Перейти к содержимому

Послание к Римлянам

Глава 5

В четвертой главе мы рассматривали мнение рабби Абау из трактата Брахот Вавилонского талмуда о том, что место, где стоят раскаявшиеся, цадик – праведник встать не сможет. По этому поводу не раз возникал вопрос, почему он так решил? Рабби Абау пытается понять стих из Исайи, который приводит слова Всевышнего: «Шалом дальнему и шалом ближнему». На основании этого рабби Абау делает вывод, что более тесный мир Всевышний заключает с раскаявшимися, нежели с праведниками. Похожую ситуацию мы можем также видеть в притче Иешуа о блудном сыне.

И в начале пятой главы Павел говорит:

Итак, оправдавшись верою, мы имеем мир с Богом чрез Господа нашего Иисуса Христа» (ст.1)

Павел говорит о том же, о чем и рабби Абау. Мир с Богом, состояние отношений с Богом – это как раз то место, где стоит раскаявшийся человек. Язычники, будучи далекими от закона, осознавая Бога через откровение о природе, получили мир с Богом.

«Чрез Которого верою и получили мы доступ к той благодати, в которой стоим и хвалимся надеждою славы Божьей.» (ст.2)

Павел говорит, что как иудеи, так и язычники верою получили доступ к благодати. Выход из Египта состоялся для народа, который еще не имел заповедей. Заповедь о пасхальной жертве дана отдельно от всего комплекса заповедей. Народ получил доступ к благодати, увидел рассечение моря еще до того, как получил заповеди. И мы хвалимся надеждою славы Божьей, об этом говорит Исайя в 25-ой главе, слагая гимн Всевышнему:

«И скажут в тот день: вот Он, Бог наш! На Него мы уповали, и Он спас нас!»

Мы надеемся, что через нас Бог будет прославлен по всему миру.

Римская община был преследуема в то время, на христиан были страшные гонения, их бросали в гладиаторские бои, на съедение львам, убивали повсеместно, сжигали молитвенные дома и т. д., и Павел по этому поводу говорит:

«И не сим только, но хвалимся и скорбями, зная, что от скорби происходит терпение, от терпения опытность, от опытности надежда» (ст.3-4)

Если перевести дословно – и не сим только гордимся, но и угнетениями, потому что угнетения производят стойкость.

Это можно сравнить с человеком, который занимается спортом. Чем сильнее у него соперник, тем более стойким он становится. А от стойкости приходит опытность. Опытность – это наблюдение за Всевышним и умение разглядеть Его спасительное действие. А когда мы понимаем, что Бог действует в нашей жизни, то от этого рождается надежда. Это как в отношениях с другом, если мы видим в бедах и несчастьях от него помощь и поддержку, то мы полагаемся на такого друга и доверяем ему. Так и в отношении римской общины, гонения, которые они претерпевали, делали их способными держать удар. Из этого рождалась опытность, а из опытности надежда. Павел начал с надежды, говоря, что мы хвалимся надеждою на исполнение Божьего плана, но и гонения также свидетельствуют о его исполнении. Есть одна история, когда раввин рабби Акива с двумя другими мудрецами поднялся на гору после разрушения Храма, и они увидели лису, бегающую между развалинами Храма. И раввины, бывшие с ним, заплакали, а рабби Акива улыбнулся. И когда раввины спросили, почему он улыбается, рабби Акива ответил, что Тот, Кто исполнил обетование о разрушении Храма, исполнит обетование и о его восстановлении. Так в гонениях, в притеснениях рождается вера. В том, что народ Израиля был порабощен в Египте – в этом был залог исполнения грядущих обетований. Стоит отметить, что данный стиль, когда от одного происходит другое, а от другого третье, встречается также у Петра и в еврейских барайтах и Мишне. Это своеобразный инструктаж, как достигать того или иного духовного уровня. И это признак еврейского письма и говорит о том, что Павел пишет, как фарисей.

«А надежда не постыжает, потому что любовь Божия излилась в сердца наши Духом Святым, данным нам. Ибо Христос, когда еще мы были немощны, в определенное время умер за нечестивых. Ибо едва ли кто умрет за праведника; разве за благодетеля, может быть, кто и решится умереть. Но Бог Свою любовь к нам доказывает тем, что Христос умер за нас, когда мы были еще грешниками». (ст.5-8)

Павел говорит, что настолько мы ценны для Бога, что Машиах умер за нас, когда мы были еще грешниками. Более понятно, если умереть за национального героя или за человека, который многое сделал для твоей жизни, когда добродетель очевидна. И соответственно удивительно и чудно, что Бог видел в нас пользу и потенциал для Своего замысла, не смотря на нашу греховность. Каждый из нас в этом мире не случайно и каждый из нас Богу бесконечно нужен. Настолько велика вера в нас Всевышнего, что он Сына Своего отдал на смерть. А Его вера не остается тщетной, и через это мы имеем надежду.

«Посему тем более ныне, будучи оправданы Кровию Его, спасемся им от гнева» (ст.9)

Мы спасаемся от гнева через Иешуа, и далее Павел будет пояснять, каким образом чужая кровь может нас спасать. Очень важно правильно понимать Благую весть, понимать основные механизмы спасения.

«Ибо, если, будучи врагами, мы примирились с Богом смертью Сына Его, то тем более, примирившись, спасемся жизнью Его»

Будучи врагами, то есть, когда мы жили в неподчинении Богу, не соответствовали Его замыслу и нашему служению в этом мире – Он примирил нас с Собой. Об этом говорит Исайя:

«Я видел пути его, и исцелю его, и буду водить его и утешать его и сетующих его. Я исполню слово: мир, мир дальнему и ближнему, говорит Господь, и исцелю его.» (Ис. 57:18-19)

Бог нас вернул, исцелил и дал нам мир. Будучи врагами Бога, мы примирились с Ним через смерть Сына Его, тем более, когда мы стали Его подданными – спасемся жизнью Его. Мы поминаем смерть Иешуа при “сеудат Адон” – Божественной трапезе, когда совершаем хлебопреломление. В еврейской традиции есть также сеудат Машиах – трапеза Мессии, когда евреи делают эту трапезу в ожидании Мессии, и в некоторых хасидских дворах ее называют даже трапезой Бога. А своей жизнью, жизнью обновленных людей мы провозглашаем воскрешение Иешуа.

«И не довольно сего, но и хвалимся Богом чрез Господа нашего Иисуса Христа, посредством Которого мы получили ныне примирение.» (ст.11)

Павел говорил об иудее, который хвалился Богом, имея откровение закона. Мы имеем откровение благодати и истины через Иешуа Машиаха и также можем хвалиться Богом. Павел снова подводит беседу к тому, что в Иешуа Машиахе нет разницы между иудеями и еллинами.

«Посему, как одним человеком грех вошел в мир, и грехом смерть, так и смерть перешла во всех человеков, потому что в нем все согрешили.» (ст.12)

Традиция представляет Адама, как тело всего человечества. Мы знаем, что есть тело Машиаха, в котором разные органы и это является примером взаимодействия людей внутри одной системы. Каждый верующий человек играет свою функцию в теле Машиаха, а все вместе складываются в единую систему. Такое же представление было о народе Израиля, что это одно большое тело. Бог изначально вдохнул в Адама свой дух и Адам потенциально как бы содержал в себе все души, которые от него должны были произойти. Так же как дед содержит в себе внуков, правнуков и праправнуков, так же и Адам с Евой содержали в себе все человечество. И через грех Адама все человечество пострадало и стало смертным. Так же, когда народ Израиля стоял у Синая, Моше сказал: «Здесь стоят и те, кого нет с нами». Весь народ потенциально стоял на Синае. Весь мир, все человечество было в Адаме. Все верующие – в Иешуа.

«Ибо и до закона грех был в мире; но грех не вменятся, когда нет закона.» (ст.13)

Невозможно учесть грехи человека, когда нет закона. Хотя не было закона, но грех существовал, и человечество было грешным.

«Однако же смерть царствовала от Адама до Моисея и над не согрешившими подобно преступлению Адама, который есть образ будущего.» «ст.14)

До Моисея закона не было, но люди все равно умирали за грех Адама. Мидраш Раба приводит историю, где Моше задает вопрос Всевышнему: «Есть 36 смертных наказаний в торе, за что я умру?» Бог ему ответил: «За грех Адама ты умрешь». Откуда это в мидраше? Когда Всевышний говорит: «Вот Адам стал как один из нас», употребляется слово хен – вот. И когда Всевышний говорит Моше хен – вот пришло время твое умереть, используется тоже самое слово. То есть смерть Адама осуществилась в Моше согласно мидрашу. Здесь можно увидеть позицию, которая знакома и Павлу, что кто-то может умереть за грех Адама. От Моше пошло существование закона и через закон человек обнаруживал свою греховность и уже умирал за собственные грехи, которые также были результатом падения Адама.

Человек рождался греховным из-за Адама, но свою греховность уже осознавал через закон. Как Павел говорит: законом познается грех. Таким образом смерть господствовала от Адама до Моше, но и после Моше не перестала господствовать, так как за законом последовал гнев.

«Но дар благодати не как преступление. Ибо, если преступлением одного подверглись смерти многие, то тем более благодать Божия и дар по благодати одного Человека, Иисуса Христа, переизбыточествуют для многих.» (ст.15)

Всевышний попускает человеку грешить. Есть такое понимание, что если человек хочет согрешить, то стучится в ворота греха и ему открывают. А когда человек хочет подняться на ступеньку праведности, то ему помогают. Всевышний помогает, поддерживает того, кто идет к праведности, потому что в этом есть осуществление Его плана. А тот, кто идет в сторону греха – идет, словно против ветра, ему не мешают, но ветер его парус не наполняет. Когда же человек делает шаг навстречу Всевышнему, то Он дает поддержку праведнику, кающемуся, поддержку в добрых делах.

«И дар не как суд за одного согрешившего; ибо суд за одно преступление к осуждению, а дар благодати к оправданию от многих преступлений. Ибо, если преступлением одного смерть царствовала посредством одного, то тем более приемлющие обилие благодати и дар праведности будут царствовать в жизни посредством единого Иисуса Христа. Посему, как преступлением одного всем человекам осуждение, так правдою одного всем человекам оправдание к жизни.» (ст. 16-18)

Грех Адама повлек за собой смерть многих людей, и это то, чему Всевышний попустил быть. С другой стороны, праведность Иешуа, Его смерть и воскрешение стало причиной прощения многих грехов. Из-за одного греха умерло много людей. Из-за смерти одного человека прощено много грехов. Таким образом, благодать сильнее суда, милость превозносится над судом. Наказание за грех смерть, и мы имеем возможность сораспяться с Иешуа, умереть вместе с Ним и воскреснуть, а воскресший человек уже не будет рабом греха.

«Ибо, как непослушанием одного человека сделались многие грешными, так и послушанием одного сделаются праведными многие.» (ст. 19)

Если представить, что мы делаем каменную кладку и кто-то один положил камень криво, то дальше все идет вкривь и вкось, пока не появится другой человек, который станет краеугольным камнем и даст возможность подгонять к себе все камни ровно. Таким камнем должен был стать Адам, но он им не стал и тогда был явлен Машиах. Он и стал этим краеугольным камнем и к Нему уже другие камни подгоняются ровно.

«Закон же пришел после, и таким образом умножилось преступление. А когда умножился грех, стала пре изобиловать благодать, дабы, как грех царствовал к смерти, таки благодать воцарилась чрез праведность к жизни вечной Иисусом Христом, Господом нашим.» (ст. 20-21)

Мы уже говорили о том, что соблюдение закона становится необходимым после того, как мы получаем праведность. И когда мы принимаем Иешуа, то видим на горизонте цель праведности, к которой нужно идти. Для этого необходимо соблюдать заповеди торы, чтобы раскрывать в себе нечистоту. А когда мы обнаруживаем в себе грех, и приносим как на ладони Всевышнему, то на него проливается кровь Иешуа, и мы получаем исцеление. Закон – это Его воля, а благодать – это Его помощь нам в исполнении этой воли. Опять же, Павел не противопоставляет закон и благодать, а показывает, что закон приходит после примирения с Богом и получения праведности. Порой мы ставим вопрос так: чего мне не хватает для общения с Богом? Павел ставит его по-другому: что во мне лишнего? Есть в нас греховность даже после того, как нам показали праведность, и для этого, по причине преступлений, дан закон, чтобы мы удаляли из себя нечистоту, и чтобы умножалась благодать.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16
Метки: