Архив рубрики: Апокрифы

Апокрифы

Послание апостола Петра к апостолу Иакову

Послание апостола Петра к апостолу Иакову

Петр — Иакову, господину и блюстителю святой Церкви: да воздастся повсюду мирное благодарение Отцу всего сущего через Иисуса Христа!

Поскольку ведомо мне, брат мой, сколь ревностно ты предан делам, приносящим пользу всей Церкви нашей, то я прошу и умоляю тебя отнюдь не вручать книги проповедей моих, которые я тебе посылаю, никому, происходящему из многобожников и язычников, прежде, чем ты тщательно испытаешь его; но в премудрости передай (эти книги) лишь тем, кого ты прежде уже испытал и обрел достойными; как и Моисей передал право учительства семидесяти ученикам своим [1]. Ибо плоды осмотрительности его зримы для нас и поныне. Ибо распространившиеся по всему миру потомки народа его следуют одним и тем же правилам и в Единобожии своем, и в образе жизни, не допуская завлечь себя в несогласные (между собой) толки путем многоразличных толкований Священного Писания. Но они, в соответствии с передаваемыми у них правилами, стараются все то, что в Писании (кажется) противоречивым, привести к согласию; но читатель, незнакомый с преданиями, когда встречает подобные места (в Писании), то в изумлении застывает перед многозначительными пророческими речениями.

Поэтому они (т.е. Иудеи) не позволяют кому-либо обучать (других), пока он прежде сам не научится правильному обхождению с Писанием. И поэтому у них один Бог, один Закон, одна надежда. Для того же, чтобы так же было и у нас, ты передай семидесяти братьям нашим (пресвитерам) [2] книги моих проповедей во время таинства рукоположения, чтобы (в дальнейшем) и они уделяли дары тем, кто готов будет перенять право учительства, для передачи (его) последующим. Ибо иначе Слово Истины у нас распадется на множество мнений.

Это я узнал не посредством пророчества, но потому, что уже своими глазами вижу начало упомянутого зла. А именно, некоторые, происходящие из язычников, отвергли проповеданное через меня законное благовестие, восприняв (вместо него) в своей среде совершенно беззаконное и беспочвенное учение враждебного человека [3]. Итак, некоторые люди уже при жизни моей пытаются путем различных ухищренных толкований извратить мои слова (так, словно я говорю) в смысле уничтожения Закона, будто бы я сам думаю так же, но откровенно (об этом) не высказываюсь.

Но да удалятся подобные мнения! Ведь говорящие так враждуют против Закона Божия, который был чрез Моисея возвещен и чрез нашего Господа в вечном своем бытии утвержден. Ведь Он сказал так: «Доколе не прейдет небо и земля, ни одна йота, или ни одна черта из Закона не прейдет». И сказал Он так, чтобы «все исполнялось» [4]. Но те люди, которые толкуют мысли мои неведомым образом, дерзко утверждают, будто они излагают речи, ими от меня услышанные, более правильно, нежели я сам, произнесший их; и притом передают своим ученикам, будто (все) это — мое мнение, в то время как сам я никогда ни о чем похожем и не мыслил.

И, коль скоро уже при жизни моей они осмеливаются высказывать такого рода ложь, насколько более могут умножиться дерзающие на это после меня! Итак, чтобы подобного не произошло, я прошу и умоляю тебя отнюдь не вручать книги проповедей моих, которые я тебе посылаю, никому чужому — ни язычнику, ни чужеземцу, без предшествующего испытания; но лишь тем, кого ты сначала испытал и нашел достойными, в премудрости передай их, — как и Моисей передал своим семидесяти ученикам право учительства, — дабы они твердо хранили свое разумение веры и повсюду и всегда несли пред собою отвес истины; дабы они объясняли все, согласно преданию нашему; и дабы не могли, совратившись чрез неведение и введенные в заблуждение предположениями своими, привести и других в тот же ров погибели [5].

Итак, я изложил тебе то, что представляется мне истинным. Ты же, мой господин, соверши и исполни это, как представляется истинным тебе самому. Пребудь во здравии! _________________________________________________________ 1 . См. Числ. 11, 16. 2 . Ср. Лук. 10, 1. 3 . Здесь, по-видимому, имеется в виду Симон Волхв и подобные ему псевдогностические «учителя» I века — ср. Деян. 8, 9. 4 . См. Матф. 5, 18. 5 . Ср. II Петр. 3, 15-17

Завещание Авраама

Перевод и комментарии Марии Витковской.

Апокриф основан на главе 18 Книги Бытия. Был популярен в Средние века. Сохранилось много греческих рукописей, разделенных издателем Джеймсом на две группы: т. н. “версия В” (более ранняя, предположительно I в. н. э., иудейская) и “версия А” (развернутая, с христианскими добавлениями). Апокриф был переведен на многие языки; дошли коптские, эфиопские, арабские, славянские и румынские версии. Определенных доказательств существования еврейского оригинала нет.

Название можно объяснить тем, что текст был частью трилогии, куда входили также «Завещание Исаака» и «Завещание Иакова» (дошли в коптских переводах). Эта трилогия была подражанием «Завещаниям 12-ти Патриархов». На самом же деле никакого “завещания” Авраам не оставляет, несмотря на неоднократные призывы со стороны Господа Бога и архангела Михаила.

Главный принцип построения сближает апокриф с более поздними Откровениями Седраха и Ездры (диалог с Богом или Его вестником, заканчивающийся смертью героя, и выполнение ряда условий героя Богом).

Перевод выполнен по первому изданию греческого текста в книге: М. R. James. The Testament of Abraham. Cambridge, 1892 (версия А).

Завещание Авраама

Прожил Авраам сколько было отмерено жизни его — девятьсот девяносто пять лет[1], все годы жизни своей живя в мире, кротости и праведности. Праведный, был он весьма гостеприимен, ибо, поставив шатер свой на пересечении путей у дубравы Мамре, принимал всех[2]: богатых и бедных, царей и правителей, калек и немощных, друзей и странников, соседей и прохожих — всех, не делая различий, принимал благочестивый, пресвятой, праведный и гостеприимный Авраам. Дошла и до него общая всем, неумолимая смерти горькая чаша и скрытый жизни предел. Тогда Господь Бог, призвав к Себе архангела Своего Михаила, сказал ему: “Сойди, Михаил архистратиг, к Аврааму и скажи ему о смерти, чтобы распорядился он о делах своих, ибо благословил Я его, как звезды небесные и как песок на берегу морском[3], и счастлив он многим имением и многим имуществом, и богат весьма; превыше же всего праведен он всяческой добродетелью, гостелюбив и братолюбив, как только возможно. Ты же, архангел Михаил, пойди к Аврааму, возлюбленному сыну Моему, и возвести ему о смерти его, и сообщи ему достоверно: “Предстоит тебе в час сей изойти из суетного мира сего, выйти из тела, и отправишься ты с миром к Владыке твоему””[4].

2. Отойдя же от лица Божьего, сошел архистратиг к Аврааму, к дубраве Мамре, и нашел праведного Авраама в поле, сидящим подле подъяремных быков, возделывавших землю, с сыновьями Масековыми и другими слугами числом двенадцать. И се, пошел архистратиг к нему, Авраам же, увидев идущего вдалеке архистратига Михаила, по праву прекраснейшего среди воинов, тотчас поднялся и пошел навстречу ему, как то было в его обычае — давать всем странникам приют, встречая их и принимая. Архистратиг же, почтительно приветствовав его, сказал: “Радуйся, досточтимейший отче, праведная душа, избранник Божий, истинный друг Небесного!”[5] Авраам же сказал архистратигу: “Радуйся, достопочтеннейший воин, солнцеликий и прекраснейший превыше всех сынов человеческих, добро пожаловать! Вот почему хочу спросить тебя: откуда явился цвет юности твоей? Научи меня, просителя твоего, откуда, из какого войска и от какого пути явилась сюда краса твоя?” Архистратиг же сказал: “Иду я, праведный Авраам, из великого града, послан великим Царем сообщить участь друга истинного Его: призывает Царь его к Себе”. И сказал Авраам: “Пойдем, господин мой, со мной на поле мое”. И говорит архистратиг: “Иду”.

3. Придя же на поле, где шла пахота, остановились они для беседы. Авраам же сказал слугам своим, сыновьям Масековым: “Пойдите в лошадиное стадо и приведите двух лошадей ручных и укрощенных, чтобы я и человек сей, мой гость, сели на них”. И сказал архистратиг: “Нет, господин мой Авраам, не вели им приводить лошадей, ибо остерегаюсь я садиться на тварь четвероногую. И неужели Повелитель мой не счастлив многим богатством, имея власть над людьми и всяческими созданиями? Но я сам остерегаюсь того — когда-либо сесть на тварь четвероногую. Так что давай, праведная душа, пешком проделаем путь до дома твоего”. И сказал Авраам: “Воистину да будет так”[6]. Как шли они от поля к жилищу его, росло у дороги древо кипарис. И се, повинуясь воле Божией, заговорило древо человеческим голосом и сказало: “Свят, свят, свят Господь Бог, призывающий его любящими Его”[7]. И скрыл Авраам тайну ту, сочтя, что не слышал архистратиг голоса древесного. Подойдя же к дому, сели они во дворе. И, увидев лик ангельский, сказал Исаак Сарре, матери своей: “Госпожа моя матушка, вот, человек, сидящий с отцом моим Авраамом, не сын он рода населяющих землю”. И побежал Исаак, и поклонился, и пал к ногам бесплотного.

И бесплотный благословил его и сказал: “Дарует тебе Господь Бог обетование, какое возвестил отцу твоему Аврааму и семени его, дарует же тебе и драгоценное благословение отца твоего и матери твоей”. Сказал тут Авраам Исааку: “Дитя Исаак, зачерпни воды из кладезя и принеси мне в сосуде, дабы могли мы омыть ноги человеку сему, гостю нашему: утомился он, придя сюда после долгого пути”. Побежав же ко кладезю, зачерпнул Исаак воды в сосуд и принес им. Подойдя, омыл Авраам ноги архистратига Михаила. Сотряслась тут утроба Авраамова, и восплакал он над странником. Когда же увидел Исаак отца своего плачущим, восплакал и он. И архистратиг, как увидел плачущими их обоих, сам стал плакать с ними, и падали слезы архистратига в сосуд, в воду, взятую для омовения, и делались камнями драгоценными. Видя же чудо то и подивившись, собрал Авраам украдкой те камни и скрыл тайну, один удержав сие в сердце своем.

4. И сказал Авраам Исааку, сыну своему: “Пойди, сын мой возлюбленный, в комнату, где мы вкушаем пищу, и придай ей праздничный вид. Приготовь для нас там два ложа: одно — мне, другое — человеку сему, нашедшему у нас сегодня приют. Поставь для нас там скамью на двоих, поставь светильник и стол, не жалея всего самого лучшего. Укрась жилище, чадо: расстели ткани тонкие, пурпур и виссон[8], воскури все славные и ценные благовония, принеся трав душистых из сада, наполни ими дом наш, зажги семь двойных светильников, дабы возвеселились мы, — ибо муж сей, нашедший у нас сегодня приют, знатнее, чем цари и вельмо-яси, недаром обличьем своим превосходит он всех сынов человеческих”.

Исаак же приготовил все как нельзя лучше. Тогда Авраам, взяв за руку архангела Михаила, отошел с ним в комнату, где вкушали пищу. И воссели они оба на ложа, и на середину выдвинул Авраам стол, где в изобилии стояло все самое лучшее. И вот, поднялся тут архистратиг с места своего и вышел вон, будто бы по малой нужде. И взошел он на небо во мгновение ока, и предстал пред лицем Божиим[9], и сказал: “Владыко Господи, да будет ведомо державе Твоей, что не в силах я возвестить напоминание о смерти праведному тому человеку, ибо не видел на земле никого, подобного ему — милостивого, гостеприимного, праведного, искреннего, богобоязненного, не причастного ни к какому злу. И вот теперь, Господи, да будет известно Тебе, что не в силах я возвестить ему напоминание о смерти”. Господь же сказал: “Сойди, Михаил архистратиг, к другу Моему Аврааму, и что скажет он тебе, то и делай, и если будет он что есть — ешь и ты с ним. Я же пошлю Духа Моего Святого к сыну его Исааку, и зароню напоминание о смерти его в сердце Исаака, так что в сновидении узрит он смерть отца своего. Исаак сам и возвестит виденное им во сне — ты же истолкуешь, и вот, узнает Авраам о кончине своей”.

И сказал архистратиг: “Господи, все духи небесные — бесплотны, и не едят они, и не пьют[10]. Он же поставил предо мной стол, уставленный в изобилии всем, что ни есть лучшего из благ земных и тленных. Что же я, Господи, теперь стану делать? Как мне не выдать себя, сидя за одним столом с ним?” Господь же сказал: “Сойди к нему, и пусть сие тебя не беспокоит, ибо когда будешь сидеть с ним, пошлю я к тебе духа всеядного, и поглотит он из рук твоих и через уста твои все, что будет на столе: услади же себя всем вместе с Авраамом, истолкуй лишь как должно видение — так, чтобы узнал Авраам серп смерти и жизни скрытый предел, и чтобы распорядился он всем, что есть у него, ибо благословил Я его превыше песка морского, и как одни только звезды небесные”.

5. Тогда сошел архистратиг в дом Авраама и воссел подле него за столом, Исаак же служил им. По окончании трапезы, сотворил Авраам обычную(?) молитву, и архангел молился вместе с ним, и легли они отдохнуть каждый на ложе своем. Исаак же сказал отцу своему: “Отче, хотелось и мне лечь с вами в комнате сей, чтобы мог я услышать вашу беседу: любо мне слушать слова доблестного мужа сего, превосходящие все, доселе слышанное”. Сказал тут Авраам: “Нет, дитя, но отойди в комнату твою и ляг на ложе твое, дабы не стали мы в тягость сему человеку”. Тогда Исаак, испросив их благословения и сам пожелав им доброй ночи, пошел в комнату свою и возлег на ложе своем. И заронил Бог напоминание о смерти в сердце Исаака, словно бы то привиделось ему во сне, и, пробудившись к третьему часу ночи, встал он с ложа своего и бегом прибежал в комнату, где спали отец его с архангелом.

И там, став перед дверью, начал кричать Исаак, говоря: “Отче Авраам, поднимись и отвори мне скорее, чтобы мог я войти и обвить руками шею твою, и целовать тебя прежде, чем отнимут тебя у меня”. Тогда, поднявшись, отворил ему Авраам. И, войдя, обвил Исаак руками шею его и стал плакать громким голосом. Сотряслась тут утроба Авраамова, восплакал и он с ним громким голосом. Архистратиг же, видя их плачущими, восплакал сам вместе с ними. Сарра же, бывшая в комнате своей, услышав плач тот, бегом прибежала к ним и нашла всех их плачущими в объятиях друг друга. И сказала Сарра с плачем: “Господин мой Авраам, из-за чего вы плачете? Скажи мне, господин мой, не принес ли тебе брат сей, что сегодня гостит у нас, весть о племяннике твоем Лоте, что умер он, и потому все вы так сокрушаетесь?” И в ответ сказал ей архистратиг: “Нет, сестра Сарра, не так, как ты говоришь, но сын твой Исаак, думаю я, видел сон, и пришел к нам, плача; у нас же при виде его сотряслась утроба, и оба мы восплакали”.

6. Услышала Сарра речь архистратига, превосходившую все, доселе слышанное, и тотчас узнала, что говорящий — ангел Господень. И сделала Сарра знак Аврааму в сторону двери, чтобы вышел он, и говорит ему: “Господин мой Авраам, знаешь ты, кто этот человек?” Авраам же сказал: “Не знаю”. И сказала Сарра: “Вспомни, господин мой, трех мужей небесных, бывших нашими гостями в шатре у дубравы Мамре, как заклал ты тельца безупречного и предложил им трапезу. Когда же окончили они есть мясо, вновь поднялся теленок и весело сосал свою мать. Или не знаешь ты, господин мой Авраам, что и плод чрева нам даровали они, как обещали — Исаака? Ибо, если мужей тех святых было трое, сей есть один из них”[11]. Сказал же Авраам: “Сарра, истинно сказанное тобой: слава и хвала Богу нашему и Отцу, ибо вчера вечером, когда мыл я ноги его в сосуде для омовения, сказал я себе в сердце своем: “Ноги сии — одного из трех мужей, коим омыл я стопы тогда[12]. И слезы его, падавшие вечером в чашу, делались камнями драгоценными””. И достав из одежд, дал он их Сарре со словами: “Если не веришь мне, взгляни на это”. Взяв же их, поклонилась Сарра и целовала, сказав: “Слава Богу, являющему нам чудеса! Знай же теперь, господин мой Авраам, что сие есть нам откровение, будь то о дурном или о хорошем”.

7. Оставив же Сарру, вошел Авраам в комнату и сказал Исааку: “Итак, сын мой возлюбленный, возвести мне правду, что видел ты во сне, и что взволновало тебя, когда вот так бегом прибежал к нам?” И в ответ стал говорить Исаак: “Видел я, господин мой, этой ночью Солнце и Луну над головой моей, и лучи Солнца окружали и освещали меня. Когда же я так смотрел и радовался, то увидел, как отверзлось небо, и муж светлый сошел с него, сиявший ярче семи Солнц. И, подойдя, муж тот солнцеподобный забрал Солнце от головы моей и поднялся обратно на небеса, откуда вышел, я же опечалился печалью великой, ибо забрал он Солнце от меня. И спустя короткое время, когда еще печалился я и убивался, увидел я мужа того во второй раз сходящим с неба. И взял он от меня и Луну над головой моей. И восплакал тут я плачем великим, и умолял мужа того светлого, и говорил: “Нет, господин мой, не отнимай славы моей у меня, сжалься надо мной и услышь меня; и когда взял ты Солнце от меня, оставь Луну при мне!” Он же сказал: “Дай подняться им к вышнему Царю, ибо хочет Он, чтобы они были там”. И забрал он их от меня, лучи же оставил при мне”. И сказал архистратиг: “Слушай, праведный Авраам: Солнце, которое видел сын твой, есть ты, отец его, и так же точно Луна — мать его, Сарра. Муж светлый, сошедший с неба, есть посланник Божий, который должен забрать праведную душу твою от тебя. Ныне же узнай, досточтимейший Авраам, что настал час оставить тебе земную жизнь и переселиться к Богу”. И сказал Авраам архистратигу: “Вот чудо из чудес невиданное! Так значит, ты — тот, кто пришел забрать душу мою от меня?” Говорит же ему архистратиг: “Я — Михаил архистратиг, предстоящий пред лицем Божиим, послан сюда возвестить тебе напоминание о смерти; и если так, то отправлюсь я теперь к Нему, как Он повелел мне”. И сказал Авраам: “Сейчас вижу я, что ты — ангел Господень и что послан взять душу мою, но я не пойду с тобой: ты же сделай то, что Он прикажет тебе”[13].

8. Услышав слова те, тотчас сделался архистратиг незрим, поднявшись же на небо, предстал пред лицом Божиим и поведал обо всем, виденном в доме Авраама. Сказал архистратиг Владыке и такие слова: “Вот что говорит друг Твой Авраам: “Не пойду я с тобой: ты же сделай то, что Он прикажет тебе”. А теперь, Господи Вседержителю, прикажет ли что Слава Твоя и Царствие Твое бессмертное?” Сказал же Бог архистратигу Михаилу: “Еще раз пойди к другу Моему Аврааму и так скажи ему: “Сие есть воля Господа Бога твоего, приведшего тебя в землю обетованную, благословившего тебя превыше песка морского и звезд небесных, отверзшего утробу неплодной Сарры и даровавшего тебе в старости плод чрева — Исаака; воистину говорю тебе: благословляя, благословлю Я тебя и, умножая, умножу семя твое, и дам тебе все, что попросишь у Меня, ибо Я — Господь Бог твой, и нет другого кроме Меня. Что же ты противишься Мне и что печалишься, скажи? Зачем противишься архангелу Моему Михаилу? Или не знаешь, что со времен Адама и Евы все умерли? И ни один из пророков не избежал смерти, и ни один из правителей не бессмертен, и ни один из праотцев не избежал тайны смерти — все умерли, все примирились с адом, всех пожинает серп Смерти. К тебе же не посылал Я Смерть, не позволил смертоносному недугу сойти на тебя, не дал серпу Смерти встретить тебя, не позволил сетям ада опутать тебя, не пожелал, чтобы когда какое-либо зло коснулось тебя, но для доброго увещевания направил к тебе Моего архангела Михаила, чтобы узнал ты о переходе своем из мира и сотворил распоряжение о доме твоем и обо всем, что есть у тебя, и чтобы благословил ты Исаака, сына твоего возлюбленного. Теперь же узнай, что не для того, чтобы огорчить тебя, сделал Я так. Для чего же сказал ты архистратигу Моему: “Не пойду с тобой!”? Для чего сказал сие? И не знаешь ты, что, позволь Я Смерти прийти к тебе, — посмотрел бы Я тогда, пошел бы ты, или не пошел””.

9. Взяв же у Господа слова увещевания, сошел архистратиг к Аврааму, и, увидев его, пал праведник ниц на земную твердь словно мертвый. Архистратиг нее сказал ему все, что услышал от Всевышнего. Тогда, поднявшись, припал благочестивый и праведный Авраам со многими слезами к ногам бесплотного и умолял его, говоря: “Прошу тебя, архистратиг вышних сил, коли уж почтил ты меня, раба грешного и недостойного, приходя ко мне каждый раз, прошу тебя и сейчас, архистратиг, сослужи службу — донеси еще единожды слово мое до Всевышнего и скажи Ему так: “Говорит Авраам, слуга Твой: Господи, Господи, во всяком деле и слове, о каком просил я Тебя, услышал Ты меня, и всякое желание мое исполнил. И теперь, Господи, не противлюсь я державе Твоей, ибо знаю и сам, что не бессмертен, но смертен. Когда все послушно воле Твоей, дрожит и трепещет пред лицом силы Твоей, я тоже чувствую страх — и все же в одной-единственной просьбе прошу не отказать мне: ныне, Владыко Господи, услышь мольбу мою, ибо еще пребывая в теле, хочу увидеть я всю вселенную и творения все, какие создал Ты, Владыко, единым Словом. И как только увижу сие, тогда уйду из жизни без печали””. И вот, вновь отошел архистратиг и стал пред лицом Божиим, и возвестил Богу обо всем, сказав: “Говорит друг Твой Авраам: “Восхотел я оглядеть всю вселенную при жизни моей, прежде, чем умру””. Услышав же то, вновь велит Всевышний архистратигу Михаилу и говорит ему: “Возьми облако светлое и ангелов, что правят колесницами, и, сойдя, возьми праведного! Авраама на колесницу херувимскую и вознеси его в эфир небесный, чтобы увидел он всю вселенную”.

10. И, сойдя, взял архангел Михаил Авраама на колесницу херувимскую и вознес его в эфир небесный, и повлек его на облаке с шестьюдесятью ангелами[14]. И стал подниматься Авраам на колеснице надо всею вселенной, и взирает на мир, каким он был в тот день: одни люди пашут, другие правят волами, в одном месте пасут скот, в другом — танцуют и веселятся, поют и играют, где-то дерутся и ведут тяжбу, в другом месте, плача, справляют поминки по мертвым. Увидел он и новобрачных, почивающих в постели, и, сказать кратко, увидел все, что ни есть в мире хорошего и дурного. И так, пролетая мимо, увидел Авраам мужей, вооруженных мечами, державших в руках мечи те заостренные, и вопросил Авраам архистратига: “Кто они?” И сказал архистратиг: “Люди сии — воры, задумавшие сотворить убийство, кражу и душегубство”. Сказал же Авраам: “Господи, Господи, услышь голос мой и повели, чтобы вышли звери из чащи и пожрали их!” И только сказал он это, как вышли звери из чащи и пожрали людей тех[15]. И увидел он в другом месте мужа и жену, творящих прелюбодеяние, и сказал: “Господи, Господи, повели, чтобы разверзлась земля и поглотила их!” И тотчас надвое расселась земля и поглотила их. И увидел он еще в другом месте людей, копающих под дом и расхищающих чужое имущество, и сказал: “Господи, Господи, повели, чтобы сошел огонь с небес и пожрал их!” И только сказал он это, как сошел огонь с небес и пожрал их.

И тут был с неба глас архистратигу, говорящий: “Повели, Михаил архистратиг, остановить колесницу и верни назад Авраама, дабы не увидел он всей вселенной; ибо если увидит всех, живущих в грехе, погубит он все мироздание. Ибо вот, не грешил Авраам и не щадит грешников, Я же сотворил мир и не желаю погубить ни одного из них, но ожидаю смерти грешника, дабы жил он и мог покаяться. Вознеси же Авраама к первым вратам небесным, чтобы посмотрел он там на суды и воздаяние, и пусть покается перед душами грешников, которые он погубил”[16].

Заветы двенадцати патриархов.

Завещания, или заветы 12 патриархов – одно из самых значительных произведений всей псевдоэпиграфической литературы. В основе сюжета Завещаний 12 патриархов лежит библейская традиция предсмертных благословений и прощальных бесед праотцов, пророков и праведников.

Заветы двенадцати патриархов — ветхозаветный апокрифический текст. Апокриф составлен, предположительно, в I веке до н. э. в Палестине. Датировка произведения чрезвычайно усложняется тем, что в тексте присутствует множество вставок, часть из которых могла быть сделана иудеем, часть же, несомненно, только христианином.

Текст Заветов был весьма хорошо известен в Средние века и дошел до нашего времени в греческой, эфиопской, сирийской, армянской и славянской версиях.

Содержание

Завет Рувима, первородного сына Иакова и Лии.

Глава 1

1. Список Завета Рувима, что он заповедовал сыновьям своим, прежде чем умереть ему, на сто двадцать пятом году жизни своей

2. Через два года после кончины Иосифа, брата его, когда Рувим заболел, собрались навестить сыновья его и сыновья сыновей его.

3. И сказал он им: «Дети мои! Вот я умираю и иду в путь отцов моих».

4. Увидев же здесь Иуду и Гада, и Асира, братьев своих, он сказал им: «Поднимите меня, чтобы я сказал братьям моим и детям моим, что я имею в сердце моём сокровенное; ибо вот я теперь уже умираю».

5. И, поднявшись, он поцеловал их и сказал: Послушайте, братья мои и сыны мои; внемлите Рувиму отцу вашему, что я заповедую вам.

6. И вот я свидетельствую вам сегодня Богом небесным, чтобы вы не ходили в неведении юности и блудодеянии, в которое впал я и осквернил ложе отца моего Иакова.

7. Говорю же вам, что Он уязвил меня язвою великою во внутренности моей на семь месяцев; и если бы Иаков, отец наш, не помолился обо мне Господу, то Господь хотел умертвить меня.

8. Ибо я был тридцати лет, когда совершил злое перед Господом; и в течении семи месяцев я был расслаблен до смерти.

9. И после всего по изволению души своей я в продолжении семи лет каялся перед Господом.

10. И вина и сикера не пил, и мяса не входило в уста мои; и всякого хлеба вкусного я не вкушал, но скорбел о грехе своём, ибо он был велик; такового не было в Израиле».

Глава 2

1. И теперь выслушайте меня дети мои, что я видел о семи духах заблуждения во время моего покаяния.

2. Итак семь духов даны на человека, и они виновники дел юношеского возраста.

3. И другие семь духов даны ему в творении, чтобы в них было всякое дело человека.

4. Первый — дух жизни, с которою создаётся существо. Второй — дух зрения, с которым бывает пожелание.

5. Третий — дух слушания, с которым бывает научение. Четвёртый — дух обоняния, с которым бывают вкусы, даваемые при притяжении воздуха и дыхания.

6. пятый — дух речи, с которою бывает знание.

7. Шестой — дух вкуса, с которым бывает вкушение снедей и питий, и сила в нём создаётся, ибо в снедях есть существо силы.

8. Седьмой — дух семени и соития, с которым приходят чрез сластолюбие грехи.

9. Посему он есть последний (дух) творения и первый юности, ибо она исполнена неразумия, и оное ведёт юношу, как слепца к яме и как скот к пропасти.

Глава 3

1. Сверх же всех этих есть восьмой — дух сна, с которым создано возбуждение природы и образ смерти.

2. С этими духами смешиваются духи заблуждения.

3. Первый — дух блуда лежит в природе и чувствах. Второй — дух ненасытного чрева.

4. Третий — дух битвы в печени и в желчи. Четвёртый — дух угодливости, чтобы чрез услужливость казаться прекрасным.

5. Пятый — дух гордости, чтобы тщеславиться и надмеваться. Шестой — дух лжи — в погибели и ревности, — чтобы льстить словами и скрывать слова свои от родных и домашних.

6. Седьмой — дух неправды, с которою воровство и хищение чтобы удовлетворять сладострастие сердца своего; ибо неправда содействует остальным духам чрез принятие даров.

7. Ко всем же сим присоединяется дух сна который есть (дух) заблуждения и фантазии.

8. И таким образом погибает всякий юноша, затемняющий ум свой от истины и не разумеющий в законе Божием и не слушающий наставлений отцов своих, как я и испытал в своей юности.

9. И теперь, дети мои, любите истину, и она будет охранять вас. Выслушайте слова Рувима, отца вашего.

10. Не останавливайте внимания на лице женщины, и не сожительствуйте с замужнею женою, и не любопытствуйте о делах женщин.

11. Ибо если бы я не увидел Валлу, купающуюся в закрытом месте, то я не впал бы в беззаконие великое.

12. Ибо объятая женскою наготою мысль не дозволила мне спать, пока я не совершил постыдного дела.

13. Ибо когда Иаков, отец наш, ушёл к отцу своему Исааку, а мы были в Гадере близ Евфрафы в Вифлееме, Валла была пьяна и спала непокрытая в спальне своей.

14. Итак, я, вошедши и увидя наготу её, совершил нечестие, когда она не чувствовала и, оставив её спящею, вышел.

15. И тотчас ангел Божий открыл отцу моему Иакову о моём нечестии2; и он, пришедши, скорбел обо мне, не прикасаясь более к ней.

Глава 4

1. Итак, не обращайте внимания на красоту женщин и не вникайте в дела их; но ходите в простоте сердца, в страхе Господнем и трудясь в делах добрых, и в писаниях, и в стадах своих, пока Господь не даст вам супругу, какую Сам захочет, чтобы вы не пострадали, как я.

2. Ибо до кончины отца моего я не имел дерзновения взглянуть на лице его или говорить с кем-либо из братьев моих из-за укоризны.

3. И доныне совесть моя мучает меня за нечестие моё.

4. И много раз призывал меня отец мой и молился за меня Господу, чтобы миновал меня гнев Божий, как и показал мне Господь. С тех же пор доныне я остерегался и не согрешил.

5. Посему, дети мои, храните всё, что я заповедую вам, и не согрешайте.

6. Ибо яма для души есть грех прелюбодеяния, удаляющий от Бога, и приближающий к идолам; потому что он вводит в заблуждение ум и мысль и низводит юношей во ад не в своё время.

7. И многих погубило блудодеяние, ибо, кто бы ни был, старец ли, или знатный, или богатый, или бедный, он укоризну приносит себе у сынов человеческих и преткновение перед Велиаром.

8. Ибо вы слышали об Иосифе, как он охранял себя от женщины, и очистил мысли от всякого блуда, и обрёл благодать пред Богом и людьми.

9. И многое делала ему Египтянка, и призывала волхвов, и подносила ему снадобья, но не принял помысел его души злого вожделения.

10. Посему Бог отцов ваших избавлял его от всякой злой (и) тайной смерти.

11. Ибо, если блудодеяние не одолеет помышления вашего, и Велиар не может одолеть вас.

Глава 5

1. Ибо лукавы суть женщины, дети мои, и, не имея власти и силы над мужем, они коварно действуют наружностью, каким мы образом привлечь его к себе.

2. И кого не имеют силы победить наружностью, того побеждают коварством.

3. Ибо и о них сказал мне ангел Божий и научил меня, что женщины подчиняются духу блуда больше мужчин, и в сердце строят ковы для мужей, и чрез украшения обольщают их мысли, и взглядом посевают яд, и тогда пленяют делом.

4. Ибо не может жена возыметь силу над мужем лицём, но уловляет его коварно наружностью блудницы.

5. Бегите впредь, дети мои, блуда и требуйте от жён ваших и дочерей ваших, чтобы они не украшали главы свои и лица для обольщения мысли, ибо всякая женщина, коварствующая в этом на наказание вечное соблюдается.

6. Ибо так они обольстили стражей3 перед потопом; ибо они (стражи) постоянно видя их (жён), были в вожделении к ним и возымели в мысли дело, ибо они преображались в мужа и в сожительстве мужей их являлись им.

7. И они, вожделея мыслию своей фантазии, родили гигантов. Ибо казались им стражи достигающими до неба.

Глава 6

1. Итак, берегитесь блудодеяния и будьте чистыми в мысли; берегите и чувства ваши от женщин.

2. Но и им заповедуйте не сожительствовать с мужчинами, чтобы и они были чистыми в мысли.

3. Ибо постоянные сообщения, хотя бы и не было совершено нечестивое дело, для них есть болезнь неисцелимая, а для нас погибель (от) Велиара и поношение вечное.

4. Ибо блудодеяние ни разума, ни благочестия не имеет в себе, и всякая ревность живёт в вожделении его.

5. Итак, говорю вам, ради всего вы будете ревновать к сынам Левия и стараться возвыситься над ними, но не возможете.

6. Ибо Бог совершит отмщение за них, вы же умрёте злою смертию.

7. Ибо Левию дал Бог начальство и Иуде с ним, мне же, и Дану, и Иосифу — чтобы быть за начальников.

8. Посему я заповедую вам слушаться Левия, потому что он познаёт закон Божий, и будет давать распоряжения о суде, и будет приносить жертвы за Израиля до совершения времён архиерей помазанный, о котором сказал Господь.

9. Заклинаю вас Богом небесным, чтобы каждый творил истину к ближнему своему.

10. И к Левию приближайтесь в смирении сердца вашего, чтобы получить благословение из уст его.

11. Ибо он благословит Израиля и Иуду, потому что в нём избрал Господь царствовать пред всем народом.

12. И почитайте семя его, ибо за вас он будет умирать в войнах видимых и невидимых и будет между вами царём вечным.

Глава 7

И умер Рувим, заповедуя это сыновьям своим. 2. И положили его во гроб до времени, когда вынесшие его из Египта погребли его в Хевроне в пещере, где отец его.

Вознесение Моисея

Этот важный иудейский апокриф датируется предположительно началом I в. по Р. X. (вскоре по-сле смерти царя Ирода Великого). Полный текст не сохранился. Дошедшие греческие фрагменты невелики, еврейский текст, с которого, очевидно, был сделан греческий перевод, не дошел вовсе. В наиболее полном виде «Вознесение Моисея» сохранилось на латинском языке (в единственной рукописи). Дошедший текст представляет собой первую часть апокрифа, которая и является соб-ственно апокалиптической: готовящийся к кончине Моисей раскрывает будущее своему преем-нику Иисусу Навину (ср. 31-32 главы Второзакония). Многие места читаются плохо и могут быть истолкованы в лучшем случае предположительно.

Editio princeps:
А. М. Ceriani. Monumenta sacra et profana. I, fasc. 1, Milano, 1861.
Настоящий перевод выполнен по изданию: Е.-М. La-perrousaz. Le Testament de Mo’ise. // Semitica, № 19, 1970.

I. [Завещание Моисея, данное им в сто двадцатый год жизни его,]
который есть две тысячи пяти-сотый год от сотворения мира, а по тем числам, что на Востоке, — четырехсотый по отправлении из Финикии,1 — когда вышел народ с Моисеем и дошел до Аммона за Иорданом по пророчеству Моисееву в Книге Второзакония. Позвал Моисей к себе Иисуса, сына Навина, человека, угодного Господу, дабы стал он преемником народа и Ковчега Завета со всеми святынями его и дабы ввел народ в землю, данную коленам его,2 — дать им ее по завету и по клятве, которую произнес он в скинии, что даст ее через Иисуса; и сказал Моисей к Иисусу такое слово:
«Обещай, что все сотворишь, что поручено тебе, сотворишь со старанием, в точности и без ропо-та, ибо так говорит Господь мира.
Создал Он мир ради народа Своего и не сделал начала творения ясно видимым от начала мира, дабы обличились тем народы и низкими речами своими обличили себя. Так Он измыслил и изо-брел меня, от начала мира готового стать судьею завета Его. И ныне открою тебе, что соверши-лось время лет жизни моей и отхожу я в успение отцов моих. Предо всем народом прими писание сие, дабы не забывал ты хранить книги, кои передам тебе, ты же их расположишь в порядке и за-печатаешь и положишь в сосудах глиняных в месте, созданном от начала мира, дабы призывалось имя Его вплоть до дня покаяния с почитанием, коим почтил их Господь на исходе дней.3


1 Речь идет о переселении Иакова с сыновьями в Египет. Финикией назван Ханаан.
2 Втор. 31:14.
3 Ср. Втор. 31:25 ел.

Повесть об Иосифе и Асенефе

Благословение Иакова сыновей Иосифа и Асенефе.

Этот апокриф известен на многих языках, начиная с греческого оригинала и заканчивая славянским. По характеру и времени создания он наиболее близок к заветам двенадцати патриархов, т.е. является, скорее всего, иудейским произведением, написанным около III вв. до н.э. Однако предполагаемый первоначальный еврейский текст пока не обнаружен.
Из наиболее известных списков есть греческий отрывок, представляющий собой лишь первые 8 глав из 19 пространная греческая редакция, краткое переложение утраченного полного греческого варианта на латинский язык, а также сирский и славянский текст.

Повесть об Иосифе и Асенефе

Это случилось в седьмой день третьего месяца первого года изобилия. Фараон отправил Иосифа для обозрения всей страны Египетской. На восемнадцатый день он (Иосиф) прибыл в пределы Илиополя, где он собрал пшеницы (в таком множестве), как песок морской. И был в том городе сатрап фараона, превосходивший разумом всех вельмож фараоновых. И имя было тому мужу Потифер — жрец Илиопольский. У него была восемнадцатилетняя дочь — дева высокая ростом и прекрасная лицем, превосходившая (красотой всех дев), бывших на земле. В ней не было ничего, напоминающего юных Египтянок; она совершенно походила на дочерей Еврейских: была она высока, как Сара, и прелестна, как Ревекка[1]. И имя было её Асенефа[2]. И молва о красоте её пошла по всей земле; искали её руки и сыновья всех сатрапов, и сыновья вельмож, и все царственные юноши, и военачальники; и разделяла их всех ревность и вражда из-за Асенефы, и они готовы были из-за неё воевать между собою.

     Старший сын фараона, услыхав о ней, стал просить отца своего дать её ему в жёны. «Зачем тебе, царю Египетскому, искать жены ниже тебя (по рождению)? Ведь сговорена уже с тобою дочь Моавитского царя».

     И Асенефа уничижала и презирала всех мужчин и была очень горда и надменна в отношении всех. Никому из мужчин не пришлось видеть где-нибудь Асенефу. Подле палат Потифера была башня и в ней горница, где она и жила, никем не видимая. И была та горница большая, очень высокая, убрана мрамором и порфиром; её стены были унизаны драгоценными блестящими камнями; под кровом её были поставлены Египетские божества, золотые и серебряные, которым не было счёта. И всех их чествовала Асенефа, боялась их, всегда приносила им жертвы всесожжения и фимиам.

     Во второй комнате стояли сундуки с драгоценностями Асенефы: с золотом, серебром, златоткаными одеждами, превосходными дорогими камнями — всеми девичьими её нарядами. Третья комната служила Асенефе кладовой.

     И были при Асенефе семь девиц-сверстниц, однолетки, родившиеся в одну ночь с нею. И все они были прелестны, как звезды небесные. С ними не говорил ни (один) мужчина, ниже дитя мужского пола.

     В комнате, где охранялось девство Асенефы, были три больших окна. Из них первое, самое большое, выходившее во двор, было обращено на восток; второе глядело на юг, а третье — на север, где (пролегала) прямая дорога. В комнате, выходившей на восток, утверждена была золотая доска, убранная ложем, из золотой пурпуровой ткани, из виссона. На этом-то ложе, на котором не сидел ещё ни один мужчина с женщиной, почивала (обыкновенно) Асенефа. Обширный двор окружал палаты, а двор — высокие четырёхугольные стены из больших камней. Входили во двор тремя железными воротами, которые охранялись восемью сильными вооружёнными мужами. На дворе росли различные красивые плодовые деревья со спелыми на них плодами. На правой стороне двора был большой ключ, воды которого, стекаясь в бассейн, текли посредине двора, орошая находившиеся там деревья.

     Это было на первом году семи лет изобилия в восемнадцатый день месяца, когда Иосиф вступил в пределы Илиопольские для собирания хлеба во время изобилия. Приблизившись к тому городу, Иосиф отправил гонцов к жрецу Потиферу сказать: «Я остановлюсь у тебя, (ибо) уже полдень, время обеда, и солнечный жар усиливается, — остановлюсь у тебя и отдохну под сенью твоего дома». Потифер, услыхав это, весьма обрадовался и сказал: «Да будет благословен Бог Иосифов, внушивший ему посетить нас!» И Потифер, призвав домоправителя своего, сказал ему: «Поспеши убрать дом и приготовить большой обед, ибо ныне приедет к нам Божий воин, Иосиф».

     Асенефа, услыхав, что отец её и мать возвратились из поместья, обрадовалась и сказала: «Пойду навстречу отцу моему и матери, возвратившимся из поместья» — то было время жатвы. Асенефа поспешно надела на себя виссонную одежду, украшенную золотом; опоясалась золотым поясом, надела обручи на руки и обручи на ноги, дорогое ожерелье на шею и усыпанную различными камнями обувь на ноги. И на всех её нарядах были начертаны имена Египетских богов, на ожерелье же её и на драгоценных камнях (на ней) нарисованы изображения идолов. На голову, покрытую платком, Асенефа возложила корону с повязкой, а сверху накинула летнее покрывало. Из своей горницы она быстро спустилась по лестнице навстречу отцу и матери и поклонилась им с приветствием. И возрадовались Потифер и жена его, глядя на дочь свою, нарядившуюся как невеста. И возложили они всё добро, что принесли из своего поместья. Обрадовалась Асенефа при виде всех плодов — винограда, смоквы и финика. И сказал Потифер дочери своей Асенефе: «Дитя моё!» — «Вот я, господин мой!» И сказал Потифер: «Поди сядь меж нами; имею сказать тебе нечто». И села Асенефа между отцом своим и матерью. И взял Потифер правую руку дочери и, поцеловав её, сказал: «Дитя моё!» — «Вот я, господин отец мой!» И сказал Потифер: «Сегодня воин Божий Иосиф приедет к нам: он повелитель всей страны Египетской, ибо фараон поставил его над всеми его владениями, — и он спаситель всей нашей земли, ибо доставляет хлеб всей стране нашей, чем и избавит людей от предстоящего голода[3]. Иосиф — муж благочестивый, целомудренный, скромный, исполненный мудрости и разума, ибо с ним дух Божий и благодать Господня. Итак, дитя моё, я отдам тебя за него замуж и он будет тебе мужем навсегда».

     Асенефа, услышав слова отца своего, побледнела и сильно огорчилась. Гневно посмотрев на отца, она сказала: «Отец, господин мой! Неужели по этим словам ты, как рабу, отдашь меня человеку чужому, беглому проданному? Не сын ли он пастуха из земли Ханаанской? [4] Не он ли был уличён в том, что спал с госпожой своей, за что господин бросил его в мрачную темницу, откуда вывел его царь, потому что тот истолковал его сон, как толкуют старухи Египетские? Нет, не быть тому: я выйду замуж за старшего сына фараона, ибо он царь всего Египта».

     И не стал Потифер продолжать разговор с своею дочерью об Иосифе, так как она ответила ему дерзко и гневно.

     И пришёл к Потиферу один из рабов и говорит: «Вот, Иосиф стоит у ворот, ведущих на двор». Асенефа вышла из присутствия отца своего и матери, как только услышала, что они хотят отдать её за Иосифа, взошла в горницу и вступила в свою комнату. И стала она у большого своего окна, выходящего на восток, чтобы видеть Иосифа, входящего в дом отца её. И вышли Потифер, и жена его, и все рабы его, и все служители дома его Иосифу навстречу, отперли восточные ворота, ведущие во двор. И въехал Иосиф на колеснице фараоновой, запряжённой четырьмя белоснежными конями, все в золотых удилах. И вся колесница была из цельного золота. И Иосиф был одет в белую прекрасную одежду с пурпуровой накидкой из златотканного виссона, с золотым венцом на голове. Вокруг венца выделаны были двенадцать драгоценных камней, и на камнях — двенадцать блестящих изображений из золота. У Иосифа в левой руке был жезл, а в правой — масленичные ветви с тучными плодами. Когда он въехал во двор, за ним заперлись все ворота. И мужчины и женщины остались за воротами, ибо привратники заложили их и никому не дали входить.

     И пришли Потифер, и жена его, и все родственники его, кроме дочери его Асенефы, пали на лице своё и поклонились Иосифу. И Иосиф сошёл с своей колесницы, и они приняли его в свои объятия. И увидела Асенефа Иосифа и полюбила его сильною любовью: и сокрушалось сердце её, и подкосились колени её, и дрожь напала на всё тело её, и великий страх напал на Асенефу, и ужас овладел ею, и она сказала со вздохом: «Что сделаю теперь я, несчастная? Давно ли с презрением говорили о нём со мною отец мой и мать, что идёт к нам сын пастуха из земли Ханаанской — так они отзывались об Иосифе! А он явился и вступает в наши палаты, как солнце. И я, неразумная, дерзкая негодная, с презрением дурно говорила о нём, не ведая, что Иосиф как сын богов; ибо невозможно родиться человеку с такой красотой, и какая утроба произведёт такого светозарного человека! Я же, злополучная и неразумная, дурно говорила о нём с своим отцом! Куда я денусь теперь? Где скроюсь от лица Иосифа, любимца богов, о котором я так дурно говорила? Мне сдаётся, что он видит всё сокровенное, что от него ничто не скрывается и не останется невидимым по причине большого света, вмещаемого в нём. И теперь господин мой (отец) удалил меня от него; ибо я по неведению дурно отозвалась о нём; пусть теперь мой отец отдаст меня к нему в услужение — в вечное услужение».

     И вступил Иосиф во дворец Потифера и сел в кресло. И омыли ноги его, и приготовили ему стол особо: ибо Иосиф не ел с Египтянами, считая осквернением вкушать с ними. И говорит Иосиф Потиферу и всем его родственникам: «Кто эта женщина, которая стоит в горнице у окна? Пусть она удалиться отсюда, из этих палат». Иосиф опасался беспокойства от неё; ибо надоедали ему все жёны и дочери вельмож Египетских. При виде его они воспламенялись страстью к нему; но Иосиф презирал их; и посланцев, которых жёны Египетские присылали к нему с золотом и серебром и богатыми дарами, он отсылал с бранью и угрозой. «Нет, не сотворю греха, говорил он, перед Господом, спасителем Израиля». И он всегда имел перед глазами образ отца своего, Иакова, который говорил Иосифу и всем сыновьям своим: «Берегитесь, сыны мои жён иноплеменных, не имейте с ними общения; ибо общение с ними — гибель для вас и осквернение». Вот почему Иосиф сказал: «Пусть та женщина удалится из этих палат».

     (Потифер сказал): «Та, которую ты видел в горнице, не чужая женщина, но дочь наша и рабыня твоя: она — дева и никто из мужчин ещё не видел её, кроме тебя сегодня. Если желаешь, она придёт челом бить тебе, она дочь наша и тебе как сестра».

     Иосиф весьма обрадовался, когда Потифер сказал, что она дева и что она ещё не видела мужчину. Он подумал в мыслях своих, сказав сам себе: «Если она — дева, то должна ненавидеть всякого мужчину и (потому) не будет утруждать мне».

     И говорит Иосиф Потиферу и всем родственникам его: «Дочь твоя — дева и мне сестра. Пусть она придёт — и так как она мне сестра, то отныне я готов любить её как сестру свою».

     Мать её взошла в горницу и привела Асенефу, и поставила её перед Иосифом. И говорит Потифер Асенефе: «Дочь моя! Приветствуй брата твоего; ибо он подобно тебе целомудр по сей день и ненавидит всякую женщину, как и ты всякого чужого мужчину».

     И Асенефа сказала Иосифу: «Радуйся, господин, благословенный Всевышнего бога!» И говорит Иосиф Асенефе: «Да благословит тебя Господь, дающий жизнь всему!»

     И говорит Потифер своей дочери: «Подойди и поцелуй своего брата».

     И когда подошла Асенефа поцеловать Иосифа, Иосиф протянул свою руку и, положив её на грудь её, сказал: «Не подобает поклоннику Божию, который благословляет Бога, который вкушает хлеб благословенный и животворящий, который пьёт благословенную чашу бессмертия, помазуется помазанием нетленным, — целовать жену иноплеменную, благословляющую своими устами мёртвых и немых идолов, вкушающую с жертвенника их удавленнику, и пиющую с жертвенников их из чаши вино обмана, и помазующуюся помазанием погибельным. Но поклоннику Божию надлежит целовать своих благочестивых, возлюбленных мать и сестру, и всех из своего племени и народа, и жену, делящую с ним ложе и устами своими исповедующую Бога живого; ровно как не подобает целовать чужого мужчину, ибо это — скверна перед Господом Богом».

     Асенефа, услыхав слова Иосифа, сильно опечалилась; она начала вздыхать и рыдать, и, устремив наполненные слезами глаза на Иосифа, она смотрела на него боязливо, кротко и с сожалением. При виде этого Иосиф сжалился над нею. И он, подняв правую руку и положив её Асенефе на голову, сказал: «Господи! Боже отца моего Израиля, сильный и Вышний Боже Иакова! Ты, Который из мрака вызвал всё существующее к свету! Ты, Который вывел из заблуждения к истине, из смерти к жизни, Господи, благослови эту деву, и обнови её Духом Твоим, и, воссоздав её невидимой Твоей рукой, сообщи ей новую жизнь. И да вкушает она хлеб жизни, и да пьёт она от живой чаши: приобщи её к народу Твоему, избранному тобою прежде мироздания, и да внидёт она в покой Твой, уготованный Тобою Твоим возлюбленным, и да живёт она жизнью вечною!»

     И Асенефа почувствовала великую радость при благословении Иосифа, возвратилась в уединённую свою горницу, бросилась на своё ложе со вздыханиями. Слова Иосифа, обращённые к ней, с именем Всевышнего Бога, произвели в ней и радость, и печаль, и страх, и трепет, и сильный пот, и залилась она горькими слезами: раскаяние взяло её сердце при мысли о своих богах, которым она служила; и она возненавидела всех своих идолов. Так она пробыла до наступления вечера.

     И Иосиф по окончании трапезы приказал своим отрокам запрячь коней в колесницу, — проедусь, говорит он, по этой стране. И сказал Потифер Иосифу: «Отдохни здесь, господин, этот день, — завтра поедешь по пути твоему». И возразил Иосиф: «Нет, поеду сегодня же, ибо в сей день Бог начал творить Свои создания. В седьмой день, когда снова наступит этот день, возвращусь и я к вам и отдохну у вас». И Иосиф пустился в путь, а Потифер со всем своим семейством отправился в своё наследие. И дома осталась одна Асенефа с семью девицами: тосковала она и плакала до заката солнца — не ела хлеба, не пила воды. Когда наступила ночь, все бывшие в доме заснули, не спала одна только Асенефа, которая, вспоминая Иосифа, плакала и сильно била себя в перси; великий страх напал на неё и начала сильно дрожать.

     И когда всюду водворилась тишина, Асенефа спустилась с ложа своего, из горницы сошла тихонько по лестнице, пришла к мельнице, где нашла мельника спящим вместе со своими сыновьями, поспешно сняла с дверей шерстяную занавеску, насыпала в неё пепел из печи, понесла в горницу, положила на пол и заперла дверь запором. И она громко начала рыдать и плакать. Кормилица и сверстницы её, которых она любила больше всех дев, подошла к дверям Асенефы и нашла их запертыми. До них доходили плач и рыдания, и они спросили: «Что с тобою, госпожа наша Асенефа? Чем ты огорчена? Отопри, чтоб мы могли узнать, что с тобой приключилось». И Асенефа, не отпирая дверей, отвечала им изнутри, говоря: «Голова моя отяжелела и не нахожу покоя в ложе своём, — нет мочи, ослабели все члены мои, ни встать не могу, ни отпереть; разойдитесь по своим комнатам, успокойтесь и дайте мне также успокоиться и отдохнуть немного». И девицы по слову её разошлись по своим покоям.

     Тогда встала Асенефа, тихонько отперла дверь и пошла в другую комнату, где хранились лари с её уборами: открыла сундук, вынула из него чёрное траурное платье, которое она надевала, оплакивая смерть младшего брата своего. И принесла Асенефа то траурное платье в свою комнату и, положив его, заперла дверь запором. (Затем) Асенефа поспешно достала царственное своё одеяние, и виссон, и златотканый порфир, игнят. — приготовленный для идолов, не сделался пищею её собственных собак. Тогда Асенефа распорола шерстяную занавеску, наполненную пеплом, накрылась ею, расплела свои волосы, посыпала голову пеплом, лежавшим на полу, и начала бить себя в грудь руками, рыдать и проливать горькие слёзы всю ночь до утра. И когда рассвело, увидела Асенефа, что пепел на полу был мокрый от слёз её[5]. Снова она бросилась на ложе ни лице своё и (так) пролежала до вечера, до заката солнца. Так делала Асенефа семь дней, в продолжение которых она не переставала мучить и терзать себя: семь дней она не вкусила хлеба, не пила воды. На восьмой день на рассвете, когда начали кудахтать куры[6] и собаки лаять на проходящих, она подняла голову, так как члены её расслабели от неприятия пищи в продолжение семи дней, бросилась на колена и, опершись рукой о пол, поникла головой. Волосы на голове её были распущены, взъерошены, покрыты густым пеплом. Сложив руки, Асенефа оплакивала свою голову, била себя в грудь, издавала глубокие взд золотой пояс, и венец, и запястья для рук и ног — и взяла она всё это и выбросила в окно, выходившее на север. И поспешила Асенефа, взяла также золотых и серебряных богов, которым не было ни числа, ни счёта, и выбросила их в окно из горницы. И взяла Асенефа царственный свой ужин, хлеб, и рыбу, и мясо тельца, и всесожжения (приготовленные) для богов своих, и сосуд для вина, в котором она совершала всесожжения, и выбросила в окно. И бросила она всю пищу чужим собакам на съедение, дабы ужин её — мясо яохи, рвала себе волосы, посыпая их пеплом.

     Таким-то образом Асенефа, утруждая себя, изнемогла, лишилась сил и, обратившись к стене, села у окна, выходящего на восток, наклонила голову на грудь, положила руки на колени и оставалась безмолвною, ибо не нашлось слова на устах её: в тесноте своей она в продолжение семи дней не раскрывала рта. И сказала Асенефа в сердце своём: «Что мне делать? Кто будет моим прибежищем? К кому я обращусь? Я — дева и сирота, всеми покинутая: отец и мать меня возненавидели, потому что я возненавидела их богов, я уничтожила, я бросила их на попрание людям; за это возненавидели меня отец, и мать, и все мои родственники. Отец мой сказал: «Отныне Асенефа не назовётся нашей дочерью, потому что она уничтожила золотых и серебряных богов наших». И вот я стала ненавистной в глазах людей, ибо надмевалась над всеми, за коих сватали меня. И теперь все обрадовались моему горю».

     Об этом только она думала и говорила.

     «Господи, Всевышний Боже Иосифа! Ты ненавидишь чествующих идолов мёртвых, немых и бездыханных; ибо Ты — Бог мстительный и страшный богам чуждым.

     За это и меня возненавидел Бог, что я чествовала идолов немых, бездыханных, за то, что я восхваляла их, что я ела от жертвенного их мяса, уста мои осквернены их трапезой, и я не имею права взывать к Господу Богу неба и земли, к Высшему избавителю Иосифа. Ибо душа моя осквернена жертвоприношениями и всесожжениями идолам. Слышала я как говорили, что Еврейский Бог — Бог истинный, Бог живой Бог милостивый, долготерпеливый, многомилостивый, не вменяющий человеку грехи, терпеливый к кающемуся, не обличающий человека в тесноте его. Итак, дерзну, обращусь к Нему, сделаю его своим прибежищем, исповедую Ему все грехи мои, изолью мольбы свои перед Ним, и он помилует меня Статься может он взглянет на горе моё и сжалится надо мною, покинутою; статься может, Он, увидя мои рыдания, поможет мне, ибо Он — отец сирых и помощник угнетённых, — дерзну и я воззвать к Нему — быть может, простит мне (мои грехи)».

     И отвернулась Асенефа от стены и обратилась к окну, выходящему на восток, стала на колени свои, подняла руки к небу; но страх напал на Асенефу, она не могла раскрыть уста свои и произнести имя Бога.

     Снова обратилась к стене, села и стала бить себя руками в грудь и в голову неоднократно. И говорила она в сердце своём, не раскрывая рта: «Несчастная я сирота — уста мои осквернены жертвенным мясом идолов и хвалением богов Египетских. И хотя проливаю теперь слёзы и покрываю голову пеплом, но не могу устами своими хвалить святое и страшное имя Бога: боясь гнева Его за призывание Его имени. Итак, что делать мне, злосчастной? Дерзну, обращусь к Нему: если Он в гневе Своём низложит меня, то Он властен восстановить; если накажет, то может утешить; при наказании может возобновить меня Своею милостью; если грехи мои огорчат Его, то примириться со мною и отпустить все мои грехи. Итак, дерзну, открою уста свои, обращусь к Нему, может быть, сжалится и простит мои прегрешения».

     И встала Асенефа, отвернулась от стены, стала на колена, воздела руки свои к востоку, взглянула на небо и произнесла[7]: «Господи Боже веков! Ты создал всё. Ты оживил всех тварей, Ты вывел всё из небытия, всё видимое из невидимого, Ты поднял небо и основал его на ветрах, на водах; Ты поставил на водах величайшие горы, которые не идут ко дну, нае тонут, но держаться на водах, как дубовый лист: горы те живые, ибо внимают голосу Твоему, Господи, ибо Ты сообщаешь жизнь всем созданиям Твоим. Господи! На Тебя уповаю, к Тебе простираю мольбы мои, Тебе открываю беззакония мои: пощади меня, Господи, ибо я во всём согрешила, совершила преступление перед Тобою; Господи! Я произносила недостойные речи, оскверняла уста свои жертвенным мясом по неведению, поклонялась мёртвым и немым идолам. Поэтому и недостойна к Тебе обратиться с мольбами, по причине прегрешений моих. И я, Асенефа, дочь жреца Потифера, некогда гордая, надменная, стоявшая выше всех богатством, теперь стоя как сирота, покинутая всеми. К Тебе взываю, спаси меня, прежде чем воздвигнется на меня гонение. Как испуганное дитя бежит к отцу, тянется к нему, чтобы тот поднял его с пола, и, раз уже в его объятиях, оно крепко обхватывает руками его шею и тут успокаивается; так и я, преследуемая со всех сторон, к Тебе Господи, прибегаю, протяни руку Твою и возьми меня с лица земли. Теперь старый свирепый лев преследует меня, ибо он — отец богов, а идолы язычников суть детёныши львов; я же выбросила всех богов, уничтожила их, а лев — отец их, — разгневанный, воздвигает на меня гонение. Избави меня, Господи, от когтей его и спаси из пасти его, дабы он не схватил меня, не растерзал, не бросил в огонь печи, из огня в вихрь, который, охватив, лишит меня зрения и низвергнет в бездну преисподнюю, где поглотил меня великий кит, существующий изначала и где я погибну на вечные времена. Господи! Спаси меня, прежде чем постигнет меня всё это; спаси и укрепи меня покинутую ибо отец и мать отреклись от меня, сказав: «Асенефа — не дочь нам, она уничтожила богов наших, отвергла их». Ты один, Господи, надежда моя, на Тебя уповаю, ибо Ты — отец сирых и гонимых. Помилуй меня деву. Ты милостив как отец; Ты жалостлив как мать; Ты долготерпив как никто. Всё наследие, данное мне отцом моим Потифером, непрочно, скоротечно; Твои же дары непреходящи, вечны. Теперь я отреклась от всего и ото всех, покинула все земные блага. Тебя одного сделала своею надеждой. Одевшись во вретище, покрывшись пеплом, оплакиваю грехи мои. Бросила я царственную одежду свою, виссон и серьги дорогие, золотые, надела траур, сняв с себя золотой пояс, бросила с головы венец. Мраморные полы моего жилища, прежде убранные пурпуром, блестящие частотой, теперь омочены моими слезами и омрачены пеплом и стали похожи на грязные улицы. Я отказалась от царского моего ужина и бросила его чужим собакам на съедение. Семь дней и семь ночей не ела я хлеба не пила воды. Рот у меня высох, как барабан; язык мой стал как рог; губы мои сделались как черепица, лице моё осунулось; глаза опухли от беспрерывных слёз, — все силы оставили меня. Теперь узнав, что боги, чествуемые мною по неведению, были немые и глухие идолы, я отдала их на попрание, серебро и золото растаскали воры и унесли с глаз моих; потому что надежду свою я положила на Тебя, Господи Боже Иосифа! Прости меня, ибо всё сделала я по неведению, Я порицала господина моего Иосифа, не зная, что он как сын возлюбленный у Тебя. Мне сказали легкомысленные люди про него, что он сын пастуха земли Ханаанской, — и я поверила им: с презрением отнеслась к нему и стала говорить о нём непочтительно, — а он Твой любимец, Ты одарил его дивной красотой, великой мудростью и добродетелью. Сохрани его, Господи, премудростью Твоей и поручи меня ему как служанку, как прислужницу — оправлять ему ложе и умывать ему ноги».

     И когда Асенефа прекратила беседу с Господом, взошла денница[8]. При виде светила Асенефа, обрадовавшись, сказала: Внял Господь молитве моей; ибо вот святило — предвестник явился». И видит Асенефа — развёрзлось небо, показался свет великий, дивный. Видя это, она пала лицом на пепел. И сошло с неба подобие мужа, и стало перед головой Асенефы, и начало звать её по имени. «Кто это звал меня? Двери моей светлицы заперты, терем мой высок, кто это осмелился войти в мою светлицу!» И тот муж вторично позвал её. Асенефа спросила: «Расскажи, кто ты?» — «Я — князь Израилев и воин Всевышнего. Встань, становись на ноги, и я поведаю слово». И Асенефа подняв голову, увидела мужа, совершенно подобного Иосифу: и одеждою, и венцом, и царским жезлом; лице же его словно молния, глаза как солнечные лучи волосы на голове как пламя, а руки как раскалённое железо, от рук и ног его сыпались искры, как от пламенеющего огня. При виде этого Асенефа пала на лице своё на землю, ужас объял её; дрожь проникла до костей членов её. И тот муж сказал ей: «Мужайся, Асенефа, не бойся, но стань на ноги свои и я обращу к тебе мои слова». И сказал тот муж: «Поди, скинь с себя чёрное платье — выражение печали, отложи вретище, стряхни с головы пепел, омой себя живой водой и облекись в лучшую, блестящую одежду, опояшься золотым поясом твоего девства и приди, и тогда я поговорю с тобою». Асенефа поспешно удалилась во вторую свою горницу, где были корзины с её убранствами. Отперла она сундук, вынула полотняное дорогое платье, до которого никто ещё не касался, и, сняв с себя чёрное траурное платье и вретище, надела дорогое платье, опоясала двумя поясами своего девства: одним стан свой, а другим грудь свою с сосцами, стряхнула с головы пепел, умыла руки и лице своё; и взяла она чистое полотняное полотенце и покрыла им свою голову. Тогда пришёл тот муж в первую горницу и, став перед нею, сказал: «Сними с головы своей полотенце, зачем ты надела его сегодня; ибо ты до сей поры чистая и скромная дева, и голова твоя как голова юноши». И сняла Асенефа полотенце с головы своей. И сказал ей тот муж: «Мужайся, чистая дева Асенефа! Вот я внял исповеди твоей и молитвам, вот я увидел семидневные тяжкие твои лишения; теперь я своими глазами вижу тебя, стоящую в пепле и проливающую слёзы: мужайся, чистая дева Асенефа! Ибо имя твоё вот уже написано на небесах Божиими перстами в книги живых с именами изначала вписанных — и пребудет оно там неизгладимо во веки веков. Отныне ты возобновишься: ты вкусишь от животворящего, благословенного хлеба и пить будешь от чаши благословения и бессмертия; и умастишь себя чистым елеем. Мужайся, чистая дева Асенефа! Вот я отдаю ныне тебя Иосифу в невесты навсегда, и отныне имя тебе будет не Асенефа, но «Город убежища»; ибо через тебя многие народы прибегнут к Господу Богу небес и сенью твоей откроются уповающие на Господа Бога; и за стонами твоими будут защищены покорные Вышнему; принёсших раскаяние как возлюбленных Своих, вознесёт Бог, Который есть податель даров, подкрепитель всех дев. Ему угодно девство, Он ищет его, Он заботится о нём всегда. Кающихся Он принимает под сень Свою, готовит для них на небесах место покоя, и они навеки будут под покровом Его. И вот я иду к Иосифу, иду беседовать с ним о тебе, и он войдёт к тебе сегодня, он возлюбит тебя, будет женихом твоим, ты же будешь ему невестой. Итак, внимай, о ты, дева Асенефа! Облекись в невестное платье, приготовленное для тебя с самого начала; украшай себя нарядами, как добрую невесту, и ты пойдёшь навстречу Иосифу, ибо он сегодня придёт к тебе».

     И когда тот муж кончил речь свою, Асенефа возрадовалась великой радостью; она пала на лице своё, поклонилась ему и сказала: «Благословен Бог Вышний, пославший тебя, избавивший меня от мрака (в котором я находилась) и извлёкший меня из глубины бездны. Скажи имя твоё, господин! Поведай мне, дабы я могла благословлять его навеки».

     Отвечает ей тот муж: «Имя моё написано на небесах в книге Вышнего Божиими перстами прежде, чем были написаны все имена. Я — князь Вышнего, и имена, вписанные в книгу Вышнего, не подлежат ни исследованию, ни слуху, не зрению человека в этом мире».

     Асенефа говорит: «Я обрела благодать перед тобою и разумею все слова, сказанные мне тобою. Но позволь служанке твоей молвить перед тобою слово».

     «Говори», — сказал тот муж.

     И говорит Асенефа: «Прошу тебя, господин»; произнеся эти слова, она приблизилась к его руке и с такой мольбой: «Сядь на минуту на этом ложе: оно чисто и не осквернено, ибо на нём не сидели ещё мужчина и женщина. Я поставлю перед тобой стол и принесу из моей кладовой хлеб и старое вино; вкусивши и того и другого, ты отправишься в путь свой».

     И Асенефа поспешно принесла и поставила перед ним пустой стол, и, выйдя из его присутствия, она готова была уже войти в кладовую за хлебом, когда тот сказал: «Принеси мне медовый сот». Асенефа остановилась, и ей грустно стало, потому что не было у неё сота в кладовой. Спрашивает её тот муж: «Что же ты остановилась?» Отвечает Асенефа: «Пошлю мальчика за город, недалеко от сюда наше наследие, он тотчас принесёт оттуда медовые соты и я поставлю их перед тобою, господин».

     Говорит ей тот муж: «Ступай в свою кладовую и ты найдёшь медовые соты на столе, возьми их и принеси».

     И взошла Асенефа в свою кладовую и нашла на столе соты. И были ячейки тех сотов большие, и белые, как снег, и полные мёдом. И ячейки эти были подобны небесной росе, и запах от них — жизнь возбуждающий. Асенефа изумилась и подумала: уж не из уст ли этого мужа вышли эти соты, так как запах от них, как от того мужа? И взяла Асенефа медовые соты, принесла и поставила их на пустой стол перед тем мужем.

     Спрашивает тот муж: «Как же это ты сказала, что нет у меня в кладовой медовых сот, а между тем вот чудесным образом принесены оттуда эти соты?» Изумлённая Асенефа возразила: «У меня, господин, не было сотов медовых в кладовой; но в то время, как ты заговорил, статься может, из уст моих они вышли; ибо запах от них, как запах от уст твоих». И улыбнулся тот муж, видя разумность Асенефы. Подозвав её к себе, протянул правую руку свою к голове её. И Асенефа испугалась руки того мужа, ибо искры сыпались из уст его, как от раскалённого железа, — она, устремив глаза, смотрела на его руку, а он при виде этого улыбнувшись, сказал: «Блаженна ты, Асенефа; ибо тайны Вышнего Бога открылись тебе! Блаженны и те, кои предстанут перед Господом с покаянием; они вкусят от медовых этих сотов, придающих жизнь; ибо их приготовили пчёлы рая — места сладости, они приготовили их из росы живых райских роз на пищу для всех ангелов и всех сынов Вышнего. Ибо вкусивший от этих сотов не умрёт вовеки». И протянул тот муж руку, отломил частичку от сотов и съел сам, и частичку положил ей в рот, говоря: «Вот ты, Асенефа, съела хлеб жизни, и пила чашу бессмертия, и умастился елеем непорочным. Отныне тело твоё распускаться будет подобно цветку, выросшему на земле Вышнего; кости твои утучнятся подобно кедрам, растущим в раю сладости, т.е. сила проникнет всю тебя, и молодость твоя не увидит старости, и красота не покинет тебя вовеки, и будешь ты как город, обведённый бойницами во имя Господа Бога, царя веков». И протянул тот муж руку к отломанной части сотов, и соты сделались целы, как прежде. И он снова протянул правую свою руку и указательным пальцем коснулся края сотов, обращённого на восток, и обратил его на сторону, выходящую на запад. И палец его принял кровавый вид. И он, протянув руку, два раза коснулся края сотов, обращённого на север, и обратил его на сторону, выходящую на юг, а палец его имел вид кровавый. Асенефа же смотрела и видела всё, что делал он. И сказал тот муж медовым сотам: «Приблизьтесь сюда». И вот из твёрдых сотовых ячеек поднялись тысячи и тьмы белоснежных пчёл с длинными пурпуровыми крыльями, а у других же крылья были как виссон, унизанный дорогими камнями, их головки были украшены золотыми венками. Пчёлы эти были прекрасны на вид и с острым жалом; впрочем, они никого не трогали. Они с головы до ног обсыпали Асенефу; они были замечательной величины, как царица их. Поднялись они из ячеек своих облепили всё лице Асенефы и стали работать на её лице, отверстия ячеек приходились ко рту Асенефы. Тогда тот муж сказал пчёлам: «Ступайте по своим местам». И поднялись все пчёлы и улетели по направлению к небу. Те из них, которые жалить хотели Асенефу, падали мёртвые. И тот муж, жезлом своим прикоснувшись к мёртвым пчёлам, сказал: «И вы встаньте и ступайте на свои места». Встрепенулись они, и полетели перед хоромами Асенефы, и уселись на плодовых деревьях. И сказал тот муж Асенефе: «Уразумей смысл этого явления». Та отвечает: «Я уразумела». И он сказал: «Таковы будут слова мои ныне».

     И он в третий раз протянул правую руку свою к куску медовых сотов и съел его, не повредив. И запах от куска медовых сотов наполнил собою светлицу, и весьма приятный был запах.

     И сказала Асенефа мужу: «Есть у меня семь девиц-сверстниц, однолеток, родившихся в одну ночь со мною: я их люблю как сестёр; вызову их сюда, чтобы ты благословил их, как ты благословил меня». И сказал муж: «Зови». И, будучи вызваны, они стали перед ним. И тот муж сказал: «Да благословит вас Господь Бог Вышний; будьте семью столпами для этого города, и пусть почиет на вас Господне благословение вовеки». И сказал он Асенефе: «Переставь оттуда этот стол». Между тем как она, взяв стол, повернулась в другую сторону, чтобы поставить его на прежнее место, муж тот сделался невидим для Асенефы. И увидела Асенефа подобие колесницы, несущейся на восток; и колесница подобна была огню, кони её как молнии, на колеснице стоял тот муж. И сказала Асенефа: «Я, неразумная и дерзкая, позволила себе сказать смело — что человек пришёл в мою светлицу, не ведая, что пришедший сегодня ко мне был ангел небесный, который вот возвращается на своё место», и она присовокупила: «Помилуй, господин мой, и сжалься надо мною — рабыней твоей, ибо я говорила с тобой дерзновенно и неразумно».

     И между тем как Асенефа погружена была в эти размышления, прибегает мальчик из числа служителей Потифера и говорит: «Вот Божий воин Иосиф едет к нам: его колесница уже перед нашим двором». Асенефа поспешно позвала кормилицу свою заведовавшую всем её имуществом, и говорит: «Ступай, займись поскорей убранством наших хором и приготовь лучший ужин для Божия воина Иосифа, ныне едущего к нам». Тут кормилица заметила, что у Асенефы щёки впали по причине семидневного воздержания от пищи, — ей грустно стало, и она заплакала, и, взяв её за правую руку, поцеловала и спросила: «Что с тобой, дитятко? Отчего такие впалые у тебя щёки?» Возразила Асенефа: «Сильная головная боль посетила меня, ночь провела без сна — вот отчего изменилась в лице». И пошла её кормилица убирать хоромы и готовить ужин; Асенефа же вспомнила слова того мужа, поспешила во вторую свою светлицу, где в хранилищах лежали её наряды; открыв большой сундук, она вынула из него брачные свои одежды, превосходные блестящие, и надела их, опоясалась золотым царским поясом, украшенным различными гвоздями; надела на руки и ноги золотые запястья, на шею дорогие ожерелья, унизанные бесчисленными дорогими каменьями; надела на голову золотой венец, унизанный с обеих сторон передней части двенадцатью крупными каменьями; набросила на голову лёгкое покрывало, как подобает невесте; взяла царский жезл в руку. И вспомнила Асенефа слова своей кормилицы, «что печально выражение лица твоего», вздохнула и с грустью сказала: «Лице моё горит, если Иосиф заметит это, ему не понравится». И, обратившись к подругам своим, сказала: «Принесите мне чистой, ключевой воды, умою лице своё». Принесли и налили воды в рукомойницу. Она наклонилась и увидела в воде лице своё, подобное солнцу, глаза свои как восходящая утренняя звезда, прелестные ланиты свои как куски граната, уста свои как распустившаяся роза и зубы, блестящие белизной. Асенефа, созерцая себя в воде в таком виде, возрадовалась великою радостью и стала умывать лице своё.

     И когда пришла кормилица с докладом об исполнении данных ей приказаний, взглянув на Асенефу, удивилась так, что не могла опомниться в продолжение двух часов: так велико было её изумление! Она, став на колени, спросила: «Откуда эта великая дивная красота, госпожа моя? Вижу — сам Господь Бог небесный избрал тебя быть невестой Иосифа». Между тем как они беседовали, пришёл мальчик и сказал Асенефе: «Иосиф вот стоит у входа во двор». Асенефа поспешно спустилась по лестнице в сопровождении семи дев навстречу Иосифу и стала в коридоре хором. Иосиф вступил во двор; ворота затворились, и чужой люд остался за воротами. Тогда Асенефа вышла из коридора навстречу Иосифу. Видя её, Иосиф был поражён великой её красотой и спросил: «Скажи, кто ты?» И она ответила: «Я — раба твоя, Асенефа, которая по повелению твоему выбросила всех своих идолов и уничтожила. Сегодня приходил ко мне некий муж, который дал мне хлеб жизни и вино благословения, сказав: вот я отдаю тебя как вечную невесту Иосифу, который будет твоим женихом навсегда; к этому он присовокупил: отныне ты будешь называться не Асенефой, а «Городом прибежища»; ибо через тебя прибегут многие народы к Господу Богу Всевышнему. Он присовокупил: я пойду к Иосифу и поведаю слуху его слова мои о тебе. Ты ведаешь уже, господин мой; ибо тот муж приходил к тебе и говорил обо мне». И сказал Иосиф Асенефе: «Вышний Господь Бог благословил тебя; ибо Господь Бог утвердил стены твои на высоте стены же твои адамантовые, они — стены жизни; ибо многие живые человеческие сыны жить будут в твоём «Городе прибежища», и Господь Бог воцарится в нём навеки. И сегодня приходил ко мне тот муж и говорил о тебе. Итак, приди ко мне, дева, зачем так далеко стоишь от меня». И он, подняв руку, подозвал Асенефу. И она подошла к Иосифу и бросилась ему в объятия. Оживились души у них и исполнились радостью, Иосиф, дав Асенефе поцелуй, сообщил ей душу жизни, душу премудрости, душу истины. И, обнявшись, они долго любовались друг другом. Наконец Асенефа сказала: «Поди сюда, господин мой, взойди в наши покои; ибо я убрала наши хоромы и приготовила великолепный ужин». Она взяла его за руку и ввела в дом, посадила на кресло своего отца, принесла воды, чтобы омыть ноги его. Иосиф сказал: «Пусть придёт одна из дев и умоет мне ноги». Возразила Асенефа: «Нет, господин мой, отныне я раба твоя. С чего ты взял, что другая будет умывать ноги твои? Ноги твои — мои ноги, тело твоё — моё тело». И она настояла на своём и омыла ему ноги. Посмотрел Иосиф на её руки и не мог наглядеться на их жизненность: пальцы у неё ходили, как у скорописца. Засим Асенефа, схватив его за правую руку, поцеловала его; а тот поцеловал её в голову. И она села по правую руку его.

     Тогда пришли отец её и мать из своего поместья, пришли и все родственники её и увидели Асенефу как бы окружённую светом. Красота её была словно небесная: сидела с Иосифом, одетая в брачную одежду, — при виде этого они ужаснулись, поражённые её красотой, — и они воздали славу Богу, который животворит всё.

     После этого они ели, и пили, и веселились. И сказал Потифер Иосифу: «Завтра ты пригласишь сановников и вельмож Египетских, и я сыграю свадьбу вашу, и ты возьмёшь дочь мою Асенефу себе в жёны».

     И возразил Иосиф: «Нет, завтра я отправлюсь к царю фараону; ибо он для меня как отец, — он меня поставил князем над этой страной. Поведую его слуху об Асенефе, и он отдаст мне Асенефу в жёны». На это Потифер ответил: «Ступай с миром».

     Иосиф остался тот день у Потифера и не спал с Асенефой; ибо Иосиф говорил: «Не подобает поклоннику Бога прежде брака спать с супругой своей». На другое утро Иосиф отправился к фараону и сказал ему: «Отдай мне Асенефу, дочь Потифера, Илиопольского жреца, в жёны». Фараон сказал: «Ведь она — твоя невеста и с давних пор сговорена». И он послал за Потифером, который пришёл с Асенефой и представил её перед фараоном. Изумился фараон при виде красоты её и сказал: «Да благословит тебя Бог Иосифов, дитя моё! Да не покинет тебя красота твоя! Справедлив Господь, избравший тебя для Иосифа, и как говорится, отныне наречёшься ты дочерью вышнего». И фараон надел на Иосифа и Асенефу золотые венцы, взятые из государственной сокровищницы. И фараон, поставив Асенефу по правую руку Иосифа, положил на их головы свои руки — правую руку на голову Асенефы — и сказал: «Да благословит тебя Вышний Бог, да прославит Он на вечные времена». И фараон повернул их лицем к лицу, подвинул их близко и заставил целоваться. После этого фараон сотворил брак, устроил роскошный ужин и пир в продолжение семи дней: были приглашены все князья Египетские, вельможи, все цари соседних народов. Царь приказал возвестить по всей земле Египетской, что если кто в продолжение семи дней бракосочетания Иосифа и Асенефы будет работать, тот будет лишён жизни.

     И случилось после этого, Иосиф вошёл к Асенефе, она зачала и родила Манассию в дом Иосифа во славу Божию. Аминь. 
 

Иудифь

Содержание:
Глава 1
Глава 2
Глава 3-4
Глава 5
Глава 6
Глава 7
Глава 8
Глава 9-10
Глава 11
Глава 12
Глава 13
Глава 14
Глава 15
Глава 16
Комментарии

Глава 1

1 В двенадцатый год царствования Навуходоносора, царствовавшего над Ассириянами в великом городе Ниневии, — во дни Арфаксада, который царствовал над Мидянами в Екбатанах

2 и построил вокруг Екбатан стены из тесаных камней, шириною в три локтя, а длиною в шесть локтей; и сделал высоту стены в семьдесят, а ширину в пятьдесят локтей,

3 и поставил над воротами башни во сто локтей, имевшие в основании до шестидесяти локтей ширины;

4 а ворота, построенные им для выхода сильных войск его и для строев пехоты его, поднимались в высоту на семьдесят локтей, а в ширину имели сорок локтей:

5 в те дни царь Навуходоносор предпринял войну против царя Арфаксада на великой равнине, которая в пределах Рагава.

6 К нему собрались все живущие в нагорной стране, и все живущие при Евфрате, Тигре и Идасписе, и с равнины Ариох, царь Елимейский, и сошлись очень многие народы в ополчение сынов Хелеуда.

7 И послал Навуходоносор, царь Ассирийский, ко всем живущим в Персии и ко всем живущим на западе, к живущим в Киликии и Дамаске, Ливане и Антиливане, и ко всем живущим на передней стороне приморья,

8 и между народами Кармила и Галаада и в верхней Галилее и на великой равнине Ездрилон,

9 и ко всем живущим в Самарии и городах ее, и за Иорданом до Иерусалима, и Ветани и Хела, и Кадиса и реки Египетской, и Тафны и Рамессы, и во всей земле Гесемской

10 до входа в верхний Танис и Мемфис, и ко всем живущим в Египте до входа в пределы Ефиопии.

11 Но все обитавшие во всей этой земле презрели слово Ассирийского царя Навуходоносора и не собрались к нему на войну, потому что они не боялись его, но он был для них как один из них: они отослали от себя его послов ни с чем, в бесчестии.

12 Навуходоносор весьма разгневался на всю эту землю и поклялся престолом и царством своим отмстить всем пределам Киликии, Дамаска и Сирии, и мечом своим умертвить всех, живущих в земле Моава, и сынов Аммона и всю Иудею, и всех, обитающих в Египте до входа в пределы двух морей.

13 И в семнадцатый год он ополчился со своим войском против царя Арфаксада и одолел его в сражении и обратил в бегство все войско Арфаксада, всю конницу его и все колесницы его,

14 и овладел городами его, дошел до Екбатан, занял укрепления, опустошил улицы города и красоту его обратил в позор.

15 А Арфаксада схватил на горах Рагава и, пронзив его копьем своим, в тот же день погубил его.

16 Потом пошел назад со своими в Ниневию, — он и все союзники его — весьма многое множество ратных мужей; там он отдыхал и пировал с войском своим сто двадцать дней.

ДИДАХЕ — учение двенадцати апостолов

КАК СОВЕРШАЛОСЬ ХЛЕБОПРЕЛОМЛЕНИЕ В ОБЩИНЕ ПЕРВЫХ УЧЕНИКОВ ИЕШУА МАШИАХА 
Александр Огиенко

«ДИДАХЕ — учение двенадцати апостолов» 
(полное название: «Учение Господа, преподанное народам через двенадцать апостолов»)

«В судьбе этого первохристианского творения с особой наглядностью выразилась история творений мужей Апостольских, которые поначалу обладали таким авторитетом, что некоторые из них включались в Библейские Кодексы, но затем пришли в забвение, и только в последнее время им вновь уделяется большое внимание. Впрочем Учение Двенадцати апостолов занимает особое место в христианской письменности, оно, можно сказать, стоит между книгами Новозаветнего канона и книгами мужей апостольских. Климент Александрийский (200 г.н.э.), Ориген (250 г.н.э.) цитируют Дидахе среди тех книг, которые читались в то время для назидания в церквях, для назидания в вере. В этом же разряде у них значатся: «Премудрость Соломона», «Премудрость Иисуса, сына Сирахова», «Эсфирь», «Иудифъ», «Товия». Однако уже в третьем веке, крупнейший библеист Евсевий относит Дидахе к новозаветним апокрифам. За ним следуют и другие, отводя Дидахе в лучшем случае статус книги «прерикаемой», т.е. спорной в отношении каноничности. И именно в четвертом веке окончательно определяется Новозаветний канон Священных Писаний, и в связи с этим все писания мужей апостольских сразу и резко из ранга полуканонических передвигаются на второй, третий план и вскоре приходят в забвение… »

2. Возвращение к Корням нашей веры.

Учитывая явную антииудейскую направленность послания Варнавы, который в 20-х годах второго века отредактировал «Учение Господа через 12 апостолов для Его общины», а также то, что, как утверждает Православная Энциклопедия , «Дидахе» многократно редактировалось и после третьего века последователями тех, кто в 325 г.н.э. на Никейском Соборе приняли решение отойти от основ Иудейской веры, мы, старейшины общины «Бэйт Шалом» Наум Гельфанд и Александр Огиенко, приняли решение, вернуть этому произведению первоначальное Иудейское содержание, для того, чтобы вместе с нашим исповеданием веры (13 догматов веры общины Бэйт Шалом) принять это «Учение Господа через 12 апостолов для Его общины» — для руководства в устроении общины «Бэйт Шалом».

«Учение» для руководства в устроении общины «Бэйт Шалом», составленное на основе ДИДАХЕ .

Глава 1.

1 Есть два пути: один — Жизни и один — смерти, но между обоими путями большое различие (ср. Втор.30:16; Иер.21:8).
2 Путь жизни таков. Во-первых, ты должен любить Бога, создавшего тебя (ср. Втор.6:5; Сир.7:32); во-вторых — ближнего своего, как себя самого (ср. Лев.19:18); и всего того, чего не хочешь, чтобы было с тобою, и ты не делай другому.
3 Слов же сих учение таково: благословляйте проклинающих вас и молитесь за врагов ваших, поститесь за гонящих вас (ср. Мф.5:44), ибо какая вам за то благодарность, если вы любите любящих вас? Не то же ли делают и язычники? Вы же любите ненавидящих вас и не будете иметь врага.
4 Удаляйся от плотских и мирских похотей (ср. 1 Петр.2:11). Если кто ударит тебя в правую щеку, обрати к нему и другую и будешь совершен. Если кто принудит тебя на одну милю, иди с ним две. Если кто отнимет у тебя верхнюю одежду, отдай и хитон. Если кто возьмет у тебя твое, не требуй назад (ср. Мф.5:39-41), ибо ты этого не можешь («не противься злому»).
5 Всякому, просящему у тебя, давай и не требуй назад, ибо Отец хочет чтобы все подаваемо было из Его даров. Блажен дающий по заповеди (ср. Деян.20:35), ибо он неповинен. Горе принимающему, ибо если кто, имея нужду, принимает, тот будет неповинен, если же кто принимает, не имея нужды, тот даст отчет, почему принял и на что: подвергшись же заключению, испытан будет относительно того, что сделал, и не выйдет оттуда, пока не отдаст последнего кодранта.
6 Но и о сем также сказано: пусть милостыня твоя запотеет в руках твоих, пока ты не узнаешь, кому дать (ср. Сир.12:1)

Глава 2.

1 Вторая же заповедь учения:
2 Не убивай, не прелюбодействуй (ср. Исх.20:13-14), брак у всех да будет честен и ложе непорочно (Евр.13:4), не совершай деторастления (ср. Лев.18:22; 20:13), не будь блудником, не кради, не волхвуй (ср. Ис.22:18; Лев.19:26; Втор.18:11-12), не изготавливай волшебных снадобий (ср. Втор.18:10; Гал.5:20; Отк.9:21; 21:8; 22:15), не умерщвляй дитя в зародыше и рожденного не убивай, не пожелай достояния ближнего твоего.
3 Не клянись (ср. Мф.5:33), не лжесвидетельствуй, не злословь, не злопамятствуй.
4 Не будь двоедушным и двуязычным, ибо двуязычие есть сеть смерти.
5 Да не будет слово твое лживым и пустым, но преисполненным дела (Втор.32:46-47, Мф.5:37).
6 Не будь ни корыстолюбивым, ни хищником, ни лицемером, ни злобным, ни надменным, не принимай лукавого умысла на ближнего своего.
7 Не имей ненависти ни к одному человеку, но одних обличай, за других молись, а иных люби более души своей.

Глава 3.

1 Бегай всякого зла и всего подобного ему.
2 Не будь ни гневливым, ибо гнев ведет к убийству, ни ревнивым, ни сварливым, ни запальчивым, ибо от всего этого рождаются убийства.
3 Не будь ни похотником, ибо похоть ведет к блуду, ни срамословом, ни бесстыжеглазым, ибо от всего этого рождаются прелюбодеяния.
4 Не гадай по [полету] птиц, ибо птицегадание ведет к идолослужению, не заговаривай, не счисляй [по звездам], не занимайся очищениями огнём [Вт.18:10, 2Пар.33:6], не желай смотреть на это, ибо от всего этого рождается идолослужение.
5 Не будь ни лживым, потому что ложь доводит до воровства, ни сребролюбцем, ни тщеславным, ибо от всего этого рождаются татьбы (корыстное похищение имущества (тать есть вор)). 
6 Не будь ни ропотником, ибо ропот доводит до богохульства, ни своенравным, ни лукавомыслящим, ибо от всего этого рождаются богохульства.
7 Но будь кротким, ибо кроткие наследуют землю (ср. Пс.36:11).
8 Будь долготерпеливым, и милостивым, и незлобивым, и смиренным, и благим, и всегда трепещущим словес, которые услышал.
9 Не превозносись и не допускай в душе своей дерзости. Да не прилепится душа твоя к гордым, но обращайся с праведными и смиренными.
10 То, что случается с тобой, принимай как благо, зная, что без Всевышнего ничего не происходит (ср. Рим.8:28).

Глава 4.

1 Возвещающего тебе Слово Всевышнего, помни день и ночь, почитай же его, как господина, ибо где возвещается господство, там Адонай есть.
2 Даже ищи каждый день иметь личное общение со святыми, чтобы ты почивал на словах учения их (ср. Сир.6:35).
3 Не производи разделения, а примиряй спорящих; суди праведно, не будь лицеприятен при обличении преступлений.
4 Не думай двоедушно, так или нет.
5 Не протягивай руки для принятия подаяний и не сжимай для подаяния.
6 Если ты имеешь, что подать от труда рук твоих, то дай выкуп за грехи твои.
7 Не колеблись подать и, подавая, не ропщи, ибо ты должен знать, Кто добрый Мздовоздаятель.
8 Не отвращайся от нуждающегося (ср. Сир.4:5), но во всем будь общником с братом твоим и [ничего] не называй своим, ибо если вы соучастники в нетленном, то насколько более в тленном! (ср. Рим.15:27).
9 Не отнимай руки твоей от сына твоего или от дочери твоей, но от юности учи их страху Адоная.
10 В гневе твоем не отдавай приказаний рабу твоему или служанке твоей, надеющимся на того же Всевышнего, дабы они никогда не перестали бояться Бога, сущего над обоими Вами, ибо Он пришел призвать ко спасению, не по лицу судя, а тех коих уготовал дух.
11 Вы же, рабы, подчиняйтесь господам своим, как образу Всевышнего, по совести и со страхом.
12 Ненавидь всякое лицемерие и все, что неугодно Адонаю, Всесильному вашему.
13 Не оставляй заповедей Всевышнего, но храни то, что принял, не прибавляя и не убавляя.
14 В общине исповедуй преступления свои и не приступай к молитве своей в лукавой совести. Этот путь есть Путь Жизни.

Глава 5.

1 Путь же смерти таков. Прежде всего он лукав и исполнен проклятия. Убийства, прелюбодеяния, вожделения, блуд, кражи, идолослужение, волхования, [изготовления] снадобий, хищения, лжесвидетельства, лицемерия; двоедушие, хитрость, гордыня, злоба, самодовольство, любостяжание, сквернословие, ревнование, дерзость, высокомерие, бахвальство, отсутствие Страха Господня;
2 гонители благих, ненавистники истины, любители лжи, не признающие воздаяния за праведность, не привязывающиеся к благому, ни к суду праведному, бдящие не во благо, но в зло; от которых далеки кротость и терпение, любящие суетное, гоняющиеся за мздовоздаянием (ср. Ис.1:23), не милующие нищего, не болезнующие об удрученном, не вещающие Создавшего их, убийцы детей (ср. Прем.12:5), губители создания Божия, отвращающиеся от нуждающегося, обременяющие угнетенного, заступники богатых, беззаконные судьи бедных, всегрешные. О если бы вы, чада, избавились от всех таких!

Глава 6.

1 Смотри, чтобы кто не совратил тебя с этого Пути Учения, ибо таковой учит тебя вне Всевышнего.
2 Ибо если ты сможешь понести все иго Господина твоего (Мф.11:28-30), то будешь совершен, а если не можешь, то делай то, что можешь.
3 Относительно пищи понеси то, что можешь, но крепко воздерживайся от идоложертвенного (ср. 1 Кор.10:20), ибо это есть служение мертвым богам.

Глава 7.

1 Что же [касается] ПОГРУЖЕНИЯ В ЗАВЕТ, погружайте так: преподав наперед все это [вышесказанное], погружайте БЕШЕМ ѓаМашиаха Йешуа (в ИМЯ аМашиаха Йешуа), (ср. Деян.2:38; 10:48; 19:5) в живой воде (т.е. в проточной).
2 Если же нет живой воды, погрузи в иной воде, а если не можешь в холодной — в теплой.
3 А пред погружением пусть постятся погружающий и погружаемый и, если могут, некоторые другие; вели же [обязательно] поститься погружаемому день или два до [погружения].

Глава 8.

1 Пост четвёртого месяца и пост пятого месяца и пост седьмого месяца и пост десятого месяца, пост перед Пэсах и пост Йом КИПУР обязательны для вас, а также и другие дни, по расположению вашего сердца (Зах.8:19, Лев.23:32, Лука 5:33-35, Лука 2:36-37, Лука18:12).
2 И молитесь, как повелел Господин: «Отче наш, Cущий на Небе! Да святится Имя Твое; да приидет Царствие Твое; да будет Воля Твоя и на Земле, как на Небе; хлеб наш насущный дай нам на сей день, и оставь нам долг наш, как и мы оставляем должникам нашим, и поддержи нас в искушение и избавь нас от лукавого, потому что Твоя есть Царство и сила и слава во веки! Шма Исраэль, Адонай Элогейну, Адонай Эхад, благословенно Имя славного Царства Его во веки веков и возлюби Адоная Всесильного твоего всем сердцем твоим, и всею душею твоею, и всем разумением твоим, и всею крепостию твоею ,и возлюби ближнего твоего, как самого себя. Бешем ѓаМашиаха Йешуа. Амэн.» (Мф.6:9-13, Мар.12:29-31)
3 Трижды в день молитесь так.

Глава 9.

1 Что же касается Заповеди о Причастии (Хлебопреломлении), совершайте ее так.
2 Сперва о чаше: Благодарим Тебя, Отче наш, за Новый Завет, скреплённый Кровью Твоего Сына, по которому Ты запишешь Свой Закон на наших сердцах. Да дашь Ты нам, по богатству Славы Своей, крепко утвердится Духом в нашем внутреннем человеке. Благодарим тебя Отче за истинную виноградную лозу, Йешуа ѓаМашиаха, Сына твоего, на которой Ты сделал нас Его ветвями. Благодарим Тебя, Отче наш, за святой виноград Давида, отрока Твоего, который ты открыл нам через Йешуа аМашиаха, Сына Твоего. Да будем мы очищены Тобой Отче и да принесём мы много плода в Царствие Твоё (Ев.3:16, Иоан.15:4-8). «БАРУХ АТА АДОНАЙ ЭЛОГЕЙНУ МЕЛЕХ ѓАОЛАМ БОРЕЙ ПРИ ХАГАФЕН. БЕШЕМ аМАШИХА ЙЕШУА. АМЕН» («БЛАГОСЛОВЕН ТЫ АДОНАЙ, ВСЕСИЛЬНЫЙ НАШ, ВЛАДЫКА ВСЕЛЕННОЙ, ПРОИЗРАСТИВШИЙ ПЛОД ВИНОГРАДНОЙ ЛОЗЫ В ИМЕНИ аМАШИХА ЙЕШУА. АМЕН»)

3 О хлебе же ломимом молитесь так: Благодарим Тебя, Отче наш, за Хлеб Живой, сошедший с Небес, за жизнь и ведение, которые Ты открыл нам чрез Йешуа ѓаМашиаха, Сына Твоего. Да дашь Ты нам, по богатству Славы Своей, верой вселиться ѓаМашиаху, Твоему Живому Слову, в сердца наши, чтобы мы, укорененные и утвержденные в любви, могли постигнуть со всеми святыми, что широта и долгота, и глубина и высота, и уразуметь превосходящую разумение любовь ѓаМашиаха, дабы нам исполниться всею полнотою Всевышнего. 
4 Как сей преломляемый хлеб был рассеян по холмам и собранный вместе стал единым, так и Община Твоя от концов земли да соберется в Царствие Твое, ибо Твоя есть слава и сила чрез Йешуа ѓаМашиаха во веки. «БАРУХ АТА АДОНАЙ ЭЛОГЕЙНУ МЕЛЕХ ГАОЛАМ ѓАМОЦИ ЛЕХЕМ МИН ѓААРЕЦ. АМЕН.» («БЛАГОСЛОВЕН ТЫ ГОСПОДЬ БОГ НАШ, ВЛАДЫКА ВСЕЛЕННОЙ, ПРОИЗРАСТИВШИЙ ХЛЕБ ИЗ ЗЕМЛИ. БЕШЕМ аМАШИХА ЙЕШУА АМЕН,)

Глава 10.

1 О Чаше после вечери так благодарите :
2 Благодарим Тебя, Отче Святый, за Имя Твое Святое, которое Ты вселил в сердцах наших, и за ведение, и веру, и бессмертие, которые Ты открыл нам чрез познание Йешуа ѓаМашиаха, Сына Твоего. Благодарим Тебя, Отче Святый, за оправдание и спасение в аМашиахе Йешуа! Тебе слава во веки!
3 Ты, Владыко Вседержитель, сотворил все ради Имени Твоего, пищу же и питие дал людям в наслаждение, чтобы они благодарили Тебя, а нам даровал духовную пищу и питие, и жизнь вечную чрез познание Йешуа ѓаМашиаха, Сына Твоего.
4 И за всё это благодарим Тебя, Адонай, Всесильный наш, и благословляем Тебя. Да будет благословляемо Имя Твоё устами всего живого — всегда, во веки веков, как написано: «БУДЕШЬ ТЫ ЕСТЬ, И НАСЫЩАТЬСЯ, И БЛАГОСЛОВЛЯТЬ АДОНАЯ, ВСЕСИЛЬНОГО ТВОЕГО, ЗА ДОБРУЮ ЗЕМЛЮ, КОТОРУЮ ОН ДАЛ ТЕБЕ» (Дварим8:10). Благословен Ты, Адонай, Всесильный наш за (то, что дал нам) землю и пищу. Тебе слава во веки!
5 Помяни, Адонай Всесильный наш, Общину Твою, да избавишь Ты ее от всякого зла и усовершишь ее в любви Твоей, и от четырех ветров собери ее, освященную, в Царство Твое, которое Ты уготовал ей, потому что Твоя есть воля и сила и слава во веки.
6 Да приидет благодать и да прейдет мир сей. ГОШИА-НА (Спаси нас) АДОНАЙ, Всесильный Давидов! Кто свят, да приступает, кто нет, пусть покается. Маран-ата (Адонай, Всесильный наш, гряди). Амен.

«БАРУХ АТА АДОНАЙ ЭЛОГЕЙНУ МЕЛЕХ ѓАОЛАМ БОРЕЙ ПРИ ХАГАФЕН. БЕШЕМ аМАШИХА ЙЕШУА АМЕН» («БЛАГОСЛОВЕН ТЫ ГОСПОДЬ БОГ НАШ, ВЛАДЫКА ВСЕЛЕННОЙ, ПРОИЗРАСТИВШИЙ ПЛОД ВИНОГРАДНОЙ ЛОЗЫ. В ИМЕНИ аМАШИХА ЙЕШУА. АМЕН»)

7 И от Причастия вашего никто да не вкушает и не пьет, кроме погруженных в Имя аМашиаха Йешуа, ибо написано: «не давайте святыни псам»

8Пророкам же предоставляйте произносить молитвы после [Причастия] по их изволению.

Глава 11.

1 Кто, пришедши, будет учить вас всему этому, пред сим сказанному, примите его.
2 Если же сам учащий, совратившись, будет преподавать иное учение, к ниспровержению, не слушайте его; но если [будет учить] для преумножения правды и ведения Господа, примите его, как Господина.
3 Относительно же апостолов и пророков поступайте согласно учению евангельскому.
4 Всякий апостол, приходящий к вам, пусть будет принят, как Господин.
5 Пусть он не остается более одного дня, а если будет нужда, то и другой [день], но если он пробудет три дня, то он лжепророк.
6 Уходя же, апостол пусть ничего не принимает, кроме хлеба, до места ночлега; но если он будет требовать серебра, он лжепророк.
7 И всякого пророка, говорящего в духе, не испытывайте и не судите (ср. Дидахэ.11:8,11; 13:1; 1 Кор.12:10; 14:29; 1 Ин.4:1), ибо всякий грех отпустится, а этот грех не отпустится (ср. Мф.12:31).
8 Но не всякий, говорящий в духе, — пророк, но [только] тот, кто хранит Путь Адоная; так что по поведению можно распознать лжепророка и пророка.
9 И не какой пророк, в духе определяющий быть в трапезе, да не вкушает от нее, если он лжепророк.
10 Всякий пророк, учащий истине, если он сам не делает того, чему учит, есть лжепророк.
11 Но всякий пророк, признанный истинным, вступающий в мирское таинство общины, но не учащий делать то, что сам делает, не должен быть судим вами, ибо он суд имеет у Всевышнего, ибо так поступали и древние пророки.
12 Если же кто в духе скажет: дай мне серебра или чего другого, вы не должны слушать того; но если он назначит подаяние для других, неимущих, то никто да не осуждает его.

Глава 12.

1 Всякий, приходящий во Имя Адоная, да будет принят, а потом, уже испытав его, вы узнаете [как поступить], ибо вы будете иметь разумение правого и ложного.
2 Если приходящий — странник, помогите ему, сколько можете, но он не должен оставаться у вас более двух или трех дней, и то если бы нужда оказалась.
3 Если же он желает поселиться у вас, то, если он ремесленник, пусть трудится и ест (ср. 2 Фес.3:10).
4 А если он не знает ремесла, то вы по своему усмотрению позаботьтесь о нем, но так, чтобы христианин не жил среди вас праздным.
5 Если же он не желает так поступать, то он есть извлекающий выгоды из своей принадлежности к ученикам Машиаха. Остерегайтесь таковых!

Глава 13.

1 А всякий истинный пророк, желающий поселиться у вас, достоин своего пропитания.
2 Точно так же и истинный учитель, и он достоин, как трудящийся, своего пропитания.
3 Поэтому всякий начаток от произведений точила и гумна, от волов и овец возьми и отдай пророкам, ибо они ваши наставники (Евр.13:17).
4 Если же вы не имеете пророка, то отдайте начаток нищим.
5 Если ты приготовишь пищу, то, взявши начаток, отдай его по заповеди.
6 Точно так же если ты открыл сосуд вина или елея, то возьми начаток и отдай пророкам.
7 И от серебра, и от одежды, и от всякого имения возьми начаток, сколько тебе угодно, и отдай его по заповеди.

Глава 14.

1 В день Адоная (Шаббат) и в Его Праздники (Лев.23, Чис.28-29), собравшись, преломите хлеб и благодарите, исповедав прежде согрешения ваши (ср. Иак.5:16; 1 Кор.11:27-28), дабы жертва ваша была чиста.
2 Всякий же, имеющий распрю с другом своим, да не приходит вместе с вами, пока они не примирятся, чтобы не осквернилась жертва ваша.
3 Ибо о ней сказал Адонай Цеваот: на всяком месте и во всякое время должно приносить Мне жертву чистую, потому что Я Царь великий, говорит Адонай Цеваот, и Имя Мое чудно в народах (Мал.1:11,14).

Глава 15.

1 Рукополагайте себе служителей (Деян.6:1-6), достойных Адоная, Всесильного вашего, мужей кротких и несребролюбивых, и истинных, и испытанных, ибо и они исполняют для вас служение пророков и учителей.
2 Поэтому не презирайте их, ибо они — почтенные ваши наравне с пророками и учителями.

3 Вдовица должна быть избираема не менее, как шестидесятилетняя, бывшая женою одного мужа, известная по добрым делам, если она воспитала детей, принимала странников, умывала ноги святым, помогала бедствующим и была усердна ко всякому доброму делу.
4 Отличайте друг друга, но не во гневе, а в мире, как имеете в евангелии, и со всяким, поступающим оскорбительно по отношению к другому, пусть никто не говорит и никто у вас не слушает его, пока не покается.
5 Молитва же ваша и милостыня, и все вообще добрые дела творите так, как имеете в Писаниях Адоная, Всесильного нашего.

Глава 16.

1 Бодрствуйте относительно жизни вашей; светильники ваши да не будут погашены, и чресла ваши да будут препоясаны (ср. Лк.12:35), будьте готовыми, ибо вы не знаете часа, в который Адонай, Всесильный ваш приидет (ср. Мф.24:42,44).
2 Вы должны часто собираться вместе, исследуя, что потребно душам вашим, ибо не принесет вам пользы все время вашей веры, если вы не сделаетесь совершенными в последний час.
3 Ибо в последние дни умножатся лжепророки и губители, и овцы превратятся в волков, и любовь превратится в ненависть.
4 Ибо, когда возрастет беззаконие, люди будут ненавидеть друг друга и преследовать (ср. Мф.24:11-12), и тогда явится мирообольститель (см. 2 Фес.2:4, Откр.13:11), как бы Сын Всевышнего, и совершит знамения и чудеса, и земля предана будет в руки его, и сотворит беззакония, каких никогда не было от века (ср. Дан.12:1).
5 Тогда тварь человеческая пойдет в огонь испытания и многие соблазнятся и погибнут (ср. Мф.24:10), а устоявшие в вере своей спасутся от проклятия его.
6 И тогда явится знамение истины: во-первых, знамение отверстия на небе, потом знамение звука трубного и третье — воскресение мертвых.
7 Но не всех вместе, а как сказано: приидет Адонай, Всесильный ваш, и все святые с Ним (ср. Зах.14:5; 1 Кор.15:22-24).
8 Тогда увидит мир Господа вашего, грядущего на облаках небесных.

http://www.beitshalom.lv/?pageID=details&id=86

Война сынов Света против сынов Тьмы

Война сынов Света против сынов Тьмы

(Кумранская рукопись 1QM + [4Q Ма])

I

1. [… Устав] Войны. Первое приложение рук сынов Света при начале (действий) против жребия сынов Тьмы, против войска Велиала: против полчища Эдома и Моава и сынов Аммона,

2. и во[йска?] Филистеи, и против полчищ киттиев Ашшура, и (кто) с ними в помощь бесчестящим Завет. Сыны Левиевы, сыны Иудейские и сыны Вениаминовы, ушедшие в пустыню, сразятся с ними,

3. [- -] со всеми полчищами их, при возвращении ушедших сынов Света из Пустыни народов в Пустыню Иерусалимскую; а после этой войны поднимутся оттуда.

4. [И придет царь] киттиев против Египта, а по окончании сего выйдет в великой ярости сразиться с царями Севера, в гневе, чтобы истребить и отсечь рог

5. [своих врагов. Э]то время спасения для народа Божьего и конец власти над всеми людьми его жребия , и вечная гибель всему жребию Велиала. И будет смятение

6. в[еликое (?) средь] сынов Йафета, и падет Ашшур, и никто не поможет ему, и исчезнет власть киттиев, дабы низверглось нечестие без остатка и не стало уцелевших

7. о[то всех (?) сыно]в Тьмы.

8. З[нание (?) и справедливость осветят все концы вселленной, светя все более, пока не выйдут все сроки Тьмы. И в срок Божий осветит высота его величия все концы […]

9. для мира и благословения, славы и радости, и долгоденствия всех сынов Света. А в день, когда падут киттии, — битва, сильное побоище пред Богом

10. Израиля. Ибо этот день назначен им от века для войны, уничтожение сынов Тьмы, когда сойдутся на великое побоище божественный сонм и общество

11. мужей — сынов Света со жребием Тьмы, сражаясь вместе, ради могущества Божия, при великом шуме и кличе божественных (ангелов) и людей в грозный день. время

12. стеснения […] для народа, искупленного Богом, и во всех стеснениях их не бывало подобного, от приближения до свершения его, ради вечного искупления. И в день их войны с киттиями

13. вы[йдут (?) на по]боище военном три жребия одолевать сынам Света, поражая нечестие, и трижды воспрянет войско Велиала, чтобы отвратить жребий

14. […, и пол]ки бойцов оробеют сердцем; и (-но?) могущество Божие укрепляет с[ердца (?)…], а седьмым жребием великая рука Божия низвергает

15. [Велиала и (?) все]х подвластных ему ангелов, и всем людям […]

16. [- — -] Святые явятся на помощь [- — -] истинно, на гибель сынов Тьмы […]

17. [- — — при шу]ме великом и к[личе (?) — — — ] возложат руку на […]

[… Глав священников — 12, а глав смен священнических — 26; глав левитов — 12, а глав смен левитских — 26; глав колен и (глав) отцов общества — 24, а глав смен колен и (глав) смен]

II

1. отцов общества — пятьдесят два. А глав священнических пусть установят вслед за первосвященником и вторым по нем, двенадцать глав, чтобы служили

2. при постоянном (приношении) пред Богом. И главы смен, двадцать шесть, будут служить в свои смены . А за ними — главы левитов, чтобы служить постоянно — двенадцать, по одному

3. от колена. И главы их смен пусть служат каждый на своем месте. А главы колен и отцов общества — за ними, чтобы стоять постоянно при вратах святилища.

4. И главы их смен с причисленными к ним пусть стоят по срокам своим, по месяцам своим, и по субботам, и по всем дням года, в возрасте пятидесяти лет и выше.

5. Эти (все) пусть стоят при всесожжениях и при жертвах, чтоб совершать благоуханные воскурения ради милости Божией, ради прощения всей общине Его, и испепелять пред Ним постоянное (приношение)

6. на Славном столе. Всех этих пусть установят в срок года отпущения. А оставшиеся тридцать три года войны пусть именитые мужи,

7. призываемые на собрание, и все главы отцов общества выбирают себе людей (для) войны со всеми странами иноплеменных, изо всех колен Израилевых пусть выделяют

8. себе доблестных людей для вступления в войско, согласно предначертаниям войны, из года в год. Но в годы отпущения пусть не выделяют для вступления в войско, ибо отдых

9. это, успокоение Израилю. Тридцать пять рабочих лет будет устраиваться война: шесть лет устраивает ее все общество совместно,

10. и война отдельными (ратями) — оставшиеся двадцать девять лет. В первый год сразятся с Арамом Двуречья, а во второй — с сынами Луда. В третий

11. сразятся с остальными сынами Арама: с Уцом, и Хулом, Тогаром и Массой, что за Евфратом. В четвертый и в пятый сразятся с сынами Арфаксада.

12. В шестой и в седьмой сразятся со всеми сынами Ашшура и Персии и восточными (народами) до великой пустыни . В восьмой год сразятся с сынами

13. Элама. В девятый сразятся с сынами Исмаила и Хет-туры. А в десять лет, последующих за ними, будет война раздельно против всех сынов Хама

14. по [племенам (?) и местам жительства их и в десять оставшихся лет будет война раздельно против [сынов Йафета] по местам жительства их.

15/16. [— трубн]ый клич для всякого их служения [- — -] для исчисленных в них

16/17. [по десяткам тысяч, тысячам, сотням, пятидесяткам] и десяткам […]

[… Трубы созывания общества, трубы созывания начальников, трубы уз (Завета), трубы сбора мужей именитых… в дом собрания, трубы станов и трубы их снятия, трубы]

III

1. боевых чередов, трубы призыва их при открытии боевых проходов для выхода бойцов, трубы клича (в) сражении, трубы

2. засады, трубы преследования при поражении врага и трубы сбора при возвращении (после) боя. На трубах созывания общества пусть напишут: “Призываемые Богом”.

3. На трубах созывания начальников напишут: “Князья Божий”. На трубах уз (Завета) напишут: “Устав Божий”. На трубах мужей

4. именитых, глав отцов общества при сборе их в дом собрания напишут: “Предначертания Божий для Святого Совета”. На трубах станов

5. напишут: “Мир Божий в станах святых его”, а на трубах их снятия напишут: “Могущество Божие — рассеять врага и прогнать всех ненавидящих

6. справедливость, и благочестивое воздаяние ненавистникам Бога”. На трубах боевых чередов напишут: “Череды полков Божиих для гневной мести его всем сынам Тьмы”.

7. На трубах призыва бойцов при открывании боевых проходов для выхода к шеренге врага напишут: “Память (о) мщении в срок

8. Божий”. На трубах сражения напишут: “Мощная рука Божия на войне, чтобы низвергнуть всех сражаемых (за) нечестие”. На трубах засады напишут:

9. “Тайны Божий на погибель злодейству”. На трубах преследования напишут: “Поразил Бог всех сынов Тьмы, да не отвратится гнев Его до истребления их”.

10. На их возвращение из боя для вступления в шеренгу напишут на трубах возвращения: “Сбор Божий”. А на трубах обратного пути

11. с войны с врагом, чтобы вернуться к обществу в Иерусалим, напишут: “Ликование Божие при благополучном возвращении”.

12/13. Устав значков всего общества для уз (Завета) их . На большом значке, который во главе всего народа, пусть напишут: “Народ Божий”, имя Израиля

13/14. и Аарона и имена двенадцати к[олен Израи]ля в порядке их рождения. На значках глав станов, что по три колена,

14/15. напишут: [- — -]. На значке колена напишут: “Знамя Божие”, имя князя к[олена и имена князей]

15/16. род[ов его. На значке рода (10000) напишут: “- -”], имя князя десятка тысяч и имена начальников тысяч его. На значке]

16/17. [тысячи напишут: “- -”; имя тысяченачальника и имена начальников] сотен его. А на значке [сотни напишут… На значке пятидесятка напишут… На значке десятка напишут…]

[А на значке колена Левиева: на значке сынов Аарона В напишут… На значке Каафа напишут… На значке Гирсона напишут…]

IV

1. А на значке Мерария напишут: “Доля Божия”, имя князя (сынов) Мерария и имена его тысяченачальников. На значке тысячи напишут: “Гнев Божий в ярости на

2. Велиала и на всех людей его жребия без остатка”, имя тысяченачальника и имена его сотников. На значке сотни напишут: “От

3. Бога рука войны со всякой греховной плотью”, имя сотника и имена его десятников. На значке пятидесятка напишут: “Исчезла

4. опора нечестивых [от] могущества Божия”, имя пятидесятника и имена его десятников. На значке десятка напишут: “Хвалы

5. Богу на арфе деся[ти]струнной”, имя десятника и имена девяти подчиненных ему мужей.

6. А при выходе их (левитов) на войну напишут на их значках: “Правда Божия”, “Справедливость Божия”, “Слава Божия”, “Суд Божий” и далее, (по) уставу, перечисление всех имен их.

7. При вступлении их в бой напишут на их значках: “Десница Божия”, “Срок Божий”, “Смятение (от) Бога”, “Сражение Божие” и далее перечисление всех имен их.

8. А при возвращении их с войны напишут на их значках: “Превознесение Бога”, “Величие Божие”, “Восхваление Богу’, “Слава Божия”, с перечислением всех имен их.

9. Устав значков общества (мирян) при выходе их на войну. Напишут на главном (1-м) значке: “Община Божия”, на втором значке: “Станы Божий”, на третьем:

10. “Колена Божии”, на четвертом: “Роды Божии”, на пятом: “Полки Божии”, на шестом “Сонм Божий”, на седьмом “Призванные

11. Богом”, на восьмом “Воинства Божии”, и перечисление имен их напишут по всему их уставу. При вступлении их в бой напишут на их значках:

12. “Война Божия”, “Мщение Божие”, “Спор Божий”, “Воздаяние Божие”, “Сила Божия”, “Расплата Божия”, “Мощь Божия”, “Погибель Божия всякому суетному племени”, и все перечисление

13. имен напишут на них. А при возвращении с войны напишут на своих значках: “Спасение Божие”, “Победа Божия”, “Помощь Божия”, “Поддержка Божия”,

14. “[Р]адость Божия”, “Благодарение Богу”, “Хвала Богу”, “Мир Божий”.

15. [Длина знач]ков. Значок всего общества — длиной четырнадцать локтей. Значок т[рех колен — длиной три-на]дцать локтей.

16. [Значок колена] — двенадцать локтей. Значок десятка тысяч — одиннадцать локтей. Значок тысячи — десять локтей. Значок сотн]и — девять локтей.

17. [Значок пятидесятка — восем]ь локтей. Значок десятка — се[мь локтей…]

V

1. А на щ[и]те (?) князя всего общества пусть напишут его имя [и] имя Израиля, Левия, Аарона, имена двенадцати колен Израиля в порядке их рож[д]ения

2. и имена двенадцати начальников колен.

3. Устав очередности боевых полков. Когда будет достаточным их войско, чтобы завершить лицевую шеренгу на тысячу человек, завязывает(ся?) шеренга, и семь чередов(аний) —

4. лица у одной шеренги, поочередно, по уставу стояния друг за другом. Все они держат медные щиты, отполированные, подобно выделке

5. личного зеркала. Щит окружен витым изделием по краю, в форме обрамления искусным изделием (из) сплавленных (?) золота, серебра и меди,

6. И драгоценными камнями на узорной основе (?), иску-сным изделием мастера. Длина щита — два с половиной локтя, а его ширина полтора локтя. В их руках — пика

7. и меч-секира. Длина пики семь локтей; из этого (числа) замбк и наконечник-пол-локтя. А на замке три кольца, насеченные, как изделие

8. витое (по) краю, (из) сплавленных (?) золота, серебра и меди, как изделие искусной формы, и обрамление той (же?) формы по сю и по ту (стороны) кольца:

9. кругом — драгоценные камни на узорной основе (?), изделие искусного мастера. И колос. А замок нарезан между кольцами, сделан как

10. искусный столбик. А наконечник — белого, блестящего железа, изделие искусного мастера. И колос чистого золота посреди наконечника, и стержень (его?) к

11. острию. А мечи-секиры — отборного железа, очищенного в горне, отбеленного, как личное зеркало, искусное изделие мастера. И (нечто) в виде колоса

12. чистого золота укреплено на нем с двух сторон, и углублениями (для стока) ровные в направлении к острию, два по сю и два по ту (сторону). Длина меча-секиры локоть

13. с половиной, и ширина его — четыре пальца, а выпуклой части — четыре больших пальца. И Четыре ладони до выпуклой части, и(бо) выпуклая часть— на ножке туда

14. и сюда (по) пять ладоней (считая рукоять?). А рукоять меча-секиры — отборный рог, искусное изделие, узорной формы, в золоте, серебре и драгоценных камнях.

15/16. И когда встанут [- — -], учредят эти семь шеренг шеренга за шеренгой,

16/17. (и проме]жуток (?)) [- — — т]ридцать локтей, где встанут муж[и]

17/18. [- — -] Лицо […]

[… а на все четыре стороны света — 28 шеренг… ]

[… Лицевая шеренга (полк) раскроет проходы на 50 щитов. И выйдет один полк бойцов, держащих в руках пращи. И метнут по]

VI

1. семь раз и вернутся на свое место. После них выйдут три полка бойцов и встанут между шеренгами (обеих сторон). Первый полк метнет в

2. шеренгу врага, семь боевых дротиков. На наконечнике дротика пусть напишут: “Молния копья для могущества Божия”. А на древке (?) второго напишут:

3. “Искры кровавые, чтобы валить сраженных во гневе Божием”. И на дротике третьем напишут: “Пламя брони пожирает сраженных грешников на суде Божием”.

4. Все эти кинут (по) семь раз и вернутся на свое место. После них выйдет два полка бойцов и встанут меж обеих шеренг (сторон). Полк

5. первый держит копье и щит, а второй полк держит щит и меч-секиру, чтобы валить сраженных на суде Божием и сломить шеренгу

6. врага могуществом Божиим, чтобы отплатить воздаянием за их зло всякому суетному племени. И будет Богу Израиля царствие, и святыми своего народа совершит он подвиг.

7/8. И семь чередов всадников пусть также стоят справа от этой (7-кратной) шеренги и слева от нее, с той и другой (стороны) пусть стоят их череды. Семьсот

8/9. всадников с одного бока и семьсот с другого бока. Двести всадников выходят с тысячей шеренги бойцов, и так же

9/10. стоят со всех б[ок]ов (общего) стана: Всего (в их числе) четыре тысячи шестьсот (всадников) и тысяча четыреста верховых животных для Мужей Устава шеренг,

10/11. которых по пятидесяти на одну (-единичную) шеренгу. И будет тех всадников (вместе) с верховыми животными Мужей Устава шесть тысяч, по пятисот от колена. Все верховые животные, выходящие

11/12. на войну вместе с бой[ц]ами, — кони мужского пола, легкие на ногу, с нежным (для узды) ртом, с долгим дыханием, мера дней которых исполнилась, приученные к войне

12/13. и привыкшие слышать голоса и видеть всевозможные зрелища. И верхом на них мужи сильные, военные, приученные к верховой езде, и мера

13/14. дней их — от тридцати лет до сорока пяти. А Всадники Устава пусть будут от сорока лет и до пятидесяти, и они

14/15. [- — кольчу]гах, головных уборах и поножах, и держат в руках округлые щиты и пику длиной восе[мь локтей],

15/16. [- — -] и лук, и стрелы, и боевые дротики, и все они готовы [- — -]

16/17. [- — -] и лить кровь сражаемых за их вину. Вот они […]

[Возраст воинов от 30 лет до 45]

VII

1. А мужи Устава пусть будут от сорока лет и до пятидесяти, и Уставители станов будут от пятидесяти (/) лет я до шестидесяти (/) . А надзиратели

2. будут также от сорока лет и до пятидесяти. А все раздевающие сраженных, и собирающие добычу, и очищающие землю, и стерегущие обоз,

3. и ведающий(е?) съестными припасами — все они будут от двадцати пяти лет и до тридцати. А всякий мальчик несовершеннолетний и женщина да не войдет в их станы, когда они выходят

4. из Иерусалима, чтобы идти на войну, до возвращения их. А всякий хромой, или слепой, или плохо ходящий, или человек с вечным пороком во плоти своей, или человек, пораженный нечистотой

5. плоти своей, все эти да не ходят с ними на войну. Все они (воины) будут добровольцами на войне, совершенны духом и плотью, готовы ко дню мщения. И всякий

6. муж, который не будет чист из-за истечения своего в день войны, да не идет с ними, ибо святые ангелы — вместе с их воинствами. И пусть будет расстояние

7. меж всеми станами их и отхожим местом около двух тысяч локтей. И всякого срама, дурного дела да не будет видно вокруг всех их станов.

8/9. И когда поставят поочередно боевые шеренги навстречу врагу, шеренга навстречу шеренге, то выйдут из среднего прохода на поле между шеренгами (обеих сторон) семь

9/10. священников и сынов Аарона, одетые в платья белого виссона, полотняные рубашки и полотняные штаны, и препоясанные поясами виссонного полотна (из) крученых (нитей) фиолетового

10/11. и алого пурпура и червленого багреца и (с) рисуночными узорами, сделанными искусно, и округлые повязки на их головах — одеяния (для) боя, а в святилище пусть не

11/12. вносят их. Один священник будет ходить перед лицом всех мужей шеренги (-строя), чтоб укрепить руки их в бою. А у шести в руках будут

12/13. трубы призыва и (ли) трубы напоминания, трубы клича (сражения), трубы преследования и трубы сбора. Когда выйдут священники

13/14. на поле между шеренгами, выйдет с ними семь левитов, и в их руках семь витых рогов. И три надзирателя из левитов пред лицом

14/15. священников и левитов. И протрубят священники в две трубы пр[изыва для открытия проходов б]оевых на пятьдесят щитов,

15/16. и пятьдесят бойцов выйдут из одного прохода [- — — пред лицом] левитов-надзирателей. С

16/17. каждой шеренгой будут выходить по всему этому ус[таву — — — б]ойцы из проходов,

17/18. [и вста]нут меж ше[рен]г обеих (сторон) […]

VIII

1. Трубы будут издавать клич, чтобы направлять пращников, пока те не кончат метать (по) семь

2. раз. Потом протрубят им священники трубами возвращения, и те пойдут к шеренге

3. первой, чтобы встать на свое место. И затрубят священники в трубы призыва, и выйдут

4. три полка бойцов из проходов и встанут между шеренгами (сторон), а возле них мужи верховые

5. справа и слева. И затрубят священники (клич) в трубы гласом дробным (?) — знак ставить боевые череды,

6. и отряды эти растянутся в свои череды, каждый на свое место. А когда они встанут тремя чередами,

7. то затрубят им священники клич вторично, гласом спокойным и устойчивым, — знак к наступлению до их приближения

8. к шеренге врага, и те протянут свои руки к боевому оружию. А священники затрубят клич шестью трубами

9. сражения, гласом резким и тревожным, чтобы управлять боем, и левиты и весь народ (держащий) рога, затрубят

10. в один голос великий боевой клич, чтобы размягчить сердце врага, и с гласом этого клича полетят

11. боевые дротики, чтобы валить сраженных. Глас рогов умолкнет, а в трубы будут

12. священники трубить гласом резким, тревожным, чтобы направлять — знак к бою, пока те не метнут в шеренгу

13. врага (по) семь раз. Тогда протрубят им священники трубами возвращения

14. гласом спокойным, дробным (? затем?) устойчивым. По такому уставу протрубят св[ящен]ники этим трем полкам: с

15. первым броском затрубят [священники, левиты и весь народ, (держащий) ро]га, гласом клича

16. великого, чтоб управлять б[оем. — — — Потом протрубят] им священники

17. тру[бами возвращения, — — — и те встан]ут (каждый) на свое место (+) в шеренге

18. [И протрубят священники в трубы призыва, и выйдут два полка бойцов из проходов] и встанет

19. [каждый из них между шеренгами (сторон), … И затрубят священники клич в трубы (+) с]ражения

IX

1. Начнут руки их валить сраженных. И весь народ прервет голос клича, а священники будут трубить клич в трубы

2. сражения, чтобы управлять боем; пока не будет поражен враг и не повернется тылом, священники трубят клич, чтобы управлять боем.

3. А когда те будут поражены пред ними, то протрубят священники в трубы призыва, и выйдут к ним все бойцы из среды

4. лицевых шеренг. И встанут они (по) шесть полков, и полк, (уже) находящийся в сближении (-схватке); все они — семь шеренг, двадцать восемь тысяч

5. мужей войны, и верховых шесть тысяч; все эти будут преследовать, чтоб уничтожать врага в Божией войне, истребляя

6. навек. И протрубят им священники в трубы преследования, и раздел[ятся] они против всех врагов, чтобы преследовать, истребляя. А верховые

7. догоняют по краям (поля) боя, пока не прикончат. И когда будут падать сраженные, св[ященник]и будут трубить клич издали, и пусть не входят

8. в среду сраженных, (чтобы не) оскверниться, ибо святы они, да [н]е унизят елея помазания своего священства кровью

9. суетного племени

10. Устав, как менять чередование боевых полков, устраивать стояние против [- -] . Качение каменьев (?) и башен

11. и(ли) лука и башен. И (действия) по только проложенному пути(?), и входящие отряды, и крылья [-] с [дву]х сторон шеренги, [чтобы у]страшить

12. врага. Щиты этих башен будут длиною три локтя, а пики их д[лино]й восемь локтей. Б[аш]ни

13. выходят из шеренги. Сто щитов и сто — лица башни; т[ак о]бращает башня на три лицевых страны света

14. триста щитов. И двое врат у башни, одни с[права и о]дни слева. И на всех щитах башен

15. напишут: на первой “Ми[хаи]л”, [на второй “Гавриил”, на третьей] “Сариил”, на четвертой “Рафаил”.

16. Михаил и Гавриил с[права (?), Сариил и Рафаил слева (?)].

17. И [разделитесь (?)] на четыр[е (?) отряда (?)]; засаду поставите… ]

[Ободрение пред боем: … Ты говорил чрез Моисея, который предписал хранить в чистоте все]

X

1. наши страны, и ос[т]ерегаться всякого срамного, дурного дела. И который оповестил нас, что Ты среди нас, Боже великий и грозный, чтобы изгнать всех

2. наших врагов пред [нам]и. И научил нас с тех пор и на поколения наши, сказав: “Когда вы будете близки к войне, то встанет священник и будет говорить народу

3. так: “Слу[ш]ай, Израиль! Вы близки сегодня к войне против ваших врагов; не бойтесь, и да не слабеет сердце ваше;

4. не содро[гайтесь, и н]е ужасайтесь пред ними, ибо ваш Бог идет с вами воевать за вас с вашими врагами, чтобы спасти

5. вас””. И [на]дзиратели наши пусть говорят всем богатырям войны, мужам щедрого сердца, чтобы укрепить (их) могуществом Божиим, и чтобы дать воспрянуть всем

6. ослабевшим сердцем, и чтобы сплотить вместе всех доблестных витязей . И то, что г[овори]л Ты чрез Моисея, сказав: “Когда настанет война

7. и земле вашей против притеснителя, теснящего вас, то протрубите клич в трубы, и будете помянуты пред Богом вашим, и спасетесь от ваших врагов”.

8. Кто подобен Тебе, Боже Израиля, в н[ебеса]х и на земле? Кто сделает подобное Твоим великим делам

9. и Твоему крепкому могуществу? И кто подобен Твоему народу Израилю, который Ты избрал себе из народов всех земель?

10. Народу святых Завета, наученных Закону, постигнувших Ра[зум -], и слышавших славный глас, и видевших

11. ангелов святыни; отверзших ухо и слышавших глубокое, [- -] распростирание небес, сонма светил, и подъятие ветров, и владение Святых — хранилище [- -] туч. (О,) Творец Земли и законов ее разделения на пустыню и землю долинную, и всего исходящего из нее [- -], круга морей и слияния рек, и разверзания бездны;

14. создания зверей и крылатых (птиц), устроения Человека и порождения (?) семени его, смешения языков и разделения народов, расселения родов,

15. и распределения земель, [- — -] сроков святых и кругообращений лет, и скончаний

16. предвечных [(?) — — -]. Это мы знаем от Твоего разума, который […]

17. [- — — Приклони ухо] Твое к зову нашему, ибо […] […]

XI

1. “Только Твоя война, и силой Твоей руки сокрушены их тела, так что некому хоронить. И Голиафа Гефянина, сильного богатыря.

2. предал Ты в руки Давида, раба Твоего, ибо он надеялся на великое имя Твое, и не на меч и копье, ибо война Твоя; и

3. филистимлян покорял он многократно Твоим святым именем. А также рукою наших царей Ты спас нас многократно,

4. по милости Твоей, а не за дела наши, которые мы делали дурно, и поступки наши греховные. Твоя война, и от тебя могущество,

5. а не наше; и не наша сила и крепость рук делает доблестное, а только силою твоею и мощью Твоею великой доблести. Ка[к] сообщил Ты

6. нам издревле, сказав: “Шествует звезда от Иакова, встает жезл от Израиля, и разобьет пределы Моава, и сокрушит всех сынов Сифовых;

7. и будет властвовать от Иакова, и погубит оставшееся от Города, и будет враг покорен, а Израиль сотворит доблестное”. Через Твоих помазанников,

8. узревших предначертания, Ты сообщил нам к[онец] войн руки Твоей, чтобы прославиться над врагами нашими, низринуть полчища Велиала, семь

9. племен суетных, рукой бедняков, искупленных Т[обою в си]ле и в мире к чудному могуществу, и оробевших сердцем — к вратам надежды. А с теми Ты поступишь, как с Фараоном,

10. и как с сановниками на его колесницах в море Тр[остниковом] ослабевших духом Ты возжигаешь, как огненный факел в снопу , пожирающий нечестие неотвратимо до

11. уничтожения греха Издревле Ты провозгласил срок могущества руки Твоей над киттиями, сказав: “Падет Ашшур от меча не человеческого, и меч 
12. не мужеский пожрет его”.

13. Ибо в руки бедняков предашь Ты [вра]агов (со) всех земель, в руки склонившихся во прах, чтобы унизить могучих из народов, воздать по заслугам

14. нечестивым на головы (?) в[рагов Твоих], чтоб совершить по справедливости Твой истинный суд над всеми сынами человеческими, чтобы сотворить Тебе вечное имя в народе

15. [- — -] этими войнами и чтоб возвеличиться и освя-титься в глазах прочих племен, чтоб узнали [-]

16. [- — — свер]шение Тобою судов над Гогом и всем сборищем его, собра[вшимся] к [нему -],

17. [- — -] ибо станешь сражаться с ними с неб[ес — — -]

18. [- — — н]ад ними, чтоб привести в смятение […]

[… Хвала возвращения (?) ш…]

XII

1. Ибо много святых у тебя в небесах, и сонмы ангелов в Твоей святой обители, чтобы сл[авить имя (?) Т]вое. Избранников святого народа

2. поставил Ты у себя вм[есте (?), по чи]слу имен всего сонма их, с Тобою в Твоем святом жилище [- -], в Твоей славной обители.

3. И милости благословения [-], и Твой мирный Завет Ты начертал им резцом жизни, чтоб воцариться [-] на все вечные сроки;

4. чтоб исчислить с[онмы избранников Твоих по их тысячам и по десяткам тысяч их, совокупность народа (?) святых — Твоих, [и…] ангелов Твоих, чтоб поддержать руку

5. на войне, [помочь (?)] восставшим (с) земли при судных тяжбах Твоих, — так что (?) избранникам Небес упод[обились…]

6/7. Ты, Боже, г[розен] в славе царства Твоего, и община святых Твоих среди нас на вечную помощь, [чтобы] мы презрели царей, пренебрегли

7/8. и насмеялись над могучими. Ибо свят наш Господь, и Царь славы с нами, (с) народом святых могущество Его. Сонм ангелов в числе нас,

8/9. и Могучий вои[н] в нашей общине, и войско духов Его с нашими пешими и конными, [как] тучи и как облака росы, чтоб покрыть Землю,

9/10. как поток ливня, чтоб напоить правосудием все взращенное ею. Восстань, Могучий; полони полбн Твой, Муж славы; добывай

10/11. Твою добычу, Вершащий доблестно. Возложи руку Твою на выю врагов Твоих, ногу Твою (поставь) на горы сраженных. Сокруши племена Твоих противников, меч Твой

11/12. да пожрет грешную плоть. Наполни землю Твою славой, наследие Твое — благословением. Множество имения в уделах Твоих, сребра и злата и каменьев

12/13. драгих в чертогах Твоих. Сион, много радуйся; явись с песнями, Иерусалим; ликуйте, все грады Иудейские. Отворяй

13/14. вра[та свои] всегда, чтобы вносили в тебя богатство племен, а цари их да служат тебе; и склонятся пред тобой все мучители твои, и прах

14/15. [ног твоих да лижут. Дщери] моего народа, поите громко песни, нарядитесь в наряды славы, повелевайте цар[ицам-].

15/16. [- — -] И(бо) Израиль воцарится навечно”.

16/17. [- — -] Могучие воины (в) Иерусалим(е?) […]

17/18. [- — -] На небесах Господь [- — -]

[… А при заходе солнца в тот день (?) встанет первосвященник,]

XIII

1. и братья его с[вя]щенники, и левиты, и все старцы Устава с ним. И благословят стоя Бога Израилева и все Его праведные деяния, и заклянут

2. там (же) Велиала и всех духов его жребия. Так пусть возгласят: “Благословен Бог Израилев во всех Его святых помыслах и праведных деяниях, и б[ла]гословенны

3. все служащие Ему по справедливости, знающие Его (с?) верою”.

4. “И проклят Велиал во всех своих злокозненных помыслах, и заклят он в своем греховном предводительстве, и прокляты все духи его жребия в помыслах

5. их нечестивых, и закляты они во всем своем гнусном, нечистом служении, ибо они — жребий Тьмы. А жребий Божий — ради Света

6. [? вечн]ого”.

7. “ А Ты, Боже наших отцов, имя Твое благословим навеки. Мы — народ [ве]чный; Завет заключил Ты с нашими отцами и утверждаешь его для их потомков.

8. на сро[к]и вечные. Во всем, предначертанном славой Твоей, память [о (?) присутствии] Твоем среди нас была помощью уцелевшим, воскрешением Твоего Завета,

9. пр[еданием (?)] о Твоих праведных деяниях и чудной мощи Твоего правосудия. Ты, [Боже, иск]упил нас ради Тебя, (сделав) народом вечным, бросил нам жребий Света

10. ради праведности Твоей. Предводителя Света назначил Ты издревле, чтобы помочь нам [—], и всех праведных духов его власти. И Ты (же)

11. создал Велиала губителем, ангелом злокозненным (мастэма). Во тьм[е (?) влас]ть его, и совет его — ради нечестия и греха, и все духи

12. его жребия, ангелы зловредные, действуют по законам Тьмы, к ней их [стремление купно. А мы, жребий Твоей правды, радуемся руке

13. Твоей могучей, торжествуем при спасении Тобою, ликуем о по[мощи Твоей и о ми]ре Твоем. Кто подобен Тебе в силе, Боже Израилев, и с

14. бедняками — рука Твоего могущества. И какой ангел И предводитель подобен помощи (от) л[ица Твоего (?). Иб]о Ты извечно предначертал Себе день битвы [- -]

15. […], чтобы [по]мочь Правде и истребить Грех, унизить Тьму и возвеличить Свет [- — -]

16. [- -] для вечного пребывания, для уничтожения всех сынов Тьмы и радости в[се]м [сынам Света].

17/18. [- — И]бо Ты предначертал нам […]

XIV

1. Подобен огню Его гнев на божков Египта

2. И после того как они отойдут от сражения, чтобы войти в стан, пусть все они поют (ту?) хвалу возвращения. А утром выстирают свои одежды, омоются

3. от крови трупов грешников и вернутся на место своего стояния, где ставили чередами шеренгу пред тем, как пали сраженные враги. И благословят там

4. все они Бога Израилева и превознесут Его имя, радуясь совместно, возглашая так: “Благословен Бог Израилев, хранящий милость ради Завета Своего, и предначертанное

5. спасение для народа, искупленного Им. Он призвал споткнувшихся к чудному [подвигу (?)], а сонм иноплеменных собрал для уничтожения без остатка, чтобы вознести правосудием

6. оробевшее сердце, отворить уста онемевших, дабы воспели могущество Его , и руки] слабые научить войне. Он дает шатким в коленях силу стоять

7. и крепость стана — склонившим спину. Чрез смиренных дух[ом будет смирено (?) и обуз]дано (?) жестокое сердце, и чрез совершенных в пути свершится (срок) всех нечестивых племен,

8. и всем их могучим не устоять. А мы, остав[шиеся-, благословим] имя Твое. Боже милостивый, хранящий Завет с нашими отцами, так что во

9. все поколения наши являл Ты милости Твои остав-шим[ся-] во власти Велиала, и при всех Тайных кознях его не отвратили нас

10. от Завета Твоего; а его [злов]редных духов Ты укрощал пред [нами и при нечестии лю]дей его власти хранил душу, искупленную Тобой, и восставил

11. падающих мощью Твоею. А высоко стоящих Ты подсека[ешь — -]; всем их могучим нет избавителя, их быстрым не убежать, уважаемых ими

12. Ты обратишь на позор, и всякая суть суеты [их станет ниче]м. А мы, Твой святой народ, в Твоих праведных деяниях восхвалим имя Твое,

13. и в подвигах Твоих превознесем [во все] времена и вечные предначертанные сроки, при наст[уплен]ии дня и ночи,

14 на исходе вечера и утра, ибо велика п[ремудрость сла]вы Твоей, и тайны чудес Твоих в высотах [Твоих], чтоб [подни]мать к Тебе из праха,

15. и низлагать из божественных (ангелов).

16. Возвысься, возвысься, Боже божественных сил, вознесись мо[щно, Царь царей …]

17. [против (?) все]х [сы]нов Тьмы и свет Твоего величия […]

18. [- -] пылает, чтобы сже[чь…]”.

XV

1. Ибо это время стеснения для Изра[иля, предначер]танное для войны против всех иноплеменников, и жребий Божий для вечного искупления,

2. и уничтожения всякого нечестивого племени. Все го[товые] к войне пусть идут и расположатся против царя киттиев и против всего войска

3. Велиала, уготованного с ним для дня мщения, на (поле) Меча Божия.

4. И встанет первосвященник, и братья его с[вященники], и левиты, и все мужи Устава с ним, и возгласят им вслух

5. молитву срока вой[ны, как написано в кн]иге Устава для того времени, со всеми словами их благодарений. И расставит там поочередно

6. все шеренги, как нап[исано — — -]. И будет ходить священник, предназначенный для срока мести, в согласии со

7. всеми братьями своими, и будет укреплять [- — -], возглашая так: “Держитесь, крепитесь и будьте доблестны.

8. Не бойтесь и не стра[шитесь, и да не слабеет сердце ва]ше, не содрогайтесь и не ужасайтесь пред ними, не

9. поворачивайте назад, и не [бегите -]. Ибо они — нечестивое общество, во Тьме все их дела,

10. и к ней стремление их — -]; прибежище их и мужество их — как дым рассеивающийся, и всего сонма

11. их множества [- — -] не станет, и всякая суть их замыслов скоро будет подсечена,

12. [как цве]ток при ж[атве — -]. Крепитесь для Божией войны, ибо этот день — срок войны

13. [пред Бо]гом против всех в[ойск Велиала (?), и су]да над всякой плотью. Бог Израилев подъемлет руку в своем чудном мо[гущес]тве

14. [на] всех духов неч[естия, -] божественные [в]итязи перепоясываются на войн[у, — свя]тые

15. [гото]вятся ко дню [мести …]

16. Бог И[зраи]лев […]

17. чтобы отринуть Вел[иала …]

18. в его преисподней […]”.

XVI

1. До скончания всякого источника [нечистоты (?), ибо] Бог Израилев призвал меч на всех иноплеменных, и чрез святых своего народа совершит подвиг.

2/3. Весь этот Устав пусть исполнят они в тот [день], стоя против станов киттийских. А после того как священники протрубят им в трубы

3/4. напоминания, раскроются проходы бо[евые, и будут вы]ходить бойцы и становиться отрядами между шеренгами (обеих сторон). И протрубят им священники

4/5. клич стать в очередности, и отряд[ы будут растяги-ва]ться, становясь каждый на свое место. И протрубят им

5/6. священники вторичный клич [для сбли]жения. И когда они встанут вблизи шеренги киттиев, достаточно для метания, каждый поднимет свою руку с орудием

6/7. войны. А шесть [священников затрубят клич в т]рубы сражения гласом резким и тревожным, чтобы управлять боем; и левиты и весь народ,

7/8. (держащий) рога, затрубят [боевой кли]ч громогласно. Когда раздастся этот глас, их руки начнут валить сраженных киттиев, а весь

8/9. народ прекратит глас клича, [но священник]и будут трубить клич в трубы сражения, направляя бой против киттиев.

9/10. А когда воспрянет [Велиал] на помощь сынам Тьмы, и сраженные бойцы начнут падать согласно тайнам Божиим, и чтобы испытать ими всех предназначенных для воины,

10/11. то с[в]ященники затр[убят в тру]бы призыва, чтобы вышла в бой иная шеренга в замену, и встанут (эти) между шеренгами (обеих сторон),

11/12. а сблизивши[мся в б]ою протрубят возвращение. И приблизится первосвященник, и встанет пред шеренгой, и укрепит

12/13. сердца их [во имя Бога и р]уки их для войны Его.

13/14. И возгласит так: [- — -]. “Свой народ Он испытывает судом (?) и не [напрасно (?) пали] сраженные средь Вас. Ибо издревле вы слыхали

14/15. о тайнах Божиих [—]. Кажд[ому (?)]

15/16. воздаяние […]”.

XVII

1. “Он обратил их благоденствие (?) в пламень [- — испытуемые в горниле; и заострил орудие своей войны, не затупятся до [уничтожения -]

2. нечестия. А вы помните суд [над Надавом и Ави]удом, сынами Аарона, судом над которыми освятился Бог на глазах [всего народа, а Елеазара]

3. и Ифамара укрепил себе для завета [-] вечного!

4. А вы крепитесь и не бойтесь их, [ибо] они (обречены) на провал, и впустую — стремления их, и опоры их как не б[ыло]. Не [ведают (?), что от Бога]

5. Израилева — все сущее и происходящее [ — — ] во всем происходящем, навеки. Сегодня Его срок смирить и унизить предводителя власти

6. нечестивой, и Он посылает помощь навеки, для своего [искупительного жребия, мощью могучего ангела, для предводительства Михаила в вечном свете,

7. чтоб осветить радостью д[ом (?) И]зраилев, миром и благословением ради жребия Божиего, чтоб возвысить средь божественных (сил) предводительство Михаила, а власть

8. Израиля — над всякой плотью. И возрадуется Справедливость [в] вышине, и все сыны Его Правды возликуют в познании вечности. И(так), вы, сыны Его Завета,

9. крепитесь в горниле Божием, пока не подъемлет Он свою руку, исполня горнила свои, тайны свои; чтобы вам устоять”.

10. После этих слов протрубят им свяще[нн]ики, чтобы ставить поочередно полки этой шеренги. Отряды растягиваются при гласе труб,

11. пока не вста[нут каж]дый на место [свое, и] протрубят священники в трубы вторичный клич, знак к сближению. А когда подойдут

12. бой[цы ближе к ше]ренге китти[ев], достаточно для метания, каждый поднимет руку со своим орудием войны. А священники затрубят клич в трубы

13. сражения, [и левиты и ве]сь народ, (держащий) рога, затрубит боевой клич, и бойцы дадут волю рукам своим против войска

14. киттиев, [и когда раздастся гла]с [этого кл]ича, начнут валить их сраженными. И весь народ прерве[т] глас клича, но священники

15. будут трубить клич [в трубы сражения], на[правл]яя бо[й] против к[иттиев, и (будут) войска Велиа]ла [по]ражены пред ними.

16. И(так), в жребии тр[етьем одолеют сыны Света. А в четвертом скрепится войско Велиала, и бойцы начнут па]дать сраженными,

17. [согласно та]йнам Божиим [… ]

XVIII

1. [- А жребий седьмо]й, когда подымется великая рука Божия на Велиала и на все во[й]ско, ему подвластное, поражением навеки,

2. [- — -] и клич святых к преследованию Ашшура; и падет Йафет, так что не встать, и киттии будут разбиты в ничто.

3. [- — -] Подъятие руки Бога Израилева на все множество Велиалово. В то время затрубят клич священники

4. [в шесть тр]уб напоминания, и соберутся к ним все бое1-вые шеренги и разделятся против всех с[танов китт]ийских,

5. чтобы разорить их. А когда солнце приблизится к закату в тот день, встанет первосвященник, и священники, и [леви]ты, которые

6. при нем, и гла[вы шеренг (?), и мужи] Устава, и благословят там Бога Израилева, и возгласят так: “Благословенно имя Твое, Боже […], ибо

7. возвеличился Ты для своего народа чудно, и Завет Твой сохранил для нас издревле. И врата спасения открывал нам многократно

8. ради Завета Твоего, [(?) иб]о мы отвечали по Твоей благости к нам, а Ты, Боже справедливый, творил ради имени Твоего.

9/10. [- -] Ты явил нам чудо из чудес, издревле не было подобного ему, ибо Ты знал предназначенное нам. Этот день воссиял

10/11. [- -, и явил] Ты нам руку Твою, милостивую к нам, с вечным искуплением, чтоб отринуть вла[с]ть врага безвозвратно; свою руку могучую

11/12. [- против все]х врагов наших для уничтожительного поражения и ныне мало нам дня, чтобы преследовать их множество. Ибо Ты

12. [- — -] сердца (их) могучих Ты оставил, так что не устояли. У Тебя могущество, и в Твоей руке война, и никто

13. [не воспротивится; — — -] сроки в Твоей воле, и воздаяние [—]. Ты срываешь […]

[Ты, Боже, грозен в славе царства Твоего, и община святых Твоих среди нас на вечную помощь, чтобы мы презрели царей, пренебрегли].

XIX

1. [и насмеялись над м]огучими. Ибо свят наш Всемогущий, и Царь славы с нами, и в[ойско духов Его с нашими пешими и конными,]

2. [как тучи и как облака ро]сы, чтоб по[к]рыть Землю; как поток ливня, чтоб напоить правосудием в[се взращенное ею. Восстань, Могучий;]

3. [полони полон Твой, Муж славы: добы]вай добычу Твою, Вершащий доблестно. Возложи руку Твою на выю врагов Твоих, и но[г]у Твою [(поставь] на горы]

4. [сраженных. Сокруши племена Твоих противников], меч Твой (да) пожрет (их) плоть. Наполни землю Твою славой, наследие Твое — благословением. М[ножество имения]

5. [в уделах Твоих, злата и каменьев драгих в] чертогах Твоих. Сион, много радуйся; ликуйте, все грады Иу[дейские. Отворяй]

6. [врата свои всегда, чтоб вносили в тебя] богатство племен, а цари их да сл[у]жат тебе; и склонятся пред тобой [все мучители] твои

7. [и прах ног твоих да лижут. Дщери] моего [на]рода, воспойте громко песни, нарядитесь в наряды славы, пове[л]евайте царицам.

8. [—]. И(бо) Израилю — [в]ечное царствие!”

9. [- -] Та н[о]чь для покоя до утра. А утром придут на место шеренги (боя),

10. [где ви]тязи киттиев, и множество Ашшура, и войско всех племен, собравшихся с [ними], сраженные,

11. [- -] пали там на (поле) Меча Божия. И приблизится туда пер[во]священник […]

12. [- и в]оины и все главы шеренг и подчиненные [их…]

13. [- где па]ли [сра]женные китти[и, и восх]валят там Бога [… ].

КОММЕНТАРИИ

Свиток «Войны» (евр. Milhama) был найден в 1947 г. в первой кумранской пещере. В конце того же года он был куплен для Иерусалимского еврейского университета проф. Э. Л. Сукеником; им же были изданы сначала несколько столбцов, а затем, в 1954 г., весь свиток целиком факсимиле и типографским способом. Два мелких фрагмента этого же списка были приобретены Иорданией; изданы Бартелеми и Миликом.

Рукопись представляет собой кожаный свиток. Конец ее образовывал наружные слои свитка и потому наиболее разрушен. Общая длина свитка в нынешнем виде около 9 м 20 см. Он состоит из пяти кусков со следами швов на соприкасавшихся краях. 19 сохранившихся столбцов распределяются на этих кусках так: 1) I—IV; 2) V—X; 3) XI—XV; 4) XVI—XVIII; 5) XIX. От этого последнего из сохранившихся столбцов осталась небольшая часть, без следов шва; два его фрагмента отпали, видимо, при изъятии свитка из кувшина бедуином (и попали впоследствии, как было сказано, в Иорданию). Ряд других фрагментов сохранен вместе со свитком.

Кроме конца свитка наиболее пострадала его нижняя часть. Вследствие этого ни один столбец не сохранил более чем 18 строк; первоначальное же их число было, по мнению большинства исследователей, около 20 в каждом столбце.

Сохранившийся текст делится по сюжетам на “абзацы”; их около 30 (мы разделяем их знаком трех звездочек). В оригинале каждый такой “абзац” начинается с новой строки (не отступая от края), а если предыдущая строка доходит почти до конца, то между “абзацами” остается чистая строка. При цифровом обозначении строк большинство издателей нумеруют пропущенные строки (т. е. дают общую нумерацию строк, проходящих через весь свиток), но в меньшей части изданий эти пропущенные строки не учитываются. Мы в случаях подобных расхождений даем обе нумерации через косую черту; меньшая цифра соответствует системе Йадина (см. ниже), большая цифра — системе большинства издателей.

Свиток написан “квадратным” письмом обычной для рукописей Мертвого моря разновидности, красивым почерком, с соблюдением конечных вариантов букв. Имеется некоторое количество исправлений и добавлений над строкой или на полях отдельных букв и слов. (Меняющую смысл замену слов с зачеркиванием отмечаем знаком (/) с примечанием; добавления слов на полях — знаком (+); слова над строкой даем надстрочными литерами. Следуя изданию Йадина, отмечаем приблизительную величину лакун (точка — место для одной буквы, дефис — для слова средней длины, около пяти букв. Величина лакун в конце каждого столбца не может быть указана.)

Позднее в другой пещере (4-й кумранской) было найдено много мелких и мельчайших фрагментов пяти манускриптов, обнаруживающих по содержанию сходство со свитком «Войны» (обозначаемые 4Q Маa-e). Из них пока опубликован (Хунцингером в 1957 г.) лишь один, наиболее цельный и связный отрывок — несколько из приблизительно 70 фрагментов манускрипта 4Q Мa эта изданная часть представляет собой фрагменты более краткого варианта молитвы, включенной в свиток «Войны» — 1Q М XIV, 3-16. По предварительным сообщениям, 4Q Мb (один фрагмент) почти идентичен части 1Q М XIX (с некоторыми добавлениями); 4Q Мc (два фрагмента) содержит описание боя, но не имеет точных соответствий в 1Q М; 4Q Md (один фрагмент) имеет соответствие в 1Q М II, 52; 4Q Мe (на обороте папируса, около 190 мелких фрагментов) имеет соответствия в I—III и, возможно, других местах.

Еврейский язык свитка «Войны» почти чистый библейский (с учетом принятых у кумранитов особенностей чтения и орфографии библейских текстов). Небиблейские слова и тем более корни слов в свитке единичны.

Формально свиток объединяет и развивает библейские пророчества о времени возвращения из “вавилонского плена” праведной части всех “колен” (племен) Израиля, за чем последует окончательное освобождение от иностранного ига, а затем всемирное возвышение Израиля и наступление “царства Божия” на земле. Однако свиток выделяется среди всей древнееврейской литературы требованием активнейшего участия в этих грядущих событиях, с подробным планом войны, с детальными предписаниями относительно стратегии и тактики, военных построений и оружия.

Среди упомянутых в свитке языческих народов — врагов “сынов Света” главными являются киттии. Буквальное значение слова для этого периода приблизительно соответствует нашему “западноевропейцы”. Ряд библейских пророчеств предсказывает их вторжение в Азию; в позднейшем из них (кн. Даниила) под “киттиями” принято понимать римлян. Надо считать, что и в нашем свитке из реально существовавших народов “киттии” могут быть только римлянами. {Так, Йадин, Дюпон-Соммер, Гастер и др. Меньшая часть исследователей (Сегаль, Аткинсон, Тревес; из монографистов — ван дер Плуг) высказывались, опираясь на неверное прочтение дефектного места свитка (1,4 см!), за отождествление “киттиев” нашего свитка с Селевкидами и Птолемеями, но это мнение игнорирует РЯД фактов (например то, что обе династии по-еврейски всегда именуются “Иаван”, т. е. “греки”). Карминьяк считает “киттиев” только эсхатологическим образом.} То же значение слова твердо установлено для кумранских комментариев на Аввакума и Наума; упоминается оно и в комментарии на Исайю.

Постоянным вассалом “киттиев” изображается “Ашшур”, что, по общему признанию, из реально существовавших народов “послепленной” эпохи могло означать только Сирию (такова же, видимо, реальная этимология последнего имени). Римская “провинция Сирия” (впоследствии поглотившая Иудею) была образована в 64 г. до н. э. Так как “Ашшур” в свитке постоянно изображается единственной опорой власти “киттиев” над Востоком (особенно XI, 11; XVIII, 2; XIX, 9), а их поход на Египет отнесен к будущему, то наш «Устав Войны» должен быть составлен не ранее 60-х гг. до н. э. (завоевание Римом Сирии) и, видимо, не позднее 30 г. до н. э. (завоевание Римом Египта).

Хотя содержание свитка можно назвать эсхатологическим (посвященным будущему решению мировых проблем), для членов секты оно казалось полным реального, практического значения. Свежая в народной памяти победа, в результате Маккавейского (Хасмонейского) восстания, над Селевкидской державой — наследницей империи Александра Македонского — делала вероятной и победу над империей Римской. Сектанты чувствовали “приближение” этой великой борьбы (I, 12). Предпосылка ее начала — возвращение праведной части рассеянных по другим странам израильтян (I, 3) — могла, по их мнению, возникнуть в любой момент, причем нельзя исключить возможность реального ускорения событий путем пропаганды в этих странах. Весьма вероятно, что свиток сыграл впоследствии определенную роль в ходе Иудейской войны и дальнейшей борьбы с Римом. Причем отсутствие указаний на сроки начала событий, а также на подлинное имя врагов давало возможность в любой период относить пророчества свитка к будущему, а сохраняя его актуальность.

Что касается “военной теории” свитка, то она подробно сравнивалась с иудейской периода Маккавеев (Ави-Йона), с греческой (Аткинсон) и римской (Дюпон-Соммер, Гастер и особенно подробно Йадин, автор первой монографии по свитку). Однако, по нашему мнению, ряд важных пунктов “военной теории” свитка в области построения и тактики “регулярной армии” сынов Света до последнего времени оставался незамеченным. Действительное построение этой “регулярной армии” оказывается весьма стройным и разработанным, но схематичным. И хотя многие его детали могли быть результатом различных влияний (это остается делом специалистов по военной истории), основные его истоки — это данные Библии (включая ее полулегендарные части), хотя нередко своеобразно развиваемые. Оттуда же берется и терминология. Не раз автор свитка и прямо говорит о библейских корнях своей “военной теории”, что должно освятить ее (X, 2 и далее).

Относительно ярко выраженного дуализма борьбы Света с Тьмой в свитке справедливо отмечалась возможность влияний зороастризма, с которым евреи познакомились за время “вавилонского плена”. Однако следует сразу отметить, что для кумранитов (в отличие от зороастрийцев) этот дуализм ни в коей мере не распространяется на самую “высшую сферу”. Всеединому и всемогущему Богу (его имя Йахве в свитке всегда опускается даже в библейских цитатах) ничто не может противостоять. Автор свитка обращается к нему: “Предводителя Света (= архангела Михаила) назначил Ты издревле… и Ты (же) создал Велиала (= сатану) губителем, ангелом злокозненным, во Тьме власть его” (XIII, 10-11). Борьба Света с Тьмой — это лишь “горнила Божий”. Чтобы войти в будущее “царство Божие”, человек должен доказать не только свою личную праведность, но и свое мужество и стойкость в борьбе за всеобщую Правду, как ее понимали кумраниты.

Образное противопоставление Света Тьме, свойственное самым различным народам, встречается также в апокрифах и в Евангелии-Выражение “сыны Света”, как уже было видно из вышеизложенного, прилагается не только к членам кумранской секты, но и к “праведной” части всей израильской диаспоры (“рассеяния”). “Сынами Тьмы”, соответственно, именуются все “языческие” народы, с которыми заодно “не чтящие Завет” из числа Израиля. Оба термина встречаются также в «Уставе» (1Q S).

Мы не видим оснований сомневаться в выводах Йадина и Карминьяка о литературном единстве свитка. Однако весьма вероятно, что включенные в текст молитвы (например, XIV, XIV, 4-15; 4Q Ма) и особенно победный гимн (XII, 6/7-15/16; XVIII [конец]—XIX, 8) представляли собой отдельные, несомненно, обладающие самостоятельной художественной ценностью произведения.

Среди известных нам рукописей Мертвого моря к свитку «Войны» наиболее тесно примыкают так называемые Дополнения к Уставу общины, которые делятся на «Устав всего общества Израиля в конечные (= будущие) дни, когда они соберутся вместе» и «Благословения жрецов и князя» (1Q Sa и 1Q Sb). Свиток «Войны» перекликается с этим Уставом и дополняет его в области административного устройства будущего Израиля (1Q М II, 1-7, III, 2-5 и др.), а Устав, как и наш свиток, упоминает будущую “войну для покорения иноплеменных” и “предначертания войны” (1Q Sa I, 23, 26). Мы отмечали выше и некоторые точки соприкосновения с Дамасским документом (CD) и рядом кумранских комментариев.

Перевод и статья К. Б. Старковой

Источник: http://www.gumer.info/bogoslov_Buks/History_Church/Article/voina_sveta.php

Дамасский документ

Перевод и вступительная статья К.Б.Старковой

«Дамасский документ» занимает особое место среди памятников, созданных в кругу сектантских общин “Нового Завета”. Он был найден среди рукописей, поступивших в библиотеку университета Кембриджа из генизы Старой синагоги Каира в 1896—1897 гг.

Заслуга открытия принадлежит английскому ученому Соломону Шехтеру, который, работая над систематизацией и изучением большой коллекции рукописей, поступивших из Каирской генизы в библиотеку университета Кембриджа (Великобритания), в 1906 г. остановил свое внимание на двух небольших отрывках еврейских рукописей. Непосредственное знакомство с содержанием сразу показало их отличие от памятников средневекового происхождения, вместе с которыми они находились. Как все документы и книги, попавшие в свое время на хранение в генизу, они представляли изношенные и непригодные к дальнейшему использованию части когда-то полных сочинений. Вместе с остальными материалами из Старой каирской синагоги эти документы вошли в Коллекцию Тэйлора—Шехтера (Taylor—Schechter Collection) и носят шифры T.S. 10 Кб и T.S. 16 311. В науке они обозначаются условно как тексты А (больший фрагмент) и В (меньший). Подробное их описание содержится в их первом издании, здесь мы сообщим о них вкратце лишь наиболее важные сведения.

Текст А состоит из 8 листов — 16 страниц, сплошь заполненных текстом. Размер листов 21 x 17,5—18 см. Первые четыре листа содержат по 21 строке текста, последующие— по 23 строки, однако последние два листа сильно повреждены, так что нижние их строки отсутствуют, как видно в переводе.

Язык текста древнееврейский, близкий языку поздних книг Библии. Почерк рукописей восточного характера. По палеографическим признакам текст может быть датирован X в. н. э. Первые четыре листа сохранили свой текст, по-видимому, полностью, в остальных четырех замечаются лакуны.

Текст В представлен одним листом размером 34 x 20 см. Почерк его ближе к курсиву, по палеографическим признакам этот фрагмент можно отнести к XII в. Некоторые слова в нем снабжены гласными знаками. По содержанию текст В совпадает с частью текста А (стр. VII—VIII), но повторяет его не в полном соответствии, а с дополнениями и вариантами, которые очень важны по своему значению (см. ниже комментарий).

Анализ языковых форм и орфографии списков А и В, выполненный после открытия кумранских рукописей французским ученым Ж. Карминьяком, позволил этому исследователю сделать следующие выводы: оба текста в целом восходят к общему прототипу сочинения в авторской редакции. Ближе к ней версия А, которая лучше связана с предшествующим контекстом. Расхождения в тексте параллельных мест в большинстве случаев объясняются простыми ошибками переписчиков, вульгаризмами и различием в орфографической традиции. Версия А особенно изобилует ошибочными чтениями копииста. В двух случаях он произвел неправильную вставку в контекст. Лишь изредка, по мнению Ж. Карминьяка, можно заметить сознательную переработку оригинала, вызванную теологическими или историческими соображениями, мотивы которых предстоит еще выяснить. Наличие таких переработок показывает, тем не менее, что один из списков (А) восходит непосредственно к авторскому тексту, другой же представляет результат работы над ним опытного редактора.

В 1910 г. С. Шехтер издал найденное сочинение на языке оригинала с английским переводом, комментариями и введением, с приложением таблиц с образцами письма. Публикация вызвала большой интерес и немедленный отклик, выразившийся в переводах на другие языки и в исследованиях, авторами которых были выдающиеся гебраисты и семитологи. Можно назвать среди них имена Р. Чарльза, И. Леви, М. Лагранжа, Л. Гинзберга, Л. Роста и знаменитого историка древности Э. Мейера. Хотя в вопросе датировки сочинения мнения расходились, однако значительная часть ученых вместе с издателем относила его к периоду двух последних веков до начала новой эры. Происхождение текста они связывали с кругами, оппозиционными ортодоксальному иудаизму фарисейского толка. По особенностям содержания и самоназванию общины, создавшей сочинение, оно получило название «Дамасский документ» или «Садокидский документ» (сокращенное обозначение — CD). Иногда заглавие раскрывается издателями и переводчиками более полно, например: «Новый Союз (Завет) в земле Дамаска».

К своему изданию Шехтер приложил лишь две фототаблицы с образцами каждого текста в отдельности. Передача им оригинала не был вполне совершенной, так как некоторые места он не смог прочесть отдельных же случаях передавал текст неверно или неполно. Нужно отметить также, что дошедшие до нас списки содержат места, в которых переписчик явно допустил ошибки. Причины недоразумений двоякого рода: 1) переписчик X в. некоторые фразы не понимал, поскольку автор передавал свои мысли бегло, иногда лаконично, времени и среде переписчика они были чужды; 2) либо сам переписчик, либо его предшественники, копируя древний список, ошибались в буквах и словах Так, они путали в “кумранском” почерке waw (w) и yod (у), het (h) и he (h), две почти слившиеся буквы читали как одну, неверно делили текст на части. В свою очередь, возникшие таким образом неправильности и шероховатости текста исправлялись издателями и переводчиками очень часто сообразно личному осмыслению содержания. В нашем переводе мы стараемся всячески избегать переделок текста, восстановления лакун и изменения начертаний слова, кроме тех случаев, когда они подсказаны грамматикой и палеографией древних и средневековых рукописей. Все такие случаи непременно указываются в комментарии.

В 1952 г. американский исследователь С. Цейтлин издал оби кембриджские версии факсимиле в сопровождении пространного введения, объясняющего его точку зрения на характер и происхождение памятника.

Открытие и публикация свитков из 1-й пещеры района Айн-Фешха — Хирбет-Кумран поставили Дамасский документ на его настоящее место. Содержание, основные идеи, личность Праведного наставника, упоминаемая в тексте, язык в целом и отдельные термины и выражения вводят его в литературу кумранской секты. Но помимо того, фрагменты Дамасского документа в 1952 г. были найдены в пещерах 4-й, 5-й и 6-й. Два списка из 5-й и 6-й пещер, по почерку датируемые второй половиной I в. до н. э. и первой половиной I в. н. э., содержат небольшие кусочки текста. Четыре фрагмента списка из 6-й пещеры совпадают с текстом CD IV—VI. Самый большой соответствует CD V, 18—VI, 2, но и в этих немногих строках сохранилось лишь по несколько слов. 5-й фрагмент содержит часть предписания, отсутствующего в кембриджских списках CD. Два маленьких фрагмента 5-й пещеры дают текст соответствующий CD IX, 7-10 и также часть неизвестного предписания. В 4-й пещере оказались фрагменты семи рукописей Дамасского документа. По остаткам видно, что их текст полнее, чем в спискаах Каирской генизы как в дидактическом вступлении, так и в закодательной половине. Вводная часть сохранила начало или, во всяком случае, текст, предшествующий вступлению в кембриджской версии А. Потом следует текст, параллельный страницам I—VIII и XIX—XX версии В. Затем текст продолжен неизвестным до сих пор отрывком к которому примыкает текст, соответствующий страницам XV—XVI после чего продолжение согласуется со страницами IX—XIV. В двух рукописях уцелело окончание сочинения, там читается: “И вот перечень законов (ham-mispatim), которые пусть исполняют (букв.: делают) во всякий период (или: во все периоды)…”. Но далее еще следуют заключительные слова: “к (или: на) толкованию Торы (Пятикнижие) последнему”. Эти фрагменты также выявляют многие пункты регламента, до сих пор неизвестные. Они содержат законоуложения и литургию на торжество возобновления Завета в праздник Пятидесятницы. Таким образом, открытые в пещерах фрагменты помогают восстановить первоначальный план произведения. К сожалению, списки 4-й пещеры не изданы полностью и потому использованы в настоящем издании частично.

Если основываться на композиции сочинения, представляемой рукописями 4-й пещеры, то первоначальный план законоуложения имел следующий вид:

1. Правила вступления в Новый Завет (Союз) и относящиеся к ним поучения.

2. Судебная организация: привлечение свидетелей, судьи.

3. Обряды: ритуальные омовения; соблюдение субботнего покоя; различные предписания; правила ритуальной чистоты.

4. Организация общины: местные организации; верховный надзиратель; обязанности службы в общине.

5. Уголовный кодекс.

В нашем издании мы следуем порядку изложения средневековых списков Дамасского документа, согласно публикациям Шехтера—Рабина. К этому нас вынуждает невозможность лично ознакомиться с оригиналами версий из пещер, без изучения которых трудно предпринять новую систематизацию материала. В композиции как кембриджских, так и кумранских списков отчетливо выделяются две части: 1) проповедь (Admonitio) с кратким изложением истории общины теоцентрической основе; 2) правовое уложение. Расхождения в последовательности расположения законодательного материала между изданием Шехтера и списком 4Q Da говорят скорее всего за то, что уложения отдельных самостоятельных разделов права могли группироваться по-иному в различных копиях правового документа. Мы переводим веп. сию, изданную Шехтером, и потому следуем ее порядку.

Как все остальные, обнаруженные в пещерах произведения, Дамасский документ ставит перед кумрановедами ряд проблем. Документ входит в ту группу памятников, которая наиболее полно раскрывает систему организации и идеологию общины, причислявшей себя к “сынам Света”, “избранникам Божиим”, “простецам”, сохранившим наиболее ценное в еврейском народе, “истинный Израиль”, который предназначен к спасению в ожидающем мир катаклизме. Это ставит его в один ряд с «Уставом» из 1-й пещеры и дополнениями к нему, так называемыми «Двумя столбцами» (1Q S и 1Q Sa). Более того — перед нами единственный известный до сих пор памятник секты, который сознательно дает набросок связной, действительной или вымышленной, ее истории.

В связном виде история организации, как она излагается в самих текстах, выглядит следующим образом. Через 390 лет после разрушения Первого Храма и падения Иудейского государства (587—586 гг. до н. э.) в результате нашествия Навуходоносора, царя Вавилонии, среди заблудших и деморализованных, по мнению автора, остатков еврейского народа, выделяется группа светских людей — “Израиль” в терминологии общины — и жрецов — “Аарон”, которые стремятся обновить завет-союз с Богом. В течение 20 лет они пребывают в стадии становления, не могут “нащупать пути”, т. е., по-видимому, составить определенной программы и плана действий. Тогда Бог, уверившись в искренности их покаяния, посылает им Праведного наставника. С помощью библейских текстов, взятых главным образом из книг пророков и Пятикнижия, выясняется, что праведный наставник увел своих последователей в “страну Дамаска”, где они вступают в “Новый Завет”, т. е. заключают новый союз с Богом. Старый Завет был дан древним избранникам, которые перечислены на страницах II—III текста рукописи А. Таковы Ной, Авраам, Исаак, Иаков и Моисей. Старый Завет был нарушен и продолжает нарушаться массой народа, несмотря на Тору — Пятикнижие, дарованную народу через посредство Моисея, не раз упоминаемого в книгах Кумрана. Мы узнаем также, что члены Нового гонениям и находились в опасности из-за преследований со стороны лица (или лиц), называемого “Человек глумления” или “Человек лжи”, “Лжец” (CD I, 14; ср. 1Q р Hab II, 1—2). Особенно интенсивный период преследования со стороны “людей войны” длился 40 лет, т. е. в течение одного поколения, согласно обычной библейской хронологии. Уже обосновавшись в Дамаске, группа испытала отпадение учительной части своих членов (CD, I—II, XIX, 33-34). В Документе сказано, что эти нечестивцы не будут занесены в списки членов обшины и не будут считаться ее членами со дня “приобщения”, т. е. смерти Праведного наставника и до появления помазанника (Мессии?) из Аарона и из Израиля (CD XIX, 24—XX, 1). Списки членов общины возобновлялись периодически, как мы знаем из Устава (1Q S V, 23-25, ср. 1Q S VI, 22 и CD XIII, 12; XIV, 4-5). Когда и где умер Наставник обшины — неизвестно, но кончина его скорее всего естественна, о чем говорит само выражение “приобщился к своим предкам”. Из Толкования на кн. Аввакума (Хаваккук) мы узнаем дополнительно, что он был преследуем кем-то, кто назьшается “Нечестивым жрецом”, “Человеком лжи”, и что к этому равнодушно отнеслись лица, именуемые “Домом Авессалома” (1Q р Hab VIII, 8; II, 2; VIII, 15-16). Это все, что реально известно о “Праведном наставнике”, если не считать еще и того, что многие ученые признают его автором Благодарственных гимнов, другими словами, приписывают ему поэтический талант.

Таким образом, как будто выясняется место действия — город (область) Дамаск; время действия — около 200 г. до н. э., через 390 лет после взятия Иерусалима. Современное определение даты взятия Иерусалима войсками Навуходоносора — 586 г. или 587 г. до н. э. Хронология секты и хронология того времени вообще могла вести счет годам, расходясь с календарем современной научной историографии. Однако эти расхождения вряд ли превысят десятилетие, особенно если принять во внимание, что сектанты издавна вели счет по солнечному календарю, о существовании которого говорит нам кн. Юбилеев.

Один из самых важных вопросов, связанный с историей кумранского общества — вопрос о том, как его хронология соотносится с датами, принятыми современной исторической наукой. Некоторые ученые, переносящие на секту данные, полученные из так называемой раввинистической литературы, указывают на то, что древние хронисты, в частности Йосе, автор хроники «Порядок мира», считали срок от возникновения до конца деятельности Второго Храма в 490 лет и 70 лет насчитывали между разрушением Первого Храма и началом постройки Второго — период “вавилонского пленения”. С нашей точки зрения методически неправильно представление законотолкователей Мишны позднейшего периода, держащихся устной традиции, устной легенды весьма далеких от научного мышления в современном смысле слова, автоматически переносить на жреческую коллегию, опирающуюся ва письменную традицию, внимательно следящую за списками генеалогии своих родов и обладающую солнечным календарем.

Как бы то ни было, если мы принимаем отсчет в 390 лет в буквальном смысле, то время зарождения секты — канун Маккавейского восстания.

Наконец, в истории секты, по Дамасскому документу, мы имеем и главного героя — Праведного наставника.

Главная проблема источника, из которой вытекают почти все остальные, заключается в вопросе: реальна ли история, упоминаемая в приводившихся текстах, или же это — символическое обозначение неких событий, развивавшихся в зашифрованном месте в зашифрованное время? Реально ли историческое лицо — Праведный наставник, известно ли оно или безымянно, или это вообще — эсхатологическая фигура, сверхъестественный образ?

Все эти сомнения и предположения возникали на том основании, что, действительно, и в этом, и в других памятниках кумранской общины авторы избегают упоминаний собственных имен и географических названий. Но не везде и не всегда. В отрывке Толкования на кн. Наума упоминаются Антиох и Деметрий и “цари Греции” (Йавана), Иудея и Иерусалим; народ Израиля, Иуда и Иерусалим упоминаются в ряде памятников и соответственно обозначают еврейский народ, его страну и ее столицу. Как уже было видно, вождь или вожди секты величаются почетными прозваниями, а их антагонисты обозначены эпитетами “Нечестивый жрец”, “Лжец”, “Яростный лев” (4Q р Nah fr. 3-4, 1, 5; 4Q p Hosb fr. 2, стк. 1-2.). Эти имена воспринимаются как “х”, под который сведущий человек может подставить нужное имя.

Описание поступков обращенных с пути греха праведников или нераскаявшихся грешников тоже не отличается конкретностью: грешили… отступали… нарушали… преследовали… угрожали… и т. д. Или наоборот: обратились… вспомнили Завет… построили “Истинный Дом” и т. д. Объяснение такому явлению напрашивается само собою, ли учесть, что вся литература секты — литература обличительная по своему направлению. И обличает она лиц, стоящих у власти. Это дает основание для преследований со стороны обличаемых, и отсюда возникает потребность маскировки. Интересно, что Навуходоносор и его деяния названы вполне определенно, потому что события — давние, враждебные политические силы ушли в прошлое безвозвратно. Точно так же, Антиох и Деметрий упомянуты под собственными именами, потому что к моменту записи Толкования на кн. Наума они уже — герои истории. Их сменили скорее всего Хасмонеи, или Ироды, либо римские прокураторы, в зависимости от времени написания основной части текстов.

Датировку, найденную в самом источнике, многие ученые считали условной, придавая неверное в данном контексте значение предлогу l (lе) в выражении le-titto ‘otam…, который здесь, по нашему мнению, вводит обозначение даты: “по предании их в руки Навуходоносора, царя Вавилона…” (CD I, 6), что является обычным для семитских языков. Двусмысленно употребление в начале этой фразы слова beqes, которое может означать “в конце”, но может значить “в период”, т. е. не тогда, когда окончился гнев Божий, а пока он еще длился. Если принять второе значение, как предложил И. Рабинович, то получится, что события происходят в период “вавилонского плена”. Эту идею развивает и дополняет в своей специальной статье видная исследовательница кумранского календаря А. Жобер, которая тоже относит возникновение Дамасского документа ко времени изгнания в Вавилон. Дамаск она считает условным обозначением Вавилонии, а прозвище “Праведный наставник” — псевдонимом Эзры. Однако большинство исследователей согласны в том, что не следует малоясные события истории кумранцев переносить в VI—V вв. до н. э. с историческим фоном которых жизнь секты трудно согласовать в целом и в частностях. Период в 390 лет К. Фрич, а за ним и другие, считают простым заимствованием числа, названного Иезекиилом (Иез.4:5): “Триста девяносто дней как ты будешь нести вину дома Израиля”. Иные видели в этой цифре, одиннаковой в Дамасском документе и у Иезекиила, перенесение в “пророческую” хронологию числа 39 ударов, назначаемых преступнику уголовным кодексом Пятикнижия в случаях, не подлежащих смертной казни. Подобный подход позволяет его последователям при расшифровке символических обозначений переносить дату на любое желаемое по ходу соображений время. Следует отметить, что большинство толкователей тем не менее не выходит при этом за рамки II—I вв. до н. э.

Так же обстоит дело со “страной Дамаска”. Не только И. Рабинович и А. Жобер, но и некоторые другие расшифровали ее как обозначение колоний, эмигрировавших из Иудеи в Ассирию и Вавилонию. Переводчик кумранских текстов на английский язык Т. Гастер счел этот географический термин чисто фигуральным, символически представляющим упоминаемое пророками “пребывание в дикой пустыне”, которое требуется ради выполнения пророчества Амоса 5:27: “Я вас переселю далеко за Дамаск”. В то же время Р. Норт указал, что название “Дамаск” отлично может подходить к обозначению Набатейского государства, которому Дамаск принадлежал в течение большей части того времени, к которому относятся рукописи Мертвого моря в целом. Мнение о реальности эмиграции в Дамаск разделили такие специалисты, как Ж. Милик, Ж. Старки, К. Фрич и другие. Территория Набатеи по временам охватывала и западный берег Иордана, включая район Вади-Кумран. По мнению М. Барроуза, допустимо предполагать также, что истинное положение вещей могло соответствовать даже обеим крайним точкам зрения, т. е. поселение сектантов в Вади-Кумрая имело целью осуществить приведенное выше пророчество Амоса, и для этого они выбрали Иудейскую пустыню, территория которой принадлежала набатеям.

Большая часть исследователей кумранской общины перемещает центр тяжести на чисто религиозные интересы организации и, исходя из них, пытается уяснить обстановку, в которой она сложилась. Между тем община людей “Нового Завета” ставила себе задачей также переустройство общества здесь, на земле, на новых, более справедливых, началах (Устав V—IX). Эта задача отражена и в Дамасском документе, что показывает его законодательная часть. Общество, подчиненное регламенту, описанному в Дамасском документе, не является “монашеским” общежитием, как то, которым руководил Устав (V—IX). Люди живут семьями в домах, производят ремонт своего жилья, нянчат детей, пасут скот, торгуют плодами земледелия и скотоводства на рынке, где продают и покупают также иноверцы и не члены общины, вступают в деловые связи между обой и владеют рабами, которым тоже открыт доступ в организацию. Они не святые, а обыкновенные люди, от которых можно ждать присвоения чужого добра, клеветы на ближнего, ссоры с соседом, нарушения субботы и прочих неблаговидных поступков, против которых выступает Закон. Но они чувствуют себя не обычными городскими или сельскими жителями, они — лагерь, подчиненный единому начальнику — инспектору и организованный тем же порядком, что древнее войско евреев, завоевавшее Палестину, согласно описанию Пятикнижия.

Члены общины производят отчисления в пользу более бедных членов организации, содержат вдов и сирот, обязаны обращаться лишь к суду своего общества.

Период, наступивший через 390 лет после гибели первого Иудейского государства, соответствует по своей политической обстановке тем условиям, в которых могла сложиться и выработать основы своего учения своеобразная секта общины “сынов Садока”. Конечно, нельзя исключить вероятность того, что сама цифра является округлением ± известного количества лет, близкого числу, названному Иезекиилом. Основу секты естественнее всего видеть в хасидеях, принимавших участие в освободительной войне против захватившего страну эллинистического государства Селевкидов (1 Макк.2:29-44). В дальнейшем эта группа борцов неизбежно должна была вступить в борьбу с порядками, установленными первыми Маккавеями. Уже Иуда Маккавей принужден был преследовать своих политических противников внутри страны и делал это, прибегая к жестоким средствам (1 Макк.3:8). Организация, связанная корнями своего мировоззрения с Иудеей, вернее всего могла искать прибежища в стране, близкой по территории, родственной по культуре и языку, соединенной караванными путями с родиной. Дамаск отвечает этим условиям, и нет ничего удивительного, что сирийские и набатейские правители предоставляли политическое убежище противникам своих врагов. Значение Дамасского документа заключается в том, что верная интерпретация его текста может помочь правильно разместить во времени и пространстве остальные памятники кумранской письменности.

По вопросу об отношении Дамасского документа к другим сочинениям кумранской общины существуют различные мнения. Многие ученые склоняются к тому, что Дамасский документ написан позже Устава. Формальным доказательством служит отсутствие упоминаний о фаведном наставнике в Уставе и «Двух столбцах» (1Q S и 1Q Sa). Предполагается, что указанные сочинения возникли до его выступл в роли руководителя общины. По гипотезе Ж. Милика, Праведный наставник является автором Устава, «Гимнов» и Дамасского документа в их основных частях. Из самих произведений видно, что они отражают общественные отношения двух особых ветвей внутри одной организании, поэтому они могли возникнуть в одно и то же время. Эволюцию мессианских представлений общины, которые свидетельствуют об изменениях ее внутренней структуры от Устава к Дамасскому доку менту, предлагает Дж. Ф. Прайст.

Вопрос о датировке любого памятника из кумранских пещер вряд ли можно разрешить с полной достоверностью и без разногласий. Теоретически Дамасский документ и Устав могли возникнуть параллельно в одно время: Устав — как собрание правил для изолированной общины аскетов, Дамасский документ — как свод поучений и предписаний для общества единомышленников, проживающих общинами, но с обычным семейным и хозяйственным укладом в городах и селениях Палестины и за ее пределами. Хотя они должны были жить, помогая и поддерживая друг друга, тем не менее у них существовали свои семейные очаги. Но такое предположение об одновременном возникновении и распространении той и другой систем нам кажется искусственным, так же как представление о том, что Устав отражает первичную схему общества, которое затем выделило общественные группы, отказавшиеся от аскезы и зажившие обычной жизнью иудейской общины, лишь более строго соблюдая нормы Пятикнижия. Регламент Дамасского документа постоянно ссылается на Пятикнижие и учение Моисея как на единственный источник своих постановлений, в котором находится перечень (perils) всего, что требуется, с точным скрупулезным объяснением (meduqdaq). Если бы Дамасский документ зависел от Устава, то он приводил бы ссылки на него, согласно своей системе изложения. Если Устав не ссылается на Дамасский документ, то это вполне понятно. община, живущая более строгой, совершенной, с ее точки зрения, жизнью, не признает авторитетом нормы менее совершенного уклада, хотя и использует в своей организации часть этих норм, из которых она исходила в зародыше своего существования. Мы не можем согласить с той категоричностью, с которой некоторые исследователи устанавлв вают зависимость и прямое заимствование из Устава для Дамасского документа. Для этого нет прямых доказательств. С таким же успехом можно соответствующие параграфы Устава считать заимствованием из Дамасского документа. Во всяком случае мы убеждены в том, что гражданское общество выделяет агентов общежития “монастырского” типа, а не наоборот. О множественности поселений ессеев с домашним укладом свидетельствует Иосиф Флавий. Распространенное в кумранских источниках название для поселений сектантов — “стан”, “лагерь”. Термин, безусловно, взят из кн. Исход. Он был усвоен хасидеями, участниками маккавейских войн, и использован ессейскими организациями обоих типов, указывая на то, что их участники — воины в походе, ожидаюшие своего часа победы.

Не имея возможности остановиться на этом вопросе детально, мы отмечаем здесь, что, по нашему предположению, Дамасский документ отражает начальный период в истории организации, когда ее руководители еще видели возможность создать массовое движение, на основе которого реорганизуется иудейское общество в целом. Для этого времени характерны прием прозелитов (gerim) как в раннем христианстве, обращение рабов, сосредоточение реальной власти в руках администрации секты, которая имеет возможность применять к нарушителям закона даже смертную казнь. Такие основы жизни общины могли реально сложиться в период подъема народной борьбы за освобождение от власти Селевкидов и до укрепления единой государственной власти Хасмонеев. Конечной целью этой борьбы сектанты считали изменение общественного порядка не только в эсхатологической перспективе, но и вполне реально в результате осуществления идеального правопорядка после освобождения от завоевателей. Отражением этой идеи является Приложение к Уставу (1Q Sa). Создание и укрепление хасмонейского государства положило конец подобным иллюзиям и вовлекло их приверженцев в конфликт с официальной властью, вынудившей их покинуть на время подчиненную ей территорию. Новое положение вещей постепенно преобразило первоначально относительно широкое движение в узкую религиозную секту, осуществляющую спасение немногих путем аскетического самоограничения в условиях строгой изоляции от остальной части иудеев. Остатки прежней структуры сохраняются в виде групп “сочувствующих”, связанных с “монашествующими” организациями роисхождением, общими принципами идеологии и стремлением сохранить хотя бы частично прежние пережитки в условиях жизни.

Именно Дамасский документ соединяет в один комплекс своеобразные идейные движения, как ессейство с его ветвью в античный период и средневековое караимство в начальны период его существования. Последнее объясняет, почему это произ дение дошло до нас в составе средневековых источников, сохраненные Каирской генизой.

При определении предположительной даты создания Дамасской документа мы исходим из того, что он отражает ранний период суще ствования секты, охватывающий первые десятилетия хасмонейской династии. В то же время там упоминается кн. Юбилеев, возникшая, как обычно думают, не раньше Второй половины II в. до н. э (Книга Юбилеев, 36—37). Учитывая это, мы предполагаем, что, хотя законодательные части книги относятся к первой половине II в. до н. э., но в целом она сложилась окончательно позднее, может быть около 130—120 гг. до н. э. Вероятнее всего, ее создание было вызвано потребностью, возникшей после смерти Праведного наставника, использовать пример его деятельности и учения дня наставления современных автору и будущих поколений сектантов. В таком случае юридическая основа текста старше Устава, но Документ как целое несколько моложе. Ссылка на кн. Юбилеев может принадлежать и к более поздним редакциям сочинения, поскольку оно дошло до нас в списке X в. н. э.

О времени создания Дамасского документа свидетельствует совокупность признаков. Сюда относятся дата, предлагаемая самим источником; упоминание Йавана (Греции) с колониями; упоминание “главы царей Йавана”, которым, согласно библейской фразеологии, может быть лишь царь греческого происхождения, но никак не другой властитель. Об эллинизации Востока говорит сравнение “путей”, т. е. обычаев иноземцев с “ядом драконов”, поскольку чужеземные нравы были при несены в Палестину греко-македонскими завоевателями. Раскрытие этого сравнения с помощью толкования связывает такие обычаи с “главой царей Йавана”. Поэтому нам кажутся справедливыми слова одного из исследователей о том, что все в тексте Дамасского документа дышит эпохой эллинизма.


Псалмы Соломона

Псалмы Соломона

Псалмы́ Соломо́на или Соломо́нова Псалти́рь (др.-греч. Ψαλμοι Σολομοντος) — апокрифический ветхозаветный сборник псалмов, написание которого относится ко времени подчинения Иудеи римскому владычеству (70 — 40 г до н. э.); дошедшие до нас рукописи «Псалмов Соломона» написаны на греческом языке, хотя первоначальный язык Псалмов, вероятно, был еврейский.

Псалмы Соломона некоторыми считаются за произведение фарисеев, направленное, главным образом, против саддукейской партии. Число псалмов Соломона — 18, в них стихов 1000 (в некоторых рукописях число стихов обозначено 2100, 750 и др.). В большинстве изданий число стихов равняется 333 (24 из них относятся к междупсалмиям- 20 стихов в 17 и 4 в 18 псалме). Известно 8 рукописей, в которых находятся Псалмы Соломона (кодекс венский XI в., копенгагенский Х — XI в., московский XII—XIII в., парижский XV в., ватиканский XI—XII в. и др.). Из печатных изданий Псалмов Соломона первое по времени — Х. Л. де ла Серды — греческий текст с латинским переводом, напечатанный в «Adversaria sacra» (Л., 1626). Последующие издания: Fritzsche, «Libri Vet. Testam. pseudepigraphi selecti» (Лпц., 1871); Гильгенфельда, «Messias Judaeorum» (Лпц., 1869); Pick — греческий текст и английский перевод в «The Presbyterian Review (1883); Ryle and James, «Ψαλμοι Σολομωντος. Psalms of the Pharisees» (Кембридж, 1891; греческий текст и английский перевод); Gebhardt, «Ψαλμοι Σολομωντος; Die Psalmen Salomo’s» (Лпц., 1895).

Псалмы Соломона

1

1 Воззвал я к Господу в смертной тоске моей, к Богу воззвал в засильи грешников.

2 Раздался внезапно клич военный предо мною: я буду услышан, ибо исполнился праведности.

3 Помыслил я в сердце моем, что исполнился праведности, ибо достиг процветания и умножился в потомках моих.

4 Пусть богатство их разойдется по всей земле, а слава — до края земли.

5 Возвысились они до звезд, и сказал я: Нет, они не упадут!

6 Но возгордились в богатстве своем и не удержались.

7 Грехи их — в тайне, и я не ведал.

8 Беззакониями своими превзошли они племена, бывшие до них, осквернили святыни Господни скверною.

2

1 Возгордился грешник, стенобитным орудием сокрушил стены крепкие, и Ты не воспрепятствовал. 2 Взошли к жертвеннику Твоему народы чуждые, попирали сандалиями своими в надменности,

3 за то, что сыны Иерусалимские осквернили святыни Господни, принесли дары Богу в нечестии.

4 Из-за таких их дел сказал Он: Отбросьте это далеко от Меня, нет на том Моего благоволения.

5 Блеск славы их обратился в ничто, пред лицем Божиим унижен окончательно.

6 Сыны и дочери — в плену позорном, печать на шеях их, заклеймлены они между народами.

7 По прегрешениям их сделал им: предал в руки превосходящих силою,

8 отвратил лице Свое, отказался миловать их — юношу и старика, детей вместе с ними.

9 Ибо недостойное совершили все вместе — не слушали.

10 И небосвод омрачился, и земля отвратилась от них,

11 ибо не сделал всякий человек на ней, сколько они сотворили.

12 И узнает земля праведность судов Твоих, Боже.

13 И вот, выставил Бог сынов Иерусалимских на глумление: вместо притонов разврата прохожий всякий сюда сворачивал, при свете дня смеялись беззаконию своему,

14 тем же, что совершали при свете дня, выставили напоказ нечестие свое. И дочери Иерусалимские доступны стали все по суду Твоему,

15 за то, что осквернили себя, сходясь с кем попало. Чревом и утробой моей скорблю о них.

16 Я оправдаю Тебя, Боже, в правоте сердца, ибо в судах Твоих — правда Твоя, Боже,

17 ибо воздал Ты грешникам по делам их, по грехам их, тяжким весьма.

18 Открыл Ты грехи их, дабы ясен стал приговор Твой,

19 стер память о них с лица земли. Бог — Судия праведный и не смотрит на лица.

20 Совлек Он красу Иерусалима с престола славы, предали поруганию его язычники, топча ногами.

21 Препоясал он вретище вместо красивых одежд, бечеву вокруг головы своей вместо венца,

22 снял митру славы, которую возложил на него Бог:

23 в бесчестии пала краса его на землю.

24 И увидел я, и вознес мольбу к лицу Господа, и сказав: Довольно, Господи, тяготела рука Твоя над Иерусалимом — положи конец нашествию язычников!

25 Ибо насмеялись и не знали пощады в гневе и ярости злобной.

26 И довершат они дело свое, если Ты, Господи, не накажешь их в гневе Твоем,

27 ибо не из любви к Тебе сделали так, но из похоти душевной —

28 излили гнев свой на нас в расхищении. Так не помедли, Боже, воздать им на головы их,

29 дабы обречь высокомерие дракона на поругание!

30 И не помедлил Бог, явив мне надменность его пронзенной на горах Египетских, хуже самого последнего униженной на земле и на море,

31 тело его — носимым на волнах в полном нечестии, и не было никого, кто бы похоронил:

32 ибо унизил его Господь и обрек на поругание. И не помыслил он, что человек, и о последнем не помыслил.

33 Сказал: Господином земли и моря сделаюсь! — и не знал, что Бог велик, могуч в крепости Своей великой.

34 Он — Царь на небесах, судящий царей и владык,

35 пробуждающий меня к славе и усыпляющий надменных к погибели вечной в бесчестии, ибо не узнали Его.

36 Теперь же узрите, владыки земные, суд Господень, ибо велик Царь и праведен, судящий поднебесную.

37 Благословляйте Бога, боящиеся Господа в мудрости, ибо милость Господня в день суда — на боящихся Его,

38 когда разведет Он праведного и грешника, воздаст грешникам навеки по делам их

39 и помилует праведного, освободит от унижения перед грешником, воздаст грешнику за то, что он сделал праведному.

40 Ибо благ Господь к уповающим на Него с твердостью. Да сделает Он по милости Своей тем, кто с Ним, да пребудут непрестанно пред лицем Его в силе.

41 Славен Господь вовек пред лицем слуг Его!

3

1 Что ты спишь, душа, и не славишь Господа?

2 Пойте новую песнь Богу хвалимому! Пой и бодрствуй, дабы служить Ему, ибо псалом Богу, идущий от всего сердца, благ.

3 Праведные всегда помнят Господа, признают и хвалят суды Господни.

4 Не пренебрежет праведный вразумлением Господним, неизменно благоволение его к Господу.

5 Оступился праведный — и прославил Господа, упал — и взирает, что сделает ему Бог, смотрит, откуда придет спасение к нему.

6 Честны праведные пред Богом, Спасителем их, нет в доме праведного прегрешения на прегрешении.

8 Праведный всегда блюдет дом свой, и в падении своем изгоняя неправедность.

9 Постясь, молит он простить неведение его и смиряет душу свою.

10 И Господь очищает всякого, кто благочестив, и дом его.

11 Оступился грешник — и проклинает жизнь свою, день, в который родился, и материнское чрево.

12 Громоздил он прегрешения на прегрешения в жизни своей.

13 Он пал, ибо мерзостно тело его, и уже не восстанет: гибель грешника — навеки,

14 И когда воззрит на праведных, не опомнится он.

15 Таков удел грешников навеки.

16 Те же, кто боится Господа, восстанут для жизни вечной, и жизнь их — в свете Господнем и не угаснет никогда.

4

1 Что ты сидишь, нечестивый, в синедрионе? Сердце твое далеко отступило от Господа, беззакониями гневишь ты Бога Израиля!

2 Чрезмерен он речами, чрезмерен и подозрительностью более всех, жесток в словах, когда осуждает грешников на суде.

3 И рука его среди первых ляжет на грешника, словно бы в ревности, сам же он отягощен пестротою грехов и неумеренностью.

4 Глаза его — на всякой женщине без различия, язык его лжив в договоре клятвенном.

5 В ночи и в тайне согрешает он, словно никем не зрим, глазами говорит он со всякою женщиной, замышляя недоброе,

6 скоро входит он во всякое жилище, веселясь духом, словно безгрешен.

7 Истреби, Боже, живущих в лицемерии рядом с благочестивыми, истреби разрушением плоти и бедностью жизнь их.

8 Открой, Боже, дела людей-человекоугодников, да будут осмеяны и поруганы дела их.

9 И да признают благочестивые праведность кары Бога их, когда истребляет Он грешников от лица праведника,

10 человекоугодников, говорящих закон с хитростью.

11 И словно змея глаза их в жилище человека твердого, дабы разрушить мудрость невинных речами преступными.

12 Речи его — обман, дабы потворствовать вожделениям неправедного.

13 Не отступал он, пока не рассеет как сирот и не опустошит дом ради вожделения преступного.

14 Лгал в речах своих, будто нет Видящего и Судящего.

15 Исполнился он беззакония, и глаза его на доме чужом, дабы разрушить его речами соблазна. И не насыщается всем этим душа его, подобно преисподней.

16 Да будет, Господи, удел его — бесчестие пред лицом Твоим, выхождение его — в стенаниях, а вхождение его — в несчастии.

17 В скорбях и в нищете и в смятении жизнь его, Господи: сон его — в скорбях, а пробуждение его — в смятении.

18 Да отнимется сон от висков его в ночи, да отпадет он бесславно от всякого дела рук своих.

19 С пустыми руками да войдет он в дом свой, и пусть не станет в доме том ничего, чем насыщал он душу свою.

20 В одиночестве бездетном старость его до самой смерти.

21 Да будет разбросана плоть человекоугодников зверями, а кости преступников — под солнцем в бесславии. 22 Да выклюют вороны глаза людей льстивых,

23 ибо опустошили они многие жилища людские в бесславии и разметали в вожделении.

24 И не вспомнили они о Боге, и не убоялись Бога во всем том,

25 но прогневили они Бога и рассердили. Да истребит Он их от земли, ибо души кротких совратили они обманом.

26 Блаженны боящиеся Господа в кротости своей.

27 Избавит их Господь от людей коварных и грешников и избавит нас от всякого соблазна преступного.

28 Да истребит Бог творящих в гордыне всякую неправедность, ибо Он — великий Судия и могучий Господь Бог наш праведный.

29 Да будет, Господи, милость Твоя на всех любящих Тебя.

5

1 Господи Боже, прославлю имя Твое в ликовании средь видящих праведность судов Твоих.

2 Ибо Ты благ и милостив, Ты — прибежище бедного.

3 Когда я взываю к Тебе, не отвратись в молчании от меня —

4 ибо не возьмет добычи человек от мужа могучего.

5 Да и кто возьмет из всего, что сотворил Ты, если Ты не дашь?

6 Ибо человек и жребий его у Тебя на весах, и не прибавит он, чтобы наполнить сверх суда Твоего, Боже!

7 В печали нашей призовем на помощь Тебя, и Ты не отвергнешь мольбу нашу, ибо Ты Единый Бог наш.

8 Да не опустишь тяжко руки Твоей на нас, чтобы не пришлось согрешить нам.

9 И если не обратишься к нам, не покинем Тебя, но последуем за Тобою.

10 Ибо если взалчу, воззову к Тебе, Боже, и Ты дашь мне.

11 Пернатых и рыб кормишь Ты, давая дождь в пустынях для взращения зелени, дабы уготовить пропитание в пустыне всякому живущему.

12 И если взалчут они, к Тебе поднимут лица свои.

13 Царей и начальников и народы Ты, Боже, питаешь; нищего и убогого кто надежда, если не Ты, Господи?

14 И Ты услышишь — ибо кто благ и праведен, кроме Тебя? — услышишь, как ликует душа смиренного, когда раскрываешь Ты милостиво руку Твою.

15 Доброта человеческая к ближнему скупа и холодна, и если повторит даяние без ропота, и тому подивишься.

16 Но Твое даяние великое благостно и обильно, и тот, чья надежда на Тебя, Господи, не поскупится на даяние сам.

17 На всей земле милость Твоя благостная, Господи!

18 Блажен тот, о ком помнит Бог, давая ему достаток умеренный:

19 если получает чрезмерно человек, согрешает.

20 Довольно для него меры праведной, и потому благодарение Господу за насыщение праведное.

21 Да возвеселятся в благах боящиеся Господа, и благость Твоя на Израиле в Царствии Твоем.

22 Благословенна слава Господня, ибо Он Царь наш!

6

1 Блажен муж, в ком сердце его готово призвать имя Господне:

2 помня имя Господне, спасется он.

3 Пути его направляются Господом, и хранимы дела рук его.

4 Лукавыми ночными видениями его не возмутится душа его,

5 на переправе рек, среди волнения вод морских не устрашится.

6 Восстал он от сна своего и благословил имя Господне.

7 В постоянстве сердца своего воспел имя Бога своего, молился, да не отвратится лице Господне от всего дома его.

8 И Господь услышал мольбу каждого, пребывающего в страхе Божием, и всякую просьбу души, уповающей на Него, исполнит Господь.

9 Благословен Господь, дающий милость воистину любящим Его!

7

1 Не отступись от нас, Боже, дабы не потеснили нас ненавидящие нас без причины.

2 Ибо Ты отразил их, Боже, и да не потопчет нога их наследие Святыни Твоей.

3 Вразуми нас по воле Твоей и не предай язычникам.

4 Если же смерть пошлешь, прикажи ей о нас, ибо Ты милостив и не прогневаешься на дела наши.

5 Имя Твое живет среди нас, и Ты пощадишь нас.

6 И не осилит нас язычник, ибо Ты защитник наш.

7 И мы призовем Тебя, и Ты услышишь нас.

8 Ибо Ты сжалишься над родом Израиля вовеки и не отвергнешь. И мы под игом Твоим вовеки и под бичом вразумления Твоего.

9 Ты направишь нас на путь в час заступничества Твоего, помилуешь дом Иакова в день, который Ты обещал им.

8

1 Скорбь и голос войны услышало ухо мое, голос трубы, возвещающей убийство и гибель,

2 голос народа великого, словно ветра великого, словно вихрь огня великого, несущегося по пустыне.

3 И сказал я в сердце моем: где положит остановить его Бог?

4 Голос услышал я: в Иерусалиме, граде Святыни. 5 Сокрушились чресла мои от этих слов, ослабели колени мои. 6 Убоялось сердце мое, сотряслись кости мои, как лен.

7 Сказал я: направляют они пути свои в праведности. Помыслил тут о судах Божиих от сотворения неба и земли, оправдал Бога в судах Его от века.

8 Открыл Бог прегрешения их при свете дня, узнала вся земля суды Божий праведные.

9 В местах потаенных беззакония их,

10 гневя Господа, сын с матерью, отец с дочерью смешивались,

11 прелюбодействовали каждый с женой ближнего своего, сговаривались друг с другом о подобном, скрепляя сговор клятвами.

12 Святыни Божий расхищали — и не было наследника-избавителя,

13 топтали жертвенник Господень — только что от всякой скверны, во время кровей поганили жертвы, словно мясо нечистое.

14 Не оставили греха, какого не сотворили бы хуже язычников.

15 Потому приготовил для них Бог дух заблуждения — напоил чашей вина неразбавленного допьяна.

16 Привел мужа от края земли — мужа, бьющего крепко,

17 положил войну на Иерусалим и землю его.

18 Вышли к мужу тому старейшины земли с радостью, сказали ему: Желанен приход твой! сюда, войдите с миром!

19 Сгладили пути неровные при входе их, открыли врата в Иерусалим, увенчали стены его.

20 Вошел он как отец в дом сыновей своих, с миром, утвердил стопы свои прочно,

21 занял башни города и стену Иерусалимскую:

22 ибо Бог привел его, неколебимого, в заблуждении их.

23 Погубил он старейшин их и всякого мудрого в совете, проливал кровь жителей Иерусалимских, как воду нечистую,

24 увел сынов и дочерей их, которых родили в скверне.

25 И сделали они в меру нечистоты своей по примеру отцов своих,

26 осквернили Иерусалим и посвященное имени Божию.

27 Оправдан Бог в судах Его над народами земли,

28 и чтящие Бога словно агнцы безгрешные среди них.

29 Хвалим Господь, судящий всякую землю в праведности Его!

30 Ведь вот, Боже, явил Ты нам суд Свой в праведности Твоей,

31 увидели глаза их суды Твои, Боже, оправдали мы имя чтимое Твое вовек.

32 Ибо ты — Бог праведности, судящий Израиля во вразумлении.

33 Обрати, Боже, милость Свою на нас и пожалей нас,

34 собери рассеяние Израилево, будь благ и милостив,

35 ибо вера Твоя — с нами, и мы ожесточим шею нашу, и Ты наставник наш.

36 Не оставь нас, Боже наш, чтобы не поглотили нас язычники в отсутствие избавителя.

37 И Ты — Бог наш от начала, и на Тебя понадеялись мы, Господи.

38 И мы не отступимся от Тебя, ибо благи суды Твои над нами.

39 На нас и детях наших благоволение Твое вовек, Господи, Спаситель наш, и не будем мы поколеблены впредь на вечное время.

40 Хвалим Господь в судах Его устами праведников,

41 ты же благословен, Израиль, Господом вовек.

9

1 Уведен Израиль от дома своего в чужую землю, отступили от Господа, избавившего их —

2 отказано им в наследстве, что даровал им Господь пред всеми народами, рассеян Израиль по слову Божию.

3 И да оправдаешься Ты, Боже, в праведности Твоей беззакониями их,

4 ибо Ты Судия праведный над всеми народами земли.

5 И не скроется от ведения Твоего ни один, творящий неправое,

6 так же, как праведность чтящих Тебя — пред лицем Твоим, Господи, ибо где скроется человек от ведения Твоего?

7 Боже, дела наши — выбор и власть души нашей, совершить правое или неправое делами рук наших.

8 Ты же в правде Своей будь милостив к сынам человеческим!

9 Делающий правое готовит себе жизнь подле Господа, делающий же неправое сам повинен в гибели души своей.

10 Ибо праведен суд Господень над мужем и домом.

11 Кому явишь доброту, Боже, если не призывающим Господа?

12 Очистит Господь грешную душу, дав исповедаться, дав излить ей грехи ее,

13 ибо стыдно нам и лицам нашим всего содеянного.

14 Да и кому отпустит Он грехи, как не тем, что согрешили?

15 Праведных, Боже, благословишь, не накажешь, если где оступились, и благость Твоя — на грешащих и кающихся.

16 И ныне Ты Бог, и мы — народ, который Ты возлюбил. Взгляни и сжалься, Бог Израилев: ибо мы — Твои, и не отврати милости Твоей от нас, дабы не подступились к нам.

17 Ибо избрал Ты семя Авраамово среди всех народов

18 и положил имя Свое на нас, Господи, и не оставишь вовек.

19 В Завете свидетельствовал Ты отцам нашим о нас, и мы станем уповать на Тебя, обратив к Тебе душу нашу.

20 Милость Господня на доме Израилевом во веки веков и впредь!

10 1 Блажен муж, кого воспомнил Господь в обличении, кто отвращен был бичом от пути злого и очистился от грехов, дабы не умножать числа их.

2 Готовящий спину свою для бича очистится, ибо Господь благ к терпящим наказание Его.

3 Ибо Он прямыми сделает пути праведных и не искусит вразумлением Своим.

4 И милость Господня на воистину любящих Его, и воспомнит Господь о рабах Своих в милости.

5 Свидетельство — в законе Завета вечного, свидетельство Господа — в посещении путей человеческих.

6 Праведен и благ Господь наш в судах Его вовеки, и прославит Израиль имя Господне в радости.

7 И возблагодарят Его благочестивые в собрании народа, и над нищими смилуется Господь в радости Израиля.

8 Ибо Он милостив и благ вовеки, и собрания Израиля прославят имя Господне.

9 От Господа спасение на дом Израилев в радость вечную!

11

1 Вострубите на Сионе трубою знамения священные!

2 Возгласите в Иерусалиме глас благовествующего! Ибо смилостивился Бог над Израилем и посетил их.

3 Встань, Иерусалим, на возвышенности и узри детей твоих, от востока и запада собранных воедино Господом.

4 От севера идут, радуясь Богу своему, с островов отдаленных собрал их Бог.

5 Горы высокие принизились до равнины для них,

6 холмы бежали прочь при входе их, дубравы дали тень им на пути их:

7 всякое древо благоуханное взрастил для них Бог, дабы прошел Израиль в присутствии славы Бога их.

8 Облекись, Иерусалим, в одеяние славы твоей, приготовь одежды святости твоей, ибо возвестил Бог благо Израиля во веки веков и впредь.

9 Да исполнит Господь, что возвестил над Израилем и Иерусалимом, да поднимет Господь Израиля именем славы Своей! Милость Господня да пребудет над Израилем во веки веков и впредь!

12

1 Господи, избавь душу мою от мужа преступного и порочного, от языка преступного и злоречивого, говорящего ложь и обман!

2 Чиня разврат, речи с языка мужа порочного подобны огню, поджигающему на току солому.

3 Так пусть же приход его наполнит жилища словом лживым, пусть вырубит деревья воспаляющей преступной радости,

4 пусть посеет вражду среди преступных жилищ злоречивыми устами! Да отдалит Бог от непорочных уста совершающих беззаконие в неведении, и да будут разметаны кости злоречивцев знающими страх Божий!

5 В пламени огненном язык лукавый да будет умерщвлен руками праведных!

6 Да охранит Господь покой души, ненавидящей делающих беззаконие, и да направит Господь мужа, несущего мир в дом.

7 Да пребудет спасение Господне на Израиле, чаде Его, вовек,

8 и да сгинут грешники от лица Господа безвозвратно — праведники же Господни да унаследуют обетование Господне!

13

1 Десница Господня оборонила меня, десница Господня оберегла нас.

2 Рука Господня избавила нас от меча нависшего, от голода и смерти грешников.

3 Звери злобные набежали на них, зубами своими разорвали плоть их и челюстями своими раздробили кости их, и от всего этого избавил нас Господь.

4 Смутился благочестивый от согрешений своих, и да не будет он взят вместе с грешниками.

5 Ибо ужасно низвержение грешника, но ничто из этого не коснется праведного:

6 неравно вразумление праведных, согрешающих в неведении, и низвержение грешников.

7 В одеждах наказывается праведник, да не восторжествует грешник над праведным.

8 Ибо наставляет Он праведного как сына любимого и вразумляет его как первенца.

9 И милостив Господь к почитающим Его, и согрешения их загладит вразумлением, ибо жизнь праведных навеки;

10 но грешники будут изъяты и погублены, и не сыщется более памяти о них.

11 На благочестивых же милость Господня, и на боящихся Его милость Его.

14

1 Верен Господь воистину любящим Его, терпящим наказание Его, совершающим путь в праведности предписаний Его, по закону, какой дал Он нам для жизни нашей.

2 Праведники Господни будут жить по нему вовек, рай Господень, дерева жизни — праведники Господни.

3 Росток их пустил корни вовек, и не будут вырваны из земли во все дни, ибо жребий и наследие Божие — Израиль.

4 И не так грешники и беззаконники, что возлюбили день в участи греха своего, в горечи гнили, в похоти своей,

5 и не вспомнили о Боге, ибо пути людские открыты пред лицем Его вполне, и хранилища сердец ведомы ранее, нежели исполнится.

6 За то удел их — ад, мрак и гибель, и не найти их будет в день, когда милость коснется праведных: чтящие же Господа унаследуют жизнь в радости.

15

1 В беде моей призвал я имя Господне, на помощь понадеялся Бога Иаковлева и был спасен,

2 ибо надежда и прибежище несчастных Ты, Боже.

3 Да и что имеет силу, Боже, как не воздать хвалу Тебе по истине?

4 И что может человек, как не воздать хвалу имени Твоему —

5 псалмом и хвалебной песнью в радости сердца, плодом уст на слаженном инструменте языка, первенцем уст от сердца благочестивого и праведного?

6 Делающий так не поколеблется вовек силами зла, пламя огненное и гнев нечестивцев не коснутся его,

7 когда выйдет он к грешникам от лица Божьего, чтобы сокрушить всю твердость грешников,

8 ибо знак Божий на праведных во спасение: голод, меч и смерть далеко от праведных,

9 побегут, как от войны, от благочестивых, кинутся в погоню за грешниками и настигнут их. И не избегнут делающие беззаконие суда Божьего, но словно врагами хитроумными будут захвачены,

10 ибо знак гибели на челе их,

11 и наследство грешников — гибель и мрак, и беззакония их устремятся за ними до глубин ада.

12 Наследство их не отойдет к детям их,

13 но беззакония обратят в пустыню дома грешников, и погибнут грешники в день суда Господня вовек,

14 когда посетит Бог землю в день суда Своего, дабы воздать грешникам во веки веков.

15 Боящиеся же Господа узнают милость Его в тот день и продолжат жизнь свою милостынью Бога их.

16

1 Погрузилась в дрему душа моя, забыв о Господе, и едва не впал я в забытье сонное,

2 подобно тем, кто удалился от Бога. Немного — и была бы предана смерти душа моя вблизи врат преисподней вместе с грешником,

3 унесена была бы душа моя от Господа Бога Израиля, если бы не помог мне Господь милостью Своею вечной.

4 Уколол Он меня, как шипом коня колют, чтобы служил я Ему, Спаситель и Заступник мой во всякий час — Он спас меня.

5 Славлю Тебя, Боже, ибо Ты помог мне во спасение мое и не сопричислил меня к грешникам в погибели.

6 Не удали от меня милость Твою, Боже, ниже память о Тебе от сердца моего, доколе я не умру.

7 Отврати меня, Боже, от согрешения злого и ото всякой злой жены, соблазняющей неразумного.

8 И да не совратит меня красота жены беззаконной и никто одержимый согрешением негодным.

9 Дела рук моих направь в страхе Твоем, и пути мои сохрани в памяти о Тебе.

10 Язык мой и уста мои одень словами правды, гнев и ярость безрассудную далекими сделай от меня,

11 ропот и малодушие в скорби удали от меня; если согрешу, вразуми меня, дабы я обратился к Тебе.

12 Благоволением и радостью утверди душу мою; укрепишь душу мою — и довольно будет мне даяния Твоего,

13 ибо, если не укрепишь Ты, кто вынесет наказание бедностью,

14 когда изобличает душу человека рука мерзости его? Испытание Твое — в плоти человеческой и в скорби бедности.

15 Хранящий праведность во всех бедах помилован будет Господом.

17

1 Господи, Ты Сам Царь наш во веки вечные, ибо Тобою, Боже, похвалится душа наша.

2 Каково время жизни человека на земле? По времени его — и надежда на него.

3 Но мы понадеемся на Бога, Спасителя нашего, ибо сила Бога нашего вовеки с милостью,

4 и Царствие Бога нашего вовеки в суде над народами.

5 Ты, Господи, избрал Давида царем над Израилем, и Ты клялся ему о семени его навеки, да не угаснет пред Тобою царство его.

6 И в согрешениях наших восстали на нас грешники, и напали на нас и притеснили нас. Чего не обещал Ты им, взяли они силою,

7 и не прославили честного имени Твоего. В славе воздвигли они царство в знак величия своего.

8 Пустым сделали они трон Давидов в многошумном высокомерии. Но Ты, Боже, низвергнешь их и возьмешь семя их от земли,

9 восставив на них человека, чуждого роду нашему,

10 по грехам их воздашь Ты им, Боже, да случится с ними по делам их.

11 По делам их не помилует их Бог, испытал Он семя их и не отпустил им.

12 Верен Господь во всех судах Его, кои вершит Он на земле.

13 Лишил беззаконный землю нашу живущих на ней, похитил юного и старого и детей их вместе с ними.

14 Во гневе своем отослал он их на Запад и насмеялся над правителями земли и не пощадил их.

15 Чуждый нам, возгордился враг, и сердце его чуждо Бога нашего.

16 И все, что соделал в Иерусалиме,- как язычники в городах своих богам своим.

17 И превосходили их сыны Завета среди народов смешанных, и не было среди них никого, кто творил бы в Иерусалиме милость и правду.

18 Бежали от них любящие собрания благочестивых, словно воробьи разлетелись от гнезда своего.

19 Скитались в пустынях, дабы спасти души свои от зла, и драгоценна в очах переселенца душа, спасшаяся из них.

20 По всей земле соделалось рассеяние их беззаконными, ибо перестало небо изливать дождь на землю,

21 сомкнулись источники вечные в безднах средь гор высоких, ибо не было среди людей тех никого, кто творил бы справедливость и суд. От правителя их до малейшего из народа — во грехе всяческом.

22 Царь в беззаконии, а судья в неправде, а народ во грехе.

23 Призри на них, Господи, и восставь им царя их, сына Давидова, в тот час, который Ты знаешь, Боже, да царит он над Израилем, отроком Твоим.

24 И препояшь его силою поражать правителей неправедных.

25 Да очистит он Иерусалим от язычников, топчущих город на погибель. В премудрости и справедливости

26 да изгонит он грешников от наследия Твоего, да искоренит гордыню грешников, подобно сосудам глиняным сокрушит жезлом железным всякое упорство их.

27 Да погубит он язычников беззаконных словами уст своих, угрозою его побегут язычники от лица его, и обличит он грешников словом сердца их.

28 И соберет он народ святой, и возглавит его в справедливости, и будет судить колена народа, освященного Господом Богом его.

29 И не позволит он поселиться среди них неправедности, и не будет с ними никакой человек, ведающий зло.

30 Ибо он будет знать, что все они — сыны Бога их, и разделит он их по коленам их на земле.

31 Ни переселенец, ни чужеродный не поселятся с ними более. Будет судить он народы и племена в премудрости и справедливости его.

32 И возьмет он народы язычников служить ему под игом его, и прославит он Господа в очах всей земли,

33 и очистит он Иерусалим, освятив его, как был он в начале.

34 Придут племена от края земли, дабы видеть славу его, неся в дар истомленных сынов Иерусалима, 35 и дабы видеть славу Господа, коею прославил Он эту землю; и сам справедливый царь научен будет Богом о них.

36 И нет неправедности во дни его среди них, ибо все святы, а царь их — помазанник Господень.

37 Не понадеется он на коня, всадника и лук, не станет собирать себе в изобилии золота и серебра для войны, не станет оружием стяжать надежд на день войны.

38 Сам Господь — Царь его, надежда сильного надеждою на Бога, и поставит он все племена пред собою в страхе.

39 Ударит он по земле словом уст своих навеки,

40 благословит он народ Господа в премудрости с радостию.

41 И сам он чист от согрешения, дабы править народом великим; обличит он правителей и уничтожит грешников влаетию слова своего.

42 И не ослабеет во дни те, уповая на Бога своего, ибо сделал его Бог сильным духом святым и премудрым в рассуждении, с мощью и справедливостью.

43 И благословение Господа с ним в силе его, и не ослабеет он. Упование его на Господа,

44 и кто может против него? Мощный в делах своих и сильный в страхе Божием,

45 пасущий стадо Господне в вере и справедливости, не даст он ослабеть никому на пастбище их.

46 В благочестии поведет он их всех, и не будет среди них гордыни для угнетения среди них.

47 Такова краса царя Израиля, которую познал Бог, восставив его над домом Израиля для вразумления его.

48 Речи его, пламенем очищенные, драгоценнее золота, в собраниях будет судить он людей — колена освященных.

49 Слова его — как слова святых среди людей освященных.

50 Блаженны, кто будет жить в те дни, ибо узрят они сотворенное Богом счастие Израиля в собрании колен его.

51 Да ускорит Бог милость Свою над Израилем, да избавит нас от нечистоты врагов нечестивых. Сам Господь — Царь наш во веки вечные. с того дня, как утвердил их Бог, и от века. И не отклонились с того дня, как утвердил Он их; с давних времен не отступили они от пути своего, если Сам Бог не приказал им через слуг Своих.

18

1 Господи! милость Твоя — на творениях рук Твоих вовек,

2 благодать Твоя, дар изобилия — на Израиле. Глаза Твои взирают на них, и не узнает нужды ни одно из них,

3 уши Твои услышат мольбу несчастного, молящегося с упованием. Суды Твои надо всею землей исполнены милосердия,

4 любовь же Твоя — на семени Авраамовом, сынах Израилевых. Наказание Твое на нас — как на сыне первородном и единственном, 5 дабы отвратить душу послушную от греха по неведению.

6 Да очистит Бог Израиля в день милости благословением, в день избрания — возвращением помазанника Его.

7 Блаженны, кому случится во дни те увидеть блага Господни, какие явит Он роду, грядущему

8 под жезл вразумления помазанника Господня — в страхе пред Богом своим, в мудрости духа, праведности и силы,

9 дабы направил Он человека в делах праведности страхом Божиим, восстановил их всех в страхе Господнем —

10 благой род, боящийся Бога, во дни милости.

11 Велик Бог наш и славен, живущий в вышних,

12 определивший ход светил по времени от дней ко дням, и не сошли с пути, какой Он заповедал им.

13 В страхе Божием путь их каждый день — с того дня, как утвердил их Бог, и от века.

14 И не отклонились с того дня, как утвердил Он их; с давних времен не отступили они от пути своего, если Сам Бог не приказал им через слуг Своих.

Источник: http://www.htinstitute.co.il/wp-content/uploads/2017/02/Psalmy-Solomona.pdf