ зэ́вах (и забили забой)» — слово «зэ́вах» часто означает «жертву», но это не обязательно именно жертва, они забили животных, устроили благодарственную трапезу — это может быть жертвоприношением, но может быть и благодарственной трапезой; «вэидру́ недари́м (и поклялись клятвами)».

Разумеется, читатель может спросить: а вообще, откуда у них на корабле вдруг взялся скот, который они забивают? Действительно, из морских описаний и из Мишны́ мы знаем, что пассажиры брали с собой в дорогу пропитание и не только сухую пищу, как то: сушеные фиги или сухофрукты, но брали и скот. Мы знаем это из Мишны́ , например, где идет спор о том, куда сливать кровь, когда забивают животное на корабле? Можно было брать каких-то животных, но чаще всего, конечно, моряки брали свиней, в силу того, что свинья — очень мясное животное и язычники тогда даже не задавались вопросом, можно ли его есть. Итак, они, скорее всего, забили что-нибудь чистое, они сделали забой во славу Всевышнего, устроили благодарственный пир, возможно с жертвоприношением и поклялись клятвами. Какими клятвами они поклялись? Наиболее вероятно, что поклялись они клятвами: пройти гиюр при первой возможности или принести настоящие жертвы, как только они доберутся до местности, или стать евреями, или начать хорошо учиться, мы не знаем. Но, так или иначе, они поклялись в чем-то Богу, приняли на себя какие-то обеты перед Богом и получается, что несломленный Иона проповедовал, сам того не желая, иудаизм для язычников. Масса — целый корабль язычников принял Всевышнего, принес Ему жертвы или благодарственную трапезу, и поклялся принести еще жертвы. На этом заканчивается первая глава.  

פרק ב — 2 Глава

וַיְמַ ן יְהוָה דָ ג גָדֹול, לִ בְ ֹלעַ אֶ ת־יֹונָה; וַיְהִ י יֹונָה בִ מְ עֵי הַ דָ ג, שְ ֹלשָ ה יָמִ ים ּושְ ֹלשָ ה לֵילֹות׃ вайэман Адонай даг гадоль, ливлёа эт-Йона; вайэhи Йона бемаэ адаг, шлоша ямим вэшлоша лэйлот: 1 И повелел Господь большому киту поглотить Иону; и был Иона во чреве этого кита три дня и три ночи.

Первая глава заканчивается тем, что моряки бросают Иону в пучину вод, говоря: «Ты, Господь, сделал, как хотел» и приносят, соответственно, Ему жертвы, обеты и принимают веру в еврейского Бога и на этом Писание оставляет моряков плыть себе дальше, а Иона остается в пучине вод. «вайэма́н Адона́й даг гадо́ль»; «вайэма́н» — глагол очень поздний от глагола «лемано́т», «меманэ́», это глагол, означающий «назначать» или «повелевать» кому-то. Часто мы видим в Книге Ионы, что Бог действует исподволь, Его действие не видно, например, когда Иона находит корабль, который идет в Тарши́ш, можно сказать, что это личная жизненная удача Ионы. В другой раз мы видим действие Бога проявленное более ясно и точно: Бог набросил ветер на море, швырнул на море большую бурю.

Вторая глава начинается с того, что Бог назначил, предназначил большую рыбу «ливлёа эт Йона́ (проглотить Иону)» вайэhи́ Йона́ (и был Иона) бема́э ада́г (в кишке рыбы, во внутренностях рыбы)». Слово «мэа́им» означает кишки, внутренности, утробу, может обозначать фактически любой внутренний орган и половые органы, в том числе. Но, разумеется, здесь имеются в виду внутренние органы, был во внутренностях рыбы «шлоша́ ями́м вэшлоша́ лэйло́т» — три дня и три ночи Иона был во внутренностях рыбы, непокоренный Иона держится три дня и три ночи.

Это важное событие, потому как мы знаем из Нового Завета, что Сам Учитель и Господь наш Иешуа – Он сказал, что знамением роду сему будет знамение Ионы пророка, как говорит Господин наш и Учитель. Что это значит — знамение Ионы пророка? Сам же Он и объясняет: как Иона был три дня во 17 чреве рыбы, так Сын человеческий будет в земле три дня и три ночи. В чем же тут знамение? На третий день воскреснет, на третий день Иона помолился. В чем же все же здесь знамение для нас? Мы попытаемся понять, читая вторую главу, вообще разбирая все это событие, а вторая глава, в общем, целиком и полностью посвящена молитве Ионы.

 ַוִי ְת ַפ ֵלל יֹוָנה, ֶאל־ְיהָוה ֱאֹל ָהיו; ִמ ְמ ֵעי ַהָדָגה׃ ваитполель Йона, эль-Адонай Элоhав; мимэа адага: 2 И помолился Иона Господу Богу своему из чрева кита Со 2 стиха мы читаем: «ваитполе́ль Йона́ эль Адона́й Элоhа́в (и молился Иона Господу Богу его) мимэа́ ада́га (из внутренности рыбы)». Много мидрашей построено на том, что слово «даг» употребляется в 1 стихе в мужском роде, дальше в женском роде и в другом месте еще раз в женском роде. Есть куча очень красивых историй, например, мидраш говорит, что сидел себе Иона в животе рыбы и в ус не дул, ему там каким-то образом было удобно и тогда Всевышний послал беременную рыбу, у которой было очень много мальков во чреве, Иону туда перекинули, и Иона тогда по-настоящему ужался. Это все мидраши и они, конечно, красивые мидраши, но, скорее всего, слово «даг» и «да́га» — это одно и то же и литературно можно употреблять и то, и другое.

Итак, Иона три дня держался, держался во внутренностях рыбины и на третий день он взмолился. В этом можно увидеть и пророчество О́шеа, что «на третий день Ты воскресишь нас». В чем знамение? В чем вообще необходимость быть три дня в земле? Почему бы не воскреснуть на второй день или на первый? Мы знаем, что в отношении мертвых одна из причин (причин может быть много и вообще число «3» — очень символичное число), что на третий день переставали ходить проверять мертвецов. В свое время, тело клали в пещеру и ходили проверять – не ожил ли человек, потому что бывали клинические смерти, медицина была не очень развита и человека могли посчитать мертвым, когда он был еще живой, проверяли до третьего дня. Три раза повторяющееся событие 18 считается тенденцией, кучка начинается с трех и так далее, есть очень много связанного с тремя вообще в традиции и «три дня и три ночи» — это какой-то окончательный полный срок.

Почему это важно? Три дня, можно сказать, в отлучении от Всевышнего в состоянии смерти пребывал Иона, он об этом и будет молиться, и на третий день еще можно вернуться ко Всевышнему. Знамение для фарисеев в том, что можно сораспяться Иешуа, сораспяться Машиаху и воскреснуть из мертвых; знамение для Ионы в том, что раскаяние, молитва – она никогда не приходит поздно. Это, конечно, один из многих взглядов.

Я думаю, что любой человек, который изучал Писание, он знает много вариантов, много комментариев, много проповедей на тему, что такое знамение Ионы пророка. Мы здесь можем дать только вот эту картину, хотя взглядов на это, безусловно, больше.

Итак, Иона три дня держался и на третий день он взмолился, и вот, как он молится. Обратите внимание, что практически все переводы не совсем точны в переводе этой молитвы, хотя вообще в целом Книге Ионы повезло с переводом, есть нюансы и нюансы касаются именно второй главы книги.

Итак, Иона начинает молитву, это 3 стих: וַיֹאמֶ ר, קָ רָ אתִ י מִ צָ רָ ה לִ י אֶ ל־יְהוָה וַיַעֲנֵנִי; מִ בֶ טֶ ן שְ אֹול שִ ּוַעְ תִ י שָ מַ עְ תָ קֹולִ י׃ вайомар, карати мицара ли эль-Адонай вэйиаэни; мибэтэн шеоль шуоти шамата коли: 3 и сказал: к Господу воззвал я в скорби моей, и Он услышал меня; из чрева преисподней я возопил, и Ты услышал голос мой. «вайома́р кара́ти мицара́ эль Адона́й вэйиаэ́ни (когда у меня была беда, из беды моей воззвал я Ашему и Он ответил мне) мебэ́тэн шео́ль шуо́ти шама́та коли́ (из чрева шеола)». «Шеол» в данном случае обозначает бездну; слово «шуо́ти» здесь обозначает «возопил», корень «шин-вав-а́ин» означает «вопль». Имя Иешуа таким образом можно прочитать не только, как «спасение», но и как «тот, кто будет издавать вопль», кто будет предстоять, можно сказать, молиться, вопиять за кого-то: «Я возопил из чрева шеола, и Ты услышал меня». Иона начинает не с описания своей беды, а с провозглашения избавления, он говорит: «Ты ответил мне, Ты услышал меня»— это начало, то есть Иона и начинает, собственно, свою молитву с воскресения. Почему так? Потому что это, как бы его новое рождение: человек, который готов был умереть за противостояние Всевышнему, вдруг оживает.

וַתַ שְ לִ יכֵנִי מְ צּולָה בִ לְ בַ ב יַמִ ים, וְ נָהָ ר יְסֹבְ בֵ נִי; כָל־מִ שְ בָ רֶ יָך וְ גַלֶיָך עָלַי עָבָ רּו׃ ваташлихэни мэцула билэвав ямим, вэнаhар йесавэвэни; коль-мэшбэрэха угалэха аляй авару: 4 Ты вверг меня в глубину, в сердце моря, и потоки окружили меня, все воды Твои и волны Твои проходили надо мною. Далее читаем 4 стих: «ташлихэ́ни мэцула́ (Ты послал меня в глубины) билэва́в ями́м (в сердца морей, в глубины морей) вэнаhа́р йесавэвэ́ни». На современном языке слово «наhа́р» означает «реки», поэтому многие переводчики, даже современные израильские переводчики, переводят это слово, как «потоки окружили меня», но в данном случае это слово – синоним слова «море». Мы видим и в Псалмах несколько раз, когда слово «наhа́р» повторяется литературным повторением со словом «ям (море)», в данном случае это синонимы: «Ты послал меня в глубины моря».

Обратите внимание на важную деталь — Иона говорит: «Ты послал меня, Ты бросил меня в пучины моря». Он не ссылается на каких-то моряков, которые его бросили, и сами моряки тоже сказали в свое время: «Ты, Господь, как хотел, так и сделал». Иона признает здесь, что с ним свершилась воля Всевышнего и Сам Иешуа говорил: «Не моя воля, а Твоя да будет!».

Дальше Иона говорит: «коль мэшбэрэ́ха угалэ́ха аля́й авару́» — здесь это не просто часть молитвы, это цитата из 42 Псалма в масоретской традиции, 8 стих – там, то же самое приводится дословно: «Все разрушения Твои и все волны Твои проходят надо мною». Слово «мэшбэрэ́ха (разрушения Твои)» — оно параллельно к тому, что раньше мы читали в первой главе. Если вы помните, корабль хотел сломаться «лэишавэ́р», здесь мы видим слово «мэшбэ́р» от того же самого корня. То есть, что по сути дела говорит Иона? «Все Твои крушения и все волны Твои проходят надо мною».

וַאֲנִי אָ מַ רְ תִ י, נִגְ רַ שְ תִ י מִ נֶגֶד עֵינֶיָך; אַ ְך אֹוסִ יף לְ הַ בִ יט, אֶ ל־הֵ יכַל קָ דְ שֶ ָך׃ вэани амарти, ниграшти минэгэд аэнэха; ах осиф лэhабит, эль-эхаль кодшэха: 5 И я сказал: отринут я от очей Твоих, однако я опять увижу святый храм Твой. Иона продолжает молитву: «вэани́ ама́рти» — дословно в 5 стихе «вэани́ ама́рти» можно перевести, как «я сказал», но в данном случае слово «ама́рти» можно перевести и как «я подумал»; «нигра́шти минэгэ́д аэнэ́ха» — слово «нигра́шти/легарэ́ш (изгонять)», слово «гер (пришелец)», «гиюр (обращение пришельца)» — тоже от этого корня: «нигра́шти (я изгнан) минэгэ́д аэнэ́ха (от глаз Твоих)»; «ах оси́ф лэhаби́т аль эха́ль кодшэ́ха» — с этим отрывком тоже есть небольшая сложность с переводом.

Мы говорили, что молитва Ионы содержит несколько сложных моментов. Вот первый момент, наверное, это 3 стих, когда Иона провозглашает избавление, а в 5 стихе есть слово «ах» — это может означать «но». Тогда стих будет звучать: «Я сказал: “Я изгнан от глаз Твоих, но увижу еще, буду смотреть на Храм Твой, на святыню Твою”», а можно перевести слово «ах», как вопросительное наречие «как»: «Как я буду смотреть на святыню Твою?». Это мы видим, например, в Книге Берешит (Книге Бытия), когда Иосеф говорит жене Потифара: «Как я сделаю такое дело ему?» и тоже использует слово «ах» и в Псалмах мы тоже видим такое же использование этого слова. Поэтому в данном случае лучше перевести: «Я изгнан от глаз Твоих, как еще смогу увидеть Храм Твой?».

אֲפָפּונִי מַ יִם עַד־נֶפֶש, תְ הֹום יְסֹבְ בֵ נִי; סּוף חָ בּוש לְ רֹאשִ י׃ афэфуни маим ад-нефеш, тэhом йесавэвэни; суф хавуш лероши: 6 Объяли меня воды до души моей, бездна заключила меня; морскою травою обвита была голова моя. «афэфу́ни ма́им ад не́феш тэhо́м йесавэвэ́ни (окружили меня воды по горло, бездна окружила меня) суф хаву́ш лероши́». Дословно слово «суф» означает тростник, можно сказать: «тростниковый венок на моей голове, тростник на моей голове». Но те, кто видел когда-то тростник, знают, что довольно трудно из него сплести венок и, скорее всего, под словом «суф» здесь подразумеваются растения, растущие в море, просто водоросли. То есть, Иона описывает, как вода накрывает его все больше и больше, но при этом можно отметить, что выражение «ма́им ад не́феш (воды достигают души)» — это выражение использует и Давид, как и 42 Псалом, который мы цитировали. Конечно, Иона находится в воде, но все эти морские описания не обязательно отражают именно воду. Вообще, вот это накрытие потоками, накрытие водой – оно отображение беды человеческой, это мы видим в 42 Псалме.

לְ קִ צְ בֵ י הָ רִ ים יָרַ דְ תִ י, הָ אָ רֶ ץ בְ רִ חֶ יהָ בַ עֲדִ י לְ עֹולָם; וַתַ עַל מִ שַ חַ ת חַ יַי יְהוָה אֱֹלהָ י׃ лэкицвэй hарим йарадэти, hаарэц бэрхэа бэади лэолям; вэталь мишахат хайяй Адонай Элоhай: 7 До основания гор я нисшел, земля своими запорами навек заградила меня; но Ты, Господи Боже мой, изведешь душу мою из ада. «лэкицвэ́й hари́м йара́дэти (я спустился к подножью гор) hаа́рэц бэрхэ́а бэади́ лэоля́м» — здесь, как бы такое незаконченное выражение «земля замки свои передо мной навек». Слово «а́рэц» — оно означает не только землю, оно еще означает, опять-таки, и «шео́л (могила)». Понятно, что человек, который лежит в земле, человек, который лежит в могиле, то есть: «бездна не выпускает меня, не дает мне освободиться, лэоля́м вэта́ль миша́хат хайя́й Адона́й Элоhа́й (и поднимешь меня от гибели, Ты, Господь Бог мой)».

בְ הִ תְ עַטֵ ף עָלַי נַפְ שִ י, אֶ ת־יְהוָה זָכָרְ תִ י; וַתָ בֹוא אֵ לֶיָך תְ פִ לָתִ י, אֶ ל־הֵ יכַל קָ דְ שֶ ָך׃ бэhитэатэф алай нафши, эт-Адонай захарти; вэтаво элэха тфилати, эль-эйхаль кодшэха: 8 Когда изнемогла во мне душа моя, я вспомнил о Господе, и молитва моя дошла до Тебя, до храма святаго Твоего. «бэhитэатэ́ф алэ́й нафши́ (и когда скукожилась во мне душа моя; когда уже изнемогла, свернулась во мне душа моя) эт Адона́й заха́рти (я вспомнил Бога) вэтаво́ элэ́ха тфилати́ эль эйха́ль кодшэха́ (тогда и поднялась молитва моя в Храм святости Твоей)» — от полного отчаяния, когда покрыли воды и когда закрыли потоки, и когда еще много-много-много чего произошло. И обратите внимание, я советую посмотреть 15 главу Книги Шмот (Исход), где в 5-8 стихах есть явные параллели тому, как описывается переход через море, здесь у пророка мы отчасти это видим. Давайте откроем Шмот 15 глава, 5 стих: «пучины покрыли их», Иона тоже говорит: «пучины покрыли меня»; «огустели пучины в сердце моря» — это мы тоже видим здесь у Ионы. Иона, таким образом, мы видим, цитирует Псалмы, он неким образом цитирует Книгу Шмот, есть еще несколько цитат из Псалмов на тему «йесавэвэ́ни (окружили меня)» и «дошли воды до души моей». Иона молится очень по-еврейски, виден в нем человек опытный в молитве, знающий еврейскую молитву.

מְ שַ מְ רִ ים הַ בְ לֵי־שָ וְ א; חַ סְ דָ ם יַעֲזֹבּו׃ мэшамрим блэшав; хасадим азаву: 9 Чтущие суетных и ложных [богов] оставили Милосердаго своего, «мэшамри́м блэша́в хасади́м аза́ву (те, кто верили в суетных богов – оставили своих богов)». Я не знаю, и никто не знает, повествование скрывает это, узнал ли Иона, бросили ли моряки весточку ему, что они собираются делать пир на весь мир и праздновать уверование в Бога, но здесь Иона ссылается отчасти на них, говорит, что верующие в суетных богов оставили своих богов.

וַאֲנִי, בְ קֹול תֹודָ ה אֶ זְבְ חָ ה־לָ ְך, אֲשֶ ר נָדַ רְ תִ י אֲשַ לֵמָ ה; יְשּועָתָ ה לַיהוָה׃ ס вэани, бэколь тода эзбэха-лах ашер надарти ашалема; йешуата лаА-донай: 10 а я гласом хвалы принесу Тебе жертву; что обещал, исполню: у Господа спасение! «вэани́ бэко́ль тода́ (а я голосом благодарения) эзбеха лах (воздам тебе жертву)». Обратите внимание, есть сегодня традиция: мы говорим, когда нет жертвы, мы можем «сделать уста наши, как быки» — говорит пророк; здесь у Ионы мы видим похожее: «я голосом благодарения сделаю Тебе жертву». «ашэ́р нэдрати́ ишалэ́ма йэшуата́ лэ Адона́й (и клятвы свои я исполню, спасение у Бога; или избавление мое от Бога)». Полная молитва раскаяния начинается, повторю, с благодарения, она начинается с того, что Всевышний уже его спас и точно так же Иешуа – Он уже был воскресшим в момент смерти. Это знамение Ионы пророка – признать, что Всевышний – Он Бог и мертвых, Он способен воскрешать мертвых. Уверование в воскрешение из мертвых на третий день, когда человек уже как бы в конец мертвый и есть основа веры.

Во что поверил Авраам, отец верующих? Когда Авраам спросил: «Как я буду наследовать землю? Как мои дети смогут быть верующими? Как они окажутся достойными эту землю наследовать?», Бог ему отвечает: «Я их спущу в Египет, Я опущу их ниже всякого, ниже всего, как только их можно опустить, и Я подниму их».

И здесь Иона тоже свидетельствует о своей вере в то, что Бог силен воскрешать из мертвых, в то, что Бог силен показать Храм тому, кто уже не верит, что ему покажут Храм. И в этом, данном случае, сила Ионы, и в этом одно из ви́дений, одно из пониманий того знамения, о котором говорил Иешуа. На этом заканчивается молитва Ионы. Он начал с того, что «я воззвал к Тебе и Ты услышал меня», он закончил тем, что «спасение от Господа».

וַיֹאמֶ ר יְהוָה לַדָ ג; וַיָקֵא אֶ ת־יֹונָה אֶ ל־הַ יַבָ שָ ה׃ פ вайомар Адонай лэдаг; вэайаки эт-Йона эль-аябаша: 11 И сказал Господь киту, и он изверг Иону на сушу. И снова мы видим в ответ прямое вмешательство Всевышнего, снова Всевышний открытой рукой действует в мироздании, 11 стих: «вэйома́р Адона́й (и сказал Господь рыбе) лэда́г вэайаки́ эт Йона́ (и вырвала она Ионой на сушу)». Слово «лэаки́» — изрыгать, извергать, здесь даже можно более грубый глагол привести: рыба выбросила, срыгнула Иону на сушу. Иона возвращается на сушу уже как человек, который исполнит клятву перед Всевышним, как человек, который пообещал, что он уже да, он уже пойдет туда, куда Господь ему укажет пойти. Иона от состояния человека, который до смерти бежал от Бога, который готов был умереть, но не покориться Всевышнему, этого самого потенциально мертвого Иону Всевышний через рыбу, личным вмешательством воскресил.

Насколько сильно действие Бога в жизни конкретного человека мы здесь видим! Бог бросает ветер на море, Бог бросает жребий на Иону, Бог успокаивает море, когда Иону бросают в море, Бог посылает рыбу и Бог слышит молитву. Невидимой рукой Бог дает Ионе еще и возможность бежать от Него, Он дает ему корабль и говорит: «Хочешь в Тарши́ш? Вот тебе Тарши́ш. Хочешь поиграть со Мной в слова о рыбке? Давай поиграем со Мной в слова о рыбке, давай, Я готов» — в этом великая любовь Бога к человеку. Мы и дальше увидим, когда будем пытаться понять, о чем вообще Книга Ионы, на какую тему она написана. Мы будем помнить вот этот момент: насколько активно Бог вмешивается в жизнь Ионы, насколько активно Бог действует в тех ситуациях, которые вокруг Ионы происходят. На этом мы закончим изучение второй главы.

פרק ג — 3 Глава

וַיְהִ י דְ בַ ר־יְהוָה אֶ ל־יֹונָה שֵ נִית לֵאמֹר׃ вайэhи́ двар Адонай эль Йона шэнит лэмор 1 И было слово Господне к Ионе вторично: Вторая глава закончилась тем, что Всевышний повелел рыбе изрыгнуть Иону на землю и рыба, в отличие от Ионы, выполнила слово Всевышнего; слово «изрыгнуть» — оно немножко содержит какой-то элемент омерзения.

На момент изрыгания Ионы еще нет никакого диалога между Ионой и Всевышним. Перед тем, как попрощаться с рыбой, стоит отметить, что сама по себе чудесная история Ионы в чреве рыбы, она часто вызывает насмешки у людей неверующих и удивление. С другой стороны, со стороны верующих исследователей и со стороны просто любопытных исследователей, естественно, рыбка была загадкой. Что это за рыба такая, которая может проглотить, как можно оказаться у нее в чреве и тому подобное? Различные биологи и зоологи дают разные ответы, есть, например, вид касатки, у которой внутри есть камера с воздухом, куда она закачивает воздух, там нет никаких соков и выделений. Есть разные попытки назвать два-три вида больших морских чудовищ, которые могли бы быть «ионопоглотителями» в нашей истории. Я, говоря об этом, не стал углубляться в тему, но думаю, что это вызовет вопросы, поэтому сейчас отвечаю. Я считаю, что Всевышний мог создать рыбу, создать рыбу особой штучной работы для того, чтобы Иону в нее поместить. Поэтому зоологические изыскания интересны, они могут быть полезны, но у нас до конца нет ответа, кроме того, что Бог – Он Бог Чудесный.

Итак, непослушный, но раскаявшийся Иона оказывается на суше. Практически, можно сказать, история возвращается к начальной точке, к тому, с чего все начиналось и начало третьей главы отчасти похоже на начало первой главы: «вайэhи́ двар Адона́й эль Йона́ шэни́т лэмо́р (и было слово Господне к Ионе второй раз, говоря)». Зачем понадобилось говорить второй раз? Вроде бы задания никто не отменял, Иона должен был выйти из рыбы. Есть очень много картинок, икон, на которых, такой чистый, отглаженный, в красивой одежде Иона со свитком выпрыгивает стоя из чрева позолоченной рыбы. Одежды его прекрасны, они не мокры, они не помяты и голливудская улыбка на лице у Ионы, в общем, такой красавчик кукольный Иона выходит из чрева кита уже с каким-то текстом, который, кстати, обращен к зрителю. Но видимо дело обстояло не так: Иона вышел раскаявшийся, но еще не полный, хотя и пообещавший, но еще, так сказать, всем сердцем не проникшийся задачей. Поэтому Всевышний говорит ему снова, обращается к нему второй раз, и мы читаем:

קּום לְֵך אֶ ל־נִינְוֵה הָ עִ יר הַ גְ דֹולָה; ּוִ קְ רָ א אֵ לֶיהָ אֶ ת־הַ קְ רִ יאָ ה, אֲשֶ ר אָ נֹכִ י דֹבֵ ר אֵ לֶיָך׃ кум лэх эль Нинве hаир hагдола укра элэйа эт hакриа ашэр анохи добэр элэха 2 встань, иди в Ниневию, город великий, и проповедуй в ней, что Я повелел тебе. «кум лэх эль Нинве́ (встань и иди в Нинве́ ) hаи́р hагдола́ (большой город) укра́ элэ́йа эт hакриа́ ашэ́р ано́хи добэ́р элэ́ха». На этот раз, мы видим, здесь используется предлог «элэ́йа» — не «на нее», а «к ней»: «и обратись к ней с воззванием», здесь уже не произнесение какого-то приговора, а «воззови к ней воззванием, которое Я тебе скажу». В первой главе мы не видели, чтобы Всевышний говорил суть послания, в первой главе Всевышний говорит: «Иди в Нинве́ , потому что зло их достигло Меня и произнеси им приговор».

Вполне возможно, что Всевышний говорит Ионе самому произнести, самому сделать, здесь же, Бог открывает больше Свой план в отношении города Нинве́ . Разные умозаключения можно сделать, читая этот стих, и они сделаны многочисленными комментаторами на Книгу Иона, и нам интересно, что мудрецы отмечают здесь. Но мы видим, что Всевышний зачастую открывает свои планы постепенно, когда Всевышний возлагает на нас ту или иную миссию, то или иное послание, мы не до конца понимаем, зачем и для чего Он это делает. И только впоследствии Он раскрывает нам планы полностью, или даже не раскрывает нам план полностью, повсякому бывает.

В данном случае Всевышний только при втором обращении к Ионе говорит ему: «Я тебе скажу, что говорить». Кроме того, в некоторых случаях в Писании, например, когда Моше начинает препираться со Всевышним идти ли ему или не идти, Всевышний говорит ему: «Я тебе скажу, что говорить». То же самое и с Била́мом – известным местным колдуном-самородком и пророком, который тоже собирается идти благословить Израиль, Всевышний говорит: «Я тебе скажу, что говорить». Это, можно сказать, своеобразное включение человека в режиме «полуавтомат», когда Всевышний берет на Себя больший контроль над человеком, и для того, чтобы ему помочь, и для того, чтобы его поддержать. То есть, когда мы не согласны сами быть соавторами Всевышнего, мы становимся его соучастниками – это немного другие отношения. Иона, на данный момент нам не понятно, насколько его тшува́ (тшува́ была полной, раскаяние было полным), насколько она реально его изменит. Насколько реально он станет готов слушаться Всевышнего?

וַיָקָ ם יֹונָה, וַיֵלְֶך אֶ ל־נִינְוֶה כִ דְ בַ ר יְהוָה; וְ נִינְוֵה, הָ יְתָ ה עִ יר־גְ דֹולָה לֵאֹלהִ ים, מַ הֲלְַך שְ ֹלשֶ ת יָמִ ים׃ вайекам Йона вайэлэх эль Нинве кидвар Адонай вэНинве айта ир гдола леЭлоhим маалах шлошэт йамим 3 И встал Иона и пошел в Ниневию, по слову Господню; Ниневия же была город великий у Бога, на три дня ходьбы. И немного нам приоткрывает ответ на этот вопрос 3 стих: «вайека́м Йона́ вайэлэ́х эль Нинве́ кидва́р Адона́й (Иона встал и пошел в Нинве́ , как сказал Господь)» — точно так же сделали моряки, которые сказали: «Ты сделал то, что хотел». Но в данном случае Иона подчиняется, скажем так, он сам еще не проникается Божьим планом. Мы говорили об этом, например, когда обсуждали Ноаха и Авраама: Ноах сказано «италэ́х эт Адона́й (он ходил с Богом)», а про Авраама сказано: «лифне́й Адона́й (ходил перед Ашемом)». Вот это «с» 28 и «перед» — это два разных состояния человека. Иона покоряется Всевышнему, но он по-прежнему не соавтор, не сотворец Всевышнему, и мы можем увидеть это, читая дальше: «вэНинве́ айта́ ир гдо́ла лэЭлоhи́м маала́х шло́шэт йами́м (а Нинве́ была большим городом у Бога на три дня пути)». Здесь стоит обратить внимание на слово «айта́ (была)», «Нинве́ была большим городом у Бога», то есть, на тот момент, когда книга написана, Нинве́ уже не существует. «И город был на три дня пути» – точно так же, как Иона был в чреве рыбы три дня, так он должен был пройти по городу три дня.

וַיָחֶ ל יֹונָה לָ בֹוא בָ עִ יר, מַ הֲלְַך יֹום אֶ חָ ד; ַוִי ְקָרא וַיֹאמַ ר, עֹוד אַ רְ בָ עִ ים יֹום, וְ נִינְוֵה נֶהְ פָכֶת׃ ваяхэль йона лаво ваир маалах йом эхад вайикра вайомэр од арбаим йом вэнинвэ нэхпахэт 4 И начал Иона ходить по городу, сколько можно пройти в один день, и проповедывал, говоря: еще сорок дней и Ниневия будет разрушена! «вайахэ́ль Йона́ лаво́ баи́р майа́х йо́м эха́д (а Иона прошел по городу один день) ваикра́ вэйома́р од арба́им йо́м Нинве́ неhефа́хэт (еще сорок дней и Нинве́ перевернется)». «Перевернется» может означать: разрушиться, будет разрушена. Этот глагол употреблен и к городу Содому, в частности, Садом был «перевернут», хотя, конечно, город не переворачивался. Почему не сказать «эхаре́в (разрушена)», «Нинве́ техаре́в (будет разрушена)»? Потому что глагол «неhефа́хэт (перевернется)» может, собственно, иметь два значения. Первое значение – это действительно «будет уничтожена», а второе значение – «изменится», то есть изменит свой характер. Обратим внимание на то, что Иона делает: он идет по городу один день. Что он проповедует? Он идет и говорит: «Сорок дней и Нинве́ перевернется». Здесь нет ни «покайтесь, ибо близко Царствие Господне!» или «так говорит Господь: еще сорок дней и Нинве́ перевернется!».

Иона не может не понимать, мы говорили, что Иона человек грамотный, он не может не понимать, что сорок дней – это срок, который Всевышний дал Нинве́ на покаяние. Это не призыв: «Разбегайтесь из Нинве́ , получайте загранпаспорта, садитесь на самолеты и поезда, и бегите из этого места». Это сорок дней призыва к покаянию, сорок дней часто связаны с покаянием, с наказанием. Мы знаем о сорока днях потопа, мы знаем о сорока годах в пустыне, о сорока днях, когда разведчики исследовали землю, сорок дней – это срок, связанный с покаянием, наказанием, сорок дней поста Моше, еще более важных сорок дней поста Иешуа в пустыне. Иона понимает, зачем его Бог послал, Бог послал не предупредить людей, чтобы они разбежались, а призвать людей к покаянию. Но Иона этого не делает и на три дня он тоже никуда не ходит. Он проходит один день пути, взял себе небольшой участок для работы и вот так ходит, и даже сказать благовествует трудно, возвещает грядущую в Нинве́ катастрофу.

וַיַאֲמִ ינּו אַ נְשֵ י נִינְוֵה בֵ אֹלהִ ים; ַוִי ְקְראּו־צֹום ַוִי ְל ְבשּו שַ קִ ים, מִ גְ דֹולָם וְ עַד־קְ טַ נָם׃ вайиамину аншэй Нинве быЭлоhим вайикру цом вайильбэшу саким мигдолим ад ктаним 5 И поверили Ниневитяне Богу, и объявили пост, и оделись во вретища, от большого из них до малого. И, тем не менее, несмотря на очередное желание Ионы не быть вестником Бога, точно так же, как произошло с моряками, здесь мы в 5 стихе встречаем слово «анаши́м», в данном случае в грамматической форме «смиху́та», то есть «аншэ́й Нинве́»; «вайиами́ну аншэ́й Нинве́ (и поверили люди Нинве́ ) бэЭлоhим (в Бога) вайикру́ цом (и воззвали к посту) вайильбэшу́ саки́м (и одели власяницы) мигдоли́м ад ктани́м (от велика до мала)».

Есть некоторые формы, очень интересная смена порядка слов в языке в текстах до Второго Храма: в ранних текстах мы бы прочитали «миктани́м ад агдоли́м (от мала до велика)» или «миката́н ад гадо́ль (от малого до великого)», здесь «от велика до мала». Точно так же «Эль раху́м вэхану́н (Бог милостивый и милующий)» заменяется на «Эль хану́н вэраху́м (Бог милующий и милостивый)». Непонятно, в чем смена такого порядка слов, хотя, можно конечно набросать кучу мистических объяснений, но, тем не менее, мы видим, что языковые формы меняются. Например, то же самое «от велика до мала» встречается еще и в Диврей hаямим (Паралипоменон), которая тоже довольно поздняя книга хроник, а в ранней литературе все-таки «от мала до велика». Это еще одно свидетельство того, что книга написана довольно поздно, но если оторваться от лингвистических изысков, мы видим, что жители города услышали Иону. Слух прошел среди жителей города, весть разнеслась как огонь в сухих кустах и жители города призвали поститься, и одели власяницы. Власяницы – это, собственно говоря, можно перевести как «мешковина», это одежда из очень грубой ткани, она довольно неудобна, она неприятна для тела и ассоциируется, опять же, со страданием и скорбью. Пост и одевание власяницы – это, в общем-то, мольба о прощении, мольба о покаянии. Мы можем увидеть это у Давида, который вел себя так, когда молился, чтобы его сын не умер и еще несколько таких мест есть в Писании, на которые можно обратить внимание. Итак, есть частная общественная инициатива в городе Нинве́ : люди объявили пост и одели мешковину все «от велика до мала».

 ַוִיַגע הַ דָ בָ ר אֶ ל־מֶ לְֶך נִינְוֵה, וַיָקָ ם מִ כִ סְ אֹו, וַיַעֲבֵ ר אַ דַ רְ תֹו מֵ עָלָיו; וַיְכַס שַ ק, וַיֵשֶ ב עַל־הָ אֵ פֶר׃ вэйига hадавар эль мелэх Нинве вэйикам микисо вэйавэр адарто мэалав вэйихас сак вэйэшав аль hаэфэр 6 Это слово дошло до царя Ниневии, и он встал с престола своего, и снял с себя царское облачение свое, и оделся во вретище, и сел на пепле, В 6 стихе мы читаем: «вэйига́ hадава́р эль ме́лэх Нинве́ (и дошло дело до царя Нинве́ )». Дальше происходит то, что описывает Йехезке́ль про то, как будут каяться цари: «вэйика́м микисо́ вэйавэ́р адарто́ мэала́в (и снял роскошные одежды с себя) вэйиха́с сак вэйэша́в аль hаэ́фэр (и тоже одел мешковину и сел на пепел)». Сидение «на пыли», «на пепле» – это, кстати, взаимозаменяемая терминология, здесь это тоже признак покаяния, мы очень часто это встречаем в Писании. То есть, царь (опять-таки, у Йехезке́ля есть это описание покаяния царей) спустился с самого высокого места на самое низкое и, тем не менее, он от этого не перестал быть царем.

וַיַזְעֵק, וַיֹאמֶ ר בְ נִינְוֵה, מִ טַ עַם הַ מֶ לְֶך ּוגְ דֹלָיו לֵאמֹר; הָ אָ דָ ם וְ הַ בְ הֵ מָ ה הַ בָ קָ ר וְ הַ צֹאן, אַ ל־יִטְ עֲמּו מְ אּומָ ה, אַ ל־יִרְ עּו, ּומַ יִם אַ ל־יִשְ תּו׃ вайэзак вэйомар бэНинве митаам hамелэх ваигдэло лэмор адам вэhабэйма абакар вэцон аль итаму мэума аль ирэу маим аль ишту 7 и повелел провозгласить и сказать в Ниневии от имени царя и вельмож его: «чтобы ни люди, ни скот, ни волы, ни овцы ничего не ели, не ходили на пастбище и воды не пили, И он издает указ, начало в 7 стихе: «вайэза́к (и издал указ, и повелел)». Корень «за́ин-а́ин-куф (эза́к)» имеет в древнем иврите значение «вопить», «вопиеть ко Всевышнему», «кричать», «молить о помощи». В арамейских корнях, это близко к «приказывать», «повелевать», «давать срочное распоряжение», «звать кого-то срочно». «вэйома́р бэ Нинве́ (и сказал в Нинве́ ) мита́ам hаме́лэх (от имени царя)» — здесь тоже обратим внимание на употребление слова «та́ам». В современном иврите слово «та́ам» означает «вкус» и в древнем иврите мы видим в этом стихе это же слово в другом значении, «та́ам» в данном случае «сила», «власть» и так далее – арамейский корень.

Царь поддержал жителей в их инициативе: «ваигдэло́ лэмо́р (и добавил, говоря) ада́м вэhабэйма́ абака́р вэцо́н аль итаму́ мэума́ аль ирэу́ ма́им аль ишту́». Царь устанавливает более широкое постановление и говорит: «И человек, и животное, и скот – все они будут поститься». Комментаторы по разному относятся к этому постановлению царя, некоторые говорят: «Конечно, эти язычники такие примитивные, они всегда на все реагируют преувеличено. Зачем же заставлять скотину поститься? Она же, во-первых — безгрешная, а во-вторых — безмозглая, и какой может быть толк от ее поста?», таким образом, комментаторы говорят: «Вот, язычники они всегда такие». Тем не менее, есть и библейские основания у того, что делает царь: в Книге Йоэ́ля (или Иоиля) 1 глава 18 стих написано: «Как стонет скот» — скот может стонать, скот может вопить; в 36 Псалме мы читаем: «И человека и скотину Ты спасешь, Господь», то есть и скот тоже нуждается в спасении. И возможно, вот это сопоставление скотины, которая постится с людьми, которые постятся – это воззвание, что «хотя бы, как скотину, хотя бы как животных Ты нас, Всевышний, спаси», этакое самоуничижение для того, чтобы найти милость, снискать милость в глазах Всевышнего.

וְ יִתְ כַסּו שַ קִ ים, הָ אָ דָ ם וְ הַ בְ הֵ מָ ה, וְ יִקְ רְ אּו אֶ ל־אֱֹלהִ ים בְ חָ זְקָה; וְ יָש בּו, אִ יש מִ דַ רְ כֹו הָ רָ עָה, ּומִ ן־הֶ חָ מָ ס אֲשֶ ר בְ כַפֵיהֶ ם׃ вэиткасу саким hаадам вэhабэйма вэикру эль Элоhим бэхазка вайашуву иш мидарко hара умин ахамаса ашэр бэхапэйhэм 8 и чтобы покрыты были вретищем люди и скот и крепко вопияли к Богу, и чтобы каждый обратился от злого пути своего и от насилия рук своих. В 8 стихе мы читаем: «вэиткасу́ саки́м hаада́м вэhабэйма́ (и надели власяницу человек и животное)». Комментаторы спорят, надевали ли действительно мешковину на животных, но опять-таки, именно для сопоставления себя с животными, в качестве символического жеста могли надеть; «вэикру́ эль Элоhи́м бэхазка́ (и воззвали к Богу со всей силой, воззвали к Богу с усилием)».

Воззвало ли к Богу животное с усилием? Опять-таки, вернемся к Йоэ́лю, вполне возможно, что и животные могут взывать с усилием, мы в Псалмах видим, что все живое прославляет Всевышнего. Кроме того, есть такой удивительный, веселый и замечательный сборник, который называется «Пирке́й Шира́» — довольно поздняя книга в иудаизме, в ней упоминаются всевозможные зверушки, кошки, лисицы и прочие, каждое из которых прославляет Всевышнего. Каждому подобраны какие-то стихи и описания, которыми это животное прославляет Всевышнего, поэтому идея животных, прославляющих Всевышнего или обращающихся ко Всевышнему – она неудивительна, все живое славит Господа. И скот может вздыхать, как мы видели у Йоэ́ля – это не просто образ.

«Воззвали ко Всевышнему с силой», дальше 8 стих продолжает и говорит: «вайашу́ву иш мидарко́ hара́ (и каждый обратился со своего плохого пути)». Надо обратить внимание на слово «мидарко́ (от своего пути)», корень «де́рех», слово «де́рех». Слово «де́рех» действительно означает «путь», оно означает «путь», в смысле «дорогу», оно означает «путь поведения», есть «де́рех цадики́м (путь праведников)», есть «де́рех рашаи́м (путь злодеев)». Есть и «де́рех», как обычные происходящие процессы: Рахель, которая говорит, что у нее «обычное женское», она говорит, что у нее что-то «на женском пути», «по пути женщин» в соответствии с устройством женщины. То есть, слово «де́рех» — это не только путь, это мировоззрение, миропонимание человека, которое диктует и определяет его поведение. Каждый вернулся не от своих плохих действий, не от каких-то грехов, которые они совершали, а прежде всего вернулся от своей внутренней греховности, отказался от зла в себе, от плохого мировоззрения, дурного миропонимания и это – «де́рех hара́».

Иешуа, когда Он называет Себя: «де́рех эме́т вэ ахаи́м», Я — путь, истина и жизнь. Я способ существования в соответствии с истиной и жизнью. Я – то, что должно определять ваше поведение в истине и жизни» — это не просто и не только дорожка. И в данном случае, разумеется, в 8 стихе 3 главы это не только дорога, каждый вернулся со своего плохого пути, от своего дурного устройства: «у́мин ахама́са ашэ́р бэхапэйhэ́м (и также вернулся от грехов, которые в руках у меня)». Прежде всего, они покаялись в том зле, которое у них внутри, а затем они покаялись в злодеяниях: покаялись во зле и в злодеяниях. Слово «хама́с» используется и в отношении детей из Содома; слово «хама́с» означает грабеж, нечестное поведение в отношении другого, наживу на ближнем и так далее, то есть отсутствие нормальных отношений между человеком и Всевышним.

И с какой мыслью они все это сделали? Об их замысле мы читаем в 9 стихе: מִ י־יֹודֵ עַ יָשּוב, וְ נִחַ ם הָ אֱֹלהִ ים; וְ שָ ב מֵ חֲרֹון אַ פֹו וְ לֹא נֹאבֵ ד׃ ми йодэа яшув вэнахам hаЭлоhим вэшав мэхарон апо вэло нэабэд 9 Кто знает, может быть, еще Бог умилосердится и отвратит от нас пылающий гнев Свой, и мы не погибнем«. «ми йодэ́а (кто знает) яшу́в вэнаха́м hаЭлоhи́м вэша́в мэхаро́н апо́ вэло́ нэабэ́д». «Кто знает?» — об этом говорил капитан Ионе в самом начале, здесь тоже об этом говорят язычники. Это же самое «ми йодэ́а (кто знает?)» говорил и Давид, когда постился и молился за жизнь своего сына, он тоже говорит: «ми йодэ́а? Кто знает? Может меня помилует Всевышний».

Различные комментаторы много слов сказали по поводу раскаяния жителей Нинве́ . В Мишне́ мы видим их, как пример покаяния, как пример того, что вот, как легко можно раскаяться и принять Бога, как быстр и прост путь к установлению мира со Всевышним. В дальнейшем комментаторы разделяются. Вавилонская традиция, то есть традиция вавилонской общины – она, как ни странно, поддерживает традицию Мишны́ . В Вавилонском Талмуде и у вавилонских учителей мы находим немало высказываний, которые говорят: вот, хорошо же, что жители Нинве́ покаялись. А вот в стране Израиля отношение к покаянию Нинве́ во II-III веке довольно сильно поменялось и стали говорить: «Это они для вида декоративно покаялись. Они покаялись, лишь бы только Бог их помиловал, а потом они вернулись к своим плохим путям. Вот же факт – Нинве́ все-таки была разрушена». Можно задаться вопросом: «Почему возникло такое разделение между Вавилоном и страной Израиля?». Вавилон был довольно отдаленным местом, туда не добрались христианские проповедники, которые проповедовали раскаяние и взывание к милости Всевышнего. В стране Израиля христианских проповедников было полно, как и самих евреев христиан и, что самое обидное для мудрецов Израиля – было много язычников-христиан. Язычников-христиан, которые каялись и приходили к Богу без того, чтобы принимать на себя кучу заповедей (обрезания и так далее) и были в пути к этому. Мудрецы не готовы были с этим смириться, они говорят: «Какое же это покаяние, если все они не обрезались и не стали разделять мясное и молочное, и даже туалетную бумагу перед субботой не резали?». Это противостояние возникло на апологетической почве и это тоже иллюстрирует отчасти то, что мы не всегда видим замысел Всевышнего, и то, что Всевышний допускает, принимает покаяние человека, который только еще придет к соблюдению чего-то, только еще поймет понимание чего-то.

То, что Всевышний «возится» с Ионой в этой книге – это как раз наглядная иллюстрация действия Всевышнего. Знамение Ионы пророка – это знамение осуществления плана Всевышнего о милости к человечеству, в том числе, о милости к тем народам, которые пока Всевышнего не знают и пока не знают Его Законов. И вот, в 9 стихе мы видим надежду язычников на то, что «Бог может быть смилуется над нами и не сразу наденет на нас цици́т, кипу́ и даст нам шофа́р в уста», хотя то, другое и третье хорошо. Вот вам основа для спора между христианами и иудеями в первых веках: правильно ли покаялись жители Нинве́?

וַיַרְ א הָ אֱֹלהִ ים אֶ ת־מַ עֲשֵ יהֶ ם, כִ י־שָ בּו מִ דַ רְ כָם הָ רָ עָה; ַוִיָנ ֶחם הָ אֱֹלהִ ים, עַל־הָ רָ עָה אֲשֶ ר־דִ בֶ ר לַעֲשֹות־לָהֶ ם וְ לֹא עָשָ ה׃ вайэра Элоhим эт маасэим ки шаву мидаркам hара вэинахэм Элоhим аль hара ашэр дибэр лаасот лаhэм вэло аса 10 И увидел Бог дела их, что они обратились от злого пути своего, и пожалел Бог о бедствии, о котором сказал, что наведет на них, и не навел. В 10 стихе мы видим ответ, возможно, на этот вопрос: «вайэра́ Элоhи́м эт маасэ́им ки ша́ву мидарка́м hара́ (и Всевышний увидел их дела, что они отвратились от своего злого пути)», то есть Всевышний увидел их дела, потому что они отказались от злого мировоззрения. Когда происходит внутреннее изменение в человеке, а мы начали с того, что они сначала внутренне изменились, тогда видны и плоды новые. Всевышний увидел новые плоды, какие-то новые действия, которые возникли от того, что они отказались от злого внутреннего.

Здесь можно сказать, что Всевышний увидел у них те самые плоды покаяния, которые несколько веков спустя Йохана́н hаМатби́ль (Креститель) просил предъявить у 36 фарисеев. Всевышний здесь увидел эти дела: «вэинахэ́м Элоhи́м (смилостивился над ними Элоhи́м)». Слово «инахэ́м (утешился или раскаялся)», разумеется, также как Бог не видит, у Него нет глаз в нашем понимании, но в Писании Бог видит, слышит, обоняет и это все метафоры, то же самое «и раскаялся Всевышний» и «аль hара́ (и отвел Всевышний, изменил Всевышний) ашэ́р дибэ́р лаасо́т лаhэ́м вэло́ аса́ (от беды, которую хотел сотворить им и не сделал)». Бог помиловал Нинве́ по великой милости Своей, увидев то, что они изменили внутреннее свое и дела их изменились – это тоже знамение Ионе пророку, на этом заканчивается третья глава.

О том, как Иона отнесется к этому знамению, насколько он порадуется за милость Всевышнего или нет, мы почитаем в четвертой главе, а на этом изучение третьей главы заканчиваем.  

פרק ד — 4 Глава

וַיֵרַ ע אֶ ל־יֹונָה רָ עָה ְגדֹו ָלה; ַוִי ַחר לֹו׃ вэираа эль Йона раа гдола вэихар лё 1 Иона сильно огорчился этим и был раздражен. В предыдущей третьей главе жители города Нинве́ раскаялись, изменили образ мысли и действия, и увидел Всевышний, что они оставили плохой путь и помиловал их. Далее, мы читаем реакцию пророка Ионы на происходящее, это 1 стих: «вэираа́ эль Йона́ раа́ гдола́ (и стало Ионе очень плохо – “раа́ гдола́”) вэиха́р лё (и досадно стало ему)». Очень расстроился Иона. Сначала Иона шел в большой город, потом был большой ветер, потом он пришел в большой город, а теперь ему стало очень плохо. То самое зло, то плохое, что оставили жители города, жители города извлекли из себя злое, а Иона наполнился злым, стало ему очень плохо и досадно. И в этом состоянии Иона обращается ко Всевышнему и говорит: , ַעד־ֱהיֹו ִתי ַעל־ ַוִי ְת ַפ ֵלל ֶאל־ְיהָוה ַויֹא ַמר, ָאָנה ְיהָוה ֲהלֹוא־ֶזה ְד ָבִרי אַ דְ מָ תִ י, עַל־כֵן קִ דַ מְ תִ י לִבְ רֹחַ תַ רְ שִ ישָ ה; כִ י יָדַ עְ תִ י, כִ י אַ תָ ה אֵ ל־חַ נּון וְ רַ חּום, אֶ רֶ ְך אַ פַיִם וְ רַ ב־חֶ סֶ ד, וְ נִחָ ם עַל־הָ רָ עָה׃ вэитпалель аль Адоанй вэйомар ана Адонай hало зэ дэбри ад hайоти аль адмати аль кэн кадамти ливро Таршиш ки йедати ки ата Эль ханун вэрахум эрэх апаим вэрав хэсэд вэнихам аль hараа 2 И молился он Господу и сказал: о, Господи! не это ли говорил я, когда еще был в стране моей? Потому я и побежал в Фарсис, ибо знал, что Ты Бог благий и милосердый, долготерпеливый и многомилостивый и сожалеешь о бедствии. «вэитпале́ль аль Адона́й вэйома́р (и молился Богу и сказал) а́на Адона́й hало́ зэ дэбри́ ад hайоти́ аль адмати́ (это то, что я говорил еще на суше; это мое рассуждение было на суше)». Он ничего не говорил, но сейчас он приводит это, как «я так рассуждал еще, когда я был на своей земле». Традиционное: «Я же говорил! А я предупреждал!».

Что же он предупреждал?: «аль кэн када́мти ливро́ Тарши́ш (поэтому я в Тарши́ш убегал)». Почему?: «ки йеда́ти (я не только говорил, я еще и знал, а я знал, я знал!)». А что я знал?: «ки ата Эль хану́н вэраху́м (Ты Бог милостивый и милующий) э́рэх апа́им (долготерпеливый) вэра́в хэ́сэд (многомилостивый) вэниха́м аль hараа́ (сожалеющий о бедствии)». Иона раскрывает причину, почему он бежал в Тарши́ш, наконец-то мы это понимаем. Так почему он бежал в Тарши́ш? Потому что он знал, что Бог милостивый, долготерпеливый, многомилостивый и сожалеет о зле, о бедствии. Возникает интересный вопрос: ну и, собственно говоря, что? почему милость Божия повод от Бога бежать? Посылает Бог Иону в Нинве́ , Нинве́ кается и все замечательно!

Что же здесь плохого? Почему надо бежать от такого служения? Комментаторы выдвигают разные мнения, разные версии в отношении того, что произошло с Ионой, как рассуждал Иона. Первая мысль заключается в том, что Иона боялся прослыть лжепророком – репутация. Мидраш говорит о том, что по слову Ионы Бог расширил границы Израиля – это мы читаем в Писании.

Но было и второе послание Ионы, вторая миссия, которая была возложена на Иону: Иона предупреждал сначала Иерусалим о разрушении, и Иерусалим не был разрушен в тот период, как мы знаем. Тогда Иона сделался лжепророком среди евреев, его стали, так сказать, «песочить», как лжепророка. И Иона, согласно этому мидрашу, рассудил: «Я уже получил плохую репутацию среди евреев, сейчас я еще и среди язычников ославлюсь. Репутация дороже жизни, я не хочу никуда идти», то есть Ионой, согласно этой версии, двигал эгоизм.

Есть другая версия. Другая версия говорит о том, что Иона переживал за Израиль: если язычники раскаются быстро и примут его весть — это может быть обвинением, может служить основанием для дальнейшего обвинения в адрес Израиля в том, что Израиль не так скор на раскаяние. Самое интересное, что эту версию подтверждает нам Сам Иешуа, когда Он говорит о том, что «жители Нинве́ придут и будут свидетельствовать против вас, потому что они покаялись от проповеди Ионы». Давайте почитаем, это 12 глава Евангелия от Матфея, может быть, начнем сначала, чтобы во всем разобраться. Начнем тогда с 38 стиха 12 главы Евангелия от Матфея: «Тогда некоторые из книжников и фарисеев сказали: “Учитель, хотелось бы нам видеть от Тебя знамение”. Он сказал им в ответ: “Род лукавый и прелюбодейный ищет знамения; и знамение не дастся ему, кроме знамения Ионы пророка. Ибо как Иона был во чреве кита три дня и три ночи, так и Сын человеческий будет в сердце земли три дня и три ночи”». Иешуа продолжает и говорит о Нинве́ в 41 стихе: «Нинветяне восстанут на суд с родом сим и осудят его, ибо они покаялись от проповеди Иониной; а вот, здесь больше Ионы». Дальше Он приводит южную царицу, которая покаялась, «пришла послушать мудрость Соломонову; и вот, здесь больше Соломона» и заканчивает Он рассказ о том, что «нечистый дух выйдет из человека, ходит по безводным местам, ища покоя, и не находит и говорит: “Возвращусь в дом мой, откуда я вышел” и, придя, находит его незанятым, выметенным и убранным. Тогда идет и берет с собой семь других духов, злейших себя и, войдя, живут там» и так далее.

Попробуем понять, какую связь имеет ответ Иешуа к мотиву Ионы? Мидраш говорит, есть взаимоотношения между Богом и Израилем, как между Отцом и сыном, есть три вида пророков: Иеремия требовал славы сына и славы Отца, славы Бога и славы Израиля; пророк Элия́гу обвинял народ Израиля и требовал славы Отца, не требовал славы Израиля; а пророк Иона отличился тем, что требовал славы сына и не требовал славы Отца. Пророк Иона поставил под угрозу свои отношения со Всевышним, решился ослушаться Всевышнего, спорит со Всевышним ради народа Израиля согласно этому мнению и, отчасти, оно подтверждено Самим Иешуа.

Почему Иешуа заканчивает слова об Ионе пророке примером, что нечистый дух, который изгнан, погуляет-погуляет и вернется домой, да еще и корешей своих злых приведет? В чем здесь связь? Связь здесь в том, что жители Нинве́ действительно устранились с плохого пути и сделали добрые дела, то есть наполнились добром, их тшува́ была полной. С другой стороны, делая добрые дела, они делали добрым и свое содержание – это противовес той тшуве́ , которая в тот момент была принята у фарисеев. Фарисеи приносили жертвы, делали добрые дела и, как Сам Иешуа говорит: «делайте то, чему они учат, но не делайте то, что они делают» — их внутреннее и внешнее не соответствовало. Сами фарисеи потом говорили, что человек, внешнее которого не соответствует внутреннему – это не мудрец, это не ученый человек. Иона не хочет милости для язычников. Мы уже не говорим о том, что есть и политический мотив: Ассирия к Израилю не так уж дружелюбна, и есть старые недобрые счеты и старые недобрые отношения. Вот таким образом мы можем понять Иону: первое – это его сожаление о милости Всевышнего; второе – это его непонимание миссии Всевышнего, его неподчинение Всевышнему.

До какой степени? וְ עַתָ ה יְהוָה, קַח־נָא אֶ ת־נַפְ שִ י מִ מֶ נִי; כִ י טֹוב מֹותִ י מֵ חַ יָי׃ ס вэата Адонай ках на эт нафши мимэни ки тов моти мэхайай 3 И ныне, Господи, возьми душу мою от меня, ибо лучше мне умереть, нежели жить. В 3 стихе Иона говорит: «вэата́ Адона́й ках на эт нафши́ мимэ́ни (прими мою душу от меня) ки тов моти́ мэхайа́й (ибо лучше смерть моя, чем жизнь моя)». Явно здесь можно увидеть параллель с тем, что случилось с Элия́гу, когда он пришел на гору Хори́в, только он говорил с точностью до наоборот. Он говорил о том, что «Израиль весь развратился, весь Израиль в ужасном состоянии, и я не хочу быть у них пророком, и лучше Ты возьми мою жизнь», то же самое говорил: «ках на эт нафши́ (возьми мою душу)». Вот такой короткой сердечной молитвой промолился Иона Всевышнему. Суть просьбы, собственно говоря, молитва была о чем? О смерти. С самого начала Иона бежит от Всевышнего, пытается покончить жизнь самоубийством через то, что его бросят в море. Потом он вроде бы чему-то учится в рыбе и говорит: «Избавь меня от смерти!», но выясняется, что и рыба не была окончательным уроком для Ионы и Иона продолжает говорить: «Лучше убей меня, лучше я умру!». Многие пророки, мы говорили уже об Элия́гу, который хотел умереть, обвиняя народ Израиля, был Моше, который говорил о том, что «если Ты уничтожишь этот народ, вычеркни меня из Книги жизни». Иона ведет себя по-другому, Иона здесь открыто ни за кого не заступается, город ему совсем не жалко.

וַיֹאמֶ ר יְהוָה, הַ הֵ יטֵ ב חָ רָ ה לְָך׃ вайомэр Адонай hэйтэв хара лиха 4 И сказал Господь: неужели это огорчило тебя так сильно? В 4 стихе Всевышний обращается к Ионе и спрашивает его: «hэйтэ́в хара́ лиха́ (очень досадно тебе? сильно ли тебе досадно?)». Это вопрос риторический или Всевышний действительно хочет узнать – мы не знаем. Иона не отвечает на этот вопрос или, во всяком случае, мы не находим здесь в тексте Писания, чтобы Иона на этот вопрос отвечал.

О чем говорится дальше: וַיֵצֵ א יֹונָה מִ ן־הָ עִ יר, וַיֵשֶ ב מִ קֶ דֶ ם לָעִ יר; וַיַעַש לֹו שָ ם ס כָה, וַיֵשֶ ב ַת ְח ֶתי ָה ַב ֵצל, ַעד ֲא ֶשר ִיְר ֶאה, ַמה־ִי ְהֶיה ָב ִעיר׃ вайэц Йона мин hаир вайэшэв микэдэм лаир; вэйас ло шам сука, ваешев тахтэйа бацэль ад ашэр ирэ ма йие баир 5 И вышел Иона из города, и сел с восточной стороны у города, и сделал себе там кущу, и сел под нею в тени, чтобы увидеть, что будет с городом. «вайэ́ц Йона́ мин hаи́р (и вышел Иона из города) вайэшэ́в микэ́дэм лаи́р (и сел он на востоке от города) вэйа́с ло ша́м сука́ (и сделал там суку́ )». Слово «кэ́дэм» означает «восток» и «находиться впереди», «быть впереди». То есть восточный человек – он взглядом смотрит утром на место, откуда солнце восходит, поэтому впереди у него восток, поэтому Мертвое море названо «ям акэдми́», а Средиземное море названо «ям ахаро́н (то, что сзади)». Отсюда название юга «таема́н» связано с правой рукой, в семитских языках сохранилось и название для севера – «эсме́ль», что связано с левой рукой. Иона садится на западе от города, делает суку́ и сидит там в тени, тень, конечно же, очень важна: «ад ашэ́р ирэ́ ма баи́р (пока не увидит, что будет с городом)». Все это видимо происходит до этого разговора со Всевышним, потому что Всевышний уже увидел, что произошло с городом. Мы видели это в предпоследнем стихе третьей главы: Всевышний уже увидел действие людей, которые живут в городе и уже помиловал их, а Иона еще всего этого не видит. Иона пока видит, что жители засуетились в тшуве́ , что они надели власяницы, они постятся и скот постится. На фоне вот этой «кучи» быстрых действий, вот этой суеты раскаяния, которой осуетились жители Нинве́ , Иона вышел из города, построил себе шалашик, поставил кресло, можно сказать, прикупил попкорна и полевой бинокль, и сел в тени смотреть на то, что будет с городом. Если бы он мог заказать по Taobao плазменный телевизор, то заказал бы, но и готов был вести прямую трансляцию в YouTube «Как погибает Нинве́» — просмотров бы было очень много.

Это на самом деле хороший урок не только для Ионы, но и для всех верующих людей. Мы часто бываем рады, когда наказываются злодеи или, когда мы думаем, что злодеи будут наказаны. Когда умирает кто-то, кто не очень дружил с религией, часто видишь буквально радость у людей по поводу того, что он сейчас попадет в ад и Всевышний его накажет. Всякие попытки говорить о милости Всевышнего, разбиваются о «волнорез» веры в Слово Божие и веры в пророчество. На примере Ионы мы можем увидеть со стороны, как это происходит и как Всевышний к этому относится. Итак, Иона вальяжно расположился в суке́ к западу от города и пытается наблюдать, что будет происходить с городом.

וַיְמַ ן יְהוָה־אֱֹלהִ ים קִ יקָיֹון וַיַעַל מֵ עַל לְ יֹונָה, לִ הְ יֹות צֵ ל עַל־רֹאשֹו, ְל ַה ִציל לֹו ֵמָר ָעתֹו; ַוִי ְש ַמח יֹוָנה ַעל־ ַה ִקי ָקיֹון ִש ְמ ָחה

 ְגדֹו ָלה׃ вайэман Адонай Элоhим кикайон вайиало мэаль лэЙона ли эйот цэль аль рошо лэациль ло мэраато вайисмах Йона аль акикайон симха гдола 6 И произрастил Господь Бог растение, и оно поднялось над Ионою, чтобы над головою его была тень и чтобы избавить его от огорчения его; Иона весьма обрадовался этому растению. Бог снова вмешивается в жизнь Ионы даже когда тот «в отпуске» по окончании проекта. В 6 стихе мы читаем: «вайэма́н Адона́й Элоhи́м кикайо́н (и назначил/приказал Бог быть дереву, которое называется “кикайо́н” — касторовое дерево) вайиало́ мэа́ль лэЙона́ (и поднял его над Йоно́й, простер над Йоно́й тенистое дерево) ли эйо́т цэль аль рошо́ (чтобы быть тенью над головой его)».

На арамейском языке, которым автор Книги Ионы безусловно владел, и в арамейском переводе Книги Ионы, мы читаем, что дерево это называется «целюли́та», касторовое дерево называется «целюли́та» — это связано с тенью, оно и есть как бы «тенистость». В дополнение к шалашу Ионы, который, скорее всего, маленький, у него есть еще и дерево, под кроной которого можно сидеть. Даже человек, который хочет умереть и которому смерть дороже жизни, хочет сидеть под деревом. Если мы перечитаем рассказ про Элия́гу в Книге Малахи́м, то он тоже просил своей смерти, сидя в тени. Не смотря на то, что человек хочет умереть, он далеко не всегда хочет умереть мучительной смертью.

Итак, Бог поставил «кикайо́н», произрастил касторовое дерево «мэа́ль лэЙона́ (над Ионой, чтобы быть ему тенью над головой его) лэаци́ль мэраато́ (чтобы спасти его от беды его)». Какой беды? От солнца, утешить его в его печали, то есть Бог показал: «Вот, Иона, Я о тебе забочусь, у Меня есть о тебе забота» и тем самым, как бы спас Иону от зла его. Не смотря на то, что Иона противостоит Всевышнему, что Иона так и не понял, что Всевышний от него хочет, Всевышний посылает еще одного учителя Ионе, точнее еще двух, как мы вскоре увидим. Всевышний все-таки пытается подвести Иону к определенным выводам и, прежде всего, Он радует Иону красивым развесистым касторовым деревом, в тени которого Иона сидит, и наконец-то у него «симха́ гдола́». Сначала у него была «раа́ гдола́ (большая печаль)», теперь у него радость великая. Он шел в большой город, пришел большой ветер, потом его поймала большая рыба, потом он таки пришел в большой город, потом он опечалился печалью великой и тут у него наконец-то радость великая – все большое-большое-большое и еще больше.

Но в 7 стихе мы читаем что-то неожиданное: ַוְי ַמן ָהֱאֹל ִהים תֹו ַל ַעת, ַב ֲעלֹות ַה ַש ַחר ַל ָמֳחָרת; ַוַתְך ֶאת־ ַה ִקי

 ָקיֹון ַוִייָבש׃ вэйаман аЭлоhим толаат бэалут hашахар ламахорат вэтах эт hакикайон вэйивэш 7 И устроил Бог так, что на другой день при появлении зари червь подточил растение, и оно засохло. «вэйама́н Элоhи́м тола́ат (Всевышний назначил/поставил червя) бэалу́т hаша́хар лэмахора́т (перед тем, как подняться рассвету на завтрашний день; перед рассветом грядущего дня) вэта́х эт hакикайо́н вэйивэ́ш (и подточил червяк касторовое дерево, и оно высохло)». Червяк – мельчайшее из творений; Давид уничижительно говорит о себе: «Я червь, а не человек»; мы видим также у Иова, который связывает уничижительное отношение к людям с червями. Червяк – маленькое, ничтожное творение после всего того большого, что было в жизни Ионы, приходит червяк, маленький червячок, который подтачивает его великую радость. Животное часто оказывается на службе у Всевышнего, то говорит ослица, много примеров еще можно привести и, кстати, растения тоже часто служат Всевышнему для совершения тех или иных дел. Например, агнец, который запутался рогами в кустах, с другой стороны Авшало́м, который своими волосами запутался в ветках. Всевышний повелевает животными, деревьями, небом, морем, землей и все это мы видим здесь.

Вот как раз здесь мы увидим, что Он повелевает солнцу, 8 стих: וַיְהִ י כִ זְרֹחַ הַ שֶ מֶ ש, וַיְמַ ן אֱֹלהִ ים רּוחַ קָ דִ ים חֲרִ ישִ ית, וַתַ ְך הַ שֶ מֶ ש עַל־ רֹאש יֹוָנה ַוִי ְת ַע ָלף; ַוִי ְשַאל ֶאת־ַנ ְפשֹו ָלמּות, ַויֹא ֶמר טֹוב מֹו ִתי מֵ חַ יָי׃ вайэhи кизэрах hашэмэш вайэман Элоhим руах кадим харишит вэтах hашэмэш аль рош Йона ваиталеф вайишаль эт нафшо ламут вайомэр тов моти мэхаяй 8 Когда же взошло солнце, навел Бог знойный восточный ветер, и солнце стало палить голову Ионы, так что он изнемог и просил себе смерти, и сказал: лучше мне умереть, нежели жить. «вайэhи кизэра́х hашэ́мэш (с восходом солнца)», Господь повелевает и ветрами: «вайэма́н Элоhи́м ру́ах кади́м хариши́т (и Он назначил/поставил западный ветер оглушительный)». То есть вдруг подул мощный ветер, горячий ветер, Всевышний направил на Иону очень мощный «фен», обогрев; «вэта́х hашэ́мэш аль рош Йона́ (и ударило солнце по голове Ионы) ваита́леф (и чуть не потерял сознание и снова он просил себе смерти и сказал: “лучше мне умереть, чем жить”)». Но на этот раз от того, что солнце палило над его головой, и уже от страданий физических он захотел умереть и сказал: «Смерть моя лучше, чем жизнь моя».

וַיֹאמֶ ר אֱֹלהִ ים אֶ ל־יֹונָה, הַ הֵ יטֵ ב חָ רָ ה־לְ ָך עַל־הַ קִ יקָיֹון; וַיֹאמֶ ר הֵ יטֵ ב חָ רָ ה־לִ י עַד־מָ וֶת׃ 9 вэйомар Элоhим эль Йона hэйтэв хара леха аль hакикайон вэйомар hэйтэв хара ли ад мавэт 9 И сказал Бог Ионе: неужели так сильно огорчился ты за растение? Он сказал: очень огорчился, даже до смерти. «вэйома́р Элоhи́м эль Йона́ (и сказал Бог Ионе) hэйтэ́в хара́ леха́ аль hакикайо́н» — Бог задает ему уже более конкретный вопрос: «Сильно ли досадно тебе из-за касторового дерева?»; «вэйома́р hэйтэ́в хара́ ад ма́вэт (и сказал: “досадно мне до смерти”)». Снова Иона говорит о смерти, о желании умереть на этот раз, как мы уже сказали, от физических страданий. Бог продолжает учить Иону уму разуму и, собственно, завершает свой урок в ответ на свидетельство Ионы, что обидно и досадно ему стало из-за этого дерева.

וַיֹאמֶ ר יְהוָה, אַ תָ ה חַ סְ תָ עַל־הַ קִ יקָיֹון, אֲשֶ ר לֹא־עָמַ לְ תָ בֹו וְ לֹא גִ דַ לְ תֹו; שֶ בִ ן־לַיְלָה הָ יָה ּובִ ן־לַיְלָה אָ בָ ד׃ вэйомар Адонай ата хаста аль hакикайон ашэр ло амальта бо вэло гидальто шэбин лайла hайа увин лайла авад 10 Тогда сказал Господь: ты сожалеешь о растении, над которым ты не трудился и которого не растил, которое в одну ночь выросло и в одну же ночь и пропало: Всевышний говорит ему такие слова в 10 стихе: «вэйома́р Адона́й (и сказал Господь) ата́ хаста́ аль hакикайо́н (ты пожалел касторовое дерево) ашэ́р ло ама́льта бо (над которым ты не трудился) вэло́ гидальто́ (и не растил его) шэби́н ла́йла hайа́ уви́н ла́йла ава́д (которое ночью появилось и ночью исчезло)». До сих пор в иврите про какието временные явления, временные партии или временные фирмы «на час», говорят «кикъёни́т (касторовое)», как память о том кикайо́не, о том дереве, которое Всевышний посадил и которое исчезло, над которым никто не трудился, которое вроде бы и жалеть не надо. Почему Всевышний говорит, что Иона пожалел о кикайо́н, пожалел о дереве? Иона пожалел не дерево, он пожалел себя, он пожалел тень, которая у него была, он пожалел минутную милость, которую Всевышний проявил к нему, которой он очень радовался. Именно об этой милости говорит Всевышний: «Ты пожалел о том, что Я к тебе проявил милость, и она прекратилась» — в этом суть сожаления Ионы. Не дерево ему было жалко, то есть жалко ему было тень, которую он потерял.

וַאֲנִי לֹא אָ חּוס, עַל־נִינְוֵה הָ עִ יר הַ גְ דֹולָה; אֲשֶ ר יֶש־בָ ּה הַ רְ בֵ ה מִ שְ תֵ ים־ עֶשְ רֵ ה רִ בֹו אָ דָ ם, אֲשֶ ר לֹא־יָדַ ע בֵ ין־יְמִ ינֹו לִ שְ מֹאלֹו, ּובְ הֵ מָ ה רַ בָ ה׃ вэани ло ахус аль Нинвэ hаир hагдола ашэр йэш ба hарбэ миштэйм асэрэ рибо адам ашэр ло идо бэйн эмино лисмоло убеhема раба 11 Мне ли не пожалеть Ниневии, города великого, в котором более ста двадцати тысяч человек, не умеющих отличить правой руки от левой, и множество скота? Всевышний задает риторический вопрос в последнем стихе Книги Ионы: «вэани́ ло аху́с аль Нинве́ hаи́р hагдола́ (а Я не пожалею ли город Нинве́ , город большой) ашэ́р йэ́ш hарбэ́ миштэ́йм асэрэ́ рибо́ ада́м (в нем больше ста двадцати тысяч населения) ашэ́р ло идо́ бэйн эмино́ лисмоло́ (даже тех, которые не различают между правым и левым)». То есть, не просто сто двадцать тысяч населения есть в Нинве́ , а сто двадцать тысяч человечков, которые еще правое и левое не могут разделять; «убеhема́ раба́ (и скот большой есть в нем)». То есть действительно Бог пытается спасти и людей, и скот, как и ожидали жители Нинве́ . Бог милостив по отношению к людям и скоту, и к малым детям, и к взрослым людям, постоянно милостив к ним, к их жизни. А Йона́ сожалеет о маленькой-маленькой милости, которая была проявлена к нему. Эти уроки, которым Всевышний пытается Иону научить — они повторяются нам в учении Иешуа, который говорит: «Если тебе прощен большой долг, как ты можешь не прощать другому? Если вам оказана милость, как вы можете не оказывать милость другому? Если вы не прощаете, и вам не простится; прости нам, как и мы прощаем должникам».

Иона ждет милости к себе, Иона боится раскаяния народов, чтобы это было обвинением Израилю, Иона боится милости к язычникам. Иона боится собственного раскаяния, Иона так и не раскаивается в конце этой книги, во всяком случае, мы видим, что Всевышний закончил урок, и мы не знаем реакцию Ионы.

Книга оставляет Иону в подвешенном состоянии и здесь, наверное, есть символика всего еврейского народа. Важны ли нам больше наше уважение, наша репутация или спасения мира, спасение больших городов? Должен ли Израиль сидеть закрыто, беречь собственную святость, не общаясь с язычниками, закрывшись от язычников? Или надо к язычникам идти? Что важнее: репутация пророка, само пророчество или милость? И Бог говорит здесь, что Ему милость важнее даже тех пророчеств, которые Он Сам изрекает.

Это не книга о раскаянии и в Йом Кипур она читается не совсем потому, что это книга о раскаянии. Скажем, это не только книга о раскаянии, это, прежде всего, книга о безусловной великой милости Всевышнего ко всему человечеству. Главные герои этой книги «анаши́м» — люди, а не Йона́ , Йона́ – только фон, на котором эти люди двигаются. Это моряки, это жители Нинве́ , которые слышат проповедь или видят какие-то чудеса и принимают Всевышнего. Это рыба, дерево, ветер, солнце, червяк – все, что в мире служит Всевышнему. Все подчиняется Всевышнему ради осуществления плана Всевышнего.

Кто сопротивляется осуществлению плана Всевышнего? Это человек Йона́ – он единственный, кто не готов смириться и стать носителем милости Всевышнего в мир. Даже после собственного раскаяния, он все равно не готов нести милость, он хочет нести суд – это урок и для нас, верующих и, прежде всего, для нас, верующих в Иешуа. Очень важный урок!

На этом коротком подведении итогов скажем только, что это одно из возможных прочтений Книги Ионы. У любой книги ТаНаХа – семьдесят лиц и семьдесят возможностей толкования. Так или иначе, есть многое, что мы не могли здесь сказать и упомянуть, но на этом мы закончим изучение Книги Ионы.