Песнь Песней.

Глава 4.

Четвертая глава начинается с песни юноши, прославления возлюбленной. Этот особый жанр в ближневосточной поэзии на современном арабском языке называется ватц – это прославление девушки через описание ее внешней красоты. Это песня свадебного пира, как и большинство песен данной книги, поэтому в ней есть интимные подробности.

«О, ты прекрасна, возлюбленная моя, ты прекрасна! Глаза твои голубиные под кудрями твоими; волоса твои, как стадо коз, сходящих с горы Галаадской» (ст.1)

Вот, ты прекрасна, возлюбленная моя, ты прекрасна! Глаза твои как голуби через шарфик твой – дословный перевод.

Обычно слово цама на основании современного и средневекового иврита переводят как косы, плетение волос. На самом деле речь здесь идет о шарфе, которым девушка закрывает нижнюю часть лица. Этот элемент одежды распространен на ближнем востоке, а также в Индии и Пакистане и в отличие от восточной традиции прятать лицо, в данном случае шарфы используют для красоты, чтобы придать внешности изюминку.

Глаза твои как голуби – у голубей обзор у каждого глаза почти 180ᵒ, видят они вокруг, смотрят прямо. Так же и девушка смотрит прямо, в глаза, тем самым открывает себя любимому, так как глаза зеркало души. Также Израиль открывается перед Всевышним.

А волосы твои, как стадо овец, которые сходят с горы Галаадской.

Волосы считаются основой красоты девушки, ее покрытием. Волосы, шеар – ворота, это первое, что бросается в глаза. У Израиля, у народа Божьего, у души есть много разных дел, но Господь в милости Своей смотрит только на добрые. Волосы – это слава женщины, добрые дела – это слава Израиля и души.

«Зубы твои, как стадо выстреженных овец, выходящих из купальни, из которых у каждой пара ягнят, и бесплодной нет между ними» (ст.2)

Зубы твои похожи на овец, которые подымаются после омовения, все с блезняшками и нет среди них бездетной – дословный перевод.

В синодальном переводе слово кацув переводится, как подстригать. Но овец не омывают после стрижки, их омывают до стрижки. И овцы выходят после омовения белые, ровными рядами, и это сравнение с зубами девушки, белыми и ровными. И у каждого зуба есть пара, второй зуб – два ряда красивых зубов. Это можно сравнить с внешним и внутренним  миром у человека, когда одно соответствует другому. Бывает, мы что-то исповедуем устами, а внутри этого пока нет, и здесь Всевышний словно ободряет, что нет бездетного исповедания или свидетельства. Это не говорит о том, что Израиль или мы безгрешны, но говорит о Его любви, которая все покрывает, и о Его милости и благодати, которая окутывает нас святостью. Чтобы не происходило с народом Израиля, Всевышний хранит Свой Завет с ним, также чтобы не происходило с нами, Бог дает нам возможность подняться, как сказано: семь раз упадет праведник и семь раз поднимется. И Бог приведет нас к тому, чтобы внутреннее соответствовало внешнему. Это тяжелая и болезненная работа, которую Он совершает и требует от нас огромных усилий.

«Как лента алая губы твои, и уста твои любезны; как половинки гранатового яблока – ланиты твои под кудрями твоими» (ст.3)

Губы твои как красная нить, щечки твои, как дольки граната и язычок твой сладок за шарфом твоим – дословный перевод.

Юноша говорит девушке – губы твои, как красная нить. В Иерусалиме можно увидеть, как возле святых мест продают красную нить, которую якобы привезли какие-то особые мистики из особо святых мест и если ее повязать на руку, то она защитит от всех невзгод, освятит и т. д. На самом деле это обычная нить, которую покупают в соседней лавке. Из Писания можно увидеть, какое у этой нити было значение. Раав говорила разведчикам, что там, где она повяжет красную нить, будет спасение. Другой рассказ из истории Храма говорит о том, что в Йом-Кипур повязывали красную нить и она белела, что означало отбеливание грехов. В данном случае сравнение губ девушки с красной нитью обозначает правильное исповедание ко спасению. Это можно сравнить с исповеданием веры, со словами израильтян сделаем и послушаем, которые они произнесли на горе Синай.

Щеки у человека принимают участие в процессе дыхания, в свое время Всевышний вдохнул дух свой в человека через рот. Щеки это символ того духа, который говорит нашими устами.

«Шея твоя, как столп Давидов, сооруженный для оружий, тысяча щитов висит на нем – все щиты сильных». (ст.4)

Шея твоя похожа на башню Давида и на ней ожерелье подобное мужским щитам – дословный перевод.

В свое время победители прибивали щиты к воротам города и к башням, и здесь имеется в виду, что девушка много себя преодолевала, имеет много заслуг и поэтому увенчана таким ожерельем. Сегодня во многих общинах довольно сложное отношение к женским украшениям, но в средние века к этому относились хорошо. Если женщина праведна, то украшение служит лишь красивым оформлением золотого украшения, которым она сама и является.

«Два сосца твои, как двойни молодой серны, пасущиеся между лилиями». (ст.5)

Груди твои, как близнецы оленихи, которые пасутся в лилиях – дословный перевод.

Сквозь пастушескую одежду видно как колеблется грудь девушки, когда она двигается, колеблется в лад, как два детеныша оленихи. Речь идет о Моше и Аароне, о царе и священнике которые взаимосвязаны, и как грудь кормит младенцев, так царь и священник кормят народ. Также как сосцы женщины реагируют на прикосновения, Моше и Аарон реагируют на Всевышнего. Когда возвышается один, то возвышается и другой, когда падает один, то падает и другой.

«Доколе день дышет прохладою, и убегают тени, пойду я на гору мирровую и на холм фимиама». (ст.6)

После описания красоты девушки, юноша высказывает мечту о соединении, о брачной ночи, которая настанет после окончания брачного пира. Это сравнимо с тем, что песнь любви между народом и Богом, между душою и Богом закончится соединением в любви.

«Вся ты прекрасна, возлюбленная моя, и пятна нет на тебе». (ст.7)

Как женщина прекрасна в глазах того, кто ее любит, так и Всевышний в любви Своей смотрит на нас и покрывает все недостатки.

Далее начинается следующая песня, в которой юноша призывает девушку выйти ему навстречу.

«Со мною с Ливана, невеста! Со мною иди с Ливана! Спеши с вершины Аманы, с вершины Сенира и Ермона, от логовищ львиных, от гор барсовых!» (ст.8)

Слово ташури в данном стихе означает вприпрыжку, юноша говорит девушке, чтобы она движимая любовью прискакала к нему. Дальше юноша говорит: приди с вершины Хермонской с вершины Снира. Эти две горы находятся рядом, в книге Дварим (Второзаконие) это была одна гора, чтобы один народ мог называть так, а другой иначе, а в книге Диврей а-ямим (Паралипоменон)  это уже были две разные горы. Хермон традиционно называют горой Иакова, а Снир – горой Ицхака. Эти горы являются символами начала Израиля, сыновства Авраама. Всевышний призывает Израиль прийти к Нему, вспомнив юность и свои отношения с Отцом.

«Пленила ты сердце мое, сестра моя, невеста; пленила ты сердце мое одним взглядом очей твоих, одним ожерельем на шее твоей». (ст.9)

Ты пленила, сестричка моя, невеста моя, пленила одним глазом своим и одним щитом с шеи твоей – дословный перевод.

В синодальном переводе говорится: пленила одним взглядом, но слово айин переводится как глаз, то есть одним глазом.

И в еврейской традиции данный принцип называется каль ва хомер, от меньшего к большему, то есть одним глазом посмотрела – юноша влюбленный, двумя глазами посмотрела – влюблен по уши. Опять же здесь показано интимное дерзновенное общение влюбленных.

«О, как любезны ласки твои, сестра моя, невеста; о, как много ласки твои лучше вина, и благовоние мастей твоих лучше всех ароматов!» (ст. 10)

Юноша представляет ласки с девушкой, которые могут быть. Иногда какой-либо человек своим поведением не располагает любить его, но когда мы понимаем, что его сотворил Бог и представим, каким он может быть, то любить становится проще. Также возможные ласки с девушкой, о которых говорит юноша можно сравнить с тем, какими мы можем стать в своей праведности и соединиться с Богом в одно целое.

«Сотовый мед каплет из уст твоих, невеста; мед и молоко под языком твоим, и благоухание одежды твоей подобно благоуханию Ливана!» (ст.11)

Сотовый мед, капающий из уст девушки, медовые уста мудрецы сравнивают с прославлением народом Всевышнего. Как известно, Бог живет в славословии своего народа. В скобках отметим, что мед меду рознь. Слово дваш, которое также встречается в этом стихе, обозначает финиковый мед – густая масса, которая сочится из фиников. Такой мед не имеет ничего общего с пчелиным медом и его нельзя поднимать на жертвенник. В книге Вайкра Всевышний сравнивает такой мед с человеческой привычкой к удовольствиям.

Мед и молоко под языком твоим – здесь уже говорится о финиковом меде, под языком у человека находятся слюнные железы, но здесь речь, скорее всего не об анатомии, а о намерениях сердечных, с которыми человек отзывается на слова Всевышнего, его внутренний диалог.

Вообще, если говорить о понимании Песни Песней, то уровней этого понимания бесконечное множество, мы говорим, лишь об одном из них. Это не эротическая переписка, случайно попавшая в Писание, а интимное общение бестелесного Бога, с душой. Эта книга говорит о том, что нельзя передать, а можно только почувствовать и получить личный опыт интимных отношений. То же касается опыта отношений с Богом. Можно ходить в церковь или в синагогу и при этом быть как гость на свадебном пиру, оставаясь неженатым или незамужней. И только на личном опыте можно получить знание о Всевышнем и общение с Ним.

Благоухание одежды твоей подобно благоуханию Ливана – это сравнимо с тем, когда Ицхак по запаху узнает Эсава, который на самом деле окажется Иаковом. Как говорил Ицхак: вот запах поля, запах сына моего Эсава. Когда-то Ицхак сам был молодым и ходил в поле и для него запах поля это запах молодости. Здесь же запах Ливана это запах кедра, хвои и шишек, который тоже во многом запах молодости. Вообще все действия происходят на Ливано-Израильской современной границе, где верхняя Галилея, Голанские высоты. Из этих мест родом Авраам и по этим дорогам он шел в страну Израиля. И этот запах кедров Ливанских – запах возвращения, тоски по дому, запах воспоминаний и юности. Всевышний часто говорит: Я помню твою юность, помню отцов твоих. Сегодня это еще и запах Машиаха, потому что Ливан это также название Храма, куда Машиах вошел во Святая Святых. Храм в Танахе назван Ливан, так как слово лаван означает отбеливать, очищать. Всевышний говорит: Я отбелю твои грехи. По традиции обоняние это единственное неповрежденное чувство, которое осталось у Адама. Мы на расстоянии можем ощущать запах цветов, соседского шашлыка, запах любимого человека, и обоняние приближает нас ко Всевышнему. Всевышний обоняет благоухание благоприятное, когда поднимается жертва всесожжения и  не потому, что горелое мясо хорошо пахнет, а потому, что это запах добрых дел, запах тшувы сопровождает сгорание мяса на жертвеннике. И в данном стихе запах Ливана это запах молодости, так как в молодость нас возвращает рождение свыше, тшува и наша вера, которая из этого рождается.

Заключительной частью главы является беседа, в которой трудно понять, где говорит юноша, а где девушка. Начинает юноша, также как он сегодня начинал предыдущие песни. Существует традиция песенного соревнования. Когда Израиль выходил из Египта, то Моше воспел известную песнь на море, а затем Мирьям и все остальные девушки взяли тимпаны и ответили мужчинам. И таким образом женщины и мужчины соревновались в прославлении Всевышнего. Здесь также есть соревнование юноши и девушки,  кто кого перепоет.

«Запертый сад – сестра моя, невеста, заключенный колодезь, напечатанный источник» (ст.12)

Возлюбленная моя – запертый сад, закрытый источник – дословный перевод.

Девушка красива лицом и станом и одновременно скромна. Не спешит разоблачаться перед любимым человеком, и закрыта для других пастухов. Это сравнимо с тем, что народ не поклоняется другим богам и народ скромен. Запертый сад это не только описание одежды, но еше и чувства стыда, когда мы совершаем что-то неправильное, то приходит ощущение собственной нечистоты и ощущение, что это нужно скрывать. Также Иешуа учит о закрытом общении: если ты молишься, то зайди в комнату. У многих народов в храмах проходят очень  помпезные богослужения, во время которых люди делают себе надрезы на теле, посыпают голову пеплом, поливают себя ослиной кровью и т.д. Иешуа говорит опасаться закваски фарисейской, то есть лицедейства, актерского мастерства. Оно есть и сегодня, в еврейских ортодоксальных общинах и в мессианском иудаизме, выставляются напоказ еврейские одежды или пляски, тогда как внутри еврейского меньше чем снаружи. На примере же девушки мы видим  сочетание внешней красоты и внутренней, а также скромность, когда напоказ ничего не выставляется.

«Рассадники твои – сад с гранатовыми яблоками, с превосходными плодами, киперы с нардами» (ст.13)

Ветви твои, как гранатовый сад со сладкими плодами, как кофер с нардами – дословный перевод.

Кофер и нард это дорогие редкие благовония. Девушка привлекает своим запахом, и многие хотят быть похожими на нее, но внешнее подражание этого не дает. А у души искреннее, радостное общение и настоящий интим со Всевышним.

«Нард и шафран, аир и корица со всякими благовонными деревами, мирра и алой со всякими лучшими ароматами» (ст.14)

Девушка рассказывает юноше, из чего состоят ее духи.

Нард – дорогое благовоние, которое привозят из Непала.

Имертинский шафран это не тот шафран, грамм которого стоит больших денег, а на современном языке куркума – желтая приправа, которая пахнет только вместе с другими благовониями. Далее благовонный тростник кинамон — корица. Четыре вида благовоний сравнимы с четырьмя уровнями в народе Израиля. Это судьи, священники, простые люди и левиты. Каждый человек на своем месте и по-своему благоухает, а вся община вместе, как искусно подобранные духи. Далее девушка говорит:

Ладанное дерево, мор и алоэ и всякие другие благовония.

Девушка показывает, какие у нее сложносоставные духи и как всеми частями своего тела она благоухает. Можно смешать дорогие ароматы, и они не будут сочетаться, но у девушки все гармонирует. Причем  одним маслом умащали волосы, другим подмышки, третьим ложбинку груди, четвертым пупок, также касаемо других частей тела. Умащали стопы ног, чтобы при ходьбе они источали аромат. Бог так устроил, что в общине все люди разные, но  вместе составляют искусно подобранную композицию.

«Садовый источник – колодезь живых вод и потоки с Ливана» (ст.15)

Ты как источник в саду, как колодец живых вод, которые стекают с горы Ливана – дословный перевод.

С Ливанских гор стекает река Эмуна, что можно перевсти как «Вера», и это превращается в источник и в колодец. Здесь речь идет не о том колодце, в котором поднимается грунтовая вода, а о дождевой яме и задача колодца хранить  воду. Также народ Израиля хранит Тору, хранит слово Божье. Источник сравним с тем, что народ творит Тору, вплетая в нее свой своеобразный текст, например, книга псалмов Давида и Асафа. Слово текст означает сплетение, текстура. Сегодня в церквях есть принцип сола скриптура – только Писание. Но алфавит, различные толкования и значение слов мы узнаем не из Писания. И, читая текст, мы воспринимаем его через свое понимание. Важно, что мы в него привносим, свое человеческое или Божье. И в данном стихе Всевышний словно говорит Израилю, общине, душе, что когда мы, научая других, передаем текст своими словами, пропустив через свое сердце, не искажая при этом Тору, то являемся источником воды живой.

«Поднимись ветер с севера и принесись с юга, повей на сад мой, — и польются ароматы его! – Пусть придет возлюбленный мой в сад свой и вкушает сладкие плоды его» (ст.16)

Каждый из нас подобен такому саду, и куда мы приходим, туда этот сад приносим, в который могут приходить люди с юга и с севера и вкушать его плоды. Однажды Всевышний придет в наш сад и найдет ли Он в нем плоды, найдет ли веру на земле, зависит от нас.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7