Божьи уроки на Святой Земле

«С точки зрения вечности»

Елена Мокренчук

Пожалуй, самое главное, что получаешь, приезжая в Землю Обетованную — это Божьи «библейские уроки». Оказывается, многое, очень многое мы понимаем неверно, воспринимая сквозь призму собственного менталитета, национальных традиций, личных представлений о том, как то или другое могло быть — здесь начинаешь понимать многие вещи так, как они есть… Практически все, кто хоть раз побывал в Израиле, свидетельствуют: эта поездка разрушила в их сознании многие мифы, обогатила удивительными открытиями. Фраза «так вон оно как было!» — здесь звучит постоянно, при любой экскурсии, из самых разных уст.

Если позволите, расскажу лишь о немногих открытиях, касающихся лично меня.
Ну, во-первых, я ожидала, что Израиль намного больше, чем оказалось на самом деле. Во-вторых, он совсем непохож на Украину: и природа здесь другая — суровая и расточительная одновременно, опасная и щедрая; и люди ведут себя и чувствуют по-другому — более эмоциональны, открыты, откровенны… Если радуются — то до восторга; если огорчаются — то до слез. Только после знакомства с современными жителями Эрец Израэль (Земли Израиля) понимаешь, почему описанные в Библии исторические личности то скачут и пляшут, то с воплями обливаются слезьми — причем как простые люди, так и цари, и священники; мужчины и женщины, старики и дети…

Разрыв второго «шаблона» произошел на Киннерете (Генисаретском озере, Галилейском море). Оказывается, море-то это — крошечное! Даже в самой широкой своей части Киннерет легко просматривается насквозь, от берега до берега. Из любой точки хорошо различимы объекты на всех его берегах — даже когда их пытается скрыть дымка. То есть, когда евангелисты рассказывают о буре на озере, так напугавшей учеников Иисуса, речь на самом деле идет не о смертельной опасности и неминуемой гибели, а всего лишь о, если можно так выразиться, буре в стакане воды — о волнении в довольно компактной чаше небольшого водоема. Ученики испугались лишь потому, что было темно и берег стал невидим. А тут еще и волны…

Кстати, насчет волн. Полагаю, уже всем известно, что Киннерет, Иордан и Мертвое море составляют единую водную систему, расположенную в разломе земной коры? Вот как если бы печенюшку надломить и чуть-чуть отодвинуть одну половинку от другой. По дну разлома течет вода (озеро, река, море), а по краям — высокие по здешним меркам горы. Горы закрывают озеро от восточного и западного ветров, частично гасят северный ветер. Зато когда воздушные потоки попадают в эту, постепенно сужающуюся над Киннеретом аэродинамическую трубу — они разгоняются очень сильно, вздымая те самые «страшно бушующие» высокие (опять же, по здешним меркам) волны. Ветер может подняться в одно мгновение, и так же мгновенно стихнуть, как только ветер повернет за одну из горушек. Разве ученики — потомственные рыбаки, родившиеся и выросшие на берегах Киннерета — этого не знали??? Конечно,знали. Но, вероятно, и у их страха глаза были очччень велики )))

То есть, история с бурей на море — совсем не иллюстрация того, что, когда приходит страшная беда, и силы людские уже исчерпаны, только Господь силен смирить бурю. Скорее, это история о том, как часто мы сильно преувеличиваем опасность, угрожающую нам, любимым, и вместо того, чтобы спокойно подождать заранее известного окончания неприятностей — ропщем на Господа («Или тебе нужды нет, что мы погибаем?»). Потому Иисус, укротив бурю, сказал ученикам: «Что вы так боязливы, маловеры?» Понимаете теперь? Будь опасность действительно реальной, эта фраза звучала бы издевательски. Но на самом деле бояться действительно было нечего, и ученики об этом тоже прекрасно знали, потому ничуть не обиделись.

Третий «шаблон» разорвался с треском под давлением веских аргументов еврейских раввинов, с которыми Господь обнажды дал нам счастье беседовать. Помните рисунки в Детской Библии, иконы, картинки о последней молитве Иисуса в Гефсимании? На всех картинах такого рода мы видим Иисуса, склонившегося у камня на склоне горы, причем всегда Иисус коленопреклонен у нижней части камня, а взгляд Его устремлен вверх, к вершине горы Елеонской. Так ведь?

Так вот: этого просто не могло быть!!! Потому что в случае, если бы Он стоял лицом к вершине горы, Ему пришлось бы повернуться СПИНОЙ К ХРАМУ — дело совершенно невозможное для иудея вообще, а для Сына Божьего — тем более! Единственно возможная версия — что Он стоял с другой стороны камня, и перед Его взором были Золотые ворота, за которыми — Святое Святых: самое верное направление для молитвы.

Понимаете, в чем дело? Мы в своем сознании слишком долго держали Иисуса повернутым спиной к храму, поневоле обращая свои взоры к бездушной горе, в сторону Иудейской пустыни и Мертвого моря, за которыми — язычество, Моавские горы. Не пора ли «развернуть» этот сложившийся в нас образ молящегося Иисуса лицом к Храму, к Святому Святых??? Согласитесь, очень важно, в сторону Кого или чего направлены наши молитвы — даже если мы не вполне отдаем себе отчет, что на самом деле делаем. Кстати, молитва, направленная вниз — тоже нонсенс, как по мне. Конечно, сознание собственных грехов часто вынуждает нас опускать глаза, но такое положение неверно, потому не может быть постоянным (Быт.4:7 «если делаешь доброе, то не поднимаешь ли лица?»). Если мы не поднимаем лица к Господу — тем самым признаем, что ничего доброго не делаем, а грех, лежащий у порога, по-прежнему влечет нас к себе…

Еще одна мысль — от тех же раввинов. Они спросили: почему вы, христиане, постоянно говорите и поете о том, чтобы «потеснее окружить» Иисуса Христа, учите прижиматься к Нему, «подобно овцам»? Ведь овцы-то жмутся к пастуху совсем не из люби к нему, а… из страха. Да-да, из банального, панического, животного страха перед волками. Причем посмотрите как-нибудь, как именно они это делают: сильные изо всех сил проталкиваются к пастуху, распихивая более слабых и стараясь во что бы то ни стало «закрепиться» на отвоеванном местечке, тратя на эту борьбу всю свою энергию! А что слабые? Они оказываются оттесненными на самый край. То есть, отданы в добычу волкам, не щадящим стада…

Запомнилась также мысль, которую я для себя назвала «откровением на берегу Мертвого моря». Одинаково серые, грязные, невзрачные на берегу камни в воде вдруг приобретают каждый особенную окраску и блеск, переливаются, как лучшие драгоценности! Так и мы: пока находимся в потоке живой воды — мы личности, мы уникальны и прекрасны, каждый по-своему, по-особенному! Оказавшись выброшенными на берег тускнеем, обрастаем тиной и грязью, толстой коркой соли… Другое дело, что камни не в силах самостоятельно вернуться в живительную воду, а мы — люди, мы — можем! 

Откровение у одинокой оливы в безжизненной пустыне, близ высеченного в скале монастыря св. Георгия, что на полпути к Иерусалиму, было таким: пока время благоприятное, пусти корень глубоко вниз и закрепись в прочной скале, укоренись у потоков воды — тогда даже во время жестокой засухи сможешь выстоять. «Праведник цветет, как пальма, посаженная у потоков вод» — это так! Но есть еще и олива, вечно обновляющееся дерево, укоренившееся прямо в высохшем русле пустынной речки.

Откровение трав помогло понять призыв Христа «будьте готовы на всякое время». В Иудейской пустыне дожди идут всего лишь три месяца в году, потому весной здесь все цветет и зеленеет. В остальное время года пустыня вполне оправдывает свое название: голые каменистые холмы топорщатся кое-где жалкими остатками недоеденной овцами и козами скудной растительности. Кажется, все умерло, жизни здесь нет! Но стоит попасть влаге на эти мертвые камни — и все холмы мгновенно покрываются нежной зеленью. Потому что каждый росточек, каждое семечко находится не в летаргическом сне, не в бездействии, а в напряженном ожидании: вот-вот случится! Вот-вот произойдет!! И я должен быть готовым к этому моменту, чтобы сразу — рраз!!! Вот это и есть настоящее ожидание. Именно так мы должны ожидать Христа, чтобы сразу, как только услышим Его — ррраз! И уже с Ним!

Было много и других откровений, о которых тоже, даст Бог, расскажу как-нибудь.

Но было бы неверным утверждать, будто Господь открывает Свои истины только здесь, на этой земле. Бог — Он везде, Он не связан временем, пространством и прочими условностями, Он учит человека уму-разуму там и в то время, где и когда Ему угодно. Поэтому — легкая передышка, и снова — в Божью школу! Дома, в церкви, на работе, или в Земле Обетованной — неважно, только бы быть внимательной к наставлениям Господа.

…Где-то в глубине сердца снова звенит звонок. Господь зовет на Свой урок и напоминает: будь внимательна — будет экзамен!
Поднимаюсь и иду за Ним…

Источник: http://risu.org.ua/ru/index/blog/~Ellencrist/49898/