Архив рубрики: Израиль в фотозарисовках

Израиль в фотозарисовках

Израиль в картинках

Израиль

На этой странице собраны лучшие фотографии Израиля, сделанные нами с 8.4.2011 по 21.4.2011.
На карте весьма приблизительно отмечен наш маршрут по стране. За две недели мы наездили примерно 2500 км.

Тель-Авив, Яффо

Яффо один из самых старых израильских городов. Древний порт за тысячи лет оброс массой легенд. С холма, где он стоит, открывается вид на современный Тель-Авив.

Камень из которого построены многие старые дома выветрился и стал похож на пемзу.

Узкие улицы заплетаются с заметным перепадом высот от входа в город до центральной площади.

Яффо – допотопный город в буквальном смысле.

Летом дожди сюда приходят редко, и на стенах вдоль улицы можно развесить картины.

Иерусалим

Иерусалим – самый большой и необычный музей западной и ближневосточной цивилизаций под открытым небом. Каменные экспонаты имеют адреса за стенами в старом городе, живые – торгуют, молятся, стенают и просто живут.

Лавка торговца специями. (версия для туристов)

Улица старого города.

За городом, вдали от поселений, где расположены старые монастыри и бесформенные развалины, растут столетние оливковые деревья.

Пустыня Негев

Пустыня невероятной красоты и разнообразия форм, цветов и видов.

Сначала можно подумать, что это песочница, снятая крупным планом, но в центре фотографии человечек вытряхивает песочек из ботиночка.

Пейзаж меняется практически каждый километр

В пустыне растут деревья из передачи про африканскую саванну.

Камни имеют разный цвет, форму и эпитет.

Из всех виденных нами серпантинов, этот вызвал наиболее яркие эмоции.
(о нём будет написано отдельно в разделе «отзывы»)

Ночью, в полнолуние, становится таинственно и загадочно в пустыне Негев.

А утром можно отправиться в трекинговый парк Тимна.

Авдат

Две с половиной тысячи лет назад по современной территории Израиля проходил так называемый «путь благовоний» (incense route).
В числе прочих, он проходил через город Авдат, который теперь, в откопанных на горе руинах, внесен ЮНЕСКО в список всемирного исторического и культурного наследия.

Это контуры древней винодельни (или оливкового пресса). Большинство руин в Израиле имеют похожий уровень сохранности и очень похожи друг на друга.
После третьей похожей развалины, смотреть их становится не интересно.

Мактеш Рамон

На Земле существует особенный тип кратера. Это не ударный кратер, не вулканический и не какой-то другой. Мактеш – уникальное геологическое образование, которое встречается только в Израиле (ну и на Cинайском полуострове есть еще, но к нему дорог нет, поэтому не считается 🙂 ).
Самый большой – Мактеш Рамон – имеет 40 км в длину, такой большой, что воспринимается скорее как закругленный обрыв плато.

Кромка кратера расходится далеко в обе стороны, исчезая в туманном горизонте вечерней пустыни.
Вдоль почти 400-метрового обрыва расположены наблюдательные площадки для офигевания.

Мактеш Гадол

Второй по величине Мактеш – Большой Мактеш или Мактеш Гадол – имеет более понятный размер и тропинку на вершину восточной кромки.
Там, на верху, много становится понятно.

Мактеш – это остатки огромного пузыря, который надулся на поверхности, а потом лопнул (или осел, или выветрился, или всё сразу), оставив после себя только замкнутую кромку.

Пустыня внутри кратера отличается от той, что снаружи.

Внутри можно найти выходы разных минералов, окрашивающих песок в цвета от красного до фиолетового.

Мактеш Катан

Третий по величине Мактеш – Малый Мактеш или Мактеш Катан – вызывает самые сильные эмоции, потому что больше всех похож на кратер в привычном понимании.
Среди практически ровной пустыни, поверхность неожиданно изгибается, демонстрируя все слои, образовывавшиеся сотнями миллионов лет.
Угол, под которым они «установлены» позволяет вообразить фантастическую картину вспучивания и гибели гигантского каменного «пузыря».
Сила, которая смогла так сделать тоже поражает. В кратер можно проехать, но внутри уже не так интересно, как в Гадоле.

Мёртвое море

Предрассветные сумерки. От мёртвого моря на юг тянется канал, по которому перенасыщенный солёвой раствор течет в лапы соледобывающих производств.
Вдоль берега растут кристаллы. Слева от дороги тоже навалена соль. Она очень похожа на ту, что мы видели в 
Долине Смерти.

В мёртвом море нет жизни. Это, собтвенно, и не море, а большое солёное озеро. Прибой отсуствует, озеро сохнет.
Побережье не усыпано городами. Городов на мёртвом море нет.
На этой фотке видно гостиничный комплекс Эйн-Бокек.

Вдоль моря идёт дорога, отступающая вода оставляет солёный песок и белые кристаллы. Через пару тысяч лет здесь возможно будет еще одна долина смерти.

Палестина

Из Эйлата до Тиберии можно добраться по шоссе 90, которое проходит через территорию палестинской автономии на западном берегу реки Иордан.
Эта дорога весьма безопасна, но на въезде в Израиль стоит КПП, где могут вдумчиво проверить вас и вашу машину на предмет соучастия в организации.
Палестина живет заметно беднее, чем Израиль.

Галилея

Пустыня превратилась в поросшие свежей травой холмики.

Израиль такая маленькая и сухая страна, что более или менее крупное озеро здесь уже называют морем. Это Галилейское море (озеро Киннерет).

Самый крупный и известный город на берегу озера – Тверия. Отличное место для пенсионеров отдохнуть и набраться сил. (Остальные набираются сил в затяжных походах по пустыне).

Сам по себе город Тверия не очень интересен. Хотя мы может плохо смотрели…

Назарет

Церковь украшена пальмовыми листьями по случаю вербного воскресенья и пасхи.
Перед входом идёт бойкая торговля сувенирами на религиозную тематику – крестики, иконки, магнитики с изображением тайной вечери и так далее.

Город, между тем, пустеет по случаю Песаха, иудейского праздника, в преддверии которого, дней, когда можно работать, становится еще меньше.
Кругом праздник! Всё закрыто.

Заглянем в дворик. Там тоже царит безудержное иудейское веселье.

Голанские высоты

Там на холме – руины арабской крепости, построенной, чтобы драться с крестоносцами в 13 веке. Крепости Нимрод. От неё мало что осталось. И не скажешь сразу, что это была крепость.

А вот от израильских укреплений осталось куда больше.
Эти бетонизированные траншеи и целый ряд других военных наворотов, использовались во время «войны судного дня» в 1973 году.
Они расположены на горе Бен Таль, в ключевой точке израильской обороны. Отсюда видать даже Хермон.

Вид с соседней горы на гору Бен Таль. Обе горы вулканического происхождения и похожи на горы северного прорыва на Камчатке, только обросшие зеленью.

Как хороши в Израиле вечера!

Цфат

Цфат – очень иудейский город. После войны 48-го года здесь не осталось, похоже, ни одного араба. Сейчас город замер в песахе.

И новый и старый город опустели. Никто не работает, всё закрыто, улицы вымерли, время остановилось.
Цфат – один из четырёх священных городов Израиля, бывший когда-то мировым центром кабалы.
Нам он достался в выключенном состоянии.

Акко

Акко, наоборот, город практически полностью арабский. Он отлично подсвечивается и ночью выглядит значительно интересней, чем днём.

В гроде сохранился большой старый город с массивными крепостными стенами вдоль набережной, цитаделью крестоносцев и старыми мечетями.

С высоких стен открывается вид на старый Акко.

В средние века здесь происходило противостояние крестоносцев и мусульман. И те и другие строили крепости.
Многие укрепления еще сохранились. Они находятся за городом в очень живописных местах.

Хайфа

Рядом с Хайфой расположено крупное нефтеперерабатывающее предприятие.
Выглядит как колония инопланетян.

Хайфа – большой город, расположеный на горе и вокруг горы. Верхний и нижний город.

Из верхнего открывается отличный вид на нижний. На этой фотке можно увидеть пляж, шоссе, военно-морской музей и суда на рейде.

Самой известной достопримечательностью Хайфы можно признать Бахайские сады.
Они расположены на склоне горы вокруг усыпальницы Баба. Сады идеальны.
На этой фотке балкон верхнего входа в сад.

Источник: https://away.oberweb.ru/israel/

Вдоль долины реки Иордан

Дорога номер 90

Авраам Коэн

2011

Об этой удивительной красоты дороге я уже писал — про ее участок вдоль Мертвого моря. Ну а эта часть самой длинной в Израиле дороги, между Мертвым морем и Киннеретом — бесподобна по своей разнообразности, пустынности и привлекательности для любителей американских горок.

Но если вас укачивает в машине — езжайте лучше по 6-той, в обход.

Горы здесь покрыты густой яркой травой, — которая после Песаха вся пожелтеет, — а автомобильные знаки предупреждают о крутых поворотах и оленях

Но мне ни олени, ни мертвоморные козлы не встретились, — только бесконечные бедуины с отарами овец.

Некоторые из них полностью закрывают лицо, то ли от солнца, то ли от фотокамер:

На 90-ой часто встречаются дежурные армейские джипы, так как весь участок от Мертвого моря до Бейт Шеана находится в так называвемой «автономии».

Здесь все красиво, но особенно отвлекает от вождения вид на ту сторону долины, на Иорданию,

на пальмовые плантации и поля вдоль русла реки Иордан

Вот, кстати, и сам Иордан — рекой его сейчас трудно назвать, скорее ручей. Здесь граница делает его из «нашего» в «Иорданского»

А вот мелькнул печальной памяти небольшой остров «Дружбы», на котором иорданский пограничник-исламист, герой-мужчина, расстрелял группу 14-летних еврейских девочек, приехавших сюда на экскурсию.

С «нашей» стороны долины тянутся горы

а в скалах — много пещер, в которых скрывались и жили отчаянные люди и отшельники, позже — ессеи , первые христиане и т.д., все любители уединения и единения с Творцом. Этот участок Иорданской долины из-за страшной жары и сухоты всегда был довольно безлюден; сейчас, если не считать Иерихона, здесь только пара арабских деревушек и десяток еврейских поселений вдоль этой стратегической для евреев дороги-границы. Внизу на случайной фотки — остатки какой-то древней кладки и пещеры в скалах, часть из которых — рукодельны :

На заднем плане — гора Сартаба. Во время второго Храма, когда большинство евреев жило в Вавилоне, сообщения об освящении нового месяца и праздников передавались «огненным» телеграфом. Если Санедрион освещал месяц, то на Масляничной горе зажигали костер, следующий зажигали на горе Куба (рядом с моим самым любимым местом в этих краях — поселением Кохав а-Шахар («Утренняя звезда»), а третьей горой в телеграфно-визуальной цепи была Сартаба. Про нее надо будет как-нибудь рассказать отдельно:

Вдоль дороги на брошенных иорданских развлинах вас будут сопровождать призывы местных еврейских жителей судить инициаторов ословских соглашений 1993 года. Эти соглашения спровоцировали бесконечную цепь терроризма и всплеск строительства и поселенческой деятельности арабов, которая сейчас может окончится образованием еще одного арабского государства на еврейской земле. Арабы поняли, что евреи готовы отдать почти все за соглашения, и решились оставаться. До Осло они почти не строились, после — поднимаются целые деревни замков и многоэтажек, зазываются арабы из других стран. Не секрет, что арабы-поселенцы скупают теперь квартиры даже в еврейских районах, как например, у нас в Иерусалиме в приуниверситетском районе Гиват Царфатит.

Здесь написано что-то не разборчиво — про тех наших правителей, которые разрушают еврейский народ, дословно «разрывающие народ»:

Прямо вдоль шоссе тянется граница с Иорданией — государством, образованным по ту сторону реки Иордан и Мертвого моря в 20х годах на большинстве территории так называемого Британского мандата. Тогда она называлась Трансиорданией, и служило первой ступенькой к решению территориального еврейского вопроса — оставшаяся территория, по эту сторону реки Иордан, по логике, должна была быть отдана евреям. Интересно, что при выходе из Египта территория Иордании (Восточный берег Иордана) также была захвачена и отдана в наследство коленам Реувена, Гада, и, частично, Менаше. С тех пор многие века там жили евреи… А теперь даже эти места, так называемый Западный берег Иордана, некоторые хотят отдавать арабской автономии со столицей в Иерусалиме. Бред. Все равно, что на Волге татарское независимое государство основать, отдав часть Москвы им под столицу. Хотя, конечно, татары имеют гораздо больше прав на государство, чем арабы здесь.

Граница представляет собой высокомодернизированный забор безопасности:

Вдоль него шастуют армейские джипы, распахивающие за собой грунтовку, дабы не только использовать высокие технологии, но и определять лазутчиков по следам

Если присмотреться внимательно, то в самой безопасной и безлюдной зоне, между шоссе и забором-границей, можно увидеть аистов, перед отлетом куда-то к «нам» в Украину.

Интересно, что даже на небольшой высоте, в нескольких метрах от земли, аисты летают шеренгами — наверное, отрабатывают строевые навыки перед дальней дорогой.

Так в моем восприятии и складывается образ ее, 90-той — бесконечный забор на фоне декорации моавских гор, и редкие аисты, ждущие своего каравана…

Источник: http://toldot.ru/blogs/acohen/cohen_733.html

Бедуины. Горы. Весна.

Авраам Коэн

2012

Уже начинается весна… Такой, как в иудейской пустыне, весны нигде нет… Всего несколько недель после начала зимних дождей, когда русла ущелий еще влажны, в прогалинах сквозь камни зелнеет нежная травка.

Этот пост — не про евреев, и не про иудаизм — скорее, родное краеведение)) Йудейская пустыня, наши «двоюрдные» братья, немного об их жизни и обычаях.

Первым моему фотоаппарату попался осел: кто и зачем привязал его к высоковольтной вышке? Посередине Иудейской пустыни – куда ему бежать-то?

Этот пост – немного краеведения без связи с главной темой нашего сайта. О наших соседях, населяющих пустыни Святой земли.

Горы кажутся полностью безжизнеными, но первое впечатление обманчиво.

Обратите внимание – они заштрихованы горизонтальными тропинками, по которым тысячи лет пасутся овцы. Присмотритесь еще вимательней, и увидите черную тонкую линию цивилизации в виде электропровода.

Цвета пустыни труднопередаваемы, а ч-б контраст придает фотографиям документальность, историчность. Точно также здесь пасли скот наши предки – несколько тысяч лет назад.

И наоборот – в ч-б не передашь нежность весенней травки на северных склонах,

Итак, бедуины.

Они условно делятся на «наших» и «не наших».

Наши – «израильтяне» – живут на Юге Израиля, в Негеве, и израильской политикой постепенно загоняются в города, как например, в Рахат. Там, в Негеве, проживает огромное количество бедуинов с израильским гражданством, там туристические атракции: бедуинские рестораны, шатры-постоялые дворы и даже музей бедуинской культуры.

Они говорят на иврите, служат в армии, работают, делают карьеру, богатеют – вливаются в «израильский котел». Даже селятся в домах. Они – «наши».

А эти бедуины не наши, «не израильские» (т.е. не имеющие израильского гражданства, но обитающие здесь, в Эрец Исраэль) – другие. Они живут своими древними обычаями: благородными, как, например, гостеприимство, забавными, как верблюжьи скачки, и порой жестокими для цивилизованного мира, как кровная месть, кража невесты и женское обрезание.

Например, здесь, на спуске от Маале Адумим к Мертвому морю – бедуины «не наши». Они живут по устоям неприятия постоянного жилища, многие даже не знают элементарных слов на иврите.

Этот мужик пасет тощих верлюдов, сам похож на них, почти ничего не ест….С ним мы нашли два общих знакомых слова: гамаль (верблюд) и бакшиш (ну дай денег, ну!) Когда я отказался ему дать деньги, он попросил поесть… Их подход – просить и клянчить, и главный совет – ничего им не давать, а то не отстанут.

Слово «бакшиш» они все знают с детства, – туристическая дорога от Иерусалима на Мертвое море кормит всех.

В наше время тотального материализма с его кумиром – великолепием жилища, когда современные дома, виллы, квартиры кричат «Мой дом – моя крепость!»  (мой музей, моя картинка, мое произведени искусства и т.д.), бедуины пытаются остаться сами собой, бросая вызов псевдо-ценностям западного мира.

Что кроется за их внешним — понять невозможно

Например, кажущееся внешнее убожество – обманчиво.

Обманчивы и улыбки,

и внешние прикиды,

лишь иногда можно поймать искренние нотки –

как у этого парня во время уборки за верблюдом на бензоколонке «Калия»:

Для нас их образ жизни – полная экзотика:

к примеру, сбор строительного мусора

ковбойская ловкость

Бедуины – мусульмане; их палатки всегда повернуты входом на восток.

И они до сих пор живут животноводством

и совсем не любят фотографироваться – убегают и закрываются при виде фотоаппарата,

А этот мальчик принципиально закрывает палкой лицо

Конечно, главная ценность в пустыне – вода, поэтому лучший товар – новые бочки

Фоткнув бочки и пацанчиков, я дал им по неосторожности по 10 огорот, и в ответ чуть не получил камень в открытое окно

Это веселого мужика (справа) зовут Самир, он работает продавцом в киоске на 90-ой дороге, на пересечении с сельскохозяйственной школой «Овнат», на месте бывшего блокпоста. Мы познакомились с ним в одном из прошлых постов. Ему нравится жить здесь, у киоска на транссизраильском шоссе по три-четыре недели одному, зимними ночами мерзнуть, а летом поджариваться. Главное — он один, и вокруг – горы и безлюдное море и лишь редкие гости:

Он весел, словохотлив, неплохо знает иврит. Пока я пил «Пепси», узнаю много нового:

– Зачем люди торопяться? Куда бежать-то? Это огонь, пожираюший сам себя. Все равно за утром будет вечер — чего торопиться-то? У меня иногда останавливаются дальнобойщики, спрашивают: «Есть готовый сэндвич? Горячие сосиски?» Пять минут не готовы подождать… Мы, бедуины, другие.

Я живу в доме, но в шатре все равно лучше – ты ни от кого не зависишь, ни от дома, ни от соседей. Не нравится – собрался и переехал. Но сейчас Земельное управление в Израиле делает проблемы, многие бедуины оседают в домах.

Смеется:

– Женщина у нас мужчину уважает. Вот вчера остановилась машина, вышла семья с детьми, муж чего-то хотел им купить, а жена ему говорит: «Помолчи! Я знаю лучше, что нужно для детей!» У нас такое невозможно. Женщина знает свое место. У меня жена одна, но если что-то не так – она знает, что я могу взять еще одну, и даже несколько – ее это охлаждает.

Раньше у нас всем женщинам делали обрезание, сейчас редко. Чтобы была спокойная, холодная, хотя я лично это не принимаю… Все равно у нас женщины «не гуляют», за это – смертная казнь, да, да, сегодня тоже, хотя по Корану должно быть четыре свидетеля, а не три, как в имущественных вопросах, и не два, как у вас, евреев.

Я современный, модерновый, не религиозный. Но я знаю – у Него разные имена, для разных народов, но главное верить, без веры жить нельзя.

Бессмысленно.

(В этот момент, на секунду, он снял дежурную улыбочку, и мой объектив зафиксировал что-то страшное, незнакомое, нечеловеческое в его глазах. Присмотритесь)

Источник: http://toldot.ru/blogs/acohen/cohen_801.html

Храма нет. Только Стена.

Авраам Коен

Каждый раз, идя к Котелю, охватывает удивление — почему 2000 лет мы молимся внизу, на задворках, у Стены, ставшей символом нашего унижения и позора, а не наверху, на самой Горе? И даже сейчас, через 45 лет после Шестидневной войны, наша Гора — не наша, и нет у нас Храма…

Как получилось, что вместо Храма и Храмовой горы евреи стали молиться у одной из стен, Западной стены этой горы?

После того, как Тит Флавий захватил Иерусалим и сжег Второй Храм, он вызвал к себе четырех центурионов и каждому из них поручил разрушить одну из стен, окружающих Храмовую гору. Три военачальника выполнили этот приказ, но четвертый — араб по имени Пангар — приступив к работам по разрушению Западной Стены, внезапно отдал своим легионерам приказ прекратить их. При этом Пангар не мог не сознавать, что, нарушая приказ, он приговаривает себя к смертной казни, но совершенно непонятно почему, он его нарушил. Когда Тит увидел, что Западная Стена осталась почти нетронутой, он спросил у Пангара, как тот на это осмелился:

— Я лишь хотел сохранить ее для потомков, чтобы они восхищались твоими деяниями, Кесарь! Пусть они говорят: «Если такова была только одна стена Храма, то как же был укреплен сам Храм, который взял великий Тит?!».
— Прекрасный ответ, — похвалил Тит. — И за то, что у тебя так хорошо подвешен язык, я не предам тебя смерти за нарушение приказа. Вместо этого ты поднимешься на стену и спрыгнешь с нее — пусть Небеса сами решат, жить тебе или умереть. Пангар прыгнул вниз со стены и разбился насмерть, и так Западная Стена осталась стоять…

После разрушения Храма и еврейской государственности евреям запрещалось под страхом смерти приближаться к Храмовой горе и молиться в Иерусалиме, и лишь в 9 ава, раз в году, разрешалось скорбеть о разрушении Храма рядом с его единственной оставшейся стеной… На многие сотни лет евреи оказались отрезаны даже от места Храма….

Упоминания о Западной Стене надолго исчезают из всех исторических хроник и возникают снова лишь в XVI веке — когда Иерусалим оказывается в руках турецкого султана Салима Первого Грозного — современника «бывшего нашего» Ивана Грозного.

И по этому поводу тоже есть легенда. Рассказывают, что, прибыв в Иерусалим, Салим устроил свою резиденцию прямо напротив Храмовой горы, на которой к тому времени возвышалось огромное здание «Кипат а-сэла» — арабской мечети с золотым куполом над Святая Святых разрушенного Храма. И вот в тот самый момент, когда он наслаждался видом из окна, Салим увидел, как к расположенному за окном холму подошла какая-то старуха и выбросила на этот холм целую корзину зловонного мусора. Вид этого мусора так оскорбил глаз султана, что он велел немедленно арестовать старуху и доставить ее пред его ясные очи. Когда же Салим узнал, что арабка, христианка по вероисповеданию, живет в Вифлиеме и тащила эту корзину оттуда, чтобы выбросить его именно на этом месте, он вообще пришел в ярость: неужели от Бейт-Лехема до Иерусалима нет ни одной мусорной свалки, так что мусор надо выбрасывать прямо под окнами резиденции султана?!

— О, повелитель, — ответила старуха, — у меня и в мыслях не было тебя оскорбить! Просто вот уже много лет, как наши священники обязали всех окрестных прихожан выбрасывать мусор именно на это место. Жители Иерусалима должны выбрасывать туда мусор не реже двух раз в неделю, тот, кто живет в одном дне пути от Иерусалима — раз в неделю, а кто в трех днях пути — один раз в месяц.

Заинтересовавшись тайной этого холма, Салим начал ежедневно демонстративно выбрасывать в него несколько мешочков с золотыми монетами, на поиски которых, разрывая мусор, немедленно бросались толпы городских нищих.
Так они постепенно разрывали этот холм, пока однажды из-под груды этого мусора не появилась Стена…Это предание, а исторический факт таков — окончательно очистил Стену от мусора сын Салима Сулейман Великолепный, который и построил вокруг Иерусалима крепостные стены, которые и сегодня окружают Старый город..

В еврейской традиции Западная стена является святыней, так как она представляет собой сохранившуюся часть храмового комплекса. В первые века после разрушения Храма евреи собирались на молитву на Масляничной горе, откуда открывается вид на всю Храмовую площадь. Однако примерно начиная с 5 века возникает обычай молиться у Стены плача, которая постепенно превращается в символ связи еврейского народа с разрушенным Храмом. Святость Западной стены, а также препятствия, в разное время чинившиеся мусульманскими властями доступу к ней, побуждали евреев попытаться выкупить у мусульман Стену плача , но эти предложения всякий раз наталкивались на решительный отказ мусульманских властей; поводом для отказа было нахождение у Западной стены могилы мусульманского святого.

В 1920-х гг. арабское духовенство пустило в обращение легенду (не имеющую основания в мусульманской религиозной традиции), будто пророк Муххамед, прибыв в Иерусалим на своем легендарном коне ал-Бураке, привязал его у Западной стены и тем самым освятил ее. Одним из самых ярых поборников непререкаемости прав мусульман на Западную стену был аль-Хусейни, ставший к концу 1920-х гг. муфтием Иерусалима и возглавивший антиеврейское движение в Эрец-Исраэль. Участились нападения на евреев, молившихся у Западной стены или направлявшихся к ней через арабские кварталы; в Йом Кипур 1928 г. арабы разрушили перегородку, разделявшую молящихся у Западной стены мужчин и женщин.

Эта ситуация, усугубленная антиеврейским погромом в Иерусалиме в 1929 г., побудила британские мандатные власти учредить специальную следственную комиссию, которую позднее заменила международная комиссия Лиги Наций. Эта комиссия летом 1931 г. постановила, что мусульмане обладают непререкаемым правом на Западную стену, однако евреи имеют неоспоримое право молиться там. Вместе с тем им запрещается устанавливать у Западной стены скамьи, перегородку и трубить в шофар!.

Сегодня у нас есть возможность вглянуть на Гору и ее Западную Стену сверху, с крыши шикарно отреставрированного здания ешивы «Эш а-Тора», которая становится популярным объектом у

туристов и любителей старого Иерусалима.

Чтобы попасть в само здание, придется пробраться через пеструю тусовку уличных музыкантов и продавцов Старого города, ставшим туристическим центром. Вход сюда, на смотровую плошадку, стоит десять шекелей на человека — но деньги стоят того!

Здание занимает самое центральное место напротив Стены, и является главным кирувным центром во всемирной сети ешив «Эш а-Тора» .

Такого уровня качества строительства и внутренней отделки в Израиле практически нет. Здание реставрировалось лет двадцать, сюда угроханы многие десятки миллионов, и, к слову — реставрация шла под руководством замечательного человека, Славы Успенского, у которого мне привелось гостить на шабат около 14 лет назад в Неве Даниэль…

Здесь каждый элемент — произведение искусства. Например, эта десятиметровая люстра из авторского стекла, поговаривают, стоила два миллиона.

Древо жизни — доска «почета»: таблички с именами спонсоров на стекле с ковкой

Но главное, конечно, крыша и вид с нее. Внизу — панорама Старого Иерусалима, Храмовой горы, Котеля

На юг, за Мусорными воротами Старого города и за Городом Давида в сторону Бейт Лехема (Вифлиема) уходит Кедронская долина, в последние годы активно заселяемая арабами

На севере — мусульманский квартал Старого Иерусалима

Таких сфер-куполков тут не счесть — раньше-же железобетона не было

А на западе — еврейский квартал с респектабельными апартаментами. Жить в Старом городе Иерусалима — совсем не дешево,

зато есть эксклюзивный вид на Котель

Подобное окно из салона встретить в другом месте земного шара невозможо: сегмент полусферы из обрезанного наполовину, стилизованного под традиционную восточную сферу, потолка

Главный вид — на восток, на Стену, на Храмовую гору, и за ними — Оливковую (Маслиничную) гору. 

Собственно, весь этот дорогостоящий проект Эш а-Торы, — строительство шикарного центра Торы затеян ради площади перед Котелем, где стекаются все ищущие Б-га. Закономерно, что здесь же, на Крыше — макет Второго Храма высотой в человееский рост. Для наглядности — с видом на его захваченное арабами место:

Длинный фокус. Стена мечети на месте Храма.

Ее купол.

Колоннады вокруг мечети… Рассмотреть точно, что там есть, на поверхности Горы, не удается даже осенью и зимой — слишком много вечнозеленых деревьев.

Вот уже почти 2000 тысячи лет Храм разрушен, и мы молимся только у Стены храмовой горы, а поднятие на Гору подавляющим большинством раввинов запрещено — из-за нашей ритуальной нечистоты.

Каждый день, минимум три раза, мы говорим в молитве: «Весишкон бесойхо бекоройв бейомейну» — «Верни свое Присутствие поскорее в Иерусалим», но особенно остро мы ошушаем отсутствие Храма в эти дни, перед постом 9 ава, когда весь еврейский народ скорбит о разрушенном в это день дважды Храме и постится и молится Б-гу о его постройке.

Храма нет…

На фото — рав Ицхак Зильбер сидит на полу у Стены во время чтения кинот в пост 9 ава — на днях годовщина его смерти

Источник: http://toldot.ru/blogs/acohen/cohen_981.html

Рахбаль в Хайфе

20.11.2009

Детский отдых – головная боль родителей. Насытить детское любопытство, не вылететь в трубу и при этом кашерно провести время – этот ребус решает каждая религиозная семья.

Шарообразные летающие кабины сразу поразили детское воображение.

Мы отдыхали под Хайфой, и идея покататься на рахбале показалась заманчивой. Рахбаль – новообразованное ивритское слово, гибрид из ракевет (поезд) и кабель (кабель), по русски 🙂 – фуникулер.

Большая часть Хайфы расположена на горе Кармель, и вниз, на порт и нижние районы, открываются классические туристические виды.

Поездка занимает всего несколько минут, но высокая доза страха в перемешку с любопытством компенсирует её непродолжительность.

За кораблями, стоящими на рейде, там, на другой стороне хайфского залива — Акко.

«Пролетаем» здание, построенное над входом в знаменитую пещеру Элиягу – удивительного еврейского пророка, в одиночку победившего 450 языческих жрецов здесь, на горе Кармель. А в этой пещере он скрывался от преследования царя Ахаза и его неевреской жены, насаждавшей язычество в Израиле. В христианстве еврей Илья-пророк занимает особое место; интересно, что с приходом на Святую Землю крестоносцев здесь возник орден кармелитов (от названия горы – Кармель – на иврите «Б-жий виноградник»), которые раскидали по всей горе свои монастыри и базилики.

По еврейской традиции пророк Эльягу живым вознесся на небо; он не умер, а время от времени ненадолго воплощается в человеческое обличье, появляясь на земле и помогая евреям; есть минимум четыре версии, что и как случится, когда он вновь вернется на землю в человеческом теле. Каждый день несколько раз в молитве «Биркат амазон» мы просим, чтобы Ашем послал нам пророка Эльягу – ведь он прояснит все неясные вопросы в Торе и приведет Машияха.

Источник: http://toldot.ru/blogs/acohen/cohen_54.html

Плач и клятва царей

Нахаль Давид

09.01.2011 00:12

Нахаль в переводе с иврита – горный ручей, точнее – русло ущелья, которые здесь, на Мертвом море, большую часть года сухие. «Ущелье Давида» – так называется национальный природный заповедник в Эйн Геди, про древнюю синагогу которого я писал в прошлый раз.

А Эйн Геди в переводе с иврита – Источник коз, или Родник козленка. Этот рогатый стал даже графическим символом всех природных парков Израиля. Действительно, здесь козлы повсюду, ни проходу, ни проезду не дают:

Дети, как зачарованные, прыгают по камням за ними,

а те кушают свежую травку и фотографируются,

Вдоль сухого русла тропа идет вверх, к ручью родниковой воды, пробившей ущелье на извилистом пути в десятки километров, сверху, c Йеудейских гор, от Иерусалима.

В мягкой породе скал песчаника вода промыла огромное количество замысловатых пещер, в которых издавна жили аскеты, ессеи, отшельники,

и здесь, в Эйн Геди, прятался Давид от своего тестя, первого еврейского царя Шауля:

Вот она, 24-ая глава первой книги Шмуэль, оживает в Эйн-Геди усилиями экскурсоводов, в какой-то степени вводя туристов в мир Торы:
(1) И было, когда вернулся Шаул из (погони) за Пелиштимлянами, сообщили ему, сказав: вот, Давид в пустыне Эйн-Гэди.

(2) И взял Шаул три тысячи отборных мужей из всего Исраэйля, и пошел искать Давида и людей его по скалам, где живут серны.

(3) И пришел он к овечьему загону при дороге, а там была пещера; и зашел туда Шаул за нуждой; а Давид и люди его сидели в глубине пещеры.

(4) И люди Давида сказали ему: вот тот день, о котором говорил тебе Г-сподь: «Вот, Я предаю врага твоего в руки твои, и сделаешь с ним, что захочешь». И встал Давид и тайком отрезал край накидки Шаула.

(5) И было после того: больно стало сердцу Давида, что он отрезал край (одежды) Шаула.

(6) И сказал он людям своим: не приведи Г-сподь, чтоб сделал я такое господину моему, помазаннику Г-спода, чтоб наложил я руку мою на него; ибо он помазанник Г-сподень.

(7) И сдержал Давид людей своих этими словами, и не дал им восстать на Шаула. А Шаул поднялся из пещеры и пошел в путь.

(8) Поднялся и Давид после этого и вышел из пещеры, и позвал Шаула, сказав: господин мой царь! И когда оглянулся Шаул, поник Давид лицом к земле и поклонился.

(9) И сказал Давид Шаулу: зачем слушаешь ты речи людей, говорящих: «Вот, Давид замышляет зло против тебя»?

(10) Вот, сегодня видели глаза твои, что ныне предал тебя Г-сподь в руки мои в пещере; и говорили (мне), чтобы я убил тебя, но я пощадил тебя и сказал: «Не подниму руки моей на господина моего, ибо он помазанник Г-сподень».

(11) Взгляни, отец мой, посмотри на край плаща твоего в руке моей: если отрезал я край плаща твоего, а тебя не убил, то знай и смотри, что нет в руке моей зла и преступления, и не грешил я против тебя, а ты преследуешь душу мою, чтоб отнять ее.

(12) Да рассудит Г-сподь между мною и тобою, и да отомстит тебе Г-сподь за меня, но моя рука не будет на тебе.

(13) Как говорит древняя притча: «От злодеев исходит злодеяние». А моя рука не будет на тебе.

(14) Против кого вышел царь Исраэйлев? За кем ты гоняешься? За мертвым псом, за одною блохою!

(15) Г-сподь да будет судьею и рассудит между мною и тобою, и да рассмотрит и разберет тяжбу мою, и спасет меня от руки твоей.

(16) И было, когда кончил Давид говорить эти слова Шаулу, сказал Шаул: твой ли это голос, сын мой Давид? И громко заплакал Шаул,

(17) И сказал Давиду: ты справедливее меня, ибо ты воздавал мне добром, а я воздавал тебе злом. (18) Ты же доказал сегодня, что поступил со мною милостиво, что Г-сподь предал меня в руку твою, но ты не убил меня.

(19) Ведь если находит человек врага своего, то разве отпускает он его добром в путь? И Г-сподь да воздаст тебе добром за этот день, за то, что сделал ты мне.

(20) А теперь знаю я, что ты непременно будешь царствовать, и утвердится в руке твоей царство Исраэйлево.

(21) А теперь поклянись мне Господом, что ты не истребишь потомства моего после меня и не уничтожишь имени моего из дома отца моего.

(22) И поклялся Давид Шаулу. И пошел Шаул в дом свой, а Давид и люди его поднялись в свое укрепление.

Сейчас в заповеднике расплодились даманы. Может, это их воспел царь Давид (Псалмы, 104, 18) : Арим агвуим леэйлим, слаим махсэ лешефаним. В вольном переводе: «Высокие горы – для серн, а скалы – убежища для даманов». Эйлим– это точно наши горные козлы, а вот шефаним, наверное, и есть эти даманы…

За даманами гоняются японцы с фотоаппаратами,

которых стадами водят местные израильские гиды-туземцы,

И весь этот туристический фестиваль (который невозможно показать на нашем сайте) случается на фоне совершенно павильонной бутафорской декорации,

где иногда попадаются удивительные тропические растения, почему-то не обглоданные обитателями заповедника,

А туристы лезут и лезут и лезут наверх, в горы (присмотритесь внимательно):

В страшную летнюю жару идти по ручью питьевой родниковой воды, купаться в водопадах – сказочное наслаждение, поэтому израильтяне так любят «мокрые» летние маршруты. Единственный недостаток Эйн Геди – это обилие туристов, которые идут и идут непрерывным потоком, так, что сделать фотографию девственной природы почти невозможно…

И лишь даман по-философски никуда не торопится.

Если вашим детям не удастся покормить ни скалистых даманов, ни горных козлов – пусть не расстраиваются. Самая лучшая аттракция для маленьких – на выходе из заповедника кормить воробьев и дроздов остатками своих бутербродов. Эти попрошайки здесь особенно наглые.

Но все-таки главное в Эйн-Геди – горные серны, самцов которых за длинные рога прозывают козерогами. Они повсюду, как и задник декорации Мертвого моря.

Про них мой следующий специальный козлиный пост.

Источник: http://toldot.ru/blogs/acohen/cohen_600.html

Одна фотография Мертвого моря

Дождь над Мертвым морем — довольно редкое явление. Одна фотка, несколько вариаций, в том числе — увеличение туда, в Заиорданье.

Интересно, как пересекаются две косые — дождь хлещет сверху справа — вниз налево, а солнечные лучи — наоборот:

Захотелось поиграть с этой фоткой, чуть «сгустить краски»:

Природа здесь космическая, но все равно, без технологических прикрас — смотриться лучше

Мертвое — оно не мертвое, оно — живое .

Источник: http://toldot.ru/blogs/acohen/cohen_967.html

Могила Рахели

22.06.2012

Заезжая в этот бесконечный бетон, чуствуешь себя Сталкером. Помните знаменитый фильм Тарковского, где Кайдановский идет Туда, где исполняются все заветные и выстраданные желания? Это как раз здесь:

Высоченные бетонные заборы, охранные вышки, высовольтная проволока. От привычного образа средневековой постройки над могилой Праматери Рахели ничего не остается, только небольшой уличный плакат, — но сюда ездить стало безопасно — после многих лет арабских пуль, камней и ножей.

Своим особым местом в еврейской традиции праматерь Рахель обязана не только Торе и почитаемой могиле, но и яркому образу, использованному пророком Ирмеяу, — образу матери, оплакивающей своих детей, уходящих в изгнание: «Голос слышен в Раме, вопль и горькое рыдание; Рахель плачет о детях своих и не хочет утешиться о детях своих, ибо их нет» (Ирмеяу, 31:15). Поэтому со временем Рахель превратилась в своего рода небесную заступницу еврейского народа, способную умолить Всевышнего смягчить суровый приговор сынам Израиля.

На протяжении истории здесь, у гробницы праматери Рахели, случались чудеса. Оставляя тело любимой жены у дороги, предвидел Яаков: именно по этому пути спустя тысячу лет отправит Навуходоносор евреев в вавилонское изгнание, и провожать их будет именно Рахель. Так рассказывает пророк Иермиягу — когда изгнанники шли мимо Вифлеема, они услышали плач Рахели, которая оплакивала судьбу своих потомков. В эту минуту вернулось Милосердие, и сказал Г-сподь:

«Ради тебя, Рахель, я возвращу народ израильский в пределы его, как сказано: “Так говорит Г-сподь: удержи голос твой от рыдания и глаза твои от слез, ибо есть награда за труд твой, говорит Г-сподь, и возвратятся они из земли неприятельской. И есть надежда для будущности твоей, говорит Г-сподь, и возвратятся сыновья твои в пределы свои» (Ирмеяу, 15:16-17). Поэтому исторически так сложилось, что гробница Рахели стало третьим по святости местом молитвы — после Храма (сейчас Котеля) и Хеврона. Сюда едут и едут — и туристы, и «туземцы» — с просьбами, чтобы душа Праматери Рахели помолилась Б-гу за нас — в иудаизме не молятся никому, кроме Б-га. Страдания Рахели и ее готовность пожертвовать своим «женским счастьем» ради сестры стало символом высочайшей духовной силы еврейской женщины.

Но вас встречает местный колорит вполне «в тему» заморских туристов:

в ушах фонит антониониевский гул недалекого Вифлеема (на фотографии это как-то не слышно(:

везде бетонкамеры прожекторы,

грохочущие бронированные ворота,

и даже вполне органичная тут электро-ханукия…

Так говорят, — у всех, кто сюда приходит, принимаются сокровенные желания… но я так и не попал внутрь — коэну запрещено заходить на кладбище и тем более в надгробные склепы. Но можно помолиться и рядом…

Как выясняется в последнее время, в конце XIX столетия лидер евреев Бухары купец Пинхасов заплатил мусульманам 200 франков, в результате чего стал официальным собственником гробницы проматери Рахели. Несмотря на это в 1995 году, глава израильского правительства Рабин в рамках соглашений Осло намеревался отдать «Кевер Рахель» под контроль палестинской администрации, но этому воспрепятствовала волна протеста в Израиле. Тогда же палестинцы практически на официальном уровне стали оспаривать принадлежность гробницы Рахель к иудейской традиции — они объявили ее мечетью Бильала Ибн-Рабаха. И ООН недавно принял отдельную резолюцию, что это место — мечеть, а не синагога!

Делят потомки Праотца Авраама Святую землю, еще недавно пустовавшую…

Согласно известному мидрашу Эйха Раба, после разрушения Храма праотцы и пророки в один голос умоляли Всевышнего простить евреям их грехи и позволить вернуться на родину. Б-г, однако, был непреклонен. И тогда сказала Рахель: «Г-споди, Владыка! Тебе ведомо, как велика была любовь ко мне раба Твоего Яакова. Семь лет прослужил он ради меня отцу моему, а когда пришло время сделаться женою его, отец решил подменить меня сестрой моей, и я не возревновала его к сестре моей. Я, из плоти и крови созданная, прах и пепел, ревновать не стала к сопернице моей; Ты же, Царь живой, сущий и милосердный, Тебе ли ревновать к идолам, мертвым и ничтожным, и за них изгонять детей моих?»

Долго, очень долго это пророчество оставалось для нас лишь упованием… но в наши дни мы видим начало его исполнения. Праматерь Рахель и сегодня продолжает молиться за своих сыновей — и не успокоится до тех пор, пока пророчество Ирмеяу не исполнится полностью — и изгнанники, рассеянные по всему миру, не вернутся к себе домой, на Святую землю.

Источник: http://toldot.ru/blogs/acohen/cohen_1234.html

Жертвенник Йеошуа на горе Эйваль

Едем на гору Эйваль — на ней нашли жертвенник времени Иеошуа (Иисуса Навина в русской транскрипции) — времени захвата земли Израиля после странствий евреев по пустыне:

Автобусы встречает армия — въезд сюда разрешен лишь несколько раз в году с обязательным армейским сопровождением.

Огромный красный шит предупреждает (перевожу дословно): эта дорога ведет в зону «А» автономии, которая находится под полным контролем арабов и евреям въезд запрещен из-за опасности для жизни; для евреев въезд сюда — уголовное преступление:

мы поднимаемся по серпантину

по армейской дороге, которой на картах нет,

GPS тут бессилен, значок машинки крутится, не находя дороги:

Вот и сама вершина. На горе Эйваль ничего не растет, кроме этого небольшого соснового леска, посаженного, как говорят, иорданцами. Отсутствие раститетельности — напоминание о проклятиях и благословениях, полученных здесь еврейским народом.

И хотя гора лысовата, весна — все равно цветастая:

Армия использует поездку для отработки учебных боев,

солдаты везде,

хотя арабов совсем нет, здесь арабы не живут. Пусто. Только какие-то развалины. На горе Эйваль на протяжении многих веков не было создано ни одного поселения. Только в начале 20-го века, после сильнейшего землетрясения 1927 г., стали появляться постройки на склонах горы. По всей видимости, проклятия, о которых упоминает Библия, явились сдерживающим фактором для человеческого поселения на этой горе, ведь гора Эйваль считалась священной не только для евреев, потому-то на ней никто и не селился.

Сейчас здесь, на самой вершине, — радиолокационная база — ведь Эйваль — высочайшая точка Самарии, — самое сердце Израиля

На юге — гора Гризим, и на ее северном склоне — Шхем, один из крупнейших на сегодня арабских городов в Земле Израиля:

Шхем находится между горами Гризим и Эйваль, как ложбина позвоночника между огромными лопатками, и, как говорят, от этого и произошла этимология его названия. На востоке, на вершине горы — место самаритянского храма, и где-то там же, в этом направлении, но уже внизу, могила Йосефа.

Именно здесь, в Шхеме, Б-г сказал Авраму: «…Потомству твоему отдам Я эту землю.» (Бытие, 12—7), именно эту землю приобрел наш праотец Яков.

Парадокс: про три места свидетельствует Библия, что они приобретены евреями, но в наше время именно эти три места в руках арабов: Храмовая гора, Хеврон и Шхем.

Рэб Эльягу Гольдштейн — известный врач и активный участник еврейских групп в интернете. Внизу — Шхем.

Его Старый город:

Панорама Северной и Восточной Самарии с горы Эйваль:

Где-то на этих фотографиях возвышается гора Кабир, на которой расположено поселение Элон Морэ. Внизу расстилается долина Михметат, библейская граница наделов Менаше и Эфраима (Йеошуа, 17). На противоположном хребте виден похожий на крепость холм. Это развалины Урмии (Арумы), столицы Авимелеха (Шофтим, 9).

Непосредственно к жертвеннику можно пробраться только на джипах

или пешком

Северо-восточный склон горы Эйваль, его плоское «плечо», — именно здесь и был найден жертвенник — он вдалеке, слева вверху

Почему и как он сохранился? Три тысячи лет он весь был засыпан мелкими камнями, «законсервирован» — так же как хоронят святые тексты. Археологи обнаружили огромную кучу камней — и ее-то и раскопали.

На жертвеннике я уже застаю профессора Даниэля Михельсона, известного математика, который занимается рассчетами местоположения Храма и жертвенника на Храмовой горе

он все тщательно измеряет

А наш экскурсовод — Михаил Эзер рассказывает:

На восточном склоне горы Эйваль был обнаружен профессором Зарталем объект площадью около 14 дунамов. В этом месте стояло большое сооружение, в центре которого — каменное возвышение, на которое поднимались по пологому каменному склону. Эта постройка в точности отвечает описаниям еврейских жертвенников, приведенных в книге пророка Йехезкеля (гл. 43), в мишне Мидот (3), у Иосифа Флавия и в «Свитке Святилища», найденного в пещерах Мертвого моря.

Внутри возвышения и вокруг него были найдены слои песка и в них — кости животных, принесенных в жертву. Большая часть этих животных — это молодые самцы крупного и мелкого рогатого скота, подходящие под законы жертвоприношений Торы. Архитектурная идентификация, период (начало завоевания евреями Ханаана) и место (гора Эйваль) позволяют с очень большой вероятностью идентифицировать данный объект с жертвенником, упомянутым в книге Дварим и в книге Йеошуа. Методы строительства, обломки посуды и другие данные совпадали с аналогичными находками, обнаруженными в различных местах между Иорданом и горами Самарии.

Именно на этом месте, цитирует Михаил Адама Зарталя, 3300 лет назад мы стали народом. Это произошло вскоре после входа Колен Израиля в Кнаан (Ханаан). Так повествует Тора: 
(1) И заповедал Моше и старейшины Исраэля народу, говоря: соблюдайте все заповеди, которые заповедую вам ныне. (2) И будет, в тот день, когда перейдете через Ярдэн в землю, которую Г-сподь, Б-г твой, дает тебе, тогда поставь себе камни большие и обмажь их известью; (3) И напиши на них все слова закона этого о переходе твоем, дабы ты вступил в землю, которую Г-сподь, Б-г твой, дает тебе, в землю, текущую молоком и медом, как говорил тебе Г-сподь, Б-г отцов твоих. (4) И будет, когда перейдете Ярдэн, поставьте камни эти, о которых я заповедую вам ныне, на горе Эйвал и обмажьте их известью. (5) И устрой там жертвенник Г-споду, Б-гу твоему, жертвенник из камней, не поднимая на них железа. (6) Из камней цельных устрой жертвенник Г-споду, Б-гу твоему, и возноси на нем всесожжения Г-споду, Б-гу твоему. (7) И режь жертвы мирные, и ешь там, и веселись пред Г-сподом, Б-гом твоим. (8) И напиши на тех камнях все слова закона этого очень ясно. (9) И сказал Моше и священники Левиты всему Исраэлю так: внимай и слушай, Исраэль! ныне стал ты народом Г-споду, Б-гу твоему. (10) Слушай же гласа Г-спода, Б-га твоего, и исполняй заповеди Его и уставы Его, которые я заповедую тебе ныне. [«Дварим» (Второзаконие) 27:1—10].

Сам жертвенник — это прямоугольник, окруженный небольшим пандусом, так называемым «совевом», по которому его обходили коэны. На реконструкции видны три пологих подъема. Внутри сам жертвенник был засыпан золой и землей, причем зола представляет собой пережженные кости именно молодых кашерных животнгых.

На жертвенник ведет двойной подъем (эстакада). Главная эстакада ведет на верхнюю площадку, а дополнительная — на балкон. Когда мы читаем описание Жертвенника Второго Храма в трактате «Мидот» в Мишне, мы получаем нечто удивительно похожее на строение на г. Эйваль, предшествовавшее ему примерно на 1200 лет.

По главному подъему возносил коэн жертву на огонь, который горел в центре Жертвенника. После этого он поднимался по дополнительной эстакаде на окружающий Жертвенник выступ («совев») для продолжения работы (очистке от дегтя, приношение крови и др.). Сама эстакада была построена согласно библейскому запрету строить лестницы («ступени») на Жертвенниках Всесожжения (Шмот 20:22).

Обратите внимание — камни необтесанные, — это именно то, что написано в книге Йеошуа, в 8 главе:

(30) Тогда устроил Йеошуа жертвенник Г-споду, Б-гу Исраэйля, на горе Эйвал, (31) Как заповедал Моше, раб Г-сподень, сынам Исраэйля, согласно написанному в книге Торат Моше, — жертвенник из камней цельных, на которые не поднимали железа; и принесли на нем всесожжение Г-споду, и принесли жертвы мирные. (32) И написал он там на камнях Мишнэй Тора (список с закона) Моше, который написал он пред сынами Исраэйля. (33) А весь Исраэйль, и старейшины его, и надсмотрщики, и судьи его стали с той и с другой стороны ковчега против священников-лейвитов, носящих ковчег завета Г-сподня, и пришелец, и коренной житель — половина их против горы Гризим, а другая половина их против горы Эйвал, — как повелел Моше, раб Г-сподень, чтобы прежде (всего) благословить народ. (34) А затем прочитал он все слова Торы, благословение и проклятие, все, как написано в книге Торы. (35) Не было ни слова из всего, что заповедал Моше, чего бы не прочитал Йеошуа пред всем обществом Исраэйля, пред женами, и детьми, и пришельцами, находившимися среди них.

«В течение около десяти лет раскопок, — пишет Адам Зарталь, израильский археолог, получивший известность открытием жертвенника на горе Эйваль, — выяснилось, что ничего не было сделано здесь просто так. Было вложено много инженерной мысли в строительство и во все остальные детали». Библейское указание было — построить Жертвенник «в горе Эйваль» («בהר עיבל»). Не «на» (сверху, «על») и не у подножия («בתחתית»). И потому Жертвенник расположен на третьей ступени (ок. 800 м) от вершины (940 м).

Жертвенник помещен в углу долины громадных размеров, представляющей собой естественный амфитеатр, который мог вместить огромное скопление народа, сотни тысяч человек и более того. Это важный момент, потому что церемония на горе Эйваль была «прямой демократией», на которой присутствовали все: «всё общество Израиля, жены, и дети, и пришельцы, находившиеся среди них».

А вокруг этого археологического памятника, на пространстве, огороженном невысокой каменной кладкой, выявлены многочисленные площадки размером примерно 3х3 метра, внутри которых имеются пепловые следы костров и костные останки, но уже не пережженные, а просто объеденные или немного поджаренные. Причем, эти останки опять же принадлежат только кошерным животным — кошерным для еды, т. е. более широкому классу, чем кошерным для жертвоприношений. В частности, здесь обнаружены косточки антилоп и косуль — для еды они пригодны, но не для жертвоприношений.

Объяснения этому феномену мы опять же находим в Торе, согласно которой определенный класс индивидуальных жертвоприношений, т. н. «мирные жертвы», в определенной своей части мог (и даже должен был) съедаться самими приносящими жертву с их домочадцами. Вот следы таких трапез вокруг жертвенника, видимо, и наблюдаются в описанных квадратных участках.

«В последние десятилетия, — говорит Зарталь, — когда разгораются слишком шумные споры об исторической подлинности ТАНАХа, я могу сказать наверняка и с гордо поднятой головой, что исследования местности, археологические изыскания и раскопки, которые мы проводим в последние 34 года, показали, что исторические данные, представленные в ТАНАХе и касающиеся начала становления народа Израиля, полностью подтверждаются ».

Когда начались раскопки, сразу же был обнаружен египетский скарабей — египетская печать Рамзеса II, того самого, которого считают фараоном — современником Исхода из Египта. После этого была найдена еще одна. Обе — последней трети того периода, между 1250 и 1220 гг. до н. э. Ни в одном другом месте в этом районе не находили подобных скарабеев, лишь на этом жертвеннике, защищенном от постороннего влияния со времени его консервации. Не это ли памятка о том месте, с которого прибыли сюда эти кочевники к этой самой горе на церемонию основания народа?

Когда был убран покрывающий слой камней, обнаружилось строение размером 7х9 метров и высотой в 4 метра. Оригинальная высота известна благодаря тому, что обратная сторона его полностью сохранилась. С трех нижних сторон к строению примыкает выступающий балкон размером около 2 метров. Строение не было цельным, но полым внутри, с перекрытием из пустотелых блоков, и по центру его — две не соединяющиеся стены. Когда был снят верхний слой, археологов ожидал большой сюрприз: слой в полтора метра чистого пепла, в котором были около тысячи обгоревших в огне костей животных.

Но когда едят приготовленную пищу, не сжигают кости! Только в том случае, если всё животное приносится в жертву всесожжения, огонь доходит также и до костей. Найденные кости были отправлены в тот же вечер в Иерусалим зооархеологу Лиоре Горавиц. Она ответила, что еще не встречала подобного специфического набора костей. Все они принадлежали особям мужского пола в возрасте около одного года и были четырех видов: козлы, бараны, быки и олени. Это — жертвенные животные, упомянутые в начале книги «Вайикра». На других археологических объектах находят, как правило, кости лошадей, ослов, собак и т. д. Здесь же были только животные для принесения в жертву. (По поводу оленей — красивый олень красноватого цвета — речь идет о кошерном животном (Дварим, 14).

Дрор Эйдар пишет, что это открытие, разумеется, ставит академические круги в Израиле и во всем мире перед огромной дилеммой. Ведь сам Зарталь подчеркивает, что он, прежде всего, исследователь, и то, что его интересует, — это научная и историческая правда. Он сам был киббуцником из Эйн-Шемера, не получил религиозного воспитания. ТАНАХ не являлся для него исторической книгой. «Нашей исходной позицией было то, что нет никакого жертвенника, все это считалось несуществующим. В большинстве «научных» трудов утверждалось, что все рассказы из книг “Дварим” и “Йеошуа” — это мифология, позднейший вымысел с целью “дорисовать” историю». То же мнение вы найдете и по поводу Исхода из Египта.

Израильская археология в своем подавляющем большинстве — антирелигиозна и пытается доказывать бессмысленные предположения библейской критики. Зеэв Герцог, например, пишет статью под названием «ТАНАХ — нет находок на местах». Вся его карьера построена на том, что «нет данных». И вдруг — есть факты! Светская израильская «инквизиция» сопровождает А. Зарталя с самого начала его открытия — из-за того, что оно находится в самом центре Самарии. И она не только в академических кругах. Зарталю важно подчеркнуть, что несложно отрицать, не имея доказательств. «Если ты “против”, — пожалуйста, напиши серьёзную статью, которая опровергнет мое открытие. Ни один человек не сделал этого по сей день. С другой стороны, если археолог “за”, — он рискует навсегда уничтожить свою научную карьеру. В случае с Галилеем вместо альтернативной теории его поместили в карцер инквизиции. Сегодня религиозной инквизиции уже нет, но тактика осталась той же».

Странно мне, если ты, читатель, там еще не был… Эта поездка была самой интересной за весь прошедший год, хотя из-за армии она оставляет ощущение полного театра абсурда, как это было и в День Независимости

Источник: http://toldot.ru/blogs/acohen/cohen_1194.html

Израильские дневники.

Израильские дневники.

Борис Белоцерковский

Радио Свобода публикует дневники жителей юга Израиля, находящегося под ракетными обстрелами из Газы.

Один день — глазами одного человека:


Меня зовут Борис Белоцерковский, я житель Кириат Гата.

Воскресенье, 18 ноября 2012 года.
6:00
Ночь прошла спокойно.

??Вечером проинструктировал детей, как себя вести на случай сирены. Быстро вскочить, что-нибудь на себя накинуть, на улице пока не холодно, выбежать на лестничную площадку и спуститься на один этаж. Мы живем на четвертом, последнем этаже. «Мамада» — защищенной комнаты у нас нет, надо спускаться в подвал. Даже с расчетом нашей мгновенной реакции, которой конечно не будет, и временем подлета к нам ракет, никак не успеваем. Поэтому хотя бы из квартиры выскочить и спуститься на этаж…
Раньше дети не боялись. А тут вдруг вечером Данька начал расспрашивать, почему по нам стреляют, долетит ли до нас и что делать.
6:35
Воскресенье, начало трудовой недели. Вышел из дома, пора ехать на работу

??

6:50
Подобрал коллегу-приятеля. Мы вместе ездим на работу.
7:50
По дороге правый ряд забит грузовиками. Тянут тяжелую технику на юг. Хотя пробки нет. Странно.
9:30
Какие-то странные завывания из громкоговорителя. На сирену не похоже. Но все на нервах, повыскакивали из своих комнат. Стоят в коридоре, смотрят друг на друга, чего делать-то? Кто-то из начальства позвонил в секьюрити, долго выяснял, что это было. Потом всем громко объявил, что ничего страшного, чинят систему оповещения. Надо продолжать трудиться.

??А вообще-то народ особо на систему эту и не полагается. Многие установили на своих смартфонах аппликацию «Цева адом» — «Красный цвет» — кодовое слово предупреждения ракетной атаки. Там звенит раньше на пару секунд.
10:10
Позвонила мама, спросила, как пересидели в убежище. Говорит, сказали по радио, что стреляли по Кириат Гату. Оказывается, была сирена, мы здесь все пропустили.
Почему-то вспомнилась позапрошлая ночь. Сирена. Вышли на лестничную клетку. Поздоровались с соседями. Хочешь — не хочешь, пришлось поговорить. Так, по жизни избегал с ними сталкиваться. И не ссорились, а так, просто, другие они совсем. А тут стоим, говорим, и так, знаете, тепло очень поговорили. Они вытащили стулья, бутылки с водой, печенье какое-то. Интересные люди оказалось. Не война, так бы и не узнал их.
Известный факт, что трудности сближают. Обычно ашкеназы настроены против сефардов, религиозные против светских, правые против левых. Но стоит чуть надавить снаружи, и сплошная любовь и взаимопомощь. Даже противно, что для этого нужна война…

??
11:00
Прислали мейл по сайту, что в связи с развитием событий обеда в столовой не будет. Во избежание скопления большого количества людей. Еду разнесут по рабочим местам.
Делимся с ребятами новостями. Летом путешествовали с семьей на севере страны, остановились переночевать в гостиничном домике. Цены астрономические. Сейчас полно объявлений с приглашением жителей юга погостить бесплатно или за символическую плату.
В фейсбуке создали группу, участники которой приглашают жителей из зоны обстрела к себе домой, переждать трудные времена. За два дня набралось три с половиной тысячи предложений.
Читаю подобные сообщения, и в груди становится как-то тепло.
11:20
Позвонила жена. Возила дочку в Тель Авиве к дантисту. Вышли из машины и началась воздушная тревога.
Говорит, большинство людей, как куда-то шли, так и продолжили идти. Непуганые… Несколько человек заметались.
Они с дочкой присели на корточки, переждали. Вопрос, что делать — постоянный. Лечь на землю, когда все делают вид, будто их не касается происходящее, непросто. Страшнее показаться смешным и не таким, как все. Но это проходит со временем…
16:00
Ничего интересного до конца рабочего дня.
Сегодня долбали по Ашкелону (17 штук, из них 4 попали по жилым домам). К началу второй смены приехал на работу парень с женой. Говорит, дома не хочет одна оставаться. Целый день бегали в убежище. Заодно, говорит, посмотрит, где работаю, чем занимаюсь.

??
16:30
Позвонила тетка, сказала, что мой двоюродный брат получил «цав шмоне» — повестка о срочной мобилизации.
Начитался новостей. Иностранные новости бесят до безобразия. Пишут, что с палестинской стороны погибло 4 детей, а с израильской нет. Требуют прекратить насилие с двух сторон и адекватной реакции. Никому нет дела до того, что они этими детьми прикрываются, размещая пусковые установки в садах, больницах и мечетях, что они палят во все стороны с целью поубивать как можно больше. А с нашей стороны дорогущие точечные удары по пусковым установкам, по лидерам боевиков. В России в свое время Грозный ковровой бомбежкой покрыли, а призывают нас к сдержанности.
17:30
Все. Наконец-то. Первый рабочий день закончился. Еду в Тель Авив, договаривались посидеть с приятелями.

??
Пробки средние, но ужасно утомительные. Все позабывали, что только что были «братьями». Дорожные джунгли, подрезают, торопятся, гудят. Никак не привыкну, раздражает каждый раз заново. После такой дороги, как выжатый лимон, без сил совершено.
19:00
Только сели поговорить, сирена. В Тель Авиве. Сегодня уже не нужно быть жителем юга, чтобы оказаться под обстрелом. Юг постепенно посеверел, разбух и покрывает уже добрую половину страны.
Кто помнит, что 12 лет назад «юг» — это был один несчастный Сдерот, который все жалели, и никто ничего не делал…
Мелькает чувство злорадства: дождались снобы, пижоны северные. И тут же как одернуло, какие на фиг снобы. Нет «они» и «мы», когда все под обстрелом, нет зависти, нет претензий. Интересное ощущение. Вот бы в мирное время так…
Еще пол часа и поеду домой. Жена говорит, что дома все нормально, дети в порядке. Малые попросили не укладывать их спать до моего возвращения, хотели обсудить свои дела.
Меня зовут Борис Белоцерковский, я житель Кириат Гата. И это было воскресенье, 18 ноября.

Источник: http://www.svoboda.org/content/article/24774879.html

Израильские дневники.

Виктория Орти.

Радио Свобода публикует дневники жителей юга Израиля, находящегося под ракетными обстрелами из Газы.

Один день — глазами одного человека:

Меня зовут Виктория Орти, я жительница города Беэр-Шева.

Вторник, 20 ноября.
7:40
Утренняя сирена раздалась в 7:30, ровно после того, что я позвонила мужу и сказала:»Я попробую поспать ещё часик, ночью не спалось…». В принципе, скоро можно будет говорить о новой народной примете — стоит мне захотеть спать, жди обстрела.

??Лерка выполз из комнаты в наше «защищённое место», Рахелька продолжила спать, даже не приоткрыв глаз, ведь она устроила себе неплохое лежбище под лестницей в салоне, там безопасно. Опять же, относительно, как и все, связанное с безопасностью в нашем двухэтажном коттедже без специального убежища.
8:00
Несколько сирен подряд. Много взрывов, думаю, что большинство сбиты.
Новости сообщили об одиннадцати ракетах, выпущенных по Беэр-Шеве.
Ну что ж, пойду готовить завтрак.
…Шестнадцать ракет было. Три взорвались в городе, остальные сбиты. Легко ранен водитель автобуса, рядом с которым произошел взрыв. Слава Богу, что легко, слава Богу, что автобус был без пассажиров.
Рахелька проснулась, неудивительно. Лерка вышел в салон, будем завтракать. Сегодня, судя по-всему, мы все дома — безвылазно. Муж, правда, на работе.
8:30
Сообщили, что новость о водителе автобуса была неверной, есть только пострадавшие в шоковом состоянии. Не то, чтобы хорошо, но это не так страшно. Оказывается, водитель междугороднего автобуса чётко выполнил инструкции, высадил пассажиров, избежав многих жертв.
Были еще попадания — в машину и в жилой дом. Погибших и раненных нет — молодцы, не занимаются пустой бравадой и бегут в убежища.
9:00
Три взрыва неподалеку, сирена сработала, защитная установка тоже, но я не знаю пока, что именно произошло, и все ли сбиты.

??Да, хотелось мне сегодня выбраться и — хотя бы — закупить продукты… Ну да ничего, перемелется, мука будет, а из муки испечем оладушки. Уж что-что, а еврейская женщина всегда сможет из ничего приготовить цимес, мы привычны.
9:20
Почитала новости… Ай, лучше бы их и не читать. Вчера вот случайно наткнулась на выпуск новостей ОРТ, ощущение такое, будто дежавю из семидесятых. И добавить к этому нечего.
9:29
Была сирена. Ракеты сбиты. А у нас не слышалось. Странно, надо проверить, узнала из новостей.
9:35
Нет, обознатушки. Муниципалитет сообщил, что ракеты были выпущены по иным районам, не по нашему городу.
В принципе, возникает путаница с сиренами — иногда люди слышат запуск «железного купола», звуки взрывов, при этом сирены нет. Но нужно ведь понимать, что весь Израиль поделен на 400 зон для таких сирен, вовсе не обязательно загонять всех в бомбоубежища разом, как это было во время войны в Песидском заливе. Да, технологии нам в помощь нынче, экономят нервные клетки. Я уж не говорю про «железный купол» — воистину чудо в нашей системе координат:-).
9:49
СНОВА.
Нда, опять сирена.
10:00
В новостях сообщили, что при обстреле Беэр-Шевы нет пострадавших, но ранен мужчина в одном из окрестных кибуцей.
10:16
Сирена. Я сижу под лестницей и веду дневник, прямой эфир.
Надо сказать, прямой эфир с неслабым звуковым эффектом, четыре ракеты…
Телевизор бубнит про переговоры, про прекращение огня и давление со стороны всяческих стран.
10:44
Сообщения о раненной женщинe из округа Эшколь.

Тяжелораненной.

??

10:55
А гулять мы будем в нашем домашнем садике. И собак выгуливать — там же.
Проблема в том, что наш старший пёс Реки (рыжий ретривер) впал в депрессию, он очень умён и переживает совсем не по-собачьи, пытается прикрыть нас от опасности и всячески расстроен происходящим.
Второй, младший, Фредди — получше, хотя и ему несладко. Хотя он — смесь овчарки с доберманом, и должен быть чувствительней.

??

11:15
Услышала, что было попадание в жилой дом, нет пострадавших, зданию нанесен ущерб. Пойду готовить обед, какое-никакое, но развлечение. Да и нужно поддерживать атмосферу чистого, удобного, сытного быта — это зацепка для детей, для мужа, ощущение безопасного дома создается и такими мелочами. 30 ракет было выпущено по нашему городу за несколько часов…
13:12
Обед приготовлен, семья накормлена. Смешно, но даже это теперь не дефолт. Вчера сын был в магазине — с полок сметено не всё, но почти всё. Правда, он там был вечером, я не сомневаюсь в том, что наутро всё снова заполнилось, но и пустота полок, и пустота магазина говорят только об одном — это война, ребятки.

??
Картинка этого дня — облака над Беэр-Шевой. Нет, вовсе не потому что мы живём в жарком городе, не из-за редких дождей и аномальной погоды. Эти облачка — следы «градов», взорванных встречным огнём «железного купола».
Впрочем, небо сегодня мы видим только по телевизору и на фотографиях. Окна наглухо закрыты, жалюзи опущены.
Даже во дворик выходить — и то не хочется, собаки отказываются высунуть из дома даже кончик носа.

??
13:30
Сообщают, что к нам сейчас прибывают дипломаты всех видов и мастей.
Нет, я их не встречу с букетом алых роз, я пойду и попробую поспать.
Хочется верить, что моя примета не сработает.
13:50
Это не смешно! Только я легла — сильнейший взрыв совсем рядом, все подскочили. А сирены не было. Тэк-с,тэк-с, тэк-с. Сейчас пойду выглядывать новости. Работает примета, работает, придётся спички в глаза вставить и не спать до конца войны:-)
14:13
Ой, это не в нашем городе, а совсем рядом, странный эффект звука был. Помимо всего, есть прямое попадание в дом одного из поселков возле Газы. Тяжелораненный. Безнадежный, пытаются спасти.

??

14:15
Сирена в Иерусалиме…
14:45
А там в это время заседал Пан Ги Мун. С боевым крещеньем, мистер генеральный секретарь ООН.
15:05
Сирена. На южных окраинах Беэр-Шевы, от нас далеко, но слышно. Вовсе не всегда сирены звучат во всех районах, как я уже писала выше.
16:35
Час сна. Обстрел неподалёку, но это уже не Беэр-Шева, хотя «бум» был неслабым. Ну, теперь мне и океан по колено, не то, что — море. Шутить, правда, не хочется после просмотра новостей. Прямое попадание в Ашдоде, несколько раненных. Война, вот она — совсем рядом.
18:30
На фоне слухов о перемирии — попадание в жилой дом в Ришон Ле Цион. Все целы более или менее.
Мои пошли выгуливать собак по соседству с ближайшим бомбоубежищем, меня не взяли, ибо «ты не добежишь за минуты». Ага, определили слабое звено в семье.

??

Я же — пока что тихо! — радуюсь и балуюсь. Фейсбук помогает.
Вот она, моя «шапочка», не железный купол, а «салатный кумпол»:) — фото на память.
19:20
Подряд четыре сирены, снова залпами — по Беэр-Шеве.
Много ракет. Есть падение.
Слышны амбулансы. Неужели — пострадавшие?
Нет, все целы, слава Богу.
19:33
Сообщения о том, что Биби завизировал «прекращение огня».

Вроде бы — начиная с полуночи.
Я не собираюсь возмущённо декларировать что бы то ни было.
Всё что нужно — почитать дневник этого дня.
Стискиваем зубы и говорим, что жизнь продолжается.
Впрочем, ещё не вечер, а уж утром будем умней стократ, послушав новости.

??

20:04
Ну что ж, Рахелька снова ляжет спать под лестницей. Ровно там, где стоит наше пианино, такое ненужное сейчас.
Ведь все знают — музы умолкают в час, когда говорят орудия.
38 ракет было выпущено по Беэр-Шеве, начиная с 7:30. Вот нам и музыка.
Спокойной ночи, Израиль!
Меня зовут Виктория Орти, я жительница города Беэр-Шева на юге Израиля. Это был вторник, 20 ноября.

Источник: http://www.svoboda.org/content/article/24777015.html