Недельная глава Хукат. 2019 г.

Недельная глава Хукат

(Закон)

(Числа 19:1-22:1)

1 И сказал Господь Моше и Аарону, говоря: 2 вот устав закона, который заповедал Господь, говоря: скажи сынам Израилевым, пусть приведут тебе рыжую телицу без порока, у которой нет недостатка, [и] на которой не было ярма; 3 и отдайте ее Елеазару священнику, и выведет ее вон из стана, и заколют ее при нем; 4 и пусть возьмет Елеазар священник перстом своим крови ее и кровью покропит к передней стороне скинии собрания семь раз; 5 и сожгут телицу при его глазах: кожу ее и мясо ее и кровь ее с нечистотою ее пусть сожгут; 6 и пусть возьмет священник кедрового дерева и иссопа и нить из червленой шерсти и бросит на сожигаемую телицу; 7 и пусть вымоет священник одежды свои, и омоет тело свое водою, и потом войдет в стан, и нечист будет священник до вечера. 8 И сожигавший ее пусть вымоет одежды свои водою, и омоет тело свое водою, и нечист будет до вечера; 9 и кто-нибудь чистый пусть соберет пепел телицы и положит вне стана на чистом месте, и будет он сохраняться для общества сынов Израилевых, для воды очистительной: это жертва за грех; 10 и собиравший пепел телицы пусть вымоет одежды свои, и нечист будет до вечера. Это для сынов Израилевых и для пришельцев, живущих у них, да будет уставом вечным. 11 Кто прикоснется к мертвому телу какого-либо человека, нечист будет семь дней: 12 он должен очистить себя сею [водою] в третий день и в седьмой день, и будет чист; если же он не очистит себя в третий и седьмой день, то не будет чист; 13 всякий, прикоснувшийся к мертвому телу какого-либо человека умершего и не очистивший себя, осквернит жилище Господа: истребится человек тот из среды Израиля, ибо он не окроплен очистительною водою, он нечист, еще нечистота его на нем.  (Чис.19:1-13)

Подобное обращение к Моше и Аарону говорит о важности разговора, как для понимания Закона в теории, так и для обучения людей соблюдению этого Закона на практике.

Функция рыжей коровы состоит в ритуальном очищении человека с целью сохранения чистоты пред Богом и Его Мишканом.

Поэтому можно понять категоричность тона, которыми начинаются этот Закон:«… вот устав закона, который заповедал Господь, говоря: скажи сынам Израилевым…»

То есть, каждая часть Закона о рыжей корове, которые перечислены в этом отрывке, является основой всего этого Закона, и не поддается никаким изменениям.

А почему нельзя было просто омыться в микве (бассейне), и через это быть очищенным?

Исключительность этого случая в том, что здесь погружению предшествует кропление живой водой, смешанной с пеплом коровы.

Эта смесь пепла коровы и воды,  называется водой разделения.

Но в этом отрывке кроется один интересный парадокс — все участники приготовления пепла красной коровы «пусть вымоют одежды свои, и нечисты будут до вечера».

И в тот же время «Кто прикоснется к мертвому телу какого-либо человека, нечист будет семь дней: он должен очистить себя сею [водою] в третий день и в седьмой день, и будет чист».

То есть, «Пепел рыжей коровы делает ритуально нечистого чистым, а ритуально чистого — нечистым».

Вот почему этот Закон считается одним из наиболее загадочных и необъяснимым из всех постановлений Торы.

Мудрецы Торы перечислили целый ряд элементов этого Закона, которые противоречат друг другу и необъяснимы с точки зрения логики.

Единственно, что нам ясно, так это то, что целью приготовления пепла рыжей коровы является возможность устранения ритуальной нечистоты, источником которой служит тело умершего человека, но при этом пепел делал нечистым того, кто собирал его из костра.

Любой человек, переносивший воду с растворенным в ней пеплом без непосредственного последующего ее применения для очищения, также приобретал статус ритуальной нечистоты.

Совмещение противоположных свойств в одном и том же объекте настолько загадочно, что мудрейшие из людей, не могут понять сути этого закона.

Или как говорят иудейские толкователи, Закон о рыжей корове является постановлением Всевышнего, выходящим за пределы человеческого понимания.

Вместе с тем, констатация того факта, что человек не в состоянии постигнуть тот или иной аспект этого Закона, не является признанием слабости и ограниченности человеческого разума.

Напротив, она является декларацией величия человека, способного познавать сотворенный мир вплоть до момента возникновения материи из ничего. 

То есть, несмотря на непознаваемость сути этого Закона, тем не менее, многие его детали поддаются осмыслению и многие мудрецы неоднократно возвращались к нему, образно описывая разные его стороны с помощью ассоциаций.

Одно из объяснений, почему в костер должна быть брошена ветвь кедра, красная шелковая нить и пучок иссопа, заключается в следующем: высокий кедр — символ гордыни; низко стелящийся по земле иссоп — символ скромности человека и его стремления остаться незаметным; красная нить — символ греха, который всегда ассоциируется с красным цветом.

Эти три элемента рассказывают о том, что движущей силой любого греха является гордыня, которая может быть сломлена только в том случае, если человек станет предельно скромным и ощутит себя самым незначительным созданием Всевышнего.

Иссоп ассоциируется с положительным качеством, так как он используется также и в процессе очищения — пучком этой травы было необходимо побрызгать водой с пеплом на человека.

Тогда не только будет уничтожен грех, но и те силы, которые он отнял у человека, вернутся к нему вновь как созидательные и творческие потенциалы. 

И еще одна тонкость этого Закона о красной корове.

Если мы внимательно проанализируем всех животных, которых приносят в жертву, то коровы мы там не найдем.

Потому, что сама природа коровы — это постоянно приносит человеку питание в виде молока.

Ведь Бог не зря назвал Землю Обетования «землей, где течет молоко и мед». 

И только когда корова состарится, и прекратит давать молоко, её можно пустить на мясо.

В жертву же она уже не годится.

И только в этом случае, когда надо было достичь ритуальной чистоты, была принесена в жертву годовалая чисто красная корова, цвет которой олицетворял кровь, то есть грех.


Следующий вопрос — почему процессом по сожжению красной коровы, руководил Елеазар, а не Аарон?

Дело в том, что Аарон участвовал в изготовлении золотого тельца, поэтому он утратил право приготовления пепла для очищения народа от ритуальной нечистоты.

То есть, человек, который явился причиной греха, не может помочь другим искупить его.

Вместо него процедуру сожжения рыжей коровы должен завершить его сын Елеазар.

Отсюда было выведен Закон, который говорит, что в будущем, процессом сожжения красно коровы, должен руководить не Первосвященник, а его правопреемник.

Вот такой короткий комментарий на этот непростой отрывок.

14 Вот закон: если человек умрет в шатре, то всякий, кто придет в шатер, и все, что в шатре, нечисто будет семь дней; 15 всякий открытый сосуд, который не обвязан и не покрыт, нечист. 16 Всякий, кто прикоснется на поле к убитому мечом, или к умершему, или к кости человеческой, или ко гробу, нечист будет семь дней. 17 Для нечистого пусть возьмут пепла той сожженной жертвы за грех и нальют на него живой воды в сосуд; 18 и пусть кто-нибудь чистый возьмет иссоп, и омочит его в воде, и окропит шатер и все сосуды и людей, которые находятся в нем, и прикоснувшегося к кости [человеческой], или к убитому, или к умершему, или ко гробу; 19 и пусть окропит чистый нечистого в третий и седьмой день, и очистит его в седьмой день; и вымоет он одежды свои, и омоет [тело свое] водою, и к вечеру будет чист. 20 Если же кто будет нечист и не очистит себя, то истребится человек тот из среды народа, ибо он осквернил святилище Господа; очистительною водою он не окроплен, он нечист. 21 И да будет это для них уставом вечным. И кропивший очистительною водою пусть вымоет одежды свои; и прикоснувшийся к очистительной воде нечист будет до вечера. 22 И все, к чему прикоснется нечистый, будет нечисто; и прикоснувшийся человек нечист будет до вечера.  (Чис.19:14-22)

Кстати, этот закон остается в силе и по сей день.

Сегодня все евреи и не евреи, почитающие Единого Бога нечистые.

И не могут очиститься, поскольку нет пепла красно коровы.

Поэтому посещать Храм не могут.

И не только Храм, но даже ту территорию, где он стоял.

В будущем, когда будет возведен Трети Храм, Закон устрожается, и только ритуально чистый человек может посещать его.

Вот почему мудрецы Торы, приняли решение, до построения Храма и жертвенника, не входить на Храмовую гору, и не молится там.

Что же касается очищения ритуально нечистого человека на третий и седьмой день, так в этом виден как бы прообраз сотворения мира.

В третий день, была создана органическая жизнь на земле.

А на седьмой день Бог передал управление Его миром в руки человека.

По этой причине акт кропления на третий день был дан человеку как акт физического очищения, тогда как кропление на седьмой день было дан ему как существу духовному, уподобленному Богу.

Отсюда первое кропление, совершаемое на третий день, прокладывает путь для телесного очищения человека.

А второе кропление, совершаемое на седьмой день, готовит человека к очищению его духовного, то есть Божественного аспекта.

Следовательно, для того чтобы человек как целое или человеческая природа в своей целостности смогли вновь подняться до полной чистоты, необходимо совершить кропление и погружение.

1 И пришли сыны Израилевы, все общество, в пустыню Син в первый месяц, и остановился народ в Кадесе, и умерла там Мариам и погребена там. 2 И не было воды для общества, и собрались они против Моше и Аарона; 3 и возроптал народ на Моше и сказал: о, если бы умерли тогда и мы, когда умерли братья наши пред Господом! 4 зачем вы привели общество Господне в эту пустыню, чтобы умереть здесь нам и скоту нашему? 5 и для чего вывели вы нас из Египта, чтобы привести нас на это негодное место, где нельзя сеять, нет ни смоковниц, ни винограда, ни гранатовых яблок, ни даже воды для питья? 6 И пошел Моше и Аарон от народа ко входу скинии собрания, и пали на лица свои, и явилась им слава Господня. 7 И сказал Господь Моше, говоря: 8 Возьми жезл и собери общество, ты и Аарон, брат твой, и скажите в глазах их скале, и она даст из себя воду: и так ты изведешь им воду из скалы, и напоишь общество и скот его. 9 И взял Моше жезл от лица Господа, как Он повелел ему. 10 И собрали Моше и Аарон народ к скале, и сказал он им: послушайте, непокорные, разве нам из этой скалы извести для вас воду? 11 И поднял Моше руку свою и ударил в скалу жезлом своим дважды, и потекло много воды, и пило общество и скот его. 12 И сказал Господь Моше и Аарону: за то, что вы не поверили Мне, чтоб явить святость Мою пред очами сынов Израилевых, не введете вы народа сего в землю, которую Я даю ему. 13 Это вода Меривы, у которой вошли в распрю сыны Израилевы с Господом, и Он явил им святость Свою. (Чис.20:1-13)

Начнем разбор этого отрывка вот с это фразы:« о, если бы умерли тогда и мы, когда умерли братья наши пред Господом».

О каких братьях идет речь, и когда они умерли.

Дело в том, что здесь ведется разговор о тех евреях, которые были поражены Богом в пустыне за участие в бунте разведчиков.

И вот их братья вновь проявляют непокорность тем, что ропщут на Моше (а косвенно и на Творца), что он их вывел из Египетского рабства.

Но при чем здесь смерть Мирьям?

Давайте обсудим и эти два момента по порядку.

И так, в этом отрывке, разбирается две темы – смерть Мирьям, и отсутствие вода.

На первый взгляд, эти два события не связанны между собой.

Но вот такой вопрос:«А где же раньше это многомиллионное общество брало воду в пустыне, все это время»?

Поэтому, исследователи говорят, что последовательность изложения предполагает, что, лишь благодаря заслугам Мирьям, сыны Израиля могли до сего времени наслаждаться водой из Колодца Хорева, который ходил вместе с Израилем, во все время их передвижения по пустыне.

И заслуга в этом главным образом причисляется Мирьям.

Вот почему  Колодец Хорева (Исход 17:6) иссяк сразу же после ее кончины.

Ну а что значит вода в пустыне – думается объяснять не надо.

И сразу же начался очередной ропот общества Израилева против Моше и Аарона:«и собрались они против Моше и Аарона; и возроптал народ на Моше… зачем вы привели общество Господне в эту пустыню».

Они обвинили Моше и Аарона в том, что ОНИ привели их в пустыню на погибель.

Надо заметить, что это событие произошло уже на исходе их путешествия по пустыне.

И «И пошел Моше и Аарон от народа ко входу скинии собрания, и пали на лица свои, и явилась им слава Господня».

Исход евреев по пустыне подходит к концу, и за эти сорок лет Моше видимо очень устал от постоянного напряжения, которое сопровождало его при общении с обществом Израилевым.

И мы видим,  что вместо того, чтобы успокоить народ, и обратится с этой проблемой к Богу, Моше просто в изнеможении падает на лицо пред входом в Мишкан.

Реакция же Бога, на этот ропот общества была вполне предсказуема, поскольку люди просили то, без чего действительно нельзя существовать в пустыне:« И сказал Господь Моше, говоря: Возьми жезл и собери общество, ты и Аарон, брат твой, и скажите в глазах их скале, и она даст из себя воду: и так ты изведешь им воду из скалы, и напоишь общество и скот его».

Тут нет ничего сверхъестественного, поскольку подобное уже происходило раньше:

5 И сказал Господь Моисею: пройди перед народом, и возьми с собою [некоторых] из старейшин Израильских, и жезл твой, которым ты ударил по воде, возьми в руку твою, и пойди; 6 вот, Я стану пред тобою там на скале в Хориве, и ты ударишь в скалу, и пойдет из нее вода, и будет пить народ. И сделал так Моисей в глазах старейшин Израильских. (Исх.17:5,6)

С одной лишь разнице – если при Хориве надо было жезлом ударить по скале, чтобы пошла вода, то тут надо было просто приказать скале, чтобы она дала воду.

А что получилось в реале:« И собрали Моше и Аарон народ к скале, и сказал он им: послушайте, непокорные, разве нам из этой скалы извести для вас воду? И поднял Моше руку свою и ударил в скалу жезлом своим дважды, и потекло много воды, и пило общество и скот его».

Сразу два нарушения:

1.Моше оскорбил все общество «послушайте, непокорные».

Это в Синодальном переводе.

А вот в еврейском более резко:«слушайте бунтари».

2. А во-вторых:« и ударил в скалу жезлом своим дважды».

Не сказал, а ударил, при том не один раз, а дважды.

И вердикт Всевышнего:« И сказал Господь Моше и Аарону: за то, что вы не поверили Мне, чтоб явить святость Мою пред очами сынов Израилевых, не введете вы народа сего в землю, которую Я даю ему».

Ну, хорошо, ошибку совершил Моше.

А при чем здесь Аарон, которого Бог также за это наказал?

Дело в том, что Аарон тоже знал, что надо было сделать, но не остановил Моше не только от первого удара посохом, но и от второго.

И как результат непослушания, отказ им обоим от исполнения их мечты — войти в Землю Обетования.

Но неужели действительно такой уж и серьезный проступок они совершили?

В глазах Бога «Да». 

Они отняли у Бога возможность, прославится среди Израиля.

Если бы они в точности исполнили Его повеление, и скала от их слова дала обществу воду, то тогда Израиль воочию увидел бы видимое присутствие Бога, среди них.

В присутствии всего народа они должны были воспользоваться одними лишь словами, чтобы призвать скалу дать «свою воду».

Необходимо дать понять народу, что не Моше и не Аарон, а Бог привел их в это место; и если Его облако указало разбить в этом месте стан, им нет нужды бунтовать, чтобы побудить Бога дать им воду. 

Бог уже заранее видел, что нужная им вода должна быть в этом месте и что одного слова Моше или Аарона будет достаточно, чтобы заставить скалу дать ту воду, которую Бог приготовил для них и поместил в нее.

Если бы люди получили воду лишь благодаря слову Моше, они бы усвоили, что под водительством Бога они могут жить и дальше без забот, будучи уверенными в получении надлежащей помощи в надлежащее время — даже без посоха Моше.

Исключив Моше и Аарона из процесса дальнейшего исполнения Своих замыслов в Земле Обетования, Бог продемонстрировал святость Своего абсолютного величия, цели которого не зависят ни от какого внешнего фактора и для которого даже такие люди, как Моше и Аарон, не являются незаменимыми.

14 И послал Моше из Кадеса послов к Царю Едомскому [сказать]: так говорит брат твой Израиль: ты знаешь все трудности, которые постигли нас; 15 отцы наши перешли в Египет, и мы жили в Египте много времени, и худо поступали Египтяне с нами и отцами нашими;  16 и воззвали мы к Господу, и услышал Он голос наш, и послал Ангела, и вывел нас из Египта; и вот, мы в Кадесе, городе у самого предела твоего; 17 позволь нам пройти землею твоею: мы не пойдем по полям и по виноградникам и не будем пить воды из колодезей [твоих]; но пойдем дорогою царскою, не своротим ни направо ни налево, доколе не перейдем пределов твоих. 18 Но Едом сказал ему: не проходи через меня, иначе я с мечом выступлю против тебя. 19 И сказали ему сыны Израилевы: мы пойдем большою дорогою, и если будем пить твою воду, я и скот мой, то буду платить за нее; только ногами моими пройду, что ничего не стоит. 20 Но он сказал: не проходи. И выступил против него Едом с многочисленным народом и с сильною рукою. 21 Итак не согласился Едом позволить Израилю пройти чрез его пределы, и Израиль пошел в сторону от него. 22 И отправились сыны Израилевы из Кадеса, и пришло все общество к горе Ор. (Чис.20:14-22)

Люди и царь Едома – это потомки Исава, родного брата Иакова.

И как Исав, в свое время во всем противился Иакову, так и едомляне ни в чем не хотели уступать Израилю.

Забегая вперед скажем, что:

«Особую ненависть питали едомляне к евреям, считая, что из-за них они лишились прекрасных земель в Ханаане.

Поэтому при каждом удобном случае едомляне мстили им, причем, самым жестоким образом.

Они принимали участие во всех будущих войнах, ведущихся против Иудеи».

И в этом случае сказано:« И выступил против него Едом с многочисленным народом и с сильною рукою».

Но Бог не позволил Израилю воевать против Едома.

Что же касается «и пришло все общество к горе Ор», то эта гора находится на границе с Едомом.

Это возвышенность, ныне известная как Джебель Мадура, которая расположена к северо-востоку от Кадеша, на расстоянии дневного перехода от Мертвого моря. 

23 И сказал Господь Моше и Аарону на горе Ор, у пределов земли Едомской, говоря: 24 пусть приложится Аарон к народу своему; ибо он не войдет в землю, которую Я даю сынам Израилевым, за то, что вы непокорны были повелению Моему у вод Меривы; 25 и возьми Аарона и Елеазара, сына его, и возведи их на гору Ор. 26 и сними с Аарона одежды его, и облеки в них Елеазара, сына его, и пусть Аарон отойдет и умрет там. 27 И сделал Моше так, как повелел Господь. Пошли они на гору Ор в глазах всего общества, 28 и снял Моше с Аарона одежды его, и облек в них Елеазара, сына его; и умер там Аарон на вершине горы. А Моше и Елеазар сошли с горы. 29 И увидело все общество, что Аарон умер, и оплакивал Аарона весь дом Израилев тридцать дней. (Чис.20:23-29)

«и снял Моше с Аарона одежды его, и облек в них Елеазара, сына его …» — это пожалуй единственны случай, когда отец передает своему сыну Первосвященство еще при жизни, при здравом уме, и крепость в нем не истощилась.

Со смертью Аарона, то облако, которое до этого оберегающе шло перед Израилем в их скитаниях по пустыне, оставило их.

Результатом этого состояние беззащитности, немедленно воспользовался ханаанский царь.

Но это было немного позже, а пока «оплакивал Аарона весь дом Израилев тридцать дней».

Хотя лишь несколько днями ранее, тот же самый народ возводил самые суровые и несправедливые обвинения на человека, о котором ныне все так глубоко скорбели.

В этом проявилась природа человека, в котором в равной степени находится и добро и зло.

В основном же, в своем обычном состоянии, народ знал о достоинствах своих лидеров и ценил их.

Что подтверждает то, что они все-таки сорок лет подчинялись Моше и Аарону.

А всплески ропота и бунта, были кратковременны.

Но, тем не менее, наносили подчас непоправимый ущерб.

Что косвенно явились и преждевременной смертью Аарона и Моше.


 А оплакивали Аарона еврейское общество тридцать дней не зря.

 В истории еврейского народа, он остался образцом человека, который всегда стремился к миру, как между отдельными людьми, так и между человеком и Богом.

1 Ханаанский царь Арада, живущий к югу, услышав, что Израиль идет дорогою от Афарима, вступил в сражение с Израильтянами и несколько из них взял в плен. 2 И дал Израиль обет Господу, и сказал: если предашь народ сей в руки мои, то положу заклятие на города их. 3 Господь услышал голос Израиля и предал Хананеев в руки ему, и он положил заклятие на них и на города их и нарек имя месту тому: Хорма. (Чис.21:1-3)

Арад был одним из важнейших городов Ханаана.

Он располагался на месте, которое известно сегодня как Тель-Арад, в 23 км к югу от Хеврона и в 80 км к северо-востоку от Кадеша. 
Израиль двинулся сначала на юг, и амалекитяне, жившие в тех местах, решив, что они намереваются совершить еще одну попытку вторгнуться в пределы Ханаана с юга, попытались вновь напасть на евреев, подобно тому своему успешному нападению, совершенному 39 лет назад, когда они обратили войско сынов Израиля в бегство.

Почему в этом отрывке Торы не упоминаются амалекитяне, а говорится о ханаанских племенах?

Дело в том, что амалекитяне, происходящие от Исава,  хотя и не считались исконными жителями этой земли, но тем не менее считались одним из народов это земли.

Вот почему в данном отрывке Тора причисляла их к одному из народов Ханаана.

И так, амалекитяне увидев, что умер Аарон и что исчезло облако Славы Божьей, решили напасть на евреев.

И как говорит Тора «и несколько из них взял в плен».

На что израильтяне дали обет Богу в том, что «если предашь народ сей в руки мои, то положу заклятие на города их».

Израиль исполнил данное Богу обещание и превратил города этого района в пустынную местность.

Но тут комментаторы расходятся во мнениях относительно того, когда это произошло.

Одни считают, что военный поход был совершен в это же время, когда амаликяне совершили нападение на Израиль в пустыне.

А другие считают, что поражение амаликян, произошло уже в период завоевания Земли Обетования.
Что касается описанного эпизода, то он произошел  когда Израиль через 39 лет после неудачной попытки вступить в Землю Обтования, вновь начали движение с целью достичь ее границ и завоевать обещанный им удел.

4 От горы Ор отправились они путем Чермного моря, чтобы миновать землю Едома. И стал малодушествовать народ на пути, 5 и говорил народ против Бога и против Моше: зачем вывели вы нас из Египта, чтоб умереть [нам] в пустыне, ибо [здесь] нет ни хлеба, ни воды, и душе нашей опротивела эта негодная пища. 6 И послал Господь на народ ядовитых змеев, которые жалили народ, и умерло множество народа из [сынов] Израилевых. 7 И пришел народ к Моше и сказал: согрешили мы, что говорили против Господа и против тебя; помолись Господу, чтоб Он удалил от нас змеев. И помолился Моше о народе. 8 И сказал Господь Моше: сделай себе змея и выставь его на знамя, и ужаленный, взглянув на него, останется жив. 9 И сделал Моше медного змея и выставил его на знамя, и когда змей ужалил человека, он, взглянув на медного змея, оставался жив.  (Чис.21:4-9)

После того, как царь Едома не разрешил пересечь территорию его государства, сынам Израиля пришлось двигаться в обход.

Они шли на юг, пока не достигли Эцьон-Гевера, расположенного у северной оконечности Акабского залива Красного моря.

Затем они повернули на восток и двигались по направлению к горе Сеир, а затем — на север, по направлению к степям Моава.

И так опять бунт?

И «да», и «нет».

Не надо забывать, что шел сороковой год их пребывания в пустыне.

И изо дня в день одно и то же – пустыня, пустыня, пустыня.

Да, проблем с питанием не было, как в прочем и с водой.

Те короткие моменты, когда не было воды, можно не брать в расчет.

Но сам ежедневный вид унылой пустыни, навевал тоску.

И одна и та же пища — манн — который «опротивел».

И как результат «И стал малодушествовать народ на пути, и говорил народ против Бога и против Моше».

Смалодушничали и притом с перебором, поскольку «говорил народ против Бога и против Моше».

И как результат «послал Господь на народ ядовитых змеев, которые жалили народ, и умерло множество народа из [сынов] Израилевых».

Кстати, эти ядовитые змеи всегда существовали в пустыне.

Однако до времени Бог  не давал им приближаться к людям.

Но сейчас Бог отменил их ограничение, и змеи пустыни вернулись к своим естественным повадкам, жертвой которых и пали люди.

И это довольно таки быстро отрезвило тех, кто смалодушничал, и народ «пришел … к Моше и сказал: согрешили мы, что говорили против Господа и против тебя; помолись Господу, чтоб Он удалил от нас змеев».

Единственной целью змеиных укусов было заставить людей увидеть опасности, которые преследовали их в пустыне на каждом шагу, и осознать, что лишь чудесная Божественная сила отводила от них эти опасности, о существовании которых они даже не подозревали.

Каждый, кто был укушен, должен прочно запечатлеть образ змеи в своем сознании, как символ зла, чтобы тот всегда оставался перед ним даже после того, как Бог, по Своей милости вновь удалит от него змей.

Таким образом, в человеке навсегда останется осознание тех опасностей, через которые особая защита Бога безопасно проводит его каждый день.

И так, знакомясь с историей Израиля, можно заметить, как долготерпелив Создатель к своему созданию – человеку.

Как тогда, так и сейчас.

И в этом эпизоде, поразив самых рьяных возбудителей спокойствия, Господь, по молитве Моше, останавливает мор, через изготовленного Моше медного змея.

То есть «когда змей ужалит человека, то он, взглянув на медного змея, оставался жив».

Естественно, что не изготовленный Моше змей, исцелял человека, а вера в то, что Бог через данное Им обещание, может спасти их от смерти.

Змей же, являлся лишь напоминанием о Том, Кто в этом мире дает человеку дыхание жизни.

10 И отправились сыны Израилевы и остановились в Овофе; 11 и отправились из Овофа и остановились в Ийе-Авариме, в пустыне, что против Моава, к восходу солнца; 12 оттуда отправились, и остановились на долине Заред; 13 отправившись отсюда, остановились у той части Арнона в пустыне, которая течет вне пределов Аморрея, ибо Арнон граница Моава, между Моавом и Аморреем. 14 Потому и сказано в книге браней Господних: 15 Вагеб в Суфе и потоки Арнона, и верховье потоков, которое склоняется к Шебет-Ару и прилегает к пределам Моава. 16 Отсюда [отправились] к Беэр; это тот колодезь, о котором Господь сказал Моше: собери народ, и дам им воды. 17 Тогда воспел Израиль песнь сию: наполняйся, колодезь, пойте ему; 18 колодезь, который выкопали князья, вырыли вожди народа с законодателем жезлами своими. Из пустыни [отправились] в Матанну, 19 из Матанны в Нагалиил, из Нагалиила в Вамоф, 20 из Вамофа в Гай, который в земле Моава, на вершине [горы] Фасги, обращенной лицем к пустыне.  (Чис.21:10-20)

Мы не будем разбирать все стоянки Израиля, по пути к Земле Обетования, они показаны на схеме, что приведена выше.

А рассмотрим лишь некоторые моменты из этого отрывка.

И начнем вот с этого:«Отсюда [отправились] к Беэр; это тот колодезь, о котором Господь сказал Моше: собери народ, и дам им воды».

Традиция говорит, что в этом месте, вновь открылся колодец Мирьям.

Поэтому и сказано «Тогда воспел Израиль песнь сию: наполняйся, колодезь, пойте ему».

Следующий момент «Потому и сказано в книге браней Господних».

Эта книга, больше нигде в Писании не упоминается.

Поэтому книжник Ездра утверждает, что книга эта представляла собой отдельные записи, в которых были описаны все чудеса, принесшие спасение от врагов тем, кто верит во Всевышнего, во время их путешествия по пустыне.

По неизвестным нам причинам, эта книга впоследствии была сокрыта от последующих поколений. 

21 И послал Израиль послов к Сигону, царю Аморрейскому, чтобы сказать: 22 позволь мне пройти землею твоею; не будем заходить в поля и виноградники, не будем пить воды из колодезей [твоих], а пойдем путем царским, доколе не перейдем пределов твоих. 23 Но Сигон не позволил Израилю идти через свои пределы; и собрал Сигон весь народ свой и выступил против Израиля в пустыню, и дошел до Иаацы, и сразился с Израилем. 24 И поразил его Израиль мечом и взял во владение землю его от Арнона до Иавока, до [пределов] Аммонитских, ибо крепок был предел Аммонитян; 25 и взял Израиль все города сии, и жил Израиль во всех городах Аморрейских, в Есевоне и во всех зависящих от него; 26 ибо Есевон был город Сигона, царя Аморрейского, и он воевал с прежним царем Моавитским и взял из руки его всю землю его до Арнона. 27 Потому говорят приточники: идите в Есевон, да устроят и утвердят город Сигона; 28 ибо огонь вышел из Есевона, пламень из города Сигонова, и пожрал Ар-Моав и владеющих высотами Арнона. 29 Горе тебе, Моав! погиб ты, народ Хамоса! Разбежались сыновья его, и дочери его сделались пленницами Аморрейского царя Сигона; 30 мы поразили их стрелами; погиб Есевон до Дивона, мы опустошили их до Нофы, которая близ Медевы. (Чис.21:21-30)

 И так, начиная с этих глав проявляется новый характер народа.

Вместо сомнений — решительность, вместо претензий — вера во Всевышнего и готовность идти в сражение и завоевывать Землю Обетования.

Сила, которую обрел народ, странствовавший по пустыне на протяжении почти сорока лет, проявилась неожиданно, скорее всего и для самих сынов Израиля.

Ведь уже практически вымерло все то поколение, о котором Господь сказал «не войдете в ту землю, а сыновья ваши её завоюют» (перевод вольный).

И они вдруг почувствовали, что Всевышний прокладывает им дорогу не только в безлюдных местах, но отбрасывает целые народы, стоящие на их пути. 
Значение победы сынов Израиля над Сигоном невозможно переоценить.

Израиль получили базу и обеспечил безопасность своего тыла, что позволило им готовиться к последнему броску через Иордан, чтобы войти в Землю Обетования.

Но что гораздо более существенно, они обрели уверенность в своих силах и увидели явное проявление помощи Всевышнего в начавшейся войне за Свою Землю. 

А все население от Хешбона до Дивона было истреблено по повелению Всевышнего.

Немного истории этого края.

Впоследствии Дивон, расположенный в 7 км к северу от Арнона, стал называться Дивон-Гад.

И в 1868 г. в Дивоне был найден так называемый «моавитский камень».

Это самое внушительное древнее свидетельство, подтверждающее события, описанные в Торе.

На «моавитском камне» выбиты рассказы, параллельные приведенным в Торе.

Моавитяне, видимо, хорошо помнили прошлые события — история завоевания этих земель сынами Израиля позже послужила поводом для вторжения на территорию колен Израиля царя Моава, утверждавшего в своем письме к Ифтаху, что земли к востоку от Иордана принадлежат моавитянам.

Моавитяне не оставляли надежды вернуть отобранные у них в далеком прошлом территории даже после поражения в войне с Ифтахом.

Во время правления Иудейского царя Ахава, они предприняли еще одну попытку захвата этих земель, которая закончилась разгромом Моава (4 Царст 3). 

Обнаружена эльзасским священником Ф. А. Клайном в августе 1868 года в Дибане (библейский Дивон, столица Моава) на территории современной Иордании.

Через год после этого местные арабы, услышавшие, что стелу увезут, разбили её на множество фрагментов.

К счастью, Клермон-Ганно до этого сделал со стелы бумажный слепок (папье-маше), что позволило позже собрать и восстановить значительную часть артефакта.

Размер стелы: высота — 124 см, ширина — 71 см.

Верхние углы скруглены.

Имеет небольшое сужение к верху.

Ныне находится в Лувре.

31 И жил Израиль в земле Аморрейской. 32 И послал Моше высмотреть Иазер, и взяли селения, зависящие от него, и прогнали Аморреев, которые в них были. 33 И поворотили и пошли к Васану. И выступил против них Ог, царь Васанский, сам и весь народ его, на сражение к Едреи. 34 И сказал Господь Моше: не бойся его, ибо Я предам его и весь народ его и всю землю его в руки твои, и поступишь с ним, как поступил с Сигоном, царем Аморрейским, который жил в Есевоне. 35 И поразили они его и сынов его и весь народ его, так что ни одного не осталось, и овладели землею его.  (Чис.21:31-35)

Васан был известен своими дубовыми рощами и богатыми пастбищами, на которых паслись многочисленные стада.
Что касается Ога, то он был известен своей сверхъестественной силой, а его города славились неприступными стенами. 

Но … случилось то, что случилось:« И поразили они его и сынов его и весь народ его, так что ни одного не осталось, и овладели землею его».

А Ог, не смотря на свой исполинский рост, и неимоверную силу, был поражен, вместе со своим народом.

1 И отправились сыны Израилевы, и остановились на равнинах Моава, при Иордане, против Иерихона. (Чис.22:1)

Это был последний лагерь Израиля, перед тем, как они начнут завоевывать Ханаан.

Равнины Моава расположены к северо-востоку от Мертвого моря, в Заиорданье.