Метки:

О Пуриме

Опубликовано в журнале «Сабра», Пурим 1986 года


Владыка гордый многих стран,
не плох и не хорош,
в столичной крепости Шушан
сидел Ахашверош.

Все пировали в зале. Вдруг,
отдавши дань вину,
царь кликнул расторопных слуг:
«Позвать сюда жену!»

«Я не приду!» — ответ гласил.
Супруг был разъярен
и рявкнул он, что было сил:
«Прогнать царицу вон!

Как будто не найти жены
послушнее нее!
Созвать девиц со всей страны —
решение мое!»

* * *

Устроив конкурс красоты,
царь обнаружил клад.
И вот сбылись его мечты,
и он опять женат.

Эстер — еврейка. До чего ж
красива и умна!
Влюблен в нее Ахашверош:
прекрасная жена!

И на сокровище свое
корону царь надел,
а биографии ее
и слушать не хотел.

* * *

В Шушане Мордехай-еврей
сидел у врат дворца.
Эстер, племянице своей,
он заменял отца.

Меж тем министра средь друзей
подыскивал тиран,
и вот на пост высокий сей
назначен был Аман.

Аман, отпраздновав успех,
стал думать: почему
лишь Мордехай — один из всех —
не хочет льстить ему?!

Не в силах вынести сего,
Аман — к царю: «Живет
в пределах царства твоего
надменнейший народ.

Рассеянный среди других,
от всех он отделен,
не чтит законов он твоих —
свой у него закон».

«Ну что ж, Аман, издай указ:
пусть будет истреблен
такой народ». Аман тотчас,
Довольный, вышел вон.

* * *

Евреи поняли: беда!
все ждали страшных дней.
И Мордехай решил тогда
Пойти к Эстер своей.

«Иди к царю и объясни,
проси и умоляй!
Надвинулись лихие дни!..»
«Послушай, Мордехай,

Ты знаешь сам, что не посметь
незванной мне войти
к царю. За это — сразу смерть.
Поэтому — прости…»

«Ты не надейся, что одна
средь роскоши дворца
избегнет царская жена
ужасного конца.

Не для того ль царица ты,
чтоб в этот страшный год
от неминуемой беды
избавить свой народ?»

«Ах, Мордехай, ты прав. Зачем
я это говорю?
Три дня вели поститься всем,
а я пойду к царю.»

* * *

…Вошла, сияя красотой.
Растаял царь пред ней!
Простер он скипетр золотой
в знак милости своей:

«Полцарства можешь попросить,
а хочешь — целый мир!» —
«Я лишь хотела пригласить
с Аманом вас на пир».

* * *

Аман был горд и величав —
на пир к царице зван!
Но, Мордехая повстречав,
вновь помрачнел Аман.

Расстроилась жена его:
«Опять ты бледный весь!
Ты Мордехая своего
на дереве повесь!»

* * *

Пир у Эстер в разгаре был,
и царь спросил ее:
«Жена, исполнить я решил
желание твое,

но почему не хочешь ты
поведать мне его?
Бери, мой ангел красоты,
полцарства моего!»

«О, царь! Не нужно мне таких
немыслимых щедрот.
Одно прошу: оставь в живых
меня и мой народ!

Аман убить нас повелел,
он ненавидит нас!» —
«Аман?! Да как же он посмел!
Повесить сей же час!

Довольна?» — «Да. Но он успел
везде распространить
указ, в котором повелел
народ мой истребить!»

«Ну что же, я и сам люблю
указы издавать.
Я защищаться вам велю,
напавших — убивать!»

* * *

Указ царя исполнен был,
и в сотнях городов
народ еврейский истребил
всех-всех своих врагов.

И день спасенья своего
отпраздновал народ,
и ныне празднуем его
мы в Пурим каждый год.


Мири Яникова

О Пуриме