Комментарии на Евангелие от Иоанна

глава 19

«1 Тогда Пилат взял Иисуса и [велел] бить Его. 2 И воины, сплетши венец из терна, возложили Ему на голову, и одели Его в багряницу, 3 и говорили: радуйся, Царь Иудейский! и били Его по ланитам».

Дополняя сказанное первыми евангелистами о бичевании Мессии, Иоанн изображает это бичевание не как окончательное наказание, предшествовавшее, по обычаю, распятию, а как средство, каким Пилат думал удовлетворить злобу приведших к нему Иешуа иудеев. Ну, а что касается воинов, то они вволю насладились теми издевательствами, которые произвели над Ним.

«4 Пилат опять вышел и сказал им: вот, я вывожу Его к вам, чтобы вы знали, что я не нахожу в Нем никакой вины. 5 Тогда вышел Иисус в терновом венце и в багрянице. И сказал им [Пилат]: се, Человек! 6 Когда же увидели Его первосвященники и служители, то закричали: распни, распни Его! Пилат говорит им: возьмите Его вы, и распните; ибо я не нахожу в Нем вины. 7 Иудеи отвечали ему: мы имеем закон, и по закону нашему Он должен умереть, потому что сделал Себя Сыном Божиим. 8 Пилат, услышав это слово, больше убоялся».

И так, Пилат, после избиения Иешуа плетьми, вновь вывел Его к обвинителям, дабы показать им, что он удовлетворен тем, как Его наказали. Тем самым, как бы показывая толпе, что большего Иешуа не заслуживает. То есть, показав Его избитого и униженного, с тем расчетом, что такой человек, не может претендовать на царский престол, в чем его и обвиняли первосвященники.

Слова же: «се, человек!» можно понимать двояко. С одной стороны то, что перед иудеями стоит человек совершенно ничтожный, которому разве только в насмешку можно приписывать попытки завладеть царской властью. А с другой стороны, возможно он хотел возбудить в них сострадание к этому избитому Человеку.

Но тут собравшиеся выдвинули против Него новое обвинение «сделал Себя Сыном Божиим». Относительно иудаизма и Писания, в этом нет никакой крамолы, поскольку в ТаНаХе, Бог не раз называл и иудеев, и отдельных людей «Сын Мой». То есть, в этом нет никакого богохульства. И даже когда кто-тоиз евреев, захочет назвать себя Мессией, то при доказательстве его ложности, максимум, что можно предпринять к нему, так это изгнание из еврейского общества. Но озлобление иудейской верхушки, против Иешуа, было вызвано тем, что Он реально претендовал на высшую власть в Израиле. То есть, они боялись за себя, и за ту власть, которая приносила им богатство. Что же касается Пилата, то значение словосочетания «Сын Божий», у него всегда ассоциировалось с императором. И когда Пилат услышал это обвинение против Иешуа, то «больше убоялся». Ему, как хранителю Римской власти, в этом регионе, предписывалось искоренять любое покушение на императорскую честь. А тут вдруг «Иудейский Сын Божий». Вот на чем основывался страх Пилата. Возможно, что страху Пилата добавляло и то, что он был наслышан о всех чудесах, которые производил Иешуа, и как человек суеверный, он опасался того, чтобы этот Человек, не произвел и над ним суда.

«9 И опять вошел в преторию и сказал Иисусу: откуда Ты? Но Иисус не дал ему ответа. 10 Пилат говорит Ему: мне ли не отвечаешь? не знаешь ли, что я имею власть распять Тебя и власть имею отпустить Тебя? 11 Иисус отвечал: ты не имел бы надо Мною никакой власти, если бы не было дано тебе свыше; посему более греха на том, кто предал Меня тебе. 12 С этого [времени] Пилат искал отпустить Его. Иудеи же кричали: если отпустишь Его, ты не друг кесарю; всякий, делающий себя царем, противник кесарю».

Иешуа продолжает не отвечать на вопросы прокуратора, по той простой причине, что Пилат все равно бы ничего не понял. Его мозг, загруженный всякими языческими представлениями, не мог понять Единственность и всевластие Творца. И поняв это, оскорбленный Пилат указывает Иешуа, в чьих руках Он находится. Ответ же Мессии, был лаконичен:« ты не имел бы надо Мною никакой власти, если бы не было дано тебе свыше». Что еще более усилило страх Пилата. А тут еще и возгласы толпы:« если отпустишь Его, ты не друг кесарю; всякий, делающий себя царем, противник кесарю». И окончательно прорисовывается трусливая сущность прокуратора. Одно его немного успокоило:« посему более греха на том, кто предал Меня тебе». И Пилату понравиться то, что Мессия сказал о нем.

Кстати, фраза «посему более греха на том, кто предал Меня тебе», чаще всего почему-то относят к Иуде Искариоту. Но ведь Мессию предали в руки Пилату не Иуда Искариот, а та Храмовая верхушка, которая сейчас находилась в претории. И почему этот момент, чаще всего упускают из виду?

«13 Пилат, услышав это слово, вывел вон Иисуса и сел на судилище, на месте, называемом Лифостротон, а по-еврейски Гаввафа. 14 Тогда была пятница перед Пасхою, и час шестый. И сказал [Пилат] Иудеям: се, Царь ваш! 15 Но они закричали: возьми, возьми, распни Его! Пилат говорит им: Царя ли вашего распну? Первосвященники отвечали: нет у нас царя, кроме кесаря. 16 Тогда наконец он предал Его им на распятие. И взяли Иисуса и повели».

Пилат делает последнюю попытку спасти Иешуа, указывая этой группе иудеям на то, что они хотят  отдать на казнь своего царя. Первосвященники же не хотят и слушать увещаний Пилата. Они отрешились от всяких национальных мечтаний о собственном иудейском царе, они стали, или по крайней мере показывают себя верными подданными кесаря. Более того, они начала угрожать Пилату тем, что напишут донос, что он пытается вызволить преступника, который восстал против самого кесаря Тиверия. А тот,  конечно же, не простил бы Пилату легкомысленного отношения к делу, в котором был затронуть вопрос о его императорской чести. За оскорбление императора, он лично мстил самым жестоким образом любому, не обращая никакого внимания на высокое положение, какое занимал заподозренный в этом преступлении. Зная об этом, Пилат предал Иешуа на распятие.

«17 И, неся крест Свой, Он вышел на место, называемое Лобное, по-еврейски Голгофа; 18 там распяли Его и с Ним двух других, по ту и по другую сторону, а посреди Иисуса. 19 Пилат же написал и надпись, и поставил на кресте. Написано было: Иисус Назорей, Царь Иудейский. 20 Эту надпись читали многие из Иудеев, потому что место, где был распят Иисус, было недалеко от города, и написано было по-еврейски, по-гречески, по-римски. 21 Первосвященники же Иудейские сказали Пилату: не пиши: Царь Иудейский, но что Он говорил: Я Царь Иудейский. 22 Пилат отвечал: что я написал, то написал».

И так, Иешуа повели на распятие. Но в отличие от синоптиков, Иоанн не упоминает о Симоне Киринеянине. С чем это связанно — непонятно. Но зато Иоанн упоминает, что первосвященники остались крайне недовольны тем, что надпись на кресте гласила «Иисус Назорей, Царь Иудейский». Вероятней всего, их недовольство было вызвано тем, что другие прочитав эту надпись, могли невольно заподозрить иудейскую верхушку, в их предательстве, с последующим убийством как минимум еврея, руками язычников. Но Пилат, на просьбу убрать эту надпись только сказал «что я написал, то написал». Вполне возможно, что Иоанн, описывая этот момент очень подробно, хотел указать, что Промысел Божий действует так, что даже те язычники, которые принимали участие в казни Мессии, будущем могут стать свидетельствовать всему миру, и о распятом Царе Иудеев, и о последующем Его воскрешении.

«23 Воины же, когда распяли Иисуса, взяли одежды Его и разделили на четыре части, каждому воину по части, и хитон; хитон же был не сшитый, а весь тканый сверху. 24 Итак сказали друг другу: не станем раздирать его, а бросим о нем жребий, чей будет, — да сбудется реченное в Писании: разделили ризы Мои между собою и об одежде Моей бросали жребий. Так поступили воины».

Этот отрывок, еще раз нас убеждает в том, что Иоанн прекрасно знал все Писание, и очень умело использовал параллельные места из ТаНаХа, когда надо было подчеркнуть особую важность того или иного момента в жизни Мессии. Так и в этом случае, когда Иоанн провел параллель из Писания, на 24 стих, этой главы, который очень похож на описываемый момент казни Иешуа:«18 Можно было бы перечесть все кости мои; а они смотрят и делают из меня зрелище; 19 делят ризы мои между собою и об одежде моей бросают жребий».  (Пс.21:18,19) Что касается конкретно делению ризы Иешуа, то это была традиция, когда палачу доставались вещи казненного. Но поскольку их было четверо, а риза цельнотканая, то воины разыграли её в кости.

«25 При кресте Иисуса стояли Матерь Его и сестра Матери Его, Мария Клеопова, и Мария Магдалина. 26 Иисус, увидев Матерь и ученика тут стоящего, которого любил, говорит Матери Своей: Жено! се, сын Твой. 27 Потом говорит ученику: се, Матерь твоя! И с этого времени ученик сей взял Ее к себе».

Практически на всем протяжении служения Иешуа, Его сопровождала группа женщин, которая помогала ему переносить тяготы Его служения в пути, поскольку Он крайне редко долгое время находился на одном месте. Так и тут, в последние часы Его жизни, когда практически все ученики покинули Его, эти женщины были рядом, может быть, чтобы как-то скрасить Его мучения на кресте.

Правда, тут остается как бы непонятный вот этот момент:« Почему Иешуа заповедовал Иоанну взять под защиту Марию — Его мать»? А куда подевались четыре её сына, и две дочери? Единственный вариант, который может объяснить нам этот вопрос, так это то, что на тот момент, все Его братья, еще не уверовали в Него, как в Мессию, и посему находились вдали от Него. А дочери Марии уже были замужем, и у них уже были свои семьи. Но вот уже в книге Деяния, после воскресения Иешуа, мы видим, что братья уже стали Его последователями. Более того, в Иерусалимской Мессианской общине, они становятся её лидерами. А Иакова, Павел даже назвал «столпом Иерусалимской общины». Но здесь, у креста, Мария стоит одна, видя как умирает её сын, и испытывает бессилие чем либо облегчить Его судьбу.

Теперь, что касается «сколько женщин стояло при кресте»? Хотя здесь упоминается три женщины, но если сложить показание четырех евангелистов, то наиболее приемлемым вариантом, можно считать четыре. Что же касается фразы «сестра Матери Его», то это  относится к Марии, матери Иоанна и Иакова Громовых. Тем самым, автор еще раз подтверждается то, что Иоанн, и Иаков, были двоюродными братьями Мессии.

«28 После того Иисус, зная, что уже все совершилось, да сбудется Писание, говорит: жажду. 29 Тут стоял сосуд, полный уксуса. [Воины], напоив уксусом губку и наложив на иссоп, поднесли к устам Его. 30 Когда же Иисус вкусил уксуса, сказал: совершилось! И, преклонив главу, предал дух».

Мучимый страшною жаждою, которая у повешенных на кресте нередко затмевала сознание, Иешуа просит пить, чтобы получить хотя бы временное облегчение. И затем, при полном сознании испускает Свой дух. Но это слово «жажду», может нести и иную нагрузку — желание того, чтобы все быстрей закончилось. А последующим словом «совершилось», Он как бы подводит черту своего земного служения. То есть, для Него нет уже никакого долга, который бы Он не исполнил.

«31 Но так как [тогда] была пятница, то Иудеи, дабы не оставить тел на кресте в субботу, — ибо та суббота была день великий, — просили Пилата, чтобы перебить у них голени и снять их. 32 Итак пришли воины, и у первого перебили голени, и у другого, распятого с Ним. 33 Но, придя к Иисусу, как увидели Его уже умершим, не перебили у Него голеней, 34 но один из воинов копьем пронзил Ему ребра, и тотчас истекла кровь и вода. 35 И видевший засвидетельствовал, и истинно свидетельство его; он знает, что говорит истину, дабы вы поверили. 36 Ибо сие произошло, да сбудется Писание: кость Его да не сокрушится. 37 Также и в другом [месте] Писание говорит: воззрят на Того, Которого пронзили».

Иешуа умирает, и представители храмовой верхушки, просят у прокуратора, чтобы к ночи, предать тела трех повешенных на кресте земле, как того и требует Закон. Но для римлян, надо было убедиться, что все трое уже мертвы, и только после  этого, можно было эти тела снять и предать земле. Двум других распятым, перебивают голени, дабы ускорить их смерть. Но подойдя к Иешуа, и видя, что Он уже мертв, то просто для страховки «один из воинов копьем пронзил Ему ребра, и тотчас истекла кровь и вода». Иоанн, указывая на то, что у Иешуа, небыли перебиты ноги, как у тех двоих, тем самым указывает на Мессию, как на полноценную Пасхальную жертву, кровью которой спасаются все те, кто принимает Его жизнь и смерть как реальность. Ведь сказано: «кость Его да не сокрушится».

«38 После сего Иосиф из Аримафеи — ученик Иисуса, но тайный из страха от Иудеев, — просил Пилата, чтобы снять тело Иисуса; и Пилат позволил. Он пошел и снял тело Иисуса. 39 Пришел также и Никодим, — приходивший прежде к Иисусу ночью, — и принес состав из смирны и алоя, литр около ста. 40 Итак они взяли тело Иисуса и обвили его пеленами с благовониями, как обыкновенно погребают Иудеи. 41 На том месте, где Он распят, был сад, и в саду гроб новый, в котором еще никто не был положен. 42 Там положили Иисуса ради пятницы Иудейской, потому что гроб был близко».

Сообщая здесь о снятии с креста и погребении Мессии, Иоанн к повествованию синоптиков делает некоторые дополнения. Так, он один упоминает об участии Никодима (который приходил к Нему ночью), в Его погребении. Он принес огромное количество ароматических веществ, для того, чтобы в изобилии умастить и тело, и погребальные пелены Иешуа. Возможно Иоанн хотел этим упоминанием, о двух выдающихся представителях иудейства показать, что в их лице все иудейство воздало последние почести своему Царю. Также только один Иоанн замечает, что та гробница, в которой похоронили Иешуа, находилась в саду. И не является ли это намек на то, что этот сад должен явиться, прообразом нового Эдема, где восставший из гроба Новый Адам выступит в своей прославленной человеческой природе, как некогда также в саду вступил в жизнь древний Адам? Да и собственно говоря, иудейские предания говорят, что географически Эдем находился на месте нынешнего Иерусалима. Намек на это мы находим в пророчестве Захария:«8 И будет в тот день, живые воды потекут из Иерусалима, половина их к морю восточному и половина их к морю западному: летом и зимой так будет». (Зах.14:8) Ну примерно как в том Эдеме, из которого были изгнаны Адам и Ева, где реки текли в разные стороны из одного места.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22