Аба Ковнер — пепел погибших евреев стучал в его сердце

Аба Ковнер — пепел погибших евреев стучал в его сердце

«Помню, как я первый раз взорвал поезд, — рассказывал Ковнер. — Мы вышли небольшой группой, с нами была одна девушка. В канун Нового года мы подготовили немцам рождественский «подарок». Когда вдалеке замаячил поезд по направлению к Вильнюсу, мое сердце неожиданно перестало биться от радости и страха. Я изо всех сил дернул за веревку, и в тот же миг я услышал, как Рахиль закричала: «За Понари!». От мощного взрыва в бездну свалился 21 вагон.
У партизан сложился свой гимн. Один из бойцов написал на идиш текст на мотив известной военной песни «То не тучи, грозовые облака…» композитора Д. Покрасса:
«Не говори, что это наш последний путь,
И свет погас, и над землей лишь тьма и жуть.
Еще взойдет наш свет желанный, светлый весь,
И прогремит наш шаг, и прогремит:
«Мы здесь!».
Любили бойцы послушать и своего командира, когда Абба Ковнер тихо запевал «Землянку».
В Литве было создано семь еврейских партизанских отрядов. В четырех из них сражались, в основном, евреи из Вильнюсского гетто, а в трех — из Каунасского.
Советское партизанское командование стремилось еврейские партизанские отряды объединить с прочими подразделениями. Остались лишь два отряда, один из которых возглавлял Абба Ковнер. Всего в еврейских партизанских отрядах Литвы участвовало около 700 человек.
Абба Ковнер оказался в числе первых еврейских партизан, прибывших в разрушенное Вильнюсское гетто и попытавшихся спасти то, что еще было возможно,— и в первую очередь местную гигантскую библиотеку (100 тысяч книг), часть которой была отправлена в Американский архив идишской культуры.
ПРАВЕДНИК АНТОН ШМИД
Сразу после оккупации Литвы в июле 1941 года германские власти оборудовали в Вильнюсе на железнодорожном вокзале и в близстоящем здании сборный пункт, куда стекались после ранений и отпусков солдаты. Отсюда они направлялись догонять свои воинские части.

Заведовал такой армейской гостиницей фельдфебель Антон Шмид. Этот немногословный, степенный, сорокалетний немец был верующим христианином, не ослепленный нацистской пропагандой.

КНИГА СВИДЕТЕЛЬСТВ

Они действовали на территории поверженной Германии, выявляя и уничтожая нацистов, которые активно участвовали в геноциде еврейского народа. Бойцам Аббы Ковнера удалось уничтожить около 400 таких палачей.

В дальнейшем Ковнер стал одним из создателей организации «Бриха», переправлявшей евреев в Палестину. Там собрались также его старые товарищи по партизанскому подразделению.
В конце 1945 года Абба Ковнер был арестован английскими властями, но вскоре выпущен и добрался до Палестины.
Видимо, Аббе Ковнеру одной войны было недостаточно,— уже в конце 1947 года он добровольно вступил в действовавшую на юге страны бригаду «Гивати», которой командовал его друг Шимон Авидан, известный в ПАЛМАХе командир.
Тяжелые бои, которые подразделение Авидана вело до конца 1949 года, определили судьбу юга страны, — сначала было остановлено наступление египетской армии, а затем освобождена большая часть территории, принадлежавшей еврейскому государству согласно плану раздела Палестины.
В период службы в «Гивати» Ковнер редактировал ежедневный боевой листок бригады, который был по содержанию очень жестким, непримиримым, требовательным к расхлябанности, зазнайству — без снисхождения.
«Таким образом, Ковнер постоянно был на войне, — говорит Элиша Порат, его биограф и исследователь творчества. — Представьте это чудовищное по своей интенсивности и напряженности десятилетие, включившее в себя все — Вторую мировую войну, выживание, партизанскую борьбу, возмездие, алию, наконец, войну за Независимость. Такое десятилетие дает материалы для всей жизни».
После войны Абба Ковнер обосновался в кибуце Эйн-Хореш и взялся за написание книг по увековечиванию памяти Катастрофы и периоду борьбы за Независимость Израиля.
Он стал одним из создателей Музея диаспоры (Бейт-Тфуцот). Именно Ковнер предложил то содержание, которое наполняет музей и поныне.
Последние полтора десятилетия он занимался главным образом музеем и разработал его концепцию как основного архива еврейской жизни. Именно жизни, а не еврейской смерти.

В 1947 году вышла поэма Аббы Ковнера «Пока не скроется свет», написанная им в то время, когда он находился в тюрьме у англичан. Она посвящена еврейским борцам с фашизмом.

ОН БЫЛ ВЫДАЮЩЕЙСЯ ЛИЧНОСТЬЮ

Несмотря на это Абба Ковнер, несомненно, был личностью выдающейся и чрезвычайно известной».
Абба Ковнер скончался в возрасте 69 лет в сентябре 1987 года.
… Место рождения человека играет исключительную, порой неосознанную роль в его дальнейшей судьбе. Такой мне представляется биография поэтически одаренного севастопольского мальчика Аббы, который в годы кровавого лихолетия вышел на бой с гитлеровскими громилами и их пособниками, повел с собой в сражение сотни бойцов. И этим он заслужил свою строку в книге истории Севастополя.

Источник: https://vk.com/@estimable_world-aba-kovner-pepel-pogibshih-evreev-stuchal-v-ego-serdce