Первое соборное послание апостола Иоанна

Глава 5.

«Всякий верующий, что Иисус есть Христос, от Бога рожден, и всякий, любящий Родившего, любит и рожденного от Него» (1 стих). Если мы любим те изменения, которые происходят в нас и приближают нас к святости Отца, то вместе с этой любовью к Отцу мы любим и Сына, через которого мы освящаемся. А, «что мы любим детей Божиих, узнаем из того, когда любим Бога и соблюдаем заповеди Его» (2 стих). Опять мы, с одной стороны, соблюдая заповеди, любим; с другой стороны, мы любим и, тем самым, соблюдаем заповеди. Это две стороны одной медали. В любви мы соблюдаем заповеди по отношению к ближнему и по отношению к Богу, то есть соблюдаем Тору.

Часть заповедей – это возлюби ближнего своего, как самого себя. Мы часто говорим о том, что две скрижали Моисеевы были как бы посвящены двум темам. Первая скрижаль касалась отношений между человеком и Богом: соблюдение субботы, да не будет у тебя других богов и т.д. – это можно свести к такой истине как «возлюби Бога всем сердцем». Вторая скрижаль: не прелюбодействуй, не лжесвидетельствуй, не возжелай, не воруй, не убий — эти заповеди связаны с отношениями с ближними и они сводятся к тому, что «возлюби ближнего своего, как самого себя».

Две скрижали, две точки опоры от одного Бога. Тот, Кто дал нам субботу, дал нам и заповедь любви. И, соблюдая заповеди второй скрижали, мы знаем, что мы любим ближнего, соблюдая заповеди первой скрижали, мы знаем, что мы любим Бога, «… и заповеди Его не тяжки» (3 стих).

«Всякий, рожденный от Бога, побеждает мир; и сия есть победа, победившая мир, вера наша» (4 стих). Всякому, кто рожден от Бога, обетована победа в этой борьбе с мирским началом в нас, с «ветхим человеком» в нас. Рано или поздно нам уготована победа. «Кто побеждает мир, как не тот, кто верует, что Иешуа, Он – Сын Божий?» (5 стих). Через то, что мы верим, что Иисус рожден от Бога, мы сами получаем рождение от Бога, и побеждаем мир.

«Сей есть Иешуа Машиах, пришедший… » Здесь внимание! Сделаем небольшую остановку и рассмотрим перевод 6 стиха пятой главы. «Иешуа пришедший водою и кровию (и Духом)» — этой вставки нет! Прочитаем, как действительно записан этот стих: «Сей Иешуа Машиах, пришедший водою и кровию, не водою только, но водою и кровию». Иешуа Машиах пришел в этот мир, принял водное крещение, но не только водное, но и кровавое.

Почему Иоанн об этом пишет? Потому что в то время существовали разные секты, разные еретики, которые утверждали, что Иешуа на самом деле не был распят на Кресте, что Его на Кресте подменили ангелы, то ли Симон Кириянин был распят вместо Него, то ли еще кто-то. То есть утверждали, что это кровавое крещение Иешуа не прошел, но Иоанн говорит: «Сей есть Иешуа, Который во плоти прошел не только водное крещение, но и кровавое». «…И Дух свидетельствует, потому что Дух есть истина» (6 стих). То есть это запечатлено в Евангелии, что духом Божиим произнесено это свидетельство.

Седьмой стих пятой главы – это вставка! Седьмого стиха, который звучит «… три свидетельствуют на небе: Отец, Слово и Святый Дух; и Сии три суть едино» — этого стиха нет ни в одной рукописи вплоть до средневековья. Это вставка и подделка. И мы никак не будем к этому относиться, а вот продолжение текста «…три свидетельствуют на земле: дух, вода и кровь; и сии три об одном» (8 стих) рассмотрим. Слово «дух» несправедливо записано с маленькой буквы. Когда Иоанн говорил об истории в шестом стихе, то он говорил сначала о том, что Иешуа прошел через воду и кровь и Дух засвидетельствовал об этом. Теперь же, когда Иоанн перечисляет свидетелей, то он перечисляет их в другом порядке, потому что он перечисляет их как бы по старшинству. Он говорит, что прежде всего Дух свидетельствует, затем вода (вода – это водное крещение, как Иешуа сказал Иоанну: «…так надлежит нам исполнить всякую правду» (Матф. 3:15), то есть водное крещение подтвердило Его праведность) и кровь через смерть и воскрешение – «и сии три об одном» (8 стих). И поскольку Дух – первый свидетель, а Бог есть Дух, который говорит: «если мы свидетельства человеческие принимаем, то тем более свидетельство Божие, Которым Бог свидетельствовал о Сыне Своем» (9 стих). То есть Иоанн говорит, что, поскольку мы имеем такое сильное свидетельство, то мы не можем его не принять.

Так о чем свидетельство? О том, что Иешуа прошел водное крещение (формальное очищение, как в иудаизме это принято) и кровавое крещение, то есть крещение, которое предназначено только для Машиаха и ближних Его, как Иешуа Сам говорит в Евангелии: «...крещением Моим будете креститься…» (Матф. 20:23) – это о кровавом крещении. И «верующий в Сына Божия имеет свидетельство в себе самом…» (10 стих).

Мы говорили о том самом помазании, о том чутье, которое мы получаем, о нашей любви, о нашей готовности отдать жизнь за ближнего ……, о новом человеке в нас. Этот новый человек, Духом Святым рожденный в нас – он и есть свидетельство, которое мы имеем в себе самом. «…не верующий Богу представляет Его лживым, потому что не верует в свидетельство, которым Бог свидетельствовал о Сыне Своем» (10 стих). А свидетельство-то в чем? А «свидетельство… в том, что Бог даровал нам жизнь вечную, и сия жизнь есть в Сыне Его» (11 стих). Через смерть и воскресение Иешуа, через Его водное и кровавое крещение мы совершили победу, победили мир.

Победили какой мир? Победили смертный мир, победили бренный мир и тем самым перешли в вечную жизнь. И мы имеем в себе нового человека, наблюдаем в себе нового человека, имеем в себе свидетельство того, «что Бог даровал нам жизнь вечную… в Сыне Его. Имеющий Сына (Божия) имеет жизнь; не имеющий Сына (Божия) не имеет жизни» (11,12 стихи).

В самом начале мы спрашивали, что это за жизнь вечная, которая нам явилась и выяснили, что нам явился Сын Божий. Он явился нам, сделался видимым нам не так, как Он был видимым апостолам. Он осязаем изнутри нашим «духовным зрением» в новом свете, в котором мы ходим. «Сие написал я вам, верующим во имя Сына Божия, дабы вы знали, что вы, веруя в Сына Божия, имеете жизнь вечную. И вот какое дерзновение мы имеем к Нему, что, когда просим чего по воле Его, Он слушает нас…» (13,14 стихи).

Что значит «просим по воле Его»? Опять же просим, как мы уже говорили в предыдущей главе, на служение Ему. Просим о том, что нам необходимо для того, чтобы Ему служить. Когда мы это просим, Он слушает нас. «А… мы знаем, что Он слушает нас во всем, чего бы мы ни просили, — знаем и то, что получаем просимое от Него» (15 стих). Если мы просим что-то, что нам нужно на служение, на евангелизацию, на то, что идет для воплощения Его замысла, если просим новым человеком, тем который живет в нас по Его воле, тем который исполняет Его заповеди, тем который любит ближнего, если вот этой частью нашего естества мы просим, то мы получаем просимое от Него.

«Если кто видит брата своего согрешающего грехом не к смерти, то пусть молится…» (16 стих). Если человек борется со своим грехом, просит очищение за свой грех, то это грех не к смерти. То есть человек еще не полюбил грех, не стал жить грехом, не стал провозглашать этот грех праведностью или нормой. В этой ситуации мы молимся за такого человека.

«Если грех к смерти…» (16 стих, продолжение), то Иоанн говорит, что не стоит за это молиться. Почему он так говорит? Есть целый ряд таких грехов, наказание за которые – отсечение от народа. Это очень высокий уровень падения, это не случайный грех. И если мы видим, что человек живет грехом, человек смирился с каким-то грехом и отпадает от вечной жизни, сам не желает идти к вечной жизни, то мы об этом не молимся. И если мы видим, что человек совершает какой-то грех, наказание за который смерть, наказание за который муки, то мы должны много раз подумать, прежде чем молиться за такого человека, который может умереть в результате нашей молитвы, в результате нашей просьбы о его очищении.

Иными словами, мы можем только поддержать человека в его желании победить грех. Если у человека никакая часть его «не дергается», не осуждает его, нисколько не мешает ему грешить, то и мы, не видя этого, не можем «влезть» в этот процесс. Нам нужна хоть какая-то «зацепочка» в нем самом, чтобы увидеть, что что-то в нем хочет вечной жизни, что он еще не окончательно возлюбил грех.

И вторая сторона: есть грехи, наказание за которые – отсечение от народа. И мы должны понять, что не зря Всевышний так решил и так установил и, что если человек согрешает таким грехом, то лучше нам не вмешиваться. «Мы знаем, что мы от Бога и что весь мир лежит во зле» (19 стих). «Всякая неправда есть грех, но есть грех не к смерти» (17 стих). Грех не к смерти – это такой грех, когда (мы уже говорили об этом) человек может вечером исповедоваться, чтобы не дать лукавому прикоснуться к нему, чтобы не дать греху проникнуть внутрь него, потому что он помнит, что вокруг нас есть зло. Если же мы в греховности своей полюбили то, что вокруг нас, то уже о грехе не к смерти речь не идет. Но нас утешает, «…что Сын Божий и дал нам (свет и) разум, да познаем (Бога) истинного и да будем в истинном Сыне Его Иешуа Мошиахе: Сей есть истинный Бог и Он даровал нам жизнь вечную и да будем хранить себя от идолов» (20,21 стихи).

Почему Иоанн заканчивает пассаж о грехе к смерти «храните себя от идолов»? Потому что, когда мы выбираем что-то мирское (наш грех к смерти), то мы выбираем, по сути, идола. Мы выбираем какую-то мирскую ценность, какую-то мирскую «занозу», которой мы хотим поклоняться – и это становится нашим идолом. Это следование за идолом, создание ложной ценности помимо Бога приводит нас, в конечном счете, на путь к греху смерти: если мы начинаем любить кого-то кроме Бога, если мы не понимаем, что любовь происходит от Бога, или что источник вечной жизни только у Бога.

Вечен в этом мире только Бог! Любой идол временен, он исчезнет и поэтому поклонение идолу — это грех к смерти. Попробую повторить, потому что я как-то невнятно сказал этот пассаж. Грех к смерти можно понимать двумя путями: первый – это грех, через который человек возлюбил мир, когда человек постоянно живет в любви к миру, избрал другие ценности помимо Бога и следует им. В этой ситуации мы не молимся за такого человека, потому что это против его воли.

И второй вид грехов к смерти — это грехи, наказание за которые – «карет» (отсечение от народа, смерть), и мы не молимся за такого человека. Опять же, потому что он, отчасти, уже отсек себя от нашего общества, отчасти потому, что мы не хотим привлечь на него какое-нибудь наказание и ждем его собственного покаяния. А для того, чтобы нам самим не впасть в грехи к смерти, нам нужно беречь себя от идолов. Нужно беречь себя от того, чтобы самим в себе, самим для себя не сотворить какого-то идола, не пойти вслед за какой-то ценностью помимо Бога, чтобы мы кому-то служили, а Богу не радели. Поэтому «Первое Послание Иоанна» заканчивается предупреждением: «Дети! храните себя от идолов» (21 стих).

На этом мы закончили «Первое послание святого апостола Иоанна».

С вами был Александр Бленд.

Спасибо, что вы были со мной.

Источник: http://www.alexblend.net

Страницы: 1 2 3 4 5