Перейти к содержимому

Сколько у нас богов

Сколько у нас богов

Р-н Александр Фейгин

Человеку свойственно жить в рамках календаря, от даты к дате: за каждым днем прячется память о радостях и бедах прошлого. Строго говоря – любой день – какая-нибудь памятная дата. Да вот только память у нас коротка, поэтому мы не скорбим и не празднуем каждый день и вспоминаем только о важнейших событиях прошлого. Но есть даты, на которые выпало так много горя, что мы не только отмечаем их постом, но и время «вокруг них» представляется нам особенным, опасным, скорбным, угрюмым.

Таковы три недели от семнадцатого тамуза до девятого ава. Мы называем это время бейн-амцарим («меж теснин»). О множестве бед, выпавших на долю народа Израиля в эти дни вы можете прочитать в историческом обзоре. Но многочисленные беды этих недель не могут заслонить от нас отправную точку траура: пост семнадцатого тамуза установлен в память о грехе идолопоклонства – в семнадцатый день тамуза были разбиты первые скрижали Завета, когда Моше спустился с горы Синай и увидел евреев, пляшущих вокруг золотого тельца.

Как люди и народы впадают в этот грех? Рамбам в «Мишне Тора» пишет: «В дни Эноша люди совершили большую ошибку. Сказали они: «Поскольку Б-г создал звезды эти и все эти планеты, и поместил их в вышине, они как слуги Его заслуживают прославления: царь всегда хочет, чтобы уделяли почести его вельможам, и в этом также почет царю». И когда эта мысль вошла в их сердце, то начали они строить звездам храмы, приносить им жертвы, восхвалять их и возвеличивать их в речах, и поклоняться им, чтобы достичь благожелательности Создателя – по их неправильному пониманию. И в этом основа идолопоклонства.

Однако по прошествии многих лет восстали среди сынов человеческих лжепророки. Они сказали, что Б-г заповедал им и сказал, чтобы они служили определенной звезде или всем звездам вместе, и приносили ей жертвы, и возливали ей вино, построили бы ей храм и сделали бы ей изображение, чтобы поклонялся ей весь народ, включая женщин и детей.

И так распространилось это по всему миру – служить идолам и различным изображениям, приносить им жертвы и поклоняться им. И по прошествии дней Всевышний забылся из уст всех живущих и из их сознания, и мысли о Нем не было у всего народа; они не знали ничего, кроме этих изображений из дерева или камня и храмов из камней, поскольку они с детства воспитывались в поклонении им, чтобы служить им и клясться их именем. И также мудрецы их, и священники их, и подобные им — они тоже считали, что нет никакого бога, кроме этой звезды или планеты, которой они сделали изображение, и не было ни одного человека, который признавал бы Всевышнего».

Нам порой кажется, что язычество в современном мире – нонсенс. Редко кто верит и в одного Б-га, кто же поверит в нескольких?! Этот ход мысли построен на неверном представлении о язычестве: его начало не в древнем невежестве, а в готовности признать важность кого и чего бы то ни было, кроме Всевышнего.

Говорящий: я верю в Б-га, но живу литературой; я верю в Б-га, но всю свою жизнь подчиняю интересам бизнеса; я верю в Б-га, но есть в жизни и не менее важные ценности – такой человек стоит на грани язычества.

12-13 тамуза отмечался день освобождения из советской тюрьмы предыдущего Любавичского Ребе, Раяца. Когда следователь выложил на стол наган и сказал: «Эта игрушка многих заставила изменить свои взгляды!», – Ребе ответил: «Того, у кого много богов и одна жизнь, эта игрушка может испугать. Но тот, у кого один Б-г и две жизни, не боится таких игрушек». Быть последовательным монотеистом, значит не только не кланяться иконам, но и не бояться никого, кроме Б-га.

Р-н Александр Фейгин

Источник: https://ru.chabad.org/library/article_cdo/aid/5584342

%d такие блоггеры, как: