Перейти к содержимому

ЧЕМУ ПОВЕРИЛ ФОМА НЕВЕРУЮЩИЙ

ЧЕМУ ПОВЕРИЛ ФОМА НЕВЕРУЮЩИЙ

Может, был Фома тяжелодумом,
Но, подумав, он за дело брался,
Говорил он только то, что думал,
И от слов своих не отступался.

(Илья Эренбург, Самый верный, 1958)

«Фома же, один из Двенадцати, называемый Близнец, не был с ними, когда приходил Иисус. Говорили ему другие ученики: мы видели Господа. Он же сказал им: если не увижу на руках Его следа от гвоздей и не вложу пальца моего в место гвоздей и не вложу руки моей в бок Его, никак не поверю. И через восемь дней снова были ученики в доме, и Фома с ними. Приходит Иисус, когда двери были затворены; и стал посредине и сказал: мир вам! Затем говорит Фоме: дай палец твой сюда и посмотри на руки Мои, и дай руку твою и вложи в бок Мой, и не будь неверующим, но верующим. Ответил Фома и сказал Ему: Господь мой и Бог мой! Говорит ему Иисус: ты потому уверовал, что увидел Меня. Блаженны не видевшие и поверившие». (Еван. от Иоанна 20, пер. еп. Кассиана)

На первый взгляд кажется, что это место четко и недвусмысленно утверждает божественность Йешуа, и что это редкий случай, когда с таким пониманием не поспоришь. Особенно если, будучи в восторге от такой находки, прочитаешь этот столь полезный стих и не попытаешься понять логику Фомы. При толковании текста рекомендуется почаще задавать вопросы «кто?», «что?», «где?», «когда?», «как?» и «почему?». Вот с «почему?» при поверхностном ортодоксальном христианском толковании возникают проблемы.

Оставим даже в стороне вопрос, как Фома, будучи древним евреем, мог назвать человека Богом. Но по крайней мере мы вправе спросить, что заставило его сделать такое заявлениеЧто, собственно, произошло?

А произошло то, что Фома увидел Йешуа воскресшим, чего увидеть не ожидал. Он поражен. И он делает вот это свое заявление. Если это — исповедание веры Фомы в божественность Йешуа, то непредвзятому читателю должно быть совершенно непонятно, на чем оно основано. Йешуа был не первый человек, которого Бог воскресил. В том же Евангелии Йоханана мы видим воскресшего Лазаря. Бог делал это через пророков и за столетия до этого. И через апостолов — через десятилетия после. Никому не приходило в голову объявлять кого-либо из воскрешенных людей Богом. Оно и понятно. Мне могут возразить, что это воскресение было качественно иное, уникальное. Но, во-первых, Павел утверждает, что в этом Своем воскресении Йешуа был первенцем, и за ним последуют в будущем все верующие. А во-вторых, в любом случае это не говорит о божественности. Бога нельзя воскресить хотя бы потому, что Бог не может умереть. Разве что в языческих религиях.

После такой реакции Фомы, Йешуа констатировал, что Фома поверил, потому что увидел Его. Из предыдущих стихов понятно, что, увидев Йешуа, Фома поверил в то, во что раньше не верил. А во что не верил Фома раньше? В божественность Мессии? Отнюдь, нигде не сказано, чтобы Фома ее отрицал, такая мысль едва ли вообще кому-нибудь приходила в голову. Он не верил в то, что Мессия воскрес. А теперь увидел — и поверил. Все совершенно просто… если бы не это его восклицание.

Если это восклицание утверждает божественность Йешуа, его появление в тексте совершенно непонятно и нелогично. Для такого утверждения не видно повода. Это должно смущать читателя, обладающего пытливым умом, независимо от его вероисповедания. Но есть ли такому пониманию альтернатива? Такая альтернатива лежит на поверхности. В разных культурах и на разных языках, столкнувшись с потрясающими явлениями, люди обращаются к Богу. «Господи Боже мой!» — знакомое всем выражение. Могло ли такое восклицание вырваться у благочестивого еврея тех времен? Да, могло.

Рабби Шимон бен Лакиш купался в водах Иордана. Подошел Раба бар Бар-Хана и протянул ему руку, чтобы помочь выйти на берег. Сказал рабби Шимон бен Лакиш: Боже, как же я ненавижу вас (согласно Раши — выходцев из Вавилона, не вернувшихся с Эзрой)! (Йома 9б, пер. Ури Гершовича и Йоэля Регева)

Обращается ли тут р. Шимон бен Лакиш к Богу или клянется Богом — никому не придет в голову предположить, что Богом он называет Рабу.

Однако написано «И ответил Фома, и сказал Ему…». Разве это не значит, что слова Фомы были обращены к Йешуа, а не к Небу? Не обязательно. Можно обнаружить пример в 1 Самуила, она же 1 Царств, 20:12-13:

Рембрандт ван Рейн, Давид и Йонатан

«И сказал Йонатан Давиду: Господи, Боже Исраэйлев, если я выпытаю у отца моего завтра или послезавтра в это же время, и окажется, что он благосклонен к Давиду, то неужели же тогда не пошлю я к тебе и не открою этого тебе? Пусть сделает Господь Йонатану такое (зло) и еще больше того»
(Пер. Д. Йосифона)

В русском Синодальном переводе от греха подальше сказано «жив Господь, Бог Израилев», но в еврейском тексте отсутствует слово «жив». Йонатан «призывает Бога» в свидетели своего обещания или клянется Им, но написано, что «это он говорит Давиду». Можно рассуждать о том, что именно хотел сказать Фома своим обращением к Богу, но в любом случае такое обращение в момент потрясения вполне возможно.

Могут возразить еще, что Фома и раньше считал Йешуа Богом, это-де для него не было новостью. Он, увидев Йешуа, просто узнал Его, убедился, что вошедший и есть «его Господь и Бог Йешуа», а не кто-то другой. Тогда следует признать, что все ученики считали Йешуа Богом. Но почему-то мы ни разу не встречаем в Евангелиях обращения «Боже» применительно к Йешуа. «Господин» — сколько угодно. «Учитель» («рабби») — пожалуйста. Но и только. Да вот прочитаем, что сказано тремя стихами далее. Йоханан пишет о необходимости верить в то, что Йешуа — Мессия, Сын Бога. Он ничего не говорит о куда более важной вере в его божественность. Почему?

В качестве примера приведу легенду о Д.И.Менделееве, создателе периодической системы элементов, каковую легенду можно встретить в разных источниках. Будто бы ученый на досуге любил делать чемоданы, материал для которых покупал в Гостином дворе. Однажды некий посетитель, встретив его в лавке, поинтересовался у приказчика, кто этот почтенный господин. «Как же-с! Их все знают-с! Знаменитый чемоданных дел мастер, Менделеев-с1
Такую курьезную рекомендацию продавец мог дать только потому, что не знал ничего о научной деятельности Менделеева. Но никто, знакомый с ней, не стал бы рекомендовать Менделеева в качестве чемоданных дел мастера, даже если бы знал о его хобби. Ведь никакие чемоданы не сравнятся с Периодической системой элементов. Так же богосыновство Йешуа, при всей его важности, не могло бы сравниться с Его божественностью. Если бы Йоханан считал Йешуа Богом, то в первую очередь говорил бы об этом. Он же ограничивается вот этим: «об этих же написано, чтобы вы веровали, что Йешуа есть Мессия, Сын Б-жий, и чтобы, веруя, имели жизнь во имя Его» (20:31). Вот все, что Йоханан считал необходимым знать о Йешуа.

1. Эту историю я читал в детстве в книге А.М.Маркуши «Мужчинам до 16 лет». А сам рассказ можно прочитать здесь

Дмитрий Резник

Октябрь 2018, Чешир, Коннектикут

Источник: https://dpreznik.wordpress.com/2018/10/02/thomas-confession/