Архив рубрики: Шаббат

Шаббат

Мессианское еврейское понимание Шаббата

Мессианское еврейское понимание Шаббата

Даниэль Джастер

В истории христианства можно выделить пять основных взглядов (или подходов) в отношении заповеди Шаббата, которую мы находим в книге Исход (20 глава), а также в пятой главе книги Второзакония.

День Шаббата (субботний день) был заменен.

Наиболее распространенный в христианстве взгляд, что заповедь о субботе, как одна из 10 заповедей, остается в силе, но Новый Завет привносит изменение: седьмой день заменяется первым днем, днем воскресения. Такая интерпретация этих текстов Писания была принята на ранних Церковных Соборах. Таким образом, католицизм, протестантство и православная церковь в точности переняли  и утвердили для себя такое понимание этих текстов Писания, принятое решением ранних Соборов Церкви. Этот взгляд отражает также  историческую позицию, что исполнение моральных требований Еврейских Писаний, особенно, что касается исполнения 10 заповедей, остается актуальным и во времена  Нового Завета. Классическое христианство утверждает различие между требованиями закона в отношении морали и этики и церемониальной частью закона. По мысли католических теологов, церемониальный закон был заменен или трансформирован, и в Римско-католической церкви это нашло выражение в соблюдении постов и праздников, культов, в проведении месс, в признании и соблюдении таинств. Однако, протестантские церкви отвергают сакраментальные культы, где считается, что внешнему, обрядовому  исполнению культов пришёл конец, но моральным требованиям законам  придается большое значение. Однако, заповедь о субботе является одной из десяти заповедей и рассматривается, как часть морального закона для всего человечества.  Это не является таковым по отношению к остальным праздникам иудаизма, так как они не занимают столь выдающегося места среди десяти заповедей, поэтому им не уделили достойного внимания, такого, как заповеди о Субботе.

 Сегодня многими богословскими школами не признается такое поверхностное разделение закона, различие его моральной и церемониальной (обрядовой) составляющей. Те же, кто продолжает следовать этому  «классическому» пониманию, до сих пор говорят о «христианской субботе», но сегодня наиболее вероятно услышать выражение «день Господень». Различные христианские традиции  по-разному трактуют, что разрешено и что запрещено делать в «день Господень». Почти все традиции соглашаются, что в этот день неприемлем оплачиваемый труд. На Западе это было главной содержательной частью Sunday Blue laws (так называемых, Воскресных голубых законов), которые вплоть до недавнего времени требовали закрытия всех бизнес учреждений во время «воскресных Шаббатов». Стоит вспомнить строгие предупреждения против нарушения Шаббата  проповедников из  пуритан и методистов!

Сегодня те, кто придерживается этой позиции, уже не выступают за столь жесткие ограничения, как это делали их сторонники ранее.

 Заповедь о субботе отменена

Второй взгляд, относительно этого вопроса, появился сравнительно недавно.  В его основании лежит понимание, что с приходом времени Нового Завета, Закон полностью исполнен. Мы теперь живем «не под законом» (включая даже десять заповедей). Эта точка зрения, на которой стоят приверженцы диспенсационализма, развитого в Англии Джорджем Н. Дарби.

Диспенсационали́зм* (англ. dispensation — распределение, период) — совокупность теологических представлений в христианстве, рассматривающих исторический процесс как последовательное распределение божественного Откровения по периодам, каждому из которых соответствует особый тип договорных отношений человечества с Богом

Диспенсационалисты традиционно отвергают разделение морального и ритуального, обрядового (церемониального) законов. В качестве доказательства того, что «мозаика» закона была полностью собрана, диспенсационалисты указывают на то, что заповедь о субботе помещена в середине перечисления десяти заповедей. По их мнению, оба и моральный, и (обрядовый) церемониальный законы были полностью исполнены и завершены и, таким образом, закончены со смертью Мессии. Что же теперь остается ведущим в этическом плане? Ответом на этот вопрос является — учение, оставленное в Посланиях Апостолов, а также  водительство Духа Святого. Многие утверждают, что Новый Завет не «различает», не указывает ни на какой определённый день. Такие тексты Писания, как Рим:14, которые учат о том, что каждый человек является обличаемым собственной совестью, а также Кол. 2 глава о том, что никто «не может осудить нас за несоблюдение святого дня», используются как доказательство того, что сегодня уже заповедь о субботе неактуальна. Небольшое количество диспенсационалисты   придерживаются взгляда, что со времени Нового Завета установлен новый день для поклонения, и этот день – воскресенье. Это не просто Шаббат (седьмой день) был перенесён на воскресенье, но появился новый порядок собрания и празднования, центром которого стало воскресение Йешуа в первый день недели. Гарольд  Линдселл поддерживает точку зрения, что нет «определённого дня» для христиан. Однако, он согласен, что, так как евреи и адвентисты соблюдают субботний день, все должны присоединиться к ним в этот день ради единства, чтобы все двигались в одном темпе жизни. Христиане должны принимать тех людей, от которых требуется поклонение в седьмой день. Мартин Лютер предвосхищал эту позицию диспенсационалисты, когда выступал против субботних ограничений, перенесенных на воскресенье, которых придерживались английские христиане.

Заповедь о субботе не изменялась, и от всех требовалось ее соблюдение

Третий исторический взгляд говорит о том, что Шаббат – все еще седьмой день, соблюдение которого требуется от всех. Имеют место дискуссии, превосходит ли по своей  значимости Шаббат все другие праздники. Утверждение, что Шаббат превосходит по своей значимости все остальные праздники, основано на том, что седьмой день упоминается особым образом в процессе творения, и из-за того, что Шаббату выделено особое место в процессе творения, соблюдение седьмого дня по праву является одной из десяти заповедей. Человечество нуждается в отдыхе в один из семи дней недели. Большинство  сторонников этого взгляда разделяют моральные и церемониальные (культовые, обрядовые) заповеди Библии, но заповедь о соблюдении Шаббата рассматривают, как часть Божьего морального закона. Более мягко к этому вопросу относятся те представители баптистских групп, которые считают, что другие христиане ошибаются в этом вопросе, и их следует поправить. Однако, адвентисты Седьмого дня считают, что замена субботы на воскресенье является  «отметкой зверя». Ассоциируя Рим с системой антихриста, как это делали и  реформаторы, они рассматривают поклонение в воскресенье, как один из знаков Рима и антихриста. Этот важный вопрос не был поправлен  во время Реформации. Некоторые из них продолжают верить, что проблема до сих пор не решена, и «имеющие на себе этот знак» будут потеряны. Исторически для адвентистов было сложны взаимодействовать с другими христианами из-за подобных взглядов, но в некоторых кругах этой конфессии подобные взгляды начинают пересматриваться.

Заповедь о субботе актуальна, но только для евреев

Четвертый взгляд таков, что седьмой день – Шаббат – это день для еврейского народа. Он, как утверждают Писания, является «знаком между Мной и сынами Израилевыми» (Исход 31:16,17). Новый Завет не предписывает соблюдать Шаббат любому другому народу, но его соблюдение продолжает являться неотъемлемой частью жизни еврейского народа. Этот взгляд в настоящее время поддерживает и усиливает изучение достоверности значения знаков Завета, практикуемых в древние времена на Ближнем Востоке. Мнения консерваторов  и либералов отличаются способами и методами применения этой позиции. Для либерального экуменического мышления евреи до сих пор являются народом со своим Заветом, который остается действенным, а христиане находятся в своем Завете. Консерваторы поддерживают идею о том, что Шаббат продолжает быть действенным, как часть Божьего Завета с Израилем, но евреи также должны войти и в Новый Завет.

Компромисс  переходного времени

Пятый  и последний взгляд таков, что Шабат — это знак Завета, данный Израилю. Это до сих пор продолжает быть действенным для еврейского народа. В данном случае, этот взгляд схож с четвертой позицией, но отличается тем, что Шаббат продолжает быть действенной частью Божьего Завета с евреями. Однако, Шаббат имеет и другие, более глобальные особенности. Например, Шаббат отражает Божий прообраз творения и является предзнаменованием «века Царства» в его полноте. Шаббат будет соблюдаться во всемирном масштабе в этом веке до тех пор, пока Новый Завет не будет полностью установлен (Исаия 66).  Тем не менее, Писания Нового Завета не требуют от церкви соблюдать Шаббат в это переходное время. Поэтому этот взгляд рассматривает требование соблюдать Шаббат, которое было приостановлено для язычников на время этого века. Это переходное время между старым веком и новым веком, который грядет. В этом переходном веке язычникам дан компромисс. Более того, нет простого разделения между моральным и церемониальным законами. Церемониальный закон — это празднование, целью которого является мотивировать моральное осознание и поведение. Каждая заповедь должна рассматриваться в свете ее применения в Новом Завете, как в переходное время, так и в грядущее.

По моему мнению, наиболее правильным является пятый взгляд; первые три взгляда я подвергаю жесткой критике, а четвертый, в некоторых пунктах, нуждается в дополнении.

Шабат как память о творении

Семидневный цикл жизни был уникальной особенностью Израиля. Были предприняты попытки найти подобную практику у других народов, но они оказались безрезультатными. Число семь имеет особое значение в Библии. Первый раз оно появляется в библейском тексте, как число Божьих дней творения. Бытие представляет Бога творящим мир за шесть дней, и отдыхающим в седьмой день. В Исходе 20:11 нам сказано, что одной из причин  заповеди соблюдения Шаббата, является отражение того, что за шесть дней Господь создал небеса и землю, а в седьмой день отдыхал. Популярное христианство часто упускает из виду тот факт, что еженедельный цикл жизни — это отражение исторической божественной деятельности. Однако в текстах Писания показана человеческая деятельность в рамках шестидневного труда и отдыха в седьмой день. Эта делает нас участниками божественной жизни. Таким образом, человеческая работа и отдых в седьмой день имеет трансцендентное значение.

Шаббат в древней истории Израиля является еще одним свидетельством того факта, что Господь – есть Бог Един, Создатель неба и земли. Это свидетельство имеет видимое выражение в еженедельном цикле жизни. Поэтому адвентисты Седьмого дня и классические христиане, которые поменяли день, который следует соблюдать (но все же соблюдают один из семи дней недели), рассматривают Шабат, как постановление творения. Однако, будет правильным отметить, что соблюдение Первого дня делает день воскресный днем отдыха, где совмещается в одном дне работа творения (в Первый день Бог творил) и отдых, но при таком подходе  теряется параллель с творением. Когда евреи (израильтяне) все вместе соблюдали Шаббат, они были свидетельством уникального статуса Бога Израиля как Единственного Создателя. Это и сегодня является еврейским свидетельством.

Шабат как память Исхода

Текст Писания Вторазаконие 5:12-15 подчеркивает то, что выход (Исход) из Египта является ключевой причиной того, что была дана заповедь о Шаббате. Израильтяне были рабами в Египте. Природа рабства – это непрекращающийся труд; работа может стать рабством. Отдых в один из семи дней стал для Израиля символом того, что работа больше не доминирует в их жизни, как было в то время, когда они были рабами. Поэтому Шаббат становится памятью Исхода из рабства точно так же, как и семидневное празднование Песаха. Это праздник искупления и свободы, ожидания обращения от проклятия человеческого труда, произошедшего в результате грехопадения. Из-за грехопадения возделывание земли становится сложным, тернии и волчцы препятствуют, затрудняют ее возделывание.  Шаббат дает освобождение в более глубоком смысле, когда вся работа будет восстановлена на тот уровень, который был до грехопадения.

Шабат – как гуманитарный закон

Рабство – это  наихудшая форма экономического давления. Это рабство и по закону, и в реальности. Однако наша работа также может являться «духовным рабством». Поэтому закон о Шаббате обеспечивает разрыв в рутинной борьбе за экономическое обеспечение. В один день из семи дней недели все должны ощутить свободу, и это применимо не только в отношении прямых потомков Иакова, но также применимо и в отношении  всех  пришельцев, пришедших в землю Израильскую, слуг, и даже животных. Вся земля находится в рабстве труда, и всей земле дается возможность испытать свободу. Шаббат – это день благодарения и поклонения, но он также является великим гуманитарным (человеколюбивым) действием. Это предвосхищает все современные законы и временные ограничения трудовых кодексов. Библия ясно учит нас, что Бог желает, чтобы все человечество проживало жизнь без господства чего-либо над ним, это касается любых сфер деятельности, оказывающих тотальное разрушение.  Слова из Второзакония 5 глава достаточно ясно это отражают:

Наблюдай день субботний, чтобы свято хранить его, как заповедовал тебе Господь Бог твой; шесть дней работай и делай всякие дела твои, а день седьмой – суббота Господу Богу твоему.  Не делай в оный никакого дела, ни ты, ни сын твой, ни дочь твоя, ни раб твой, ни раба твоя, ни вол твой, ни осел твой, ни всякий скот твой, ни пришелец твой, который у тебя, чтобы отдохнул раб твой и раба твоя как и ты; и помни, что ты был рабом в земле Египетской, но Господь Бог вывел тебя оттуда рукою крепкою и мыщцею высокою, поэтому и повелел тебе Господь, Бог твой соблюдать день субботний.

Шаббат – как знак Завета

Самый изученный аспект о заповеди Шаббата в перечисленных нами исторических событиях тот, что Шабат является знаком Завета между Господом Богом и народом Израиля.  Как Бог сотворил мир за шесть дней и отдыхал на седьмой день, так же и Израиль в своей еженедельной жизни должен выступать свидетелем особых  взаимоотношений с Творцом, состоять в Завете с Ним. Об этом мы читаем в Исходе 31:16-17:

И пусть хранят сыны Израилевы субботу, праздную субботу в роды свои, как завет вечный. Это знамение между Мною и сынами Израилевыми навеки, потому что в шесть дней сотворил Господь небо и землю, а в день седьмой почил и покоился.

Со времени появления в 1950 году исследования Джорджа Менденхаля, которое приобрело авторитет и признание, показав сходство между древними ближневосточными общеизвестными формами договор и материалами Торы. Иногда параллели являются  настолько явными, что поражают своей точностью, в качестве одного из примеров приводится договор между царем и подчиненным ему народом. Мередит Кляйн доказала, что договор Хитти (15-13 века) является сходной формой договору, который мы находим во Второзаконии. Позднее появилось еще несколько публикаций, где изложена аргументация, которая приводит к выводу, что форма договора, приведенная во Второзаконии, является Заветом благодати. Однако, Кляйн утверждает, что десять заповедей являются сокращенной формой этого договора, а расширенным вариантом этого договора является сама Тора. Исследователи утверждали, что скрижали с десятью Заповедями дублируются, что противоречит традиционному пониманию того, что каждая из скрижалей содержит только половину заповедей. Традиционный взгляд таков, что заповеди, данные на одной скрижали, определяют, как нам почитать Бога, а содержание второй содержит заповеди относительно взаимоотношений с другими людьми.

Почему они дублируются? Древние договоры составлялись в двойном экземпляре, так чтобы каждая из сторон завета имела копию, где записаны все обещания и обязанности.  Так, феодальный властитель и подчиненный ему народ обязались исполнять завет перед богами своего народа. Две скрижали с десятью Заповедями представляли Божью копию (властителя) и копию народа Израиля (подчиненного народа).

Заповедь о Шаббате помещена в середине скрижали, что  служит знаком отличия от всех других договоров мирского и идолопоклоннического свойства. Так как Живой Бог не может иметь человеческого представительства, заповедь о Шаббате и ее соблюдение Израилем, представляет Самого Бога. Это объясняет тот факт, что заповедь о Шаббате находится в перечне среди других заповедей, которые, на первый взгляд, кажутся более значимыми. Эта заповедь помещена среди других десяти заповедей, потому что выполнение остальных заповедей были обусловлены Заветом между народом и их Богом. И этот завет проиллюстрирован в Шаббатном цикле жизни, и поэтому это является правильным, что знак Завета между Богом и Израилем находится среди заповедей, что делает Израиль морально уникальным народом.

Однако это не умаляет и не отрицает гуманитарных особенностей заповеди о Шаббате, но, как и не отвечает полностью на вопрос, связанный с какими-либо обязанностями, если таковые имеются, накладываемыми на еврейских или языческих последователей Йешуа в свете Нового Завета. Эти ключевые вопросы необходимо рассмотреть.

Шабат – как знамение грядущего века

Шаббат – это также отражение жизни в Земле Обетованной, прообраз пребывания в покое. Поэтому, когда пророки говорят о грядущем веке, они говорят о сроках Шаббата. Это век сверхъестественного преуспевания и мира. И в это время Шабат будет соблюден полностью и евреями, и другими народами (Исайя 66:23).

Тогда из месяца в месяц и из субботы в субботу будет приходить всякая плоть пред лице Мое на поклонение, говорит Господь.

Этот текст Писания выявляет значение Шаббата, как эсхатологического знака.

Серьезность нарушения Шаббата

Принимая во внимание все выше сказанное, мы можем понять, почему пророки так интенсивно обращали внимание Израиля на исполнение заповеди Шаббата и порицали нарушение Шаббата. Это было не просто нарушением незначительной заповеди, но ее нарушение было отвержением Завета Бога с Израилем. Это сопровождалось упадком  веры, и на самом деле соблюдение Шаббата требует веры в Бога, потому что невозможно было бы соблюсти Шаббат, если бы Сам Бог сверхъестественным образом не обеспечил народ всем необходимым. Соблюдение Шаббата, праздников, юбилейных годов настолько далеки от экономических усилий и устремлений! Поэтому нарушение Шаббата считалось вероломным предательством по отношению к основной миссии народа Израильского и его значения. Пророк Исайя неоднократно сурово упрекает Израиль:

Блажен муж , который делает это, и сын человеческий, который крепко держится этого, который хранит субботу от осквернения и оберегает руку свою, чтобы не сделать никакого зла. И сыновей иноплеменников, присоединившихся к Господу, чтобы служить Ему и любить Имя Господа, быть рабами Его, всех, хранящих субботу от осквернения ее и твердо держащихся завета Моего, Я приведу на святую гору Мою и обрадую их в доме молитвы… ибо дом Мой назовется домом молитвы для всех народов (Исайя 56: 2,6,7).

Если ты удержишь ногу твою ради субботы от исполнения прихотей твоих во святой день Мой, и будешь называть субботу отрадою, святым днем Господним, чествуемым, и почтишь ее тем, что не будешь заниматься обычными делами твоими, угождать твоей прихоти и пустословить, — то будешь иметь радость в Господе, и Я возведу тебя на высоты земли и дам вкусить тебе наследие Иакова, отца Твоего: уста Господни изрекли это (Исайя 58:13,14).

Шабат и Новый Завет

Странным образом недавнее христианство, особенно классический диспенсационализм, интерпретирует Новый Завет вне контекста Завета Моисея, где заповеди и особенности стали считаться нерелевантными (неважным, незначительный), не смотря на то, что Новый Завет был заключен именно с домом Израиля и с домом Иуды согласно Иеремии 31:31. Действительно, Новый Завет обещает, что призвание Израиля будет исполнено, и что Божий закон будет начертан на сердцах людей. Аналогичный текст Писания из Иезекииля 36 главы выдвигает обещание о том, что дар Духа побудит израильтян повиноваться Божьим уставам, законам и заповедям. Язычники рассматриваются вторым планом в тех текстах Писания, которые говорят о Новом Завете. И некоторые тексты Писания необходимо понимать, как относящиеся к Новому Завету, хотя сам термин «Новый Завет» в них и не использован, как верно на это указывает Вольтер Кайзер. Концепт таков, что Новый Завет дает право Израилю исполнить свое призвание и стать во главе народов мира, находясь под господством Бога Израиля и под правлением Мессии, поэтому грядущий век (или Миллениум) – это век Нового Завета. В настоящее время мы живем в веке между Старым и Новым. Мы получили Новый Завет и вкусили Царство, силу грядущего века (Евреям 6: 4,5). Это Царство, Новый Завет, ворвался в этот век, в жизнь и служение Йешуа и Его учеников, позволяя им испытать Святого Духа (Деяния 2 глава).

Новый Завет впервые получает свое определение в Еврейских Писаниях. Это Завет более великой благодати, чем завет Моисея, когда Бог делает нечто большее. Это другой Завет,  однако, многие его особенности являются продолжением завета Моисея и в намного  большей степени, чем это принято считать в классических, реформистских и в  диспенсациальной теологиях. Ибо, жизнь под Заветом, как она описана в еврейских Писаниях, это век послушания Божьему Закону (Торе), многие особенности которой остаются такими же, какими они были и в законе Моисея.  Более того, цель Бога в веке Нового Завета, описанная как Закон Бога, нисходящий с горы Сион, и Слово Господа — из Иерусалима (Исайя 2 глава). В дополнении к этому все народы будут праздновать праздник Суккот и посылать своих представителей в Иерусалим (Захария 14 глава). Более того, народы описываются, как поклоняющиеся Богу от Новомесячья до Новомесячья и от Шаббата до Шаббата (Исайя 66:22-23). По всей видимости, век Нового Завета — это век, который включает в себя Шаббат, новомесячья и праздники. Также и Апостолы видят в этом продолжение прошлого, как, например, Апостол Павел не видит никого конфликта в Деяния 18:18, призывая повиноваться закону (Деяния 21 глава) и наставляет Тимофея в том, что «Еврейские Писания полезны для научения, для обличения, для исправления, для наставления в праведности» (2 Тим. 3:16-17). В первом послании к Тимофею, в первой главе Апостол Павел утверждает, что Закон (Моисеев) добр для тех, кто правильно его использует. Затем он отмечает, что закон нужен для тех, кто нарушает закон, не имея  праведности (а некоторые естественным образом поступают правильно). Многие верующие прекращают дискутировать в отношении этого текста Писания, однако Павел продолжает перечислять то, что является неприемлемым в поведении, согласно учению Завета Моисея. Наиболее примечательным является то, что он заканчивает это перечисление следующим утверждением: «все, что противоречит моему Евангелию». То, что противоречит основам учения Моисея, то противоречит и Евангелию или Новозаветному порядку. Это совсем не сходится с мнением, что нам нужно исполнять только моральные заветы Апостолов, для того чтобы жить полноценной жизнью в Боге.

Здесь мы сталкиваемся с разрывом между заветом Моисея и Новым заветом. Стал ли закон Моисея нерелевантным для жизни верующего, как это считается в классическом диспенсационализме? Пришел ли к концу для еврея еврейский стиль жизни? Этот вывод противоречит тем текстам Писания, которые мы только что процитировали. Он также противоречит личному примеру Апостолов. Являются ли те части закона Моисея, где описаны моральные требования, частью Нового Завета, как думают реформисты? Да! И более того! В Новом Завете смерть Мессии на кресте — это ключевой момент, который привел к разрушению силы греха. «Так и вы почитайте себя мертвыми для греха, живыми же для Бога в Мессии Иешуа…» (Римлянам 6:11). Во-вторых, дар Духа направляет нас к послушанию, поэтому Бог действовал на кресте посредством Духа Святого, потому что мы сами, по своей слабой греховной натуре, не способны принять Его святой, праведный и благой Закон (Римлянам 7,8). Более того, сила Духа высвобождает вселенский потенциал к пророческому слышанию голоса Бога (Деяния 2 глава, Иоиль 2:28-30). Богодухновенный автор послания к Евреям использует выражение «силы будущего века» (Евреям 6:4,5).

Апостолы жили во время разрушения Царства, они находились во времена между разными периодами времени. Было очевидно, что в грядущем веке условия Завета будут другими. Условия, которые были необходимы в более «слабом» периоде Моисея, теперь перестали быть необходимыми, но прослеживаются еще более строгие требования, например, в отношении развода и повторного брака в соответствии учения Мессии Иешуа. Изменения приходят,  но эти изменения не касаются поведения, которое Бог считает добром и благом. Более того, развитие истории спасения такова, что освобождение в прошлом возмещено и исполнено в будущем. Это было горячо аргументировано Оскаром Кульманов в его работе «Спасение в истории». Прошлое не потеряно. Значение числа семь прослеживается со времени сотворения до времени нового неба и новой земли, а имена 12 колен Израилевых будут украшать Новый Иерусалим.

Иешуа умер и воскрес, и Святой Дух сошел! Однако, у власти все еще находится Рим, а не Иерусалим. Как нам относиться ко всему этому? Центральным вопросом богодухновенных авторов Нового Завета, на мой взгляд, был внести смысл в настоящее в свете того факта, что мы уже не находимся в старом веке, но еще и не перешли в век будущий. Спустя несколько лет после Шавуота (Пятидесятницы) стало ясно, что в то время Израиль не был готов преклонить колени перед Иешуа и принять власть Апостолов. Освобождение Израиля от Рима и его возвышение, как главы всех народов, не могло произойти быстро. «Не в это ли время восстановишь царство Израилю?» (Деяния 1:6). Апостолы обнаружили, что находятся в переходное время, из одного эпохи в другую эпоху. Правила старого века и будущего века было нелегко применить в переходный период. В старом веке правилом являлось строгое разделение между язычниками и евреями. В будущем веке существует единство между евреями и язычниками посредством Завета, заключенного с домом Израиля и домом Иуды. Эта проблема отражена в книги Деяний. Что делать с язычниками в переходный период? Не замечая контекста, переводчики несправедливо критиковали Апостолов за то, что те немедленно не поняли значение мировой миссии!

Апостолам были даны два обещания Иешуа. Первым было обещание Духа, Который научит их истине (Иоанна 14:26, 16:13). Вторым  было обещание получить «ключи от Божьего Царства» (Матфея 16:19, 18:15-20). Ключи были властью творить галаху – то есть применять принципы Слова к современным обстоятельствам. Они будут иметь мудрость от Духа и Иешуа «связывать»  и «отпускать». Связывать – это запрещать, отпускать – это разрешать. Это стало теперь призванием Апостолов «связывать и отпускать» ради общины Иешуа. Писания Нового Завета обеспечивают нас особыми апостольскими правилами, которые можно применить в это переходное время. Также Писания обеспечивают нас моделями, которым мы следуем, читая Еврейские Писания таким образом, что в мудрости Духа мы можем правильно применять это учение в это настоящее, переходное время. Что является соответствующим в это переходное время между первым и вторым приходом Мессии, временем, непредвиденным пророками?

Во-первых, та же основа морального поведения, которая требовалась в Завете Моисея, понята, как верная и в Новом Завете (1 Тимофею 1; 1Кор.5:11; 2 Тимофею 3:16,17). Во- вторых, в измерении грядущего века единство евреев и язычников выражено в теле Церкви – невесты Мессии. Это было доказано дарами Духа, проявленными в доме Корнелия, и в жизни общин, насажденных Павлом во время его миссионерских путешествий. Иаков цитировал из книги Амоса (9 глава) и утверждал, что эти события являются исполнением еще одного признака грядущего века, а именно единения еврея и язычника в Мессии. В Деяниях (15 глава) утверждается эта официальная галаха.  Однако, Деяния (15 глава) показывает принятие язычников без того, чтобы они стали иудеями посредством обрезания. Выводом из 15 главы Деяний является то, что кроме веры в Иешуа и соблюдении основных моральных принципов не должно быть никаких дополнительных требований для принятия язычников в Божью семью.

Шабат и Переходный Век

Какое место занимает заповедь о Шаббате в этом периоде и в этой части Царства – «уже, но нет еще», как это определяет Джордж Лэдд. Достаточно ясно, что Новый Завет не обязывает исполнение Шаббата для новозаветных общин. В Послании к Римлянам, в 14 главе говорится о том, что каждый несет ответственность сам за себя, какие дни выделять и соблюдать, как особенные дни. Не исключено, что те люди, которые верят в то, что они призваны и должны соблюдать эти особые дни, но для них это соблюдение не предписано. Тексты из 2 главы Послания к Калосянам и из 3 главы Послания к Галатам имеют схожее применение. Я осознаю то, что перечисление практик, против которых предостерегают эти тексты, отличаются от тех, против делания которых предупреждает Тора (поклонение ангелам, запрещение есть мясо, т.е. вегетарианство). Павел не называл заповеди Торы заповедями человеческими. Однако, упоминая праздники и Шаббат, как «тень будущих благ», он имеет в виду библейские святые дни. И он не умалил их тем, что называл их «тенью будущих благ». Павел имел в виду, что все является тенью для выделения главного – Мессии. Мы не должны превозносить «тень», то, что отображает Мессию, но только Самого Мессию. Павел сам соблюдал святые дни. Однако, стоит отметить, что соблюдение святых дней не является обязательным ни в одном из текстов Нового Завета. Возможно, было сложно требовать соблюдения Шаббата от народов, которые даже не имели понятия о недельном цикле и не умели вести счет времени! Что могли сказать язычники (даже рабы и наемные работники) своим работодателям? Кажется вполне понятным, что соблюдения заповеди о Шаббате было приостановлено для того, чтобы дать место язычникам в переходном веке.

Заключение

И как же нам относиться к заповеди о Шаббате?  Эта заповедь все еще является и остается знамением между Богом и Израилем. Это актуально и сегодня в земле наших отцов, как часть будущего века и как часть исторической жизни Израиля, для верующего еврея Шаббат является призванием и имеет намного более глубокое значение, чем просто традиция. Это часть еврейской жизни, а евреи, последователи Иешуа, продолжают оставаться евреями. Божьей благодатью Шаббат станет вселенским в будущем веке, в полноте Царства, когда галаха изменится заново. Я убежден, что нужно призывать мессианских евреев соблюдать Шаббат и праздновать Шаббат в своих собраниях.

Однако, как насчет язычников? Было достаточно сказано, чтобы показать, что позиция адвентистов не имеет под собой основания, подтвержденного текстами Нового Завета. В традиционном веке от церкви не требуется соблюдения седьмого дня Шаббата, как и не является знаком зверя  поклонение Богу в воскресенье. Зрелые адвентистские ученые, такие, как Самуэль Бачилочи (Samuel Bacchiocchi), имеют правильное представление на этот счет, однако, доказывают, что Новый Завет не позволяет заменить соблюдение субботнего дня воскресным днем. Только три библейских текста, на которые ссылаются сторонники соблюдения воскресного дня, могут быть использованы для попытки  обосновать это противоположенное мнение. Однако, в Деяниях 20:7 сказано, что верующие собирались в первый день недели, однако, этот текст можно истолковать и так, что они собирались в субботу вечером, так как согласно еврейскому календарю, день начинается вечером. И это был тот же самый день, утром которого Павел решил отправиться в свою поездку. Следующий текст 1-Коринфянам 16:1,2  учит верующих откладывать пожертвования каждую неделю в первый день недели. В Коринфе были евреи и язычники, и там было некоторое понимание семидневного цикла. В данном тексте ничего не сказано о сборе пожертвований во время богослужения, ни о том, что оно проходило в Первый день, а только о том, что деньги откладывали в этот день. В дополнении, возможно, первый день был выбран для того, чтобы евреи не занимались денежным вопросом в Шаббат.

Бачилочи и другие приводят сильные доказательства в пользу того, что соблюдение воскресенья, как особого дня, не обосновано текстами Нового Завета. Напротив, почитание  воскресения – это Римская практика, когда отмечался воскресный день  – день солнца и света.  Эта практика была введена после того, как Империя установила семидневную неделю. Возможно, это сопровождалось преследованием евреев Адрианом  во время и после восстания Бар Кохбы (131-135). Возможно, что гонениям подвергались также и христиане, которые идентифицировали себя с еврейскими праздниками или другими еврейскими корнями и соблюдали субботу. Одновременно с этим была принята новая дата для празднования Воскресения, и Песах превратился в христианский Святой День. В конце второго века была отмечена особая связь между этим днем и Воскресением Иешуа. Центральной темой первого дня стало Воскресение, а не поклонение свету. Новозаветное учение о свободе в переходный период распространяется и на выбор соблюдения воскресенья, как дня особого, или любого другого дня.

Что же сказать тем, кто рьяно доказывает, что необходимо соблюдать Шаббат? Однако, Шаббатом они хотят сделать воскресный день, как предложил Пол Кинг Джуит и другие христиане в прошедшие годы.  Некоторые другие христиане вообще не уверены, что им нужно выделять какой- либо день. Без соотнесения значения Шаббата, как знамения Завета с Израилем, значение Шаббата кажется «слишком вселенским».  Во-первых, не всем нужен прообраз отдыха и работы «на постоянной основе» в этой жизни, пока мы находимся в наших физических телах, в этом временном измерении. Но, не правда ли хорошо иметь один день для отдыха и обновления в  один из семи дней недели? Его можно назначить в субботу, в воскресенье или в любой другой день из семи, с которым согласится собрание и каждый в отдельности. Но все же неправильно верить в Бога, как Господа творения, и соглашаться с вышеупомянутой теорией. В этом случае больше подходит соблюдение седьмого дня. В соблюдении Шаббата есть такое богатство и полнота;  как можно это игнорировать? Со всем этим можно согласиться, однако нельзя потребовать этого от новозаветных собраний, особенно от язычников. Галаха была установлена. И это не требуется в это время, время переходного века. Так как это было установлено в то время, когда у людей не был установлен недельный цикл. Но и нет ничего, чтобы воспрепятствовало людям принять соблюдение Шаббата для своей собственной пользы. Как раз все эти преимущества так удачно и использовали апологеты, аргументируя необходимость соблюдения Шаббата, но в воскресенье. В соблюдении Шаббата присутствует сильная моральная составляющая на благо человеку, равносильная трудовому кодексу. Главы семейств особенно должны укрепляться в вере ради пользы своих семей, чтобы экономическая сфера не превратилась в пожизненную тиранию и рабство.

Также есть множество достойных, обоснованных причин соблюдения Шаббата и других еврейский праздников, и слова Иакова в Деяниях 15:21 являются тому подтверждением. «Ибо закон Моисеев читается в синагогах каждую субботу». Каков смысл этого утверждения? Оно означает то, что язычники вправе принять традиции закона Моисея, если по мере изучения таковых, они почувствуют, что нуждаются в них. Однако, никто от них этого не требует. Если же они принимают подобное решение, то все это нужно делать с мудростью и пониманием того, что своим выбором и благодаря своим действиям они ни в коем случае не заменят еврейский народ! В своем выборе они свободны!

Лично я согласен с Линдселлом, что мир был бы лучше, если бы все соблюдали Шаббат в  седьмой день. Насколько же мы нуждаемся в свободе от экономического рабства и в ободрении в нашей вере, что Господь — Даритель всех благ и обеспечивает нас всем! Поэтому наша позиция не сходится с позицией адвентистов, как и не сходится с позицией замены соблюдения субботы соблюдением воскресного дня. Скорее, Шаббат – это благой выбор для всех, кто его принимает. Но этого не требуется от язычников. Однако, это не перестает быть уникальной частью отношений Бога и Его народа Израиля, и навсегда остается знаком Завета для евреев (израильтян). Для еврейского народа, включая евреев учеников Иешуа, соблюдение Шаббата никогда не приостанавливалось, но соблюдение Шаббата не станет вселенским до тех пор, пока не наступит будущий век – Век Нового Завета. Однако, наблюдая, как загнаны в своей жизни многие мои друзья, я желал бы им познать величайшее благословение от соблюдения этого дня, который дарит нам свободу от рабства труда.

Источник: http://www.htinstitute.co.il/library/messianskoe-evrejskoe-ponimanie-shabbata/

Шаббат — Отрывок из книги Д.Грубер «Тора и Новый Договор»

ШАББАТ

Отрывок из книги Д.Грубер «Тора и Новый Договор» 
Какова цель и значение Шаббата (Субботы) в Договоре Закона?По четырём основным причинам Бог заповедует Израилю хранить седьмой день в святости:


1. Напоминание о творении мира
2. Напоминание об избавлении от египетского рабства
3. Знак Договора
4. Время отдыха — десятина времени 

Напоминание о творении мираСвятость седьмого дня и то, что он является днём отдыха, берёт начало не в Договоре Закона. Также не в Десяти Заповедях.И это не относится исключительно к Израилю.Это было установлено Богом ещё тогда, когда Он творил эту вселенную.И в этом Бог частично проявляет Себя.Бог создал Шаббат.


«И совершил Бог к седьмому дню дела Свои, которые Он делал, и почил в день седьмый от всех дел Своих, которые делал.И благословил Бог седьмый день, и освятил его, ибо в оный почил от всех дел Своих, которые Бог творил и созидал». (Быт.2:2-3)

На шестой день «…Бог сотворил человека по образу Своему, по образу Божию сотворил его; мужчину и женщину сотворил их….И взял ГОСПОДЬ Бог человека, и поселил его в саду Едемском, чтобы возделывать его и хранить его». (Быт.1:27,2:15)

Бог создал Адама и Еву в шестой день.Он отдыхал в седьмой день, день, освящённый Им.
Что же делали в седьмой день Адам и Ева, созданные по образу и подобию Бога, в то время как Он отдыхал?Работали они или отдыхали?Чего же хотел от них Бог?Бог сотворил Шаббат не для Себя.Он не нуждался в отдыхе.В Марке 2:27 Иешуа говорит: «Суббота для человека (Адама)…»
Бог создал пространство и время.Из всего сотворённого Он создал нечто священное.Это был седьмой день, день, отделённыйИм для Себя.Бог создал Израиль, чтобы тот свидетельствовал о Нём, т.е. о том,Кем Он является. Он заповедал Израилю чтить Его труд сотворения и Его отдых, соблюдая святость седьмого дня.

«Помни день субботний, чтобы святить его.Шесть дней работай, и делай всякие дела твои; а день седьмый — суббота ГОСПОДУ Богу твоему: не делай в оный никакого дела ни ты, ни сын твой, ни дочь твоя, ни раб твой, ни рабыня твоя, ни скот твой, ни пришлец, который в жилищах твоих.Ибо в шесть дней создал ГОСПОДЬ небо и зем- лю; а в день седьмый почил.Посему благословил ГОСПОДЬ день субботний и освятил его».(Исх.20:8-11)


Соблюдая седьмой день как священный день отдыха, весь Израиль должен был нести свидетельство того, что Бог является Творцом и властелином всего существующего. Как сказано в Пс.23:1:ГОСПОДНЯ — земля и что наполняет её, вселенная и всё, живущее в ней». 

Напоминание об избавлении,  от египетского рабстваЧто касается Израиля, Шаббат должен был знаменовать его выход из Египта и обретённую свободу. Мы находились под жестоким гнётом и были вынуждены работать, не зная отдыха, но Бог освободил нас.


«Наблюдай день субботний, чтобы свято хранить его, как заповедал тебе ГОСПОДЬ, Бог твой. Шесть дней работай и делай всякие дела твои;А день седьмый — суббота ГОСПОДУ, Богу твоему.Не делай в оный никакого дела, ни ты, ни сын,твой, ни дочь твоя, ни раб твой, ни раба твоя, ни вол твой, ни осёл твой, ни всякий скот твой, ни пришелец твой, который у тебя, чтобы отдохнул раб твой и раба твоя, как и ты.И помни, что ты был рабом в земле Египетскойно ГОСПОДЬ, Бог твой, вывел тебя оттуда рукою крепкою и мышцею высокою, потому и повелел тебе ГОСПОДЬ, Бог твой, соблюдать день субботний». (Втор.5:12-15)

Шаббат напоминает нам не только об этом избавлении, но и о том, что мы принадлежим Господу.В этом и заключается причина нашего освобождения.
«Ибо Я ГОСПОДЬ, выведший вас из земли Египетской, чтоб быть вашим Богом.Итак будьте святы, потому что Я свят». (Лев.11:45)Он искупил Израиль, чтобы тот служил Ему в святости, то есть, как народ, отделённый для Его особых целей. Знак ДоговораШаббат сам по себе является знаком договора между Богом и Израилем.Бог отделил седьмой день и освятил его.То же самое Он сделал и с Израилем. «Скажи сынам Израилевым так: субботы Мои соблюдайте; ибо это — знамение между Мною и вами в роды ваши, дабы вы знали, что Я ГОСПОДЬ, освящающий вас….И пусть хранят сыны Израилевы субботу, празднуя субботу в роды свои, как завет вечный.Это — знамение между Мною и сынами Израилевыми на веки; потому что в шесть дней сотворил ГОСПОДЬ небо и землю, а в день седьмый почил и покоился». (Исх.31:13,16,17) Соблюдение Шаббата Израилем свидетельствует о том, что он народ, отделённый для Бога, а не раб этого мира.
Израиль не сделал себя святым сам.Бог освятил его. «Дал им также субботы Мои, чтоб они были знамением между Мной и ими, чтобы знали, что Я — ГОСПОДЬ, освящающий их». (Иезек.20:12) Время отдыха — десятина времениБог заповедал каждому израильтянину приносить Ему десятину от всех плодов его труда.Все эти плоды принадлежат Господу, но Он попросил только о десятой части в качестве признания Его верховной власти.Это признание даёт уверенность в Божьем благословении и сохранности остальных девяти десятых.Подобно этому Бог заповедал Израилю отдыхать в Шаббат.«Шесть дней делай дела твои, а в седьмый день покойся, чтобы отдохнул вол твой и осёл твой, и успокоился сын рабы твоей и пришлец». (Исх.23:12)Животные, слуги и пришельцы в земле также имели право на отдых.
В пустыне Бог показал, что Он заботится о своём народе, обеспечивая его всем необходимым каждый день, включая Шаббат. (см. Исх.16:22-30)Он хотел, чтобы Израиль верил, что Он может дать ему всё необходимое.Без доверия Богу нет настоящего отдыха.Бог заповедал, что даже земля Израиля «должна покоиться, в субботу Господню». (Лев.25:2) Каждый седьмой год нужно было дать земле возможность отдохнуть.И после каждых семи шаббатних лет должен был следовать юбилейный год, год восстановления и освобождения для земли и народа Израиля. (Лев. 25:8-12)
Бог предостерегал Израиль, что тот будет наказан и рассеян среди народов, если не будет соблюдать шаббатние годы на своей земле.«Тогда удовлетворит себя земля за субботы свои во все дни запустения своего; когда вы будете в земле врагов ваших, тогда будет. покоиться земля, и удовлетворит себя за субботы свои.Во все дни запустения своего будет она покоиться, сколько не покоилась в субботы ваши, когда вы жили на ней….Тогда как земля оставлена будет, ими, и будет удовлетворять себя за субботы свои, опустев от них, и они будут терпеть за своё беззаконие, за то, что презирали законы Мои и душа их гнушалась постановлениями Моими…» (Лев.26:34,35,43)

Нарушение Шаббата влечёт, за собой смертьСоблюдение Шаббата является одной из Десяти Заповедей, выбитых на камне для того, чтобы показать Израилю, живущим какой жизнью хочет видеть его Бог.Слова о соблюдении Шаббата выбиты наравне с «Я — Господь, Бог твой…Не убей…Не лжесвидетельствуй».Это помогает понять, насколько важна эта заповедь.
Она повторяется в связи с этими великими заповедями.«Бойтесь каждый матери своей и отца своего, и субботы Мои храните.Я ГОСПОДЬ, Бог ваш. Не обращайтесь к идолам, и богов литых, не делайте себе.Я ГОСПОДЬ, Бог ваш . (Лев.19:3-4)Бог считал соблюдение Шаббата. настолько важным для Израиля, что требует предать смерти каждого, кто нарушит его.  «И соблюдайте субботу, ибо она свята для вас: кто осквернит её, тот да будет предан смерти. Кто станет в оную делать дело, та душа должна быть истреблена из среды народа своего. Шесть дней пусть делают дела, а в седьмый — суббота покоя, посвящённая ГОСПОДУ: всякий, кто делает дело в день субботний, да будет предан смерти». (Исх. 31:14-15)
Во время странствия Израиля по пустыне Бог испытал его в связи с этой заповедью.«Когда сыны Израилевы были в пустыне, нашли человека, собиравшего дрова в день субботы. И привели его нашедшие его собирающим дрова к Моисею и Аарону и ко всему обществу.И посадили его под стражу, потому что не было ещё определено, что должно с ним сделать.И сказал ГОСПОДЬ Моисею: должен умереть человек сей; пусть побьёт его камнями всё общество вне стана.И вывело его всё общество вон из стана, и побили его камнями, и он умер, как повелел ГОСПОДЬ Моисею». (Чис.15:32-36)Бог имел в виду именно то, что сказал.Наказанием за нарушение Шаббата была смерть. Наказание нации за нарушение ШаббатаКогда Бог сделал Израиль святым народом, Он дал ему особые праздники, которые Израиль должен был соблюдать. И Шаббат — первый из них.


«Объяви сынам Израилевым, и скажи им о праздниках ГОСПОДНИХ, в которые должно созывать священные собрания; вот праздники Мои.Шесть дней можно делать дела, а в седьмый день суббота покоя, священное собрание; никакого дела не делайте; это суббота ГОСПОДНЯ во всех жилищах ваших». (Лев.23:2-3)В книге Исайи Бог упрекает Израиль в осквернении Шаббата и других праздников Господа.«Не носите больше даров тщетных; курение отвратительно для Меня; новомесячий и суббот, праздничных собраний не могу терпеть: беззаконие — и празднование!Новомесячия ваши и праздники ваши ненавидит душа Моя; они бремя для Меня; Мне тяжело нести их.И когда вы простираете руки ваши, Я закрываю от вас очи Мои; и когда вы умножаете моления ваши, Я не слышу: ваши руки полны крови.Омойтесь, очиститесь; удалите злые деяния ваши от очей Моих; перестаньте делать зло; научитесь делать добро; ищите правды; спасайте угнетённого; защищайте сироту; вступайтесь за вдову». (Ис.1:13-17)
Бог не осуждает празднование Шаббата и праздников, установленных Им Самим.Также Он не осуждает молитву саму по себе.Но Он осуждает то, как люди извратили всё это своим насилием и неправедностью.Внутреннее растление людей и плод насилия, производимый им, делали любое внешнее соблюдение Божьих постановлений отвратительной пародией и насмешкой.Среди других грехов Израиля было также и несоблюдение Божьего Шаббата.И это было основной причиной Божьего обличения и суда.Иезекииль говорит о многочисленных Божьих упрёках народу в изгнании.


«Но дом Израилев возмутился против Меня в пустыне; по заповедям Моим не поступали и отвергли постановления Мои, исполняя которые человек жив был бы чрез них, и субботы Мои нарушали, — и Я сказал: изолью на них ярость Мою в пустыне, чтоб истребить их.Даже Я, подняв руку Мою против них в пустыне, поклялся, что не введу их в землю, которую Я назначил, — текущую молоком и мёдом, красу всех земель, — за то, что они отвергли постановления Мои и не поступали по заповедям Моим и нарушали субботы Мои; ибо сердце их стремилось к идолам их.Но око Моё пожалело погубить их; и Я не истребил их в пустыне.И говорил Я сыновьям их в пустыне: не ходите по правилам отцов ваших и не соблюдайте установлений их и не оскверняйте себя идолами их.Я — ГОСПОДЬ Бог ваш: по Моим заповедям поступайте, и Мои уставы, соблюдайте и исполняйте их. И святите субботы Мои, чтоб они были знамением между Мною и вами, дабы вы знали, что Я — ГОСПОДЬ Бог ваш.Но и сыновья возмутились против Меня: по заповедям Моим не поступали и уставов Моих не соблюдали, не исполняли того, что исполняя, человек был бы жив, нарушали субботы Мои; и Я сказал: изолью на них гнев Мой, истощу над ними ярость Мою в пустыне…» (Иезек.20:13-21) Бог говорит «Мои субботы».Он наказал Израиль за осквернение Его Шаббатов, данных как благодатный дар. Благословение соблюдения ШаббатаС другой стороны, Бог пообещал великие благословения в том случае, если Израиль будет соблюдать Шаббат. «Если ты удержишь ногу твою ради субботы от исполнения прихотей твоих во святый день Мой, и будешь называть субботу отрадою, святым днём ГОСПОДНИМ, чествуемым, и почтишь её тем, что не будешь заниматься обычными твоими делами,угождать твоей прихоти и пустословить: то будешь иметь радость в ГОСПОДЕ, и Я возведу тебя на высоты земли и дам вкусить тебе наследие Иакова, отца твоего: уста ГОСПОДНИ изрекли это». (Ис.58:13-14)Соблюдение Шаббата служит гарантией того, что царство Давида не прекратится.«И если вы послушаете Меня в том, говорит ГОСПОДЬ, чтобы не носить нош воротами сего города в день субботний и чтобы святить субботу, не занимаясь в этот день никакою работою: то воротами сего города будут входить цари и князья, сидящие на престоле Давида, ездящие на колесницах и на конях, они и князья их, Иудеи и жители Иерусалима, и город сей будет обитаем вечно.И будут приходить из городов Иудейских и из окрестностей Иерусалима, и из земли Вениаминовой, и с равнины и с гор и с юга, и приносить всесожжение и жертву, и хлебное приношение и ливан, и благодарственные жертвы в дом ГОСПОДЕНЬ». (Иерем.17:24-26) Соблюдение в будущемБог ясно даёт понять в Танахе, что соблюдение Шаббата продлится и в Мессианской эре (напр., Иезек 45:17, 46:1- 4).Также понятно, что Шаббат будет соблюдаться и во времена грядущие, даже во времена новой земли и нового неба.В то время все народы присоединятся к Израилю в праздновании Шаббата.


«Ибо как новое небо и новая земля, которые Я сотворю, всегда будут пред лицем Моим, говорит ГОСПОДЬ, так будет и семя ваше и имя ваше.Тогда из месяца в месяц, и из субботы в субботу будет приходить всякая плоть пред лице Мое на поклонение, говорит ГОСПОДЬ». (Ис.бб:22-23) Язычники и ШаббатВ Библии нет свидетельств того, что Бог заповедал язычникам соблюдение Шаббата.На протяжении всей Библии язычники подвергаются осуждению за нарушение различных универсальных законов Бога.Они осуждаются за нарушение каждой из Десяти Заповедей, кроме одной — заповеди, предписывающей соблюдение Шаббата.Но в то же время Шаббат является единственным праздником Господа, соблюдать который предлагается язычникам и соблюдение это поощряется. Бог обещает благословить каждого, кто соблюдает Шаббат.


«Так говорит ГОСПОДЬ: сохраняйте суд и делайте правду; ибо близко спасение Мое и откровение правды Моей.Блажен муж, который делает это, и сын человеческий, который крепко держится этого, который хранит субботу от осквернения и оберегает руку свою, чтобы не сделать никакого зла. Да не говорит сын иноплеменника, присоединившийся к ГОСПОДУ: «ГОСПОДЬ совсем отделил Меня от Своего народа», и да не говорит евнух: «вот я сухое дерево».Ибо ГОСПОДЬ так говорит об евнухах: которые хранят Мои субботы, и избирают угодное Мне, и крепко держатся завета Моего, тем дам Я в доме Моём и в стенах Моих место и имя лучшее, нежели сыновьям и дочерям; дам им вечное имя, которое не истребится.И сыновей иноплеменников, присоединившихся к ГОСПОДУ, чтобы служить Ему и любить имя ГОСПОДА, быть рабами Его, всех, хранящих субботу от осквернения её и твёрдо держащихся завета Моего, Я приведу на святую гору Мою, и обрадую их в Моём доме молитвы; всесожжения их и жертвы их будут благоприятны на жертвеннике Моём; ибо дом Мой назовётся домом молитвы для всех народов». (Ис.56:1-7)Бог не заповедал язычникам соблюдать Шаббат, но поощряет их в этом.Те язычники, которые присоединятся к Господу и будут соблюдать Его Шаббат, получат радость и вечное наследие от Него.Бог всегда желал, чтобы Шаббат был благословением, а не бременем. Шаббат в Новом ДоговореТеперь мы можем рассмотреть место Шаббата в Новом Договоре.Несмотря на то значение, которое Бог придаёт Шаббату и благословение, которое Он обещает за его соблюдение, мы всё равно не соблюдаем его.В результате этого все наказания, о которых предостерегал Бог, обрушились на нас!
Мы не повиновались Господу.Мы не отдыхали сами и не позволяли отдохнуть нашей земле.Поэтому мы попали в изгнание.«Доколе, во исполнение слова ГОСПОДНЯ, сказанного устами Иеремии, земля не отпраздновала суббот своих.Во все дни запустения она субботствовала до исполнения семидесяти лет». (2 Пар. 36:21)Даже после возвращения из Вавилонского изгнания мы продолжали упорствовать в несоблюдении Шаббата. (напр., Неем.13:15-22)Бог избавил нас от египетского рабства и заповедал нам войти в Его покой, но мы не сделали этого. У нас никогда нет желания подчиняться тому, кто освободил нас.Наша неспособность соблюдать Шаббат была настолько полной, что раввины позже говорили, что если Израиль соблюдёт хотя бы один Шаббат, сразу придёт Мессия.
В своём стремлении уберечь священность Шаббата, фарисеи оградили его множеством законов. Закон Бога требует соблюдения Шаббата, но не вырабатывает повиновения.Фарисеи заблуждались, думая, что законы человека могут произвести то, чего не может закон Бога. Они пытались принудить к повиновению, ещё более ограничивая Израиль в его действиях.Они запрещали даже то, что Бог одобрял.Именно в эту атмосферу пришёл Иешуа, уча: «…суббота для человека, а не человек для субботы». (Марк 2:27) Для Иешуа Шаббат был временем для учения, исцеления и освобождения людей.Но фарисеи придерживались другой точки зрения.
«При этом начальник синагоги, негодуя, что Иисус исцелил в субботу, сказал народу: есть шесть дней, в которые должно делать; в те и приходите исцеляться, а не в день субботний. Господь сказал ему в ответ: лицемер!Не отвязывает ли каждый из вас вола своего или осла от яслей в субботу, и не ведёт ли поить? Сию же дочь Авраамову, которую связал сатана вот уже восемнадцать лет, не надлежало ли освободить от уз сих в день субботний?» (Лука 13:14;16)Бог заповедал, что даже животные должны отдыхать в Шаббат.Чтобы выполнить это, им нужно было давать воду и пищу.Коров нужно было доить, в противном случае они бы испытывали сильную боль.В глазах Господа была разница между выполнением такой домашней работы для того, чтобы животные могли отдохнуть, и для того, чтобы получить экономическую выгоду. Одно и то же действие могло быть и разрешённым, и запрещённым, в зависимости от причин, побудивших совершить его.Также было признано, что обрезание — т.е. введение ребёнка в договор Авраама, преобладает над Шаббатом.То же касалось и спасения жизни.Так же как и Пасхи. (см. Песахим 656 — 66а)
В соответствии с Торой, Иешуа учит: «Сколько же лучше человек овцы! Итак можно в субботы делать добро». (Матф.12:12)Бог сам определяет, что есть добро.Иешуа учил людей не нарушать святой, праведный и благий закон, он учил их,тому, как следует соблюдать его.Следующие поколения раввинов добавили ещё больше законов.Говоря словами Талмуда:.»Законы относительно Шаббата… подобны горе, висящей на волоске, так как они недостаточно основаны на писании, но в то же время их очень много». (Аг.10а)Эти законы были творением раввинов, Шаббат же является тем временем, когда мы празднуем то, что Бог освободил нас от рабства человека.Раввины ставят всё с ног на голову, говоря, что если бы Израиль смог соблюсти хотя бы один Шаббат, сразу пришёл бы Мессия.Наоборот, именно приход Мессии может дать нам способность исполнить Шаббат.Придя, Он принесёт Новый Договор.И именно через Новый Договор мы получаем Дух Божий, дающий нам способность жить в повиновении.
«Посему для народа Божия ещё остаётся субботство.Ибо, кто вошёл в покой Его, тот и сам успокоился от дел своих, как и Бог от Своих». (Евр. 4:9-10) Соблюдение ШаббатаДуше каждого из нас иногда нужен отдых, но обычно мы живём по требованиям нашего расписания. Если у нас есть возможность отдохнуть, мы отдыхаем, если нет — приходится отказаться от отдыха. Бог может отдыхать, а мы — нет, ведь нам нужно столько сделать!
Мы забываем то, что открылось Соломону в его мудрости:«Если ГОСПОДЬ не созиждет дома, напрасно трудятся строящие его; если ГОСПОДЬ не охранит города, напрасно бодрствует страж.Напрасно вы рано встаёте, поздно просиживаете, едите хлеб печали, тогда как возлюбленному Своему Он даёт сон». (Пс.126:1-2)
Есть что-то неугодное Богу в нашем непрерывном труде.Давид говорит в Пс.22:2:«Он покоит меня на злачных пажитях и водит меня к водам тихим».Иешуа провозгласил, что Шаббат был создан для человека.На иврите его слова ещё более ясны: «Шаббат был сотворён для Адама, а не Адам для Шаббата».Бог создал Адама на шестой день.Он сделал седьмой день днём покоя ради Адама.Сам Он не имел потребности в отдыхе.И если мы, потомки Адама, не будем отдыхать, этим мы исказим и извратим природу и цель своей собственной жизни.
В первую очередь, мы должны принять тот факт, что именно Бог отвечает за постройку дома. Именно Бог даёт отдых.И именно Он освящает нас.Шаббат был создан для нас, но это не означает, что мы можем обращаться с ним по своему усмотрению. Все вещи должны использоваться по назначению, для которого сотворил их Бог.Используя их так, мы получаем от них то, что Творец вложил в них.
Шаббат является временем, когда мы в смирении вспоминаем о сотворении мира Господом и признаём для себя необходимость в Его избавлении.Это время, когда мы должны приостановить свои дела— религиозные и все остальные — являющиеся делами человека.И когда мы войдём в покой Божий, тогда только сможем соблюдать Шаббат.Бог говорит, что ты относишься к Шаббату как к святыне: «Если ты удержишь ногу твою ради субботы от исполнения прихотей твоих во святый день Мой… и не будешь заниматься обычными твоими делами, угождать твоей прихоти и пустословить…» (Ис.58:13)Божья цель для Шаббата остаётся неизменной.Поэтому нам сказано:»Посему для народа Божия ещё остаётся субботство.Ибо, кто вошёл в покой Его, тот и сам успокоился от дел своих, как и Бог от Своих.Итак постараемся войти в покой оный, чтобы кто по тому же примеру не впал в непокорность». (ЕврА:9-11)


Соблюдение святого Шаббата проистекает из отношений с Тем, Кто Свят.Если мы хотим точно знать, что разрешено, а что запрещено, мы заменяем закон отношениями и общением с Богом.А ЗАКОН Шаббата таков: «Не делай того, что угодно тебе. Выполняй то, чего хочет от тебя Бог».Может ли человек неправильно понимать или заблуждаться относительно того, чего хочет от него Бог?Конечно.Однако, ясно понять это поможет не человеческое законодательство, но развитие более близких отношений с Богом.Эти постановления не предназначены для какой-либо элиты.Речь идёт о личной ответственности за свою собственную жизнь перед Богом и о смиренном хождении перед Ним.Иеремия, описывая Новый Договор, говорит, что в нём «…все сами будут знать Меня, от малого до большого…» (Иерем.31:34)Отдыхая от трудов, Израиль должен был провозглашать этим, что земля принадлежит Господу, Израиль принадлежит Ему, так же как и все его дела.Всё, особенно Его народ, принадлежит Ему.И вся работа, производимая в течение остальных шести дней, должна выполняться в свете этого.Мы были рабами людей, и Бог освободил нас.Мы должны жить, работать и отдыхать как свободные люди, а не как рабы других людей или вещей.
Всё, чем мы владеем, принадлежит, но мы следуем вере и примеру Авраама (и Иакова), отдавая десятину Господу.Но десятина не заменяет благочестивой жизни.Но она является плодом такой жизни, ощутимым признанием верховной власти Бога.Иешуа предостерегал:»Горе вам, книжники и фарисеи, лицемеры, что даёте десятину с мяты, аниса и тмина, и оставили важнейшее в законе: суд, милость и веру; сие надлежало делать и того не оставлять». (Мф.23:23) .Подобно этому всё наше время принадлежит Господу, но отделение Шаббата подобно десятине, это осязаемое признание власти Бога над временем.Но это не замена и не мерило благочестивой жизни.Шаббат должен быть её плодом.

*Каждая неделя имеет свой седьмой день;  И именно седьмой день разделяет время и делает неделю неделей.Седьмой день завершает неделю.Это Шаббат.Бог задумал его ещё при сотворении мира.Это не изменится после создания новой земли и нового неба.Бог почил в седьмой день и освятил его. И так будет вечно.Мы можем жить так, словно мы не отделены для Бога и седьмой день не отделён для Бога, но Бог призвал нас жить как подобает святой нации.Он освятил нас, сказав: «…субботы Мои соблюдайте; ибо это — знамение между мною и вами в роды ваши, дабы вы знали, что Я ГОСПОДЬ, освящающий вас». (Исх.31:13)»    * Некоторые богословы учили, что воскресенье стало Шаббатом.Но в Библии нет места, хотя бы в какой-то мере подтверждающего такое учение.
Иногда в качестве доказательства приводится 1Коринфянам 16:1- 2, но в этих стихах ничего не говорится о каком-либо изменении.В них даже не упоминается об общинных собраниях по воскресеньям.Аргументом служит тот факт, что воскресенье — это «день Господа», день, в который Иешуа воскрес из мёртвых (со ссылкой на Отк.1:9-10).Однако было бы логично понимать употреблённую здесь фразу как тот же самый «день Господа», о котором мы читаем на протяжении всех Писаний, то есть то время, когда Бог будет судить землю.
Именно это и описывает Иоанн в книге Откровения.Он ни разу не упоминает о Шаббате.Он также не проводит никакой аналогии между «днём Господа» и воскресением Иешуа.Будучи в изгнании на острове Патмос, Иоанн видел видения о Божьем грядущем суде.Здесь нет никаких упоминаний о собраниях общины и не говорится ни о чём таком, что имело бы хоть какое-то отношение к воскресному дню.Однако спустя много веков фраза «день Господа» стала синонимична воскресенью.
Кроме всего прочего, первый день остаётся первым, но никак не становится седьмым.Бог создал Шаббат как напоминание о завершении сотворения мира.
Воскресенье является прекрасным днём для встреч, отдыха, поклонения Богу, напоминанием о воскресении Иешуа, но от этого оно не становится седьмым днём, освящённым Господом. Шаббат же напоминает о завершении Божьего творения.

Законы Шаббата

Необходимость в этой статье возникла потому, что мы, верующие в Мессию Иешуа, как правило пришли к этому либо из протестантских церквей, где практически полностью отсутствует почитание Шабата, либо вообще из мира, где все Божьи заповеди преданны забвению.

Поэтому, как к этому вопросу, так и к многим другим, нам надо начинать подступать с азов.

Чему собственно и посвящена эта статья.

И так в добрый путь.

Шаббат

Как готовиться к Шаббату.

ЧТО должно быть готово к началу трапезы?

1. 2 субботние свечи

2. 2 подсвечника

3. белая скатерть

4. цветы для украшения стола

5. чаша Киддуш

6. вино или виноградный сок

7. 2 каравая Халлы

8. блюдо для Халлы и покрывало

Книги:

1. Библия;

2. Сидур (книга молитв)

3. Змирот (субботние застольные песни)

СПИСОК ДЕЛ ПЕРЕД НАЧАЛОМ ШАББАТА

Составьте  список дел, связанных с подготовкой к Шаббату, дел, которые представляются вам важными.

Не забудьте о следующих деталях:

Личная подготовка:

Подготовка квартиры

            Убрал(а) ли я квартиру?

            Сменил(а) ли я скатерть и постельное белье.

            Накрыл(а) ли праздничный стол?

            Готовы ли субботние свечи?

            Прочее:……………………………..

Приготовление пищи:

Внутренняя подготовка:

Субботняя трапеза может    проходить не только у вас дома.

Обязанности   хозяев  или  помощь хозяевам дома могут  по очереди брать на себя ваши   родственники  или друзья.

Таким образом,  можно распределить между несколькими  людьми как приготовление пищи, так и подготовку бесед и развлечений.                                                          

Вечером в субботу

Основные этапы традиционной вечерней трапезы.

А. ПЕРЕД ТРАПЕЗОЙ

                                       Б. ВО ВРЕМЯ ТРАПЕЗЫ.

              ИЗУЧЕНИЕ ТОРЫ ПОСЛЕ СУББОТНЕЙ ТРАПЕЗЫ 

 СУББОТНЕЕ УДОВОЛЬСТВИЕ

Субботние благословения

Свечи

(хозяйка дома)

Зажгите свечи, закройте глаза. Произнесите благословение:

            Барух ата Адонай Элоhейну Мелех hаолам ашер кидшану бемицвотав вецивану леhадлик нер шель шаббат.

            Благословен  Ты,  Господи,  Боже наш, Царь вселенной, Который освятил нас заповедями своими и повелел нам зажигать субботнюю свечу.

            Здесь можно добавить слова из своей личной молитвы.

            После молитвы пожелайте друг  другу:

            Шаббат-Шалом (счастливой Субботы).

Шалом Алейхем

(субботняя песня)

Первые 2 куплета поются в начале трапезы

1

     Шалом алейхем, малахей hа-шарет,         Мир вам, священные                                                                                                  ангелы,

     Малахей эльон,                                              ангелы Всевышнего,

     ми-мелех малахей hа-млахим                   Верховного Царя царей,

     hа- кадош барух hу.                                      Священный, да будет Он                                                                                          благословен.

2

     Боахем ле-шалом, малахей hа-шалом,         Войдите с миром,

     Малахей эльон,                                               Священные ангелы,

     ми-мелех малахей hа-млахим                   Верховного Царя царей,

     hа- кадош барух hу.                                      Священный, да будет Он                                                                                           благословен.

Другие 2 куплета поются в конце трапезы

3

     Биркуни ле-шалом, малахей hа-шалом,       Благословите меня с                                                                                                   миром,

     Малахей эльон,                                                Священные ангелы,

     ми-мелех малахей hа-млахим                   Верховного Царя царей,

     hа- кадош барух hу.                                      Священный, да будет Он                                                                                            благословен.

4

     Цетхем ле-шалом, малахей hа-шалом,         Прощайте, ангелы                                                                                                       мира,

     Малахей эльон,                                              Священные ангелы,

     ми-мелех малахей hа-млахим                   Верховного Царя царей,

     hа- кадош барух hу.                                     Священный, да будет Он      благословен.

Биркат hа-миспама (семейное благословение)

Это  Благословение детей (или благословение семьи)

Каждая  семья отмечает Шаббат по-своему, но есть одна прекрасная традиция -общая для всех — это благословение детей.

Как благословлять Детей?

Обычно  родители кладут руки на голову ребенка и обнимают его, произнося благословение.

Это особенно сближает родителей и ребенка.

Над дочерьми произносится такое благословение:

Йесимех  Элохим  ке-Сара,  Ривка,  Рахель ве-Леа. Йеварехха Адонай ве йешмирехха.  

Йаэр Адонай  панав элейха в-ихунека.

Ииса Адонай панав элейха ве-йясе леха шалом.

Да  уподобит  тебя Бог Саре, Ривке, Рахели и Лее.

Да благословит тебя Господь  и  сохранит.

Да прояснит Господь лицо Свое для тебя и помилует тебя. 

 Да обратит Господь лицо Свое для тебя и помилует тебя.

Да обратит Господь лицо Свое к тебе и дарует тебе мир.

Над сыновьями произносится такое благословение:

Йесимха  ке-Эфрраим  вэ-ки-Менаше.  

Йеварехха  Адонай  ве йешмирехха.

Йаэр  Адонай панав элейха в-ихунека.

Ииса Адонай панав элейха ве-йясе леха шалом.

Да уподобит тебя Ефраиму и Менаше.

Да благословит тебя Господь и сохранит.  

Да  прояснит Господь лицо Свое для тебя и помилует тебя.

Да обратит Господь  лицо Свое для тебя и помилует тебя.

Да обратит Господь лицо Свое к тебе и дарует тебе мир.

Вы можете добавить слова личного благословения.

У евреев также принято благословлять сыновей перед уходом в синагогу.

формула благословления такова:

Да сделает тебя Господь подобным Ефраиму и Менаше,

Да благословит тебя Господь и сохранит тебя,

Да озарит тебя Господь ликом Своим и помилует тебя,

Да обратит Господь Свое лицо к тебе и даст тебе мир,

Да будет воля Отца нашего небесного

Дать сердцу твоему любовь к Нему и страх перед Ним,

И да будет богобоязненность на сердце твоем во все дни жизни

твоей,

Чтобы не грешил ты,  и да будет в тебе влечение  к  изучению

Торы и ее заповедей!

Взгляд твой да будет целеустремленным,

Уста твои будут вещать мудрость,

А сердце будет трепетать,

Руки твои будут заниматься исполнением заповедей,

Ноги твои да поспешат, чтобы исполнить волю Отца твоего небесного,

И пусть даст Он тебе сыновей и дочерей, праведников и праведниц,

Занятых Торой и исполнением заповедей во все дни жизни,

И да будет твой источник благословен,

И даст  тебе пропитание дозволенным путем, в спокойствии и

С прибылью от Его широкой руки,

А не от даров смертных,

Пропитание, чтобы ты был свободен для служения Господу,

И будь записан и закреплен на хорошую и долгую  жизнь  среди

всех праведников Израиля, Амен!

Благословите также свою жену (мужа).

Краткая молитва, которая благословляет всю семью:

Хорошая  семья — это прекрасно.

Это люди, доверяющие друг другу и заботящиеся друг о друге.

Хорошая  семья — это люди, прислушивающиеся друг к другу, открывающие сердца  и души друг другу.

Каждый понимает, как много он значит для другого.

В  хорошей  семье  все  делается  сообща, и  каждый трудится на благо семьи. С благодарностью в  сердце  мы  обращаемся  к Богу помочь нам всегда быть хорошей семьей.

Не  забудьте благословить также ваших гостей и тех членов семьи, которые  сейчас вдали от вас

«Киддуш» — благословение над вином.

Его совершают над полным до края бокалом  вина или виноградного сока, чтобы вся семья могла выпить его.

Вино  символизирует радость Шаббата, а наполненный до краев бокал показывает — ,как переполняет нас радость и счастье от встречи Шаббата.  

Поднимите бокал.

Вайехи эрев вайехи бокер.

Йом  hа-шиши. Ва-йехуллу hа-шамаим ве-hа-арец ве-кол цеваам, ва-йехал Элоhим  ба-йом hа-швии мелахто ашер аса ва-йишбот ба-йом hа-швии ми-кол мелахто ашер аса.

Ва-йеварех Элоhим эт йом hа-швии ва-йекаддеш ото, ки бо шават ми-кол мелахто ашер бара Элоhим лаасот.

Саври маранан ве-раббанан ве рабботай.

Барух ата Адонай Элоhейну Мелех hа-олам боре при hа-гафен.

Все: Амен.

И был вечер, и было утро.

День  шестой.  И завершены были небо и земля и все воинство их.

И завершил  Бог  седьмым днем труд свой, который Он созидал, и почил Он в седьмой  день от всей работы своей, которую совершил.

И благословил Бог седьмой день  и  освятил его, ибо в этот день Он почил от всей работы своей, от того, что  сотворил  Бог для деяния.

Внемлите учителя, наставники и господа!

Благословен  Ты, Господи, Боже наш, Царь вселенной, Который творит плод виноградной лозы.

Все: Амен.

Почему именно вино?

Киддуш есть освящение Шаббата,  а не вина,  поэтому если вина или виноградного сока у вас нет, можно вместо вина произнести киддуш и над другим напитком,  тогда нужно прочесть надлежащее  благословение:

Барух ата Адонай Элоhейну Мелех hа-олам шеха-кол нихье бидваро.

Благословен  Ты,  Господи,  Боже наш, Царь вселенной, сотворивший все существующее.

Барух  ата Адонай Элоhейну Мелех hа-олам ашер кидшану бемицвотав вераца  бану  ве-шаббат кадшо бе-аhава у-ве-рацон hинхилану, зикарон ле-маасе бе-решит.  

Ку hу йом теhилла лемикраэй кодеш, зехер л-ициат мицраим.

Ки бану  бахарта,  веотану, ми-кол hа-аммим.

Ве шаббат кадшеха бе-аhава у-ве-рацон hинхалтану.

Барух ата Адонай, мекадеш hа-шаббат.

Все: Амен.

Благословен  Ты,  Господи,  Боже наш, Царь вселенной, Который освятил нас  заповедями Своими и благоволил к нам, и святой Шаббат Свой с любовью и  благоволением  дал нам в наследие — в память о начальном творении.

Ибо день сей    первый среди нареченных святыми, память об исходе из Египта.

Ибо Ты избрал  нас  и освятил нас из всех народов и святой Шаббат Свой с любовью и благоволением  дал нам в наследие.

Благословен Ты, Господи, освящающий Шаббат.

Все: Амен.

Можно ограничиться и более кратким благословением:

Барух ата Адонай Элоhейну Мелех hа-олам боре при hа-гафен.

Благословен  Ты,  Господи,  Боже наш, Царь вселенной, Который творит плод виноградной лозы.

Нетилат ядаим (омовение рук).

Благословение:

Барух  ата  Адонай Элоhейну Мелех hа-олам ашер кидшану бемицвотав ве-цивану ал нетилат йядаим.

Благословен  Ты,  Господи,  Боже наш, Царь вселенной, Который освятил нас заповедями Своими и заповедал нам об омовении рук.

 Специальный сосуд для омовения рук наполнен водой,  и мы  два-три раза льем воду на левую и на правую руку.

«Ха-моци» — благословение над Халлами (субботним хлебом).

Традиционно  на  Шаббат  мы благословляем две Халлы (плетеный хлеб).

Когда  евреи  скитались  в пустыне после исхода из Египта, Бог посылал им с небес  каждый день  хлеб, называемый  ман  (в русском переводе библии манна).

В  пятницу  они  получали  двойную порцию, т. к. не падал ман с небес в Шаббат.

Снимите покрывало с Халлы.

Поднимите ее вверх.

Скажите благословение:

Барух ата Адонай Элоhейну Мелех hа-олам hа-моци лехем мин hа-арец.

Благословен  Ты, Господи, Боже наш, Царь вселенной, производящий хлеб из земли.

Все присутствующие отвечают: Амен.

Кусок отломанной Халлы, обмокают в соль, так как шабатный стол заменяет жертвенник, а пища жертву.

А жертва должна обильно солонится

Произнеся благословение,  отламываем или отрезаем от халы  ломти, присыпаем их солью и раздаем сидящим за столом.

Дальше идет трапеза.

А после неё непринужденное библейское общение в кругу семьи, или друзей.

Шабат

ШАБАТ

ПОДГОТОВКА К СУББОТЕ
 

Shabbat

О Субботе сказано: «Ощутившие ее вкус удостоились полноценной жизни». Поэтому во многих домах принято в пятницу пробовать приготовленные в ее честь блюда. 

Талмуд ( «Брахот», 57б) говорит, что «суббота подобна (меэйн) грядущему миру». А раби Барух из Меджибожа читал вместо меэйн — мааян ( «источник»; по-еврейски эти слова пишутся одинаково). Он объяснял это так: Суббота выше грядущего мира, она сама – его источник. Исполнение заповеди о зажжении субботних свечей возложено на женщин. Только если мужчина встречает Субботу один или его жена не может это сделать, свечи зажигает он. 

В пятницу принято встать раньше обычного, подобно сынам Израиля в пустыне, собиравшим ман (манну небесную) ранним утром ( «Шмот», 16:5). 

Субботу встречают, как дорогого гостя: убирают и украшают дом, сервируют праздничный стол, пользуясь специально предназначенными для этого столовыми приборами: подставкой для хал, вышитой салфеткой, которой их покрывают, бокалом для ритуала Кидуш и т.д. 

В подготовке к Субботе участвует вся семья. 

Многие читают в канун Субботы «Песнь песней», чтобы начать святой день словами любви. 

Cубботу следует встречать в праздничной одежде. 

Принято класть халы на стол засветло, перед зажиганием субботних свечей. 

ВРЕМЯ НАСТУПЛЕНИЯ СУББОТЫ

В соответствии с еврейской традицией, суббота, как и все дни недели, начинается с заходом солнца. С этого момента в силу вступают все субботние запреты на будничную деятельность и на совершение определенных видов работ. 

В соответствии с принципом «прибавлять от будней к святому», субботние свечи надо зажигать за 18 минут до захода солнца (в силу особой святости Иерусалима свечи там зажигают за 40 минут до этого), а завершается субботний день не с закатом, а с выходом звезд. 

Принять на себя святость Субботы и все ограничения, с этим связанные, можно и до ее наступления, примерно за час. Женщина делает это во время зажигания свечей, и с этого времени ей нельзя совершать запрещенные в этот день работы, мужчина – произнося «Хвалебную песнь в честь Субботы» ( «Тэилим», 92) в завершение службы «Встреча Субботы». В любом случае, с заходом солнца все субботние запреты вступают в силу. 

Нельзя есть и пить с момента наступления Субботы до ее освящения в ритуале Кидуш. 

ЗАЖИГАНИЕ СВЕЧЕЙ

Субботние свечи озаряют мир светом покоя и радости, светом жизни. Праматерь Хава (Ева), которую Тора назвала «матерью всего живого», совершила грех, привнеся этим смерть в наш мир. «Свеча Всевышнего — [живая] душа человеческая», — говорил царь Шломо (Соломон). Чтобы ошибка Хавы могла быть исправлена, именно женщинам отдано право зажигать субботние свечи, свечи жизни. 

Эти свечи символизируют мир в доме и согласие между супругами, поэтому и принято, чтобы муж заранее приготовил их для жены. Так первое действие, освящающее наступление Субботы, становится общим делом для обоих. 

Две субботние свечи символизируют два аспекта заповеди о Субботе: исполнение предписаний и соблюдение запретов, связанных с этим днем. Как сказано в Торе: «Помни день субботний, чтобы освятить его» ( «Шмот», 20:8) – и «Храни день субботний, чтобы освятить его» ( «Дварим», 5:12). Согласно Кабале, эти два аспекта соответствуют мужскому и женскому началу: «помни» олицетворяет мужа, а «храни» — жену. 

Рабейну Бахья говорил, что мгновения, озаренные первым светом субботних свечей, более всего подходят для молитвы матери о детях. Над свечами молились о детях праматери наши, и, если мы правильно проживем жизнь, будут молиться наши внучки и правнучки. Эта молитва не имеет установленной формы, и каждая женщина вольна произнести те слова, которые у нее в сердце. И язык молитвы она может выбрать тот, на котором ей легче всего выразить свои чувства и мысли. Молятся о том, чтобы Всевышний даровал детей, о том, чтобы потомки наши выросли добрыми, честными, достойными, здоровыми. Чтобы глаза их озарил свет Торы, как свет субботних свечей озаряет еврейский дом. 

Желательно, чтобы муж приготовил свечи для своей жены (установил их в подсвечник, обжег фитиль). 

Есть обычай перед зажжением свечей положить немного денег в копилку для цдаки, на благотворительные цели. 

Зажигают как минимум две свечи, но во многих общинах принято добавлять по одной свече за каждого ребенка. По обычаю Хабада незамужние девушки и девочки зажигают по одной свече – перед тем, как мать зажжет свои свечи. 

Праздничные одежды надевают перед зажиганием свечей. 

Свечи зажигают в той комнате, где устраивают трапезу. 

Свечи должны гореть до конца трапезы или, по крайней мере, не менее полутора часов. Но если они погасли прежде времени, их, разумеется, нельзя зажигать снова и ни при каких условиях нельзя погасить. 

Лучше всего приобрести подсвечники, которыми будут пользоваться только для субботних и праздничных свечей. 

Принято, что каждая из присутствующих женщин зажигает свечи, но по закону допустимо, если одна из них делает это от имени всех. 

Женщина сначала зажигает свечи, а затем, прикрыв ладонями глаза, произносит благословение. Почему порядок действий именно таков? При исполнении заповедей благословение произносят прежде действия. Но если бы женщины зажигали свечи после благословения, это было бы нарушением субботнего запрета, ведь для них Суббота начинается с произнесением благословения. Поэтому благословение произносят, когда субботние свечи уже зажжены. Прикрыв глаза ладонями в момент произнесения благословения и открыв их только после этого, вглядываясь в пламя свечей и радуясь им, наслаждаясь их светом, женщина в известной степени восстанавливает обычный порядок (благословение — действие). 

Принято, что, произнеся благословение и еще не открыв глаза, женщина произносит короткую произвольную молитву о благополучии семьи. 

Благословение на зажигание свечей в Субботу: 

«Благословен Ты Г-сподь, Б-г наш, Владыка вселенной, освятивший нас Своими заповедями и повелевший нам зажигать субботние свечи!» (В общинах Хабада говорят: «…свечи святой Субботы!») 

Ни при каких условиях нельзя зажигать субботние свечи после захода солнца. 


В Субботу принято приветствовать друг друга словами «Шабат шалом!» или на языке идиш — «Гут Шабес!» 

ВСТРЕЧА СУББОТЫ

Существует обычай читать перед «Кабалат-Шабат» «Песнь песней», в которой в аллегорической форме изображены отношения народа Израиля со Всевышним. Весь мир обрел значимость и ценность только тогда, когда «Песнь песней» была дарована сынам Израиля, ведь, согласно высказыванию р. Акивы, «если все книги Танаха священны, то “Песнь песней“ – это Святая святых». 

Суббота приходит не только в синагоги и дома евреев, но и во все миры. И земля, и небо меняются в эти мгновения. Поэтому многие мудрецы древности и средневековые кабалисты выходили встречать Субботу в поля и сады. 

Рассказывают, что раби Ханина, один из мудрецов Талмуда, выходил накануне Субботы, на закате солнца, и вел общину в поле, говоря: «Пойдемте, встретим царицу-Субботу». 

Многие поют перед наступлением Субботы «Йедид нефеш», акростих, начальные буквы строф которого образуют Имя Всевышнего. 

Вот уже много веков в большинстве еврейских общин встречают Субботу пением гимна «Леха, доди» ( «Приди, возлюбленный мой»). Кроме удивительного поэтического совершенства его отличает богатство мистического подтекста. 

«Ана бе-коах…» ( «Мы молим: силой…») – древняя молитва, автор которой – р. Нехунья бен а-Кана. Семь строф, ее составляющих, соответствуют семи дням недели, а сорок два слова – скрытому Имени Г-спода. 

Наша мистическая традиция повествует о том, что в этот день каждому из нас Всевышний дарует особую, «субботнюю», душу. А из всех земных, физических ощущений душе ближе всего, «духовнее», — обоняние. Поэтому и принято во многих общинах, встречая Субботу, раздавать молящимся в синагоге благоухающие травы или веточки – например, мирта или мяты. Обычай этот описан уже в Талмуде: 

«Однажды перед наступлением Субботы р. Шимон бар Йохай и сын его р. Элиэзер встретили старика, несущего в каждой руке по пучку миртовых ветвей. Спросили они его: “Зачем тебе это?“ Ответил тот: “В честь Субботы. Один пучок – в честь заповеди ‘помни день субботний’, а другой – в честь заповеди ‘соблюдай день субботний’ “» (Талмуд, трактат «Шабат», 33) 

Молитвы субботнего дня открывает церемония «Кабалат-Шабат» — «Встреча Субботы», в которую входит торжественное чтение шести псалмов (с 95-го по 99-й и 29-й, его читают стоя), молитвы «Ана, бе-хоах», гимна «Леха, доди», 92-го и 93-го псалмов, а после этого – отрывка из книги «Зоѓар» или главы Мишны. 

Во время чтения последней строфы «Леха, доди» все встают и поворачиваются лицом к западу. Трижды произнося слова «Приди, невеста», в первый раз кланяются направо, во второй – налево, а в третий раз слегка склоняются вперед. 

По завершении «Кабалат-Шабат» читают вечернюю молитву. 

Главная молитва (в будни состоящая из девятнадцати благословений), «Амида», состоит в Субботу из семи благословений, соответственно семи дням творения и семи благословениям, произносящимся на свадьбе: согласно традиции, Суббота является невестой, а Израиль – женихом. Субботние молитвы, в отличие от молитв остальных дней недели, не содержат просьб об удовлетворении материальных нужд. 

Основные мотивы, повторяющиеся во всех молитвах этого дня, таковы: Суббота как день, завершающий Сотворение мира, как напоминание об исходе из Египта, как подобие грядущего мира и предвестие избавления. 

«Еврея, возвращающегося с наступлением Субботы из синагоги, сопровождают два ангела – один добрый, другой злой. Если в доме горят свечи и накрыт праздничный стол, добрый ангел говорит: “Дай Б-г, чтобы и в следующую Субботу было так же!“ – а злой поневоле отвечает: “Амен!“ Если же в доме не чувствуется приход Субботы, злой ангел говорит: “Дай Б-г, чтобы и в следующую Субботу было так же!“ – а добрый вынужден ответить: Амен!» (Талмуд, трактат «Шабат», 119). 

Вернувшись домой из синагоги, поют гимн «Шалом алейхем… / Мир вам…». Это одновременно приветствие и благословение нами ангелов-служителей, которые сопровождают человека при его возвращении домой. 

После этого произносят, а чаще поют, текст «Эшет-хаиль» ( «Мишлей», 31) — «Жена совершенная», восхваляющий хозяйку дома как идеал женщины. 

РОДИТЕЛЬСКОЕ БЛАГОСЛОВЕНИЕ

Во многих общинах принято, чтобы отец благословлял детей словами, которыми праотец Яаков благословил своих внуков Эфраима и Менаше. Отец возлагает обе руки на голову каждого ребенка и произносит: 

«Да уподобит тебя Г-сподь Эфраиму и Менаше!» — если благословляет сына – или 
«Да уподобит тебя Г-сподь Саре, Ривке, Рахели и Лее!» — если благословляет дочь. 

После этого отец произносит: «Благословит тебя Г-сподь и охранит тебя, и будет благосклонен к тебе Г-сподь и помилует тебя. Да будет благоволить тебе Г-сподь и пошлет тебе мир!» 

В некоторых общинах принято, чтобы мать также произносила родительское благословение. 

КИДУШ, СОВЕРШАЕМЫЙ В ПЯТНИЦУ ВЕЧЕРОМ

Сказано в Торе: «Помни день субботний, чтобы освящать его» ( «Шмот», 20:8) – это заповедь о Кидуше, освящении [трапезы], и Авдале, отделении [Субботы от будней] над бокалом вина. (Талмуд, трактат «Псахим», 106). 

Текст Кидуша не только восхваляет Субботу, но и говорит о ее связи с Сотворением мира и исходом из Египта, то есть с рождением всего человечества и еврейского народа. 

Свидетельские показания приносятся из уважения к суду стоя. Так и мы стоим во время Кидуша, ведь он – наше свидетельство о Сотворении мира и Исходе. 

Совершающему Кидуш обещано долголетие ( «Пиркей-де-раби Элиэзер»). 

Заповедь Торы – освящать Субботу ритуалом Кидуш ( «Освящение»), как сказано: «Помни день субботний, чтобы освящать его» ( «Шмот», 20:8). 

Форма освящения установлена мудрецами; они установили, что Кидуш следует произносить над кашерным вином (предпочтительно красным) или виноградным соком. Можно заменить вино или сок хлебом. В этом случае перед чтением Кидуша нужно омыть руки, а вместо благословения над вином произносят благословение над хлебом. 

Когда Кидуш делают над вином, хлеб, лежащий на столе, должен быть прикрыт салфеткой. 

Хлеб считается основой любой трапезы; каким бы обильным ни было застолье, если к столу не подан хлеб, по-настоящему насытиться не удастся, считают мудрецы. Во время же Кидуша мы произносим первое благословение не над хлебом, лежащим на столе, а над вином. Чтобы не «унижать» этим достоинство хлеба, мы покрываем его на время Кидуша специальной праздничной салфеткой, и он оказывается между скатертью и салфеткой, как некогда ман – небесный хлеб – выпадал рано утром в пустыне на слой росы и покрывал его еще один ее слой. 

Почему для Кидуша выбирают красное вино? Его наливают в серебряный бокал – красный напиток в белый сосуд. В Кабале красный цвет символизирует интравертные, «жесткие» проявления Всевышнего: могущество, суровость, справедливость, – а белый цвет служит символом «мягких», экстравертных проявлений: милости, щедрости и любви. Так, совершая Кидуш, мы ограничиваем строгость милосердием. 

Хозяин дома или один из гостей произносит Кидуш для всех присутствующих и от их имени (впрочем, каждый может совершить этот ритуал для себя). После каждого из благословений присутствующие отвечают «Амен!» ( «Истинно!», «Верно!»). 

Если мужчина по той или иной причине не может произнести Кидуш, это должна сделать женщина. 

Во многих семьях принято, что и мальчики до бар-мицвы говорят Кидуш, таким образом их приучают к исполнению заповеди. 

Кидуш произносят там, где накрыт стол для субботней трапезы. 

Кубок для вина, над которым говорят Кидуш, должен быть цельным, без щербинок и трещин, вмещающим не менее 100 граммов. Для этого можно использовать любой сосуд, отвечающий этим требованиям, но предпочтительнее иметь специальный, предназначенный именно для Суббот и праздников, называемый на иврите гавия, а на идиш – бехер. 

Перед тем, как наполнить кубок, его ополаскивают. 

Кубок должен быть наполнен до краев, так, чтобы несколько капель вина перелились через край. 

Вечерний Кидуш принято совершать стоя, дневной – сидя, однако слегка приподнимаясь при произнесении благословения над вином. 

Согласно обычаю каббалистов (и таков обычай Хабада), кубок берут правой рукой, потом передают его в левую и ставят на ладонь правой руки, охватывая пальцами со всех сторон. Однако есть и иная традиция, по которой его держат произвольно, но непременно правой рукой. 

Говоря «И завершены были…», следует посмотреть на пламя свечей. При произнесении благословения над вином и следующего за ним благословения смотрят на кубок.

В некоторых общинах принято провозглашать перед произнесением благословения над вином: «Саври, маранан!» — «Господа, прощу внимания!», и есть общины, в которых на этот призыв присутствующие отвечают: «Ле-хаим!» 

КИДУШ

День шестой. И завершены были небо и земля, и все воинство их. И завершил Бог в день седьмой работу Свою, которой занимался; и покоился в день седьмой от всей работы Своей, которой занимался. И благословил Бог день седьмой, и освятил его, ибо это был день покоя от всей работы при Сотворении мира. 

Господа, прошу внимания! 

Благословен Ты, Господь, Бог наш, Царь вселенной, сотворивший плод виноградной лозы! 

Благословен Ты, Господь, Бог наш, Царь вселенной, освятивший нас Своими заповедями, и благоволивший нам, и давший нам в наследие, по любви и благосклонности, святую Субботу Свою в память о Сотворении мира, — первый из святых праздников, напоминающий о выходе из Египта. Ибо нас избрал Ты, и нас освятил среди всех народов, и святую Субботу Свою по любви и благосклонности дал нам в наследие. Благословен Ты, Господь, освящающий Субботу!
 

Все отвечают «Амен!» и выпивают вино. 

После произнесения Кидуша надо отпить большую часть содержимого кубка или, по меньшей мере, свыше 50 граммов. 

Существует обычай дать отведать от вина, над которым произносили Кидуш, всем присутствующим. 

НЕТИЛАТ ЯДАИМ – ОМОВЕНИЕ РУК

Из уважения к хлебу, основе нашей физической жизни, мы очищаем руки не только от физической нечистоты, в соответствии с требованиями гигиены, но и от нечистоты ритуальной, духовной. 

После Кидуша все участники трапезы омывают руки. Этот ритуал всегда предшествует вкушению хлеба. 

Нетилат-ядаим имеет ритуальный, а не гигиенический смысл, поэтому омывать следует руки только после того, как они уже начисто вымыты и насухо вытерты. 

Для нетилат-ядаим необходим целый и без трещин сосуд, достаточно вместительный для того, чтобы воды в нем хватило на омовение всей кисти руки. 

Сначала три раза омывают кисть правой руки, затем – левой. По некоторым мнениям, достаточно двух раз. 

Вытирая руки после омовения, произносят благословение: 

«Благословен ты, Г-сподь, Б-г наш, Владыка вселенной, освятивший нас своими заповедями и повелевший нам омывать руки!» 

Между омовением рук и произнесением благословения над хлебом нельзя разговаривать. 

ЛЕХЕМ МИШНЭ

Ман, которым наши праотцы питались в пустыне, выпадал накануне субботы вдвое обильнее, чем в остальные дни недели, а в субботний день не выпадал вовсе. В память об этом на субботний стол подаются два целых хлеба. И еще: каждый из хлебов посвящен одному из аспектов Субботы – памяти и соблюдению. 

Стол еврея подобен храмовому жертвеннику, а еда служит не только для насыщения, но и является необходимой для служения Всевышнему. 

Во время каждой из субботних трапез на столе должны быть два цельных хлеба, которые называются лехем мишнэ (букв. «двойной хлеб») – в память о двойной порции мана, выпадавшей в канун Субботы во время Исхода. 

В некоторых общинах принято класть на стол двенадцать хлебов в память о лехем а-паним — «хлебах предложения», которые использовались в иерусалимском Храме. 

Произнося благословение, держат оба хлеба в руках или возлагают на них руки. В некоторых общинах принято при этом класть халы одну на другую, тогда в вечерней трапезе разрезают нижнюю из них. 

Благословение над хлебом: 

«Благословен ты, Г-сподь, Б-г наш, Владыка вселенной, вырастивший хлеб из земли!» 

ЗАСТОЛЬЕ

Обычаи и законы

В субботу к столу подают рыбные и мясные блюда, лучшее из того, что есть в доме, едят сладости и пьют вино. Традиционными для ашкеназских евреев блюдами являются фаршированная рыба — «гефилте фиш», горячее мясное блюдо «чолнт», «кугл» — запеканка из картофеля или лапши. 

В еврейской мистике существует древняя и богатая традиция нумерологического анализа слов. Число семь символизирует совершенство материального мира. Названия важнейших блюд на субботнем столе имеют числовое значение (малую гиматрию) 7: 

ЗМИРОТ – СУББОТНИЕ ПЕСНОПЕНИЯ

Вошло в обычай петь во время субботних трапез особые гимны – песнопения, называемые на иврите змирот, создающие особую атмосферу праздника и покоя. 

Змирот в большинстве своем были написаны в средние века мудрецами-кабалистами. 

АВДАЛА

Как вы помните, субботу встречают благоуханием трав и ветвей ароматических растений. Так мы приветствуем «дополнительную душу». И провожаем ее так же, благовониями в серебряном сосуде для Авдалы. 

Мидраш рассказывает, что Адам ударил камнем о камень и высек искру. Таким образом, открытие огня было первым физическим актом созидания, совершенным человеком. «Почему благословения произносятся над огнем? Огонь впервые был добыт на исходе первой Субботы после сотворения мира» (Талмуд, трактат «Псахим», 53). 

Обряд Авдалы, разделения между святостью Субботы и буднями, отмечается ритуалом, в котором используется огонь. В течение всей Субботы мы соблюдали запрет зажигать огонь, теперь же вступают в действие иные законы, законы рабочих будней. 

Не принято, чтобы женщины пили вино, оставшееся от Авдалы. Почему? Согласно мнению, приведенному в Талмуде, Хава дала Адаму отведать вина, которое она сама выжала для него из винограда, что и стало причиной греха. Таким образом, воздерживаясь от вина во время Авдалы, женщины исправляют ошибку, допущенную прародительницей. 

На исходе Субботы ее принято продлевать за счет наступающих будней. Суббота заканчивается, когда на одном участке небосвода покажутся три звезды средней величины. После выхода звезд читают вечернюю молитву Маарив, и лишь затем проводят обряд Авдала — «разделение», как бы проводящий границу между святостью субботнего дня и буднями. 

Женщины обычно не совершают Авдалу, но если нет другого выхода, они должны провести этот обряд сами. 

Как и во время дневного Кидуша, для Авдалы можно использовать не только вино, но и иные напитки из тех, что подают как угощение гостям в этой местности, даже кофе и чай. Наполняют кубок до тех пор, пока немного жидкости не прольется, как символ достатка и изобилия, «льющихся через край». 

Совершающий ритуал держит кубок в правой руке, а благовония – в левой. 

Зажигают особую свечу, у которой есть по меньшей мере два фитиля, или две обычные свечи, но при этом держат их так, чтобы пламя одной соприкасалось с пламенем другой. 

Обычно свечи во время Авдалы держат дети. 

После благословения над пламенем свечи принято посмотреть на его отблеск на ногтях. 

Авдала: 
«Вот он, Бог, спаситель мой; спокоен я и не страшусь, ибо Бог – сила моя, и [ему -] моя песня, и Он даровал мне спасение. Будете вы черпать, ликуя, воду из источников спасения! Наше спасение – от Господа; [да пребудет] на народе твоем благословение твое вечно! Господь воинств с нами; Бог Яакова – наш оплот вовеки! Господь воинств, счастлив человек, полагающийся на тебя! Господь, спаси [нас]! Ответь нам, Владыка, в день, когда мы взываем [к тебе]! У иудеев были светлые дни, и веселье, и ликованье, и достоинство. Да будет так и с нами! Чашу [в благодарность] за [свое] спасение подниму и к имени Господа воззову!» 

Над вином произносят:

«Господа мои, прошу внимания! 
Благословен ты, Господь, Бог наш, Владыка вселенной, сотворивший плод виноградной лозы
!» 

Над благовониями произносят:

«Благословен Ты, Господь, Бог наш, Владыка вселенной, сотворивший ароматные вещества!» 

Над огнем:

«Благословен ты, Господь, Бог наш, Владыка вселенной, создавший свет пламени!» 

«Благословен ты, Господь, Бог наш, Владыка вселенной, отделивший святое от будничного, свет от тьмы, Израиль от [других] народов, седьмой день от шести рабочих дней! Благословен ты, Господь, отделивший святое от будничного!» 

Выпивают бокал вина 

Свечу гасят, окунув ее в остатки вина или просто залив ее пламя из кубка, символизируя изобилие, а также показывая, что свеча была зажжена только ради исполнения обряда. 

Распространен обычай после Авдалы обмакнуть кончики мизинцев в остатки вина (или иного напитка) и затем коснуться ими век, ушей и карманов. 

Вино из кубка, над которым совершили Авдалу, не дают попробовать никому из присутствующих, особенно женщинам. 

МЕЛАВЕ МАЛКА

После окончания Субботы устраивают дополнительную трапезу, называющуюся Мелаве малка — «Проводы царицы», которой она уподоблена. 

Продлевают расставание с царицей-Субботой, показывая этим, как дорога она сынам Израиля.
Принято петь нигуним и традиционные грустные песнопения о расставании с Субботой. 

Время после окончания Субботы и трапеза Мелаве малка связываются в еврейской традиции с образом пророка Элияѓу, который должен возвестить нам о приходе Машиаха. 

Последняя трапеза, происходящая, собственно, уже в будни, называется Мелаве малка ( «проводы Царицы [Субботы]»). Мудрецы Кабалы говорили, что не только душа человека возвышает его над физическим, низшим миром, но и в теле его есть зерно вечности, некая малая кость луз, из которой возродится тело в день воскресения из мертвых. И если все тело наше, кости, плоть, кровь, кожа, питаются и растут во все дни недели, перерабатывая в живую материю пищу и напитки, то луз усваивает только то, что едят во время Мелаве малка. Подумайте над этим преданием. Достаточно ли вам «будничной» пищи? Нет ли в вас части, «косточки», которую вы морите голодом? 

По материалам сайта www.judaicaru.org

Древний праздник Шаббат

Древний праздник Шаббат

Со дней сотворения земли Г-дь подарил этот праздник человеку.

Статья рассказывает о некоторых значениях Шаббата.

Каждый из нас может принять Шаббат, как благословение и отраду Б-ю или как законнические ограничения.

Статья помогает расскрыть для себя смысл Шаббата и принять его как благословение.

Шаббат

«Шаббат для человека, а не человек для Шаббата» (Марк 2:27).

Загадка Шаббата – вещь уникальная.

Обычно со словом Шаббат ассоциируются либо отдых (в смысле – делаю то, что мне нравится), либо – все запреты Шаббата: этого нельзя, туда не ходи, этого не носи…

Следует сразу сказать, так это то, что смысл Шаббата – не в запретах.

Бог никогда не давал законов, чьей целью было бы просто ущемление прав человека.

Все данные нам заповеди имеют целью только одно – наше счастье.

Чтобы вы не подумали, что Шаббат имеет отношение только к еврейскому народу и поэтому возможность вкусить этого блаженства никому другому не дано, заглянем в Писание:

«Так совершены небо и земля и воинство их.

И совершил Бог к седьмому дню дела Свои, которые Он делал, и почил в день седьмой от всех дел своих, которые делал.

И благословил Бог седьмой день, и освятил его, ибо в оный почил от всех дел Своих, которые Бог творил и созидал» Быт.2:1-3.

Здесь описывается время еще задолго до появления еврейского народа.

Из людей тогда существовали только Адам с Хавой (Евой), поэтому данное место Писания относится ко всем потомкам этого семейства.

Шаббат – единственный день недели, который Бог благословил.

Такое не говорится ни о воскресенье, ни о вторнике, ни о пятнице.

Для других дней недели в Торе даже самостоятельных названий нет.

Все они называются относительно Шаббата: день первый после Шаббата, день второй после Шаббата и т.д. (Кстати, в еврейском календаре это сохранилось и по сей день).
Написано, что Бог освятил (т.е. отделил) седьмой день.

Что же тогда произошло?

Зачем было нужно это отделение?

С тем, что было сотворено в первые шесть дней, понятно.

А что в седьмой?

В седьмой день и был сотворен Шаббат, то, что мы называем «субботний покой» и то, что ни в коем случае не должно ассоциироваться с отдыхом.

Если посмотреть на землю с высоты птичьего полета, она напоминает муравейник: все куда-то спешат, бегут, торопятся.

Зачастую цель разменивается на средство.

Мы принимаем Всевышнего в свое сердце (в момент нашего покаяния) и признаем, что существует объективный смысл нашей жизни.

Но суета размывает суть, отвлекает нас от цели.

Мудрецы говорят: «Не столько евреи соблюдают Шаббат, сколько Шаббат оберегает евреев».

А от чего Шаббат оберегает евреев?

Шаббат оберегает нас от суеты, от подмены цели средством.

Субботний покой – это ни в коем случае не отдых, это покой только от суеты повседневности.

Шаббат – это автоматическая обязательная остановка на бегу.

У каждого из нас внутри есть стремление к покою, который мы можем получить только благодаря Йешуа (именно к покою, а не к бездеятельности).

Это наше внутренне желание покоя исходит от Всевышнего.

Шаббат оберегает нас и позволяет нам не потерять вкус того, ради чего мы существуем в этом мире. Шабат – «Миэйн олам hаба», «подобен грядущему миру», это вкус следующего мира.

В Шаббат мы можем жить так, будто тысячелетние правление Мессии уже наступило.
Заповедь о Шаббате – одна из 10 заповедей, данных Всевышним еврейскому народу на Синае (четвертая).

И, если мы верим, что мы должны соблюдать остальные девять: не поклоняться идолам, не упоминать имя Господа напрасно, не прелюбодействовать, не убивать и т.д., то, что дает нам право пренебрегать этой?
Десять заповедей были даны дважды: первый раз у горы Синай, сразу после перехода через Красное море, второй раз – через сорок лет, перед вхождением в землю обетованную.

И каждый раз рассматривался другой аспект Шаббата:

Шаббат как напоминание о сотворении мира.

«И изрек Бог все слова сии, говоря: Помни день субботний, чтобы святить его.

Шесть дней работай, и делай всякие дела твои; а день седьмый — суббота Господу Богу твоему: не делай в оный никакого дела ни ты, ни сын твой, ни дочь твоя, ни раб твой, ни рабыня твоя, ни скот твой, ни пришелец, который в жилищахтвоих.

Ибо в шесть дней создал Господь небо и землю, море и все, что в них; а в день седьмой почил. Посему благословил Господь день субботний и освятил его». Исх.20:8-11

Бог – не человек, который устает и нуждается в отдыхе.

То, что написано – это пример для нас.

Точно так же, как Всевышний прекратил сотворение физических объектов в седьмой день, человеку следует в этот день прекратить всякую созидательную деятельность.

Этим мы не только славим Бога, но и следуем Его примеру.

Тем самым мы подтверждаем, что мир не принадлежит нам, что Всевышний — Хозяин и Творец Вселенной.

Это проявление нашего уважения к Господу, символ того, что все возвращается к истинному Владыке.

Шаббат как напоминание об Исходе из Египта

«Наблюдай день субботний, чтобы свято хранить его, как заповедал тебе Господь, Бог твой; шесть дней работай и делай всякие дела твои, а день седьмой — суббота Господу, Богу твоему. Не делай [в оный] никакого дела, ни ты, ни сын твой, ни дочь твоя, ни раб твой, ни раба твоя, ни вол твой, ни осел твой, ни всякий скот твой, ни пришелец твой, который у тебя, чтобы отдохнул раб твой, и раба твоя, как и ты;

и помни, что [ты] был рабом в земле Египетской, но Господь, Бог твой, вывел тебя оттуда рукою крепкою и мышцею высокою, потому и повелел тебе Господь, Бог твой, соблюдать день субботний»(Втор.5:12-15)

Одна из причин соблюдения субботы – необходимость помнить о том, что мы были рабами в Египте, и Всевышний вывел нас оттуда, чтобы мы получили Тору на Синае.

В Египте мы были рабами.

После Исхода – стали свободными.

Шаббат символизирует выход из физического рабства к духовной свободе.

Шаббат – самый яркий признак проявления Истинной Свободы.

Весь субботний день мы устраиваем отдых телу и даем работу душе, заботясь лишь о духовном росте.

Только по-настоящему свободныйчеловек может позволить себе отринуть заботы о материальной стороне человеческого существования.

Раб же не имеет права даже на день объявить, что он не участвует в какой-либо деятельности. Шаббат напоминает нам, что мы не подчинены людям.

Он подчеркивает свободу человека, его души и разума.

Также Тора предписывает дать отдых в субботу слугам, наемникам-иноверцам и даже скоту.
Многие ли из нас, затянутых в круговорот каждодневных хлопот и забот, способны остановиться и сказать:

«Да, у меня пропасть дел.

Но на ближайшие сутки я хочу быть свободным человеком.

Я отвернусь от всей мирской суеты и не буду заниматься ничем, кроме духовного совершенствования»?

Так еженедельно поступает тот, кто соблюдает субботу.

В этот день мы можем на деле проявить свободу, данную нам Мессией: свободу от ветхого «я», от собственного эгоизма, от искания «своего».

Человек, соблюдающий Шаббат, как бы говорит: «Смотрите, я полон сил и могу трудиться, но Творец заповедал мне не работать в Шаббат, и я готов Его слушаться».

Такой подход — лучшее лекарство от высокомерия, возведения своего «эго» в статус абсолютного авторитета («я так считаю, значит, это верно»).

В этот день человек останавливает карусель будничных забот, перестает быть работником, начальником, инженером, программистом или дворником.

Он становится просто человеком.

Наша специальность, наши трудовые достижения, наш ум и способности перестают играть важную роль.

В этот день нам не страшны ни возможные неудачи в работе, ни потеря собственного достоинства; ведь в субботу нет начальников и подчиненных, бизнесменов и дворников.

В результате Шаббат помогает нам избавиться от страхов и комплексов.

В Шаббат у нас нет страха потери контроля: ведь в этот день мы подчеркиваем, что не мы контролируем все происходящее в мире, а Тот, Кто создал этот мир и подарил нам Шаббат.

Т.е. Шаббат – это день свободы.

В субботу все евреи равны.

Каждому полагается день отдыха, даже слуге и наемному работнику.

В Шаббат каждый человек – царь.

Богатый и бедный вместе молятся и вместе учатся, празднуя субботу.

Шаббат – это символ завета:

Суббота – не просто одна из многих заповедей Торы.

Она – знак вечного союза между Всевышним и Его народом.

«И пусть хранят сыны Израилевы субботу, празднуя субботу в роды свои, какзавет вечный; это —знамениемежду Мною и сынами Израилевымина веки» (Исх.31:16).

Суббота — это благословение.

Чтя ее, мы обновляем союз с Богом и подтверждаем нашу готовность служить Ему.

Это – знамение на веки, которое никогда не прекратится.

Поэтому:
«Посему для народа Божия еще остается субботство. Ибо кто вошел в покой Его, тот и сам успокоился от дел своих, как и Бог от своих» (Евр.4:9-10).

Мессия предлагает нам переживать истину Шаббата и в нашем ежедневном хождении:

«Придите ко мне, все труждающиеся и обремененные и Я успокою вас»(Мтф.11:28).

Пусть духовный покой в Йешуа будет постоянным нашим переживанием, когда мы празднуем Шаббат!

Соблюдай и помни

Рассмотрим, что говорит о субботе Писание:

«Шесть дней делай дела твои, а в седьмой день покойся, чтобы отдохнул вол твой и осел твой и успокоился сын рабы твоей и пришлец»(Исх.23:12)

«Скажи сынам Израилевым так: субботы Мои соблюдайте, ибо это — знамение между Мною и вами в роды ваши, дабы вы знали, что Я Господь, освящающий вас; и соблюдайте субботу, ибо она свята для вас: кто осквернит ее, тот да будет предан смерти; кто станет в оную делать дело, та душа должна быть истреблена из среды народа своего; шесть дней пусть делают дела, а в седьмой — суббота покоя, посвященная Господу: всякий, кто делает дело в день субботний, да будет предан смерти; и пусть хранят сыны Израилевы субботу, празднуя субботу в роды свои, как завет вечный; это — знамение между Мною и сынами Израилевыми на веки, потому что в шесть дней сотворил Господь небо и землю, а в день седьмой почил и покоился»(Исх.31:13-17)

«Так говорит Господь: берегите души свои и не носите нош в день субботний и не вносите их воротами Иерусалимскими, и не выносите нош из домов ваших в день субботний, и не занимайтесь никакою работою, но святите день субботний так, как Я заповедал отцам вашим» (Иер.17:21,22)

«И если вы послушаете Меня в том, говорит Господь, чтобы не носить нош воротами сего города в день субботний и чтобы святить субботу, не занимаясь в этот день никакою работою: то воротами сего города будут входить цари и князья, сидящие на престоле Давида, ездящие на колесницах и на конях, они и князья их, иудеи и жители Иерусалима, и город сей будет обитаем вечно»(Иер.17:24-25)

Условие благополучия Иерусалима зависит от вышеуказанных действий.

«И святите субботы Мои, чтоб они были знамением между Мною и вами, дабы вы знали, что Я — Господь Бог ваш. Но и сыновья возмутились против Меня: по заповедям Моим не поступали и уставов Моих не соблюдали, не исполняли того, что исполняя, человек был бы жив, нарушали субботы Мои; и Я сказал: изолью на них гнев Мой, истощу над ними ярость Мою в пустыне; но Я отклонил руку Мою и поступил ради имени Моего, чтоб оно не хулилось перед народами, перед глазами которых Я вывел их. Также, подняв руку Мою в пустыне, Я поклялся рассеять их по народам и развеять их по землям за то, что они постановлений Моих не исполняли и заповеди Мои отвергли, и нарушали субботы Мои, и глаза их обращались к идолам отцов их». (Иез.20:20-25)

Нарушение субботы вызывало гнев Божий и стало одной из причин рассеяния.

«Так говорит Господь: сохраняйте суд и делайте правду; ибо близко спасение Мое и откровение правды Моей. Блажен муж, который делает это, и сын человеческий, который крепко держится этот, которыйхранит субботу от осквернения; и оберегает руку свою, чтобы не сделать никакого зла. Да не говорит сын иноплеменника, присоединившийся к Господу: «Господь совсем отделил меня от Своего народа», и да не говорит евнух: «вот я сухое дерево». Ибо Господь так говорит о евнухах: которыехранят субботы Мои, иизбирают угодное Мне, икрепко держатся завета Моего, тем дам Я в доме Моем и в стенах Моих место и имя лучшее, нежели сыновьям и дочерям; дам им вечное имя, которое не истребится.И сыновей иноплеменников, присоединившихся к Господу, чтобы служить Ему и любить имя Господа, быть рабами Его, всех,хранящих субботу от оскверненияее итвердо держащихся завета Моего, Я приведу на святую гору Мою, и обрадую их в Моем доме молитвы; всесожжения их и жертвы их будут благоприятны на жертвеннике Моем; ибо дом Мой назовется домом молитвы для всех народов». (Ис.56:1-7)

Господь обещает благословение тем, кто хранит субботу от осквернения и говорит, что угодно Ему. И Он обещает радость и близость всем не-евреям, которые приходят к Нему, чтобы служить Ему и любить имя Господа и хранят субботу от осквернения.

«Если ты удержишь ногу твою ради субботы от исполнения прихотей твоих во святый день Мой, и будешь называть субботу отрадою, святым днем Господним, чествуемым, и почтишь ее тем, что не будешь заниматься обычными твоими делами, угождать твоей прихоти и пустословить, — то будешь иметь радость в Господе, и Я возведу тебя на высоты земли и дам вкусить тебе наследие Иакова, отца твоего: уста Господни изрекли это» (Ис.58:13,14)

Б-г и обетования для тех, кто чтит субботу, говорят сами за себя.

Йешуа соблюдал Шаббат:

«И пришел в Назарет, где был воспитан, и вошел,по обыкновению Своему, в шаббат в синагогу, и встал читать» (Лук. 4:16).

Он каждую субботу ходил в синагогу, и когда в тот раз Его вызвали для чтения недельной главы, Он прочел соответствующий отрывок из Пророков, где как раз говорилось о Мессии.
И после смерти и воскресения Йешуа верующие продолжали соблюдать Шаббат:

«В следующийшаббатпочтивесь город собралсяслушать слово Божие»(Деян.13:44).

«Павел,по своему обыкновению, вошел к ним итри шаббатаговорил с ними из Писаний»(Деян.17:2).

«Во всякий же шаббат он говорил в синагогеи убеждал иудеев и эллинов» (Деян.18:4).

Шаббат будет отмечаться даже, когда будут сотворены новая земля и новое небо:

«Ибо как новое небо и новая земля, которые Я сотворю, всегда будут перед лицом Моим, говорит Господь, так будет и семя ваше и имя ваше. Тогда из месяца в месяц,и из субботы в субботубудет приходить всякая плоть перед лицо Мое на поклонение, говорит Господь» (Ис.66:21-22).

«Иной отличает день от дня, а другой судит о всяком дне [равно]. Всякий [поступай] по удостоверению своего ума. Кто различает дни, для Господа различает; и кто не различает дней, для Господа не различает» (Рим.14:5-6).

Мы не теряем спасение от соблюдения или несоблюдения Шаббата.

Миллионы верующих христиан никогда даже не задумывались над этим.

Каждый из нас выбирает для себя перед Господом.

Важно, чтобы мы были искренни – не различаем ли мы дни радиГ-да или просто потому, что нам лень и нет желания отказываться от привычного жизненного уклада.

Та работа, что мы делаем в Шаббат – это то служение, которого ждет от нас Господь в этот Шаббат или потакание в собственных прихотях и нежелание, чтобы Бог нас в чем-то ущемлял?

Суббота навсегда останется еврейским наследием, общим для всего народа.

Но в личной жизни только от нас самих зависит, станет ли суббота, один из семи дней недели, – Шаббатом.
Суббота дана первой среди праздников, что говорит о ее важности.

Это праздник, который отмечается чаще всех других – 52 раза в год.

Шаббат – это день радости, когда едят вкусную еду, поют змирот(субботние песни) и идут в общину.

Шаббат становится прекрасным, праздничным островком во времени.

Нашим отцам не приедались их субботы и праздники, несмотря на то, что они многократно повторялись в их жизни.

Они находили в них каждый раз новый смысл и новое вдохновение, потому что в душе их была свежесть, и праздничная благодать обитала в их сердцах.

Если кто-либо не находит смысла в этих праздниках, то это явный признак того, что есть какое-то недопонимание в разуме или пустота и будничность в душе…

Так как же праздновать Шаббат так, чтобы он никогда не приедался?

Празднование Шаббата

Основываясь на описании сотворения в книге Бытие, Бог определил день в следующем порядке:

«и был вечер, и было утро».

В связи с этим, по еврейскому календарю день традиционно начинается с захода солнца предыдущего дня.

Поэтому Шаббат продолжается от захода солнца в пятницу вечером до захода солнца в субботу.

Подготовка

Для того чтобы с заходом солнца ощутить праздник в полной мере, к нему необходимо подготовиться заранее.

Подготовка к субботе подобна подготовке к свадьбе или банкету.

Представьте, что к вам должны пожаловать в гости королевские особы.

Только обдумывание и планирование этого визита займет недели, если не месяцы.

Стол будет сервирован лучшим, что есть в доме и блюда будут приготовлены самые вкусные.

То же и приготовление к субботе.

Эрев шабат(пятница, канун субботы) и все предыдущие дни рассматриваются как приготовление к банкету в честь Шаббата.

Делая покупки, следует откладывать на Шаббат самое лучшее.

Мы чистим и убираем дом для субботы, моем полы, стелим на стол чистую скатерть, ставим особую посуду, готовим все необходимое (свечи, 2 халы, вино или виноградный сок для Кидуша и т.д.). Также следует привести себя в порядок перед субботой, чтобы хорошо выглядеть, надеть праздничную одежду.

И, конечно, все блюда должны быть уже приготовлены.

А мужчина еще готовит и комментарий к недельной главе Писания.

Также есть обычай перед наступлением Шаббата положить немного денег в ко­пилку для цдаки, на благотворительные цели.

hадлакат нерот/ Зажигание субботних свечей

Перед самым заходом солнца женщина зажигает две субботние свечи и произносит благословение на пламя огня.

Женщина зажигает субботние свечи, и это напоминает всем нам, что в нас и в нашем доме светит свет Машиаха.

Она прикрывает глаза, и это служит напоминанием о том, что если бы не Руах (Дух Святой), открывающий наши глаза и дающий разумение, мы бы не смогли видеть славу и радость всего того, на что Его свет проливает понимание.

Она проводит руками над свечами, как бы распространяя этот свет на весь дом, выражая свое желание, как жены и матери, чтобы свет Машиаха и веселье субботнего покоя распространились в ее доме.

Мессианское благословение во время зажигания свечей:

Барух ата Адонай Элоhейну Мелех hаолам ашер кидшану бэмицвотав вэцивану лэhайот ор лэгоим вэнатан лану Йешуа Машиhейну hаор лэолам

Благословен Ты, Господь, Бог наш, Царь вселенной, освятивший нас Своими заповедями и заповедавший нам быть светом для народов и давший нам Йешуа, нашего Мессию, Свет миру.

Почему мы зажигаем именно две свечи?

Есть несколько объяснений, мы остановимся на двух из них.

Традиционное объяснение: эти 2 свечи символизируют 2 заповеди: «помни день субботний» и «соблюдай день субботний» (Исх.20:8 и Втор.5:12).

Одна свеча символически представляет “помни”, а другая – “соблюдай”.

Мессианское объяснение: одна свеча символизирует то, что Бог сотворил свет в самый первый день творения, а другая – Истинный Свет мира – Йешуа.

Кабалат Шаббат/Встреча Субботы

Встреча Субботы начинается с прославления Б-га: обычно читают Псалмы с 94 по 98 и 28, 91 и 92. Псалом 91 был написан Моше (Моисеем) и его пел хор левитов в Храме во время субботней службы. Пс.92 продолжает тему величия и милости Божьей и описывает Мессианскую Эру – когда Власть Всевышнего над миром будет признана всеми, и Он придет судить тех, кто так долго не был готов принять Его.

Ну вот, Шаббат настал.

Мы можем поприветствовать друг друга с этим праздником словами «Шабат шалом!» или на идиш – «Гут Шабос!», что значит «Доброй Субботы!»

Шалом алейхем

Песней “Шалом алейхем”, состоящей из четырех куплетов, приветствуют ангелов субботы.

В еврейской культуре существует поверье, описанное в Талмуде.

В нем говорится, что с наступ­лением Субботы к еврею домой приходят два ангела – один добрый, другой злой.

Если в доме горят свечи и накрыт праздничный стол, добрый ангел говорит: “Дай Б-г, чтобы и в следующую Субботу было так же!” – а злой поневоле отве­чает: “Амен!”

Если же в доме не чувствуется приход Субботы, злой ангел говорит: “Пусть будет так же и в следующую Суб­боту!” – а добрый вынуж­ден ответить: “Амен”!»

Эта традиция не имеет ничего общего с Писанием, но благодаря ей мы можем петь такую прекрасную песню – «Шалом Алейхем».

Шалом алейхем, малахей hа-шарет,
Малахей Эльон,
Ми-мелех малахей hа-млахим
hа-кадош барух hу.

Боахем ле-шалом, малахей 
hа-шалом,
Малахей Эльон,
Ми-мелех малахей hа-млахим
hа-кадош барух hу.

Бархуни ле-шалом, малахей hа-шалом,
Малахей Эльон,
Ми-мелех малахей hа-млахим
hа-кадош барух hу.

Цетхем ле-шалом, малахей hа-шалом,
Малахей Эльон,
Ми-мелех малахей hа-млахим
hа-кадош барух hу.
Мир вам, ангелы-служители,
Посланцы Всевышнего,
Святого Царя царей,
Благословен Он.

Войдите с миром,
Посланцы Всевышнего,
Святого Царя царей,
Благословен Он.

Благословите меня с миром,
Посланцы Всевышнего,
Святого Царя царей,
Благословен Он.

Прощайте, ангелы мира,
Посланцы Всевышнего,
Святого Царя царей,
Благословен Он.

Биркат hабаним/благословение детей.

Теперь подошло время благословить детей.

Так поступали все патриархи, и в Писании мы находим множество примеров этому.

Отец кладет обе руки на голову ребенка и произносит:
Для мальчика: Да сделает тебя Господь подобным Эфраиму и Менаше! (Быт. 48:20)

Для девочкиДа сделает тебя Господь подобной Саре, Ривке, Рахели и Лее!
Да благословит тебя Господь и сохранит тебя. Да
будет благосклонен к тебе Господь и помилует тебя. Да обратит Господь лицо Свое на тебя и даст тебешалом. (Чис. 6:24-26)
После этого муж поет жене «Эшет хаиль»(Прит.31:10-31) –«Добродетельная жена», восхваляющую хозяйку дома как идеал женщины.

Кидуш/Освящение

(произносится над вином)

На столе стоит вкусная еда.

Даже самый бедный еврей стремиться иметь на субботнем столе самое вкусное.

И вот, изрядно проголодавшиеся (перед Шабатом принято не есть) мы еще производим то, что называется «Кидуш».

«Кидуш» – «выделение» из обыденности.

В Шаббат у нас принципиально иная мотивация всех наших действий.

В Шаббат нужно даже походку менять, хотя бы потому, что мы уже никуда не торопимся.

В Шаббат у нас принципиально иная точка зрения на все, даже на еду…
Текст Кидушаговорит о связи Шаббата с Сотворением мира и исходом из Египта.
Кидуш читается над бокалом вина или виноградного сока.

Плод виноградной лозы всегда символизировал радость Божьего обеспечения в нашей ежедневной жизни (Пс.103:15).

Когда мы поднимаем бокалы вина и читаем благословение Кидуша, мы благодарим Бога за всю радость, которую Он дарует нам, и за радость, что мы верим в Йешуа.

Мы воздаем особое благодарение Отцу за нашего Спасителя и шаббатний покой, который мы имеем в Мессии.

Хозяин дома берет наполненный до краев бокал и говорит:

Барух ата, Адонай, Элоhейну, Мелех hаолам, борэ при hагафен.

Благословен Ты, Господь, Бог наш, Царь Вселенной, сотворивший плод виноградной лозы.

Благословение над хлебом

Следующим читается благословение над халой, плетеным хлебом овальной формы, который традиционно едят в Шаббат.

Обычно на шаббатнем столе 2 халы.

Они представляют двойную порцию манны, которой Бог обеспечивал израильтян каждый Шаббат во время странствия по пустыне.

«И он сказал им: вот что сказал Господь: завтра покой, святая суббота Господня; что надобно печь, пеките, и что надобно варить, варите сегодня, а что останется, отложите и сберегите до утра. И отложили то до утра, как повелел Моисей, и оно не воссмердело, и червей не было в нем. И сказал Моисей: ешьте его сегодня; ибо сегодня суббота Господня; сегодня не найдете его на поле. Шесть дней собирайте его; а в седьмой день — суббота; не будет его в этот день. Но некоторые из народа вышли в седьмой день собирать, и не нашли. И сказал Господь Моисею: долго ли будете вы уклоняться от соблюдения заповедей Моих и законов Моих? Смотрите, Господь дал вам субботу, посему Он и дает в шестой день хлеба на два дня: оставайтесь каждый у себя, никто не выходи от места своего в седьмой день». Исход 16:23-29

Эти 2 халы говорят нам о верности Божьей. Нам достаточно просто быть послушными Ему, а Он обеспечит нас всем необходимым.

Халы кладут на блюдо и накрывают специальной матерчатой салфеткой, которая символизирует росу, которая падала на манну.

Затем глава стола снимает салфетку с халы, поднимает блюдо так, чтобы все могли его видеть и произносит следующее:

БарухатаАдонайЭлоhейнуМелех hаолам, hамоцилэхэммин hаарец.

Благословен Ты, Господь, Бог наш, Царь Вселенной, произращающий хлеб от земли.

Кусок халы делится между всеми сидящими за столом.

Принято солить халу, что с одной стороны символизирует соль на жертвах, которые приносились в Храме, а с другой – то, что мы – соль земли (Матф.5:13).

Застолье

В субботу к столу подают рыбные и мясные блюда, лучшее из того, что есть в доме, едят сладости и пьют вино.

Традиционными для ашкеназ­ских евреев блюдами являются фарши­рован­ная рыба – «гефилте фиш», горячее мясное блюдо «чолнт», «кугл» – запеканка из карто­феля или лапши.

На субботних трапезах за столом сидит вся семья — от мала до велика.

Во время трапезы принято петь субботние песни (змирот), создающие особую атмосферу праздника и покоя.

Ведутся разговоры на темы, которые обсуждаются в текущей недельной главе Торы (обычно глава семейства даже готовит двар Тора – мини-проповедь на тему недельной главы в легкой форме).

Все наслаждаются неторопливым общением.

Никто не спешит.

Но самое, пожалуй, главное, что в Шаббат в каждой семье царит атмосфера любви, праздника, общей радости.

Во многих еврейских семьях принято приглашать на субботние трапезы соседей, друзей, знакомых. Совсем необязательно — верующих.

И порой случается так, что именно с Шаббата, проведенного в такой семье, человек начинает возвращаться на путь Всевышнего.

“Вкус” Шаббата оставляет незабываемое, ни с чем не сравнимое впечатление. Мидраш (Устная Тора) рассказывает такую историю.

«Однажды в Шаббат император Антонин пришел к раби Иегуде hа-Наси, с которым поддерживал приятельские отношения, и раби Иегуда угостил его чолнтом.

Чолнт очень понравился императору, и на следующий день он послал своего повара к раби Иегуде за рецептом.

А когда тот вернулся, приказал ему, не откладывая, приготовить это блюдо.
И вот повар подает чолнт императору.

Антонин попробовал его и почувствовал, что в нем недостает чего-то очень важного — чолнт, приготовленный императорским поваром, заметно отличался от того, который император ел у раби Иегуды.

Антонин решил, что раби назвал его повару не все ингредиенты.

Он послал за раби, а когда того привели, что все было приготовлено абсолютно точно по рецепту.
— Но я же почувствовал разницу! — вконец рассердился император.

Раби немного подумал и сказал:

Пожалуй, ты прав.

В том чолнте, который тебе приготовили, отсутствовал главный ингредиент — Шаббат…»

Можно прочесть много книг о Шаббате и услышать много полезной информации, но ощутить вкус Шаббата может только тот, кто его попробовал.

После трапезы произносится Биркат hаМазон – благодарение после еды:

«Когда будешь есть и насыщаться, благословляй Господа, Бога твоего за добрую землю, которую Он дал тебе»– Втор.8:10),

— состоящее из 4 благословений:

Первое благословение – За пропитание;

Второе благословение – За землю;

Третье благословение – За Иерусалим;

Четвертое благословение – За доброту Б-га

Утро Субботы

Шаббат предназначен быть временем поклонения Господу и общения.

Важной частью традиции Шаббата является посещение совместных служений поклонения.

Со дней Моисея такие служения совершались в скинии и в Храме, чтобы исполнить заповедь собирать «священное собрание» (Левит 23:3).

Многие мессианские общины также проводят служения в Шаббат утром.

Живое прославление в духе и истине может заменить чтение определенного набора Псалмов.

В это время по-особому ощущается единство общины.

Могут варьироваться список молитв и темы шаббатней проповеди.

Но, каким бы не было расписание, Писание 87призывает нас «не оставлять собрания своего»Евр.10:25; Левит 23:3).

Шаббат дает нам возможность всем вместе сфокусироваться на Творце, Боге Израиля.
После утреннего служения – главная субботняя трапеза.

Ее можно провести дома, пригласив к себе друзей из общины, а можно – в гостях.

Общение за трапезой в Шаббат помогает развить более глубокую духовную дружбу.

После трапезы можно почитать, погулять с детьми в парке (чтобы нагулять аппетит к третьей трапезе) или просто прилечь и отдохнуть, чтобы восстановить силы.

Это время размышлений о Боге.

Можно остановиться и спросить себя: кто я и куда иду?

Чем является для меня жизнь?

В чем я поступаю неправильно и как мне это изменить?

Это самое подходящее время попросить Бога помочь вам найти ответы на эти вопросы.
Третья трапеза имеет большое значение; ее смысл не столько в еде, сколько в создаваемой ею атмосфере праздника, покоя и святости.

Во время трапезы поют застольные песнии гимны, беседуют на темы Писания, делятся полученными откровениями.

Конец Субботы близок, праздничное настроение окрашено грустью расставания.

«hавдала».

Это еще одно необычное действо, происходящее на исходе Шаббата.

Буквальный перевод «hавдала» – «отличие».

«Леhавдиль» – «отличать», «делать разницу».

Шаббат начинается и заканчивается зажиганием свечей.

Но если в пятницу огонь субботних свечей – символ радости и света Шаббата, то свет свечей hавдалы символизирует возвращение в повседневный мир будней.
Для того, чтобы выйти из Шабата, достаточно произнести довольно простую формулировку: «Барух hамавдиль бейн кодеш лехоль» («Благословен отделяющий святое от будничного»).

Если уже появились 3 больших звезды или 5 маленьких, т.е. день закончился, вы произносите эту фразу, и вы вышли из Шабата.

Во время hавдалынаполняют чашу вином или виноградным соком до тех пор, пока немного жидкости не прольется, как символ достатка и изо­билия, «льющихся через край»;

зажигают особую свечу, у которой есть, по меньшей мере, два фитиля (обычно держать ее доверяют незамужней девушке) и берут коробочку с ароматными веществами (гвоздика, корица или другие, которые вам нравятся).

Традиционный стих, читаемый в это время – Исайя 12:2 «Вот Бог – спасение мое».

На иврите «спасение» звучит «йешуа».

hине, Эль йешуати; эвтах вело эфхад, ки ози везимрат-Йа, Адонай, вайиhи ли лийшуа. Ушеавтем майим бесасон мимаайеней-hайешуа!

ЛаАдонай hайешуа; аль амха вирхатеха сэла!

Адонай ц’ваот иману; мисгав лану Элоhей-Яаков сэла!

Адонай ц’ваот, ашрей адам, ботэах Бах!

Адонай, hошиа! hаМелех, яанену вейом корену!

Лайеhудим hайта ора, весимха, весасон, в’йикар.

Кен тиhийе лану!

Кос йешуот эса увеШем Адонай экра!

Вот он, Бог, спаситель мой; уповаю на Негои не страшусь, ибо от Бога – сила моя и песнь моя, и Он даровал мне спасение.

Будете вы черпать, ликуя, воду из источников спасения!

Наше спасение – от Господа; да пребудет на народе Твоем благословение Твое вечно!

Господь воинств с нами; Бог Иакова – наш оплот вовеки!

Господь воинств, счастлив человек, полагающийся на Тебя!

Господь, спаси нас! Ответь нам, Владыка, в день, когда мы взываем к Тебе!

«И были у иуде­ев светлые дни, и веселье, и ликование, и достоинство».

Да будет так и с нами!

Чашу в благодар­ность за свое спасение подниму и к Имени Господа воззову!

Мужчина берет чашу в правую руку и произносит:
Барух Ата, Адонай, Элоhейну, Мелех hаолам, борэ при hагафен!
Благословен ты, Господь, Бог наш, Владыка вселенной, сотво­ривший плод виноградной лозы!
Потом он берет коробочку с благовониями и произносит:
Барух Ата, Адонай, Элоhейну, Мелех hаолам, борэ миней бсамим!
Благословен Ты, Господь, Бог наш, Влады­ка вселенной, сотво­ривший аромат­ные вещества!
Он вдыхает аромат благовоний и передает коробочку остальным.

Каждый человек трясет коробочку и вдыхает сладость специй, чтобы запомнить сладость уходящего Шаббата.
Затем глава семьи произносит благословение, в котором выражается наша благодарность Вс-му за создание огня – источника света и тепла:
Барух Ата, Адонай, Элоhейну, Мелех hаолам, борэ меорей hаэш!
Благословен ты, Господь, Бог наш, Владыка вселенной, создав­ший свет пламени!
А затем – заключительное благословение:
Барух Ата, Адонай, Элоhейну, Мелех hаолам, hамавдиль бейн кодеш лехоль, бейн ор лехошех, бейн Йисраэль лаамим, бейн йом hашвии лешешет йемей hамаасэ! Барух Ата, Адонай, hамавдиль бейн кодеш лехоль!
Благословен ты, Господь, Бог наш, Владыка вселенной, отдели­вший святое от буд­ничного, свет от тьмы, Израиль от [других] наро­дов, седьмой день от шести рабочих дней! Благословен ты, Господь, отделивший святое от будничного!
После того, как произнесено последнее благословение, каждый выпивает по глотку вина из чаши. Потом свечу гасят в каплях вина, оставшихся в чаше.
hавдала завершается пением «Элияhу hанави» (Илья пророк).

Она очень мессианская по содержанию.

«Пусть Илия придет вместе с Мессией, Сыном Давидовым».
С заходом солнца в Шаббат вечером начинается новая неделя.

Шаббат прошел.
Мы можем пожелать друг другу хорошей недели – «шавуа тов»!

Источник: http://gatesofzion.od.ua/modules.php?name=News&file=article&sid=29

Шаббат шалом

ШАБАТ

Shabbat

ТОРА рассказывает, что Всевышний создал небеса и землю за шесть дней. К дню седьмому дело Творения оказалось завершенным, и в этот день Всевышний ничего не создавал. Так освятился этот день и превратился в день покоя, шабат.

Народ Израиля — первый в истории народ, который ввел обычай не работать в седьмой день недели, но отдыхать от работы. И работникам, и рабам евреев, и даже домашним животным, принадлежащим евреям, запрещено работать в субботу.

Шабат — это высочайшее социальное достижение, предназначенное для того, чтобы освободить

человека и его сознание для высоких. духовных занятий, для укрепления семьи и дружеских связей между людьми. Однако этим еще далеко не исчерпывается значение субботы.

Соблюдение субботы — это выражение человеком своей веры в Б-га, Творца Вселенной и признания того, что кроме нашего материального мира существуют еще высокие духовные миры.

Евреи отдыхали в субботу, еще пребывая в египетском рабстве. Моше, выросший в доме фараона, увидев, как изнурительно работают его собратья, обратился к фараону с просьбой дать этим несчастным рабам один день в неделю для отдыха. Фараон согласился. Таким образом, суббота напоминает нам не только о творении мира Всевышним, но и об исходе из Египта.

Заповеди Торы, связанные с соблюдением субботы, разделяются на две группы:
— заповеди, предписывающие отдыхать от работы;

– заповеди, запрещающие работать в субботу.


Первые придают субботе ее домашний, семейный облик. В этот день все члены семьи остаются дома, идут в в общину (синагогу) молиться и слушать чтение Торы, а потом все вместе садятся за субботнюю трапезу.
Заповеди, запрещающие работу в субботу, придают ей другой оттенок — оттенок серьезности. Что это такое — работа? Тора отвечает, что работа это всякое действие, создающее что-то новое.
С древнейших времен соблюдение субботы является отличительным признаком евреев. И, как говорит древнее изречение, «больше, чем народ Израиля бережет субботу, суббота бережет народ Израиля».

ЗАЖИГАТЬ СУББОТНЮЮ СВЕЧУ

`БАРУХ АТА АДОНАЙ ЭЛОЭЙНУ МЕЛЕХ АОЛАМ,АШЕР КИДШАНУ БЕМИЦВОТАВ ВЕЦИВАНУ ЛЕАДЛИК НЕР ШЕЛЬ ШАБАТ`

Если в доме темно — как грустно в нем! А Тора велит нам, чтобы суббота была для нас наслаждением. Вот поэтому мы зажигаем перед наступлением субботы свечи.


Согласно еврейской традиции, сутки начинаются с вечера. То есть с заходом солнца начинается новый день. Следовательно и суббота начинается тогда, когда в пятницу заходит солнце.

Перед самым наступлением субботы мама зажигает субботние свечи, и это означает, что освящается наступающий день.

Мама закрывает ладонями свои глаза, когда произносит 

«Благословен Ты Господь, Бог наш, Царь Вселенной, освятивший нас Своими заповедями и повелевший нам зажигать субботнюю свечу!»

Не открывая глаз она в эту святую минуту возносит ко Всевышнему молитву о благополучии семьи и здоровье своих детей. Затем она смотрит на горящие свечи, огоньки которых отражаются в ее заблестевших глазах, и благословляет всю семью пожеланием:

Шабат шалом! — «Мирной субботы!»

Так зажигая субботние свечи, еврейская женщина наиболее полно выполняет свою роль — приносить в дом свет, красоту и добро.

ШАЛОМ АЛЕЙХЕМ

`БОАХЕМ ЛЕШАЛОМ МАЛАХЕЙ АШАЛОМ МАЛАХЕЙ ЭЛЬОН
МИМЕЛЕХ МАЛХЕЙ АМЛАХИМ АКАДОШ БАРУХ hУ.`

Когда папа, одетый в красивые субботние одежды, забывший о будничных заботах и предвкушающий полный покой субботнего дня, идет в общину (синагогу) — он подобен царю свободно распоряжающемуся своим временем и вольному в своих действиях.
И говорит нам еврейская традиция, — когда он возвращается в свой дворец, его сопровождает свита — два ангела Всевышнего.

Один из них — добрый ангел, другой — злой.

Если они входят в дом, где горят субботние свечи, где накрыт праздничный стол с халами (хлебом), а вино, приготовленное для «Кидуша», багрянеет в блестящем графине, ожидая момента, когда его нальют в стоящий тут же серебряный бокал, добрый ангел говорит: «Дай Б-г, чтобы и в следующую субботу было так же!»

А злой ангел отвечает «амен» против своей воли.

Однако если стол пуст и видно, что в этом доме не уважают субботу, — вступает злой ангел и говорит: «Дай Б-г, чтобы и в следующую субботу было так же!»

И против своей воли вынужден добрый ангел ответить «амен»..

В честь этих ангелов и в честь святой субботы запевает папа вместе со всей семьей, вернувшись из синагоги и стоя около празднично накрытого стола: Шалом алейхем… — «Мир вам, ангелы, служители Всевышнего…»

1. ШАЛОМ АЛЕЙХЕМ МАЛАХЕЙ АШАРЕТ
МАЛАХЕЙ ЭЛИОН МИМЕЛЕХ МАЛХЕЙ АМЛАХИМ
АКАДОШ БАРУХ ХУ.

МИР ВАМ, АНГЕЛЫ-СЛУЖИТЕЛИ,
ПОСЛАНЦЫ ВСЕВЫШНЕГО, ЦАРЯ ЦАРЕЙ,
СВЯТОГО, БЛАГОСЛОВЕН ОН – 3 раза

2.БОАХЕМ ЛЕШАЛОМ МАЛАХЕЙ АШАЛОМ
МАЛАХЕЙ ЭЛЬОН МИМЕЛЕХ МАЛХЕЙ АМЛАХИМ
АКАДОШ БАРУХ ХУ.

ПРИХОДИТЕ С МИРОМ, АНГЕЛЫ МИРА,
ПОСЛАНЦЫ ВСЕВЫШНЕГО, ЦАРЯ ЦАРЕЙ
СВЯТОГО, БЛАГОСЛОВЕН ОН – 3 раза

3.БАРХУНИ ЛЕШАЛОМ МАЛАХЕЙ АШАЛОМ
МАЛАХЕЙ ЭЛЬОН МИМЕЛЕХ МАЛХЕЙ АМЛАХИМ
АКАДОШ БАРУХ ХУ

ПРИВЕТСТВУЙТЕ МЕНЯ СЛОВОМ «МИР», АНГЕЛЫ МИРА,
ПОСЛАНЦЫ ВСЕВЫШНЕГО, ЦАРЯ ЦАРЕЙ
СВЯТОГО, БЛАГОСЛОВЕН ОН – 3 раза

4.ЦЕТХЕМ ЛЕШАЛОМ МАЛАХЕЙ АШАЛОМ
МАЛАХЕЙ ЭЛЬОН МИМЕЛЕХ МАЛХЕЙ АМЛАХИМ
АКАДОШ БАРУХ ХУ

УДАЛИТЕСЬ С МИРОМ, АНГЕЛЫ МИРА,
ПОСЛАНЦЫ ВСЕВЫШНЕГО, ЦАРЯ ЦАРЕЙ
СВЯТОГО, БЛАГОСЛОВЕН ОН – 3 раза

КИДУШ

`ЙOM АШИШИ. ВАЕХУЛУ АШАМАИМ ВЕААРЕЦ ВЕХОЛЬ ЦВААМ. ВАЕХАЛЬ ЭЛОИМ БАЙОМ АШВИЙ МИКОЛЬ МЛАХТО АШЕР АСА, ВАИШБОТ БАЙОМ АШВИЙ МИКОЛЬ МЛАХТО AШEP АСА. ВАЕВАРЕХ ЭЛОИМ ЭТ- ЙОМ АШВИИ ВАЕКАДЕШ ОТО, КИ ВО ШАВАТ МИКОЛЬ-МЛАХТО, AШEP БАРА ЭЛОИМ ЛAACOT. `

«Помни день субботний, чтобы освятить его»,

— велит нам Тора, и мы должны делом доказать, что помним о субботнем дне и о его святости.

Как именно следует это делать? Торжественно заявляя о своей вере в то, что Всевышний сотворил весь мир в течение шести дней и, закончив Свою работу в седьмой день, освятил этот день, а также о связи святости субботы с памятью об исходе нашего народа из Египта. Это и есть «Кидуш».

Согласно нашей традиции, Кидуш совершают перед первой субботней трапезой, вечером. после наступления субботы.

Папа стоит у стола, держа в руке бокал, полный вина, вся семья стоит вокруг и внимательно прислушивается к словам «Кидуша» а потом отвечает: Амен!

Папа садится, отпивает вина и всем дает попробовать из своего бокала. Лишь после этого начинается субботняя трапеза.

Момент, когда совершают «Кидуш», — святые мгновения в каждом еврейском доме, когда вся семья вместе выражает свою веру в Творца Вселенной и свою готовность выполнять Его волю.

«КИДУШ», СОВЕРШАЕМЫЙ В ПЯТНИЦУ ВЕЧЕРОМ.

Псалом Давида.

ГОСПОДЬ ПАСТЫРЬ МОЙ; НИ В ЧЕМ НЕ БУДЕТ МЕНЯ НЕДОСТАТКА.

НА РОСКОШНЫХ ЛУГАХ ДАСТ МНЕ ОТДОХНУТЬ, БУДЕТ ПРИВОДИТЬ МЕНЯ К СПОКОЙНЫМ ВОДАМ.

ДУШУ МОЮ УСПОКОИТ ОН;

ПОВЕДЕТ МЕНЯ ПРЯМЫМИ ПУТЯМИ РАДИ ИМЕНИ СВОЕГО.

ДАЖЕ ЕСЛИ БУДУ Я ПРОХОДИТЬ УЩЕЛЬЕМ В МОГИЛЬНОЙ ТЬМЕ — НЕ УСТРАШУСЬ ЗЛА, ИБО ТЫ СО МНОЮ;

НАСТАВЛЕНИЕ ТВОЕ И ПОДДЕРЖКА ТВОЯ УТЕШАТ МЕНЯ. НАКРОЕШЬ ТЫ ПРЕДО МНОЮ СТОЛ НА ВИДУ У ВРАГОВ МОИХ, УМАСТИШЬ МОЮ ГОЛОВУ EЛЕЕМ;

ПОЛНОЙ БУДЕТ ЧАША МОЯ.

ПУСТЬ ЛИШЬ ДОБРО И ЛЮБОВЬ СОПРОВОЖДАЮТ МЕНЯ ВО ВСЕ ДНИ ЖИЗНИ МОЕЙ, И БУДУ НАХОДИТЬСЯ Я В ХРАМЕ ГОСПОДА ДОЛГИЕ ГОДЫ.

(Тегилим 23 – Псалом 22).

Берут бокал в правую руку, после этого берут его левой рукой и ставят на ладонь правой. «Кидуш» говорят стоя. Говоря 

«И ЗАВЕРШЕНЫ БЫЛИ…»,

смотрят на пламя свечей. Во время благословения над вином и следующего за ним благословения смотрят на бокал.

«ДЕНЬ ШЕСТОЙ.

И ЗАВЕРШЕНЫ БЫЛИ НЕБО И ЗЕМЛЯ СО ВСЕМ ВОИHCTBOM ИХ.

И ЗАКОНЧИЛ БОГ НА СЕДЬМОЙ ДЕНЬ ТРУД СВОЙ, КОТОРЫМ ЗАНИМАЛСЯ, И В СЕДЬМОЙ ДЕНЬ НЕ СОВЕРШАЛ ОН НИКАКОЙ ИЗ ТЕХ РАБОТ, КОТОРЫМИ БЫЛ ЗАНЯТ, И БЛАГОСЛОВИЛ БОГ ДЕНЬ СЕДЬМОЙ, И ОСВЯТИЛ ЕГО, ИБО В ЭТОТ [ДЕНЬ] НЕ СОВЕРШАЛ ОН НИКАКОЙ ИЗ РАБОТ СВОИХ, КОТОРЫМИ ЗАНИМАЛСЯ [ПРЕЖДЕ] И КОТОРЫЕ [НА- МЕРЕВАЛСЯ] СОВЕРШИТЬ [ПОСЛЕ TOГО] »


Браха над вином:

БАРУХ АТА АДОНАЙ ЭЛОХЕЙНУ МЕЛЕХ ХАОЛАМ БОРЕ ПРИ АГАФЕН.

בָּרוּךְ אַתָּה אֲדנָי אֱלהֵינוּ מֶלֶךְ הָעוֹלָם בּוֹרֵא פְּרִי הַגָּפֶן

Благословен ты, Господь Бог наш, Царь Вселенной, сотворивший плод виноградной лозы.

БЛАГОСЛОВЕН ТЫ, ГОСПОДЬ, БОГ НАШ, ВЛАДЫКА ВСЕЛЕННОЙ, ОСВЯТИВШИЙ НАС СВОИМИ ЗАПОВЕДЯМИ, И БЛАГОВОЛИВШИЙ К НАМ, И ДАВШИЙ НАМ В НАСЛЕДИЕ, ПО ЛЮБВИ И БЛАГОСКЛОННОСТИ, СВЯТУЮ СУББОТУ СВОЮ В ПАМЯТЬ О СОТВОРЕНИИ МИРА, ПЕРВЫЙ ИЗ СВЯТЫХ ПРАЗДНИКОВ, НАПОМИНАЮЩИЙ О ВЫХОДЕ ИЗ ЕГИПТА, ИБО НАС ИЗБРАЛ ТЫ И НАС ОСВЯТИЛ СРЕДИ ВСЕХ НАРОДОВ, И СВЯТУЮ СУББОТУ СВОЮ ПО ЛЮБВИ И БЛАГОСКЛОННОСТИ ДАЛ НАМ В НАСЛЕДИЕ. БЛАГОСЛОВЕН ТЫ ГОСПОДЬ, ОСВЯЩАЮЩИЙ СУББОТУ!

ОМОВЕНИЕ РУК ПЕРЕД ЕДОЙ

`БАРУХ АТА АДОНАЙ ЭЛОЭЙНУ МЕЛЕХ АОЛАМ, АШЕР КИДШАНУ БЕМИЦВОТАВ ВЕЦИВАНУ АЛЬ НЕТИЛАТ ЯДАИМ`.

Собираясь приступить к еде с хлебом, мы сначала омываем руки.
Мы делаем это при помощи кружки, из которой льем воду на: каждую руку.

Еврейская традиция сравнивает обеденный стол с жертвенником, на котором приносятся жертвы Всевышнему. Мы не рассматриваем процесс принятия пиши только как удовлетворение наших физиологических потребностей. Мы видим в нем выражение заботы о здоровье нашего тела — для того, чтобы можно было использовать его для достижения высших целей, для исполнения высокого предназначения человека. Так же, как священнослужитель приближался к жертвеннику в Храме только после того, как омывал руки из специального умывальника, так же и мы омываем руки перед едой — когда приступаем к совершению того, что преисполнено высшего духовного значения.
Конечно, есть в омовении рук перед едой и другое значение – гигиеническое, эстетическое: мы очищаем руки прежде, чем притронуться к еде.
Совершив омовение рук, мы благословляем Всевышнего за то, что Он повелел нам омывать руки, насухо их вытираем и немедленно приступаем к еде.

БРАХА НА ХЛЕБ

Хлеб — основной продукт питания человека. Лишь та трапеза считается настоящей трапезой, когда едят хлеб. В еврейской традиции установили для хлеба отдельное благословение, которое отмечает его как особый дар Всевышнего человеку.

БАРУХ АТА АДОНАЙ ЭЛОХЕЙНУ МЕЛЕХ ХАОЛАМ ХАМОЦИ ЛЕХЕМ МИН ХААРЕЦ

בָּרוּךְ אַתָּה אֲדנָי אֱלהֵינוּ מֶלֶךְ הָעוֹלָם הַמּוֹצִיא לֶחֶם מִן הָאָרֶץ

Благословен Ты, Господь, Б-г наш, Царь Вселенной, вырастивший хлеб из земли

Это благословение открывает трапезу, и затем уже нет нужды произносить благословения над другими видами пищи — если они являются неотъемлемой частью трапезы.

Сразу после благословения принято отломить ломоть хлеба, обмакнуть его в соль и есть.

Почему так?

Когда в Храме приносили жертвоприношения, их обязательно солили перед сожжением на жертвеннике. Как уже упоминалось , еврейская традиция уподобляет обеденный стол жертвеннику в Храме.

СУББОТНЯЯ ТРАПЕЗА

Трапеза — один из главнейших моментов субботы, сообщающий свое настроение всему субботнему дню. Вся семья собирается за столом, все забыли о нуждах, о тревогах повседневности, все спокойны — ведь спешить некуда…
Стол накрыт по-особому, по-праздничному. Горят свечи, вино, великолепный серебряный бокал: две халы, прикрытые красиво расшитой салфеткой…

Тора говорит, что когда евреи шли по пустыне, уйдя из Египта, Всевышний кормил их небесным хлебом, который назывался ман (манна). Однако в субботу ман не падал с неба, и сыны Израиля не выходили из лагеря, чтобы его собирать. Вместо этого в пятницу Всевышний давал им двойную порцию мана. В память об этом в субботу на стол мы кладем две халы — лехем мишнэ.

Спели Шалом алейхем, совершили «Кидуш» — теперь очередь омыть руки и сесть к столу.

Субботняя трапеза должна состоять из самой лучшей еды: рыба, мясо и те лакомства, которые в семье любят больше всего.

Во время субботней трапезы вся семья распевает змирот шабат — субботние песни, известные и любимые в еврейском народе из поколения в поколение. В доме царит атмосфера покоя, радости и святости…

Ежесубботняя встреча всей семьи за столом предоставляет возможность поговорить обо всем, что произошло в течение недели. Отец экзаменует детей, спрашивая их, что они прошли в течение недели, и рассказывает сам о содержании недельной главы Торы, о примерах нравственного поведения.

«Да будет угодно Всевышнему осенить Своим присутствием Свой народ, вкушающий медовую сладость субботних яств…» — как поется в одной субботней песне.

ПЕСНЬ СТУПЕНЕЙ

ШИР АМААЛОТ, БЕШУВ АДОНАЙ ЭТ ШИВАТ ГИЙОН АЙНУ КЕХОЛЬМЙМ…

В субботы и праздники после еды, перед тем, как прочитать Биркаш гамазон, принято петь главу из книги Тегилим (Псалмы восхожденния)— Песнь ступеней. Ее поет вся семья — в каждой общине на свой мотив, согласно своим обычаям.
Тем самым семья отождествляет себя со всем народом Израиля, выражая веру в скорое и полное освобождение из изгнания — когда весь еврейский народ вернется в Сион и будет жить по законам, унаследованным им от своих великих предков.
Время изгнания и надежда на избавление выражаются в этой главе Тегилим в образе земледельца, в слезах засеивающего свое поле. Эти слезы — не слезы страдания, но слезы надежды, слезы того, кто видит нескончаемые беды, но твердо верит, что в конце концов придет радость и веселье: 

«Сеющие в слезах— жать будут с песнями ликования!»

БИРКАТ ГАМАЗОН

`БАРУХ АТА АДОНАЙ ЭЛОЭЙНУ МЕЛЕХ АОЛАМ, АЗАН ЭТ АОЛАМ КУЛО БЕТУВО, БЕХЕН УВЕХЕСЕД УВЕРАХАМИМ, У НОТЕН ЛЕХЕМ ЛЕХОЛЬ БАСАР, КИ ЛЕОЛАМ ХАСДО…`

Закончив трапезу, мы благодарим Всевышнего за то, что Он дал нам возможность утолить голод, — читаем Биркат гамазон.
Подумайте сами: если подобает благословлять Всевышнего перед едой, то после еды, когда мы насытились, тем более следует делать это. Мы не хотим быть неблагодарными и поэтому после еды говорим Всевышнему: «Спасибо!»

Биркат гамазон содержит в себе выражение признательности Всевышнему за то, что Он заботится о пропитании каждого из Своих созданий: миллиарды живых существ, обитающих иа земле, имеют возможность удовлетворять свои физические потребности, находя пищу — каждое именно то, что ему требуется.

Однако мы не ограничиваемся благодарностью лишь за то, что утолили голод. Мы благодарим Всевышнего — и это главное! — за то, что Он удостоил нас также духовного достояния, достояния Б-жьего народа: Торы, Страны Израиля, Иерусалима, Храма, то есть высочайших нравственных ценностей, тесно связанных с нашей страной, потому что именно там мы обязаны сделать их действительностью и оттуда распространить по всему свету.

Заканчивается Биркат гамазон молитвой о мире, ибо ощущение сытости в значительной мере зависит от того, находится ли человек в мире и покое. 

«Господь придаст сил Своему народу. Господь благословит Свой народ, даровав ему мир» (Тегилим 29:11, Псалмы 28:11)

Псалом 125 Песнь восхождения.`Когда возвращал Господь плен Сиона, мы были как бы видящие во сне: тогда уста наши были полны веселья, и язык наш – пения;
тогда между народами говорили: «великое сотворил Господь над ними!»
Великое сотворил Господь над нами: мы радовались.
Возврати, Господи, пленников наших, как потоки на полдень.
Сеявшие со слезами будут пожинать с радостью.
С плачем несущий семена возвратится с радостью, неся снопы свои`
 


ГАВДАЛА

`БАРУХ АТА АДОНАЙ ЭЛОЭЙНУ МЕЛЕХ АОЛАМ, АМАВДИЛЬ БЕЙН КОДЕШ ЛЕХОЛЬ, БЕЙН ОР ЛЕХОШЕХ, БЕЙН ИСРАЭЛЬ ЛААМИМ, БЕЙН ЙОМ АШВИИ ЛЕШЕШЕТ ЙЕМЕЙ АМААСЭ. БАРУХ АТА АДОНАЙ, АМАВДИЛЬ БЕЙН КОДЕШ ЛЕХОЛЬ.`

Способность отличать одни предметы, явления, идеи от других, анализируя их свойства, — это основа человеческого разума. Способность отличать святое от будничного, главное от второстепенного — самая суть того, к чему призван верующий человек.
С наступлением ночи, когда мы прощаемся с субботой, последняя почесть, которую мы воздаем ей, — это совершение обряда «Гавдалы»: мы проводим границу между святой субботой и наступающими вслед за ней буднями.

Одна из 10 заповедей гласит:

Дварим 5:12-15 (Второзаконие)

«Наблюдай день субботний, чтобы свято хранить его, как заповедал тебе Господь, Бог твой; шесть дней работай и делай всякие дела твои, а день седьмой – суббота Господу, Богу твоему. Не делай [в оный] никакого дела, ни ты, ни сын твой, ни дочь твоя, ни раб твой, ни раба твоя, ни вол твой, ни осел твой, ни всякий скот твой, ни пришелец твой, который у тебя, чтобы отдохнул раб твой, и раба твоя, как и ты; и помни, что [ты] был рабом в земле Египетской, но Господь, Бог твой, вывел тебя оттуда рукою крепкою и мышцею высокою, потому и повелел тебе Господь, Бог твой, соблюдать день субботний.»

Что наш Учитель Иешуа говорил о шабате (субботе)?

Марк 2:23-28

«И случилось Ему в субботу проходить засеянными [полями], и ученики Его дорогою начали срывать колосья. И фарисеи сказали Ему: смотри, что они делают в субботу, чего не должно [делать]? Он сказал им: неужели вы не читали никогда, что сделал Давид, когда имел нужду и взалкал сам и бывшие с ним? как вошел он в дом Божий при первосвященнике Авиафаре и ел хлебы предложения, которых не должно было есть никому, кроме священников, и дал и бывшим с ним? И сказал им: суббота для человека, а не человек для субботы; посему Сын Человеческий есть господин и субботы.»

Здесь не говорится об отмене субботы. Говорится о обрядности и религиозности. Мы ведь через этот день недели отстраняемся от работы для прославления Всевышнего. Да, мы должны поклоняться Ему и славить Его в сердце своем. И бывают обстоятельства, когда мы можем спасти человека от беды именно в субботу. Иешуа как истинный еврей исполнял шабат и другие праздники. Но иногда Своими добрыми делами (исцелениями) в шабат (субботу) показывал, что перед Богом важно состояние сердца человека, а не просто механическое обрядное исполнение праздника «без души и сердца».

Разве Иисус пришел отменить закон Божий? 

Матфея 5 : 17 – слова Иисуса:

«Не думайте, что Я пришел нарушить закон или пророков: не нарушить пришел Я, но исполнить».

Он сказал, что пришел закон ИСПОЛНИТЬ, ибо только по благодати, с Его помощью мы можем исполнить закон Божий!

Благословенной субботы!

Шаббат шалом!

Источник: http://tikvaisrael.com/holiday_shabat.html

ХАВДАЛА. Завершение Шаббата

ХАВДАЛА

Завершение Шаббата

Автор: Шомер

Shabbat

Слово «хавдала» в дословном переводе с иврита означает «отделение» или «разделение». Именно такое значение и несет короткая, но красивая своими обрядами и символизмом служба окончания Шаббата. Хавдала именно и отделяет Шаббат от других дней, отделяя святое от повседневного. Празднование это не является заповеданным в Торе. Согласно Талмуду (Берахот 33 а), оно началось в 4-5 столетиях до нашей эры. Празднование образовалось как церемония завершения Шабата, подготавливающая нас к рабочей неделе. Таким образом, Хавдала — это обряд для нашей души, предоставляющий нам еще один шанс для того, чтобы собраться вместе перед началом недели и воодушевить друг друга, набраться сил и попросить Божьего благословения. По древней традиции Хавдала начинается в тот момент, когда наступает темнота и становятся видны хотя бы три звезды. С наступлением такой темноты зажигается свеча Хавдалы.

Плод виноградный

После того, как свеча была зажжена, поднимается бокал кидуша, прочитывается отрывок из книги пророка Исаии и произносится молитва благословения виноградного плода. Бокал перенаполняется нарочно, потому что полный бокал — это символ радости, так и в знак чрезмерной радости вино проливается через край на блюдце под бокалом. Виноградный плод напоминает нам о прошлом, о том, как в древние времена храма в жертву Богу приносились дары и излияния на Его жертвенник. Плод виноградный своим цветом напоминает нам и о кровных жертвах, которые приносились за грехи людей. Не забывая, что источник нашего спасения и искупления это сам Бог мы читаем отрывок из книги Исаии.

2 Вот, Бог—спасение мое: уповаю на Него и не боюсь; ибо Господь—сила моя, и пение мое—Господь; и Он был мне во спасение. 3 И в радости будете почерпать воду из источников спасения, (Йешаяху — Исаия 12)

Ба-рух а-та адо-най эло-хей-ну ме-лех ха-олам бо-рей при ха-га-фе

Благословен Ты Господь наш Бог, Владыка вселенной, сотворивший плод виноградный.

Благовония

По комнате передают коробочку с благовонными специями внутри. Каждый участвующий в церемонии вдыхает запах пряностей и вспоминает, как сладок отдых Шаббата, прощаясь с ним до следующей недели. Аромат специй также напоминает нам о древнем храме. Ведь именно внутри, в святой обители стоял алтарь курения, на котором сжигались ароматные травы. Дым от курений поднимался вверх, символизируя молитвы Израиля, направленные к Всевышнему и ароматная дымка наполняла все здание. Вдыхая запах этих трав, мы вспоминаем, что наши молитвы благоприятны Богу, как сладкий аромат.

Ба-рух а-та адо-най эло-хей-ну ме-лех ха-олам бо-рей ми-ней ве-са-мим

Благословен Ты Господь наш Бог, Владыка вселенной, сотворивший всякие виды благовоний.

Огни Хавдалы

В полутемной комнате уже зажжена свеча Хавдалы. Но свеча эта особая, плетеная и с несколькими фитильками. Свеча горит ярко, как факел, освещая всю комнату. Разглядывая пламя свечи, мы вспоминаем слова, записанные в книге Техилим — Псалом 18: 9

Повеления Господа праведны, веселят сердце; заповедь Господа светла, просвещает очи. Свеча Хавдалы напоминает нам о том, что именно в первый день недели, который начинается сейчас, Бог сотворил свет. Вместе со светом была сотворена и тьма. Рассматривая тени от огня Хавдалы и свет, созданный пламенем, мы вспоминаем творение мира Богом. Мы произносим молитву над пламенем Хавдалы и возвращаемся к бокалу.

Ба-рух а-та адо-най эло-хей-ну ме-лех ха-олам бо-рей ми-ор-ей ха-эй

Благословен Ты Господь наш Бог, Владыка вселенной, сотворивший свет огней.

Благословение Хавдалы

Поднимается бокал и произносится молитва разделения. Она напоминает что и мы следуя примеру Всевышнего должны правильно разделять вещи в жизни и называть их своими именами. Каждому из нас был дан рассудок и свободу воли в нашей жизни. Мы должны стараться отделять зло от добра и стремиться к добру.

Ба-рух а-та адо-най эло-хей-ну ме-лех ха-олам ха-мав-дил бейн ко-деш ле-хол бейн ор ле-хо-шех бейн йом ха-швии ле-шей-шет я-мей ха-ма-асе. Ба-рух ата адо-най, ха-мав-дил бейн ко-деш ле-хол.

Благословен Ты, Господь наш Бог, Владыка вселенной, разделяющий между святым и обыкновенным, между светом и тьмой, между седьмым днем и шести днями творения. Благословен, Ты Господь, разделяющий между святым и обыкновенным.

После произношения этой молитвы, бокал выпивается, и свеча гасится в вине пролитом на блюдце. Таким образом, церемония Хавдал заканчивается и по традиции все садятся за ужин. За столом поются песни, вспоминаются отрывки из Танаха и истории , которые затем обсуждаются в кругу друзей и родственников.

Мессианские откровения

Для тех, кто считает себя «ехудим мешихим» (мессианскими евреями), значение и обряд Хавдалы, конечно, неотделимы от личности Мессии Иешуа. Прочти все предметы, используемые в этом обряде, и традиции принимают символизм, связанный с Мессией и Его жизнью. Для тех кто верит, открывается более глубокий смысл Хавдалы и они начинают видеть не просто поверхностно, а глубже извлекая для себя более личное и глубокое понимание Бога.

Пламя свечи напоминает нам о знаменитых словах Мессии —

«…Я свет миру; кто последует за Мною, тот не будет ходить во тьме, но будет иметь свет жизни.» (Йоханан 8:12)

Тушение свечи в вине символизирует Его смерть. Само вино напоминает нам о крови Иешуа, пролитой за грехи людей. Ароматные специи напоминают нам о том, что Иешуа в действительности был мертв, и был бальзамирован, и затем погребен. Мы вспоминаем, что Иешуа не остался в могиле, а засиял опять на третий день, воскрес и затем вознесся, дав обещание нам вернуться в момент труднейших испытаний его народа. Таким образом даже ритуальные предметы Хавдалы укрепляют нашу веру в Мессию Иешуа и воодушевляют нас к жизни, посвященной Богу.

Источник: http://old.myzion.ru/

ДРУЗЬЯ НАШ ШАББАТ ОТЛИЧАЕТСЯ ТЕРПИМОСТЬЮ И ПОЗИТИВНОСТЬЮ

ДРУЗЬЯ НАШ ШАББАТ ОТЛИЧАЕТСЯ ТЕРПИМОСТЬЮ И ПОЗИТИВНОСТЬЮ
Шауль-Айзек Андрущак

(О серьезном с юмором)


Однако, возможно у кого-то возникнет желание, посетить «семейный Шаббат» у религиозных евреев.. На этот случай публикуем весело написанную статью о правилах «выживания» на Шаббате

«Все-таки все евреи — одна семья. И это так здорово!» — растроганно думаешь ты, принимая приглашение (мало) знакомого ортодокса провести субботний вечер у него в гостях, «в традиционной еврейской атмосфере». И только стоя на пороге его дома и пытаясь разобраться где тут звонок, а где мезуза, осознаешь, что понятия не имеешь, как себя вести по ту сторону двери.

С позором ретироваться?

Да ладно, на самом деле все достаточно просто и не слишком страшно. Объясняю по пунктам.

1. Да, сразу, чтобы не забыть

Ты, кажется, искал звонок?

Прекрати немедленно! Почти наверняка ты приперся уже после наступления времени зажигания субботних свечей. А это значит, что хотя на улице еще светло, в доме уже суббота. Звонком пользоваться нельзя, его звук смутит хозяев дома (а соседей заинтересует). Стучи (в хорошем смысле слова). Громче стучи: там же полный дом детей и предпраздничная суета!

2. Форма одежды — парадная

Чем меньше на тебе будет чуждой символики — тем лучше. Кресты (включая красные), полумесяцы, свастики, пентаграммы, двуглавые орлы — с глаз долой. Но и обвешиваться магендовидами не обязательно (а может, и нежелательно). То же самое с изображениями любимых героев. Если в твоем гардеробе не нашлось ни одной сорочки, можешь прийти и в футболке, ничего страшного. Но пусть это будет однотонная футболка. Без Фредди Крюгера (попытка выдать его за пророка Элияhу в боевой раскраске не пройдет почти наверняка) или Айрон Мейдале во всю грудь.

Дамам не рекомендуется перебарщивать с вырезами и разрезами, если не хотят весь вечер просидеть закутанными в ватное одеяло («У нас тут такие сквозняки!»). С кавалерами, как правило, таких проблем нет. Зато им необходимо не забыть запастись головным убором — в собственных интересах. Иначе выдадут кипу одного из младших детей, формой и фактурой напоминающую жеваную корку, покрытую, кажется, соплями (фигня, никакие это не сопли, а овсянка. Вам легче?). И придется носить это на голове весь вечер, между прочим. Оно еще будет падать вам в тарелку при каждом неосторожном движении и… Ладно, хватит так хватит.


3. Бабе — цветы, детЯм — мороженое

Ни в коем случае никаких подарков! Мы уже договорились, что ты, почти наверняка, придешь, когда для хозяев дома уже наступит суббота. Им просто нельзя принимать подарки! Ну, может быть, кроме того, что нужно (может быть использовано) для субботы. Что это может быть? Еда это может быть. А кашрут? Я не об отсутствии hекшера, не могу допустить, что выбирая гостинец для религиозных евреев, ты не убедился в наличии соответствующего сертификата. Вопрос: соответствующего чему? Ведь почти наверняка окажется, что раввин или раввинский суд, удостоверяющие кошерность выбранной тобою снеди неизвестны хозяевам дома, или известны им своими легкомыслием и недобросовестностью, или — самый жуткий вариант — принадлежат к конкурирующей с хозяйской теологической или политической группировке, что делает рекомендуемый ими продукт вдвойне несъедобным. Короче, не угодишь…

Вот если просто желаешь потешить свой взор видом неподдельной паники — неси. И, подливая себе чаю в блюдечко, поинтересуйся вскользь: «А разве НАШИ конфеты мы есть не будем?», и следите себе за реакцией.

Само собой, все вышесказанное вдвойне касается пищи духовной — книг.

С цветами ситуация не лучше, а хуже. Есть-то их можно, а вот поставить в воду — ни-ни. Неловко получится. Да и элементарно жалко растения.


4. Руки прочь!

Даже не пытайся пожать/поцеловать ручку/щечку представителя/ницы противоположного пола. Ограничься своими: несмотря на всю свою гомофобию, набожные евреи охотно и со вкусом целуются друг с дружкой (аналогичный феномен наблюдается у להבדיל, итальянских мафиози и генеральных секретарей ЦК КПСС).

Придерживайся этой линии поведения на протяжении всего вечера. Никакого флирта, никакого «в одно касание». Даже не переглядываться! 


5. Маленькие враги человека

Дети… Как правило их много. Точное количество установить сложно: прямо спрашивать-отвечать не принято, во избежание сглаза, а посчитать вручную — так они же разбегаются!

Именно дети возьмут на себя труд задать тебе все необходимые бестактные вопросы и озвучат все несправедливые, обидные предположения относительно рода ваших занятий, морального облика и родословной.

Чем меньше ты будешь с ними связываться, тем целее останешься. Демонстрируй неумеренный энтузиазм, что бы они тебе ни демонстрировали, но сам ничего не инициируй.

Если у тебя в заднем кармане брюк уже третий год живет карамелька, прихваченная где-то на предмет закусить, не соблазняйтесь возможностью сплавить ее в доверчивые детские ручонки. Мы же уже говорили о заморочках с кашрутом, не правда ли? Они касаются и самых маленьких. Душераздирающие детали конфискации сладости у разрывающегося от воплей карапуза и всеобщее смущение будут на твоей совести.


6. Марлезонский балет

Рано или поздно последует приглашение к столу. Как и традиционное «чувствуйте себя как дома», его не следует воспринимать буквально (кстати, насчет «как дома»: надеюсь про то, что ничего не включать, не выключать, не открывать, не закрывать, помощь на кухне не предлагать… объяснять не нужно?). Вы еще в трех остановках от собственно застолья.

Остановка первая: хоровое исполнение субботних гимнов. Слова и мелодия первого из них, «Шалом Алейхем» (посвящается ангелам, а не замечательному идишскому писателю, как можно было бы подумать), разучиваются за считанные секунды. Но если ты не в голосе, можешь и не подпевать, просто глубокомысленно качай головой и нешироко открывай рот под фонограмму.

Остановка вторая: кидуш. Все встают. Хозяин дома произносит заклинание и хлопает стакан крепленого. Тебе же отливают в индивидуальную посуду всего несколько капель. Не грузись: впереди весь вечер — догонишь.

Остановка третья: омовение рук, предваряющее вкушение(?!) хлеба. Помни: процедура носит чистА ритуальный характер, а не гигиенический. Поэтому даже не пытайся отделаться демонстрацией своих стерильно чистых ладошек. И ни под каким предлогом не произноси ни слова с того момента, как подошел к рукомойнику, и до того, как первый кусок халы добрался до середины пищевода. А то пошлют перемывать конечности рук. (Если уж очень надо что-то сказать — мычи, как все люди.)

7. Шулхан Арух

За столом веди себя как золушка и принц-и-нищий: смотри, что делают хозяева дома, и повторяй за ними.

В финале, когда подадут десерт и кофе, ты, разумеется, автоматически полезешь за сигаретами. Не спеши. Обрати внимание: пепельницу на стол не поставили. Это — намек: курение опасно для здоровья и запрещено в субботу.

И не пытайся встать из-за стола, как только с него начинают убирать чайную посуду. Гостеприимный хозяин должен еще быстро проговорить (это он ради тебя, между прочим, так торопится, так что имей терпение) положенный блок послеобеденных благословений.

Вот теперь — всё. Можно спокойно сидеть общаться, а можно убегать, в зависимости от того, насколько ты успел освоиться и насколько явно слипаются глаза у хозяев дома.


8. Личное

Пожалуйста, не выключай свет в туалете, после посещения «на дорожку». Понимаю, что автоматически, но я там позже ночью собирался почитать, а при свете отмазок (даже блестящих) это невозможно.

Шаббат и его значение для современного человека

ШАББАТ И ЕГО ЗНАЧЕНИЕ ДЛЯ СОВРЕМЕННОГО ЧЕЛОВЕКА

Абрахам-Джошуа ХЕШЕЛЬ

ОГЛАВЛЕНИЕ

Пролог. Архитектура времени

ЧАСТЬ I.

1. Дворец во времени

2. За гранью цивилизации

ЧАСТЬ II.

3. Великолепие пространства

4. Только небо и больше ничего?

5. «Ты — Один»

6. Присутствие дня

ЧАСТЬ III.

7. Вечность дарует день

8. Интуиция вечности

9. Святость во времени

10. И возжелаешь ты…

Эпилог.

Освящение времени.

Примечания.

ПРОЛОГ

АРХИТЕКТУРА ВРЕМЕНИ

Наша техническая цивилизация отражает господство человека над пространством, которое часто достигается за счет принесения в жертву важного компонента нашего бытия — времени. В технической цивилизации мы расходуем время, чтобы завоевать пространство. Ибо наша главная цель — расширить свою власть в сфере пространства. Но иметь — не значит быть. Могущество, достигнутое нами в мире пространства, совершенно исчезает на границе времени. Но именно время является основой всего сущего.

Конечно, овладение миром пространства — это одна из наших главных задач. Опасность возникает в тот момент, когда, завоевывая пространство, мы забываем о своих задачах в сфере времени, которая начинается там, где мы стремимся не иметь, а быть, не получать, а давать, не распоряжаться, а щедро делиться, не подавлять, а уступать и жить в гармонии с миром. Жизнь сходит с рельсов, когда нашей единственной целью становится контроль над пространством, приобретение материальных благ в пространстве.

Нет ничего желаннее, чем власть, и нет ничего страшнее. Прежде мы часто страдали от нищеты и бессилия перед природной стихией — теперь нам грозит духовное вырождение из-за необъятной власти, которую мы сосредоточили в своих руках. Любовь к труду дает человеку счастье; любовь к наживе — лишь мучения. У фонтана прибыли разбивалось множество сердец. Когда человек продает себя в рабство вещам, он превращается в разбитый сосуд.

Техническая цивилизация основана, прежде всего, на стремлении человека подчинить себе силы природы и управлять ими. Производство инструментов, прядильное ремесло и земледелие, строительство домов и мореходство — все это относится к нашему пространственному бытию. Мысли человека постоянно заняты тем, что происходит в окружающем пространстве, и это влияет на всю его деятельность. Даже во многих религиях господствует представление, что божество пребывает в пространстве, в его четко очерченных границах — на горе, в лесу, в дереве или камне. Поэтому эти места объявляются священными. Божество привязано к участку земли; святость ассоциируется с пространственными объектами. Но тогда возникает вопрос: Где бог? Многие охотно соглашаются, что Б-г находится во вселенной, подразумевая, однако, Его присутствие в пространстве, а не во времени, в природе, а не в истории, как будто Б-г — это вещь, а не дух.

Даже пантеистическая философия представляет собой, по существу, религию пространства: Высшее Существо наделяется свойством пространственной бесконечности. Бог в обличье природы как бы разлит в пространстве. Оно становится его продолжением, его сутью. В таком представлении Б-жественного нет места времени. По мнению Спинозы, время — это всего лишь случайное движение, образ мышления. Он пытался разработать философию «в геометрическом стиле», создать науку пространства, что весьма характерно для его типично пространственного мышления.

Примитивному разуму трудно понять идею без помощи воображения, а его воображение способно раскрыться только в сфере пространства.

Рассуждая о богах, такой человек хочет иметь перед собой их зримый образ. Нет образа — нет и бога. Поклонение священному образу, священному монументу или месту — это не просто исконная особенность многих религий. Такая форма поклонения присуща всем народам и эпохам, людям верующим, суеверным и даже атеистам. Все они преклоняют колена перед знаменами и флагами, перед национальными святынями, склоняют головы у памятников и мемориалов, воздвигнутых в честь королей и героев. Повсюду осквернение святыни считается недопустимым кощунством, причем значение некоторых святынь так возрастает, что забывается сама подоплека их появления. Памятник, мемориал превращается в средство подавления памяти; средство обессмысливает цель. Ибо пространственные вещи находятся во власти человека. Святость защищает их от надругательства, но не от эксплуатации. Чтобы сохранить святость, увековечить присутствие бога, надо сформировать его образ. Но бог, которого можно «сформировать» и замкнуть в какие-то границы — это всего лишь тень самого человека.

Мы все очарованы великолепием пространства, грандиозностью наполняющих его предметов. Категория вещей давлеет над нашим сознанием, диктует ход наших мыслей. Человеческое воображение стремится облечь все концепции в зримые образы. В своей повседневной жизни мы занимаемся преимущественно тем, что воспринимают наши органы чувств: тем, что видят глаза и трогают руки. В нашем представлении  реальность — это мир вещей, громоздящихся в пространстве; даже Сам Б-г воспринимается многими из нас как…вещь.

Вещизм ослепляет нас, мешает нам видеть реальность, не входящую в категорию вещей. Это особенно часто проявляется в нашем отношении к субстанции времени, которая, будучи «бестелесной» и «неовеществленной», кажется нам совершенно далекой от реальности.(1)

Мы хорошо знаем, что делать с пространством, но не знаем, как обращаться со временем —  разве что подчиняем его пространству. Многие из нас трудятся ради приобретения вещей, находящихся в пространстве, и испытывают неистребимый страх перед временем. Мы замираем в ужасе, когда вынуждены заглянуть ему в лицо.(2) Время как будто смеется над нами; оно похоже на скользкое и подлое чудовище, пасть которого изрыгает огонь, непререрывно пожирающий драгоценные минуты нашей жизни. Поэтому, избегая прямого контакта со временем, мы прячемся в убежище пространства и наполняющих его предметов и явлений. Те намерения, которые нам не удается осуществить, мы откладываем на депонент пространства; предметы, которыми мы владеем, становятся символами наших нереализованных духовных устремлений, зримыми памятниками скрытой неудовлетворенности. Но пространственные вещи не застрахованы от пожара; они лишь подливают масло в огонь. Может ли радость обладания вещами защитить нас от страха перед временем, которое постоянно напоминает нам о неминуемой смерти? Если взглянуть на вещи в увеличительное стекло трезвого анализа, то окажется, что они — всего лишь подделки счастья. Более того, они представляют угрозу для самой нашей жизни. Пространственные вещи-миражи не только не помогают, а наоборот, осложняют жизнь.

Человек не может отмахнуться от проблемы времени. Чем больше мы над ней размышляем, тем глубже понимаем, что нельзя завоевать время через пространство. Временем можно повелевать только через время.

Высшая цель духовной жизни заключается не в накоплении больших объемов информации, а в восприятии моментов святости. Например, в религиозной сфере на человека оказывают влияние не вещи, а присутствие духовности.(3) В душе остается момент откровения, а не место, где произошло это действие и явление. Момент откровения — это огромное богатство, целое состояние; он переносит нас за рамки времени, поддающегося измерению. И наоборот, духовная жизнь начинает умирать, когда мы неспособны воспринять то, что наполняет время величием.

Автор этой книги вовсе не стремится опорочить мир пространства. Любая попытка дискредитации пространства и наполняющих его предметов равносильна клевете на само Творение, на те его материальные составляющие, которые «увидел Б-г и сказал, что это — хорошо». Мир не может состоять из одних абстракций времени. Время и пространство взаимосвязаны. Тот, кто не замечает одну из этих двух составляющих, слеп на один глаз. Возражение вызывает лишь безоговорочная капитуляция человека перед пространством, его добровольное закабаление миром вещей. Надо помнить, что не вещи наполняют значением мгновение, а, наоборот, мгновение придает смысл этим вещам.

В Торе главное внимание уделяется не пространству, а времени. Она смотрит на мир через призму времени и уделяет больше внимания поколениям, событиям, нежели странам и вещественным объектам; ее интересует не столько география, сколько история. Тора учит нас важной концепции: время играет в человеческой жизни по меньшей мере такое же значение, что и пространство; время обладает собственным значением и своей независимой средой.

В библейском иврите понятию «вещь» нет подходящего эквивалента. Слово «давар», которое в современном иврите приобрело значение вещи, обозначает в святом языке Торы множество других понятий: речь, слово, послание, сообщение, новость, совет, просьба, обещание, решение, предложение, тема, история, поговорка, высказывание, бизнес, занятие, действия, хорошие поступки, события, способ, манера, причина, но не «вещь». Что это — свидетельство лингвистической нищеты или отражение широкого взгляда на мир, стремление не ставить знак равенства между реальностью (от латинского слова «res», вещь) и миром материальных предметов?

Одним из важнейших событий в истории религии стала трансформация сельскохозяйственных празднеств в годовщины исторических событий. В древности праздники тесно переплетались с природными циклами года. Люди отмечали то, что происходило в жизни природы в  разные времена года. Значение того или иного праздника определялось плодами, урожаями, которые природа давала или не давала. В иудаизме Песах был вначале весенним праздником и лишь позже стал годовщиной Исхода из Египта. Шавуот («Пятидесятница»), древний праздник урожая, который отмечали в конце уборки пшеницы («хаг а-кацир», Шмот, 23:16, 34:12), приобрел новое значение: в этот день евреи получили Тору у горы Синай. Наконец, Суккот (Праздник кущей), древний фестиваль сбора винограда («хаг а-асиф, Шмот 23:16), стал напоминанием о странствиях евреев в пустыне и их жизни в хрупких шалашах с кровлей из листвы и ветвей (Ваикра, 23:42 и далее). Для народа Израиля судьбоносные события древней истории играли более важное духовное значение, чем регулярно повторяющиеся природные циклы, хотя именно от них зависело материальное благосостояние людей. В отличие от других народов, чьи божества были связаны с конкретными местами и материальными объектами, Б-г Израиля всегда был Б-гом событий: Он освобождал Свой народ из рабства, даровал им Тору, проявлял Себя в событиях истории, а не в предметах и географических точках. В результате возникла вера в бестелесное и не поддающееся описанию Высшее Существо.

Иудаизм — это религия времени, нацеленная на освящение времени. В отличие от человека, живущего в пространственном измерении, для которого время всегда неизменно, однообразно повторяемо и однородно, а все часы одинаковы и безлики, как пустая скорлупа, Тора тонко чувствует разнообразную сущность времени, различает его многоцветную палитру. В нем нет двух одинаковых часов. Каждый час уникален и единственен в своем роде, исключителен и бесконечно ценен.

Иудаизм учит нас устанавливать связь со святостью во времени, поддерживать контакт со священными событиями, почитать святилища, возникающие из грандиозного потока годичного цикла. Наши величайшие соборы — Субботы. А наша главная нерукотворная святыня, Святая Святых — День Искупления, Йом-Кипур — уцелела во всех испытаниях. Ее не смогли сжечь ни римляне, ни немцы, и никакие ренегаты и вероотступники не сумели осквернить и извратить ее. В древности мудрецы говорили, что грехи человека искупает не соблюдение Йом-Кипура, а сам этот день, «суть этого Дня», разумеется, при условии искреннего раскаяния грешника.(4)

Еврейский ритуал можно определить как искусство отмечать значимые рубежи во времени,  как АРХИТЕКТУРУ ВРЕМЕНИ. Эти рубежи — Шаббат, Новомесячье (рош-ходеш), праздники, Седьмой субботний год (шмита) и Пятидесятый год (йовель)

— празднуются в определенные часы суток или в определенное время года. Например, праздничная или субботняя молитва начинается в установленный час вечера, утра или дня. Главные темы нашей веры также относятся к сфере времени. Мы помним день нашего Исхода из Египта; день, когда весь народ Израиля стоял у горы Синай. Наша мессианская надежда — это тоже ожидание заветного дня, конца дней.

В талантливом произведении искусства ключевая мысль раскрывается не произвольно, не наудачу. Ее представляют, как царя на официальном приеме — в нужный момент, после тщательной подготовки, чтобы подчеркнуть ее центральное значение и непререкаемую ценность. В Торе слова употребляются с изысканной скрупулезностью, особенно те, которые, как огненные столбы, ведут нас по разветвленному лабиринту библейского мира с его многообразием и непостижимо глубокими замыслами.

Одно из самых частых слов в Торе — «кадош», святой. Именно оно больше, чем другие слова, представляет таинство и величие Б-га. А теперь попробуйте назвать самый первый священный объект в истории мира. Что это было: гора, алтарь?

Нет, слово «кадош» было впервые употреблено в книге Берешит (Бытие) в конце рассказа о Сотворении мира. Знаменательно, что оно относилось не к физическому предмету, а ко времени: «И благословил Б-г седьмой день и освятил его» (5). В истории Творения ни один пространственный предмет не наделен таким качеством святости.

В том и состоит кардинальное отличие иудаизма от общепринятого религиозного мышления. Человек, воспитанный на мифах Древней Греции, подумал бы, что после создания неба и земли Б-г должен выделить некое святое место — священную гору или священный родник — и там водрузить монумент или другое святилище для всеобщего поклонения. Но Тора ставит на первое место святость времени — Шаббат.

Итак, на заре истории существовала лишь одна святость в мире — святость времени. Прежде чем дать евреям Свои вечные заповеди на Синае, Всевышний провозгласил святость в человеке: «И будете вы Мне народом святым». Лишь после того, как люди поддались соблазну поклонения материальному кумиру, золотому тельцу, им было велено соорудить Шатер Откровения в пустыне, походный Храм, сотворить святость в пространстве.(6) Короче, вначале возникла святость времени, затем святость человека и лишь затем святость пространства. Время было освящено Б-гом; пространство, Шатер Откровения освятил Моше (Бамидбар 7:1).

Календарные числа наших праздников, которые отмечают исторические события, зависят от природных циклов. Например, Песах и Суккот совпадают с полнолунием. Даты всех праздников устанавливаются по месяцам, которые, в свою очередь, отражают периодичность астрономических явлений: еврейский месяц начинается с появлением узкого серпа молодой луны на вечернем небе.(7) Другое дело Шаббат — он совершенно не зависит от месяца и не имеет отношения к лунным циклам.(8) Его наступление никак не связано с повторяющимися явлениями природы, такими как новолуние. Он — производное самого Творения. Другими словами, суть Шаббата полностью отделена от пространственного, физического мира.

Значение Шаббата в том и состоит, чтобы отмечать время, а не пространство. Шесть дней в неделю мы живем под гнетом пространства и всего, что оно содержит; но в Шаббат мы стремимся приобщиться к святости времени. В этот день Тора призывает нас ощутить саму вечность, переключить внимание с результатов Творения на само таинство Творения, покинуть сотворенный мир и перейти в процесс его сотворения.

Примечания.

1. По мнению Бертрана Рассела, время — это «поверхностная, лишенная важности характеристика реальности…Философская мысль должна стремиться в определенной мере к освобождению от рабской привязанности к времени…Признав малозначительность времени, мы откроем ворота мудрости». «Our Knowledge of the External World», pp.166-167;

2. «Время — это страшная, смертельная болезнь, порождающая безысходную ностальгию. Своим течением время поражает человека в сердце, вселяет в него отчаяние и наполняет его взор печалью»,

— Н.Бердяев, «Одиночество и общество», стр.134.

3. Это один из аспектов, отличающих религиозное восприятие от восприятия эстетического;

4. Рамбам, «Мишне Тора», разд. Тшува, 1,3, на основе мишны «Йома», 8,8. Более радикальный взгляд изложен в «Сифра» на 23:27 и «Шавуот», 13а (перевод на англ. «Сонсино»): «Я бы мог подумать, что День Искупления искупит его грехи, но при условии, что он постился в этот день, и назвал его священным сбором (включив в литургию этого дня благословение «Благословен Ты, Г-сподь…освятивший Израиль и День Искупления» и надев священные одежды, символизирующие принятие святости этого Дня; см. «Тосафот Критот» 7а), и не работал в этот день. Но если он не постился, и не назвал его священным сбором, и работал в этот день — как же мы тогда можем заключить (что этот День искупает его грехи)? В Торе сказано, что это День искупления — т.е. во всех случаях он искупает». Однако большинство авторитетов не разделяют мнение, что Йом Кипур искупает даже тех, кто не только не раскаивается, а, наоборот, грешит в тот самый День;

5. Берешит 2:3. «Помни День Субботний, чтобы освятить его… ибо шесть дней творил Б-г небо и землю…поэтому благословил Б-г День Субботний и освятил его» (Шмот 20:8,11). В тексте Десяти Заповедей определение «святой» относится только к одному слову — Шаббат.

6. Святости времени вполне хватило бы для мира. Святость пространства стала вынужденным компромиссом с человеческой природой. Сооружение Шатра Откровения не было заповедано в Десяти Заповедях. Оно было начато в ответ на прямое обращение народа к Б-гу: «Владыка вселенной! Цари народов мира имеют дворцы. Во дворце устанавливают стол, подсвечники и другие царские знаки отличия, по которым можно узнать их властелина. Почему бы Тебе, нашему Царю, Спасителю и Помощнику, тоже не использовать монаршие знаки, чтобы все жители земли признали Тебя своим Царем?» — «Мидраш агада», 27:1;

7. Период времени от одного новолуния до следующего составляет лунный месяц и равняется 29 дням и 12 часам;

8. В Вавилоне седьмой день отмечали каждый седьмой день лунного месяца.

ЧАСТЬ I.

ГЛАВА 1.

 ДВОРЕЦ ВО ВРЕМЕНИ

Чтобы вступить в святость дня, надо вначале сбросить с себя бремя будничных забот, выйти из порочного круга нескончаемой погони за миражом материального процветания. Надо отделиться от нестройного шума будней, от нервотрепки и неутолимой жажды наживы, от гибельной растраты собственной жизни. Надо хоть на время распрощаться с трудовыми буднями и осознать, что мир уже создан и вполне может существовать и без помощи человека. Шесть дней в неделю мы ведем борьбу с окружающим миром, добываем хлеб насущный; но в Шаббат мы любовно растим семена вечности, посеянные в наших душах. Миру принадлежат наши руки, но душа наша принадлежит Б-гу. Шесть дней в неделю мы стремимся господствовать над миром — в седьмой день мы пытаемся установить господство над собою.

Впервые встретив евреев, римляне с высокомерным презрением восприняли их строгую приверженность закону о прекращении работы в Шаббат. Шаббат — это символ еврейской лени, считали Ювенал, Сенека и другие античные интеллектуалы.

Стремясь отстоять, оправдать Шаббат, лидер грекоговорящих евреев в Александрии Филон заявил: «В этот день нам заповедано воздерживаться от любой работы, но не потому, что наш закон потворствует безделью… Он лишь стремится дать человеку передышку от непрерывного и нескончаемого труда, дать отдых нашим телам с помощью продуманной системы периодического выключения из трудовой деятельности, чтобы затем мы могли возобновить работу с обновленными силами. Такие периоды отдыха нужны не только простым людям, но и атлетам — они позволяют им собраться с силами и продолжать неуклонное и упорное движение к поставленной цели».

В этой апологетике Шаббат представлен не в духе Торы, а в духе Аристотеля. По словам античных философов, «нам требуется расслабление, потому что мы не можем работать непрерывно. Короче, отдых, расслабление — это не цель», а средство. Человек отдыхает «ради последующей деятельности», чтобы накопить силы для новых достижений. Но с точки зрения Торы, все обстоит наоборот: именно труд является средством, а Шаббат, как день отдыха и воздержания от трудовой деятельности, предназначен не для восстановления растраченных сил и подготовки к предстоящей работе. Шаббат существует ради самой жизни. Ибо человек — не вьючное животное, и Шаббат нужен не для повышения эффективности его труда. Как сказано в субботнем гимне «Леха доди», Шаббат «возник последним, но был задуман первым»; он «завершил сотворение неба и земли».

Не Шаббат существует для будней, а будни — для Шаббата.

Шаббат не антракт, а апофеоз жизни.

Три Б-жественных действия определили суть Седьмого дня: Б-г отдыхал в этот день, благословил и освятил его (Берешит 2:2,3). Иначе говоря, к запрету трудовой деятельности добавились благословение для радости и стремление к святости. Шаббат празднуют не только руки человека, но и его язык и душа. В этот день меняется даже наша речь; нам нельзя не только говорить, но и думать о делах и работе.

Труд — это ремесло, но полный отдых сродни искусству. Он достигается лишь при полной гармонии тела, разума и воображения. Чтобы добиться высокого мастерства в каком-то виде искусства, надо вначале освоить его скрытые рычаги, подчиниться его законам. Седьмой день — это дворец, который мы строим во времени. Он сделан из души, радости и красноречивого молчания. В его уникальной атмосфере ощущается особый порядок, дисциплина, напоминающая нам о близости к вечности. Великолепие этого дня выражено в категориях отказа, воздержания. Точно так же Б-жественное таинство можно точнее выразить с помощью отрицаний, в рамках доктрины негативной теологии, согласно которой мы не знаем, что Б-г Собой представляет — нам лишь известно, чем Он не является. Мы часто ощущаем, каким слабым будет здание нашей веры, если строить его исключительно на ритуалах и действиях, которые выглядят странными и даже раздражающими. Как иначе выразить грандиозность вечности, если не молчанием, не воздержанием от шума и суеты? Эти ограничения отзываются волшебной мелодией в душах тех, кто знает, как надо вести себя во дворце в присутствии королевы.

Это слово редко произносят, ибо оно выражает чувство, слишком глубокое и сокровенное, чтобы доверить его нашим устам: речь идет о любви к Шаббату. Она редко упоминается в нашей литературе, но уже более двух тысяч лет доставляет нам высшее наслаждение, наполняет наши чувства песнями и гимнами. Можно сказать, что целый народ влюблен без памяти в Седьмой день. Сам дух этого дня можно понять только в сравнении с апофеозом любви. Именно такие требования к любви предъявляет рыцарская поэзия средних веков: «Любовь должна быть абсолютной; каждая мысль и каждое действие влюбленного должны всегда и везде откликаться ярчайшими эмоциями и фантазиями, на какие он только способен».

«Романтическая любовь трубадуров к их дамам искрилась счастьем. Требования и нужды такой любви превращали ее в высший закон жизни. Любовь была рыцарским служением; она рождала беззаветную преданность, давала образцы высшей, благороднейшей жертвенности. И она же становилась источником личного совершенства, вдохновляя человека на самоотверженные, поистине героические деяния». Рыцарская культура породила романтическую концепцию обожания и любви, которая по сей день доминирует в своей мифическо-страстной форме в литературе и образе мышления западного человека. Еврейским вкладом в идею любви стала концепция любви к Шаббату, любви к особому дню, к духовной субстанции, существующей во времени.

Чем же этот день так прекрасен, так ценен? Почему он завоевывает наши сердца? Седьмой день прекрасен и ценен тем, что он похож на рудник, где можно добыть драгоценный металл духа для строительства дворца во времени. Это особое измерение, где человек сосуществует с Б-жественным началом, где он настолько возвышается, что приближается к уровню Творца, приобретает Его качества.

Где еще можно уподобиться Б-гу? У пространства нет ни одного качества, общего с Б-гом. На вершине горы не обретаешь полную свободу; в молчании моря нет исчерпывающей славы. Подобие Б-га можно найти в совершенно другом измерении — во времени, которое под маской часов и дней скрывает истинную вечность.

Искусство соблюдение Седьмого дня похоже на искусство живописи, когда на холсте времени воссоздается таинственное величие кульминационного момента Творения: как Он освятил Субботу, так и мы будем освящать этот день. Любовь к Шаббату — это любовь человека к тому общему, что есть у него с Б-гом. Наше соблюдение Шаббата — это парафраз Б-жественного освящения Седьмого дня.

Как бы выглядел мир без Шаббата? Он знал бы только себя, и в его искаженном представлении Б-г был бы материальной субстанцией или пропастью, отделяющей eго от вселенной. Этот мир прозябал бы в невежестве, без окна в вечность, без понимания времени.

Несмотря на такую идеализацию идеи Шаббата, ей не грозит превращение в волшебную сказку. При всей своей романтизации Шаббат остается конкретным фактом, юридической инстанцией и элементом общественной системы. Ему не грозит опасность превращения в абстракцию, потому что дух Шаббата должен всегда соответствовать реальным делам, конкретным действиям и ограничениям. Физическая и духовная сферы всегда едины, как тело и душа живого человека. Закон расчищает путь к Шаббату; душа ощущает его дух.

Об этом хорошо знали древние мудрецы: Шаббат требует от человека полного внимания, целеустремленного служения и безраздельной преданности и любви. Логика такой концепции вынуждала их постоянно расширять систему законов и правил его соблюдения. Они стремились, в первую очередь, облагородить, возвысить человека, чтобы он был достоин присутствия в этом священном, воистину царском дне.

Однако закон и любовь, дисциплину и блаженство не всегда удавалось сплавить воедино. Трепетное отношение к Шаббату и боязнь осквернить его дух вынудили мудрецов установить такой уровень его соблюдения, который хотя и соответствует возможностям тонких, возвышенных душ, но порой недоступен простым людям.

Прославление этого дня, акцент на его строгом соблюдении не привели, однако, к обожествлению закона. «Шаббат дан вам, а не вы — Шаббату». Мудрецы знали, что излишний пиетет помешает соблюдению духа закона.(1) От нас требуется жертвовать заповедями ради человека, а не человеком ради заповедей. Цель Торы — «дарить жизнь Израилю — в этом мире и в Мире грядущем».

Постоянный аскетизм может иссушить дух Субботы, а легковесность в соблюдении неизбежно подорвут его. Надо избегать обеих крайностей. Нельзя обрабатывать копьем тонкую филигрань и оперировать мозг плужным лемехом. Надо всегда помнить, что Шаббат — не повод для легкомысленных занятий; что в этот день нельзя устраивать фейерверки и совершать акробатические сальто. Он создан для исправления нашей суетной жизни, для собирания времени, а не его пустой траты. Труд, лишенный достоинства, приносит страдания; отдых без духовной основы ведет к пороку.

Жители Рима страстно желали двух вещей — хлеба и цирковых зрелищ. Но человек не может жить только хлебом и зрелищами. Ему не обойтись без стремления к духовности священного дня.

Шаббат — это самый ценный подарок, полученный человечеством из сокровищницы Б-га. Всю неделю мы думаем: «Дух слишком далек от меня», и мы забывает о духе или в лучшем случае молим Творца: «Дай нам немного от духа Твоего». Но в Шаббат дух распрямляется и требует: «Прими от меня весь мой блеск…».

Но часто бывает, что дары, предлагаемые духом, слишком возвышенны для нашего приземленного разума. Мы охотно принимаем отдых, расслабленость Шаббата, но упускаем из виду его вдохновение, забываем о его Источнике и его идее. Поэтому мы просим Б-га с пониманием отнестись к нашей слабости:

«Помоги детям Твоим понять и осознать, что их отдых исходит от Тебя и что отдыхать — значит освящать Имя Твое».

Соблюдать Шаббат — это значит отмечать коронацию дня в волшебной стране духа и времени, воздух которой мы вдыхаем, когда «зовем его (Шаббат) наслаждением».

Да, Шаббат зовется наслаждением, отрадой.(2) Это услада души и отрада для тела. Но поскольку Б-г заповедовал воздерживаться от многих действий в Седьмой день, «вы можете подумать, что Я дал вам Шаббат для неудовольствия; нет, Я дал вам Шаббат для радости». Освящать Седьмой день не значит  «смирять свою плоть». Наоборот, и будешь ты освящать его всем сердцем твоим, всей душою твоею и всеми твоими чувствами. «Освящайте Шаббат отменными блюдами, красивыми одеждами; ублажайте душу свою удовольствиями, и Я вознагражу вас за эти удовольствия».

В отличие от Дня Искупления, Шаббат посвящен не только духовным целям. Это праздник для души и для тела; комфорт и удовольствие — неотъемлемые составляющие Шаббата, и человек должен целиком отдаться его радостям  всеми помыслами и устремлениями.

Один принц попал в плен и был вынужден жить под чужим именем среди грубых, неграмотных людей. Шли годы, но его не покидала мечта вернуться к своему венценосному отцу, королю, в страну, где он родился и вырос. Однажды принц получил тайное сообщение с родины: отец обещал вызволить его из плена, вернуть во дворец и просил лишь, чтобы он не утратил свои благородные манеры. Принца распирало от радости. Ему хотелось отметить этот день, но не в одиночестве. Поэтому он пригласил местных жителей, с которыми был знаком, в таверну и заказал для всех обильное угощение. Это был настоящий пир, веселый и буйный: приглашенные люди радовались вкусной еде и пьянели от вина, а принц тайно радовался в предвкушении скорого освобождения и возвращения в отцовский дворец. Из этой притчи следует вывод: душа не может праздновать Шаббат в одиночестве — на пиру должно присутствовать и тело. Иначе радость будет неполной.

«Шаббат напоминает нам о двух мирах — нашем физическом мире и Мире грядущем; в нем отражены оба этих мира. Ибо Шаббат – это радость, святость и отдых; радость — неотъемлемый элемент физического мира; святость и отдых приходят из Мира грядущего».(3)

Соблюдать Седьмой день — это не только подчиняться, выполнять строгие предписания Б-жественного закона. Соблюдать Шаббат означает также праздновать Творение мира и раз в неделю воссоздавать Седьмой день, ощущать его величие и святость во времени, ибо это «день отдыха, день свободы», «владыка и царь всех других дней», безраздельный правитель империи времени.

В чем состоит отличие Шаббата от других дней недели? В любой другой день, будь то воскресенье или среда, все часы и минуты безлики; если мы не наполним их значением, они останутся пустыми, не отличимыми друг от друга. Часы Седьмого дня важны сами по себе; их красота и значимость не зависят от нашей деятельности, от наших заработков и достигнутых успехов. Они отмечены величественной красотой.

В молитве, которая читается в субботу днем, сказано: «Величественная красота, венец спасения — день покоя и святости…покой в любви и добровольном служении, покой в истине и вере, покой в мире и беззаботности, спокойствии и безопасности, — покой совершенный, который угоден Тебе».

Время подобно пустыне. В нем есть величие, но нет красоты. Его странное, пугающее могущество внушает страх, но редко воодушевляет. Но вот миновали шесть будничных дней, и нас встречает Суббота, столь потрясающе очаровательная, что наша душа не может устоять перед ней. Она проникает в наши мысли с исцеляющим обоянием. В этот день часы не вытесняют друг друга. Этот день способен рассеять в дым всю печаль и грусть.

Ни один человек, даже самый необразованный и примитивный, не может не заметить этой красоты, ибо сказано: «Даже неуч благоговеет перед этим днем». Мудрецы считали, что в святой Субботний день человек не может лгать.

Но что означает само слово «Шаббат»? По мнению некоторых авторитетов (например, авторов каббалистической книги «Зоар»), это имя Самого Пресвятого. В таком случае, если «Шаббат» — Имя Б-га, нам нельзя упоминать его в нечистых местах, где, кстати, вообще запрещено произносить любые слова из Торы. Некоторые люди вообще стараются не употреблять всуе слово «Шаббат».

Седьмой день похож на дворец, построенный во времени. Он царствует над всеми людьми. Шаббат — это не дата, а атмосфера.

Это не иное состояние нашего сознания, а иной климат.

Шаббат как будто меняет сам вид окружающих нас вещей.

Нам кажется, что мы находимся внутри Шаббата, а не Шаббат внутри нас. Мы не знаем, насколько правильно наше восприятие и насколько благородны наши чувства, но мы целиком отдаемся им: воздух этого дня мягко омывает нас, как растекается по земле, не встречая никаких преград, чистый горный поток.

Один мудрец сказал другому: «Как бесценен Праздник кущей! Когда мы живем в шалаше, даже наше тело купается в святости мицвы». Второй мудрец ответил: «Субботний день еще более бесценен. В праздник ты можешь уйти на время из шалаша, а Шаббат окутывает тебя, куда бы ты ни пошел».

Разница между Шаббатом и другими днями не отражена в физической структуре вещей, в их пространственных формах. В Седьмой день вещи остаются неизменными. Есть только разница в качестве времени, в отношении вселенной к Б-гу. Шаббат предшествовал творению, и Шаббат завершил творение; он содержит весь заряд духовности, какой способен вместить в себя мир.

Седьмой день облагораживает душу и умудряет тело. Рассказывают такую притчу.

Одного мудреца недруги заточили в пещеру, куда не проникал ни единый луч света. Поэтому он не мог следить за сменой дня и ночи. Больше всего его угнетала мысль, что он не сможет теперь встречать Субботу молитвой и песнопениями, как привык с юности. Кроме того, его очень мучила почти непреодолимое желание курить. Эта тяга к курению не давала ему покоя, и он ругал себя, что не может ее обуздать. И вдруг ему расхотелось курить; внутренний голос сказал: «Сейчас канун Субботы! В этот час страсть к курению, запрещенному в Шаббат, неизменно покидает меня». Воодушевленный этим открытием, он встал и громко поблагодарил Б-га, а затем благословил День субботний. Так продолжалось каждую неделю; его мучительная тяга к табаку бесследно исчезала с приходом очередного Шаббата.

Каждый человек стремится жить достойно; в этом желании мы черпаем силы и вдохновение, которые помогают нам пережить все жизненные трудности. Наша трудовая деятельность в будни и отдых в Седьмой день тесно связаны между собой. В этой связке Шаббат играет роль вдохновляющего начала, и другие дни получают от него заряд энергии.

Слова Торы «И завершил Б-г в День седьмой работу Свою» (Берешит 2:2) кажутся на первый взгляд странными. Ведь в другом месте сказано: «И почил Б-г в День седьмой», и еще: «Ибо шесть дней творил Б-г небо и землю» (Шмот 20:11). Почему Тора не говорит, что Б-г закончил Свою работу в шестой день? Проанализировав текст, мудрецы решили, что процесс Творения продолжался и в Седьмой день. В Шаббат была создана «менуха» (отдых) подобно тому, как в течение шести дней создавались небо, земля и все их содержимое.

«Чего не хватало вселенной после шести дней Творения?

Что еще ей требовалось? — «Менуха». Но пришел Шаббат, вместе с ним пришла «менуха», и вселенная была завершена».(4)

Еврейское слово «менуха», которое обычно переводят как «покой», «отдых», означает нечто гораздо большее, чем простое прекращение работы, отказ от трудовой активности и расслабление, снятие забот и напряжения. «Менуха» — это не отрицательная концепция, в ней присутствует нечто реальное и непреходяще позитивное. Таково мнение мудрецов, которые считали, что для создания «менухи» требовался специальный акт творения, что без нее вселенная не была бы завершена.

В мидраше сказано: «Что было сотворено в седьмой день?

— Спокойствие, безмятежность, покой и отдых».

Для человека, воспитанного в духе Торы, «менуха» равнозначна счастью, тишине, миру и гармонии. Описывая состояние, к которому он стремился после смерти, известный библейский страдалец Иов употребил слово того же корня, что и «менуха». Это такое состояние, при котором человек тихо лежит в полном покое: «Там перестали тревожить мир нечестивые, и там отдыхают истощившие силу» (Иов 3:13,17). В этом состоянии нет вражды и конфликтов, нет страха и подозрения. Сама суть хорошей жизни — это «менуха». «Г-сподь — пастырь мой. Не будет у меня нужды ни в чем. На пастбищах травянистых Он укладывает меня, на воды тихие приводит меня» (воды «менуха»). (Псалмы 23:1). В более позднее время «менуха» стала синонимом жизни в Мире грядущем, вечной жизни (см. упокойную молитву «Кэль мале рахамим»).

Шесть дней недели мы молимся: «Храни нас при выходе и при входе», а субботним вечером просим Творца: «Раскинь над нами Свой мирный полог». Вернувшись из синагоги домой, мы воодушевленно поем:

«Мир вам, ангелы Мира».

Седьмой день непрерывно поет. В старинной притче говорится: «Когда Адам увидел великолепие Субботы, ее величие и славу и ту радость, которую она дарит всем творениям, он произнес нараспев хвалебную песнь Субботнему дню, как будто желая выразить Творцу свою благодарность за бесценный дар Шаббата. Тогда сказал ему Б-г с упреком: «Ты поешь хвалебную песнь Субботнему дню и не поешь Мне, Б-гу Субботы?» И тут поднялась Суббота со своего места, пала ниц перед Творцом и молвила: «Как хорошо благодарить Г-спода!» Все творение продолжило в унисон: «И петь хвалу Имени Твоему, о Всевышний!» Именно Шаббат вдохновил все Б-жественные творения воздать хвалу Г-споду, как сказано в литургии утренней субботней молитвы:

«Б-гу, который пребывал в покое, не совершая никакой из своих работ в седьмой день, — когда Он поднялся и воссел на престоле Славы Своей.

Великолепием облек Он день покоя; назвал День Субботний блаженством.

В том слава Седьмого дня, что в этот день Б-г пребывал в покое, не совершая никакой из своих работ.

И сам День Седьмой восхваляет Всевышнего и провозглашает: «Хвалебная песнь в честь Субботнего дня. Отрадно благодарить Г-спода!»

И поэтому пусть все творения Б-га благословляют Его».

Именно Шаббат учит все творения, Кого и как им следует восхвалять.

Примечания.

1) Кроме запретов на идолопоклонство, разврат и убийство;

2) Ишаягу 58:13. В «Тикуней зоар» сказано также: «Тот, кто уменьшает отраду Субботы, как будто грабит Шехину (Б-жественное Присутствие), ибо Суббота — единственная дочь Б-га»;

3) Поэтому мы говорим в Шаббат: «Да возвеселятся небеса, и возрадуется земля» (Псалмы, 96:11). В книге Аль Накава, «Менорат а-маор» сказано: «Небо символизирует Мир грядущий, мир душ, а земля символизирует этот мир, земной и смертный»;

4) По мнению греко-еврейского философа Аристобулуса, в седьмой день был создан свет, в котором можно видеть все вещи, — это свет мудрости.

ГЛАВА 2.

ЗА ГРАНЬЮ ЦИВИЛИЗАЦИИ

Наша техническая цивилизация — это продукт труда, стремления человека к господству над природой ради обогащения, ради выпуска и приобретения товаров. Не удовлетворяясь тем, что дает природа, он вступает в сражение с ее силами, желая повысить свою безопасность и свой комфорт. Пользуясь языком Торы, можно сказать, что задача цивилизации состоит в обуздании земли и господстве над зверем.

Мы часто гордимся своими победами в войне с природой, гордимся своими открытиями и изобретениями, изобилием производимых нами товаров. Однако в последнее время произошли кардинальные изменения: наши победы все чаще напоминают поражения. Несмотря на грандиозные достижения, мы становимся жертвами результатов собственного труда. Завоеванные нами силы перешли в контрнаступление и теснят нас, загоняют в тупик.

Неужели наша цивилизация идет прямиком к катастрофе, как считают многие? Неужели она изначально порочна, и ее надо отвергнуть и проклясть? Еврейская религия не отделена от этого мира — она внутри и выше него. Она не отвергает цивилизацию, а стремится возвысить ее. Именно в Шаббат мы учимся совершенствовать цивилизацию, возвышать ее.

Адам был помещен в Сад Эден, чтобы «возделывать его и охранять» (Берешит 2:15). Труд — это не только неотъемлемая часть нашей повседневной жизни; он был изначально наделен Б-жественным достоинством. Но отведав запретный плод древа познания, Адам обрек себя на тяжкий и мучительный труд: «В страданиях будешь ты есть…все дни жизни твоей» (Берешит 3:17). Ибо труд бывает разный: вдохновенный и унизительный, благословенный и скорбный.

В Шаббат мы прекращаем работу не в знак пренебрежения трудом, а наоборот, чтобы возвысить его, проявить его Б-жественное достоинство. Повеление «не делать никакой работы в день Седьмой» — это, по существу, продолжение другой заповеди Торы: «Шесть дней работай, и делай всю работу свою» (Шмот 20:9).

«Шесть дней работай, и делай всю работу свою, а в Седьмой день — Шаббат Г-споду Б-гу твоему». Иначе говоря, нам заповедано не только соблюдать Шаббат, но и работать в другие дни. «Люби труд…», — учили наши мудрецы в трактате «Пиркей авот». Обязанность трудиться шесть дней — это такая же неотъемлемая часть Б-жественного договора с человека, как и закон о прекращении работы в Седьмой день.

Тора призывает нас отвести один день в неделю для свободы, когда мы не пользуемся рабочими инструментами, столь легко превращенными в орудие разрушения. В этот день мы остаемся наедине с собой, отдаляемся от всего пошлого, вульгарного, обретаем свободу от всех внешних обязательств, прекращаем поклоняться идолам технической цивилизации и не пользуемся деньгами, прерываем экономическую борьбу с другими людьми и силами природы. Да есть ли иная подобная сила, дающая человеку столь грандиозную надежду на прогресс, как наш еврейский Шаббат?!

Проблема взаимоотношений с технической цивилизацией будет решена человечеством не с помощью ее демонтажа, а на пути достижения определенной степени независимости от нее.

Что касается материальных даров цивилизации, физического обладания ими, здесь приемлем только один подход: иметь их, пользоваться ими и уметь обходиться без них. В Шаббат мы перестаем зависеть от технической цивилизации, воздерживаясь в первую очередь от таких видов деятельности, которые нацелены на преобразование, усовершенствование пространственных объектов. В Седьмой день мы временно лишаемся своей царской привилегии покорять природу.

Какие же виды работ нельзя выполнять в Шаббат? Наши мудрецы постановили (см. Вавилонский Талмуд, трактат «Шаббат» 49б), что речь идет о таких действиях, которые были необходимы для строительства передвижного Храма в пустыне и изготовления предметов его обстановки. Ибо Шаббат и есть наше рукотворное святилище, святилище во времени.

Одно дело отдаться течению материальной жизни со всеми ее причудами, угрожающими нашему духовному благополучию, и совсем другое дело — остановиться и ощутить всеми фибрами души присутствие вечности.

Седьмой день — это перемирие, заключенное в разгар нашей жестокой войны за существование, прекращение огня на всех фронтах, личных и общественных; это мир между человеком и его ближним, между человеком и природой, мир внутри самого человека. В этот день пользование деньгами считается профанацией; день этот  дает нам возможность утвердить свою независимость от главного идола нашего мира. Седьмой день избавляет нас от повседневного напряжения, освобождает от путаницы в нашей собственной душе. Он возводит человека на пьедестал повелителя в мире времени.

В бурном океане времени есть остров покоя, где человек может бросить якорь в тихой гавани и восстановить свое достоинство. Этот остров — Седьмой день, Шаббат; он помогает нам освободиться от бремени материальных забот и текущих дел, приблизиться к духовной среде.

Шаббат надо проводить, как говорили мудрецы, в «радости, благоволении, мире и большой любви…ибо в этот день даже находящиеся в аду нечестивцы обретают покой». Гневливость

— плохая черта. Но вдвойне грешно гневаться в Шаббат.

Стих из Торы «не зажигайте огня во всех жилищах ваших в День субботний» (Шмот 35:3) можно истолковать и так: «Не зажигайте огня раздора и не распаляйте жар гнева». Короче, в Субботу нельзя зажигать огонь, даже огонь праведного негодования.

В череде будничных дней, борясь и страдая  от мелких неприятностей и дисгармонии мира, мы с тоской и нетерпением ждем Шаббата, в котором можно укрыться, как в надежной гавани. Шаббат — источник нашей силы и наша цель. В этот день мы вырываемся из порочного круга плебейской суеты и восстанавливаем свой истинный статус Человека с большой буквы, способного находить радость в своей исходной сути, независимо от степени своей учености, от того, преуспели ли мы в делах или нет. Это день полной независимости от нашего общественного статуса.

Всю неделю мы тревожимся и размышляем о том, богаты мы или бедны, преуспеваем или, наоборот, терпим неудачу в своей трудовой деятельности, достигаем своих целей или нет. Трудная, неспокойная жизнь. Но все тревоги и огорчения мгновенно исчезают, когда перед нашим внутренним взором разворачивается многоцветная палитра вечности. И тогда из всех будничных чувств у нас остается одно лишь сожаление, что мы расстраивались из-за каких-то жалких пустяков.

В Шаббат нет времени для личных забот и проблем, для всякой деятельности, которая может приглушить дух радости. Шаббат — не время для неприятных размышлений о совершенных грехах, для исповедей и покаяния и даже для мольбы об избавлении или удовлетворении личных нужд. Это день, когда читают восхваления, а не обращаются с просьбами. Пост, скорбь, любое проявление горя  запрещены в Шаббат. Период траура прерывается. Если вы навещаете больного в Седьмой день, надо сказать ему: «Сегодня Шаббат, поэтому нельзя жаловаться; крепись, ты скоро поправишься». В Субботу надо избегать напряжения и любых усилий, даже связанных со служением Творцу».(1)

Почему мы не читаем Восемнадцать благословений в Шаббат? Потому что Шаббат был дан нам Б-гом для радости, для удовольствия, для покоя, и его нельзя омрачать беспокойством и горестными мыслями. Если в доме есть больной, мы вспоминаем о нем, читая одно из благословений будничной молитвы: «Пошли с небес полное исцеление…»; в этот момент нас охватывает грусть. В Шаббат такое чувство недопустимо. Вот почему в субботнее благословение после трапезы включена просьба о том, чтобы «не было печали и беды в день нашего покоя». Тот, кто печалится в Субботний день, совершает грех.

Ибо Шаббат — это день гармонии и мира,  мира между человеком и его ближним, мира внутри самого человека, мира между человеком и всем, что окружает его. В Седьмой день мы не имеем права манипулировать Б-жественным творением, менять порядок в физическом строении вещей. Это день покоя как для людей, так и для животных:

«Не совершай (в Шаббат) никакой работы, ни ты, ни сын твой, ни дочь твоя, ни раб твой, ни рабыня твоя, ни бык твой, ни осел твой, ни всякий скот твой, ни пришелец твой, который во вратах твоих, чтобы отдохнул раб твой и рабыня твоя, как ты» (Дварим 5:14).

Однажды рав Шломо из Радомска приехал в городок, где жила старая женщина, когда-то служившая в доме знаменитого мудреца и праведника рабби Элимелеха. Она была очень стара и не выходила из дома. Поэтому рав Шломо сам пришел к ней в гости и попросил ее рассказать что-нибудь о великом Учителе.

«Я не знаю, что происходило в его жилых комнатах, потому что я вместе с другими девушками работала у него кухне. Могу вам сказать только одну вещь. В обычные дни прислуга часто ссорилась

друг с другом — ничего особенного в этом нет. Но в пятницу перед наступлением Шаббата атмосфера на кухне была совсем иной, как в канун Йом-Кипура. Каждой из нас хотелось просить прощения у

других девушек. Мы все были охвачены чувством любви и внутреннего умиротворения.»

Поэтому Шаббат — это нечто большее, чем перемирие, чем передышка; это чувство глубокого внутреннего согласия человека с окружающим миром, симпатии ко всем творениям и стремление участвовать в единении нижних и верхних сфер. Все, что есть Б-жественного в мире, вступает в союз с Творцом. Таков Шаббат, основа истинного блаженства во вселенной.

«Шесть дней работай и делай всю работу свою» (Шмот 20:9). Разве может человек сделать всю работу за шесть дней? Разве не приходится нам часто оставлять работу незавершенной? У этого стиха более глубокий смысл: отдыхай в Шаббат без всяких забот — так, как будто ты завершил всю свою работу. Другое объяснение: отдыхай даже от самих мыслей о работе.(2)

Один благочестивый человек гулял в своем винограднике в Шаббат. Вдруг он увидел пролом в заборе и решил заделать его, когда закончится суббота. Однако на исходе Шаббата он передумал. «Поскольку мысль о ремонте забора пришла мне в голову в Шаббат, — сказал он себе, — я вообще не стану его чинить».

Примечания.

1. «Рабби Шешет сажал своих учеников (в Шаббат) под солнцем летом и в тени зимой, чтобы они быстрее вставали. Рабби Зейра выискивал пары учеников, занимавшихся Торой, и говорил им: «Умоляю вас, не оскверняйте ее» (Субботу — тем, что вы пренебрегаете ее радостями и беззаботной атмосферой)». (Вавилонский Талмуд, трактат «Шаббат», 119а-б).

2. По мнению рабби Эдварда Малера, глагол «шаббат» означает не «отдыхать», а «быть полным, завершенным». Существительное «шаббату» на языке жителей древнего Вавилона имело значение цикла в хронологическом значении — это день, когда луна завершает свой астрономический цикл, день полнолуния.

ЧАСТЬ II.

ГЛАВА 3.

ВЕЛИКОЛЕПИЕ ПРОСТРАНСТВА

Сцена из далекого прошлого.

Время действия: около 130 года н.э.

Место действия: Эрец-Исраэль.

Участники: три выдающихся еврейских мудреца и один посторонний человек. Страна и ее жители находятся под властью Римской империи.

Рабби Иегуда бен Илай, рабби Йосе и рабби Шимон бен Йохай сидят рядом и беседуют. Их внимательно слушает некий Иегуда бен Герим. Разговор начинает рабби Иегуда:

«Как прекрасны творения этого народа (римлян)! Они проложили дороги и открыли рынки, построили мосты и возвели бани».

Рабби Йосе молчит.

В разговор вступает рабби Шимон бен Йохай. Он возражает:

«Все это они сделали для себя. Они проложили дороги и открыли рынки, чтобы наводнить их шлюхами; они построили мосты, чтобы взимать пошлины за проезд по ним; они возвели бани, чтобы услаждать свои тела».

Иегуда бен Герим ушел домой и рассказал отцу и матери все услышанное. Слова мудрецов разошлись по всей округе и вскоре стали известны римским властям. Власти постановили:

«Иегуда будет прославлен за то, что он прославлял нас; Йосе отправится в изгнание за то, что он молчал; а Шимон, оклеветавший наши свершения, будет казнен».

Когда рабби Шимон узнал об этом постановлении, он взял своего сына рабби Элазара и спрятался вместе с ним в доме учения. Жена рабби Шимона приходила к ним тайком каждый день, чтобы передать мужу и сыну хлеб и кувшин с водой. Узнав, что власти ищут его, чтобы арестовать, рабби Шимон сказал своему сыну:

«Нельзя полагаться на осторожность женщины, ведь ее можно легко разговорить и выведать у нее любой секрет. Или ее подвергнут пыткам, и она не выдержит и раскроет место, где мы прячемся».

Поэтому они вместе ушли в открытое поле и спрятались в пещере, чтобы ни один человек не знал, что стало с ними. И свершилось чудо: в пещере выросло рожковое дерево и открылся колодец с водой. Теперь у них было достаточно воды и питья. Рабби Шимон и рабби Элазар сняли с себя одежду и погрузились по шею в песок. Весь день они учили Тору. Когда пришло время для молитвы, они облачились в свои одежды и помолились, а затем снова разделись и зарылись в песок, чтобы их одежда не износилась. Так они провели в пещере двенадцать лет.

В конце заточения к ним пришел пророк Элиягу. Встав у входа в пещеру, он воскликнул:

«Кто известит сына Йохая, что император умер и его постановление отменено?»

Услышав это, отец и сын вышли из пещеры. Они огляделись и увидели крестьян, которые пахали и сеяли на полях. Воскликнули бывшие пленники:

«Как, эти люди пренебрегают вечной жизнью и занимаются бренными делами!»

Все, на что они смотрели, немедленно вспыхивало ярким пламенем и сгорало у них на глазах. И тут раздался голос с Небес:

«Вы пришли, чтобы уничтожить Мой мир? Так возвращайтесь обратно в пещеру!»

Тогда они вернулись и провели в заточении еще двенадцать месяцев, ибо знали, что наказание нечестивцев продолжается всего двенадцать месяцев.

Когда этот срок подошел к концу, с Небес опять раздался голос: «Выходите из своей пещеры!»

И они вышли. Если рабби Элазар причинял кому-нибудь боль, рабби Шимон его исцелял. Сказал рабби Шимон:

«Сын мой, если только двое останутся на свете, чтобы изучать Тору, этого будет достаточно для нашего мира».

Они покинули пещеру в канун Шаббата. Выйдя, они увидели старика, который нес в руках две связки мирта, сладко пахнущей зелени, источающей благоухание райского сада.

«Для чего они тебе?» — спросили они старика.

«Это в честь Шаббата», — последовал ответ.

Сказал рабби Шимон своему сыну:

«Ты видишь теперь, как дороги Израилю Б-жественные заповеди?»

В тот же момент оба мудреца обрели душевный покой. (Трактат «Шаббат», 33б)

В этой мистической притче о двух мудрецах, которые, рассердившись на осквернение времени, не пожелали признать великолепие цивилизованного пространства, есть множество скрытых значений. Здесь образно рассказано о том, как рабби Шимон бен Йохай и его сын вначале осудили окружающий мир, отвернулись от него с отвращением и раздражением, едва не уничтожив тех, кто создавал материальные блага, но затем признали этот мир. Ими двигали не патриотические чувства, как полагают некоторые историки, не презрение к иноземным поработителям, угнетавшим и преследовавшим народ Иудеи. С самого начала этой притчи становится ясно, что речь идет не только о римском правлении в Эрец-Исраэль, но и о римской цивилизации в целом. После двенадцати лет пребывания в пещере, обсуждаемая проблема приобрела глобальный характер. В ее орбиту оказалась вовлечена не конкретная историческая цивилизация, а вся мировая цивилизация на всех ее этапах. Вопрос ставится кардинально: стоит ли вообще жить мирскими ценностями?

В тот период Рим находился в зените славы. Он был, по существу, господином всего мира. У его ног лежали средиземноморские страны и народы. Его торговые связи простирались далеко за пределы самой империи — к Скандинавии на севере и Китаю на востоке; римская цивилизация добилась грандиозных экономических успехов. Во всех провинциях Рима шло бурное развитие в сфере управления, техники и строительства. Воодушевленные своими достижениями, амбициозные правители империи стремились отразить их в величественных монументах и общественных зданиях. Театры, храмы, общественные бани, акведуки и мосты строились с размахом и быстрыми темпами на всех подвластных территориях. Многие сооружения действительно казались подлинным чудом архитектуры и строительного искусства.

Рим купался в лучах славы; к этому великолепному городу «были обращены взоры людей и богов». Даже через много десятилетий после эпохи расцвета один из поэтов утверждал, что «Небо не могло создать ничего более прекрасного (чем Рим); что ни один взор не в состоянии охватить его грандиозное великолепие, ни одно сердце не может прочувствовать до конца его красоту, и ни одни уста не воздадут ему всю заслуженную хвалу». Коллизей с его подавляющими своей массивностью формами; парящие своды Пантеона; и особенно Форум Траяна, несравненное по своему грандиозному величию сооружение, которым «восхищались даже боги», — все это как будто провозглашало: Римская империя — незыблема. В древности люди верили, что памятники и монументы стоят вечно.(1) Поэтому Риму вполне подходили все самые лестные эпитеты, особенно титул «Вечного города».(2) Именно в ту эпоху государство стало объектом поклонения и обожествления, а император, который пользовался почти неограниченной властью, считался наместником бога на земле.

Трудно было не поддаться обаянию римского могущества и не согласиться с мягким и осторожным рабби Иегудой бен Илаем, восхищавшимся материальным процветанием римских провинций: «Как прекрасны творения этого народа! Они проложили дороги и открыли рынки, построили мосты и возвели бани». Но рабби Шимон бен Йохай резко осуждал эту тенденцию и не скрывал своего отвращения к зримым символам могущества Рима. Он пренебрежительно отозвался о расчетливом, утилитарном характере римской цивилизации, ибо знал, что все эти великолепные здания и общественные комплексы римляне построили не для блага людей, а ради удовлетворения своих нечестивых замыслов: «Все это они сделали для себя».(3)

Когда рабби Шимон бен Йохай покинул цивилизацию и поселился в пещере, чтобы учить Тору в полной изоляции от внешнего мира, сидя по горло в песке, он тем самым проявил готовность сменить мирскую жизнь на «жизнь вечную». Но его преследователи не могли понять и по достоинству оценить решение еврейского мудреца.

Его поступок практически ничего для них не значил. Для большинства римлян вечность была вполне мирской категорией. В их представлении вечная жизнь души означала не ее переселение в запредельные сферы и обретение внеземного блаженства. Бессмертие они отождествляли с посмертной славой. Человек бессмертен, говорили они, когда он сохраняет связь с родным домом, своей земной обителью даже после ухода из жизни. Но рабби Шимон покинул свой дом и пренебрег славой, которая обычно достигается путем активного участия в мирских делах. Он бежал из мира, где вечность была наградой за мирскую суету, и поселился в пещере, чтобы придать своей жизни динамику вечности.

Римляне не верили в «загробную» жизнь и, тем более, в вечное блаженство и воздаяние. Страстная тяга к такому существованию, вера в эту жизнь были чужды самому духу гордого Рима. Они говорили: «Тело умирает, личность исчезает, не остается ничего кроме воспоминаний о добродетелях и свершениях покойного». Само слово «бессмертие» служило им лишь метафорой, означающей, что умершего человека помнят живые люди; в эту метафору до сих пор свято верят многие философы и моралисты. Обращаясь к Сенату с предложением «установить памятник самой благородной формы» павшим солдатам одного из легионов, Цицерон сказал: «Коротка жизнь, данная нам природой; но память о доблестно пожертвованной жизни пребудет вовеки… Поэтому надо создать памятник великолепной работы и выбить на нем достойную надпись. И тогда, увидев этот памятник или услышав о его великолепии, люди буду вспоминать солдат и прославлять их подвиги. И не смолкнут благодарственные речи. Так, в обмен на смертность жизни мы сами удостоимся бессмертия».(4) В другой раз во время публичного выступления Цицерон сказал, что «весь народ Рима даровал мне не дежурную благодарность, которая исчезнет со временем, а вечность и бессмертие». Именно такое отношение римлян к вечности  побудило рабби Шимона изолировать себя от внешнего мира. Идея, высказанная Цицероном, была подхвачена римскими философами-стоиками. Она побудила Сенеку заявить, что боги повелевают нам «готовиться к присоединению к ним в обозримом будущем и заранее планировать свое бессмертие».

То, к чему стремились античные мыслители, было совершенно чуждо рабби Шимону бен Йохаю. Его не вдохновляли земные блага, и даже весь окружавший его мир не представлял для него ценности, ибо этому миру все равно суждено исчезнуть. Но может быть правы римляне? Вечна ли слава, приобретенная у людей? Что ценного в том, что тебя будут помнить люди?

«Всякая плоть — трава, и всякая милость ее — как цветок полевой…

Засыхает трава, увядает цветок, но слово Б-га нашего пребудет вечно» (Ишаягу 40:6,8).

Мир преходящ; вечностью наделено лишь то, чем создавался этот мир — слово Б-га.(5) Поэтому вечности можно достигнуть лишь одним путем — служением Творцу и Его слову, изучением Торы.

Эта идея, что только Тора является источником вечности, по сей день провозглашается в наших молитвах. Стремясь ощутить вкус вечности в своем служении Торе, мы неустанно обращаемся к Б-гу со словами благодарности: «Благословен Ты, Г-сподь, давший нам Тору…и жизнь вечную взрастивший среди нас».(6) Но какое блаженство уготовано душам праведников, уходящих в Мир истины? Мы узнаем об этом, когда поймем истинное значение слов Торы: «Вещи, скрытые от людей в этом мире, станут ясными и прозрачными, как хрустальные шары».

Рабби Шимон знал, что вечность достигается не теми, кто меняет время на пространство, а лишь теми, кто умеет наполнять свое время духовностью. Для него главную проблему создавало не пространство, а время. Его задача состояла в том, чтобы преобразовать время в вечность, а не наполнять пространство зданиями, мостами и дорогами. И он решал эту задачу учебой и молитвой, а не с помощью геометрии и технического планирования.

Примечания.

1. В качестве примера можно привести надпись на мидийской гробнице: «Я — девица из бронзы и я покоюсь в гробнице в Мидии. Пока течет вода, и растут большие деревья, и солнце восходит и светит, и луна сияет, и текут реки, и море омывает берега, я буду говорить путникам с этой забрызганной слезами гробницы: здесь погребена Мидия».

2. Определение «urbs aeterna», вечный город, встречается еще у Тибулла. Впоследствии его часто употребляли в официальных документах империи. В то же время Иерусалим нигде не называется «ир олам». При владычестве греков эпитет вечности относился исключительно к Б-гу, например, «рибон а-оламим», Владыка миров. Правда, у пророков Ишаягу, Иехезкеля и Иермиягу встречается еще выражение «ам олам», вечный народ. Название кладбища «бейт-олам», дом вечности, который мы встречаем в книге Коэлет (Экклезиаст), имеет более древнее восточное происхождение;

3. Такую же критику в адрес римских властей высказывали и в кругах рабби Йоханана бен Закая. Зато рабби Шимон бен Лакиш отзывался с похвалой о Римской империи;

4. Старый девиз гласит: «Удовольствия преходящи, почести бессмертны»;

5. См. высказывание рабби Акивы, учителя рабби Шимона бен Йохая, в трактате «Пиркей авот», 3:14;

6. Это благословение произносят в синагогах перед чтением свитка Торы.

ГЛАВА 4.

ТОЛЬКО НЕБО И БОЛЬШЕ НИЧЕГО?

Презрительное отношение рабби Шимона к суете этого мира было порождено не отчаянием. За его категорическим отрицанием мирской жизни можно различить тоску по вечным ценностям и искреннее возмущение при виде людей, растрачивающих свою жизнь на погоню за эфемерными, преходящими радостями и не стремящихся к вечной жизни. В его безграничной любви к вечности не было места среднему пути, компромиссу. Вся его жизнь была подчинена одной цели — изучению Торы, единственного средства достижения вечного блаженства: «Да не отойдет эта книга Учения от уст твоих, и размышляй о ней днем и ночью» (книга Иеошуа, 1:8). Каждый пропущенный час учебы означал невосполнимую потерю в грядущей вечной жизни, фактически, частичное самоубийство. Поэтому нет ничего удивительного в том, что рабби Шимон считал всякую будничную работу, не связанную с Торой, тяжелым прегрешением.

Современник рабби Шимона бен Йохая, известный вероотступник Элиша бен Абуя отстаивал противоположное мнение. Очарованный светской культурой эллинизма, он обходил еврейские школы и призывал учащихся отказаться от изучения Торы, убеждал их заняться другими предметами, имеющими практическое значение:

«Вон отсюда, лентяи, не тратьте бесцельно время. Займитесь нормальной работой: ты станешь плотником, а ты — каменщиком, ты — портным, а ты — рыбаком».

Рабби Шимон, отрекшийся от материального мира, и Элиша, влюбленный в ценности этого мира, занимали две крайние позиции. Большинство их современников не поддержали ни того, ни другого. Святой мудрец рабби Иегуда бен Илай, отозвавшийся с похвалой о римлянах во время беседы с рабби Шимоном, отверг его неумеренные требования к человеку. Сам рабби Иегуда был склонен к самоотречению и аскетизму в своей личной жизни. «Я не хочу получать никаких удовольствий в этом мире», — сказал он однажды. Но другим он советовал выбрать средний путь, который считал идеальным. Жизнь похожа на две дороги: одна пылает огнем, а другая — покрыта льдом. «Если пойдешь одной дорогой, то обожжешься, другой — замерзнешь. Что же делать? Идите средним путем».

Совсем иного мнения придерживался рабби Шимон. «Тора говорит: «И соберешь ты хлеб твой» (Дварим 11:14)» — чему учат нас эти слова? Поскольку сказано: «Да не отойдет эта книга Учения от уст твоих, и размышляй о ней днем и ночью» (Иегошуа 1:8), можно подумать, что данное наставление следует понимать так, как оно написано (а именно, что нельзя тратить время ни на какую другую деятельность, в том числе на добычу пропитания); поэтому нам дано еще одно указание: «И соберешь ты хлеб твой», т.е. от нас требуется также заниматься и мирскими делами. Так говорил рабби Ишмаэль. Но рабби Шимон сказал: «Разве может человек пахать во время пахоты, сеять во время сева, жать во время жатвы, молотить во время молотьбы и веять зерно в период веяния? — Что будет тогда с Торой?»

Рабби Шимон и его сын представлены в этой истории как антиподы Прометея. Когда Зевс отомстил людям, лишив их огня, Прометей похитил огонь и вернул его на землю. Он спрятал пламя в полый стебель и научил людей техническим ремеслам. В заслугу этого подвига его провозгласили основателем цивилизации. И за это же он был наказан богами: его приковали цепями к скале; каждый день к нему прилетал орел и выклевывал у него печень, которая заживала ночью до следующего прилета. В отличие от Прометея, рабби Шимон хотел отобрать огонь у людей; он упрекал их в занятости сельскохозяйственным трудом, в стремлении освоить искусство земледелия. Но Глас Небесный осадил рабби Шимона и наказал его: вернул в пещеру еще на двенадцать месяцев.

Самый загадочный эпизод происходит в конце этой истории. После двенадцати лет, проведенных в пещере и целиком посвященных изучению Торы и молитвам, два праведника не изменили своего отрицательного отношения к мирской жизни. Но после того, как  Б-жественный голос осудил их за это, и проведя еще двенадцать месяцев в пещере в наказание за свое упрямство, рабби Шимон перестал испытывать неприязнь к окружающему миру. Однако его сын рабби Элазар даже тогда не примирился с материальной деятельностью людей. Лишь после того, как им встретился «старик», который нес две связки миртовых ветвей в честь Шаббата, в их душах наступило, наконец, умиротворение. Почему именно эта сцена дает ключ к решению трагической проблемы, с которой сталкивается цивилизация?

Рабби Шимон придерживался такой концепции: на свете есть только Небо и больше ничего. Но Небо возразило ему: «Есть Небо и все остальное». Его воинственный пыл был нейтрализован небесным Гласом: «Неужели ты вышел из пещеры для того, чтобы уничтожить мой мир?» То, что осуждал рабби Шимон, было одобрено Гласом с небес.

Но лишь покинув пещеру после второго срока уединения, рабби Шимон и его сын примирились, наконец, с мыслью, что мир по эту сторону небесного свода стоит того, чтобы вложить в него свой труд. Что побудило их изменить свое мнение?

На них повлиял «старик», символизирующий народ Израиля.

Он шел встречать Субботу, держа в руках пучки миртовых ветвей, как будто Суббота была его невестой.

В древности мирт считался символом любви — это растение дарили невесте. Идя к друзьям, чтобы пригласить их на свою свадьбу, жених брал с собой ветви мирта. В некоторых местах на брачной церемонии читали благословение на мирт. Для невесты делали навес из мирта, а жених надевал гирлянду из роз или миртовых листьев.(1) Существовала также традиция устраивать для невесты танцы с миртовыми ветвями. Сподвижник рабби Шимона бен Йохая рабби Иегуда бен Илай, участвовавший в дебатах о римской цивилизации, славился тем, что стремился доставлять радость каждой невесте. Он приносил миртовые ветви на свадьбу и танцевал перед невестой, восклицая: «Как прекрасна и грациозна невеста!»(2) «Старик», спешивший перед закатом солнца встретить Субботу, держал в руках два пучка миртовых ветвей (3). Тем самым он олицетворял еврейский народ, приветствующий Субботу как невесту.(4)

Для римлян благо их технической цивилизации было высшей целью; время подчинялось пространству. Но рабби Шимон отстаивал приоритет духовной жизни. В его представлении, время должно было служить не пространству, а вечности. В итоге он утешил себя простой мыслью: несмотря на увлечение преходящими ценностями, народ Израиля будет спасен благодаря своей особой судьбе, своей сверхзадаче, которая несравненно выше всех других интересов и обязательств — эта сверхзадача заключается в соблюдении Шаббата.

Именно здесь мы находим ответ, помогающий решить кардинальную проблему цивилизации: надо не бежать от пространства, а трудиться над тем, что составляет его «обстановку», но при этом любить вечность. Материальные вещи — это наши инструменты; вечность, Шаббат — наши партнеры. Удел Израиля — вечность. Хотя евреи посвящают мирским делам шесть дней в неделю, их душа принадлежит только Седьмому дню.

Примечания.

1) Ивритское название мирта «хадасса» было первоначальным именем красавицы Эстер (см. Книгу Эстер, 2:7). В поэзии рабби Галеви невеста называется «текущим миртовым деревом среди деревьев Райского сада». В греческой мифологии мирт был любимым растением Афродиты и символом любви;

2) Рабби Шмуэль, сын рабби Ицхака танцевал, держа три ветки. Сказал рабби Зера: «Старик позорит нас». Когда рабби Шмуэль умер, поднялся столб огня, отделивший его от земного мира. Традиция гласит, что такого отделения огненным столбом удостаиваются только один-два человека в поколении;

3) Мирт считается субботним растением (в книге «Сефер хасидим» сказано, что «Шаббат нуждается в мирте»). Следуя примеру известного каббалиста Ицхака Лурии, многие берут в пятницу вечером два пучка миртовых ветвей, произносят благословение на них и вдыхают их благоуханный аромат.

В конце Шаббата, когда дополнительная субботняя душа покидает тело, надо освежиться запахом ароматических трав, ибо в этот момент «душа и дух разлучаются, и их охватывает печаль, пока не приходит благоуханный запах и не соединяет их снова вместе, и тогда они утешаются» (Книга «Зоар», стр.35 и далее). По мнение автора «Толаат Яаков» Ибн-Габбая, мирт — самое предпочтительное растение для этой цели. В Талмуде часто говорится об использовании ароматических трав для церемонии «авдалы», отделения субботы и праздников от будней, причем мирт ни разу не упоминается в этой связи. Среди евреев до сих пор распространен обычай читать во время «авдалы» благословение на ароматические травы, которые помещают в специальную коробочку или футляр;

4) Когда «старик» сказал, что он держит два пучка с ветками мирта в честь Субботы, рабби Шимон спросил его: «Но разве не достаточно тебе одного пучка?» На что старик ответил: «Один пучок для «помни», а второй — для «соблюдай». Он имел ввиду два разных слова, с которых начинается заповедь Шаббата в двух вариантах Десяти заповедей, изложенных в Торе (Шмот 20:8 и Дварим 5:12). Старая мистическая традиция утверждает, что «помни» относится к мужскому началу, а «соблюдай» — к женскому. Вероятно, подобные рассуждения натолкнули рабби Шимона на мысль, что Суббота символизирует невесту, а народ Израиля — жениха.

ГЛАВА 5.

 «ТЫ — ОДИН»

Аллегорическая притча.

Вначале время было единым и вечным. Но такое неделимое, безграничное время не могло сочетаться с пространственным миром. Поэтому время разделилось на семь дней и лишь тогда вступило в тесные отношения с миром пространства. В каждый из первых шести дней Творения возникала новая сфера пространственных объектов и явлений, и лишь в седьмой день ничего не возникло. Шаббат был особым, одиноким днем. Чтобы лучше понять это, приведем притчу о царе, у которого было семь сыновей. Шести из них он завещал свое богатство, а самому младшему, седьмому, передал свой аристократический сан и назначил его своим преемником на трон. Шесть старших сыновей были обычными людьми и быстро нашли себе жен, а сын-аристократ так и остался без спутницы жизни.

Сказал рабби Шимон бен Йохай:

«Когда завершился процесс Творения, Седьмой день взмолился: «Владыка вселенной, все, что Ты создал, существует попарно; каждому дню недели Ты дал партнера; лишь я остался один». Б-г ответил: «Твоим партнером будет община Израиля».

Это обещание не было забыто. «Когда евреи стояли у горы Синай, Г-сподь сказал им: «Помните то, что я сказал Субботе? Община Израиля — твой партнер». И далее произнес: «Помни День субботний, чтобы освящать его» (Шмот 20:8). На иврите слово «лекадеш», освящать, означает также — в понимании Талмуда — посвятить себе женщину, обвенчаться с ней. Поэтому, когда это слово было произнесено на Синае, евреи  поняли, что их коллективная судьба — быть женихом священного дня; они получили заповедь, повелевающую им «обручаться» с Субботой.(1)

При всем своем величии Шаббат не самодостаточен. Его духовной сущности требуется присутствие человека. В мире действуют мощные силы притяжения. Шесть будничных дней нуждаются в пространстве. Седьмой день нуждается в человеке. Духу нельзя быть одному, поэтому Израиль стал спутником и помощником Шаббата.

Чтобы понять значение этой новой концепции, надо знать атмосферу той эпохи. Рабби Шимон принадлежал к тому поколению, которое во главе с Бар-Кохбой подняло восстание против власти Рима. Это была последняя отчаянная попытка вернуть национальную независимость и отстроить Храм в Иерусалиме. Израиль без Святилища чувствовал себя одиноким в мире. Восстание было подавлено, и тогда многим стало ясно, что борьбу за свободу не удастся возобновить. Пространственному Святилищу было суждено лежать в руинах многие-многие годы. Но идея рабби Шимона провозглашала, что Израиль не одинок, что он находится в постоянном контакте со святостью и вечностью. Эта связь была установлена еще задолго до начала истории; союз Израиля с Субботой никто не мог расторгнуть. То, что соединил Б-г, невозможно рассоединить.

Вопреки официальной доктрине Рима, обожествлявшей императора, рабби Шимон превозносил самые абстрактные вещи: время, седьмой день. В еврейской традиции изначально заложено отвращение к любому культу личности, к персонификации, но в ее аллегориях персонифицируется мудрость Торы. Отвага рабби Шимона заключалась в том, что он прославлял день, единицу времени, и провозглашал тесный союз между Израилем и Шаббатом.

Концепция рабби Шимона наводит на мысль, что отношения человека с духовной субстанцией неодносторонни, что в них есть взаимность. Шаббат — это не только свод постановлений, состояние души и форма поведения, но и особый процесс, протекающий в мире духа. В истоках времени была изначально заложена тяга Шаббата к человеку.

Благодаря рабби Шимону свет великой идеи отразился в зеркале слова, определяющего судьбу народа и ход истории. Его идея не осталась теорией; она стала открытием, определившим дальнейший ход истории. Укоренившись в еврейской душе, она в течение многих веков находила выражение в его мыслях, песнях и обычаях.

Всего через два поколения после смерти рабби Шимона празднование Седьмого дня приобрело новые интонации. С середины третьего века выдающиеся мудрецы начинают говорить о Шаббате не как о временной абстракции, неуловимой и всегда проносящейся мимо нас, помимо нас. Этот день обрел живую плоть. Когда он наступал, мудрецам казалось, что к ним пришел гость. Но гостю, пришедшему с миром, с дружескими намерениями и уважением к хозяину, надо оказать достойный прием. Рассказывают, что именно в те годы рабби Янай ввел традицию надевать лучшие одежды в канун Субботы и торжественно приветствовать гостя, точнее, гостью из духовного мира: «Приходи, Невеста! Приходи, Невеста».(2) О его современнике рабби Ханине Великом мы знаем, что в пятницу на закате солнца он облачался в красивые одеяния и пускался в пляс. Друзья с изумлением смотрели, как он кружится в танце, восклицая: «Вставай, пойдем встречать царицу Субботу!»(3)

У Шаббата, как и у нашего мира, есть два аспекта. Шаббат важен для человека и важен для Б-га. Он поддерживает связь и с тем, и с Другим, и является знаком заключенного между ними соглашения, Завета. В чем суть этого знака? В том, что Б-г освятил этот день, а человек должен раз за разом повторять это освящение, освящать Шаббат светом своей души. Шаббат удостоился святости от Б-га, по Его великой милости, но он продолжает нуждаться в дополнительной святости, которой его может наделить только человек.

Шаббат значим для Б-га, ибо без него не было бы святости в мире времени. Анализируя стих из Торы «и завершил Б-г в День седьмой работу свою» (Берешит 2:2), мудрецы высказали предположение, что акт Творения происходил и в седьмой день. Мир был бы неполным, если бы шесть дней не увенчались Шаббатом. Эта тема обсуждалась в беседе Генибы и мудрецов. Гениба сказал: «Для сравнения я приведу пример. Некий царь готовил покои для своей невесты; рабочие штукатурили, красили, украшали комнаты. Получилось очень красиво. Но супружеским покоям чего-то не хватало. Чего же? — Самой невесты! Так же и здесь. Чего не хватало вселенной после шести дней Творения? — Шаббата! Мудрецы говорили: «Представь себе царя, заказавшего себе перстень. Чего не хватало этому перстню? Царской печати! Теперь ясно, чего не хватало вселенной. — Конечно, Шаббата».

Шаббат — это невеста, а его встреча похожа на свадьбу.

Мы учим в Мидраше, что Шаббат подобен невесте. Когда невеста идет к своему жениху, она пленительна и нарядна, на ней лучшие украшения, и от нее исходит аромат лучших духов.

Так же и Суббота приходит к евреям в своем лучшем одеянии, прекрасная и благоуханная. В Торе сказано: «А в седьмой день Он прекратил работу и почивал» (Шмот 31:17). И тут же мы читаем: «И дал Он Моше «кехалото». Слово «кехалото» означает — «когда Он закончил», но его можно понять и совсем иначе: «как свою невесту». Отсюда следует, что Шаббат подобен невесте — он, как невеста, прекрасен и сияет украшениями; а еврей с наступлением Шаббата становится похож на жениха — на нем лучшие одежды, и он, как жених на свадьбе, веселится и радуется в День субботний; жених не работает в день своей свадьбы — еврей тоже прекращает работу в Шаббат. Поэтому мудрецы назвали Субботу  невестой.

Указание на это сходство мы находим в субботних молитвах.

Во время вечерней молитвы говорят: «Ты освятил День седьмой», имея в виду и обручение невесты с женихом (на иврите «освятить» имеет также значение взять девушку в жены, заключить брак).

В утренней молитве читают: «Возрадовался Моше дарованному уделу» (Шаббату) — точно так же жених радуется своей невесте. В дополнительной молитве (мусаф) упоминаются два жертвенных ягненка, тонкая мука для хлебного дара, смешанная с оливковым маслом, и вино для возлияния на жертвенник. В этом наборе продуктов можно увидеть сходство с угощениями, которые подают на свадебном банкете: мясо, хлеб, вино и растительное масло. И наконец, во время дневной молитвы незадолго до завершения Субботы мы произносим: «Ты — Один», что соответствует завершающей стадии брачной церемонии, когда жених и невеста становятся единой семьей.(5)

Примечания.

1) Предлагаемое здесь толкование носит аллегорический характер. Связь Израиля с Б-гом — это, с одной стороны, исторический факт, а с другой стороны, интимное таинство, как в отношениях между супругами. Рабби Шимон бен Йохай видел в Шаббате магическое свидетельство этой связи. Он говорил: «Все мицвот, все заповеди Всевышний дал евреям публично, открыто — кроме Шаббата, который был дарован наедине, как сказано в Торе: «Между Мною и сынами Израиля это знак для Израиля «ле-олам» (Шмот 31:17). Применительно к связи двух людей, слово «между» означает на иврите близость мужа и жены. Слово «ле-олам» (навечно) написано в этом стихе таким образом, что его можно прочесть с другой огласовкой — «ле-алем», хранить в тайне;

2) См. Вавилонский Талмуд, трактат «Шаббат», 119а. Рабби Янай жил вначале в Сефорисе. Позже мудрецы обнаружили скрытую связь между понятиями Шаббат и невеста в слове «ваикулу» (Берешит 2:1);

3) См. трактат «Шаббат», 119а. Рабби Ханина бен Хама из Сефориса умер около 250 года н.э. В том, что Субботу называют иногда «невестой», а иногда «царицей», нет, конечно, никакого противоречия. Старая еврейская поговорка гласит: «Жених подобен царю». В каббалистической книге «Зоар» сказано: «Суббота — это царица и одновременно невеста». — Но если этот день — невеста, то кто же царь? Мудрецы, которых мы ранее цитировали, не дают ответа на данный вопрос. Рабби Шимон бен Йохай считает, однако, что Суббота — подруга Израиля. Со временем эта мысль приобрела новое значение. Рабби Йоханан, живший в третьем столетии, называет Субботу царицей Б-га. Рабби Йоханан, ученик рабби Ханины Великого и рабби Яная, был выдающимся мудрецом своего поколения; он возглавлял академию в Тверии и умер в 279 году н.э.

Эта метафора была подхвачена и другим выдающимся мудрецом третьего столетия, жившим в Эрец-Исраэль — рабби Леви, учеником и современником рабби Яная. Он так объяснял закон, повелевающий обрезать новорожденных мальчиков только на восьмой день: «Представьте, что царь приезжает в одно из своих владений и объявляет: «Ни один из собравшихся не увидит мое лицо, пока им не откроется вначале лицо моей избранницы». Эта избранница и есть Суббота. Поскольку один из первых семи дней жизни ребенка обязательно выпадает на Шаббат, он, как правило, успевает вступить в завет Шаббата, прежде чем вступит в завет обрезания. В последующие века утвердилась вторая концепция: Суббота — невеста, а Б-г подобен жениху. Шаббат представляет собой союз невесты с ее небесным Супругом. Рабби Давид Абудрахам, живший в испанском городе Севилье около 1340 года, однажды сказал: «Поскольку Суббота и община Израиля — это Невеста, а Б-г

— Жених, мы молим Его: «Помоги нам уподобиться Твоей невесте и чтобы Твоя невеста нашла утешение в Тебе, как сказано в (сборнике мидрашей) «Рут раба»: «Никто не дает женщине утешение кроме ее мужа».

В том же значении слово «невеста» употребляют и в субботнем гимне «Леха доди». Шаббат — это синоним Шехины, Б-жественного Присутствия в мире. Автор классических комментариев Раши, боясь неправильного понимания этой женской метафоры, пытался лишить ее всякого буквального значения. Он менял род или сам объект метафоры. Рабби Ханина, писал он в талмудическом трактате «Бава кама» (32а), вел себя так, «как будто он шел встречать Царя». Или: «Из любви к Субботе, он называет ее «царицей» (трактат «Шаббат» 119а). Там же Раши утверждает, что рав Нахман бар Ицхак приветствовал Шаббат, «как приветствуют своего учителя». Слово «царь» употреблял и Рамбам.

Первым идею романтической любви и брака в описании отношения Б-га к еврейскому народу ввел пророк Ошеа. По его словам, Б-г обручен со Своим народом и любит его, как муж любит свою жену (3:1). Однако сравнение с любовью жениха к невесте принадлежит не ему, а другому пророку — Ишаягу: «Как радуется жених невесте, так возрадуется тебе Б-г твой» (62:5). Рабби Берахья перечислил десять мест в Торе, где Б-г обращается к Израилю как к невесте.

Эта идея глубоко укоренилась в еврейской душе на протяжении последующих эпох. Она наполнила благочестие возвышенной поэтикой, наиболее ярко проявив себя в величайшей песне любви, какую знало человечество, — в «Песни песней».

«Песнь песней» можно понимать только в одном значении: это диалог между еврейской нацией, невестой Б-га, и Самим Б-гом, ее Возлюбленным. В ней иносказательно изложена вся история Израиля от Исхода из Египта до конца дней, когда придет Машиах.

В Мидраше дарование Торы у горы Синай называется обручением Б-га и Израиля. «И вывел Моше народ из стана навстречу Б-гу (Шмот 19:17). Сказал рабби Йосе на этот стих: «Г-сподь от Синая пришел» (Дварим 33:2),  чтобы встретить Израиль, как жених выходит навстречу невесте».

Впрочем, есть существенная разница между тем, как используют метафору невесты мудрецы и как ее приводит пророк Ишаягу. В словах пророка Израиль зовется невестой, и инициатива, внимание целиком исходят от Б-га. А по образному сравнению мудрецов, невестой является не Израиль, а Шаббат; поэтому инициатива и внимание должны исходить от человека;

4) Гениба был современником Аббы Арики, умершего в 247 году;

5) В книге Аль Накава «Менорат а-маор», ч.2, с.191 сказано:

«Шаббат фактически обручен с народом Израиля, и церемония встречи Шаббата похожа на брачную церемонию, особенно в тот момент, когда жених ведет невесту в комнату уединения. Субботу называют также Царицей, потому что она — царская невеста, а все евреи — принцы. Вот почему рабби Ханина восклицал на закате солнца, когда наступал Шаббат: «Пойдемте встречать царицу Субботу!» — ибо принято, чтобы жених шел навстречу своей невесте. Иначе вел себя рабби Янай. Он не призывал идти встречать невесту, а, наоборот, оставался на месте, и когда она приходила, он говорил: «Входи, невеста! Входи невеста!» Именно так после брачной церемонии невеста приходит из дома своего отца в дом жениха».

ГЛАВА 6.

ПРИСУТСТВИЕ ДНЯ

Каково же значение этих хвалебных метафор и эпитетов?

Они обращены ко времени —  неосязаемой, нематериальной сфере. Отмечая Шаббат, мы выражаем тем самым свою любовь и преданность тому, что не можем увидеть. Когда мы называем Шаббат царицей, невестой, мы лишь подчеркиваем его реальность, убеждаем мир, что это не пустой промежуток времени, который мы решили отвести для посленедельного отдыха и восстановления сил.

Но, возможно, мудрецы представляли себе Шаббат в образе ангела или духовной личности? (1) Религиозная мысль не склонна к ассоциациям, чересчур близким нашему воображению. В данном случае метафорическая концепция Шаббата не содержала в себе опасности обожествления седьмого дня, его отождествления с ангелом или каким-нибудь внеземным, бесплотным существом. Иудаизм не признает никаких посредников между Б-гом и человеком — даже священный день не может претендовать на эту роль.

Представление Шаббата в виде царицы или невесты не вело к созданию ментального образа, чего-то такого, что можно нарисовать в своем воображении. Иначе говоря, наш разум не рисует никакой картины, соответствующей этой метафоре. Сей образ не обрел даже форму четкой концепции, позволяющей делать логические выводы, и не возвысился до уровня догмы, объекта веры. Тот же самый рабби Ханина, который встречал Субботу  как прекрасную царицу, сравнил однажды этот день с царем.(2)

Нельзя утверждать, что мудрецы пытались персонифицировать Шаббат, выразить словами те образы, которые рождал их разум, — это было бы явным упрощением. Между персонификацией единицы времени и ее представлением в виде царицы или невесты такая же огромная разница, как между попыткой сосчитать всех живых существ и их суммарной характеристикой с помощью термина «вселенная». Мудрецы не верили, что седьмой день наделен какими-то человеческими свойствами, например, фигурой или лицом; их идеи не были результатом визуальной или словесной иконографии. Они редко шли дальше трепетного отношения к одному лишь определению «царица» или «невеста», причем вовсе не из-за нехватки воображения, а потому что те идеи, которые они стремились выразить, были куда значительнее и шире картины, которую могли нарисовать разум и описать уста.

Для большинства из нас человек, личность — это высшая форма бытия, вершина реальности; мы думаем, что персонификация идеи равносильна ее прославлению. Но в глубине души мы догадываемся, что человек — это не апофеоз, что, персонифицируя духовную реальность, мы принижаем ее. Персонификация часто бывает порождена заблуждениями и недооценкой. В мире много «персон», но только один Шаббат.

Представление Шаббата в виде царицы или невесты — это не персонификация, а словесная иллюстрация одного из Б-жественных качеств — потребности Творца в человеческой любви; в ней показана не суть Б-га, а Его присутствие, Его отношение к человеку.

Такая метафорическая иллюстрация не констатирует факт; она выражает некую ценность, облекая в слова высокое значение самого Шаббата. Соблюдение Седьмого дня — это нечто большее, чем правила выполнения заповеди. Шаббат свидетельствует о присутствии Б-га в нашем мире, открытом для человеческой души. Душа получает возможность откликнуться с любовью на это присутствие, вступить в братское содружество со священным днем.

Седьмой день наполнен прелестью и величием. Он служит объектом поклонения, внимания и любви. В пятницу вечером, когда мир вот-вот наполнится атмосферой Субботы, наш разум, вся душа и даже органы речи проникаются трепетом и радостью. Как это выражается в словах? Для тех, кто не приемлет вульгарности, кто бережет свою речь от грязи, слова «царица», «невеста» пропитаны величием, благородством с некоторой дозой милосердия, застенчивой невинности, жаждущей любви.

Образ Субботы-невесты был любовно сохранен еврейским народом. Эта тема звучит в субботнем гимне «Леха доди», который поют в синагогах. Даже освящение Шаббата над бокалом вина тесно связано с этим образом: брачная церемония совершается с вином, а Суббота — это «невеста, вступающая под хупу». Неслучайно  по окончании Шаббата мы проводим дополнительную трапезу под названием «проводы царицы».

Но для чего мы затягиваем празднование Шаббата уже после захода солнца и наступления будней? Такая затяжка неслучайна. Тем самым мы хотим поблагодарить Субботу, показать, что мы неохотно расстаемся с нашей высокой гостьей, что прощание глубоко печалит нас. Вот почему мы задерживаем Субботу и с глубокой любовью провожаем ее гимнами и хвалебными речами, как сказано в мидраше: «Субботу можно сравнить с невестой и царицей, которую провожают песней и хвалой».

Пятничная вечерняя молитва называется «каббалат Шаббат». Что означает это выражение? Под словом «каббала» обычно имеется в виду принятие на себя какого-то обязательства. В этом значении оно подразумевает строгость и сдержанность. Но в глагольной форме «каббала» означает также — получать, встречать, приветствовать (см.трактат «Пиркей авот» 1:15, 3:12). В первом значении слово «каббала» относится к закону; во втором — к человеку. Но каков его смысл, когда речь идет о Шаббате?

Как уже отмечалось, в средневековых источниках слова «каббалат Шаббат» применялись исключительно в первом значении — как принятие на себя обязанности отдыхать, прекратить будничную работу. Есть, однако, свидетельства, что в еще более ранние эпохи данное выражение употреблялось в значении встречать, приветствовать Субботу.(3) Какое же из двух значений мы вкладываем в это привычное словосочетание — «каббалат Шаббат»?

Ответ прост: и то, и другое. Выражение «каббалат Шаббат» содержит в себе как юридический, так и духовный аспекты, неотделимые друг от друга. Особый характер Субботы отражен именно в этом двойном значении «каббалат Шаббат», требующем от нас принять на себя субботние законы и приветствовать само присутствие этого дня. Короче, Суббота представляется нам в двух лицах: строгой царицы и желанной невесты.

Примечания.

1) Персонификация Шаббата характерна только для фалашей (эфиопских евреев). В их представлении Шаббат — это любимый ангел Всевышнего, которому поклоняются и поют хвалебный гим все другие ангелы;

2) Рабби Иегошуа бен Хананья говорил: «Когда праздник выпадает на следующий день после Шаббата (начинается в субботу вечером), надо произносить два благословения: одно для прощания с Шаббатом («авдала») и другое —  для встречи праздника («кидуш»). Вначале читают «авдалу», а затем «кидуш». Объясняя такой порядок благословений, рабби Ханина говорил: Час завершения Шаббата и наступления праздника можно сравнить с ситуацией, когда из города уезжает царь и одновременно ему на смену прибывает губернатор. Вначале надо проводить царя и лишь затем идти встречать губернатора (см. талмудический трактат «Песахим», 103а).

3) «Когда приходит Шаббат, мы встречаем его песней и мелодией», — сказано в «Мидраш теиллим». Согласно общепринятому мнению, литургия встречи Шаббата включает в себя чтение псалмов 95, 96, 97, 98, 99 и 29. Утверждение, что этот порядок был установлен в конце XVI века каббалистами Цфата, довольно спорно. Еще Аль Накава, живший в Испании и убитый в 1391 году, упоминал обычай чтения псалма 96 с приходом Шаббата, который он называл «мовэй Шаббат» (возможно, по аналогии с «моцей Шаббат», исходом Субботы). Такой подбор псалмов объясняется, по-видимому, тем, что в них упоминается всевластие Творца. Образ Субботы-невесты тесно связан с идеей Б-жественного могущества. Та же мысль звучит и в строке из дополнительной субботней молитвы («мусаф»): «Те, кто хранит Шаббат, те, кто зовут его наслаждением, возрадуются Твоему царствию».

ЧАСТЬ III.

ГЛАВА 7.

 ВЕЧНОСТЬ ДАРУЕТ ДЕНЬ

Шесть дней в неделю дух пребывает в одиночестве и забвении. Занятый добыванием хлеба насущного, погруженный в свои заботы и тревоги, человек не думает о вечности. Но дух не отступает — он ждет своего часа, когда человек вспомнит о нем.

И вот наступает шестой день. Повседневные заботы и суета сменяются радостным возбуждением, которое обычно предшествует важному событию. Шаббат еще не наступил, но мысли о его скором приходе будоражат сердце нетерпеливым ожиданием, побуждают  нас готовиться к его достойному приему.

«Каждый человек обязан проявлять особое рвение в подготовке к Субботнему дню, действовать проворно и усердно, как если бы ему сказали, что в его доме будет гостить царица или что к нему в гости придет невеста в сопровождении родственников и подруг. Как будет вести себя человек, получив такое известие?

Он несказанно обрадуется и воскликнет: «Какая честь оказана мне и моему дому!» Он соберет слуг и скажет им: «Приведите в порядок весь дом. Везде вымойте, вычистите. Приготовьте постели для высоких гостей, а я тем временем пойду купить хлеба, мяса и рыбы — все необходимое, чтобы достойно принять их». Хозяин сам отправится покупать продукты и готовить субботнюю еду, даже если в его распоряжении тысяча слуг».

В Книге «Сефер хасидим» сказано: «Что может сравниться в величии с Субботой, которую мы встречаем, как невесту и царицу, которую мы зовем желанной. Хозяин дома должен лично сделать в тысячу раз больше того, что он уже сделал, готовясь к Шаббату, даже если у него сотня слуг».

«Так поступал рабби Иегуда бен Илай: в канун Шаббата ему приносили таз с горячей водой; он мыл лицо, руки и ноги, заворачивался в льняные одежды с бахромой и сидел, как ангел из воинства Г-спода».(1)

«В пятницу рабби Хамнуна шел на реку (чтобы искупаться), затем он отдыхал на берегу и, воздевая глаза к небу, с упоением говорил, что ему открывается великолепное зрелище — ангелы восходящие и нисходящие. По его словам, каждый раз с наступлением Шаббата человек попадает в мир, где обитают души. Счастлив тот, кто постигает таинства Г-спода».(2)

С наступлением Субботы вся работа прекращается и в домах зажигают свечи. Как известно, процесс Творения начался со слов «Да будет свет»; празднование юбилея Творения тоже начинается со света — с зажигания свечей. Эта процедура возложена на женщин. Именно они, еврейские женщины, приводят в дом радость, их руками создается ее самый изысканный, утонченный символ — свет, который задает настроение в доме, согревает его атмосферу.

Мир наполняется покоем. В час наступления Шаббата наши мысли уходят от будничной суеты. Семьи собираются за столом, чтобы вместе встретить чудо Седьмого дня, и он распространяет свое присутствие на поля, леса, проникает в наши дома и сердца. В этот момент пробуждаются наши дремавшие всю неделю души и тянутся к своему Источнику.

Свежие и обновленные, облаченные в праздничные одежды, мы радуемся под волшебное мерцание свечей исполнению невысказанных ожиданий, интуитивно чувствуем близость вечности, от которой нас отделяет лишь тонкая вуаль. Как жаль, думаем мы, что нашим душам не хватает размаха и величия, чтобы описать словами открывшееся нам зрелище грандиозного слияния времени и вечности. Нами овладевает непреодолимое желание петь — для себя, для всех людей, для всех поколений. Есть традиция читать в канун Субботы самую прекрасную из всех песен — Песнь песней. Сколько в ней древней верности, какая непередаваемая концентрация духовности заключена в ее священных словах. Это песнь любви к Б-гу, песнь страсти, тоски и робкого оправдания.

«Положи меня печатью на сердце твое,

Печатью на руку твою;

Ибо сильна, как смерть, любовь,

И как могила — люта ревность;

Ее уголья — это уголья пламени,

Самого яростного пламени.

Никакие водопады не смогут погасить любовь,

И никакие потоки не затопят ее;

Если человек отдаст все богатство своего дома за любовь,

От него с презрением отвернутся.

Мысль пронеслась ураганом, сметя рыночную площадь. В воздухе звенит песня и радость играет листвой деревьев. Шаббат приходит в мир, распространяя песню в ночной тишине; вечность дарует день. Где подыскать слова, которые могли бы выразить эту грандиозную силу?

Глас Г-спода — над водами…

Глас Г-спода могуч;

Глас Г-спода полон величия…

Он обнажает леса;

И в храме Его все будут возглашать Ему славу.

Мы все идем встречать Царицу, поем серенаду Невесте.

Выйди, друг мой, навстречу Невесте!

Мы вместе с тобой встретим Субботу!

Сион лежит в развалинах, Иерусалим — в прахе. Всю неделю в нас живет лишь надежда на спасение. Но когда Суббота вступает в мир, кажется, что момент спасения настал. Как будто дух самого Машиаха прошелестел по лицу земли.

Святилище Владыки, Царская столица!

Поднимись и восстань из руин —

Полно тебе пребывать в юдоли плача…

Отряхни прах с ног своих и восстань!

Облачись в одежды великолепия своего, народ мой…

Не придется тебе больше стыдиться,

Не придется терпеть позор.

Что горбишься ты?

Что рыдаешь?

Под кровом твоим найдет приют мой страдающий народ;

Будет отстроен город на прежнем месте своем…

Возрадуется тебе твой Б-г,

Как жених радуется невесте.

Перед заключительной строфой все встают, поворачиваются лицом к западу, как будто в ожидании невидимой гостьи, и, склонив голову в знак приветствия, возглашают:

Приди же с миром, Суббота, — царский венец мужа своего,

Приди с радостью и ликованием

В общину верных Всевышнему, к избранному народу!

Приди, Невеста, приди, Невеста!

Шаббат приходит, как нежный ветер; он сметает страх, горечь и мрачные мысли. Нами овладевает радость, когда на землю опускается субботний вечер, когда в наши смертные тела вселяется дополнительная душа, душа Субботы.

Нам трудно подыскать слова благодарности, и мы говорим:

Мудростью Своею ты открываешь небесные врата…

Меняешь время суток…

Удаляешь свет перед тьмой…

И отделяешь день от ночи.

Но есть тут нечто более грандиозное, чем одно лишь чудо управления вселенной — это дух. В Его мире мы чувствуем Его мудрость; в Его духе мы видим Его любовь.

Любовью вечной возлюбил Ты народ Свой, дом Израиля,

Торе и заповедям научил Ты нас.

И да не покинет нас вовек любовь Твоя!

Затем мы читаем вечные слова молитвы «Шма», в которой Моше призывает нас отвечать взаимностью на любовь Всевышнего.

Люби Г-спода, Б-га твоего, всем сердцем своим, и всей душою своей, и всем существом своим…

И вновь Творец обращается к нам:

Помните все заповеди Г-спода и исполняйте их, и не будете вы блуждать, влекомые сердцем и глазами вашими, как блуждаете вы ныне.

Я, Г-сподь, — Б-г ваш, Который вывел вас из страны Египетской, чтобы быть вашим Б-гом; Я, Г-сподь, — Б-г ваш.

Мы тут же отвечаем Ему:

Истинно и несомненно все это, что Он, Г-сподь — Б-г наш, и никто другой, и мы Израиль — народ Его.

Если бы нам только хватило духовных сил понять, осознать все величие Его могущества, принять сердцем Его царствие…

Но разум наш слаб, и дух непрочен.

Раскинь над нами Свой мирный полог,

Направь нас Своим верным указанием…

Спаси нас ради Имени Твоего.

Примечания.

1) Вавилонский Талмуд, трактат «Шаббат», 25б. По мнению некоторых каббалистов, традиция омывать руки и ноги в канун Шаббата восходит к священникам Иерусалимского Храма, которые были обязаны совершать такие омовения перед началом своей нелегкой и ответственной службы;

2) Книга «Зоар», часть III, лист 136б. Цитаты, приведенные далее в этой главе, взяты из «Песни песней» (8:6,7) и вечерней субботней молитвы.

ГЛАВА 8.

ИНТУИЦИЯ ВЕЧНОСТИ

Еще в древности говорили, что Шаббат и вечность — одно и то же, что они обладают единой сущностью.(1) Легенда повествует, что, «давая Тору евреям, Б-г сказал: «Дети Мои! Если вы примете Тору и будет соблюдать Мои заповеди, Я дам вам навечно самую драгоценную вещь, какая есть в Моей сокровищнице”.

Спросили евреи: «Что же это за драгоценность, которую Ты дашь нам, если мы примем Твою Тору и будем соблюдать ее законы?»

— Это Мир грядущий.

— Покажи нам в этом мире образец Мира грядущего.

— Шаббат, — вот образец Мира грядущего».

Традиция утверждает: «Мир грядущий наделен такой же святостью, что и Шаббат в этом мире…А святость Шаббата подобна святости Мира грядущего».

Рабби Акива, учитель рабби Шимона бен Йохая, выразил эту мысль иначе: «Для каждого дня недели у левитов, певших на ступеньках Иерусалимского Храма, была своя песня. В первый день они пели: «Г-споду принадлежит земля»; во второй день — «Велик Г-сподь» и т.д. Наконец, в Шаббат они пели псалом под названием «Хвалебная песнь в честь Субботнего дня», в котором говорится о том, что однажды наступит истинный субботний день, когда люди обретут покой в вечной жизни».

Какой будет эта высшая Суббота? Когда она придет, «не будет ни еды, ни питья, ни мирских хлопот; лишь праведники будут восседать на троне с короной на голове и блаженствовать в сиянии Шехины, Б-жественного Присутствия».

Согласно Талмуду, Шаббат — это «меэн олам а-ба», подобие вечности или Грядущего мира. Перед нами уникальная концепция, чуждая язычникам и близкая еврейскому сознанию: оказывается, седьмая часть нашей жизни может ощущаться как пребывание в раю. Однако некоторые мудрецы, такие как рабби Хаим из Красне, видят в Шаббате нечто большее, чем один лишь отблеск вечности. Рав Хаим считал Шаббат источником («мааян») вечности, колодцем, из которого черпает силу небесная сфера и текут живительные потоки Мира грядущего.

Если вы не научитесь наслаждаться Субботой в этом мире, чувствовать ее вкус, предупреждал рабби Шломо из Карлина, если вы не оцените здесь блаженство вечной жизни, то вам не удастся насладиться вечностью и в Мире грядущем. Незавидна участь тех, кто придет в новую реальность без нужного опыта и, возносясь к небесам, окажется не в состоянии узреть красоту Шаббата…».

Хотя еврейская традиция не дает определения концепции вечности, она помогает нам ощутить вкус вечной жизни в границах времени. Вечная жизнь не существует отдельно — она «пускает корни внутри нас» и разрастается вширь. Поэтому Мир грядущий — это не только посмертное состояние человека или новое рождение души после ее отделения от умершего тела. Суть Мира грядущего — в вечности Шаббата. Именно Седьмой день являет нам пример вечности в реальном времени.(2) Седьмой день — это предверие седьмого неба. Он дан нам для предвкушения Мира грядущего: «от хи леолам а-ба»; он — знак вечности.

Рассказывают об одном раввине, который однажды попал во сне на небеса. Ему разрешили войти в райский храм, где величайшие мудрецы Талмуда, танаи, проводили свою вечную жизнь. Они сидели за столами и штудировали Талмуд. Раввин был так разочарован, что горестно воскликнул: «Это и есть рай?!» Небесный голос ответил ему: «Ты ошибаешься. Не танаи сидят в раю, а рай сидит в танаях».

 Классическая философия могла бы многому поучиться у Торы. Для философа идея добра является самой высокой и благородной идеей. Но для Торы идея добра — это лишь промежуточный пункт, который не может существовать без святости. Добро — это база, а святость — вершина. О вещах, созданных в шесть дней творения, Б-г говорил, что «это хорошо»; седьмой день Он провозгласил святым.

 С точки зрения еврейской традиции, человеческое бытие делится не на разум и материю, а на святость и будничность. Мы слишком долго контактировали с будничным и привыкли думать, что душа — это фантом, в лучшем случае — некая запрограммированная субстанция. Законы Субботы стремятся приблизить тело и разум к святости. Они учат нас, что человек взаимодействует не только с природой, но и с Творцом природы.

Что же такое Шаббат? Это дух в форме времени. Наши тела принадлежат пространству, а наш дух, наши души тянутся к вечности, жаждут святости. Шаббат — это восхождение на вершину. Он дает нам возможность освящать время, возвышать добро до уровня святости, воспринимать святость путем отказа от будничного.

Дух в форме времени, вечности — это абсурд для тех, кто представляет дух как идею, зарождающуюся в человеческом разуме, а Б-га считает вещью среди вещей. Только видя в Б-ге величину, по крайней мере, столь же масштабную, что и вселенная, и признав, что дух — это бесконечный процесс, в котором мы занимаем скромное место, можно понять и ощутить раскрытие духа в определенные моменты времени. Невозможно осознать присутствие вечности в одном-единственном мгновении, не оценив по достоинству грандиозность самого времени. Надо жить и вести себя так, будто судьба всего времени находится во власти одного-единственного мгновения.

Мы привыкли думать, что Земля — это наша мать, что время — деньги, а прибыль — наш лучший друг. Но Седьмой день дает иную схему: Б-г — наш отец, время — это жизнь, а наш лучший друг — дух, духовность.

Есть мир вещей и мир духа. Шаббат — это микрокосм духа, как бы вобравший в себя все элементы макрокосма духа.

Подобно тому, как физический мир не обязан человеку своим существованием — он просто существует, точно так же дух не является порождением человеческого разума. Шаббат свят не по милости человека. Не человек, а Б-г освятил Седьмой день.

Мир был создан за шесть дней Творения, но его выживание зависит от святости Седьмого дня. Велики и грандиозны законы, управляющие природными процессами. Однако без святости не было бы ни величия, ни природы.

Примечания.

1) В книге «Vita Adae et Evae» («Жизнь Адама и Евы») сказано: «Седьмой день — это знак воскрешения и Мира грядущего», поэтому не должно быть скорби в этот день;

2) В Шаббат, по окончании благословения после еды мы читаем такую молитву: «Пусть Милосердный даст нам в наследие день, который будет целиком Субботним и упокоит нас в жизни вечной». Просьба о вечной жизни не высказывается в будничных молитвах (см. «Кузари», часть III, гл.20). Однако в главной субботней молитве («амида»), которая произносится четыре раза в этот день, мы читаем такую фразу: «Г-сподь, Б-г наш, дай нам унаследовать Твой святой Шаббат». Возможно, речь идет здесь о Шаббате как синониме Грядущей жизни, ибо земной Шаббат уже и так принадлежит нам.

ГЛАВА 9.

СВЯТОСТЬ ВРЕМЕНИ

 Святость в пространстве, в природе была известна многим религиям. Новаторство иудаизма заключалось в том, что он постепенно переместил концепцию святости из пространства во время, из сферы природы в сферу истории, из мира вещей в мир событий. Физический мир лишился своей изначальной мантии святости.(1) Иудаизм не признает никаких священных растений и животных. Согласно его доктрине, физический предмет может быть освящен лишь сознательным действием человека. Само качество святости зависит не от свойства и структуры материи. Речь идет об особой ценности, приобретаемой вещами путем их сознательного освящения и приближения к Б-гу.

 В пророческом мышлении превалирует фактор времени. «День Г-спода» важнее для пророков, чем «Дом Г-спода».

 Человечество разделено на множество народов и государств. Эта раздробленность будет ликвидирована моментом времени — в конце дней, когда наступит мессианская эпоха. Именно этот момент вернет людям то, что отняла у них вещь в пространстве — Вавилонская башня. Видение мессианского конца дней даст надежду на восстановление первоначального единства всех людей.

 В Десяти заповедях нет упоминания святых мест. Наоборот, именно после событий у горы Синай Моше услышал слова Творца:

«Во всяком месте, где Я разрешу упоминать Имя Мое, Я приду к тебе и благословлю тебя» (Шмот 20:21). Именно благодаря тому, что святость в иудаизме не привязана к определенному месту, возникли синагоги. Храм находился только в Иерусалиме, а синагоги были везде, где жили евреи: в каждом городе, в каждом местечке. Для молитвы установлены строго фиксированные периоды времени, но нет фиксированных мест.

 В Торе ни одна вещь, ни одна географическая точка не святы сами по себе. Даже то единственное место на Земле обетованной, где предстояло построить Святилище, ни разу не называется святым в Пятикнижии; во времена Моше-рабейну оно никак не было выделено. Более двадцати раз Тора называет его «местом, которое изберет Г-сподь, Б-г ваш» (см. Дварим, 20:5 и др.).

 Для многих поколений это место оставалось неизвестным. Но царь Давид преисполнился желанием построить там храм Всевышнему: «И было, когда жил царь в доме своем и Г-сподь дал ему покой от всех окрестных врагов его, тогда сказал царь пророку Натану: «Смотри, я живу в доме из кедрового дерева, а ковчег Б-га пребывает под завесами шатра» (II Книга Шмуэля, 7:1,2).

 Инициатива Давида была воспета псалмопевцем:

«Вспомни, Г-сподь, во благо Давиду

Все страдания его;

 Как клялся он Г-споду,

 Давал обет Владыке Яакова:

 «Не войду я

 В шатер дома моего,

 Не поднимусь на постель ложа моего;

 Не дам сна глазам своим

 И векам своим — дремоты,

 Пока не найду места Г-споду,

 Обители Владыки Яакова…» (Теиллим, 132:1-5).

 В ответ на эту молитву Давиду было сообщено точное место, где должен стоять Храм:

 «Ибо избрал Г-сподь Сион,

 Возжелал его в обитель Себе:

 «Вот место покоя Моего вовеки,

 Здесь обитать буду,

 Потому что Я возжелал его» (Теиллим, 132:13,14).

 Это место было выбрано не потому, что оно обладало какими-то сверхъестественными свойствами или уникальной почвенной структурой, а лишь потому, что человек молился о нем, и Б-г возжелал его».(2)

 Храм стал священным местом, но эта святость не была изначальной. Ее «назначили», «учредили», однако парадокс святости в пространстве продолжал беспокоить пророков.

 Благочестивые из народа Израиля пели в одном из псалмов:

 «Войдем в обитель Его;

 Поклонимся подножию ног Его» (Теиллим, 132:7).

 Но пророк возгласил:

 «Так сказал Г-сподь:

 Небо — престол Мой,

 А Земля — подножие ног Моих.

 Что это за дом, который вы построите Мне?

 И где место покоя Моего?» (Ишаягу, 66:1,2).

 Но если Б-г вездесущ, значит Он находится в любом месте. Если Б-г создал все вещи, как может человек создать что-то для Него? В субботней молитве мы читаем:

«Слава Его наполняет вселенную.

 И ангелы спрашивают друг друга:

 Где место Славы Его?»

 Древние мудрецы различали три вида святости: святость Имени Всевышнего, святость Шаббата и святость Израиля. Святость Шаббата предшествует святости Израиля.(3) Святость Святой земли проистекает из святости народа Израиля. Эта земля не была святой во времена Тераха и даже в эпоху патриархов.

Она была освящена еврейским народом, когда он вступил в нее,ведомый Иегошуа бен-Нуном. Земля была освящена народом, а Шаббат был освящен Б-гом. Однако святость Шаббата не тождественна святости праздников. Святость праздников зависит от действий человека. В эпоху Храма именно человек устанавливал календарь, определяя, на какой день недели выпадет праздник. Если начало нового месяца не было своевременно установлено, евреи не могли праздновать Песах. Иное дело — Шаббат. Даже когда люди забывали о Шаббате, это никак не отражалось на его святости.(4)

Несмотря на упомянутые различия, все упомянутые виды святости таинственным образом переплетены между собой.(5)

 Святость времени наиболее ярко выражена в праздновании Шаббата. Для соблюдения Седьмого дня не требуются никакие ритуальные предметы. Тем он отличается от большинства еврейских праздников, в которых материальная символика играет важную роль, например, маца — в Песах, шофар — в Рош а-Шана, лулав и этрог — в Суккот.(6)

Когда наступает субботний день, мы откладываем в сторону наш символ Завета — филактерии, тфиллин, которыми пользуемся всю остальную неделю. В Шаббат любые символы излишни; он сам является символом.

 «Шаббат насквозь пропитан святостью», — сказано в сборнике мидрашей «Ваикра рабба». Ему не требуются никакие специальные атрибуты, кроме души, впитывающей в себя дополнительную духовность. Ибо Шаббат «хранит все души». Он сам и есть мир душ – духовность в форме времени. Согласно единому мнению мудрецов, зафиксированному в Талмуде, первый праздник Шавуот, в который была дарована Тора, выпал на Шаббат. Ничего удивительного в этом нет: только в такой святой день человек мог получить Б-жественный Закон.

 Каждый седьмой день происходит чудо — воскрешение души, души человека и души всякой вещи. Один мудрец сказал: «Мир, созданный за шесть дней, был лишен души. Лишь в седьмой день он получил душу. Поэтому сказано: «А в седьмой день он отдыхал — «ваинафаш» (Шмот, 31:17). «Ваинафаш» образовано от «нефеш», что в переводе с иврита означает «душа».

Примечания.

1) В 1947 году в Тель-Авиве вышла в свет книга под названием «Святая весна» («хе-авив ха-кадош»). Такое словосочетание — вопиющий духовный анахронизм;

 2) Более поздние авторитеты утверждали, что на месте, где воздвигли Храм, произошло несколько важных событий еврейской истории (см. Рамбам, «Мишне Тора»), однако в самом тексте Торы нет указаний на эти события;

 3) Вот почему в праздники мы завершаем благословение после чтения Афторы словами «Тот, Кто освящает Израиль и времена (для праздников)», а в Шаббат после Афторы говорят: «Тот, Кто освящает Шаббат». Ибо «Шаббат предшествовал Израилю»; он возник в процессе создания вселенной;

 4) «И объявил Моше о праздниках Б-га сынам Израиля» (Ваикра 23:44). В талмудическом трактате «Недарим» сказано: «Только праздникам требуется освящение бейт-дином (раввинскими судами, которые должны объявлять, какой день считать новомесячьем при появлении на небе молодой луны; именно так определяют день, в который должен отмечаться праздник); для Шаббата такое освящение не предусмотрено»;

 5) В мидраше сказано: «Святость Б-га, святость Шаббата, святость Израиля, — все это едино». Святость субботнего дня была столь наглядной, что для несоблюдающих его законы в Торе был лишь один термин «илель». Слово «илель» означает загрязнять, осквернять святое;

 6) Ритуальным называется такой предмет, который нельзя использовать ни для каких иных целей, кроме самого ритуала. Вино и хлеб, над которыми произносят формулу освящения дня, не обладают ни святостью, ни ритуальной ценностью.

ГЛАВА 10.

И ВОЗЖЕЛАЕШЬ ТЫ…

 Святость избранного дня — это не картина, которой любуются с почтительного расстояния. Эта святость не далека от нас. Она дана нам. «И будете вы хранить Шаббат, потому что он — святыня для вас» (Шмот 31:14). Сказано также, что «Шаббат добавляет святости Израилю».

 Шаббат дарует человеку нечто реальное, открытое для восприятия. Это свет, который сияет изнутри, согревая наши души. «И благословил Б-г день седьмой» («Берешит» 2:3). В книге мидрашей «Берешит рабба» приведены слова рабби Шимона бен Йохая: «Он благословил его светом на лице человека: ибо в будние дни наши лица светятся не так, как в Шаббат».

 С человеком действительно происходит что-то особенное в Субботний день. Говорил рабби Шимон бен Лакиш: «Перед Шаббатом Г-сподь дает нам «нешама йетера», а когда Шаббат кончается, забирает ее».(1)

 «Нешама йетера» — это дополнительный дух или, как часто переводят это словосочетание, дополнительная душа. Попытаемся точнее определить его значение.

 Некоторые мыслители считают, что «нешама йетера» представляет собой образное выражение, означающее более высокий уровень духовности, чувство легкости и комфорта.(2) Другие полагают, что в седьмой день человек действительно получает вторую душу, что в него как будто вселяется некая духовная субстанция. «В этот день человеку дается дополнительная, внеземная душа, — говорится в книге «Зоар», — абсолютно совершенная, по образцу Мира грядущего». Как будто «дух святости опускается на человека и украшает его короной, наподобие короны ангелов»; каждый человек получает свою корону — по его личным достоинствам».(3)  Именно ради духовной цели, продолжает «Зоар», внеземные души покидают свою небесную обитель и вселяются на один день в смертных людей. На исходе каждого Шаббата эти души возвращаются на небеса, собираются перед Святым Царем, и Он спрашивает их: «Какую новую мудрость Торы вы постигли, находясь в нижнем мире?» Счастлива та душа, которая может рассказать в присутствии Б-га о духовных достижениях человека, которого она посетила в седьмой день. И наоборот, как неловко чувствует себя та душа, которая, находясь перед Б-гом, понуро молчит, ибо ей нечего рассказать.

 Традиция утверждает, что свет, созданный в самом начале Творения, отличался от света Солнца, Луны и звезд. Свет первого дня был таким мощным, что человек мог при нем охватить одним взглядом весь мир от края до края. Но поскольку человек оказался недостоин блаженствовать в этом свете, Б-г скрыл его. Однако в Мире грядущем он вновь откроется праведникам во всем своем первозданном величии. Частички этого света и сегодня посещают праведных людей, творящих добрые дела. Это происходит в седьмой день; отблески того великого света и называются дополнительной душой.(4)

 Рабби Лев из Праги (умер в 1609 году) получил прозвище «Высокий рабби Лев», потому что в Шаббат он выглядел на целую головы выше, чем в другие шесть дней недели.(5)

Рассказывают также, что всякий, кто смотрел в Шаббат на рабби Хаима из Черновиц (умер в 1813 году), замечал розу на его щеке. Тот же рабби Хаим писал: «Мы видели своими глазами те грандиозные изменения, которые святость Шаббата вносит в жизнь праведника. Святость полыхает в его сердце как языки пламени; его охватывает состояние экстаза и страстное желание служить Б-гу…ночью и днем»…Едва он завершил подготовку к встрече Субботы, как «его лицо освещается блеском субботней святости. Этот внутренний свет столь ярок, что невольно стараешься не подходить к нему слишком близко».

 Но такое восторженно-трепетное ощущение Шаббата не может возникать в вакууме. Шаббат — не одинокий путник среди унылых будней. Он нуждается в компании других дней недели. Все они должны духовно гармонировать с Главным днем. Жизнь — это непрерывное паломничество в День седьмой. Таков идеал. В наших мыслях должны всегда присутствовать любовь и стремление к Шаббату. Он призван занимать центральное место в наших ощущениях, переживаниях и надеждах. Он — мелодия, заглушающая все тревоги и проблемы, которые одолевают наш разум. Он — свитедельство присутствия Б-га в этом мире.

 Наше духовное состояние прямо зависит от нашего отношения к Шаббату. Законы Субботнего дня занимают то же место в мире духовности, что и закон земного притяжения в природе.

 Человеку труднее всего преодолеть собственное подсознательное стремление быть рабом своей приземленной мелочности. Поэтому каждый из нас должен отважно вести неустанную и скрытую борьбу ради обретения внутренней свободы. Это ощущение внутренней свободы доступно лишь тому, кто не поддается диктату вещей и окружающих людей. Многим удается достигнуть высокой степени политической и общественной свободы, но мало кто умеет противостоять соблазнам материализма. Эта проблема постоянно преследует нас: как жить среди людей и оставаться свободным? Как жить в мире вещей и быть независимым от них?

 В тот великий момент, когда бывшие рабы, сыны Израиля, еще ощущали пьянящий вкус Б-жественного спасения, им были даны Десять речений, Десять заповедей. В начале и конце этого Десятисловия говорится о свободе человека. Первое речение — «Я — Г-сподь, Б-г ваш, Который вывел вас из страны Египетской, из дома рабства, — напоминает еврею, что внешняя свобода была дарована ему Творцом, а десятая заповедь — «Не возжелай…» — напоминает ему, что он должен сам достигнуть внутренней свободы.

 Сегодня, желая выделить какое-то слово, мы подчеркиваем его или печатаем курсивом. В древние времена нужное слово выделяли прямым повтором, удвоением.(6) Например, в Торе говорится: «К правде, к правде стремись» (Дварим, 16:20); «Утешайте, утешайте народ Мой» (Ишаягу, 40:1). Между тем, из всех Десяти заповедей только одна провозглашается дважды — последняя, десятая: «Не возжелай…не возжелай….». Ясно, что это повторение означает исключительную важность заповеди. Б-г повелевает человеку «не возжелать дома ближнего своего, жены ближнего своего, ни раба его, ни рабыни его, ни быка его, ни осла его, и ничего, что у ближнего твоего».

 Мы знаем, что страстное желание нельзя подавить никакими приказами и постановлениями. Поэтому десятая заповедь могла бы показаться нереальной, если бы не указание относительно Субботнего дня, которому посвящена целая треть в тексте Десятисловия, и в которой нашли свое отражение все другие заповеди. Надо лишь нащупать связь, некий баланс между этими двумя заповедями. «Не желайте ничего, что принадлежит вашему ближнему, — говорит Б-г, — ибо Я дал вам нечто такое, что принадлежит Мне». Что же это за сокровище? — Седьмой день недели!

 В иудаизме жизнь видится непрерывным паломничеством к седьмому дню. Всю неделю мы тянемся к Шаббату, с нетерпением ждем его прихода. В этой тяге отражено наше подспудное стремление к вечному Шаббату во все дни нашей жизни.(7) «Возжелание» материальных объектов, существующих в пространстве, заменяется «возжеланием» объектов времени. Иначе говоря, Десять речений учат нас желать Субботу в течение всей недели.

Сам Б-г желал этот день; Он назвал его «хемдат ямим», «вожделенным днем»(8). Получается, что высказанная вслух заповедь — «Не возжелай вещей в пространстве» – уравновешивается заповедью невысказанной: «Возжелай то, что существует во времени».

Примечания.

 1) Автор этого изречения рабби Шимон бен Лакиш жил в третьем веке н.э.;

 2) Раши, известнейший толкователь Торы, живший в XI веке, дает психологическое объяснение этому явлению. По его мнению, речь идет о «повышенной восприимчивости души к покою, радости; это особое удовольствие от еды и полное отсутствие какого бы то ни было отвращения». Более метафизическую трактовку предлагает Ибн-Эзра, современник Раши. Он утверждает, что в седьмой день происходит заметное усиление интеллектуальных способностей души. Похожее мнение высказывает и рабби Менахем Меири в «Книге покаяния». Даже великий мистик Рамбан (Нахманид) не принимает буквального толкования «дополнительной души» (см. его комментарий на стих 2:2 в «Берешит»). На тех же позициях стоит и рабби Менаше бен Исраэль, «Нишмат хаим», живший в Амстердаме в XVII веке. Известный комментатор Торы, врач и автор философских трудов рабби Овадья Сфорно (1475-1550 г.г.) охарактеризовал «дополнительную душу» как особую способность человека достигать того уровня, о котором Творец говорил в книге «Берешит»: «Давайте сделаем человека по нашему образу и нашему подобию»

 3) Из книги «Зоар». Рабби Цдакия бен Авраам-Анан, живший в Риме в XIII веке, сказал: «В Шаббат у человека две души». В «Сефер маасе» приведено такое мнение: «Человек имеет в Шаббат на одну душу больше, чем в будние дни, и это видно хотя бы по тому факту, что в Шаббат мы беззаботнее, чем в любой другой день»;

 4) Таково мнение рабби Аарона-Шмуэля бен Моше-Шалома из Кремница (умер в 1616 году);

 5) Такую же историю рассказывают и о рабби Иегошуа Горовице (см. предисловие к книге «Незир а-Шем»);

 6) Прямой повтор используется сегодня в риторике, например: «Он выразил новую идею — идею огромной важности»;

 7) Восприимчивость к духу Шаббата не ограничивается одним только седьмым днем недели. Десять заповедей были даны в двух вариантах: одна изложена в книге «Шмот», а другая — в книге «Дварим». В первом варианте заповедь соблюдения Субботы начинается со слов: «Помни (захор) день седьмой», а во втором — «Храни (шамор) день седьмой». Один мудрец средневековья сказал: «Помни Шаббат всегда, жди его прихода («шмор» означает также ждать с нетерпением)…

 Жди, страстно желай его, как страстно желаешь встречи с человеком, которого любишь» (Аль Накава, «Менорат а-маор»);

 8) В субботней молитве мы говорим: «Ты был рад седьмому дню, и ты освятил его, назвал его самым желанным из дней». Где Тора называет Шаббат «самым желанным из дней»? В книге «Берешит» (2:2). Обычный перевод этого стиха: «И завершил Б-г в день седьмой». Но в древнеарамейском варианте эта фраза звучит иначе: «И возжелал Б-г день седьмой».

ЭПИЛОГ

ОСВЯЩЕНИЕ ВРЕМЕНИ

 Язычники представляют Б-га в физических образах или ассоциируют Его с природными явлениями, объектами пространства. В Десяти заповедях Творец вселенной определил Себя по историческому событию, событию, произошедшему во времени — освобождению еврейского народа из египетского рабства, и Он предостерег нас: «Не делай себе изваяния и всякого изображения того, что в небе наверху, и того, что на земле внизу, и того, что в воде ниже земли» (Шмот, 20:4).

 Самая бесценная вещь, когда-либо существовавшая на земле — это две каменные скрижали, которые Моше получил на горе Синай; они несравненно дороже любой другой реликвии. Чтобы получить скрижали, Моше поднялся на гору, находился там сорок дней и сорок ночей, не ел хлеба и не пил воды. В конце этого срока Г-сподь вручил ему две скрижали, вытесанные из камня, с начертанным на них текстом Десяти заповедей, словами, которые Он говорил сынам Израиля с горы Синай, из огненного пространства.

Но в конце сорока дней и сорока ночей, когда Моше спустился с горы, держа в руках две бесценные скрижали, он увидел, как евреи исступленно пляшут вокруг Золотого тельца. И тогда он в отчаянии выпустил из рук скрижали, и они разбились на его глазах.

 В Египте о каждом значительном культовом объекте говорили, что именно здесь, в этом месте был создан мир. Иудаизм придерживается другой концепции. Книга «Берешит» сообщает нам не о месте, а о днях творения.(1) В отличие от языческих мифотворцев, которые вообще не упоминают времени творения, Тора говорит о творении пространства во времени.

 Каждому ясно, что знаменитый Большой Каньон на западе Соединенных Штатов производит гораздо более сильное впечатление, чем простая канава. Всем видна разница между червяком и орлом. Но кто из нас умеет так же четко различать звенья времени? Немецкий историк Леопольд фон Ранке, живший в XIX веке, утверждал, что каждая эпоха равно близка к Б-гу.

Однако еврейская традиция создала иерархию моментов внутри времени; она считает, что эпохи неодинаковы. Молиться Б-гу мы можем в любом месте, но Он по-разному разговаривал с нами в разные эпохи. Например, в какой-то момент истории дух пророчества покинул народ Израиля.

 Время для нас часто становится средством измерения, а не средой нашего обитания. Это последнее его качество мы начинаем осознавать, когда сравниваем два события и замечаем, что одно из них произошло позже другого; когда, слушая мелодию, мы понимаем, что ноты следуют друг за другом в определенной последовательности. В восприятии времени главное — это уметь различать между «раньше» и «позже».

 Но можно ли считать время всего лишь средой взаимодействия событий? Неужели настоящее лишается всякого значения, если оно не связано с прошлым? И еще один важный вопрос: Знаем ли мы только то, что происходит «внутри» времени? Существуют ли для нас лишь те события, которые влияют на вещи в пространстве?

А если ничто из этого не имеет отношения к миру пространства, значит ли это, что время не существует?

 Чтобы понять высшее значение времени, необходимо особое сознание. Мы все живем во времени и порой так тесно сливаемся с ним, что перестаем его замечать. Наше существование окружено миром пространства. Но это лишь часть нашей жизни; все остальное — время. Материальные предметы — это берег; но мы движемся во времени.

 Существование нельзя объяснить в рамках пространства – только время дает ключ к его пониманию. Закрывая глаза в минуты напряженных размышлений, мы способны ощутить время за рамками пространства. Но пространство без времени — вещь немыслимая.

С точки зрения духовности, пространство представляет собой застывшее время, и все, что там происходит, — застывшие события.

 Время можно оценивать с двух позиций: с точки зрения пространства и с точки зрения духа. Когда мы смотрим в вагонное окно скорого поезда, нам кажется, что мы стоим на месте и мимо нас проносится окружающий ландшафт. Точно так же, когда мы смотрим на реальность, увлеченные пространственными вещами, время воспринимается нами в непрерывном движении. Но когда мы вдруг понимаем, что движутся именно вещи, нам становится ясно, что время не убывает, а мир пространства несется, громыхая колесами, через бескрайние просторы времени. Поэтому понятие временности, бренности можно определить как отношение пространства ко времени.

 Та безграничная, но пустая среда, которую мы привычно называем временем, не является высшей формой реальности. Наш мир — это мир пространства, движущийся сквозь время — от Начала до Конца дней.

 Для заурядного мышления сущность времени эфемерна, недолговечна. Но в действительности эта мимолетность приходит нам на ум, когда мы размышляем над пространственными вещами. Именно мир вещей дает нам ощущение эфемерности. Время же находится вне пространства и не зависит от него и потому оно — вечно; бренность присуща не времени, а миру пространства. Материя исчезает во времени; само время не меняется. Уместно говорить не о течении времени, а о течении пространства через время. Умирает не время; умирает во времени человеческое тело. Временность присуща миру пространства и находящимся в нем предметам и явлениям. Но время существует вне пространства, и оно представляет собой нечто большее, чем прошлое, настоящее и будущее.

 Каменные предметы обречены на исчезновение; дни, наполненные духовностью, не умирают. В книге «Шмот», в разделе, посвященном дарованию Торы, мы читаем: «На третий месяц по выходе сынов Израиля из страны Египетской, в этот день, пришли они в пустыню Синай»(19:1). Комментаторов давно занимает вопрос: что значит «в этот день»? Ведь логичнее звучит: «в тот день». Слово «этот» означает, что день дарования Торы не остался и никогда не останется в прошлом. Он навечно стал «этим днем», каждым днем. Изучая Тору, мы как будто заново получаем ее от Всевышнего — сегодня, сейчас. То же самое относится к дню Исхода из Египта, как сказано в мишне «Песахим»: «В каждом поколении должен человек видеть себя, как будто он сам выходит из Египта».

 Ценность великого дня не ограничена тем пространством, которое он занимает в календаре. Рабби Акива однажды воскликнул: «Все время, все эпохи не достойны того дня, в который «Песнь песней» была дарована Израилю, ибо все песни святы, но «Песнь песней» — святейшая из святых».

 В сфере духа нет разницы между секундой и веком, между часом и эпохой. Рабби Иегуда сказал: «Некоторые добиваются вечности всю свою жизнь, а некоторые получают ее за час». Один хороший час бывает равнозначен целой жизни. Мгновение «тшувы», возвращения к Б-гу, может восстановить то, что было утрачено за годы бегства от Него. Мудрецы говорили: «Лучше один час раскаяния и добрых дел в этом мире, чем целая жизнь в Мире грядущем» (трактат «Авот»,4:17).

 Техническая цивилизация, как уже говорилось, символизирует победу человека над пространством. Но время остается непокоренным. Мы умеем быстро преодолевать огромные расстояния, но не способны вернуть прошлое и пробиться в будущее. Человек встал над пространством, но время стоит над человеком.

 Покорение времени — величайшая задача человека. Мы все проходим через его бесконечные коридоры, но не можем нигде закрепиться, создать плацдарм. Реальность времени существует отдельно от нас и помимо нас. Пространство открыто для наших усилий; мы умеем создавать и менять пространственные объекты по своей воле. Но время остается вне нашей досягаемости, вне нашей власти. Оно одновременно близко и далеко; оно проникает в ткань всех событий и процессов, но при этом трансцедентально по отношению к ним. Время целиком во власти Б-га.

 Поэтому время — это запредельное измерение, таинство, парящее над всеми иными категориями бытия. Кажется, что целые миры отделяют время от разума. Но только во времени возможно взаимодействие и единство всех пространственных объектов и существ.

 Каждый человек занимает определенное место в пространстве. Это место принадлежит только ему. Та частичка пространства, которую заполняет мое тело, — она моя и больше ничья. Но никто не владеет временем. Я не могу монопольно владеть хотя бы одним мгновением. Потому что это мгновение принадлежит в равной степени мне и всем другим людям, живущим в этот отрезок времени. Мы делимся временем с другими и монополизируем пространство. Будучи собственником пространства, я становлюсь соперником других людей; но живя во времени, я приобретаю статус их современника. Мы идем через время, и мы занимаем пространство. Легко впасть в иллюзию, что мир пространства существует ради тебя — во имя и для блага человека. Но в отношении времени эта иллюзия не действует.

 Между Б-гом и вещью непостижимо гигантское расстояние. Ибо вещь наделена отдельным, индивидуальным существованием и тем отличается от совокупности всего сущего. Видеть вещь означает видеть нечто отделенное, изолированное. Кроме того, вещь может принадлежать человеку. Время ни на секунду не поддается такой изоляции. Время — это либо все, либо ничего. Оно может делиться только в нашем сознании. Но оно остается вне нашей досягаемости. Оно — почти свято.

 Легко не заметить зрелище вечного времени, легко пройти мимо него. Из книги «Шмот» мы узнаем, что первое видение открылось Моше «в языке пламени, из куста ежевики: и увидел Моше: вот куст ежевики пылает огнем, но не сгорает» (3:2). Время подобно этому вечно горящему кусту. Хотя каждое мгновение рождается и тут же умирает, уступая место следующему мгновению, само время не «сгорает», не исчезает, а сохраняется во всей своей полноте.

 Время обладает независимым первичным значением; в нем больше величия, чем даже в звездном небе, оно глубже потрясает, внушает более сильное чувство благоговения. Мягко скользя в этом древнейшем внематериальном измерении, мы узнаем гораздо больше о вечности, чем находясь в пространстве, говорящем с нами на ломаном языке физических предметов и явлений. Время играет симфонии, превращая в свои инструменты изолированные друг от друга предметы; оно открывает нам тайны земли и вводит в ее кладовые.

 Время — это процесс творения, а вещи в пространстве — результат творения. Глядя в пространство, мы видим продукты творения; интуитивно следуя за временем, мы ощущаем сам ход творения. Пространственные вещи демонстрируют нам свою обманчивую независимость. Они гордо показывают внешний лоск своих ограниченных возможностей. Сотворенные вещи скрывают Творца. Встретить Б-га можно только во времени; именно там, в этом нематериальном измерении, человек убеждается, что каждое мгновение представляет собой акт творения, Начало, открывающее новые пути к высшему раскрытию. Время — это присутствие Б-га в мире пространства; именно в рамках времени мы способны ощутить единство всех вещей.

 Мудрецы учат, что творение не было отдельным актом, происшедшим в седой древности, раз и навсегда. Создание мира — это непрерывный процесс.(2) Б-г призвал мир к существованию, и этот призыв продолжает звучать и поныне. Каждый «настоящий» момент существует лишь благодаря существованию Самого Б-га. Акт творения совершается в каждое отдельно взятое мгновение. Мгновение не является завершением, оно — вспышка, сигнал к Началу. Время постоянно обновляется; оно — синоним непрерывности творения. Время — это Б-жественный дар миру пространства.

 Мир без времени был бы миром без Б-га, миром, который существует для себя и сам по себе, без обновления, без Творца. Мир, лишенный времени, был бы оторван от Б-га — вещь в себе, реальность без реализации. Мир, существующий во времени, всегда рядом с Б-гом; он воплощает собой бесконечно грандиозный замысел; не вещь в себе, а подлинное творение Б-жественного разума.

 Наблюдая за вечным чудом рождения мира, мы чувствуем присутствие Дарителя в Его дарах, понимаем, что источник времени скрыт в самой вечности, что таинство бытия – это вечность во времени.

 Мы не можем решить проблему времени путем завоевания пространства, построив пирамиды или добившись славы. Решить эту проблему можно только с помощью освящения времени. Для одинокого человека время неуловимо; но для человека, живущего с Б-гом, время — это маска вечности.

 Творение — язык Б-га; Время — Его песнь, а вещи в пространстве — согласные звуки в этой песне. Чтобы освящать время, надо петь гласные звуки в унисон с Творцом.

 Такова задача человека: завоевывать пространство и освящать время.

 Мы должны овладеть пространством ради освящения времени. Всю неделю мы вносим святость в жизнь, пользуясь материальными предметами, существующими в пространстве. Но в Шаббат нам дана возможность ощутить святость, заключенную во времени. Даже если душа увяла, даже если наши уста плотно сомкнуты и не могут произнести молитву, в Шаббат все меняется: его чистая тишина и покой ведут нас в царство безбрежного мира, абсолютной гармонии, и лишь тогда мы начинаем понимать, каков истинный смысл вечности.

В мире идей мало что может сравниться с идеей Шаббата по своему духовному заряду. Пройдут эпохи, исчезнут многие теории и идеологии, но Шаббат будет и дальше сиять своим неземным светом.

 Вечность дарует день.

Примечания.

1) Легенда о камне «эвен штия» — постбиблейского происхождения. В талмудической литературе Б-г называется иногда «маком», «место», но этот термин ни в коей мере не свидетельствует, что пространство можно обожествить. Наоборот, пространство целиком подчинено Б-жественному началу. Пространство — не вершина; выше него всегда стоит Б-г;

2) В будничной утренней молитве мы говорим: «Г-сподь чудес, в благости Своей возобновляющий чудо творения — каждый день, непрерывно». Сохранение мира и законов, обеспечивающих сохранение мира, целиком зависит от Творца. «Ты, Г-сподь, един. Ты сотворил небеса, небеса небес и все воинство их, землю и все, что на ней, моря и все, что в них, и Ты (непрерывно) даешь им всем жизнь» (Нехемия,9:6). «Как многообразны творения Твои, Г-сподь…Все они надеются на Тебя, что дашь им пищу во время свое…Скроешь лицо Свое — исчезнут…Пошлешь дух Твой — созидаются они» (Теиллим, 104:24,27,29,30). При виде необычных природных явлений, мы произносим благословение: «Благословен Ты, Г-сподь…создающий чудеса творения». Тема непрерывности творения бурно обсуждалась еще в древности. Школа Шамая требовала, чтобы благословение на свечу, огонь которой отделяет Субботу от будней во время церемонии «авдала», читалось в форме прошедшего времени: «Благословен Ты, Г-сподь …сотворивший свет огня»; а по мнению школы Гиллеля, надо говорить в настоящем времени: «Благословен Ты, Г-сподь… творящий свет огня».

Источник: http://www.koob.ru/heschel/shabbat

Йешуа в еврейских праздниках

Автор: Лорен Джейкобс
Лидер Мессианской Общины

ШАББАТ: ТВОРЕНИЕ, СПАСЕНИЕ, ЗАВЕРШЕНИЕ
ПЕЙСАХ: ПЕРВЫЙ ИЗ СЕМИ ЕЖЕГОДНЫХ ПРАЗДНИКОВ
ПРАЗДНИК МАЦЫ
ПРАЗДНИК ПЕРВЫХ ПЛОДОВ
ШАУВОТ
ПРАЗДНИК ТРУБ
ДЕНЬ ИСКУПЛЕНИЯ
СУККОТ

Назначенные Богом праздники, описанные в 23-й главе книги Левит, имеют множество целей. Год за годом они задают ритм нашей жизни согласно тому циклу, который Бог предопределил для творения. Они напоминают нам о тех великих делах, которые творил Бог в истории Израиля. Мы никогда не должны забывать о том, что Мессия Йешуа, апостолы и раннее мессианское движение праздновали эти праздники. Кроме того, каждый праздник является пророчеством, указывающим на то, что Бог собирается совершить в человеческой истории. Изучение этих праздников назидает нашу веру и помогает нам лучше понять все Слово Божие.

ШАББАТ: ТВОРЕНИЕ, СПАСЕНИЕ, ЗАВЕРШЕНИЕ

Первым праздником, упомянутым в Левит 23, является Шаббат. Возможно, он возглавляет список по той причине, что является самым важным праздником из всех ниже перечисленных. Он соблюдается каждую неделю, в то время как другие праздники празднуются один раз в год. Слово «шаббат» означает «покой». Каждый седьмой день, начиная с вечера пятницы и заканчивая вечером субботы, отделяется для покоя. Почему мы считаем, что день начинается с заходом солнца? Ответ находится в самой первой главе книги Бытие, где написано:

«И был вечер, и было утро: день один».

Каждый Божий день, начиная с момента Творения, начинается с заходом солнца, и еврейский народ всегда следовал этому примеру. Шаббат дан для того, чтобы напоминать нам о том, что Бог сотворил вселенную за шесть дней, а на седьмой день Он почил. Шаббат также напоминает нам о спасении. Мы начали соблюдать Шаббат только лишь после того, как еврейский народ вышел из египетского рабства. Шаббат также напоминает нам об искуплении через Мессию, Который называл Себя «Господином Шаббата».

Как Господин Шаббата, Он может дать нам субботний покой, как Он и обещал нам, когда сказал: «Придите ко Мне все труждающиеся и обремененные, и Я успокою вас; возьмите иго Мое на себя и научитесь от Меня, ибо Я кроток и смирен сердцем, и найдете покой душам вашим» (Матфея 11:28-29).

На самом деле, ключом к победоносной жизни является покой в Нем, в то время как Он будет действовать через нас. Шаббат также напоминает нам о конце всего. Однажды Йешуа вернется на планету Земля и даст покой утомленному миру.

ШАББАТ И ЧИСЛО СЕМЬ

Божий календарь построен вокруг числа семь, которое на протяжении всей Библии является числом, символизирующим полноту. Так же, как семь дней составляют полную неделю, и в седьмой день мы отдыхаем, так и седьмой месяц является субботним месяцем, завершающим цикл ежегодных праздников. Каждый седьмой год был субботним годом, в который земля Израиля наслаждалась покоем. Более того, после завершения каждого сорок девятого года, когда начинался пятидесятый год, по Божьей заповеди он был «Шанат Йовель» — «Юбилейным годом».

Имущество должно было быть возвращено своим изначальным владельцам, проданные в рабство должны были быть освобождены, земля Израиля должна была получить еще один дополнительный год отдыха, и весь израильский народ возвращался в состояние равновесия. Но «Шанат Йовель» не исчерпывает связи числа семь с Божьим календарем. Среди мудрецов Израиля существует традиция, согласно которой семь дней творения символизируют семь тысяч лет человеческой истории. Как и в обычной неделе, первые шесть тысяч лет будут полны трудов и усталости. Но Шаббат символизирует будущую эпоху, когда Мессия будет править над всем миром, который сможет насладиться тысячелетним покоем.