Первое соборное послание апостола Иоанна

Глава 4.

Иоанн начинает говорить о духе, который может жить в человеке. И мы переходим к изучению четвертой главы. «Возлюбленные!»,- говорит Иоанн, — «не всякому духу верьте, но испытывайте духов, от Бога ли они, потому что много лжепророков появилось в мире» (1 стих). Будет приходить много людей, которые захотят поделиться чем-то духовным. Как можно понять, от Бога ли этот человек приходит? И снова Иоанн со второго стиха пытается дать нам «карманный определитель духов»: «Духа Божия (и духа заблуждения) узнавайте так: всякий дух, который исповедует Иисуса Христа, пришедшего во плоти, есть от Бога; а всякий дух, который не исповедует Иисуса Христа, пришедшего во плоти, не есть от Бога, но это дух антихриста, о котором вы слышали, что он придет и теперь уже есть в мире» (2,3 стихи). Это, конечно, очень хорошо, что Иоанн дает нам такой «определитель». Тем не менее, мы знаем очень много странных церквей с нелепым богословием, с ужасным поведением верующих, в которых верующие, пасторы и «отцы церкви» провозглашают, что Иисус пришел во плоти. Когда католическая церковь организовывала крестовые походы или когда Кальвин организовывал массовые зачистки, они тоже признавали, что Иисус пришел во плоти. И сегодня есть много церквей, которые хотелось бы назвать еретическими. Или, иными словами, трудно понять, каким образом они, не еретические, исповедуют Иисуса Христа, пришедшего во плоти.

Как понять этот «определитель» Иоанна? Как один из подходов толкования, мы можем сказать, что это был «определитель» для того времени. Что такое определение было актуально для тех споров, которые существовали в то время, для противодействия тем методам, которыми антихрист тогда действовал в церквях, а сейчас это уже не актуально. Сказать так — это легитимный подход. И мы можем так понять Послание, сказав: «Вот тогда, в то время — это говорилось так, а сегодня — этот «определитель» имеет только историческое значение». Я предлагаю другой вариант. Предлагаю понимать это место Писания так: «Любое учение, которое приводит к тому, что света в нас (в нашей плоти) раскрывается все больше и больше, есть от Бога. Всякий дух, который больше уводит нас от мира и вводит в свет – всякий такой дух есть от Бога. Тот же дух, который говорит нам не только о свете, но и о какой-то власти, о каких-то мирских ценностях, о каком-то процветании – это дух антихриста, и к нему нужно относиться соответственно».

Такие два варианта прочтения есть. Я их оставлю так, как они есть: не хочу выбирать из них более предпочтительный вариант. Но четвертый стих наводит на мысль, что мой вариант поддерживается текстом: «Дети! вы от Бога, и победили их; … Тот, кто в вас, больше того, кто в мире» (4 стих). Все-таки речь идет о противостоянии между мирским и светом. «Они от мира, потому и говорят по мирски, и мир слушает их» (5 стих).

С самого начала мы говорим о том, что в нас есть что-то мирское, ведь я же согрешаю. Я, правда, стараюсь каждый вечер приносить мои грехи к Богу и исповедовать их. И если эти учителя приходят ко мне, то это «мирское» во мне может начать слушать таких учителей, потянуться к такому учению и через это возрастать. Через мирское в нас такие учителя нас и «берут». Они мирские и мир слушает их.

Если я хочу быть в мире с миром, то я вообще «попал»… Я попаду под влияние этих антихристов и тоже скоро стану антихристом, потому что я ополчусь на Всевышнего. Я уже не буду хотеть, чтобы во мне было больше Христа, а буду хотеть, чтобы во мне было больше мира. Таким образом, я и попаду в эту вражду с Богом. «Мы от Бога: знающий Бога, слушает нас; кто не от Бога, тот не слушает нас» (6 стих).

Действительно, очень трудно понять наши ценности, не имея в себе зачатки Святого Духа, не имея в себе зачатки того нового человека, который в нас и будет слушать. В глазах мира мы люди странные. И когда мы сталкиваемся с какой-то проповедью, то сталкиваемся с духом. Слушая, мы должны наблюдать себя: что в нас откликается на проповедь? Кто в нас откликается на призыв: откликается ли мирской человек или откликается новый человек? Откликается ветхий человек или новый? Нужно уметь наблюдать себя, через это мы и увидим духа, который действует на нас. Мы можем посмотреть вокруг, на тех, кто нас окружает. Можем увидеть тех, кто откликается на эту проповедь, какие люди приходят на эту проповедь, как меняются поступки слушающих. Через такие наблюдения мы и различаем «духа истины и заблуждения» (6 стих).

И снова Иоанн возвращается к самой важной теме Послания – к любви. «Возлюбленные! будем любить друг друга, потому что любовь от Бога, и всякий любящий рожден от Бога и знает Бога; кто не любит, тот не познал Бога, потому что Бог есть любовь» (7,8 стихи). Здесь речь идет уже не о ненависти (раньше Иоанн говорил, что, если человек ненавидит, то он не познал Бога). Теперь Иоанн поднимает планку еще выше и говорит, что если мы не любим, то мы не познали Бога. Бог есть любовь, и мы уже не просто должны не ненавидеть – мы должны любить всех наших ближних. «Любовь Божия к нам открылась в том, что Бог послал в мир единородного Сына Своего, чтобы мы получили жизнь через Него» (9 стих). Бог отдал Сына Своего за грехи наши и «…если так возлюбил нас Бог, то и мы должны любить друг друга. Бога никто никогда не видел: если мы любим друг друга, то Бог в нас пребывает, и любовь Бога совершенна в нас» (11,12 стих).

Если мы любим друг друга, то мы являем собой Бога, Которого никто никогда не видел. Как Иешуа Сам сказал: «Кто видел Меня, тот видел Отца». Мы должны подняться на такой уровень, чтобы тот, кто увидел меня, тебя и каждого из нас — тот увидел Отца, потому что любовь Его совершенна в нас, а любовь – это есть Он. И то, «что мы пребываем в Нем и Он в нас, узнаем из того, что Он дал нам от Духа Святого. И мы видели и свидетельствуем, что Отец послал Сына Спасителем миру. Кто исповедует, что Иисус есть Сын Божий…» (13-15 стихи), то есть, кто исповедует, что частью замысла было пожертвовать Своим Сыном ради нашего спасения, ради того, чтобы мы жили любовью – « в том пребывает Бог, и он в Боге» (15 стих).

Это исповедание практическое, которое выражается в том, что мы должны являть друг другу любовь. И « любовь до того совершенства достигает в нас, что мы имеем дерзновение в день суда, потому что поступаем в мире сем, как Он» (17 стих). Если мы во всем поступаем как Он, то « в любви нет страха, но совершенная любовь изгоняет страх, потому что в страхе есть мучение» (18 стих). Если мы боимся каким-то образом Его гнева, Его наказания, то мы не любим Его, потому что мы должны быть готовы принять от Него все что угодно – любой Его лик.

Часто спрашивают: «Как это сопоставить с тем, что Петр говорит, что Бога надо бояться» (1-е Петра 2:17)? Нужно бояться огорчить Бога! Мы не боимся, что Он сейчас нас накажет. Не наказания от Бога нужно бояться, а нужно иметь трепет перед тем, чтобы огорчить Всевышнего. Здесь же речь идет о том, что мы боимся наказания. Потому что в «Послании к Евреям» Павел говорит, что Господь всякого, кого принимает, наказывает; Бог кого любит, того бьет (См. Евр.12:6). Мы что, должны бояться этих побоев? Нет! Мы должны видеть раскрывающуюся Божью любовь к нашему исправлению, к нашему наставлению и поэтому «будем любить Его, потому что Он прежде возлюбил нас» (19 стих).

И снова Иоанн повторяет эту мысль: «Кто говорит: «я люблю Бога», а брата своего ненавидит, тот лжец; ибо не любящий брата своего, которого видит, как может любить Бога, Которого не видит? И мы имеем от Него такую заповедь, чтобы любящий Бога любил и брата своего» (20,21 стихи). Всевышний, действительно, заповедал нам любить брата, потому что Бог является нам через каждого из людей, через каждое Свое творение. Если мы не любим нашего брата, которого сотворил Бог, которого мы видим, то как же мы можем любить Самого Бога? На этом заканчивается четвертая глава «Первого Послания Иоанна».

Страницы: 1 2 3 4 5