Голда Меир

Голда Меир

3 мая 1898 г. в Киеве родилась великая Голда Меир
5-й премьер-министр Израиля, как про неё говорили «единственный мужчина в правительстве». Некоторые из ее высказываний… и да, они слышатся так, как будто говорит крайне правый человек, хотя Голда была представителем Аводы….

«Мир на Ближнем Востоке наступит тогда, когда арабы будут любить своих детей сильнее, чем они ненавидят евреев».

«Во-первых, у нас ядерного оружия нет, а во-вторых, если потребуется, то мы его применим»

«Жизнь работающей матери без постоянного присутствия и поддержки отца её детей в три раза труднее жизни любого мужчины».

«Я никогда не прощу арабам то, что они заставили наших детей учиться их убивать».

«С положением, что евреи — избранный народ, я никогда полностью не соглашалась.
Мне казалось, да и сейчас кажется, правильнее считать, что не Бог избрал евреев, но евреи были первым народом, избравшим Бога, первым народом в истории, совершившим нечто воистину революционное, и этот выбор и сделал еврейский народ единственным в своём роде».

«Я давно поняла, что людей легче заставить плакать или ахать, чем думать».

«Для меня быть евреем всегда означало гордиться тем, что принадлежишь к народу, в течение 2000 лет сохранявшему своеобразие, несмотря на все мучения и страдания, которые ему выпали. Те, которые оказались неспособны выстоять и избрали отказ от еврейства, сделали это в ущерб собственной личности».

«Мы не радуемся победам. Мы радуемся, когда выращен новый сорт хлопка и когда в Израиле цветёт земляника».

«В те военные годы я усвоила очень важный урок: человек всегда может сделать чуть больше того, что вчера казалось пределом его сил».

«Нет такой нации как палестинцы, они никогда не существовали. До 1948 г. мы были палестинцами…Нужны доказательства? У меня ещё есть старый паспорт».

«В 75 лет я работала больше, чем когда-либо в жизни… Несмотря на добрые советы близких, я могла быть премьер-министром только по собственному покрою. А это означало разговаривать с людьми, желавшими со мной разговаривать, и выслушивать людей, которые имели что мне сказать».

«Пессимизм — это роскошь, которую евреи не могут себе позволить».

«В тех редких случаях, когда я из-за мигрени оставалась дома и не выходила на работу, дети, вне себя от радости, танцевали, распевая: «Нынче наша мама дома! Голова у ней болит!» От этой песни голова не проходила, зато начинало болеть сердце; но я уже к тому времени научилась, что ко всему можно привыкнуть, если надо, даже к вечному чувству вины».

«В конфликте между долгом и самыми сокровенными желаниями долг для меня важнее».

«Я могу честно сказать, что меня никогда не интересовал успех. Если я сознавала, что поступаю правильно, я делала всё, что от меня зависит, независимо от возможного результата».

«Жизнь как раз, когда кажется, что всё идёт хорошо, любит сделать неожиданный поворот».

«Человек, который теряет совесть, теряет всё».

Голда Меир однажды намекнула Генри Киссинджеру, что как еврей он мог бы активнее поддерживать Израиль. Киссинджер ответил: «Во-первых, я американец, во-вторых — госсекретарь США, и только в-третьих еврей».
Остроумная Голда Меир на это ответила:
«Мы — евреи — читаем наоборот — справа налево».