Друг Калигулы

Друг Калигулы

Борис Якубович  

Ма́рк Ю́лий Агри́ппа II — (27—93),

Яркое солнце, мириадами огней искрившееся в водах, омывавших берега Кесарии, казалось, приветствовалогостей, спешивших к овальному зданию театра. Поводом для сбора гостей послужило празднество, которое с присущим ему размахом устраивал царь Иудеи Агриппа I в честь римского императора Клавдия. Под бурные рукоплескания царь появился в ложе. «Будь милостив к нам, преданным слугам твоим! — вскричал хор льстивых голосов. — Живи вечно, ибо ты выше любого смертного!» Привыкший к подобному славословию, Агриппа приветственно помахал рукой, уселся в резное тронное кресло и дал сигнал к началу торжества. Когда он случайно поднял глаза кверху, то с удивлением увидел сидевшего на перекладине над самой его головой крупного филина. Неясная тревога скользким ужом заползла в душу. «Бог что-то возвещает мне! — подумал он. — Возможно, Он хочет явить свою милость!

Однако вскоре Агриппа ощутил сильное жжение внутри и почувствовал ужасную слабость. Из последних сил он приподнялся с места и сдавленным голосом произнес: «Судьба изобличила лживость ваших уверений в моем бессмертии». После этих слов Агриппа упал без чувств и был спешно перенесен слугами в покои дворца. Промучившись пять дней, повелитель, объединивший под своей властью все земли бывшего Ханаана, скончался.

Тревожная молодость

В 7 году до новой эры в финикийском городе Берите (современный Бейрут) открылся необычный судебный процесс. Слушалось дело по обвинению сыновей иудейского царя Ирода Великого — Александра и Аристобула в покушении на жизнь своего державного родителя и в попытке государственного переворота.

В огромном мрачном здании суда, фасад которого был увенчан золотыми римскими орлами, заседание открыл его председатель, сирийский наместник Гней Сатурнин — один из самых уважаемых римских магистратов того времени. Главным обвинителем выступил сам «пострадавший», властитель Иудеи Ирод. Он яростно обвинил сыновей в поношении его имени, злоупотреблениях и изменах такого масштаба, что казнь могла бы показаться слишком ничтожным наказанием. Под мощным давлением авторитета иудейского царя трибунал в Берите вынес обвинительный приговор, и царевичи были казнены.

Младший из казненных сыновей тирана — Аристобул оставил немалое потомство, среди которого были такие заметные личности, как Агриппа и Иродиада.

Агриппа лишился отца, когда ему едва исполнилось три года. Шестилетним ребенком, с целью получения достойного воспитания и образования, он был отправлен в Рим. В Вечном городе юный иудей тесно сблизился с сыном будущего императора Тиберия Друзом и в компании с ним участвовал в кутежах, проматывая деньги, отпущенные на его содержание. После неожиданной смерти Друза Агриппа лишился общества римских аристократических салонов и оказался в нищете, преследуемый кредиторами. С трудом избежав долговой тюрьмы, Агриппа отплыл в Иудею.

Однако и на родине он оказался никому не нужен и в отчаянии стал думать о самоубийстве. В этот трагический момент на выручку пришла сестра Иродиада, состоявшая во втором браке с их дядей, тетрархом Галилеи Иродом Антипой. При содействии супруга Иродиада выхлопотала брату место главного надзирателя за рынками в своей новой столице Тивериаде. Агриппа не слишком ревностно относился к своим обязанностям, поэтому тетрарх вскоре лишил его этой «хлебной» должности. Удрученный Агриппа явился к новому сирийскому наместнику Флакку, с которым в юности часто пировал в одной компании в Риме, с просьбой о помощи, но получил отказ.

После долгих скитаний Агриппа прибыл в итальянский городок Путеолы, откуда осмелился направить слезное, верноподданическое письмо пребывавшему на острове Капри императору Тиберию — отцу его умершего друга. Поначалу могущественный правитель империи, предпочитавший чистый воздух Капри удушливой атмосфере римских политических интриг, любезно принял несчастного скитальца, но узнав о том, что имеет дело с беглым должником, запретил ему доступ ко двору. Тем не менее Агриппе удалось получить кое-какую сумму денег, с которой он отбыл в Рим, надеясь частично расплатиться с долгами. В этой великой столице мира в 36 году новой эры и произошла его судьбоносная встреча с юным Гаем, внучатым племянником императора, которому вскоре предстояло войти в историю под грозным именем Калигула.

Тесный «сапожок»

Свое прозвище Калигула (сапожок — от латинского «калига» — солдатский сапог) отпрыск знаменитого полководца Германика получил, бегая по военному лагерю в специально сшитых для него сапожках боевого образца. Для него изготовили форму легионера, в которой он гордо расхаживал среди воинов под общий смех и веселые шутки. После смерти отца юный Гай часто гостил у императора. Проживая на Капри, юноша вел довольно разгульный образ жизни, охотно принимая участие в ночных оргиях. Дабы не потерять доверие Тиберия, юноша старался во всем угождать властолюбивому правителю. С согласия императора он часто отбывал в Рим.

Именно там, в Вечном городе, и пересеклись пути совсем еще молодого Калигулы и опытного 45-летнего Агриппы, закаленного долгими годами мытарств и разочарований. Между этими столь разными людьми как-то удивительно быстро установились доверительные отношения. Однажды во время совместной прогулки Агриппа весьма неосторожно воскликнул: «Наступит ли наконец день, когда этот тиран умрет и сделает тебя владыкой мира!» Эти крамольные слова были услышаны неким вольноотпущенником и дошли до слуха императора. Агриппа был вызван на Капри и заключен в темницу, где под страхом казни томился в течение шести месяцев.

За это время Калигула сумел завоевать доверие начальника преторианской гвардии Макрона, с помощью которого то ли через отравление, то ли удушение отправил на тот свет старого Тиберия. 16 марта 37 года власть в империи перешла в руки Калигулы. После жестокого Тиберия для большинства провинций, да и для римлян он казался желанным правителем, а его появление на публике в императорском облачении вызывало бурное ликование народа.

Уже через несколько дней после воцарения Калигулы Агриппа был освобожден из заключения и назначен правителем двух крупных областей в Ханаане с титулом царя. Вместо железной цепи, которой Агриппа был закован в темнице, новый властелин Рима преподнес ему такую же, но из чистого золота. Окрыленный, Агриппа отбыл на родину для вступления в права монарха.

Триумфальный успех Агриппы вызвал зависть у его властолюбивой сестры Иродиады, которая ранее охотно помогала незадачливому брату. «Ты не можешь оставаться ниже человека, который воспользовался твоими деньгами!» — постоянно укоряла она мужа, требуя от него немедленной поездки в Рим, чтобы добиться у молодого императора новых почетных должностей. Не в силах отказать возлюбленной супруге, Ирод Антипа отправился вместе с ней в эту роковую для него поездку. Он еще не знал, что письмо Агриппы властительному другу, в котором он обвинял своего дядю в измене, уже опередило честолюбивую пару. В результате вместо ожидаемых милостей Антипа лишился всех своих владений и был сослан в Галлию. Все владения Антипы, включая Галилею и Южную Перею, были отданы императором любимому другу.

Примерно через год после восшествия на престол характер Калигулы совершенно изменился. Ряд современных ученых связывают это с перенесенным им тяжелым заболеванием мозга. Даже римлян, привыкших к тирании своих властителей, он потряс чрезмерной жестокостью. Тысячи людей были преданы смерти из-за того, что император вознамерился заполучить их состояние. Многократно выросли налоги. Своего любимого коня, по кличке Быстроногий, он содержал в дворцовых покоях и собирался сделать его «римским консулом». Столица мира затаилась в ужасе оттого, что никто не был застрахован от новых безумств царственного вампира.

Требуя для своей персоны божественных почестей, Калигула повелел повсеместно соорудить алтари, где постоянно совершались бы богослужения в его честь. Подстрекаемый ненавистниками иудеев из своего окружения, этот «живой бог» приказал воздвигнуть свою статую в иерусалимском Храме.

Воспользовавшись столь безумными директивами императора, греки Александрии, уже давно враждовавшие с иудейской диаспорой этой средиземноморской столицы, направили в Рим делегацию с жалобой на евреев, не желающих воздавать божественные почести повелителю. Одновременно в Рим прибыла депутация александрийской общины иудеев со смиренной просьбой позволить им возносить молитвы за «любимого» императора, не нарушая при этом древних заповедей Моисея.

Во главе этого представительства находился знатный иудей, родной брат руководителя александрийской общины, впоследствии известный философ и ученый Филон Александрийский. Когда еврейская депутация робко показалась в тронном зале и низко склонилась перед императором, Калигула злобно произнес:

«Вы — люди ненавистного бога, не желаете признать, что бог — это я!»  Калигула не изменил намерения водрузить свою статую в Священном Храме Иерусалима и, чтобы это исполнить, направил в Иудею легата Петрония. 

Сознавая огромную опасность надвигающихся событий, Агриппа поспешил в Рим, где устроил пышный обед по случаю долгожданной встречи с властительным другом. Император был настолько рад возвращению Агриппы, что предложил ему любую награду за доставленное удовольствие. «Прошу тебя об одном, — смиренно ответил хитроумный внук Ирода. — Откажись от мысли воздвигнуть свою статую в иудейском храме». Растроганный бескорыстием друга, Калигула немедленно направил соответствующее указание своему легату. Однако вскоре император узнал, что еще до его милостивого предписания иудеи устроили массовые акции неповиновения и готовятся к вооруженной борьбе. Преисполненный ярости, Калигула отменил данное Агриппе слово и приказал Петронию придерживаться первоначального повеления. В том случае, если легат пойдет на переговоры с бунтовщиками, гневно заключил император, пусть готовится к смерти. В Иудею уже направлялись войска с намерением огнем и мечом подавить всякое сопротивление этой гордой провинции, когда железная рука тирана неожиданно разжалась.

24 января 41 года группа заговорщиков во главе с новым начальником преторианской гвардии Кассием Хереей в одном из многочисленных переходов Палатинского дворца убили Калигулу.

Римский сенат, да и большая часть народа приветствовали конец державного самодура, которому на момент смерти не было и 29 лет.

Недолгая пора величия

В день гибели Калигулы один из последних уцелевших родственников безумца на троне, его родной дядя Клавдий, находился во дворце. Услыхав шум, крики и звон оружия, испуганный Клавдий спрятался за портьеру, но случайно пробегавший мимо легионер вытащил его оттуда.

Солдаты на носилках понесли его в лагерь преторианской гвардии, где поспешили провозгласить императором. В тот же вечер сенат направил своих представителей к новоявленному монарху, чтобы убедить его не настаивать на власти и согласиться на восстановление римской республики. Слабовольный Клавдий уже готов был согласиться, но в этот момент чрезвычайно кстати появился Агриппа. Он стал всячески ободрять растерянного и смущенного Клавдия и в конце концов убедил его не отдавать власть и держаться твердо с посланцами сената, как подобает будущему хозяину Рима. Не ожидавшие такой решительности от Клавдия, сенаторы во избежание неприятностей поспешили утвердить его императором. Клавдий не забыл поддержки, оказанной ему Агриппой, и передал под его управление всю остальную Палестину, включая Иудею.

По прибытии в Иерусалим Агриппа принес благодарственные жертвы в Священном Храме и преподнес в дар Святилищу подаренную ему Калигулой огромную золотую цепь как символ того, что никогда не следует отчаиваться, и тот, кто был унижен, но не утратил веры, всегда сможет возвыситься. Отныне Агриппа являлся не только царем, но и исполнял обязанности римского прокуратора Иудеи, так как Клавдий временно упразднил эту должность. Недолгое, трехлетнее, правление Агриппы предоставило многострадальному народу краткий период мира и процветания. Люди чтили в нем ревностного хранителя национальных интересов. За период его правления благосостояние провинции значительно возросло.

Несмотря на все эти очевидные достижения, у Агриппы оказалось немалое число завистников и недоброжелателей. В первую очередь это были многие римские сенаторы, не простившие ему поддержки Клавдия, что разрушило их надежды на завоевание высшей власти в государстве. Кроме того, будучи убежденным поборником традиционного иудаизма, он крайне негативно относился к сторонникам религиозных новаций, каковую несомненно представляла молодая мессианская община Иерусалима.

За несколько дней до наступления праздника Пейсах 44 года новой эры Агриппа вопреки своей обычной гуманности санкционировал казнь одного из харизматических руководителей христиан — апостола Иакова Зеведеева, старшего брата автора «Апокалипсиса» Иоанна Богослова, а также велел заключить в темницу апостола Петра.

Поэтому внезапная смерть Агриппы, случившаяся во время торжеств в честь императора Клавдия, расценивалась христианами как Б-жья кара за его нетерпимость к новому религиозному сознанию.

Агриппа закончил свою богатую событиями жизнь в возрасте 54 лет, оставив после себя детей, которым впоследствии довелось стать участниками самых драматических коллизий в истории еврейского народа.

(Опубликовано в газете «Еврейское слово», № 426)

Источник: https://lechaim.ru/academy/106751/