Перейти к содержимому

Вера и разум в познании Б-га

Вера и разум в познании Б-га

Р-н Дов-Бер Хаскелевич

На одной из лекций по иудаизму мне был задан весьма интересный вопрос. Тора, как известно, начинается с рассказа о сотворении вселенной. Вначале создал Б-г небо и землю. Не правильнее ли было бы в первую очередь логически обосновать существование Б-га, доказать Его существование, и уж затем говорить о сотворении мира, человека и всего остального? Ведь если Тора — учение вечное и написана для всех времен, она должна была учитывать и то, что наступят времена, когда люди будут требовать доказательства бытия Высшего Существа.

Следует заметить, что спрашивающий был человеком образованным, и свой вопрос он мотивировал не простым любопытством, а желанием узнать отношение Торы к проблеме доказательств существования Б-га, предлагаемых философией, в свете критически данных человеческого разума в современной науке. Человек этот был знаком с тезисами «Критики чистого разума» философа XVIII века Иммануила Канта, который подверг сомнению возможность объективного познания, а следовательно, и точного, безусловного, абсолютного доказательства.

В своем ответе я воспользовался следующим примером.

Представим себе, что в суде рассматривается дело об убийстве. В зале суда присутствует брат убитого, который сам был свидетелем преступления. Обвиняемый пытается доказать свое алиби. Судья расспрашивает свидетеля защиты, и тот с уверенностью, без колебаний, заявляет, что в момент совершения преступления обвиняемый находился вместе с ним и никак не мог в это время быть на месте преступления. Судья тщательно взвешивает свидетельства «за» и «против», после чего делает вывод, что улик для вынесения обвинительного приговора недостаточно. Брат убитого, все еще пребывающий под кошмарным впечатлением того, что он сам видел, не выдерживает и кричит судье: «Да как вы им верите, ведь они же лгут!» Его, разбитого горем, выводят из зала суда — он нарушил судебный протокол.

По имеющемуся в юриспруденции Талмуда закону человек, который наблюдал своими глазами совершение преступления, не может быть судьей в данном деле. Причина такова: тот, кто видел акт преступления, уже не может объективно судить и, тем более, оправдать обвиняемого, даже обладая самой высокой квалификацией. Правила судопроизводства требуют, чтобы суд был абсолютно беспристрастным в своем суждении, и суждение это должно базироваться на безупречных доказательствах вины обвиняемого. В праве иудаизма, как и в других правовых системах, действует принцип презумпции невиновности: подсудимый считается невиновным до тех пор, пока не доказана его вина.

Предмет философии, являясь особой дисциплиной, имеет свои правила, свои ограничения. Человеческий разум устроен так, что любое суждение должно основываться на определенных предпосылках, аксиомах, которые разум не может доказать или опровергнуть. Поэтому то или иное доказательство не может быть абсолютным, хотя и может быть убедительным для большинства людей. В философской литературе можно найти ряд доказательств бытия Б-га, в том числе космологическое, телеологическое и онтологическое. Очевидно, что любое философское доказательство должно основываться на данных нашего опыта, которые, согласно Канту, сами являются предметом слепой веры. По определению Канта, «мы знаем вещи такими, какими они представляются нашим чувствам, а не какими они есть «в себе»». Таким образом, какое бы то ни было философское или научное доказательство не может быть абсолютным с точки зрения разума. Основываясь на вере, мы фактически исходим из того, что нам требовалось доказать.

Воспользуемся в нашем случае телеологическим доказательством, исходящим из того, что мы наблюдаем в природе удивительную гармонию, которая свидетельствует о создании природы Разумным Творцом. Однако наша способность видеть разумную гармонию в природе — это также результат нашей одухотворенности, называемой в Торе «Образом и подобием Б-жьим». Наша способность видеть разумное действие Творца эквивалентна нашей способности видеть Самого Творца в Его Природе. Или, по словам Иова, «Из плоти своей я Б-га узрю».

Здесь мы вплотную подошли к вопросу об отношении между разумом и верой в познании Б-га. Не слепую веру в то, чего мы не в состоянии проверить, а духовное зрение, которое заложено внутри нас. Слово «Эмуна» («вера» — по древнееврейски) родственно корню «омен» — «воспитывать» или «тренировать». Каждый здоровый человек рождается с органами зрения и слуха. Если эти чувства развивать, можно ребенку привить удивительные способности воспринимать и чувствовать тончайшие произведения изобразительного и музыкального искусства. Вера в иудаизме — это именно духовное восприятие, которое дается человеку от рождения, но он должен его развивать. Практика иудаизма и рассчитана на развитие духовного видения.

Ценность философского мышления заключается в том, что с помощью доказательства, основанного на «чистом разуме», мы можем яснее представить себе Творящую силу. Философское доказательство может убедить тех, чьи способности духовного видения ограничены. С помощью философии мы можем отвергнуть ложные представления о Б-ге и Его сущности.

Но при этом мы обязаны осознавать ограничения нашего разума. В известной мере философское доказательство можно сравнить с судопроизводством в приведенном выше примере. Человек, который своими глазами видел преступление, не нуждается в доказательствах. Судья же может оперировать только фактическим материалом доказательств. Когда очевидец убийства вспыхивает от ярости и сознания своего бессилия перед лицом процедуры судопроизводства, его выводят из зала суда. Так и в философии: всякое утверждение со ссылкой на очевидность отвергается. С другой стороны, любое доказательство неизбежно допускает самоочевидные предпосылки, аксиомы, которые кажутся нам извечными, непоколебимыми истинами. В этом ограниченность философии.

Рассказ о сотворении мира из небытия, с которого начинается повествование Торы, исключает такие незыблемые «вечные» истины. Если бытию предшествовало небытие, то понятия пространства и времени, а также данных человеческого опыта, проверенных тысячелетиями, не абсолютны. Абсолютен только один Создатель. Б-г первичен, данные же нашего опыта — вторичны. Поэтому Тора говорит о Б-ге прямо, без доказательств. Тора как Мудрость Создателя сама ведет человека к вере и познанию Б-га.

Материал предоставлен журналом «Лехаим«

Р-н Дов-Бер Хаскелевич

Источник: https://ru.chabad.org/library/article_cdo/aid/560185/jewish/-.htm

%d такие блоггеры, как: