Завещание Авраама

11. Поворотил Михаил колесницу и перенес Авраама на восток, к первым вратам небесным. И увидел Авраам два пути: один — узкий и тесный, другой же — широкий и просторный. И увидел там двое врат: одни врата широкие, в начале широкого пути, другие же, узкие, — в начале узкого пути[17]. А снаружи пред теми двумя вратами увидел мужа, восседавшего на золоченом престоле. И был вид того человека ужасен и подобен он был властелину[18]. И увидел Авраам души, во множестве загоняемые ангелами через широкие врата, и увидел души другие, немногие числом, вносимые ангелами через узкие врата. И когда смотрел муж тот дивный, сидящий на золотом престоле, как лишь немногие души проходят через узкие врата, через широкие же — великое множество, тотчас хватался он за волосы на голове своей и за бороду на щеках своих и повергался наземь с престола, плача и рыдая горько. Когда же смотрел он, как много душ проходит через узкие врата, тогда поднимался с земли и вновь садился на престоле своем, в радости великой ликуя и веселясь. Вопросил же Авраам архистратига: “Господин мой архистратиг, кто муж сей удивительный, украшенный толикою славой, что то плачет и рыдает горько, а то ликует и веселится?” И сказал бесплотный: “Сей есть первозданный Адам, пребывающий в толикой славе, и взирает он на мир, ибо все от него произошли. И когда видит души, во множестве входящие через узкие врата, тогда поднимается с земли и садится на престоле своем, ликуя и веселясь в радости, ибо сии узкие врата есть врата праведников, ведущие к жизни, и входящие через них идут в рай. Потому и радуется первозданный Адам, что смотрит на души спасенные. Когда же видит он души, во множестве входящие через широкие врата, тогда рвет волосы на голове своей и повергается наземь, плача и рыдая горько. Ибо врата сии широкие есть врата грешников, ведущие к гибели и на вечную муку. Потому же первозданный Адам и падает с престола своего, плача и рыдая о гибели грешников, что много гибнущих душ, спасаются же немногие: на семь тысяч насилу находится одна спасающаяся душа, праведная и незапятнанная”.

12. Еще говорил он мне это, и вот, явились два ангела, огненных ликом, безжалостных помыслом и суровых видом[19], и гнали они тысячи душ, безжалостно осыпая их ударами, а одну душу держал ангел. И прогнали они все души те через широкие врата навстречу гибели. И вот, последовали и мы тогда за ангелами, и вошли во врата те широкие. И посередине между двух врат высился там престол ужасный, видом напоминавший ужасный кристалл, сиявший как огонь. И восседал на нем муж дивный, солнцеликий, подобный Сыну Божию[20]. Перед ним же стоял стол кристалловидный, весь в золоте и виссоне. Поверх же стола положена была книга: толщина ее — шесть локтей, ширина нее ее — десять локтей. Справа же и слева от стола стояли два ангела, держащие каждый бумагу, чернила и трость[21]. Впереди же стола восседал ангел светлый, держащий в руке своей весы, а слева от него — ангел весь огненный, безжалостный и суровый, в руке своей держащий трубу, в ней же — огонь всепожирающий, испытующий грешников. И муж тот дивный, восседавший на престоле, сам судил и обличал души. И два ангела справа и слева от него, вели запись, так что правый из них вел запись добродетелей, а левый — грехов. И ангел тот, что восседал впереди стола и держал весы, взвешивал души, а огненный ангел, держащий огонь, испытывал души. И вопросил Авраам архистратига Михаила: “Что сие перед нами?” И сказал архистратиг: “То, на что смотришь ты, благочестивый Авраам, есть суд и воздаяние”. И вот, ангел, держащий душу в руке своей, вынес ее и поставил перед судьей. И сказал судья одному из ангелов, помогавших ему: “Открой мне книгу сию и найди в ней грехи души сей”. И, открыв книгу, нашел он в ней поровну грехов и добродетелей, и не отдал душу ту ни наказующим, ни спасающим, но поставил ее посередине.

13. И сказал Авраам: “Господин мой архистратиг, кто судья сей предивный? И кто ангелы сии пишущие? И кто сей ангел солнцеликий, держащий весы? И кто сей ангел огненный, держащий огонь?” Сказал же архистратиг: “Видишь, благочестивейший Авраам, мужа страшного, восседающего на престоле? Сей есть сын Адама первозданного, нареченный Авелем, которого убил порочный Каин[22]. И посажен он здесь судить всякое творение, обличая праведников и грешников, ибо сказал Бог: “Я не сужу вас, но всякий человек человеком судим будет”. Того ради предал Он суд в руки Авеля, чтобы судил он мир до великого и славного Его пришествия, и тогда, праведный Авраам, совершится последний суд и воздаяние — вечное и неотвратимое, которого никто не сможет оспорить. Ибо всякий человек произошел от первозданного [Адама] и потому сначала здесь предстает перед судом сына его. Во второе же пришествие будут все судимы двенадцатью коленами Израилевыми — всякое дыхание, и всякое творение. В третий же раз — всеобщим Владыкой Богом судимы будут. И тогда, наконец, близок будет тот суд к окончанию, и ужасен будет приговор, и нет избавителя. Так, в три ступени совершится суд над миром и воздаяние — и потому одним свидетелем или двумя не устанавливается непреложно истинность сказанного, но всякая речь подтверждается тремя свидетелями. Два же ангела, стоящие справа и слева — те, что ведут запись грехов и добродетелей; и тот, который справа, ведет запись добродетелей, тот же, что слева — грехов. Солнцеликий же ангел, держащий весы в руке своей, есть архангел Докиил, праведный весовщик, и взвешивает он добродетели и грехи в праведности Божией. Огненный же и безжалостный ангел, держащий в руке своей огонь, есть архангел Пируил, имеющий власть над огнем, и посредством огня испытующий людские дела[23]; и если чье дело сгорает в огне, тот час хватает того человека ангел и от суда уносит его в место наказания грешников, горше которого нет. Если же дело кого из людей выдержит испытание огнем и не загорится от него, бывает оправдан тот человек, и берет его ангел праведности, и относит ко спасению, в удел праведников. Так, праведнейший Авраам, все и всегда испытуется огнем и весами”.

14. Сказал же Авраам архистратигу: “Господин мой архистратиг, та душа, которую держал ангел в руке своей, как же присуждено ей стать посредине?” И сказал архистратиг: “Слушай, праведный Авраам: сие потому, что нашел судья поровну грехов и добродетелей ее, и ни на казнь не отдал ее, ни ко спасению, пока не придет всеобщий Судия”[24]. Сказал же Авраам архистратигу: “Чего же тогда недостает душе этой для спасения?” И сказал архистратиг: “Если обретет одну добродетель сверх числа грехов, пойдет ко спасению”. Сказал же Авраам архистратигу: “Се, Михаил архистратиг, сотворим молитву о душе этой, и посмотрим, услышит ли нас Господь”. И сказал архистратиг: “Аминь, да будет так”. И сотворили они прошение и молитву о душе той, и услышал их Бог, и, восстав от молитвы, не увидели они душу стоящей там. И сказал Авраам ангелу: “Где душа, которую держал ты посередине?” И сказал ангел: “Спасена она молитвой твоей праведной, и вот, взял ее ангел светлый и вознес ее в рай”. И сказал Авраам: “Славлю имя Бога Всевышнего и милость Его безмерную!” Сказал же Авраам архистратигу: “Прошу тебя, архангел, внемли просьбе моей: воззовем еще раз с мольбой к Господу, поклонимся милосердию Его и попросим о милости к душам грешников, которых я только что по злобе сердечной проклял и погубил — тех, кого поглотила земля и тех, кого растерзали звери, и тех, кого пожрал огонь по слову моему, ибо теперь знаю я, что согрешил пред лицем Бога нашего. И вот, Михаил архистратиг вышних сил, воззовем же к Господу со слезами, чтобы отпустил Он грех мой и простил его мне”. И внял ему архистратиг, и сотворили они молитву пред лицем Божиим. И долго уже взывали они, когда пришел с неба голос, говорящий: “Авраам, Авраам, услышал Я голос твой и просьбу твою и отпускаю тебе грех, тех же, о ком ты думаешь, что Я погубил их, обратно призвал Я и к жизни вернул по крайней благости Моей. Потому отложил Я до срока суд над ними, ибо те, кого сам Я гублю из живущих на земле, Смерти преданы уже не бывают”[25].

15. Сказал же и архистратигу глас Господень: “Михаил, Михаил, служитель Мой, верни Авраама в дом его, ибо, вот, приблизилась кончина его, и время, отмеренное ему, подходит к концу. Пусть распорядится он обо всем, и тогда возьми его и приведи ко Мне”. Развернув нее колесницу и облако, повлек архистратиг Авраама к дому его, и, войдя в комнату его, опустил на ложе. И пришла Сарра, жена его, и оплела руками ноги бесплотного, и, умоляя, говорила: “Благодарю тебя, господин мой, что принес ты господина моего Авраама: ведь вот, думали мы, что взят он от нас”.

И пришел Исаак, сын его, и оплел руками шею его, и точно так же все слуги и служанки Авраама обступили его и обнимали его, славя Бога. Сказал же бесплотный ему: “Слушай, праведный Авраам: вот жена твоя Сарра, вот и возлюбленный твой сын Исаак, вот и все слуги твои и служанки вокруг тебя: сотвори распоряжение обо всем, что имеешь, ибо приблизился день, в который покинешь тело и единожды еще отправишься к Господу”. Авраам же: “Господь так сказал, или ты от себя говоришь это?” Архистратиг же сказал: “Слушай, праведный Авраам: Владыка повелел, и я говорю тебе”. Сказал же Авраам: “Не пойду с тобой”. Услышав такую речь, тотчас же отошел архистратиг от лица Авраамова и взошел на небеса, и предстал перед лицем Бога Всевышнего, и сказал: “Господи Вседержителю, вот, выслушал я от друга Твоего Авраама все, что сказал он Тебе, и просьбу его исполнил, и явил ему могущество Твое: всю поднебесную землю, и море, суд и воздаяние при помощи облака и колесниц, явил я ему, — и говорит он опять: “Не пойду с тобой””. И Всевышний сказал ангелу: “Неужели опять говорит друг Мой Авраам: “Не пойду с тобой”!?” Архангел же сказал: “Господи Вседержителю, так говорит. И боюсь я коснуться его, ибо изначально слывет он другом Твоим, и все его поступки пред лицем Твоим всегда были самые наилучшие. И никто из людей не может равняться с ним — даже Иов, удивительный человек[26]. И потому боюсь я коснуться его: повели же, бессмертный Царь, каково будет слово Твое?”

16. Тогда Всевышний говорит: “Призови ко Мне сюда Смерть, прозванную “бесстыжий лик” и “безжалостный вид””. И, отойдя, сказал бесплотный Михаил Смерти: “Идем, зовет тебя Владыка всего творения — Бессмертный Царь”. Услышав же, задрожала Смерть от страха, затряслась, охваченная боязнью великой. И, придя в великом страхе, стала она пред Незримым Отцом, дрожа, трясясь и стеная, ожидая повеления Владыки. И вот, говорит Незримый Бог Смерти: “Ты, горестное и дикое для мира имя, скрой дикость твою, спрячь гниль твою, горечь же твою сбрось с себя, навлеки на себя красу твою и всякую славу твою, и сойди к другу Моему Аврааму, и возьми его, и приведи его ко Мне. Но и ныне говорю тебе: не испугай его, но возьми лестью, ибо искренний друг он Мне”. Услышав сие, отошла Смерть от лица Всевышнего и навлекла на себя одежды блестящие, и сделала облик свой подобным Солнцу, и стала красива и прекрасна превыше всех сынов человеческих; приняв же вид архангела, щеки свои осветив огнем, сошла она к Аврааму. Праведный же Авраам вышел из комнаты своей и сел под деревами дубравы Мамре, подпирая рукою щеку и ожидая прихода архангела Михаила. И вот, аромат благоуханный начал доходить до него и сияние света. Обернувшись же, увидел Авраам Смерть, идущую к нему во многой красе и славе. И, поднявшись, встал Авраам навстречу ей, подумав, что она есть архистратиг Божий. И, увидев его, поклонилась ему Смерть, говоря: “Радуйся, почтенный Авраам, праведная душа, искренний друг Бога Всевышнего, делящий кров со святыми ангелами!” Сказал же Авраам Смерти: “Радуйся, солнцеликий, солнцеподобный помощник преславный, светлый, муж дивный; откуда грядет твоя слава к нам, и кто ты есть, и откуда пришел?” Говорит тут Смерть: “Авраам праведнейший, се, скажу тебе правду: я — горькая смерти чаша”. Говорит ей Авраам: “Быть того не может, ведь ты — великолепие мира, ты — краса и слава ангелов и человеков, ты прекраснее, чем всякая красота, и ты будешь говорить мне: “Я — горькая смерти чаша”, и не скажешь: “Я — самое прекрасное из благ”?” Сказала же Смерть: “Да, ибо я говорю тебе правду: какое имя нарек мне Господь, такое и называю тебе”. Сказал же Авраам: “Зачем тогда пришла ты сюда?” Сказала же Смерть: “За твоей святой душой явилась”. И вот, говорит Авраам: “Знаю, о чем говоришь ты, но не пойду с тобой”. Смерть же промолчала и ничего ему не ответила.

17. Поднялся тогда Авраам и пошел в дом свой. Смерть же последовала за ним. Взошел Авраам в комнату свою, взошла и Смерть с ним, возлег Авраам на ложе свое, Смерть же приступила к нему и стала у ног его. Сказал же Авраам: “Поди, поди прочь от меня: хочу отдохнуть на ложе моем”. Говорит Смерть: “Не отступлю я, пока не заберу дух твой у тебя”. Говорит ей Авраам: “Во имя Бога бессмертного говорю тебе: скажи мне правду, ты — Смерть?” Говорит ему Смерть: “Я — Смерть, я — та, что повергает весь мир в уныние”. Сказал же Авраам: “Прошу тебя, когда ты и есть Смерть, скажи мне: ко всем ли ты приходишь в подобной красе, славе и совершенстве?” И сказала Смерть: “Нет, господин мой Авраам, но это твои добродетели, бездонное море гостеприимства твоего и величие любви твоей к Богу сделались венцом вкруг головы моей. В красе, в полном покое и с лестью на устах подступаю я к праведникам. К грешникам же прихожу в великой гнили и дикости, с величайшей горечью и с видом диким и безжалостным”. Сказал же Авраам: “Прошу тебя, внемли мне и яви дикость твою, и всю гниль твою и горечь”. И сказала Смерть: “Но не вынести тебе лицезрения дикости моей, праведный Авраам!” Сказал же Авраам: “Нет, достанет у меня сил взглянуть на всю твою дикость во имя Бога живого, ибо могущество Бога моего небесного пребудет со мной”. Тогда совлекла с себя Смерть всю свою красу и прелесть, и всю славу и вид солнцеподобный, который приняла, и облачилась в одежды тиранна. И сделала лик свой мрачным — лютее, чем лик всевозможных зверей, и всяческой нечистоты нечистее. И явила она Аврааму головы дракона огненные числом семь, и лики числом четырнадцать, дышащие огнем и великою лютостью: и темный лик, и мрачный лик ехиднин, и лик кручи ужаснейшей, и лик аспида лютый, и лик льва ужаснейшего, и лик змеи рогатой и василиска[27]. Явила же лик меча огненного, и лик меченосный, и лик молнии ужасно разящей и звук грома страшного, явила же еще лик моря свирепого, волнами вспененного, и поток яростный, бурлящий водоворотами, и дракона трехглавого, ужасного, и чашу, ядом наполненную, и, сказать кратко, явила ему великую дикость и горечь невыносимую, и всякий недуг смертоносный, и как бы запах смерти. И от великой горечи и дикости умерли слуги и служанки числом до семи тысяч, и сам праведный Авраам стал на волосок от смерти, так что чуть было не испустил дух.

18. И тогда, увидев такое, сказал пресвятой Авраам Смерти: “Прошу тебя, всегубительная Смерть, скрой свою дикость и навлеки на себя красоту и приятный вид, какой был у тебя прежде”. И тотчас же скрыла смерть дикость свою и навлекла на себя красу, какая была у нее прежде. Сказал же Авраам Смерти: “Что же это ты сделала, убив всех слуг и служанок моих? Или Бог за этим послал тебя сегодня сюда?” И сказала Смерть: “Нет, господин мой Авраам, не так, как ты говоришь, но ради тебя послана я сюда”. Сказал же Авраам Смерти: “А что же тогда они умерли? Ведь Господь не велел того?” Сказала же Смерть: “Поверь, Авраам праведнейший: удивительно, что и ты не был взят вместе с ними; однако, скажу тебе правду: ибо, если бы не было с тобой в тот час десницы Господней, должен был бы и ты оставить эту жизнь”. Праведный же Авраам сказал: “Теперь знаю, что был я на волосок от смерти, так что чуть было не испустил дух. Но прошу тебя, всегубительная Смерть: когда слуги мои и служанки безвременно умерли, то давай вместе с тобой попросим Господа Бога нашего, чтобы услышал Он нас и воскресил безвременно умерших из-за твоей дикости”. И сказала Смерть: “Аминь, да будет так”. Встав же, пал Авраам ниц на земную твердь, моля Господа, и Смерть с ним; и ниспослал Бог дыхание жизни на мертвых, и возвращены они были к жизни. И вот, воздал тогда праведный Авраам славу Господу.

19. И войдя в комнату свою, возлег он. Пришла же и Смерть и стала перед ним. Сказал же Авраам ей: “Поди прочь от меня: хочу отдохнуть, ибо едва дышу я”. И сказала Смерть: “Не отступлю я от тебя, пока не возьму душу твою”. И Авраам с суровым лицом и сердитым видом сказал Смерти: “Кто повелел тебе говорить так? Ты от себя говоришь сие, похваляясь, и не пойду я с тобой, пока архистратиг Михаил не придет ко мне, и тогда отойду с ним. Но и вот еще что скажу тебе: если все же хочешь, чтобы я пошел с тобой, разъясни мне все свои превращения, про семь голов дракона огненных, и что означает лик пропасти, и что за меч грозный, и что за поток мощный, бурлящий водоворотами, и что за море взбаламученное, свирепыми волнами вспененное? Разъясни о громе невыносимом и молнии ужасной, и что за чаша зловонная, полная яда? Разъясни мне обо всем”. И Смерть сказала: “Слушай, праведный Авраам! Семь веков повергаю я в уныние мир и всех свожу в ад: царей и правителей, богатых и бедных, рабов и свободных препровождаю я в его глубины — потому и явила я тебе семь голов драконовых. Лик же огня явила я тебе потому, что многие умирают, сжигаемые огнем, и в лике огня видят лик смерти. Лик же кручи явила тебе потому, что многие из людей гибнут, падая с высоты дерев или с ужасных круч и, оканчивая так существование, в образе ужасной кручи видят смерть. Лик же меча явила я тебе потому, что многие во время войн мечом бывают вырваны из жизни, и в мече видят смерть. Лик же мощного потока, бурлящего водоворотами, явила тебе потому, что многие, нашествием многих вод захваченные и могучими потоками унесенные, захлебываются и погибают, до срока видя смерть. Лик же моря, неистовыми волнами вспененного, явила тебе потому, что многие, на море в мощный прибой попав и терпя кораблекрушение, под водой скрываются, морскую смерть видя. Гром же невыносимый и ужасную молнию явила я тебе потому, что многие из людей в час гнева [Божьего], слыша гром и ужасную молнию видя, попав в беду, видят такую смерть[28]. Явила же я тебе и зверей ядовитых, аспидов и василисков, и барсов, и львов, и скимнов[29], и медведей, и ехидн, и, сказать кратко, всякого зверя лик явила я тебе, праведнейший, потому, что многие из людей зверями умерщвляются, другие же — гадами ядовитыми, драконами, аспидами, змеей рогатой и василисками[30], ехидной отравленные, угасают. Явила же я тебе и чаши вредоносные, наполненные ядом, ибо многие из людей, от других испив яда, тут же несвоевременно погибают”.

20. Сказал же Авраам: “Прошу тебя, скажи, неужели может быть несвоевременная смерть?” Говорит Смерть: “Аминь, аминь, говорю тебе в правоте Божией: есть семьдесят две смерти[31], и только одна — праведная, знающая свой срок, ибо многие из людей умирают в одночасье, и предают их могиле. Вот, возвестила я тебе все, о чем ты просил; теперь же говорю тебе, праведнейший Авраам: оставь все желания и тотчас прекрати спрашивать, но следуй за мной, как Бог и Судия всеобщий велел мне”. Сказал же Авраам Смерти: “Отойди от меня еще ненадолго, чтобы мог я отдохнуть на ложе моем, ибо едва дышу: оттого, что смотрят на тебя глаза мои, иссякли силы мои, и все члены тела моего воистину кажутся мне тяжелыми, словно из свинца, дух же мой весьма печалится. Посторонись немного, ибо сказал я, что не могу выносить твоего вида”. Пришел же Исаак, сын его, и пал на грудь его, плача, пришла и жена его Сарра, и обвила ноги его, убиваясь горько. Пришли и все рабы его и рабыни, и стали вкруг ложа его в глубокой печали. Авраам же был на краю смерти. И сказала Смерть Аврааму: “Вот, поцелуй правую руку мою, и да возвратятся к тебе веселье, жизнь и сила”. Ибо Смерть обманула Авраама. И поцеловал он руку ее, и тотчас прилепилась душа его к руке Смерти, и тут же предстал Михаил архангел со множеством ангелов, и унес драгоценную душу его на руках своих, обернутую в плащаницу богоявленную и умащенную миром богодухновенным и ароматами. Погребли же тело праведного Авраама в третий день после кончины его, и опустили тело его в землю обетованную, в дубраве Мамре, драгоценную же его душу упокоили ангелы и вознесли ее на небо, распевая трисвятую хвалу Богу, Владыке всего сущего, и представили ее для поклонения Богу и Отцу[32]. И когда при великом славословии и восхвалении, бывшем пред Господом, поклонился Авраам, и пришел голос беспорочный Бога и Отца, так говорящий: “Вознесите ныне друга моего Авраама в рай, где пребывают шатры праведников Моих и где обители святых Моих Исаака и Иакова в лоне его, и нет там страдания, печали и стонов, но мир, веселье и жизнь бесконечная”[33]. С тем же и мы, братья мои возлюбленные, уподобимся в гостеприимстве патриарху Аврааму и позаимствуем от него добродетельный образ жизни, дабы удостоились и мы жизни вечной, прославляя Отца и Сына и Святого Духа. Его же слава и держава вовеки. Аминь.


[1] Книга Бытия определяет возраст Авраама в 175 лет (Быт.25:7).

[2] О том, как Авраам, выйдя из Ура Халдейского, пришел в Ханаан и стал жить в Хевроне у дубравы Мамре см. Быт.11:13.

[3] Ср., например, Быт.22:17.

[4] Исход человека из мира зависит от того, вел ли он праведную жизнь. В особых случаях, чтобы принять душу праведника, Бог посылает архангела. Тогда переход от земного существования к иной жизни происходит особенно легко и благостно. Ср. гл. 3 и 8; Откр. Седраха 9; Завещ. Завулона 10:6.

[5] Иак.2:23. Ср. Откр. Павла 27.

[6] Причину отказа архангела Михаила следует искать, вероятно, в том, что он, как и все прочие ангелы, имел огненную природу и поэтому не мог войти в соприкосновение с живым существом без риска его уничтожить. Ср. Слав. Енох 1: “И явились мне два пресветлых мужа, каких я никогда не видывал на земле. Лица их сияли словно Солнце, очи будто горящие свечи, а из уст исходил огонь”.

[7] По-видимому, эти слова надо понимать так: Бог посылает за Авраамом не Смерть, а Своего архангела, о чем Аврааму и дает знак древо.

[8] Виссон — название дорогой, тонкой и мягкой льняной ткани (Быт.1:42; Лк.16:19).

[9] Михаил вместе с Гавриилом являются так называемыми “ангелами предстояния”, стоящими перед престолом Божиим — Лк.1:19; Откр. Павла 43; Книга Еноха 9:1; 40:2; 90:22.

[10] Ср. Тов.12:19.

[11] Ср. Быт.18:1-16.

[12] В Быт.18:4 Авраам говорит: “И принесут немного воды, и омоют ноги ваши”. Сам же он занимается устройством пиршества. Подмена позволяет включить в рассказ распространенный мотив узнавания. Так во время омовения ног старая кормилица узнает вернувшегося после долгих странствий Одиссея (Гомер. Одиссея, XIX, 386 и далее).

[13] Повторение просьбы архангелом Михаилом и отказ Авраама — ср. Откр. Седраха 9 и др.

[14] Ср. вознесение Илии в 4 Цар.12:11.

[15] Ср. 4 Цар.2:24.

[16] Ср. Откр. Ездры 2.

[17] Метафора двух ворот, двух путей — узкого и широкого, встречается в Ветхом и Новом Завете неоднократно. Наиболее известное место — Мф.7:13-14: “Входите тесными вратами, потому что широки врата и пространен путь, ведущие в погибель, и многие идут ими; потому что тесны врата и узок путь, ведущие в жизнь, и немногие находят их”. Ср. Лк.13:24. Однако, смысл не всегда один и тот же. Ср., например, 3 Езд.7:6-9 и 7:12-13.

[18] Царь, сидящий на престоле и судящий мертвых, — образ, параллель которому есть в греческой мифологии: “В аде узрел я Зевесова мудрого сына Миноса; / Скипетр в деснице держа золотой, там умерших судил он, / Сидя; они же его приговоров, кто сидя, кто стоя / Ждали…” (Гомер. Одиссея XI, 568-571). В диалоге Платона «Горгий» (526 be) о суде в подземном царстве рассказано более подробно: судей трое — Радамант и Эак, держащие в руке жезл, и Минос с золотым скипетром, надзирающий над ними. Ср. также Дан.7:9-10; Мф.25:31 и др.; Откр.4:2 и др.

[19] Ср. Мф.17:49-50.

[20] Вся картина напоминает описание Страшного суда в Апокалипсисе Иоанна.

[21] Трость как орудие письма (иногда называется также «писчая трость») — ср. 3 Ин.13; Пс.44:2.

[22] Быт.4:8. Других мест, где бы Авель был посажен судить души, нет. Основанием к такому выбору могло послужить то, что он пал первой жертвой человеческого греха (Быт.4:10; Евр.12:24) и потому имеет право на осуждение грешников.

[23] Имена Докиил и Пируил произведены от греческих слов “испытывать” и “огонь” с добавлением обычного в таких случаях “-ил” (т. е. божество). Ср. общеизвестные имена архангелов — Михаил, Гавриил.

[24] То есть Сам Господь Бог.

[25] Очевидно, имеется в виду неокончательность подобного ухода из жизни, что позволяет вернуть все в прежнее положение. Возможно, здесь уместны и другие толкования, однако точное понимание смысла затруднено из-за плохой сохранности текста.

[26] Иов — персонаж одной из книг Ветхого Завета, носящей его имя. Известен своим благочестием, которое ему удалось сохранить перед лицом невыносимых страданий, выпавших на его долю. Время жизни Иова точно неизвестно. Его родиной в Писании названа “страна Уц”, находившаяся, по-видимому, в Эдоме, к югу от Мертвого моря. Ср. Иез.14:14 и 20; Иак.5:11.

[27] Ехидна, аспид, василиск — виды ядовитых змей, упоминаемые в Писании (см., например, Пс.139:4; Быт.49:17; Пс.90:13). О василиске, кроме того, известно, что он убивал не только ядом, но еще взглядом и дыханием. Все эти названия, включая “рогатую змею”, выступают часто как синонимы.

[28] Место испорчено.

[29] Скимны — другое название львов (Пс.16:12 и др.). Как правило, скимен — лев особенно молодой и сильный.

[30] Вставка Джеймса.

[31] Семьдесят два — вот что пишет об этом числе С. Аверинцев: “Это сакральный числовой символ завершенной полноты, мировой целокупности… Подревней традиции, сохраняемой ученостью раввинов, таково число народов и языков мира (иногда округляемое до 70, подобно тому, как в библейской «Книге Исхода» говорится о “семидесяти старейшинах Израилевых”, в то время как число их должно быть в связи с числом двенадцати “колен Израилевых” 12 x 6 = 72). В еврейском изводе «Книги Еноха» упоминаются 72 имени Бога и 72 ангела. По известной легенде, греческий перевод Ветхого Завета (так называемый “Перевод семидесяти толковников”, по-латыни “Септуагинта”, т. е. “Семьдесят”) выполнен 72 переводчиками за 72 дня. Новозаветное предание знает наряду с более узким кругом 12 апостолов Иисуса Христа более широкий круг 72 (или 70) учеников” (От берегов Босфора до берегов Евфрата. М., 1992, с. 296).

[32] Существовало представление, согласно которому душа являлась для поклонения Богу на третий день после смерти. До этого же она странствует по земле.

[33] Упоминание Исаака и Иакова среди населяющих рай может вызвать недоумение: Исаак по Завещ. Авраама (первые главы) еще мальчик, а сын его Иаков вовсе не родился. Видимо (ср. упоминание об Иове в гл. 15 и возраст Исаака — гл. 3), точное временное соотнесение для подобных текстов не имеет значения. Гораздо более важны раз навсегда утвердившиеся формулы типа “Авраам, Исаак и Иаков”. Ср. Откр. Павла 47-49 и Откр. Петра 14. Ср. также молитву «Со святыми упокой…».