Повесть об Иосифе и Асенефе

Исповедь Асенефы перед Богом

     «Согрешила я перед Тобою, согрешила, Господи! Совершила беззаконие я, Асенефа, дочь Потифера, жреца Илиопольского, главного смотрителя над всеми богами. 
     Согрешила я перед Тобою, Господи, согрешила, совершила беззаконие, почитала богов, коим нет числа, и ела от жертвенного их мяса. 
     Согрешила я, согрешила, Господи, перд Тобою, совершила беззаконие; ибо я была дева гордая, надменная. 
     Согрешила я, Господи, согрешила перед Тобою, совершила беззаконие: я ела хлеб удушающий, пила чашу сетей, вкуся со стола смерти. 
     Согрешила я, Господи, согрешила перед Тобою, совершила беззаконие: не знала я Господа Бога небес, не надеялась на Вышнего живого Бога веков. 
     Согрешила я, Господи, согрешила перед Тобою, совершила беззаконие: я надеялась на величие своей славы, на красоту свою; я была горда и надменна. 
     Согрешила я, Господи, согрешила перед Тобою, совершила беззаконие, презирая всех людей, из которых ни одного не считала я человеком. 
     Согрешила я, Господи, согрешила перед Тобою, совершила беззаконие; много раз говорила — нет на земле князя, достойного развязать девственный мой пояс. 
     Согрешила я, Господи, согрешила перед Тобою, совершила беззаконие: я ненавидела всех желавших взять меня в жёны, я презирала их и порицала. 
     Согрешила я, Господи, согрешила перед Тобою, совершила беззаконие, но по Твоему милосердию я сделалась невестой сына великого государя — отпусти мне грехи мои. Когда пришёл Божий воин Иосиф, он низложил мою гордость, он усмирил меня, и уловил красотой своей, и мудростью своей поймал меня, как рыбку в сети, душою своей предложил мне лекарство жизни, силой своей утвердил меня и посвятил меня Богу веков. Он дал мне есть хлеб жизни и пить чашу бессмертия. Он напоил меня, и я стала его невестой вовеки»[9]. 
 

     После этого прошло семь лет обилия, и настало семь лет голода. И услышал Иаков про сына своего Иосифа, и прибыл в Египет со всеми родственниками своими на втором году голода в первое число месяца нисана, и поселился в земле Гесем. И сказала Асенефа Иосифу: «Пойду я посетить отца твоего, ибо отец Твой Иаков для меня как Бог». Говорит Иосиф: «Ты пойдёшь со мною и увидишь отца моего». И пришли Иосиф и Асенефа в страну Гесем; встретились ему его братья, пали на лице своё и поклонились ему, и в особенности же Асенефе. И вошли они к Иакову, который сидел на ложе своём: и был он сед и очень стар. Асенефу сильно поразил вид его; ибо Иаков, несмотря на седину, был благовиден, как прекрасный юноша; глава его была как снег, кудрявые волосы его были густы, как у Эфиопа; белая красивая борода его покрывала всю грудь его; глаза его весёлые, блестящие и красивые; грудь его, и плечи, и мышцы, и пальцы на руках как у мощного ангела; бёдра и голени его как у исполина: Иаков представлялся как некто богоборец. Асенефа, видя его, пришла в ужас и перед ним пала на землю на лице своё. И спросил Иаков: «Эта ли моя невестка, жена твоя? Да благословит её Вышний Бог!» — и, подозвав её к себе, поцеловал и благословил её; также и Асенефа протянула руки свои, обвила ими шею Иакова и повисла на плечах отца своего, как бы возвратившегося из войны цел и невредим. После того как ели и пили, Иосиф и Асенефа отправились к себе домой: проводили их братья Иосифа. Но (не все) сыновья Зелфы и Валлы, Лии и Рахили провожали их, потому что завидовали им и были их врагами. С правой стороны Асенефы шёл Левий, а с левой Иосиф. Асенефа держала за руку Левия. Более всех братьев Иосифа Асенефа любила Левия, потому что он знал тайны Вышнего, которые он ей открывал в таинственных словах. И Левий сильно любил Асенефу. Он видел место её отдыха на высоте и окружавший его стены были словно адамантовые, основания его как каменные основы третьего неба.

     Случилось, когда возвращались Иосиф и Асенефа, старший сын фараона увидел её со стены и сильно возмутился духом при виде красоты её. «Нет, — сказал он, — не быть этому!» И сын фараона отправил гонцов, призвать к себе Симеона и Левия, которые, пришед, предстали перед ним. И сказал им старший сын фараона: «Я знаю, что вы силою превосходите всех людей на земле: вашею десницею был сокрушён город Сихем, и мечами вашими были истреблены тридцать тысяч мужей-воителей. И вот я принимаю вас в товарищи себе: дам я вам и золото, и рабов, и рабынь, и дома, и большие уделы, и богатства — только исполните это моё слово. Сжальтесь надо мною, ибо я поруган братом вашим Иосифом: он отнял у меня Асенефу, которая первоначально была сговорена со мною. Заведите ссору с братом вашим, Иосифом, тогда я его убью и возьму Асенефу себе в жены; этим вы докажите верность вашу и будьте мне братьями, — исполните только это моё слово немедленно. Но если, выслушав моё предложение, вы принебрежёте им — знайте, что вас ожидает этот меч». Говоря это, он, обнажив, показал им свой меч. Услышав такю надменную речь из уст сына фараонова, Симеон и Левий пришли в негодование. Симеон был муж смелый и решительный; он готов был схватиться за рукояку своего меча, вынуть его из ножени поразить им сына фараонова за оскорбительные слова; но Левий провидел его намерение и, как муж одарённый даром провидения, духовным оком прочитал, что было изображено у него на сердце, — и ногою своей наступил ему на правую ногу и тем дал ему понять, чтобы тот укротил свой гнев. И кроткий Левий сказал Симеону: «Зачем ты разгневался на этого человека? Мы — поклонники Божии, не подобает нам за зло платить злом». И сказал Левий сыну фараона, и сказал смело, и без гнева, и с сердечной кротостью: «Зачем ты, господин наш, произносишь такие речи? Мы — поклонники Божии, отец наш снискал любовь Всевышнего Бога, и брат наш Иосиф также любимец Божий; как же мы можем творить злое дело и грешить перед Богом, перед отцом нашим Иаковым и братом нашим Иосифом. Итак, слушай: поклоннику Божию ни в коем случае не подобает творить беззаконие потому только, что имеет он в руках меч, поэтому воздержись говорить недоброе о нашем брате Иосифе; ибо если ты будешь упорствовать в злом твоём намерении, то вот готовы обнажить мечи в правых руках наших». С этими словами Симеон и Левий,обнажив мечи свои, сказали: «Ты видишь в наших руках эти мечи: посредством этих мечей отомстил Господь Сихемлянам за оскорбление, нанесённое сынам Израилевым в лице сестры нашей Дины, которую обесчестил Сихем, сын Еммора». При виде обоюдоострого меча сын фараонов испугался, и задрожали кости его; ибо мечи те блистали, как пламя огня. Потемнело в глазах у сына фараонова, упал он наземь на лице своё. Тогда Левий проотянул руки, схватил его и сказал: «Встань, не бойся; смотри за собой — впредь ничего злого не говори о Иосифе». Сказав это, вышли из присутствия сына фараонова Симеон и Левий. Ужас и печаль овладели сыном фараона; ибо он боялся Симеона.

     Тяжело было ему от любви Асенефы; великая, безмерная грусть напала на него. Тогда служители его стали нашёптывать ему, говоря: «Вот, сыновья Валлы и сыновья Зелфы, служанки Иаковлевой, враги Иосифа и Асенефы, которым они завидуют: они-то будут тебе покорны и исполнят твою волю». И сын фараонов послал посланцев призвать их к себе. И пришли они ночью и стали перед ним. И сказал им сын фараонов: «Речь свою обращаю к вам, как к мужам сильным». И говорят ему старшие братья Дан и Гад: «Пусть молвит теперь господин наш, и мы, слуги твои, услышим и исполним волю твою». И сын фараонов возрадовался великой радостью и сказал своим служителям: «Отойдите от меня немного, ибо этим мужам я имею сообщить нечто по секрету», и все они отошли. И сказал сын фараонов Дану и Гаду: «Перед вами благословение и смерть; выбирайте скорее благословение, нежели смерть; вы — мужи могучие; вы не должны умереть как женщина, — мужайтесь и заплатите злом врагам вашим. Ибо я сам слышал, как брат ваш Иосиф говорил о вас отцу моему фараону, что вы- сыновья служанки его матери, а не братья его: не дождусь смерти моего отца, чтобы их истребить вместе с их родом, дабы они, дети служанки, не могли участвовать в наследии. Это они продали меня Измаильтянам, и я отплачу им за зло, мне причиненное: пусть только умрёт отец мой». И похвалил его отец мой, фараон говоря: «Ты хорошо сказал — возьми у меня тысячу человек воинов, и я буду твоим пособником».

     Когда же те мужи услышали слова фараонова сына, возмутилиь духом, и опечалились, и сказали сыну фараонову: «Просим тебя, господин, будь нашим помощником». И тот в ответ: «Я помогу вам, если вы послушаете меня». И они сказали: «Стоим перед тобою мы, рабы твои; прикажи, и мы исполним твою волю». И говорит им фараонов сын: «Нынешнюю ночь я убью отца моего, потому что фараон стал отцом Иосифа; вы же убейте Иосифа: я возьму себе в жёны Асенефу, а вы и братья ваши будете моими сонаследниками — исполните только моё слово» И сказали ему Дан и Гад: «Мы — рабы твои: сегодня же исполним твоё приказание; ибо ныне мы слышали, как Иосиф говорил Асенефе: пойди завтра в наше поместье, настало время сбора винограда. Шестьсот сильных воинов будут сопровождать её и шестьдесят ей предшествовать. Теперь послушай, что мы тебе скажем».

     И открыли они ему свои мысли. И сын фараонов дал четырём братьям две тысячи человек, назначив их князьями и начальниками. И говорят ему Дан и Гад: «Нынешнюю ночь мы пойдём и сядем в засаде на дороге в чаще тростников, ты же возьми с собой пятьдесят стрелков всадников и поезжай вперёд. Как только покажется Асенефа, мы предадим мечу воинов, её сопровождающих, — тогда она на колеснице бросится вперёд, и попадёт тебе в руки Асенефа. После этого мы умертвим Иосифа, погружённого в печаль, и сыновей его на его же глазах».

     И обрадовался сын фараонов, услышав эти речи, и дал им две тысячи воинов. И пришли они к потоку, засели в тростниковой чаще, заняли широкую переправу с той и с другой стороны потока.

     И сын фараонов встал и отправился в ту ночь в дом отца своего, чтобы убить его мечом; но стражники не позволили ему доступ к отцу его и спросили: «Какая тебе надобность, господин?» Отвечает сын фараона: «Хочу повидаться с отцом, так как отправляюсь на сбор винограда в новый виноградник». И сказали ему стражники: «У отца твоего голова болит, всю ночь не мог заснуть, только теперь немного успокоился. Приказал он никого не впускать».

     И отправился сын фараона к своим воинам и при рассвете засел в засаде. <…> Услышав об этом, сыновья Иакова… [10] <…>