Недельная глава Микец

Недельная глава Микец

(И было)

(Быт. 41:1-44:17)

Продолжим разбирать судьбу Иосифа, в Египте: «1 По прошествии двух лет фараону снилось: вот, он стоит у реки; 2 и вот, вышли из реки семь коров, хороших видом и тучных плотью, и паслись в тростнике; 3 но вот, после них вышли из реки семь коров других, худых видом и тощих плотью, и стали подле тех коров, на берегу реки; 4 и съели коровы худые видом и тощие плотью семь коров хороших видом и тучных. И проснулся фараон, 5 и заснул опять, и снилось ему в другой раз: вот, на одном стебле поднялось семь колосьев тучных и хороших; 6 но вот, после них выросло семь колосьев тощих и иссушенных восточным ветром; 7 и пожрали тощие колосья семь колосьев тучных и полных. И проснулся фараон и [понял, что] это сон».(Быт.41:1-7)

«По прошествии двух лет» — это время от последних событий, о которых рассказывается в предыдущей главе. И снова Тора приводит эпизод со сном, и снова мы видим новое духовное испытание для Иосифа, связанное с их разгадкой. Но масштаб этих снов фараона, куда более грандиозный, поскольку связан с будущей судьбой Египта, и которые на прямую отразятся на судьбе Иосифа. Дело в том, что эти сны связанны с Нилом, и зависящим от него плодородием земли Египетской. Из всех рек Ближнего Востока, и Северной Африки, только Нил называется «йеором», что значит «каналом», потому что вся земля Египта пересечена многочисленными искусственными каналами от неё, и река устремляется в них и наполняет их водами, тем самым орошая прилегающие земли. Это основная подпитка земли влагой, поскольку в Египте дожди не идут так регулярно, как в других регионах. Отсюда и зависимость египтян от Нила была настолько большой, что они даже обожествили эту реку.

И вот во время сна, фараону снится, что из реки выходят сначала «семь тучных коров», а потом «семь тощих», которые поедают тучных. А через время снится ему иной сон, где сначала появляются «семь колосьев тучных», а через короткое время «семь колосьев тощих», и последние поедают первых. Фараон понял, что если сон связан с Нилом, и при том этот сон двойной, то это какой-то особый знак для него, и поэтому он призвал всех магов, с той целью, чтобы они истолковали эти знаковые сны для него. Но как мы читаем:« но не было никого, кто бы истолковал его фараону»

Кстати, касательно «восточного ветра», который упоминается в этом отрывке. Для египтян это был самый страшный враг урожая, поскольку он дует из Аравийской пустыни иногда до двух месяцев, и тем самым иссушает всю растительность. Что касается отличия действий магов, которые участвовали в разгадывании снов фараона, от «работы» Иосифа, по истолкованию снов, то он только тогда брался за раскрытие снов, когда на это была воля Творца. Маги же больше делали упор на свои чары, и человеческий опыт, в плане раскрытия снов. Но, человеческая мудрость, опирающаяся на свою практику, и на силы природы, неспособна проникнуть туда, куда проникает разум праведника, обращающегося за помощью к Всевышнему.

 «8 Утром смутился дух его, и послал он, и призвал всех волхвов Египта и всех мудрецов его, и рассказал им фараон сон свой; но не было никого, кто бы истолковал его фараону. 9 И стал говорить главный виночерпий фараону и сказал: грехи мои вспоминаю я ныне; 10 фараон прогневался на рабов своих и отдал меня и главного хлебодара под стражу в дом начальника телохранителей; 11 и снился нам сон в одну ночь, мне и ему, каждому снился сон особенного значения; 12 там же был с нами молодой Еврей, раб начальника телохранителей; мы рассказали ему сны наши, и он истолковал нам каждому соответственно с его сновидением; 13 и как он истолковал нам, так и сбылось: я возвращен на место мое, а тот повешен. 14 И послал фараон и позвал Иосифа. И поспешно вывели его из темницы. Он остригся и переменил одежду свою и пришел к фараону».  (Быт.41:8-14)

«волхвы», или иначе «маги» — это те люди, которые были сведущи в толковании символов, либо знаков природы, и от которых наиболее логично было ожидать разъяснений снов. Но как было сказано выше, «но не было среди них никого, кто бы истолковал его фараону». Поскольку инициатором этих снов был Всевышний, и только по Его воле, тот или иной человек, мог быть достоин дать правильный ответ.

И вот, после неудачи магов, виночерпий вспоминает о Иосифе, но не потому, что опечалился о его судьбе, а потому, что боялся, как бы кто раньше его не сказал о нем фараону, как о человеке, который может разгадывать сны. Что могло привести к тому, что виночерпий вновь бы оказался в тюрьме, а может быть и того хуже. Поэтому он спешит рассказать фараону, об этом уникальном Еврее. И тогда фараон приказывает немедленно привести его во дворец.

Царедворцы хотят как можно скорее исполнить волю фараона. Поскольку для них исполнение этого поручения, могло стать вопросом жизни и смерти. Но Иосиф хочет предстать перед фараоном не как раб, в тюремной одежде и в «затрапезном» виде, а в подобающем для дворца виде. Поэтому он сперва приводит себя в порядок, а затем, облачившись в достойную одежду, предстал перед фараоном. Именно это качество самоуважения, и сделало его мудрецом, способным быстро оценивать ситуацию, и делать правильные выводы.

«15 Фараон сказал Иосифу: мне снился сон, и нет никого, кто бы истолковал его, а о тебе я слышал, что ты умеешь толковать сны. 16 И отвечал Иосиф фараону, говоря: это не мое; Бог даст ответ во благо фараону. 17 И сказал фараон Иосифу: мне снилось: вот, стою я на берегу реки; 18 и вот, вышли из реки семь коров тучных плотью и хороших видом и паслись в тростнике; 19 но вот, после них вышли семь коров других, худых, очень дурных видом и тощих плотью: я не видывал во всей земле Египетской таких худых, как они; 20 и съели тощие и худые коровы прежних семь коров тучных; 21 и вошли [тучные] в утробу их, но не приметно было, что они вошли в утробу их: они были так же худы видом, как и сначала. И я проснулся.22 [Потом] снилось мне: вот, на одном стебле поднялись семь колосьев полных и хороших; 23 но вот, после них выросло семь колосьев тонких, тощих и иссушенных восточным ветром; 24 и пожрали тощие колосья семь колосьев хороших. Я рассказал это волхвам, но никто не изъяснил мне».(Быт.41:15-24)

Как показывает практика, из десяти людей, которые слушают один и тот же рассказ, каждый может трактовать его по-своему. И только лишь один, возможно поймет его наиболее ближе к истине. Да и то, только в том случае, если он опирается не сколько на свою мудрость, а на мудрость, данную с выше. Что мы и видим в данной ситуации.

И так, Иосиф приведен к фараону, который решил, что ему привели очередного искусного толкователя снов, который отличается от других представителей этой профессии всего лишь большими познаниями. Иосиф же разъясняет ему, что определить истинное значение сна можно только, если Всевышний раскроет его тайну. В противном случае, тем образам, которые видел фараон во сне, можно придать любое значение. Иосиф знает, что данном случае, все зависит от Всевышнего, и не может не сказать об этом фараону, но говорит это так, чтобы проявить предельное уважение к нему. Не подчеркивать свое превосходство, которое собственно не его, а от Всевышнего. И просит фараона подробно рассказать о сути снов.

Фараон не только пересказывает содержание сна, но и передает те впечатления, которое произвели на него картины сновидения. На что получает лаконичный ответ:« И отвечал Иосиф фараону, говоря: это не мое; Бог даст ответ во благо фараону». Поскольку, когда Бог желает сообщить нечто человеку во сне, Он делает это предельно ясно, не оставляя места сомнениям, или иных фантазий. Именно подобной практикой «от Бога» и владел Иосиф, при разгадывании значимых снов. И еще один момент, который невольно поднял авторитет Иосифа в глазах фараона:« И отвечал Иосиф фараону, говоря: это не мое; Бог даст ответ во благо фараону». То есть, Иосиф обнадеживает фараона тем, что любой ответ Всевышнего, будет ему «во благо».

«25 И сказал Иосиф фараону: сон фараонов один: что Бог сделает, то Он возвестил фараону. 26 Семь коров хороших, это семь лет; и семь колосьев хороших, это семь лет: сон один; 27 и семь коров тощих и худых, вышедших после тех, это семь лет, также и семь колосьев тощих и иссушенных восточным ветром, это семь лет голода. 28 Вот почему сказал я фараону: что Бог сделает, то Он показал фараону. 29 Вот, наступает семь лет великого изобилия во всей земле Египетской; 30 после них настанут семь лет голода, и забудется все то изобилие в земле Египетской, и истощит голод землю, 31 и неприметно будет прежнее изобилие на земле, по причине голода, который последует, ибо он будет очень тяжел. 32 А что сон повторился фараону дважды, [это значит], что сие истинно слово Божие, и что вскоре Бог исполнит сие. 33 И ныне да усмотрит фараон мужа разумного и мудрого и да поставит его над землею Египетскою. 34 Да повелит фараон поставить над землею надзирателей и собирать в семь лет изобилия пятую часть с земли Египетской; 35 пусть они берут всякий хлеб этих наступающих хороших годов и соберут в городах хлеб под ведение фараона в пищу, и пусть берегут; 36 и будет сия пища в запас для земли на семь лет голода, которые будут в земле Египетской, дабы земля не погибла от голода».(Быт.41:25-36)

И так, в разгадке сна Иосифом, содержится не только объяснение того, что и как произойдет в ближайшие годы в стране, но и был дан совет, как следует поступить для того, чтобы воспользоваться всеми благами семи лет изобилия, и избежать возможного будущего несчастья и опустошения страны, когда голод станет опустошать землю. По совету Иосифа, с этого времени, сбором и хранением урожая должны ведать чиновники и распорядители фараона. А урожай должен быть собран в амбары и хранилища, принадлежащие фараону, с тем, чтобы смягчить голод последующих после изобилия годов. То есть, дополнительно к уже имеющемуся традиционному налогу, надо было ввести дополнительный налог, размером в «пятую часть», для преодоления будущего голода. Такова разгадка поглощения «тучных худыми», и рекомендации Иосифа «как выйти сухими из воды». Но двадцатипроцентный налог на зерновую продукцию должен ввести сам фараон.  По той причине, что любой новый налог, пусть даже самый необходимый и обоснованный, неизбежно может быть принят как очередной акт притеснения, и может вызвать волнения и негодования тех, кого он коснется. Вот почему было важно, чтобы и введение налога, и назначение чиновников для его сбора было сделано самим фараоном.

А почему Иосиф предложил отделять именно пятую часть? Тут можно предложить следующее объяснение — допустим, что в каждый из плодородных семи лет урожай будет в два раза больше обычного, а в каждый из семи голодных лет — в два раза меньше. Тогда выходит, что в год достатка собирали в четыре раза больше, чем в голодный год. И если так, то одной пятой части урожая, отложенной про запас, вполне хватило бы, чтобы продержаться голодный год даже в случае полного использования остальных четырех пятых урожая в годы изобилия. Вот почему Иосифа в будущем назовут прообразом Царя Машиаха бен Иосиф, который наилучшим образом сможет решать не только важные духовные дела, но и хозяйственные. То есть тот, кто будет умело совмещает в себе два качества — духовность и близость к Всевышнему, с одной стороны, и умелое хозяйственное обустройство, как семьи, так и государства в целом. 

Ну, а что случилось бы, если бы Иосиф неправильно истолковал бы сны, и все что он наговорил, в смысле семь лет достатка, и семь лет голода не сбылось бы? Что тогда? Самое интересное заключается в том, что при любом раскладе, план Иосифа приносил огромный достаток Египту. Не было бы голода, то Египет мог бы экспортировать избыток своего зерна в другие регионы земли, и иметь от этого значительную экономическую выгоду. Как видим, от совета Иосифа, Египет в любом случае имел бы экономическую выгоду. Но, как говорится, Писание не терпит сослагательных форм повествования. Поэтому, мы видим, как план Бога, относительно еврейского народа, шаг за шагом раскрывается, через библейских героев, пусть даже не в своей земле, и как бы ни в своем народе.

«37 Сие понравилось фараону и всем слугам его.  38 И сказал фараон слугам своим: найдем ли мы такого, как он, человека, в котором был бы Дух Божий? 39 И сказал фараон Иосифу: так как Бог открыл тебе все сие, то нет столь разумного и мудрого, как ты; 40 ты будешь над домом моим, и твоего слова держаться будет весь народ мой; только престолом я буду больше тебя. 41 И сказал фараон Иосифу: вот, я поставляю тебя над всею землею Египетскою. 42 И снял фараон перстень свой с руки своей и надел его на руку Иосифа; одел его в виссонные одежды, возложил золотую цепь на шею ему; 43 велел везти его на второй из своих колесниц и провозглашать пред ним: преклоняйтесь! И поставил его над всею землею Египетскою. 44 И сказал фараон Иосифу: я фараон; без тебя никто не двинет ни руки своей, ни ноги своей во всей земле Египетской. 45 И нарек фараон Иосифу имя: Цафнаф-панеах, и дал ему в жену Асенефу, дочь Потифера, жреца Илиопольского. И пошел Иосиф по земле Египетской. 46 Иосифу было тридцать лет от рождения, когда он предстал пред лице фараона, царя Египетского. И вышел Иосиф от лица фараонова и прошел по всей земле Египетской».(Быт.41:37-46)

И так, мы видим триумфальное восхождение Иосифа на вершину власти, после тринадцати лет унижения и рабства. Отныне он второй человек в Египте, и как казал фараон:« без тебя никто не двинет ни руки своей, ни ноги своей во всей земле Египетской».

Что касается «и дал ему в жену Асенефу, дочь Потифера, жреца Илиопольского», то тут среди комментаторов есть расхождение. Одни считают, что это все тот же Потифер, у которого Иосиф был рабом. Но ведь текст Торы ни разу не упомянул о том, что у Потифера были дети. Про жену шла речь, а о детях нет. Из этого, определенная группа иудейских исследователей, предположила, что у Потифера имелась приемная дочь Анесеф, и что её природной матерью была Дина, дочь Леи и Иакова. Вот как это объясняют поздние еврейские комментаторы:

После того, как Дину захватил в плен Сихем, сын Хамора, у нее родилась дочь Асенеф. Братья не хотели оставлять ее в семье: она стала бы постоянным напоминанием о тех событиях, которые произошли с Диной. Поэтому Асенеф была отослана. Иаков повесил ей на шею табличку (или кулон) с Именем Бога, чтобы Он хранил девочку. Затем чудесным образом Асенеф попадает в Египет, в дом Потифара, куда ,как известно, в последствии попал и Иосиф после его продажи. Увидев на шее у Асенеф табличку-кулон, Иосиф понял, что она родом из его семьи, и подходит ему в жены. Когда впоследствии он был назначен фараоном на высокий пост и получил указание жениться, то выбрал именно Асенеф. То есть, Бог устроил так, что «дочь Потифера», египтянка на вид, оказалась еврейкой, и, взяв ее в жены, Иосиф не отказался от своего еврейства, а только укрепил с ним связь.

Ну а другая часть толкователей, предполагают, что это другая личность, а Потифер не имя, а титул, который означает «тот которого дает бог солнца Ра». То ест, даже если это две разные личности, но тем не менее, они могли носить одинаковые титулы, как это и описывается в этом отрывке.

И так, получив новую должность, Иосиф получил и новое имя — Цафнаф-панеах, где  цафнат 

означает «кормилец», а панеах «жизнь». Однако иудаизм трактует это имя по другому — это имя через аналогичные ивритские корни, определяет его значение как «раскрывающий скрытое». Что в принципе соответствует природе Иосифа. Понимание этого момента, важно для дальнейшего повествования. То есть, когда братья придут в Египет, то он будет сокрыт от них под новым именем. Поэтому  Цафнаф-панеах, как «раскрывающий скрытое», вполне оправдывает это имя, имеющее иудейскую форму. 

И так, мы видим, финал египетского рабства Иосифа, который завершается его стремительным взлетом по иерархической лестнице Египетского государства. Он облачен в одежды из такой материи, которую разрешалось носить только членам царской семьи и высокопоставленным сановникам и царедворцам. Также фараон возложил ему на шею «золотое ожерелье» особой формы, главный отличительный знак второго лица в государстве. И печать, которой Иосиф мог утверждать все свои постановления, на которые он имел право. И которым он, за все время своего служения фараону, ни разу не превысил.

Из рассказа Торы чувствуется, что возведение раба в государственную должность стало исключительным событием в истории Египта. А что касается «велел везти его на второй из своих колесниц и провозглашать пред ним: преклоняйтесь», то это говорит о том, что не Иосиф приказывал преклонять пред ним колено, а тот, кто его назначил на этот пост. Что сразу сделало его вторым лицом в Египте, как об этом сказал сам фараон:« только престолом я буду больше тебя».

«47 Земля же в семь лет изобилия приносила [из зерна] по горсти. 48 И собрал он всякий хлеб семи лет, которые были [плодородны] в земле Египетской, и положил хлеб в городах; в [каждом] городе положил хлеб полей, окружающих его. 49 И скопил Иосиф хлеба весьма много, как песку морского, так что перестал и считать, ибо не стало счета. 50 До наступления годов голода, у Иосифа родились два сына, которых родила ему Асенефа, дочь Потифера, жреца Илиопольского. 51 И нарек Иосиф имя первенцу: Манассия, потому что [говорил он] Бог дал мне забыть все несчастья мои и весь дом отца моего. 52 А другому нарек имя: Ефрем, потому что [говорил он] Бог сделал меня плодовитым в земле страдания моего. 53 И прошли семь лет изобилия, которое было в земле Египетской, 54 и наступили семь лет голода, как сказал Иосиф. И был голод во всех землях, а во всей земле Египетской был хлеб. 55 Но когда и вся земля Египетская начала терпеть голод, то народ начал вопиять к фараону о хлебе. И сказал фараон всем Египтянам: пойдите к Иосифу и делайте, что он вам скажет. 56 И был голод по всей земле; и отворил Иосиф все житницы, и стал продавать хлеб Египтянам. Голод же усиливался в земле Египетской. 57 И из всех стран приходили в Египет покупать хлеб у Иосифа, ибо голод усилился по всей земле».(Быт.41:47-57)

План скупить запасы зерна во всех городах, чтобы сделать его собственностью государства, а затем, во время голода, продавать населению, способствовал созданию разумной экономии. Дело в том, что люди гораздо бережно относятся к тому, за что они заплатили деньги, а получаемое безвозмездно обычно ценится гораздо меньше. И так, каждой области, было предписано собирать и сохранять «пятую часть урожая», что опять-таки позволяла рационально относиться к сохраняемому урожаю. Кстати, все зерно, которое поступало в хранилище, пересыпают прахом с того места, на котором оно росло, и это предохраняло его от гниения.

Теперь о:« До наступления годов голода, у Иосифа родились два сына, которых родила ему Асенефа,… имя первенцу: Манассия (заставляющий забыть), … а другому нарек имя: Ефрем (оплодотворил меня Бог)» Здесь сложно, что-либо добавить к прямому тексту Торы. Кроме вот этого «Бог дал мне забыть все несчастья мои и весь дом отца моего». Это не значит, что Иосиф забыл отца своего, и своих братьев. Это значит, что он простил ту обиду, которую нанесли ему братья, инициировав его продажу в рабство. Что же касается «забыть … отца моего», то это не связано именно с отцом, поскольку его любовь к отцу, из-за проступка братьев, ничуть не уменьшилась.

Ну, а словосочетание:«и отворил Иосиф все житницы, и стал продавать хлеб Египтянам», говорит о том, что Иосиф продавал людям ровно такое количество зерна, которое достаточно для потребления одного хозяйства. Поскольку это был единственный способ, которым можно было предотвратить спекулятивные сделки и овладение рынком зерна путем скупки зерна оптом. А также способствовало рациональному распределению запасов зерна, на все семь лет голода. Но поскольку голод был не только в Египте, но и в окрестных землях, то и оттуда стали приходить караваны, чтобы закупить хлеба, разнося весть о наличие припасов съестного в этой стране. Что собственно и стало поводом к прибытию братьев к Иосифу.

И еще один момент:« И из всех стран приходили в Египет покупать хлеб у Иосифа, ибо голод усилился по всей земле». Этот отрывок говорит о том, что египтяне покупали зерно в тех местах, где сами и жили, у фараоновых чиновниках. А вот все не египтяне, покупали зерно централизованно, то есть у Иосифа. Связанно это было с тем, чтобы можно было вести учет, какой излишек зерна, можно было продать представителям иных народов. Именно этот момент, и послужил тем, что братья появились перед Иосифом, когда пришли покупать зерно.

Но давайте по порядку:«1 И узнал Иаков, что в Египте есть хлеб, и сказал Иаков сыновьям своим: что вы смотрите? 2 И сказал: вот, я слышал, что есть хлеб в Египте; пойдите туда и купите нам оттуда хлеба, чтобы нам жить и не умереть. 3 Десять братьев Иосифовых пошли купить хлеба в Египте, 4 а Вениамина, брата Иосифова, не послал Иаков с братьями его, ибо сказал: не случилось бы с ним беды. 5 И пришли сыны Израилевы покупать хлеб, вместе с другими пришедшими, ибо в земле Ханаанской был голод. 6 Иосиф же был начальником в земле той; он и продавал хлеб всему народу земли. Братья Иосифа пришли и поклонились ему лицем до земли».(Быт.42:1-6)

И так, здесь братья впервые представлены как «сыны Израиля». На тот момент, это был немаловажный исторический момент. Однако они пришли не одни, а «вместе с другими пришедшими», то есть с караванами ханаанцев. Еще не осознавая всех тех последствий, которые их ждут впереди. Что же касается вот этого момента:« И узнал Иаков, что в Египте есть хлеб», то вероятней всего, он ранее видел караваны ханаанцев, которые возвращались с Египта, нагруженные зерном. Но послал он не всех братьев, а оставил Вениамина, как последнего сына от Рахель, поскольку боялся того, что в случае непредвиденной беды, может лишиться и его, как в свое время лишился Иосифа.

«7 И увидел Иосиф братьев своих и узнал их; но показал, будто не знает их, и говорил с ними сурово и сказал им: откуда вы пришли? Они сказали: из земли Ханаанской, купить пищи. 8 Иосиф узнал братьев своих, но они не узнали его. 9 И вспомнил Иосиф сны, которые снились ему о них; и сказал им: вы соглядатаи, вы пришли высмотреть наготу земли сей. 10 Они сказали ему: нет, господин наш; рабы твои пришли купить пищи; 11 мы все дети одного человека; мы люди честные; рабы твои не бывали соглядатаями. 12 Он сказал им: нет, вы пришли высмотреть наготу земли сей. 13 Они сказали: нас, рабов твоих, двенадцать братьев; мы сыновья одного человека в земле Ханаанской, и вот, меньший теперь с отцом нашим, а одного не стало. 14 И сказал им Иосиф: это самое я и говорил вам, сказав: вы соглядатаи; 15 вот как вы будете испытаны: [клянусь] жизнью фараона, вы не выйдете отсюда, если не придет сюда меньший брат ваш; 16 пошлите одного из вас, и пусть он приведет брата вашего, а вы будете задержаны; и откроется, правда ли у вас; и если нет, [то клянусь] жизнью фараона, что вы соглядатаи. 17 И отдал их под стражу на три дня».  (Быт.42:7-17)

Мы должны попытаться понять поведение Иосифа, на основании тех фактов, которые даны нам в повествовании. Он уже распознал руку Бога во всем, что с ним происходило, и научился рассматривать все свои злоключения, включая и грех, совершенный против него братьями, как Божественные инструменты, действующие для его наивысшего счастья. Поставив себя на место Иосифа, мы, вероятно, сможем прийти к следующему объяснению — если Иосиф действительно хотел стать и оставаться государем, и только государем в глазах отца и братьев, если он действительно не хотел возвращаться в семью как сын и брат, ему не нужно было прибегать ко всем этим хитросплетениям. Но даже когда он став повелителем Египта, то воспитывал своих детей в духе семьи Иакова, о чем говорит его последняя просьба к сыновьям «И заклял Иосиф сынов Израилевых, говоря: Бог посетит вас, и вынесите кости мои отсюда». Поэтому он чувствовал, что прежде чем он сможет открыться своим братьям, должны произойти два события:

а) если возможно, он должен попытаться изменить свое мнение о братьях;

б) но что еще более важно, его братья должны изменить свое мнение о нем.

Их взаимные чувства должны переродиться, иначе они не смогут восстановить прежние близкие отношения, и стать Израилем. А сам Иосиф был бы потерян для семьи, как и семья для него.

Возможно Иосиф с некоторым предубеждением относится к братьям из-за того, что они сделали с ним. Ведь не так-то просто изгнать из памяти безжалостность, с которой они отвергали его мольбы и с которой отнеслись к горю отца. Поэтому, эти горькие чувства можно было удалить из сердца, лишь удостоверившись в том, что в сердцах его братьев произошла полная перемена чувств, по отношению к «пропавшему брату». Поэтому он и применил к братьям такое суровое испытание.

Но была и вторая причина испытаний для братьев —  Иосиф помнил свои сны, помнил, что они заставили братьев заподозрить его в стремлении к власти, почувствовать с его стороны угрозу их независимости. И это как бы послужило (в глазах братьев) правомерным совершением самого тяжелого их  преступления, ибо считали, что действуют в целях самозащиты. Но если они так остро воспринимали происходящее в то время, когда он ходил среди них в разноцветном платье, то насколько же больше должны быть их опасения сейчас, когда он не только стал фактически «царем» в их глазах, но и имел вескую причину ненавидеть их и, возможно, как это принято у определенной группе людей, стремлении отомстить! Поэтому было крайне важно, чтобы братья узнали подлинный характер Иосифа, а для этого необходимо было, чтобы он предстал перед ними в своей сегодняшней реальной власти. И вот он предстал перед ними в качестве правителя Египта. Лишь пройдя вместе с братьями это испытание, Иосиф мог надеяться по-настоящему возродиться как сын своего отца и брат его сыновей. Именно эти соображения, могли удерживать Иосифа от быстрого установления связи с утраченной семьей в годы своего процветания. С этой точки зрения, планы Иосифа, были чрезвычайно продуманы, и достойны такого человека как он.

И так, Иосиф узнав братьев, обвиняет их в том, что они пришли в Египет не за зерном, а как соглядаи (вражеские разведчики). Оправдываясь, братья выдают всю подноготную семьи Иакова. Тогда Иосиф требует, чтобы один из них пошел в дом отца своего и привел младшего брата, и только тогда он поверит, что они не соглядаи. И посадил их под стражу и дал время на обдумывания этого предложения.

«18 И сказал им Иосиф в третий день: вот что сделайте, и останетесь живы, ибо я боюсь Бога: 19 если вы люди честные, то один брат из вас пусть содержится в доме, где вы заключены; а вы пойдите, отвезите хлеб, ради голода семейств ваших; 20 брата же вашего меньшого приведите ко мне, чтобы оправдались слова ваши и чтобы не умереть вам. Так они и сделали. 21 И говорили они друг другу: точно мы наказываемся за грех против брата нашего; мы видели страдание души его, когда он умолял нас, но не послушали; за то и постигло нас горе сие. 22 Рувим отвечал им и сказал: не говорил ли я вам: не грешите против отрока? но вы не послушались; вот, кровь его взыскивается. 23 А того не знали они, что Иосиф понимает; ибо между ними был переводчик. 24 И отошел от них, и заплакал. И возвратился к ним, и говорил с ними, и, взяв из них Симеона, связал его пред глазами их. 25 И приказал Иосиф наполнить мешки их хлебом, а серебро их возвратить каждому в мешок его, и дать им запасов на дорогу. Так и сделано с ними. 26 Они положили хлеб свой на ослов своих, и пошли оттуда. 27 И открыл один [из них] мешок свой, чтобы дать корму ослу своему на ночлеге, и увидел серебро свое в отверстии мешка его, 28 и сказал своим братьям: серебро мое возвращено; вот оно в мешке у меня. И смутилось сердце их, и они с трепетом друг другу говорили: что это Бог сделал с нами?»(Быт.42:18-28)

Через три дня, Иосиф освобождает братьев из темницы, за исключением Симеона, которого он оставляет у себя в качестве заложника, а всех остальных отпускает, чтобы они могли привести пищу своим семьям.  Симеон же должен был оставался у Иосифа до тех пор, пока братья не вернуться, и не приведут с собой младшего брата — Вениамина. Но почему именно Симеона, а допустим не старшего из них — Рувима? Дело в том, что многие иудейские комментаторы, утверждают, что та фраза «пойдем теперь, и убьем его, и бросим его в какой-нибудь ров, и скажем, что хищный зверь съел его; и увидим, что будет из его снов», перед продажей Иосифа в рабство, принадлежала именно ему. И вот теперь, ему придется три года быть пленником Иосифа, не имея понятия, что же его ждет каждый день. Поэтому можно себе представить состояние уходящих братьев и Симеона, оставшегося в заложниках.

Что же касается «А того не знали они, что Иосиф понимает; ибо между ними был переводчик», то Иосиф специально затеял эту игру с переводчиком, чтобы раскрыть внутреннее содержание своих братьев, ну и естественно, чтобы сохранить «незнакомство» с братьями, до нужного  момента. И это  ему удалась, судя по тому, как отреагировал на диалог Иосифа с братьями Рувим:« не говорил ли я вам: не грешите против отрока? но вы не послушались; вот, кровь его взыскивается». Иосифу удается пробудить в сердцах братьев раскаяние, что в свое время они не сжалились над братом. Они были глухи к его мольбам и не захотели увидеть его страдания. И только теперь они начинают понимать, что именно в этом состояло их преступление и сейчас они несут за это наказание, от руки Всевышнего. Кстати, как говорят иудейские комментаторы, переводчиком у Иосифа, был не кто иной, как его старший сын Манассия.

«29 И пришли к Иакову, отцу своему, в землю Ханаанскую и рассказали ему все случившееся с ними, говоря: 30 начальствующий над тою землею говорил с нами сурово и принял нас за соглядатаев земли той. 31 И сказали мы ему: мы люди честные; мы не бывали соглядатаями; 32 нас двенадцать братьев, сыновей у отца нашего; одного не стало, а меньший теперь с отцом нашим в земле Ханаанской. 33 И сказал нам начальствующий над тою землею: вот как узнаю я, честные ли вы люди: оставьте у меня одного брата из вас, а вы возьмите хлеб ради голода семейств ваших и пойдите, 34 и приведите ко мне меньшого брата вашего; и узнаю я, что вы не соглядатаи, но люди честные; отдам вам брата вашего, и вы можете промышлять в этой земле. 35 Когда же они опорожняли мешки свои, вот, у каждого узел серебра его в мешке его. И увидели они узлы серебра своего, они и отец их, и испугались. 36 И сказал им Иаков, отец их: вы лишили меня детей: Иосифа нет, и Симеона нет, и Вениамина взять хотите, — все это на меня! 37 И сказал Рувим отцу своему, говоря: убей двух моих сыновей, если я не приведу его к тебе; отдай его на мои руки; я возвращу его тебе. 38 Он сказал: не пойдет сын мой с вами; потому что брат его умер, и он один остался; если случится с ним несчастье на пути, в который вы пойдете, то сведете вы седину мою с печалью во гроб».  (Быт.42:29-38)

Если одно и то же несчастье постигает человека неоднократно и при схожих обстоятельствах, а он не может понять, чем они вызваны, то ему надо по возможности избегать ситуации, при которых они повторяются, пока он не осознает их причин. Повторяемость событий ему следует рассматривать как знак, который нужно запомнить, чтобы исключить подобное в будущем, пока не станут ясны причины несчастий. Вот почему Иаков отказал своим сыновьям в просьбе отпустить Вениамина с ними в Египет, когда они в очередной раз пойдут туда за зерном.

Но давайте по порядку. И так, Иосиф щедро наделяет братьев хлебом не только по одному мешку на каждого, но столько, сколько могло поместиться на вьючных животных. При этом, он приказывает плату за хлеб обратно положить каждому в мешок, которая в последствии послужила новым источником страха для его братьев. На первом же привале один из братьев (по преданию, Левий), «увидел серебро свое в отверстии мешка его, и сказал своим братьям: серебро мое возвращено; вот оно в мешке у меня», а за ним, и другие нашли подобный «сюрприз» в своих мешках, и испугались того, что тот Египтянин, может обвинить их и в краже. Видя в этом наказание от Бога, за прошлое зло, по отношению к Иосифу.

По возвращении к Иакову, сыновья его спешат передать ему все случившееся с ними в Египте. С единственной целью, расположить Иакова к отпущению Вениамина в Египет, и последующим освобождением Симеона из темницы. Но вердикт Иакова был отрицателен:« не пойдет сын мой с вами; потому что брат его умер, и он один остался; если случится с ним несчастье на пути, в который вы пойдете, то сведете вы седину мою с печалью во гроб». Кроме того, вполне возможно, что Иаков подозревал своих десяти сыновей в том, что Иосиф пропал не без их участия, зная их отношение к нему.

И еще один момент этого отрывка:« приведите ко мне меньшого брата вашего; и узнаю я, что вы не соглядатаи, но люди честные; отдам вам брата вашего, и вы можете промышлять в этой земле» Что значит «промышлять»? Иосиф обещает братьям полное доверие и разрешение свободно передвигаться и беспошлинно торговать по всей стране Египетской, ЕСЛИ приведут к нему младшего брата своего. Ну а если не приведут, то Симеона ожидает печальная судьба.

Что же касается предложения Рувима:« сказал Рувим отцу своему, говоря: убей двух моих сыновей, если я не приведу его к тебе; отдай его на мои руки», то как говорят иудейские комментаторы, Иаков сказал:«Этот старший сын глуп. Он предлагает мне убить его сыновей! Но разве они (только) его сыновья, а не мои сыновья (также)!». [Берешит раба 91].

«1 Голод усилился на земле. 2 И когда они съели хлеб, который привезли из Египта, тогда отец их сказал им: пойдите опять, купите нам немного пищи. 3 И сказал ему Иуда, говоря: тот человек решительно объявил нам, сказав: не являйтесь ко мне на лице, если брата вашего не будет с вами. 4 Если пошлешь с нами брата нашего, то пойдем и купим тебе пищи, 5 а если не пошлешь, то не пойдем, ибо тот человек сказал нам: не являйтесь ко мне на лице, если брата вашего не будет с вами. 6 Израиль сказал: для чего вы сделали мне такое зло, сказав тому человеку, что у вас есть еще брат? 7 Они сказали: расспрашивал тот человек о нас и о родстве нашем, говоря: жив ли еще отец ваш? есть ли у вас брат? Мы и рассказали ему по этим расспросам. Могли ли мы знать, что он скажет: приведите брата вашего? 8 Иуда же сказал Израилю, отцу своему: отпусти отрока со мною, и мы встанем и пойдем, и живы будем и не умрем и мы, и ты, и дети наши;9 я отвечаю за него, из моих рук потребуешь его; если я не приведу его к тебе и не поставлю его пред лицем твоим, то останусь я виновным пред тобою во все дни жизни; 10 если бы мы не медлили, то уже сходили бы два раза. 11 Израиль, отец их, сказал им: если так, то вот что сделайте: возьмите с собою плодов земли сей и отнесите в дар тому человеку несколько бальзама и несколько меду, стираксы и ладану, фисташков и миндальных орехов; 12 возьмите и другое серебро в руки ваши; а серебро, обратно положенное в отверстие мешков ваших, возвратите руками вашими: может быть, это недосмотр; 13 и брата вашего возьмите и, встав, пойдите опять к человеку тому; 14 Бог же Всемогущий да даст вам найти милость у человека того, чтобы он отпустил вам и другого брата вашего и Вениамина, а мне если уже быть бездетным, то пусть буду бездетным. 15 И взяли те люди дары эти, и серебра вдвое взяли в руки свои, и Вениамина, и встали, пошли в Египет и предстали пред лице Иосифа».(Быт.43:1-15)

С момента потери Иосифа, и до этого момента Тора называла Иакова отцом двенадцати сыновей. Это связано с тем, что это имя обозначает то подавленное душевное состояние, находясь в котором, человек чувствует себя никчемным неудачником. Пока Иаков сомневался и считал, что не должен посылать Вениамина с братьями в Египет, текст Торы его именуют Иаковом. Но как только он ясно понял, что в пути Вениамину будет грозить не большая опасность, чем если бы он остался дома, он берет себя в руки и становится Израилем. Теперь, когда собственные возможности Иакова иссякли, над ним начинает простираться верховная власть Бога. Поэтому он больше не жалуется, а только упрекает сыновей за то, что те в разговоре с египетским «деспотом», без надобности упомянули об оставшемся дома младшем брате.

Другой момент заключается в том, что Иуда здесь окончательно раскрывается как подлинный лидер среди братьев, говоря Иакову:« я отвечаю за него, из моих рук потребуешь его; если я не приведу его к тебе и не поставлю его пред лицем твоим, то останусь я виновным пред тобою во все дни жизни». Но ведь до этого и Рувим, так сказать поручался перед отцом:« И сказал Рувим отцу своему, говоря: убей двух моих сыновей, если я не приведу его к тебе; отдай его на мои руки; я возвращу его тебе». Но если Иуда, в качестве гаранта успешного путешествия в Египет вместе с Вениамином, предлагает себя, то Рувим предлагает своих двух сыновей. Но ведь они не виноваты в тех событиях с Иосифом, о которых они и понятия не имеют. Возможно, что это была еще одна из причин, почему Рувим получил отказ от отца, в отличие от предложения Иуды. Плюс к тому, сыграло не последнюю роль та решимость, с которой Иуда подступил к Иакову, со своим предложением.

Иаков смиряется с неизбежностью путешествия братьев в Египет, вместе с Вениамином. И теперь он дает своим сыновьям советы, что сделать для того, чтобы их путешествие было успешным, и чтобы правитель Египта не сумел найти повод для обвинения. Ну, а фраза «Бог же Всемогущий да даст вам найти милость у человека того, чтобы он отпустил вам и другого брата вашего и Вениамина», говорит о том, что Иаков теперь полностью уповает только на милость Всевышнего. И даже если Всевышний не проявит милость к его сыновьям, то «мне если уже быть бездетным, то пусть буду бездетным». И заключается этот отрывок тем, что «И взяли те люди дары эти, и серебра вдвое взяли в руки свои, и Вениамина, и встали, пошли в Египет и предстали пред лице Иосифа».

«16 Иосиф, увидев между ними Вениамина, сказал начальнику дома своего: введи сих людей в дом и заколи что-нибудь из скота, и приготовь, потому что со мною будут есть эти люди в полдень. 17 И сделал человек тот, как сказал Иосиф, и ввел человек тот людей сих в дом Иосифов. 18 И испугались люди эти, что ввели их в дом Иосифов, и сказали: это за серебро, возвращенное прежде в мешки наши, ввели нас, чтобы придраться к нам и напасть на нас, и взять нас в рабство, и ослов наших. 19 И подошли они к начальнику дома Иосифова, и стали говорить ему у дверей дома, 20 и сказали: послушай, господин наш, мы приходили уже прежде покупать пищи, 21 и случилось, что, когда пришли мы на ночлег и открыли мешки наши, — вот серебро каждого в отверстии мешка его, серебро наше по весу его, и мы возвращаем его своими руками; 22 а для покупки пищи мы принесли другое серебро в руках наших, мы не знаем, кто положил серебро наше в мешки наши. 23 Он сказал: будьте спокойны, не бойтесь; Бог ваш и Бог отца вашего дал вам клад в мешках ваших; серебро ваше дошло до меня. И привел к ним Симеона. 24 И ввел тот человек людей сих в дом Иосифов и дал воды, и они омыли ноги свои; и дал корму ослам их. 25 И они приготовили дары к приходу Иосифа в полдень, ибо слышали, что там будут есть хлеб. 26 И пришел Иосиф домой; и они принесли ему в дом дары, которые были на руках их, и поклонились ему до земли. 27 Он спросил их о здоровье и сказал: здоров ли отец ваш старец, о котором вы говорили? жив ли еще он? 28 Они сказали: здоров раб твой, отец наш; еще жив. И преклонились они и поклонились. 29 И поднял глаза свои, и увидел Вениамина, брата своего, сына матери своей, и сказал: это брат ваш меньший, о котором вы сказывали мне? И сказал: да будет милость Божия с тобою, сын мой! 30 И поспешно удалился Иосиф, потому что воскипела любовь к брату его, и он готов был заплакать, и вошел он во внутреннюю комнату и плакал там. 31 И умыв лице свое, вышел, и скрепился и сказал: подавайте кушанье. 32 И подали ему особо, и им особо, и Египтянам, обедавшим с ним, особо, ибо Египтяне не могут есть с Евреями, потому что это мерзость для Египтян. 33 И сели они пред ним, первородный по первородству его, и младший по молодости его, и дивились эти люди друг пред другом. 34 И посылались им кушанья от него, и доля Вениамина была впятеро больше долей каждого из них. И пили, и довольно пили они с ним».(Быт.43:16-34)

К Иосифу, как к правителю Египта, приходило множество людей для того, чтобы купить зерно. Но неужели он лично каждого отоваривал? Маловероятно, но вот что касается «пришлых», то есть иноземцев, то без его вердикта зерно никому из них не отпускалось. Вот почему братья не могли избежать встречи с ним. И когда Иосиф узнал, что братья вновь появились в Египте, то он поручил своим слугам, вместо хранилища, ввести их в свой дом, в отличие от того, как он это делал с другими. Это ввело братьев в замешательство, поскольку они не могли понять, что за всем этим кроется. Попытка объяснить слуге, что они принесли назад то серебро, что они обнаружили в своих мешках, ничего им не объяснило, поскольку слуга сказал «будьте спокойны, не бойтесь; Бог ваш и Бог отца вашего дал вам клад в мешках ваших; серебро ваше дошло до меня». А поручение Иосифа слуге «со мною будут есть», лишь еще больше родило вопросов, чем было до этого. Поскольку, в древнем мире считалось знаком высочайшего уважения, если человек получал блюдо, посланное со стола правителя. Лишь немногие избранные удостаивались чести быть приглашенными на трапезу, к вельможе такого ранга. А братья прекрасно понимали, что они к числу этих людей не относятся. Тогда что все это значит? Может это сделано с целью, взять их под стражу? И хотя, по поручению Иосифа, слуга обращался с ними весьма учтиво, и Симеон был возвращен братьям, тем не менее, тревога не уходила из их сердец.

Но почему Иосиф не открылся сразу братьям, когда он увидел Вениамина среди них? Вероятней всего, он не был еще до конца уверен, что тот не был украден у своего отца. Поэтому он решил испытать братьев тем, что как те отреагируют на угрозу удержать его в Египте. Но это будет несколько позже, а пока братья сидят за столом, вместе с правителем Египта, и их угощают той же пищей, что и правителя. Вот только Вениамину дают в пять раз больше, чем остальным братьям. Этот ход Иосифа, раскрывается очень просто – он хочет посмотреть, как старшие братья отреагируют на то, что младшего почивают значительно лучше, чем старших братьев. Это было своего рода испытание того, действительно ли они раскаялись в том, что в свое время продали своего младшего брата в рабство.

В этой связи, уместно вспомнить один мидраш, в котором приводится диалог Иосифа и Вениамина, при их встрече:

Спросил у него: — Есть ли у тебя кровный брат, от одного отца и матери?. Сказал ему Вениамин: — У меня был брат, но не знаю, где он теперь. — Есть ли у тебя сыновья? Сказал ему: — У меня их десять. Сказал ему: — Как их зовут? Сказал ему: — Бела и Бехер и Ашбел; Гера и Нааман, Эхи и Рош, Муппим и Хуппим и Ард. Сказал он: — Что означают эти имена? Сказал ему: — Все они названы в память о моем брате и о бедах, которые постигли его. Бела — потому что брат был «поглощен» среди народов; Бехер — потому что он был первенцем у моей матери; Ашбель — потому что Бог дал пленить его; Гера — потому что он живет среди чужих; Нааман — потому что он был удивительно пригож, Эхи и Рош — он был моим братом и моею главой; Мупим — он из уст моего отца принимал Учение; Хупим — потому что он не видел моей свадьбы, а я не видел его свадьбы; Ард — потому что он спустился и потерялся среди народов. Так сказано в трактате Coma [36 б] .

И еще одно предание, которое касалось уже самого пиршества в доме Иосифа:

Когда Иосиф рассаживал братьев за столом, то он возглашал: «Рувим, Симеон, Левий, Иуда, Иссахар и Завулон, сыновья одной матери, займите места за столом в этом порядке, а это есть порядок вашего рождения». И так он рассадил и остальных. Братья удивлялись тому, откуда этот египтянин знает их возраст, а также то, кто их мать. Не произнося ни слова, они с удивлением переглядывались. Но дойдя до Вениамина, сказал: «У него нет матери, и у меня нет матери, пусть сядет рядом со мной».

То есть, мы видим, что между Иосифом и Вениамином существует особая связь, которая возникает между родными братьями, рано утратившими мать

Кстати, касательно еды — Иосиф никогда не ел вместе с египтянами, так как соблюдал правило «чистая и нечистая пища». А есть вместе с братьями он не захотел, чтобы не вызвать подозрений, поскольку у египтян не было принято есть вместе с посторонними, особенно если те употребляют в пищу мясо домашних животных.

«1 И приказал [Иосиф] начальнику дома своего, говоря: наполни мешки этих людей пищею, сколько они могут нести, и серебро каждого положи в отверстие мешка его, 2 а чашу мою, чашу серебряную, положи в отверстие мешка к младшему вместе с серебром за купленный им хлеб. И сделал тот по слову Иосифа, которое сказал он. 3 Утром, когда рассвело, эти люди были отпущены, они и ослы их. 4 Еще не далеко отошли они от города, как Иосиф сказал начальнику дома своего: ступай, догоняй этих людей и, когда догонишь, скажи им: для чего вы заплатили злом за добро? 5 Не та ли это, из которой пьет господин мой и он гадает на ней? Худо это вы сделали. 6 Он догнал их и сказал им эти слова. 7 Они сказали ему: для чего господин наш говорит такие слова? Нет, рабы твои не сделают такого дела. 8 Вот, серебро, найденное нами в отверстии мешков наших, мы обратно принесли тебе из земли Ханаанской: как же нам украсть из дома господина твоего серебро или золото? 9 У кого из рабов твоих найдется, тому смерть, и мы будем рабами господину нашему. 10 Он сказал: хорошо; как вы сказали, так пусть и будет: у кого найдется [чаша], тот будет мне рабом, а вы будете не виноваты. 11 Они поспешно спустили каждый свой мешок на землю и открыли каждый свой мешок. 12 Он обыскал, начал со старшего и окончил младшим; и нашлась чаша в мешке Вениаминовом. 13 И разодрали они одежды свои, и, возложив каждый на осла своего ношу, возвратились в город. 14 И пришли Иуда и братья его в дом Иосифа, который был еще дома, и пали пред ним на землю. 15 Иосиф сказал им: что это вы сделали? разве вы не знали, что такой человек, как я, конечно угадает? 16 Иуда сказал: что нам сказать господину нашему? что говорить? чем оправдываться? Бог нашел неправду рабов твоих; вот, мы рабы господину нашему, и мы, и тот, в чьих руках нашлась чаша. 17 Но [Иосиф] сказал: нет, я этого не сделаю; тот, в чьих руках нашлась чаша, будет мне рабом, а вы пойдите с миром к отцу вашему».(Быт.44:1-17)

Очередная, очень жесткая проверка братьев, которую устроил им Иосиф. После такого дружественного обеда, а также «дай им пищи, сколько они могут нести, и серебро каждого положи в отверстие мешка его», и возвращение в их ряды Симеона, они считали, что получился наилучший исход, и в прекраснейшем расположении духа возвращались в дом отца своего. Но их ждал сюрприз, в виде Иосифова кубка, который он приказал тайно положить в мешок Вениамина. Он поступает так преднамеренно, чтобы впоследствии как бы подчеркнуть, что он сделал братьям столько добро, а те отплатили злом, украв дорогую для него вещь. Поскольку кражу именного кубка, рассматривалось как покушение на честь правителя. Но когда братья, вновь нашли в своих мешках деньги, которые никто из них не брал, им не оставалось ничего другого, как только считать, что и кубок был подложен Биньямину так же, как были подложены деньги каждому из них. То есть, братья прекрасно понимали, что Вениамин не воровал кубок, но поскольку его задержали, то они вернулись вместе с ним к Иосифу.

По возвращению в дом Иосифа, и обвинение из уст его в краже кубка, «Иуда сказал: что нам сказать господину нашему? что говорить? чем оправдываться? Бог нашел неправду рабов твоих; вот, мы рабы господину нашему, и мы, и тот, в чьих руках нашлась чаша». Иуда давно взял на себя роль старшего брата. Но в этот момент ответственность лежит на нем в двойне потому, что он поручился за Вениамина перед отцом. Иуда уже больше не говорит о том, что они сами вернули деньги, понимая, что египетский правитель ищет не истины, а только предлога, чтобы обвинить братьев. Но Всесильный, руками Иосифа, преподает братьям еще один урок «мера за меру». Иуда признает, что они совершили преступление по отношению к Иосифу и своему отцу, говоря «Бог нашел неправду рабов твоих»,  и теперь Всевышний наказывает их за это, хотя за предлог взято то преступление, которое они не совершали.