Раби Нахман «Рассказы о необычайном»

КУПЕЦ И БЕДНЯК

Жил некогда один купец. Был он большим богачом, склады его ломились от товаров, векселя его и расписки принимались повсюду. В доме купца было все, чего только может пожелать человек. Неподалеку от его особняка, чуть ниже, жил один бедняк, который был полной противоположностью своему соседу: в убогом домишке его царила нищета. Оба они были бездетны — и купец, и бедняк. Приснилось однажды купцу, что пришли к нему какие-то люди и стали увязывать его вещи. «Что вы делаете?!» — воскликнул он. «Все, что тебе принадлежит, мы отдадим бедняку, твоему соседу», — ответили они. Разгневался купец, но не решился перечить этим людям: было их слишком много, чтобы он мог сопротивляться. Увязали они в тюки все его имущество, все товары, хранившиеся в его подвалах, и отнесли все это добро бедняку, оставив купцу одни лишь голые стены.

Проснулся тот в отчаянии, но сразу понял, что все это ему просто приснилось. Несмотря на то, что это был всего лишь сон и имущество купца осталось при нем, сердце его не переставало испуганно биться — так встревожил его ночной кошмар. Не выходил у купца этот сон из памяти.

Всегда заботился купец о том бедняке, поддерживал его. Но сейчас он старался помогать ему еще больше. Однако теперь, когда сам бедняк или его жена приходили к купцу, на лице богача появлялся испуг: вспоминал он свой сон. Частенько заглядывали они к нему, и однажды, когда жена бедняка пришла к купцу и он дал ей то, в чем они с мужем нуждались, снова появилось на лице богача выражение страха.

Сказала тут она ему:- Не сердись на меня, господин мой, но почему, когда мы приходим к тебе, выражение твоего лица меняется?

Рассказал ей купец о том, какой сон ему приснился, и о том, что с той поры на сердце у него неспокойно.

— В какую ночь привиделся тебе этот сон? — спросила она.

Ответил он ей, когда это случилось.

— Именно той самой ночью, — сказала женщина, приснилось мне, что я большая богачка, и вот пришли ко мне люди и стали увязывать мое добро в тюки. «Куда вы это все хотите унести?» — спросила я их. «К вашему нищему соседу», — ответили они… Так стоит ли нам с вами доверять снам? — спросила она купца.

Потряс богача этот рассказ, и перепугался он еще пуще прежнего: ведь оба сна не оставляли сомнений в том, что все его богатство перейдет к бедняку, а нужда соседа станет его собственным уделом. Пребывал с тех пор купец в постоянном страхе.

Однажды случилось вот что: выехала жена этого купца на прогулку в своей коляске, взяв с собою нескольких соседок, в том числе и жену бедняка. По дороге навстречу им двигалось чужеземное войско, во главе которого ехал генерал. Свернула коляска на обочину, и войско прошло мимо. Заметил женщин генерал и приказал привести к нему одну из них. Забрали солдаты жену бедняка, усадили ее в карету генерала, и войско продолжало свой путь.

Скрылись они из глаз, и стало ясно соседкам, что не удастся им вернуть жену бедняка: не отпустит генерал пленницу.

Привез ее генерал в свою страну; но так как была она женщиной б-гобоязненной, ни за что не соглашалась, как ее ни упрашивали и не уговаривали, оставаться с ним и все время плакала, ибо трепетала жена бедняка пред Всевышним.

Вернулись тем временем ее соседки с прогулки, и когда рассказали они бедняку о случившемся, стал тот рыдать и биться головой о стену; не переставая, оплакивал он свою жену.

Однажды купец, проходя мимо дома бедняка, услышал его рыдания и причитания, зашел к нему и спросил:

— Отчего ты так горюешь?

— Как же мне не горевать! — ответил тот. — Посуди сам: что у меня в жизни осталось? У одних есть деньги, у других — дети, а у меня ничего нет, жену — и ту отобрали!

Сжалось сердце купца, когда узнал он о постигшем бедняка горе; преисполнился он жалости к соседу и решил ему помочь.

Разузнал он, из какого государства был тот генерал, и совершил то, что было полным безрассудством: добрался до той страны, разыскал дом, в котором этот генерал жил, и ворвался во двор, не обращая внимания на стоявшую вокруг охрану. Растерялась стража и перепугалась, увидев человека, который производил впечатление ненормального: как попал сюда этот сумасшедший?! Воспользовался купец растерянностью, охватившей солдат, и вошел внутрь дома, беспрепятственно миновав все караулы.

Так добрался он до покоев, которые отвели жене бедняка. Разбудил он ее, спящую, и сказал ей:

— Вставай!

Проснулась женщина, увидела купца и испугалась.

— Идем скорее со мной! — сказал он ей. Вскочила она с постели, и вышли они из дома генерала, а оторопевшие стражники пропустили их. Оказавшись снаружи и придя в себя, осознал купец, какое безрассудство совершил, и понял, что в генеральском доме сейчас поднимется переполох. Так оно и случилось: забили в доме тревогу, и пришлось беглецам спрятаться в канаве, полной воды. Двое суток не прекращался шум вокруг них, и все это время они не вылезали из ямы. Увидела жена бедняка, на какой риск пошел купец, чтобы спасти ее, что приходится ему из-за нее терпеть, и поклялась Именем Всевышнего, что все счастье, которое ей предопределено в этой жизни, все блага, которые будут ей посланы, — все это она разделит со своим спасителем; и если он пожелает забрать себе всю ее удачу и все хорошее, что выпадет на ее долю, оставив ее саму в нищете, ни в чем не будет ему от нее отказа. И так как не было рядом с ними людей, взяла она в свидетели ту самую яму, в которой они сидели. Через два дня выбрались они из канавы и продолжили свой путь к дому. Но и в тех местах, где проходили беглецы, их тоже искали. Увидели они тут микве*, забрались внутрь и прятались там двое суток. Оказавшись в этом убежище, снова задумалась жена бедняка над тем, что с нею произошло, и над тем, на какой риск пошел купец, чтобы ее спасти; и опять дала себе клятву отдать ему все счастье, которое предопределено ей в этой жизни, в награду за все, что ему пришлось вынести ради нее, и призвала она эту микве в свидетели своей клятвы. Выйдя оттуда, отправились они дальше, но и там пришлось им прятаться от погони; семь своих убежищ приготовила для них вода на всем их пути: канаву, микве, пруд, родник, ручей, реку и озеро. В каждом месте, где приходилось им укрываться, вспоминала жена бедняка, на какие жертвы пошел купец и как рискует ради нее. И всякий раз повторяла она про себя свою клятву и призывала в свидетели то место, в котором они находились.

___________

* Бассейн, в котором евреи совершают ритуальное омовение. (Здесь далее прим. пер.)

Так шли они и шли, укрываясь от погони, покуда не вышли к морю. Тут уж купец оказался в своей стихии: известны были ему все морские пути, которые вели в их страну; возвратились они домой, и вернул он жену бедняка ее мужу, радости которого не было границ.

А купцу, который совершил это доброе дело — спас женщину и за все время, что были они в пути, пальцем до нее не дотронулся, потому что боялся Б-га, — послал Всевышний Свое благословение, и в том же году родился у купца сын. И жене бедняка, сохранившей верность мужу и в доме генерала, и во время побега оттуда со своим спасителем, послал Всевышний дочь, да такую красавицу, какой до тех пор среди людей не рождалось.

«Дай Б-г, — говорили люди, — чтобы она выжила!» — им трудно было представить себе, что такая необыкновенная красота, такое чудо могло быть послано на землю на долгие годы.

Валом валил народ в дом бедняка подивиться на его дочь; восторгались все ее невиданной красой, очаровывались девочкой и дарили ей всевозможные подарки, и благодаря этому разбогател бедняк.

Запала тут купцу в голову мысль: «Хорошо бы моему сыну жениться на соседской дочке, когда оба вырастут! Об этом, должно быть, и сны наши говорили: мое богатство бедняку достанется, а его добро станет моим. Суждено нам породниться!»

Однажды соседка зашла к нему, и он сказал ей о своем намерении породниться с ними — тогда, мол, и сны их сбудутся.

Ответила она ему:

— Я тоже думала об этом, только не осмеливалась предложить. Но если и сам ты желаешь того же — обо мне и говорить нечего! Могу ли я отказать тебе, если поклялась в том, что все мое богатство и все счастье будут и твоими тоже!

Ходили вместе в школу сын купца и дочь бедняка, изучали, как положено, разные науки и языки; люди постоянно приходили любоваться диковинной красотой девочки и приносили ей множество подарков, так что состояние ее отца все время увеличивалось. Среди прочих и вельможи являлись подивиться ее нечеловеческой красоте; такое впечатление производила она на сановников, что каждый из них, у кого был сын, мечтал женить его на дочери бедняка — хоть и не подобает вельможе вступать в родство с неимущими. Чтобы сделать такой брак возможным, постарались они продвинуть отца своей будущей невестки по службе, на которую его устроили. Стал бедняк служить императору сначала в чине прапорщика, и так поднимался все выше и выше, пока не добились для него вельможи генеральского чина. Были они теперь готовы породниться с ним и наперебой помогали ему добиться на службе успехов.

Бедняк же никак не мог решиться выдать свою дочь за одного из их сыновей: затруднялся он отдать предпочтение кому-то из вельмож, да и жена обещала купцу выдать их дочь за его сына.

Тем временем бедняк, став генералом, продолжал преуспевать. Доверял ему император вести войны, и в каждой из них ему сопутствовала удача. На такую высоту поднялся бедняк благодаря своей удаче и расположению государя, что, когда тот умер, решил народ сделать бедняка своим императором. Посовещались вельможи между собой и согласились с этим; и стал бедняк императором.

Продолжал он вести войны, в которых ему по-прежнему везло, и захватил много стран. Так длилось до тех пор, пока все остальные государства на свете не подчинились ему добровольно, ибо видели, что удача не покидает его, и известно им было, что вся красота и все счастье мира при нем обитают.

Собрались все земные цари, провозгласили его императором всей земли и дали ему в том грамоту, написанную золотыми буквами.

Теперь уже император и не думал о том, чтобы породниться с купцом, — уж слишком неравным был бы брак между их детьми. Однако императрица, жена его, не отвернулась от купца, потому что помнила все добро, которое тот для нее сделал.

Увидел император, что из-за этого купца не может он выдать замуж свою дочь, и стал искать способ навредить своему бывшему соседу. Попытался он вначале разорить купца, действуя при этом так, чтобы его самого никто в таком намерении не заподозрил. Использовал он для этого всю свою власть и мало-помалу довел купца до полного разорения, и потерял тот все свое состояние.

Императрица же и после этого продолжала оставаться верной своему слову. Понял тогда император, что, пока жив купеческий сын, не выдать ему свою дочь замуж ни за кого другого, и решил погубить юношу. Вот как он поступил: облыжно обвинил сына купца и отдал его под суд. Стало ясно судьям, что вознамерился император сжить со света этого человека, и вынесли они приговор: связать преступника и бросить его в море.

Разрывалось из-за этого сердце императрицы, но и она не имела права перечить государю. Пошла она тогда к палачам, которым приказано было исполнить приговор, упала им в ноги и стала умолять этих людей оказать ей милость и отпустить юношу, ведь он не сделал ничего такого, за что его следовало бы казнить. Просила она палачей бросить в море вместо него другого арестанта, приговоренного к смерти, а этого человека отпустить. Упросила их она, и поклялись те освободить юношу. Сдержали они свое слово: взяли вместо него другого человека и бросили того в море, а сына купца отпустили: ступай, мол, себе, ступай! Ушел от них юноша, а так как был он человеком разумным, то решил совсем покинуть пределы страны.

Еще до того, как вышел на волю купеческий сын, позвала императрица свою дочь и сказала ей:

— Ты должна знать, дочка, что у тебя есть жених, сын купца.

Поведала она ей обо всем, что пережила когда-то, и сказала:

— Этот человек рисковал из-за меня своей жизнью! В семи убежищах, которые приготовила для нас вода, прятались мы с ним, и всякий раз клялась я перед Б-гом, что все блага, которые Он пошлет мне, будут принадлежать и купцу, и призвала в свидетели каждое из этих семи мест. И теперь ты — все богатство мое, вся удача и все счастье — по праву принадлежишь ему. И сын его — жених твой. Но император из-за гордыни своей хочет убить безвинного юношу. Я все сделала, чтобы спасти сына купца от смерти, и мне это удалось: его должны отпустить. Знай же, дочь, что он — жених твой и во всем мире лишь он может быть твоим мужем.

Выслушала девушка то, что рассказала ей мать, и так как тоже была б-гобоязненной, пообещала матери выполнить ее волю, чего бы это ни стоило. Послала она сыну купца в темницу, где тот находился, письмо, в котором написала, что обещана ему и он — ее единственный жених. Нарисовала она ему в том письме все семь мест, в которых вода дала убежище ее матери и его отцу, — мест, которые были свидетелями клятвы жены бедняка, ставшей теперь императрицей: канаву, микве, пруд, родник, ручей, реку и озеро. Завершая послание, наказала императорская дочь своему жениху беречь это письмо как зеницу ока и подписалась в конце.

Через некоторое время после того, как получил юноша это письмо, выпустили его из темницы, казнив вместо него другого приговоренного к смерти. Оказавшись на воле, добрался он до гавани, сел там на корабль и вышел на нем в открытое море.

Вскоре начался шторм; выбросил он судно на какой-то пустынный берег, и оно разбилось о камни. Людям же удалось спастись. Выбравшись на сушу, разбрелись они в разные стороны в поисках пищи. Не было у них надежды, что какой-то корабль заметит их и на нем они вернутся домой, потому что пустыня эта находилась в стороне от всех морских путей; и каждому из этих людей пришлось самому заботиться о своем пропитании. Разошлись они в разные стороны, и купеческий сын тоже направился в глубь пустыни. Долго шел он и настолько удалился от берега, что, когда захотел было возвратиться, не смог найти дорогу назад; и чем сильнее хотелось ему вновь выйти к морю, тем упорнее затягивала его пустыня в свои владения. Понял наконец юноша, что назад ему уже не вернуться, и продолжал идти куда глаза глядят. Для защиты от диких зверей смастерил он себе лук. Долго скитался по пустыне сын купца, время от времени находя по пути что-то съедобное, и бродил так до тех пор, пока пустыня не кончилась. Увидел юноша плодовые деревья, услышал журчание ручья, но людей и в этом месте не оказалось.

Наелся он и напился и решил остаться там навсегда: чувствовал он, что тяжело ему будет теперь вернуться к людям, да и кто знает — если уйдет он отсюда, найдется ли где-нибудь другое такое место?.. Деревья там были усыпаны плодами и воды было в избытке, и так хорошо было сыну купца в этом благодатном уголке, что подумал он: «Останусь жить здесь до самой смерти!» Выходил он со своим луком охотиться на зайцев и оленей, так что в мясе у него не было недостатка, ловил в ручье рыбу, которая была хороша на вкус, и готов был жить в этом прекрасном краю до конца своих дней. Между тем император, полагавший, что сына купца казнили и он навсегда избавился от него, решил, что теперь ничто не мешает ему выдать свою дочь замуж. Объявил он ей, что ищет для нее женихов среди царей; отдал он в ее распоряжение один из своих дворцов, и стала принцесса в нем жить, пригласив к себе княжеских дочек фрейлинами. Проводила она время, играя на музыкальных инструментах, как это приличествует дочерям монархов.

Когда заговаривали с нею о сватовстве, отвечала принцесса, что не желает и слышать об этом, — пусть, мол, тот, кто хочет жениться на ней, сам придет к ней во дворец.

В совершенстве владела дочь императора искусством стихосложения. Устроила она в своем дворце особое возвышение, на которое должен был подняться каждый претендент на ее руку и продекламировать сочиненную им в честь своей избранницы любовную поэму.

Стали приезжать к принцессе цари, мечтавшие жениться на ней, поднимались на возвышение и декламировали свои стихи, посвященные ей. Каждому из них отвечала она поэмой о любви собственного сочинения, только одни из женихов получали ответ из уст ее фрейлин, другие — те, к кому она отнеслась более благосклонно, — удостаивались, не видя ее, услышать стихотворный ответ из ее собственных уст, к третьим же, которые нравились ей больше всех остальных, она выходила сама, открывала лицо и читала им свою поэму о любви. Однако после всего этого говорила она каждому из них одну и ту же фразу:

— И все же воды не смыкались над тобою!

И никто не понимал, что принцесса хотела сказать этими словами.

Когда открывала она царям свое лицо, те падали ниц, ослепленные ее красотой. Одни из них теряли сознание, другие сходили с ума, потрясенные ее небывалой красою, пораженные в самое сердце любовью к императорской дочери. Несмотря на всю опасность, сопряженную с таким сватовством, не переставали цари приезжать к ней во дворец, но каждому из них отвечала она то же самое:

— И все же воды не смыкались над тобою!..

А сын купца между тем обживал благословенный уголок, в котором поселился, устроил себе там место для отдыха и много времени проводил, играя на самодельных музыкальных инструментах и слагая стихи: на все это, как и принцесса, он был большим мастером. Инструменты он изготовил себе из дерева подходящей породы, струны сделал из жил разных животных; играл он и пел, и перечитывал письмо императорской дочки, которое получил в темнице, и вспоминал все, что с ним приключилось с тех пор, когда отец его еще был богатым купцом, и до сего времени.

Взял он однажды это письмо, нашел дерево с расщелиной, расчистил ее и спрятал в ней листок; сделал он на том дереве пометку, чтобы его было легко отыскать, и вернулся к себе.

Но вот однажды разразилась буря, ураганный ветер повалил все деревья, которые росли в том краю, и никак не удавалось юноше разыскать то из них, в котором спрятал он письмо. И пометка, сделанная им, не могла ему помочь: все деревья, упавшие на землю, а было их великое множество, — были похожи друг на друга, и задача разыскать среди них то, в котором он устроил тайник, представлялась непосильной — не разбивать же ему каждый ствол в поисках спрятанного листка!

Горько рыдал пришедший в отчаяние юноша, и стало ясно ему, что если он останется жить здесь, то непременно сойдет с ума от великого несчастья, которое его постигло. Решил он покинуть эти места: будь что будет, но уйти отсюда он обязан, ибо опасно ему оставаться тут наедине со своим горем.

Положил он в котомку мясо, набрал плодов с деревьев и пошел куда глаза глядят, оставляя по дороге знаки, по которым он мог бы снова когда-нибудь найти это место. Через некоторое время пришел юноша к человеческому жилью.

Встретил он там людей и спросил у них:

— Что это за страна?

Ответили они ему:

— Слышали ли здесь об императоре?

— Да, — сказали они.

— А об императорской дочери-красавице?

— Слышали. Никому не удается жениться на ней, потому что она всех женихов отвергает.

Подумал юноша и решил, что самому ему не следует идти к принцессе. Пришел он к царю той страны, в которой оказался, и раскрыл перед ним свою душу: рассказал купеческий сын, что он — жених императорской дочери и из-за него она не хочет выходить замуж ни за кого другого. Но так как самому ему невозможно явиться к ней, он готов открыть царю тайну семи условных знаков, обладая которой, тот, приехав к принцессе, сможет удостоиться ее руки. В обмен на эту тайну попросил юноша денег.

Сразу стало ясно царю, что человек этот говорит правду, потому что выдумать такую историю попросту невозможно. Понравилось ему это предложение, и согласился он. Стал тут царь рассуждать: «Если я привезу императорскую дочку, а юноша этот останется жить здесь, он будет мешать мне. Может быть, убить его? Но как я могу казнить человека, который сделал мне добро!» Обдумав все, выслал царь купеческого сына за двести миль от своей столицы.

«За что он изгнал меня? — рассердился юноша. — За то добро, которое я ему сделал?»

Пошел он тогда к царю той страны, в которой очутился, и рассказал ему свою историю. Раскрыл он ему тайну семи условных знаков и добавил к ним еще один знак, известный принцессе. Попросил он царя поторопиться и отправиться в путь немедленно: может быть, удастся тому опередить первого царя. И все же в любом случае, считал юноша, знание дополнительного знака давало царю преимущество перед соперником.

Но и этот царь рассудил так же, как и первый, и выслал купеческого сына за двести миль от своей столицы. Разгневанный, пошел тот к царю соседней страны, в которой оказался, и рассказал ему обо всем, что с ним приключилось…

Собрался тем временем первый царь и поспешил к императорской дочери. Явился он во дворец красавицы и сложил там поэму в ее честь. Весьма хитроумно вставил он в эту поэму упоминания о всех семи местах, которые были свидетелями клятвы жены бедняка. Однако законы стихосложения, которыми он пользовался, сочиняя эти стихи, не дали ему возможности перечислить все семь убежищ в правильном порядке.

Поднявшись на возвышение, продекламировал царь свою поэму. Услышав упоминания об этих семи убежищах, принцесса была потрясена и сказала себе: «Вот он, мой суженый!» Одно лишь смущало ее: то, что места эти он упомянул не по порядку. Решила она, что, очевидно, форма поэмы помешала ему соблюсти это условие. «Да, это он, жених мой!» — подумала девушка и ответила ему письмом, что готова выйти за него замуж.

Поднялся во дворце радостный переполох: наконец-то принцесса-красавица нашла себе жениха! Начали уже готовиться к свадьбе, но тут внезапно объявился новый жених — второй из трех царей, у которых побывал купеческий сын. Узнав о том, что принцесса уже сосватана, не отступился царь и сказал:

— После того, как она выслушает меня, ее планы изменятся! Поднялся он на возвышение и продекламировал свою поэму, в которой все семь убежищ были перечислены по порядку, и, кроме того, был упомянут в стихах еще один знак, известный принцессе. Еще больше, чем в первый раз, была потрясена дочь императора и спросила его:

— Откуда же предыдущий жених узнал о нашей тайне?

«Если я расскажу ей правду, — подумал второй царь, — это повредит мне».

— Не знаю, — ответил он.

Растерялась принцесса: ведь в стихах предыдущего жениха было упоминание о местах-свидетелях! Каким образом посторонний человек мог узнать об этом?!

Несмотря на все это, решила она что этот второй и есть ее истинный жених, ведь все семь убежищ он назвал в своих стихах по порядку, а кроме того, был известен ему еще один тайный знак. Подумала она, что первый жених, должно быть, по чистой случайности вставил в свою поэму эти семь слов. Но, несмотря на все это, решила принцесса замуж пока ни за кого не выходить…

А сын купца, разгневанный тем, что первые два царя его прогнали, попал, как уже говорилось, к третьему царю и рассказал тому о том, что с ним приключилось. Раскрыл он тайну семи условных знаков и ему, прибавив к ним еще несколько, известных одной лишь принцессе. Более того, рассказал он царю о том, что было у него письмо, где были нарисованы все семь убежищ. Посоветовал он царю сделать такой же рисунок и передать его императорской дочери.

Но и тот поступил так же, как и предыдущие цари: изгнал юношу за двести миль от своей столицы, а сам поспешил к принцессе.

Когда добрался он туда, то узнал, что во дворце уже находятся два жениха. Никто не мог понять почему, но всем было ясно, что дочь императора предпочитает этих двух всем другим.

Узнав об этом, не отступился третий царь и сказал:

— После того, как она выслушает меня, ее планы изменятся!

Поднялся он на возвышение и продекламировал свою поэму, и оказалось в ней еще больше условных знаков, чем в стихах двух первых царей. Передал царь для принцессы и листок с рисунком. Увидев его, была потрясена она еще сильнее, чем раньше, и перепугалась так, что окончательно растерялась: ведь и о каждом из двух предыдущих женихов она думала, что это — ее суженый. Объявила она тут, что больше никому не поверит, пока не принесут ей ее собственное письмо…

Тем временем сын купца подумал: «Надоело мне, что изгоняют меня отовсюду! Отправлюсь-ка я сам к своей невесте, может быть, мне и повезет!»

Добрался он до ее дворца и попросил придворных передать принцессе, что явился претендент на ее руку, чтобы прочитать ей свою поэму, услышав которую, она согласится стать его женой.

Поднялся юноша на возвышение и продекламировал свою поэму, в которой были упомянуты и семь условных знаков, и множество других, дополнительных, известных лишь им двоим еще с той поры, когда они ходили вместе в школу. Рассказал он ей обо всем: о том, что это он послал к ней трех царей, о том, что случилось с ее письмом, которое он спрятал в расщелине дерева, обо всех своих скитаниях.

Но и ему не поверила императорская дочь: ведь и у него, как и у трех предыдущих женихов, не было ее письма; и не узнала она его — ведь столько лет прошло с тех пор, как они виделись в последний раз! Вновь подумала она, что поверит лишь тому, кто принесет ей ее собственное письмо, а на условные знаки, которые стали известны многим, не будет больше обращать внимания.

Увидев, что принцесса ему не поверила, сообразил купеческий сын, что оставаться ему во дворце нет смысла, да и опасно: император мог проведать, что он находится здесь, и убить его. Решил он снова вернуться в те дикие места, где жил все последнее время, чтобы провести там годы, которые ему остались.

После долгих странствий добрался, наконец, сын купца до своего затерянного в пустыне жилья. Немало лет прошло с тех пор, как начались его приключения, и сейчас ему хотелось лишь одного: вновь поселиться в своем уголке и жить там до самой смерти. Немало размышлял он о смысле жизни человеческой в этом мире и пришел к выводу, что остаться здесь — это самое лучшее, что он мог бы себе пожелать. Снова стал жить он на прежнем месте, питаясь плодами, как и в былые годы…

Один разбойник, промышлявший на морских путях, прослышал о принцессе-красавице и надумал ее похитить. Сам он ее в жены взять не мог, потому что был скопцом, но рассчитывал продать ее какому-нибудь царю за большие деньги. Стал готовиться разбойник к похищению, а так как был он человеком отчаянным, то жизнью своею не дорожил, как и все разбойники: повезет — хорошо, не повезет — тоже ничего страшного.

Накупил он уйму разных товаров, а кроме того, смастерил из золота больших птиц — да так искусно, что всем казались эти птицы живыми. Сидели птицы на золотых колосьях, и то, что колосья под ними не ломались, уже само по себе было чудом. Так хитроумно сделал разбойник этих птиц, что умели они у него исполнять разные мелодии: одна щебетала, другая чирикала, третья издавала трели. Однако все это было лишь ловким трюком: в той же каюте, где находились птицы, были спрятаны люди и с помощью невидимых глазу проволочек управляли птицами так искусно, что казалось те поют сами.

Завершив все приготовления, отплыл разбойник на своем корабле к берегам страны, в которой жила дочь императора, и, оказавшись в виду города, где она находилась, бросил якорь.

Представился он там богатым купцом, и люди стали приходить к нему и покупать дорогие товары, привезенные им. Так торговал он более трех месяцев, и от покупателей, приобретавших у него красивые вещи, не было отбоя.

Захотелось и императорской дочери купить себе что-нибудь. Пригласила она его с товарами к себе во дворец. Ответил ей разбойник, что по домам покупателей свои товары не разносит — даже если речь идет о дочери самого императора, — тот, кто хочет что-либо приобрести, пусть сам приходит к нему, и никому не удастся заставить его изменить своему правилу.

Решила принцесса пойти к этому человеку. Тут надо сказать, что она, выходя за покупками, прикрывала свое лицо, чтобы никто не увидел его: ведь любому было достаточно лишь взглянуть на ее красоту, чтобы потерять сознание.

Прикрыла дочь императора свое лицо и теперь, отправляясь к купцу; взяла она с собой придворных дам, и стража сопровождала их.

Пришла она к торговцу и накупила у него всякой всячины. Когда стала принцесса собираться домой, сказал он ей:

— Приходи ко мне снова, и я покажу тебе кое-что получше, нечто совсем необыкновенное.

И возвратилась императорская дочь во дворец.

Через какое-то время снова посетила она купца, вновь накупила у него разных товаров и вернулась домой. За те месяцы, что корабль разбойника стоял у берега, приходила туда принцесса не раз, посещать торговца вошло у нее в привычку.

Однажды, когда она явилась к нему, повел ее разбойник в каюту, где находились золотые птицы. Открыл он дверь — и увидала императорская дочь это необычайное зрелище.

Захотела и свита ее войти внутрь, но разбойник, обращаясь к принцессе, воскликнул:

— Им нельзя! Этого я не покажу никому, кроме тебя — дочери императора! Никого другого я в каюту не пущу!

Впустил он принцессу внутрь, вошел сам и запер за собой дверь. Не раздумывая долго, схватил разбойник свою гостью, заставил ее залезть в мешок и раздеться там; отобрав все ее вещи, он нарядил в них одного из своих матросов, прикрыл ему лицо и вытолкнул из каюты:

— Ступай!

Не успел опомниться этот матрос, как оказался снаружи. И так как лицо его было прикрыто, стража приняла его за принцессу и повела к выходу, а матрос, не понимающий, на каком он свете находится, покорно шел с ними.

Так дошли они до покоев императорской дочери, и когда он открыл свое лицо, все увидели, что это простой матрос.

Поднялся тут во дворце страшный переполох. Когда стало ясно, что матрос сам не понимает, что произошло, ему надавали пощечин и выгнали вон.

А разбойник, похитивший дочь императора, предвидя, что за ним снарядят погоню, сошел с корабля вместе со своей пленницей и укрылся с ней в канаве с дождевой водой: переждать там, пока суматоха не прекратится.

Прежде чем сойти на берег, отдал он своим матросам, оставшимся на корабле, такой приказ:

— Рубите якорный канат и немедленно удирайте! — понимал он, что погоня вот-вот будет здесь. — Стрелять по нашему судну они не осмелятся — ведь они думают, что принцесса находится на корабле. Они будут стараться догнать вас, поэтому отплывайте немедленно! Но если они вас и схватят, то тоже ничего страшного!

Такая уж натура у разбойников, что нисколько не дорожат они своей жизнью.

Так все и произошло: из дворца, охваченного паникой, сразу же выслали за ними погоню, догнали корабль, но дочери императора на нем не оказалось.

Сидела она вместе с разбойником в канаве с дождевой водой, и тот запугивал ее:

— Не вздумай кричать, чтобы привлечь внимание людей! Я рисковал своей шкурой, чтобы тебя заполучить! Если я потеряю тебя, если тебя у меня отберут жизнь мне моя тогда не нужна будет. Так что если ты кричать начнешь — я тебя сразу же задушу, а там будь что будет! Берегись, я ведь жизнью своей не дорожу!

Перепугалась принцесса, услышав эти слова.

Через некоторое время выбрались они из канавы, и разбойник повел свою пленницу в город. Но и в тех местах, где проходили они, их тоже искали. Увидел это разбойник и вновь спрятался с ней, на этот раз — в микве.

Выйдя оттуда, отправились они дальше и пришлось им там спрятаться в другом водоеме; так продолжалось до тех пор, пока не перебывали они во всех семи убежищах — таких же, как те, где прятались когда-то купец с матерью принцессы, и которых та призывала в свидетели своей клятвы.

Так добрались они до моря, и стал искать там разбойник какое-нибудь судно — хотя бы рыбацкую лодку, чтобы выбраться на нем из этой страны. Удалось ему найти один корабль, и поднялся он на палубу вместе с императорской дочерью, которую нарядил матросом, потому что боялся, как бы ее у него не отобрали силой. Как уже говорилось, был этот разбойник скопцом и сам не мог жениться на принцессе, он намеревался лишь продать ее какому-нибудь царю.

Вышел корабль в открытое море.

Вскоре начался шторм; выбросил он судно на какой-то пустынный берег, и оно разбилось о камни.

Выбрались разбойник и его пленница на сушу и попали в ту самую пустыню, где жил сын купца. Был этот разбойник опытным моряком и сразу понял, что берег этот находится в стороне от всех морских путей. Оказавшись в этом месте, перестал он бояться, что принцессу у него кто-нибудь отнимет, ослабил свой строгий надзор, и разошлись оба в разные стороны на поиски пищи. Расстояние между ними все увеличивалось, и спохватился вскоре разбойник, который шел своей дорогой, что дочь императора скрылась из виду. Стал он громко звать ее, но та решила ему не отвечать. Подумала она: «Все это кончится тем, что разбойник продаст меня. Не стану откликаться! А если он меня вновь разыщет, то отвечу ему, что не слышала его криков. Все равно он меня не убьет: он думает лишь о том, чтобы продать меня». Так и не отозвавшись, пошла принцесса дальше, а разбойник искал ее повсюду и не мог найти. Бродил-бродил он по пустыне до тех пор, покуда не разорвали его дикие звери.

Шла императорская дочь все дальше и дальше, время от времени находя по пути что-то съедобное, пока не вышла к тому месту, где жил купеческий сын.

Когда встретились они, то он ее не узнал: за время скитаний отросли у нее длинные волосы, к тому же и одета она была матросом. Не узнала и принцесса своего суженого.

Завидев матроса, обрадовался сын купца новому человеку и спросил:

— Откуда ты и как попал сюда?

Услышал он в ответ:

— Плыл я на корабле одного купца, и наше судно разбилось во время шторма. А ты как тут очутился?

Рассказал он, что оказался в этих краях тоже из-за купца.

Стали они жить в том месте вдвоем.

…После того, как императорскую дочь похитили, мать ее пришла в отчаяние, головой о стену билась, потеряв свое дитя. Поедом ела она своего мужа, обвиняла его:

— Когда-то ты из-за гордыни своей погубил юношу, а теперь вот наша дочь пропала! В ней было все наше счастье, вся наша удача, а теперь, когда мы лишились ее, что у меня осталось?!

Без конца изводила она императора своими упрека ми. Ему самому, конечно, тоже было очень горько, что не усмотрел за дочкой и ее похитили, а тут еще и жена своими попреками не давала ему покоя. И разгорелись между супругами вражда и взаимная ненависть. Надоело слушать императору неприятные вещи, которые говорила ему жена, и однажды он разгневался настолько, что решил прогнать ее. Отдал он ее под суд; судьи приговорили императрицу к изгнанию и отправили в ссылку.

Вскоре после этого затеял император войну и проиграл ее. Обвинил он в этом своего полководца.

— Из-за твоих ошибок мы потерпели поражение! — сказал он генералу и отправил его в изгнание.

Начал тут император новую войну, но и в ней ему не было удачи, и снова он взвалил вину на своих военачальников и наказал их изгнанием. Так он расправился со многими своими полководцами.

Увидели его подданные, что творит император дикие вещи: сначала изгнал императрицу, затем генералов… Решили они сделать наоборот: императрицу вернуть из ссылки, чтобы она правила страной, а его самого изгнать. Так они и поступили: императора прогнали, супругу его вернули и посадили на престол, и первое, что та сделала, — послала за купцом и его женой, которых разорил император, и взяла их к себе во дворец.

Когда вели императора в ссылку, обратился он к своим стражникам:

— Отпустите меня! Ведь я все же был вашим императором! Немало добра я вам сделал — окажите же и вы мне милость и освободите меня. В страну эту я больше не вернусь, и опасаться вам нечего. Отпустите меня, позвольте мне уйти! Дайте мне прожить на свободе те немногие годы, которые мне еще остались!

Отпустили его стражники, и пошел он куда глаза глядят.

Несколько лет провел он в скитаниях и однажды вышел к морю; сел он там на корабль, и налетевший шторм отнес судно к той самой пустыне, где жили дочь императора и купеческий сын. Добрался он до места, в котором они находились, и не узнали ни они его, ни он их: так обросли все трое волосами за время своих многолетних скитаний.

— Откуда ты и как попал сюда? — спросили они его.

Ответил он:

— Купец был причиной тому, что я здесь очутился. А вы как оказались тут?

— И каждый из нас тоже из-за купца.

Стали они жить там втроем, ели и пили все вместе и играли на музыкальных инструментах — ведь император тоже был обучен, как и они, этому искусству.

Купеческий сын, который жил там дольше других, был из всех троих самым ловким; он ходил на охоту и приносил остальным мясо, которым они питались. Деревья, стволы которых они использовали для разведения огня, ценились в городах дороже золота.

— Как хорошо было бы прожить здесь всю жизнь! — обращался сын купца к своим товарищам. — Все блага, которые есть у горожан в целом мире, невозможно сравнить с тем, что есть тут. Лучше всего для каждого из нас, убеждал он их, — провести остаток жизни здесь!

— Какие блага были в городе у тебя самого, если тут тебе еще лучше живется? — спросили они у него.

В ответ он рассказал товарищам о том, что отец его был богатым купцом и у них ни в чем не было недостатка, а теперь вот он живет здесь и тоже ни в чем не нуждается. Не переставая, убеждал он их в том, что этот благословенный уголок — лучшее в мире место для человека.

— Приходилось ли тебе слышать об императоре? — спросил его отец принцессы.

— Приходилось! — ответил купеческий сын.

— А о его дочери-красавице?

— И о ней слышал! Император этот — убийца! гневно воскликнул сын купца.

— Почему ты его называешь убийцей? — спросил тот.

— Из-за его жестокости и гордыни я оказался здесь!

— Как это произошло?

Решил купеческий сын, что бояться ему здесь некого, и рассказал всю историю, которая с ним приключилась.

Спросил его отец принцессы:

— Как бы ты поступил, если бы император оказался в твоих руках? Стал бы ты ему теперь мстить?

— Нет, — ответил сын купца, который был человеком добрым и отходчивым. — Более того — я стал бы о нем заботиться, как, к примеру, забочусь о тебе.

Стал тут его собеседник вздыхать и охать:

— Ах, какая бедная, горькая старость выпала на долю императора! Слышал я, что пропала у него дочь-красавица, а самого его изгнали.

— Это случилось из-за его собственной жестокости и гордыни! воскликнул купеческий сын. — Он сам погубил и себя, и свою дочь! И я оказался здесь из-за него!

Снова спросил его император:

— Неужели ты не стал бы ему мстить, если бы он оказался в твоей власти?

Вновь ответил ему сын купца:

— Не стал бы. Я отнесся бы к нему точно так же, как отношусь к тебе.

Открылся тогда перед ним тот, рассказал, что он и есть император, и поведал обо всем, что с ним произошло.

Бросился тут купеческий сын обнимать и целовать его, и принцесса слышала и видела все это.

Тут нужно сказать, что у сына купца вошло в привычку каждый день осматривать в поисках письма по три ствола, поваленных бурей, и помечать их особым знаком. Валялись там многие тысячи деревьев, и он ставил на стволах, которые успел проверить, мету, чтобы на следующий день не возвращаться к ним. Ежедневно выходил он на поиски в надежде найти письмо принцессы, и каждый раз, когда возвращался, глаза его были влажны от слез, потому что вновь его поиски оказывались безуспешными.

— Что ты ищешь среди деревьев? — спросили его товарищи. — И почему ты возвращаешься с заплаканными глазами?

Рассказал им тогда сын купца всю свою историю: о том, что получил от принцессы письмо, которое спрятал тут поблизости в расщелине одного из деревьев, и о том, что случилось во время бури.

— Я все еще надеюсь, что мне удастся разыскать это письмо, — сказал он им.

— Завтра, когда ты отправишься на поиски, и мы пойдем с тобой, предложили они. — Может, нам удастся его найти.

Так они и сделали. Вышли они на следующий день все вместе, и принцесса нашла в одном из стволов утерянное письмо. Развернула она листок и увидела, что это — ее собственное послание. «Как мне теперь поступить? — стала размышлять она. — Если я признаюсь ему в том, что я — его невеста, и переоденусь — моя красота вновь вернется ко мне, я стану такой же, какой была раньше, и жених мой может потерять сознание и даже умереть! Да и свадьба наша должна быть сыграна по закону, а здесь нам не удастся устроить ее подобающим образом».

Подошла она к купеческому сыну и отдала ему письмо, сказав:

— Посмотри, что я нашла. Увидев письмо, упал тот в обморок. Привели они его в чувство, и радости всех троих не было границ.

— Но что толку с того, что письмо нашлось! — воскликнул сын купца. Как мне теперь найти принцессу, ведь разбойник, который ее похитил, наверняка успел продать ее какому-нибудь царю! Никакой пользы это письмо уже принести не может. Суждено мне, видно, остаток моих дней провести здесь.

Протянул он принцессе письмо и сказал:

— Возьми его. Может быть, тебе удастся ее разыскать и жениться на ней.

Взяла принцесса письмо и предложила купеческому сыну:

— Пойдем вместе! Я найду ее, и возьму в жены, и поделюсь с тобою богатством, которое у меня будет.

Понял тот, что матрос с его умом наверняка достигнет желаемой цели, и согласился пойти вместе с ним. Но не оставлять же императора одного — ведь в страну свою ему было страшно возвращаться, — и предложили они ему отправиться в путь вместе.

— Я непременно разыщу принцессу и женюсь на ней, — сказала ему дочь. И тогда тебе нечего будет бояться, подданные твои еще попросят тебя вернуться. Вышли они втроем в дорогу, дошли до берега моря, договорились с капитаном одного судна и вернулись в свою страну, которой правила императрица.

Когда корабль, добравшись до столицы государства, встал на якорь, принцесса сообразила, что если она внезапно появится перед матерью, та может, не дай Б-г, умереть. Пошла она во дворец и попросила передать императрице, что ее хочет видеть человек, у которого есть сведения о судьбе ее пропавшей дочери. Провели ее к матери, и рассказала ей принцесса, переодетая матросом, о том, что произошло с нею самой, поведала всю свою историю.

— Дочь твоя сейчас находится здесь, — сказала она напоследок и, наконец, открыла матери всю правду: — Она стоит перед тобою! И купеческий сын, жених мой, тоже вернулся сюда. Одного лишь я прошу у тебя: позволь и отцу моему снова жить во дворце!

Не хотелось матери исполнять эту просьбу: не прошел ее гнев на мужа, который был виною всему случившемуся, но вынуждена была она уступить из любви к дочке. Послали за императором в тот край, куда он был сослан, но не нашли его там, а тем временем принцесса сообщила матери, что отец тоже вернулся вместе с ними.

Сыграли тут во дворце свадьбу, и радости всех не было границ. Получили новобрачные императорскую корону, все человечество признало их власть над собою, и стали они царствовать над целым миром.

Амен и амен!

Старый император, который был виновен во всем происшедшем, так и не вернул себе утраченное положение. Купец же достиг такого могущества, какого у него не было и в лучшие времена, — ведь был он отцом самого императора!

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15