Перейти к содержимому

Евангелие от Фомы

Евангелие от Фомы — апокриф. Оно не входит в библейский канон. У него сложная история. Но мы, в кругу друзей, попытались прочитать начала этого евангелия и понять о чем оно. Заранее прошу прощения у всех, чьи чувства это оскорбит. Тем кому интересно и кто готов нас полтора часа слушать — рад поделиться беседой.

Алекс Бленд

— Итак, понятно, что есть четыре канонических Евангелия. История формирования канона теряет в веках, но так или иначе сложилось, что обычно верующий человек  читает Евангелие от Матфея, Марка, Луки и Иоанна. Читает их уже через очки учения, часто — в отрыве от исторического контекста, и каждый стих уже настолько откомментирован, интерпретирован и положен на конкретную полочку, что взглянуть на него по-новому может либо совсем прорывной человек (как Эйнштейн говорил: «Открытие делает дурак»), либо человек действительно нездорового ума. То есть очень трудно перечитывать Евангелие как новую книгу. В этом отношении Евангелие от Фомы необычно тем, что оно долго не было на виду, его нашли только в начале двадцатого века греческую часть, затем коптские тексты нашли; а копты были запасливыми товарищами, они всё переводили на свой язык и подшивали к делу. И так до нас дошло Евангелие от Фомы. Ещё одна интересная деталь в том, что у четырёх Евангелий есть, как мы знаем, содержание. У Евангелия от Фомы содержания нет, это чисто учение. Чисто, я бы сказал, еврейский подход. Что, как Фома претендует заявлять и считать, говорил Иешуа. И я думаю, что можно начать именно с этого. Я могу читать коптский текст, но я не буду этого делать, воспользуюсь общепринятым переводом.

— А можно ещё пару слов про коптский язык, что это такое, почему переводить нужно, почему тамошние христиане не говорили на арамейском?

— Это были потомки египтян. Они и поныне существуют. Небольшая коптская церковь. Конечно, забитая арабами, но в своё время они были очень распространены в регионе, и они были христианскими книжниками того времени, не впадающими в межконфессиональные войны. Есть книга? Мы её подошьём и поставим в библиотеку. Таким образом, у них собрался огромный архив литературы, и канон у них — самый широкий. У коптов и у Эфиопской церкви. Они бережно относились к книгам и не разбрасывались просто так литературой.

Язык у них был, как считают, развитием древнеегипетского языка, писали они письменностью, похожей на греческую. И так получилось, что куча литературы (именно христианской) дошла до нас в каких-то нычках. Евангелие от Фомы нашли где-то в пещере, на местах старых монастырей. Это, так скажем, христианская версия кумранских рукописей. Что-то, что до нас дошло, потому что сохранилось, не смогли уничтожить. Так оно к нам пришло.

Можем начать читать этот замечательный текст. Прежде скажу, что мы читаем этот текст не исходя из того, что это слово Божие. Достаточно понимать, что это то, что было расхожим в начале второго века среди христиан, во что они веровали, что у них в умах и головах крутилось. Хотя (с огромной вероятностью) сами учёные, исследователи и специалисты говорят, что это оригинальные слова Иешуа. Итак, с самого начала:

ЛОГИЯ ПЕРВАЯ

Это тайные слова, которые сказал Иисус живой и которые записал Дидим Иуда Фома. («Дидимус» с греческого — «близнец», «Фома» с еврейского — тоже «близнец». То есть Иуда Близнец).

— Почему так много имён? Чтобы было понятно, какой конкретно человек?

-Да, чтобы было понятно, какой конкретно человек. У людей было мало фантазий. Это распространённое имя, поэтому нужно конкретизировать, чтобы не путали с с другим Иудой, — сам понимаешь, каким. Во-вторых, это, отчасти, форма документа. То есть если так ты Ваня, то в нотариальной конторе ты будешь с номером паспорта и с адресом. Так официальнее. Это — серьёзное свидетельство.

— И кто он? Что это за Фома?

— Дидимус  Иуда Фома — это один из апостолов, он упоминается в Евангелиях. Фома, прозываемый Близнец. Тот самый Фома неверующий. В Средневековье была такая версия (безотносительно этого Евангелия), что Фома был близнецом Христа. Но это какая-то левая версия, и вообще не понятно, откуда она взялась. Просто Фома Близнец. Видимо, у него был ещё какой-то брат-близнец.

«Тайные слова» можно понимать двояко. С одной стороны, тайные слова — это слова, которые говорятся тайно, с другой стороны — слова, которые содержат в себе тайну, то есть если их услышит посторонний человек, он их не поймёт. Слова, в которые надо вникать. Причём тайна не потому, что её прячет кто-то, потому что она прячется. Когда Яков благословляет своих сыновей, он говорит про Шимона и Леви в Берешит 49:6: «В совет их да не войдёт душа моя». Там он использует слово «сод», «тайна». То есть «в тайну их да не войдёт душа моя». «Совет» или «тайна» — это перешёптывание, интимное общение. Какое-то общение на очень тонком, очень интимном уровне. Вот что тут можно понимать под «тайными словами».Слова, которые говорились или предназначались для понимания в очень- очень близком общении. И фраза «Иешуа живой». Можно сказать при первом понимании, что при жизни Фома записал. То, чему он был свидетелем.

Но, скорее всего, поскольку речь вообще в этом тексте идёт о внутренней работе, то эта жизнь имеется в виду как преодоление смерти. Иешуа живой — это вечно живой Иешуа. Эти слова, которые Иешуа говорил, в греческом тексте слово «логиас» (множественное число слова «логос»), но это не просто «слово», это очень возвышенный термин, я бы сказал, это «тайные речи, которые сказал Иешуа живой, которые записал Иуда Фома».

И он (Иуда) сказал: Тот, кто обретает истолкование этих слов, не вкусит смерти.

Если, например, Иоанн говорит, что «я написал вам, чтобы вы верили и имели жизнь вечную», то Иуда Фома говорит: «Эти слова, это собрание цитат Иешуа для того, чтобы тот, кто не прочитает их, не узнает их, а тот, кто обретает истолкование этих слов не вкусит смерти».

«Вкусить смерть». На иврите это «таам» «вкус» или «смысл» «мита». То есть «осознать себя смертным» в очень широком смысле слова. И практически то, что говорит здесь Иуда Фома, что тот, кто постигнет значение этих слов, тот становится живым, вечным уже в земной жизни. То есть вечность в Евангелии от Фомы — это не то, что после смерти, это здесь и сейчас.

— Здесь перекличка идёт с тем, что Иисус живой.

-Да, Иисус живой. Почему надо подчеркнуть то, что Иисус живой? Например, если ты идёшь учиться у кого-то, скажем, у фотографа, то он показывает тебе свои работы, показывает, что он умеет. Если ты учишься у ювелира, то ты смотришь, что умеет он. И вот нужно сказать, что Иисус живой, и то, что он говорит, может и нас научить быть живыми. Иешуа, обладающий опытом, учитель, который смог стать живым, научит и нас живыми быть.

— А нет ли здесь ещё отсылки к священному имени? Потому что в Новом Завете несколько раз переводится как «живой Бог».

— Не похоже на это. Слова-то Иешуа. Можно такое  сказать, но не похоже, что есть.

— С тем, что «не вкусить смерти» — это про физическую смерть?  Духовную смерть?

— Я думаю, про духовную. Не про физическую смерть, а про ощущение смертности. Как говорится, «праведники и в смерти называются живыми, а злодеи и при жизни называются мёртвыми». Это очень распространённая идея в иудаизме того времени. Стать вечным. Так, чтобы со смертью не потерять ничего, нужного тебе. Не попробовать вкус смерти.

— Можно ли здесь проводить параллель с Каббалой про Хая?

— Вполне можно.

— Если можно проводить, тогда это какая-то известная в иудаизме того века тема?

— Более — менее да, известная. В том смысле, что какие-то уровни души существовали, и о них знали.

— Потому что дальше там будет небольшая перекличка с Хая в терминологии лурианской Каббалы.

— Да. Похоже на то. Двигаемся дальше?

— Да. Про истолкование может быть?

— Истолкование — это именно не запоминание этих слов, а проникновение в смысл. Сейчас, как раз, это была предыстория, а дальше он начинает объяснять, что он имеет в виду.

— Просто по-русски есть разница, как будто истолкование это не смысл, а вариант его передачи.

— Истолкование — это извлечение толка. И если пытаться реконструировать тут иврит, то тот, кто поймёт,  кто вкусит смысл этих слов ( если на иврите, то «таам»),  тот не вкусит вкус смерти.

— Просто на иврите это одно и то же слово почти. «Истолкование» и «вкус».

— Да.

У меня есть вопрос к слову «обретает». «Обретает» — это усилия какие-то затраты или же это просто «взял»?

— Да, мы про это и говорим. «Обретает» — это приобретает усилиями. Он об этом дальше будет говорить.

То есть за цену какую-то определённую?

— Да. Дальше по тексту:

ЛОГИЯ ВТОРАЯ

Иисус сказал: Пусть тот, кто ищет, не перестает искать до тех пор, пока не найдет (ищет истолкование, смысл этих слов, пока не найдёт),и, когда он найдет, он будет (почувствует себя удручённым) потрясен (используется слово «мезуаза» в значении «в ужасе», «содрогнётся», «ужаснётся»), и, если он потрясен, он будет удивлен (здесь — «иц пале»; если «заазуа» — это именно потрясение, когда человека трясёт, то «иц пале» это от слова «чуда», то есть «он учудит», «диво с ним случится») и он будет царствовать над всем. Я проверил и греческий, и коптский, там нету «над всем».В коптском добавлено « и он войдёт в покой».

То есть человек, который ищет смысл слов, пытается понять какие-то слова. Он ищет, ищет, ищет. И он приходит в такое состояние, в котором он обнаруживает себя пустым сосудом. Тогда в этот сосуд изливается свет. То есть человек приобретает, трудится, но то, к чему он приходит, — это озарение. Он доходит куда-то, и неожиданно свет выходит навстречу ему. Он получает не завершение какой-то логической цепочки. Целое больше частей. Когда все части собрались вместе, включился свет, — и человек, этот свет получивший, будет царствовать.

Что это означает, над кем царствовать, зачем нам столько царей? Если мы почитаем, кто герой? Кто царствует над собой. В Мишлей 16:32 : «Долготерпеливый лучше богатыря, и владеющий над собой, царствующий над собой — лучше завоевателя города». Человек, который постигнет смысл этих слов, получит откровение, которое даст ему возможность управлять собой».

— То есть путь к этой власти духовной и царствованию — не через внешние действия, а через откровения.

— Да. Через постижение этих слов, которые приведут к откровению, и, возможно, дальше можно сказать: «Он войдёт в покой».

— Интересно, что откровения — не какие-то такие вкусные вещи из Каббалы, а ты сказал, что он ужаснётся.  Что это довольно мучительное осознание. Это свиток, горький во рту.

— Да, это свиток, горький во рту.  Это не какие-то откровения насчёт будущего Украины или  Приднестровья, это не откровения относительно народов, которые будут гореть в аду. Это всё касается личной жизни человека. Спасение в этом Евангелии, у Фомы, — это дело внутреннее. Все события будут происходить внутри у человека.

— Интересно, что ты вырулил на толкование первого стиха с предисловия. Я, когда читал, отрезал для себя предисловие, у меня был большой вопрос, что искать и как искать. А ты сразу провёл ниточку от истолкования к  поиску. И получается, что предисловие очень важно.

— Да, как это обычно и бывает.

— Получается, откровение может быть не прямо пропорционально затраченным усилиям и находиться вообще в другой плоскости. То есть человек работает по какому-то пути, а может прийти с другой стороны совершенно, но  это не отменяет это усилия на этом пути. Да?

— Да. Ну как есть анекдот, что таблица Менделеева сначала приснилась Пушкину, но он в ней ничего не понял. Откровение тоже нужно понимать. Если человек прочтёт формулу Е=мс2. Ну, какой-то квадрат, и что. Нужна готовая и взрыхлённая почва, куда упадёт семя. Да, это никак не пропорционально, и да, это может быть совсем из другой плоскости.

Иисус сказал: Если те, которые ведут вас, говорит вам: Смотрите, царствие в небе! — тогда птицы небесные опередят вас. Если они говорят вам, что оно — в море, тогда рыбы опередят вас. Но царствие внутри вас и вне вас.

Интересно, да? Если посмотреть так, можно сказать, что есть люди, которые говорят, что «царство — оно же небесное, значит, оно в небе». То есть мы должны молиться так или иначе какому-то старичку на облаке, молодцу, свету, — так или иначе, кому-то вовне, на небесах находящемуся. Хотя мы и говорим про небеса, но Бог не живёт на небесах. Поэтому, когда мы говорит «на небесах» — ну, тогда для птиц. Другие будут говорить, что оно в море. В море что? Народы. То есть можно взять греческую мудрость (у греков много чего: литература, кино, математика, — многие слова оттуда; «логика», «мистика», «этика» — это всё греческие слова). Можно искать ответы где-то за морем. Можно обыскать весь свет, по крупицам собирать мудрость у аксакалов, дервишей и старцев. Это будет путь за море.

— Очень похоже на то, что в Дворим, по-моему, сказано про Тору.

-Да, что никто не должен её принести. Но «царствие внутри вас и вне вас». Что это значит? А почему не только внутри? Если использовать Каббалу здесь как пример, есть понятие «внутренний свет». Это те знания, та мудрость, те инструменты, которые мы уже получили. Но, по мере роста, в нас не всё вмещается. И поэтому  есть ещё и «ор омакив» — окружающий нас свет. То, чему мы сейчас учимся, то, что в мире наших планов, наших надежд, то, что мы готовы в себя впитать, что мы будем проходить в следующем классе. Что будет с нами. И часть этих движений мы можем сами определить. В чём-то мы сами хотим двигаться куда-то, в чём-то нас ведут. И поэтому этот свет не только внутри нас, потому что если весь свергну внутри, то есть повод для гордости, что я достигший, но он и вне. Есть что-то внешнее, что мы должны сделать внутренним. Основное поле действия будет внутри нас.

— Можно сказать, что это про сотворённый первый свет, предвечный свет и про ту искру, которая внутри есть.

— Да, я думаю, что как раз следующий стих как раз про это примерно и будет говорить, что это, действительно, свет, который первоначальный, до света мироздания.

— Это прямой смысл или параллель?

— Думаю, отчасти это прямой смысл. Да. Дальше он говорит:

ЛОГИЯ ТРЕТЬЯ

Когда вы познаете себя, тогда вы будете познаны и вы узнаете, что вы — дети Отца живого. Если же вы не познаете себя, тогда вы в бедности и вы — бедность.

Интересно, да? Познаете себя. В иврите слово «познание» имеет интимный смысл. Адам познал свою жену. Познание — это полное слияние, единение, единство с собой. Когда ты соединяешься с собой, со своим предназначением, с тем, что ты есть, тогда ты понимаешь, что в тебе излит свет Отца живого. И ты получаешь то самое откровение, но это не общее для всех откровение. Не стих и не мантра, которую тебе раскрывают. Ты получаешь доступ к своему собственному внутреннему свету, понимая, что ты — сын Отца живого. И ты сам живой, потому что ты сын живого Отца. И ты постоянно имеешь эту связь с Отцом, на тебя постоянно изливается Его свет. Это откровение, которое ты обретёшь через поиск слов, через поиск толкования. Оно даёт тебе возможность ощутить себя сыном Отца, соединиться с Ним. Познавая себя, ты соединяешься с частью Отца, которая в тебе.

— А в чём здесь отличие от психологии, которая говорит, что важно изучать и познавать себя?

— Может быть, в том, что психология говорит о себе в горизонтальном плане, а это — в вертикальном плане. То есть «узнай, для чего ты». Не только какой ты, но и для чего ты. Через психологию ты можешь себя принять, можешь с собой подружиться, но ты не узнаешь, что ты — сын Отца живого. Здесь познание себя раскрывает твой первоисточник, раскрывает корень тебя, кто ты такой есть на самом деле. Не какой ты, а больше — кто ты. Мне  кажется, это другое. А если ты не познаёшь себя, то ты бедность. Если у тебя нет внутреннего света, то какие бы ты знания не имел о себе, это всё бедность. Потому что свет даёт жизнь.

— Для чего и сказано, что «дети Отца живого», это есть для чего? Ты сказал, познать, для чего.

— Да, вот это познание, что ты — сын Отца живого, это промежуточная цель. С эти ещё дальше что-то надо делать. Это надо хранить и использовать. Но это очень важное осознание, что у тебя есть отчество и Отечество. И ты — сын Отца живого.

— А Отец живой — не отсылка на священное Имя?

— Да, здесь — да.

— То есть Тот, кто Отец всего.

— Да, но Иешуа же тоже Сын. Сын — это тот, кто осознаёт. Отец мой делает, и я делаю. Это осознание, лейб-мотив, его жизнь. Здесь говорится, что если вы поймёте эти слова, тогда вы узнаете, это будет частью вас, то вы — дети Отца живого.

— Вот про познание ещё интересно. Есть один вариант про познать, какие мы на самом деле. То, что мы сказали про внутренний свет, ты сказал про инструменты. Психология говорит ещё про душу или, как ты сказал, горизонталь. Каббала говорит, что всему есть своё предназначение. И нижним частям души, и телу. Так вот, познавать что тут имеется в виду? Свою внутреннюю часть, свою искру или вообще всё, из чего я состою?

— Вообще всё, из чего ты состоишь. Ты не умрёшь весь. Когда он говорит о смысле слов и царствовании, то, помнишь, Иешуа тоже говорит в Евангелии от Иоанна, что «кто соблюдёт это слово, тот будет царствовать». То есть если ты хранишься в состоянии понимания этого слова, то ты царствуешь над всем собой. Мы подойдём к ответу на твой вопрос.

Это классно, что ты сказал про всего себя, потому что тогда понятно про бедность. Потом что всё, что внутри меня, что у меня есть — богатство. А обычный человек, который живёт материально, он пропускает мимо своё богатство.

— Да.

ЛОГИЯ ЧЕТВЕРТАЯ

Иисус сказал: Старый человек в его дни не замедлит спросить малого ребенка семи дней о месте жизни, и он будет жить. Ибо много первых будут последними, и они станут одним.

Интересная мысль, да?

Да, мне тут вообще ничего не понятно.

— Вот смотри. Есть старый человек и ребёнок. Старик, который приготовился к смерти, тот, кто скоро умрёт. Ребёнок семи дней, вошедший в седьмой день. Это ребёнок, рождённый или, может быть, возрождённый человек, который находится в седьмом дне, в дне покоя. Он уже вошёл в покой. То есть он кажется ребёнком, он маленький, но он маленький в другом мире. И поэтому старый человек — пятница, до вхождения в покой. А ребёнок семи дней — вошедший в покой. Новорожденный ребёнок в духовном смысле, который принадлежит миру покоя. И если он спросит его о месте жизни, то он будет жить. Опять же, к кому обращаться? Иисус — Он живой. Старый будет говорить с теми, кто не просто живой, а кто малый ребёнок в мире вечном. В мире шаббат. И он будет спрашивать место жизни, где ему выжить. То есть даже старого человека можно исцелить малым ребенком семи дней.

Так это про одного человека или двух?

— Это про двух, тут два героя. Но, может быть, это и внутри одного человека происходит. Но героя два.

То есть старик — это обычный человек, который стареет.

— Стареет, да. Он тёртый калач, обладает кучей житейского опыта, он седовласый и обладает мудростью мирской. Об этом ещё говорится, что «меньший в царствии Божьем больше него». Об этом противопоставлении Иешуа тоже говорит. Понимаешь?

То есть можно войти в покой, но при этом быть неопытным в мире.

— Да.

Вопрос всегда о преимуществах возникает. Потому что многие начинали с огненной жизни с Богом и потом приходили к тому, что надо жить материальным миром.

— Мы дойдём, это дальше будет. «Ибо много первых будут последними, и они станут одним». С этим маленьким ребёнком можно ещё и слиться, даже, может, внутри себя. То есть человек, который жил мирской и плотской жизнью ( не обязательно плохой), как добрый человек в миру, он вдруг поимел внутри себя этого маленького ребёнка, он переключается на него и становится с ним одним.

Получается, что задать этот вопрос малому ребёнку может только старец.

— Да.

То есть получается, что если не старец, то ты не знаешь, о чём спрашивать. Тогда нет этого пренебрежения опытом жизненным.

-Да, потому что когда я был молодой, я всё знал и так, мне ничего не надо было спрашивать.

Точно. Мне кажется, это очень важно, потому что здесь есть соединение материального и духовного. Мы часто слышим противопоставление мирской и духовной мудрости, что не от мира сего и так далее. Здесь говорится, что материальный мир — ступенька к духовному.

— Да.

 — А можно сравнить это с тем, что когда в коммунистические времена детей сажали отдельно кушать, не ставя ни во что, а сейчас, изучая Писания, ты понимаешь, что ребёнок, находящийся с тобой, это как ворота, как тот, через кого ты можешь больше научиться, не пренебрегая и контактируя с ним?

— Ты наверняка пробовал учить Тору с детьми. Просто обсуждать что-то с детьми. Ты же знаешь, как они могут перевернуть всё с ног на голову, просто потому что они дети, они в простоте. Я думаю, что это очень важно. И Иешуа говорил не препятствовать детям приходить к Нему. Это очень важно, чтоб и к нам дети приходили. Такое отношение к детям очень важно. Учиться у ребёнка — дело хорошее.

Мы пропустили слово «в его дни».  «В его дни не замедлит спросить».

— Имеется в виду «в его возрасте, несмотря  на его возраст».

А почему «не замедлит»?

— Именно чувствуя, что старость, во-первых, а во-вторых, старцу стыдно обращаться к Юнгу. Можно мяться. Есть внутреннее препятствие старику спрашивать что-то у юного человека.

То есть «не постесняется».

— Да.

Про первых и последних. Кто здесь первый, кто последний? И почему одни станут другими?

— Они станут одним, как здесь написано.

— Это то, что ты говорил, что синодальным Евангелием прошит мозг настолько, что я не читаю то, что написано.

— Станут одним, да. То есть к этому он ещё вернётся, как это происходит. Суть в том, что старик не выбрасывается, а становится одним. То есть нет в тебе какой-то рухляди.

Здорово. Есть смысл во всём. Здесь такое примирение с жизненным опытом, который бывает трагичным, свои ошибки, за которые мы себя осуждаем.

— Да. И дальше:

ЛОГИЯ ПЯТАЯ

 Иисус сказал: Познай то, что (или того, кто) перед лицом твоим, и то, что скрыто (или тот, кто скрыт) от тебя, — откроется тебе. Ибо нет ничего тайного, что не будет явным.

То есть «выучи уроки, и тебе дадут другое задание». Расти. Как только ты расширишься, и окружающий тебя свет станет твоим внутренним светом, тогда тебе откроется что-то другое. Как из песни. За горизонтом будет новый горизонт.

Это про то, что каждая ситуация — это разговор Бога со мной?

— Думаю, это тоже так, да. Каждая ситуация. Поскольку мы помним, что мы дети Отца живого, в нас это постоянно звучит. Это не факультативно, это постоянно. И Он с нами в непрерывном общении. К примеру, математик — это не тот , кто знает математику, он изучает её. А тот, что знает, он, например, в школе преподаёт. Математичка в школе преподаёт, математик — изучает. И тогда когда ты делаешь одно открытие из видимого, тебе открывается ещё одно. Сделав одну работу, получаешь ещё задание. Это какой-то бесконечный путь. И нет ничего тайного, что не станет явным значит, что наверху нету никаких тайн в системе образования Алекса или Вани, «что мы тебе никогда не скажем». До всего можно доучиться.

— А слова «познай» здесь имеет какой-то глубокий смысл?

-Имеется в виду «уединись с этим», «впитай в себя», «сделай это частью себя».

А если здесь такая мысль, что, изучая те уроки, которые мне сейчас даются, я смогу реализоваться в жизни полностью?

— Да, не останется ничего не реализованного. Мы к этому подходим.

То есть, получается, это названо универсальным методом, этот постоянный диалог с Богом?  Это универсальны метод ко всему в жизни? Эта мысль здесь есть?

-Да. Да, можно сказать, да. Это касается если бы ты занимался фигурным катанием или построением семейной жизни. То есть чему угодно.

ЛОГИЯ ШЕСТАЯ

Ученики его спросили его; они сказали ему: Хочешь ли ты, чтобы мы постились, и как нам молиться, давать милостыню и воздерживаться в пище? Иисус сказал: Не лгите, и то, что вы ненавидите, не делайте этого. Ибо все открыто перед небом. Ибо нет ничего тайного, что не будет явным, и нет ничего сокровенного, что осталось бы нераскрытым.

То есть Иешуа говорит, что «не ломайте себя». Не надо давать милостыню просто потому, что это красиво выглядит и будет хорошим. Делай то, что ты любишь, твори то, что для тебя естественно творится для Бога, для служения. И ты не сокроешь, с одной стороны, свои намерения. Ибо все открыто перед небом. Ибо нет ничего тайного, что не будет явным, и нет ничего сокровенного, что осталось бы нераскрытым. То есть ты не можешь спрятать свои намерения. Знаешь, есть история про Никодим бен Гуриона, того самого, который, по преданию, приходил к Иешуа. И вот, после разрушения храма, Йоханан бен Закай видит его дочку, которая вытаскивает из навоза зёрна, и он говорит: «Я же тебе подписывал брачный договор, и там я тебе чуть ли не пять тысяч долларов на каждый отход ко сну отписывал. Ты из очень богатой семьи, как ты докатилась до такого?» И она ответила, что весь дом разрушен. Ученики Йоханана спросили: «Ну как же так? Ведь Никодим бен Гурон давал цдаку, бедным давал деньги, красный ковёр стелил перед собой и отдавал его после беднякам». Это как каждый день приезжать на работу на мерседесе и оставлять ключи в нём, чтоб каждый желающий взял. Вот такой благотворительностью занимался, десять тысяч учеников содержал… Йоханан  отвечает: «Потому что он это для себя делал». Ему нравилось быть таким крутым.

Естественно, в обществе, особенно неофитском, есть желание выглядеть круто. Иешуа говорит про одежд, и так далее. Здесь Иешуа говорит: «Не лгите, двигайтесь с той скоростью, с которой вы двигаетесь». С одной стороны — всё открыто под небом, ничего сокрытого нет, чтобы не стало явным, ничего сокровенного, что не осталось бы нераскрытым. Но с другой стороны, возвращаясь к нашему стиху, это означает, что «вы до всего дорастёте». То есть если я сейчас приду к учителю физкультуры и спрошу, хочет ли он, чтобы я сел на шпагат, он скажет: «Не дай Бог! Может быть, лет через пятнадцать, с Божьей помощью».  Иешуа говорит, что не надо делать то, что ты ненавидишь. Если у тебя не получается, если ты себя насилуешь в этом, то не делай этого. Двигайся в силу своих желаний и намерений, может быть, малыми частями. А то сразу поститься, давать милостыню, воздерживаться и так далее.

Смотри, тут есть несколько противоречий, мне кажется, если не учитывать последовательность. Вот эта мысль, про то, что не заставлять себя в духовной жизни. Есть ли здесь последовательность, что важно именно то, что в начале сказано, в третьем стихе, и без этого не будет работать шестой?

— Да, внешне, напоказ ничего не будет работать. Хоть зараздавайся.

То есть всё-таки это не отдельное изречение, а последовательность?

— Нет, в том-то и дело, что Он последовательно строит. Сейчас ученики Его спрашивают в шестом стихе, и дальше ещё пять стихов или семь Иешуа будет отвечать на этот вопрос, Он только начал.

То есть очень важно каждый пункт переварить, иначе мы куда-то не туда зарулим вообще.

— Да. Знаешь, и с новозаветными текстами в какой-то степени — служба, то, что они разбиты на стихи. Поэтому мне говорят, к примеру: «Алекс, объясни, пожалуйста, послание к Евреям 11:1 в отношении веры». А Павел или (кто бы он ни был) автор послания не писал стих, он писал послание, текст. И нельзя взять и вырвать кусочек. Это не сборник афоризмов, а текст, который построен, как учение.

Это много говорит тогда о достоверности текста.

— Да. Вот примерно так. Это не значит, что, как многие христиане говорят, что «а меня совесть не осуждает, цдака на моё спасение не влияет». Речь идёт о другом, речь идёт о людях, которые не просто так, это ученики Его спросили. Ученики — те, которые уже решили учиться, кто пошёл этим путём. Они спрашивают, с какой скоростью двигаться. Иешуа говорит, что «во внешних своих делах не включайте форсаж, не делайте то, что вам ненавистно».

То есть если сегодня не идёт поститься, если сегодня идёт молиться, цдака, то надо вернуться к предыдущим пунктам: дети Отца, познайте себя и так далее.

— Да. То есть ты можешь лгать, когда даёшь денежку бабушке. Вот так удивительно. Понятно, что бабушка-то получает денежку, но ты можешь через это получить какое-то удовлетворение своё. Это все, наверное, чувствуют.

Это засчитается или совсем нет?

— Вот совсем или нет — я не знаю, Иешуа ведь ставит высокие планки для своих учеников. Например, Талмуд (Рош Ашана 4а) говорит, что если человек даёт цдаку и думает, что «пусть мой сын будет здоров ради этой цдаки», он цадик, это праведность. Иешуа на то и Иешуа, что он ставит своим ученикам планку повыше. И в этой планке всё зависит от уровня людей. Иешуа говорит не кому-то там, а своим ученикам, это слова тайные, которые говорятся в закрытом кругу.

То есть про тайное — это про намерения?

— И про намерения тоже. Про внутреннее. Про то, что у тебя внутри.

Значит это не про какие-то тайные дела, а про внутреннее?

— Да, это не какая-то там супер-мега-крутая мистика.

— Вот теперь всё понятно становится, понятно потому, что теперь есть связь между стихами, и следующий стих тоже становится понятным, к чему он.

ЛОГИЯ СЕДЬМАЯ

Иисус сказал: Блажен тот лев, которого съест человек, и лев станет человеком. И проклят тот человек, которого съест лев, и лев станет человеком (Тут человек станет львом, на самом деле). 

О чёт идёт речь? Лев — на иврите, одно из пониманий Йецер Ара, злое начало. Когда Талмуд рассуждает об этом, он говорит: «Кто герой? Тот, кто завоёвывает свой Йецер Ара,  оккупирует его, покоряет». То есть его не надо убивать, не надо его разрубать на части (разрубишь — получишь два в итоге), ты должен его покорить и подчинить себе. Следовательно, все качества, которые тебе даны, часть из которых кажется тебе соблазном (зависть, жадность, амбициозность),  можно использовать, обернуть их на пользу, превратить в качества служения пользе.

— Как ты думаешь, это прямая отсылка на того льва, про которого ты сказал, или это аналогия?

— Который Йецер Ара? Я думаю, это прямая отсылка.

То есть Йецер Ара — это не животное начало?

— Нет, лев — это ведь такой агрессор, который живёт в человеке.

Выходит, речь идёт не про то, чтоб подружиться или подчинить животное начало, а именно с намерением, со злым началом?..

— Да, его подчинить себе, сделать его частью себя, сделать его человеком. И тогда лев станет частью человека, он будет встроен в тебя. А если лев тебя съест, если ты отдашься на растерзание, пойдёшь по следам своего злого начала, то лев тоже станет человеком, но лев тебя заменит. Ты просто отдашь ему своё тело.

Победишь дракона — станешь драконом… Очень важно то, что ты сказал про Йецер, потому что это — полная противоположность обычному христианскому мистицизму, что нужно подчинить плоть. А здесь, получается, не про плоть сказано, не про нижнюю животную душу.

— Ну да. Плоть тоже подчинится, но это не цель. Это эффект.

Тогда скажи, пожалуйста, подробнее про этого льва. Потому что нам не очевидно. Если про плоть понятно, про животную душу тоже, то вот про этот неуловимый Йецер, который где-то блуждает, от которого всё зависит…

— Как сатана ходит, как рыкающий лев, или у Давида в псалмах часто лев как такое злое начало. Лев — это стремление человека стать царём зверей. Это не животное начало само по себе, но оно тянет человека превратить свою человечность в животное.

Чуть-чуть непонятно, с кем бороться. Ты можешь какие-то практические примеры дать? Потому что тело — оно понятно. Нижняя часть души, когда потянуто поваляться на диване, пожрать, посмотреть сериалы, — понятно.

— Думаю, есть такие вещи, как душевные вещи. Например, у тебя есть знакомы в больнице. И ты можешь пойти проведать его, потому что иначе он о тебе плохо подумает, иначе ты сам будешь себя плохо чувствовать, и так далее. И в семейной жизни может быть такое. Какие-то душевные игрушки, склонности души выглядеть, делать что-то напоказ. Чтобы выглядеть, а не быть. Есть много историй в Талмуде и вообще жизненные истории. Это как раз истории о том, что можно быть красивым, но гнилым. Вот это чувство и желание, чтобы о тебе хорошо думали, можно тоже обернуть в хорошее. В чувство собственной важности. Ещё какие-то вещи. То есть ты действительно важен. Все эти чувства, которые мешают в душевном общении, препоны душевного общения.

Можно сказать, что это количество вместо качества?

— Можно так сказать, да.

То есть лев — это какие-то внешние действия, которые разрушают смысл, суть, этику.

— Да. Они, может быть, выглядят этично. На каждом уровне у каждого свой лев.

Вот мы уже и размножили львов!

— Да, это ведь для каждого человека говорится.

Дальше уже можно говорить про кошек, про тигров…

— Ну да, имеется в виду, что каждый человек в своей жизни чему-то своему противостоит. Но вот из этого состояния снова не надо сразу кидаться фаршировать льва курицей и запекать в духовке, это идёт последовательно. Вопрос ученики задали: «Как давать милостыню не напоказ?» Расскажу тебе историю. Вот давал милостыню какой-нибудь бабушке, то, сё. У меня какая-то определённая проблема была. Думаю: «Наладится моя проблема». Даю каждый раз и ловлю себя на этой мысли. И хочется, чтобы просто дать. На каком-то этапе я выхожу, вижу бабушку, даю денег и ловлю себя на том, что не было на этот раз у меня никакой мысли при этом. И думаю, что «теперь-то, когда у меня не было никакой мысли при этом, мне за это воздастся». И снова на тот же круг возвращаюсь. Иешуа говорит, как вообще научиться давать милостыню не напоказ. Вот это желание, чтобы мне воздавалось от Всевышнего, в желание, чтобы Всевышний через меня действовал. Как сделать? Если ты хочешь, чтоб у тебя были деньги, сделай так, чтоб другие молились, чтобы у тебя были деньги. Чтобы молились. Вот это ощущение желания поддержки от Всевышнего тоже можно обратить во что-то доброе. Это очень тонко.

Ты сейчас рассказал про то, как съесть льва.

— Да.

Значит, получается, что съесть льва — это продолжение шестого стиха про «не делать ненавистного».

— Да, и дальше, в восьмом стихе, Он будет говорить об этом. Иешуа отвечает длинно.

Он говорит прям «проклят человек, которого съест лев».

— Но человек действительно оказывается под проклятием, потому что он отдал себя во власть льва. Он не проклят в значении «я его проклинаю», он становится таким, он сам себя проклял этой ситуацией.

Он удаляется от жизни.

— Да. Не «анафема» ему, а он сам себя проклинает. Как проклят человек, который занимает деньги у мафии. Он проклят не потому, что кто-то проклял его, а потому, что конец его понятен. Само это действие — проклятие.

— У меня вопрос. Можно ли это сравнить с тем, что когда человек обнаруживает в себе какие-то резкие качества и пытается их загасить. Ну вот вспыльчивость, к примеру. А с годами он приходит к тому, что понимает, что это часть характера, их убивать не надо в себе, просто надо научиться под себя подстраивать для того, чтоб это было полезно.

— Да, использовать можно. Скажем, человек любит играть с ножом. Он может быть хирургом, шохетом. Не обязательно резать людей, их можно резать на хирургическом столе. Например, человек обладает прижимистостью, тогда его можно поставить на какое-то место, чтобы он вёл учёт и не разбазаривал деньги. Любое качество  можно обратить на пользу. Что имеется в виду? Все качества, которые даны мне и тебе, они все даны Всевышним, их не надо закапывать и уничтожать. Их надо все пустить в ход. И ты, как и я, как и любой человек — оркестр из многих качеств. И все должны как-то играть. Лишних фигур на доске нет.

— То есть убивать это не нужно, как раньше умерщвляли в себе что-то.

— Нет, нужно поставить на службу.

— Отлично сказано. Спасибо.

-Пустить в ход все качества это похоже на «кушайте от каждого дерева».

— Да.

— Вставлю пять секунд. У меня есть такое качество — злоречие. Я с ним родился и стрелы метать готов, но сейчас использую больше, чтобы людей приободрить, более коммуникабельным себя почувствовать. Не то, чтобы человеку в душу вбить гвоздик, а чтобы он как-то пересмотрел что-то в своей жизни, отношение к каким-то вещам, какие-то выводы сделал. Не себя позабавить, а для его блага.

— Злоречие можно превратить в юмор речи. В такое «давай посмеемся вместе». И это очень хорошо человека ободряет, потому что можно прийти и принести очень патетичную речь человеку, можно по-разному. Да, очень хороший пример.

ЛОГИЯ ВОСЬМАЯ

И он сказал: Человек подобен мудрому рыбаку, который бросил свою сеть в море. Он вытащил ее из моря, полную малых рыб; среди них этот мудрый рыбак нашел большую (и) хорошую рыбу. Он выбросил всех малых рыб в море, он без труда выбрал большую рыбу. Тот, кто имеет уши слышать, да слышит!

Можно сказать, что современный рыбак малую рыбу, которая размером со шпротину, пустит на саму, на шпроты, пожарит её. О чём здесь идёт речь? О том, что рыбак ведь ходит к морю постоянно, заботится о море. Можно этой малой рыбке дать подрасти. Можно выбирать себе еду не только как пищу, но и как задачи повседневные, то, что сейчас готово к исполнению. К вопросу о цдаке и так далее. То есть можно схватиться за всё. За кучу маленьких рыбок, начать что-то  делать не вовремя и поспешно за что-то хвататься. А можно взять и выбрать без труда одну большую рыбу и сегодня заняться одной большой рыбой. Завтра тоже большую. А та маленькая подрастёт — и ею займёмся. Это тоже к вопросу о милостыне и посте, что делать сегодня. Я открываю фейсбук, да и любой, наверное, здесь собирают деньги на операцию мальчика, тут дом сгорел, там ещё что-то. А у меня пятьдесят долларов зажато в кулачке. И куда их? Вроде бы можно раздать всем по десять центов, но ничего не получится. А как выбрать что-то большое? У меня двадцать четыре часа в сутки, всем понятно распределение ресурсов в служении. За что браться, что делать. И вот здесь говорится, что «беритесь за большую рыбу, вы её без труда выберете». Но мысль-то какая? Что, на самом деле, если рыбак мудрый, то он находит большую рыбу. Мудрость в том, чтоб найти большую рыбу.

В Евангелии есть похожая притча про купца, который нашёл жемчужину. Но ты даёшь совсем другое объяснение, которое не врастает в ту притчу. То есть это разные притчи?

— Вполне возможно, что это разные притчи. Скорее всего, Иешуа мог и одну притчу рассказать с разными интерпретациями, и здесь дать разные притчи. Мы читали Евангелие, и там, если переосмыслить, можно тоже по-другому понять.

— Хорошо, как это привязать к тому, что было до этого?

— Снова — как действовать. Даются разные советы. Не стремись поломать себя; делай то, что ты любишь; свои качества, которые кажутся тебе злыми, превращай в хорошие; на каждый день выбирай себе главную задачу и не распыляйся. То есть это сборник рекомендаций, как жить духовной жизнью.

Это следующий пункт про то, как с Йецер Ара работать?

— Да.

Значит, большая рыба не в том, чтобы браться за самую дорогую работу?

— Не обязательно самую дорогую работу. Нет. Самое важно сегодня. И в пример Йецер Ара, и в жизни тоже. Можно много чем заняться, но вопрос в том, как выбрать себе самое важное занятие.

—  Тогда получается, что Йецер Ара — это большая рыба, которую можно выловить?

— Какие-то проблески Йецер Ара. Йецер Ара — это косяк рыбы, скажем так. Проявляется во многом. Тут, скорее всего, речь идёт не про Йецер Ара, а про распределение твоего каждодневного служения. Про Йецер Ара мы уже сказали, это лев, его нужно съесть. А рыба — это «дАга», «дагА» — это заботы. Твои повседневные заботы. «ДагА» — это рыбы в обобщённом. Единственное число — «даг», а «дагА» — это забота. Можно сказать так, что вокруг тебя море всего. Там есть маленькие рыбки и большие. И ты можешь провозиться с маленькими рыбками — и ты не дашь им подрасти. Делай какие-то дела, которые важны сейчас, и умей откладывать какие-то дела, которым сейчас не время.

Видишь, как хорошо что ты перевёл. Потому что это для тебя понятно, что рыб — это заботы. И ты же весь этот стих объясняешь с этой позиции, а мы же не знаем, что это заботы.

— Но это не только поэтому, тут, если так посмотреть, о чём идёт речь, — почему он отпустил маленькую рыбку? Потому что она подрастёт.

— А вот в Матфея 25:15 написано, что было три раба, и каждому было дано по силе его. Про таланты. Осилить рыбу, осилить талант. Вот приходят мне заказы. Один такой большой, а два маленьких. И ведь есть люди, которым тоже нужна работа, я ведь могу оставить её тем, кому нужна работа, а себе оставить большую.

— И это тоже, да.

— Это вот мы с детьми совсем недавно разговаривали о том, как Бог придумал, как комар откладывает личинку, и рыба не видит её, пока личинка не станет большой. Большой рыбе большая личинка, а маленькой рыбе — маленькая. У каждого есть своя ступенька поедания, для того, чтоб возрасти.

— Да. И опять же — не надо за всё хвататься. Рыбак отпустил маленьких рыб. По куче разных причин. Можно понять как «ну не нахватай себе всё».  Ведь и когда мы служим Всевышнему, хочется урок сделать, проповедь сказать — очень трудно поделить труд, пустить кого-то ещё проповедовать, хочется самому брать всю рыбу. Это вопрос расстановки приоритетов. Не хватайся за всё, что-то можно отпустить. Завтра ещё будет. Море никуда не денется. Есть ещё море, к нему можно ещё прийти.

Здесь есть эхо истории, что не собирать весь урожай со всего поля, оставлять на поле, оставлять виноградины.

— Да.

— Нельзя постоянно под себя всё грести. То, до чего руки дотянутся. Что-то нужно и отпускать, чтобы и другие могли делать.

— Да. И нельзя делать всё здесь и сейчас, всё на сегодня. Нельзя всю рыбу съесть сегодня.

Ну да, это большая мудрость. Тогда почему здесь сказано: «Кто имеет уши слышать — да слышит»? Что здесь такого? То, что ты сказал, это рациональный и практичный подход. Почему здесь нужны особые уши, чтобы услышать?

— Наверное, нужно услышать, что есть временной промежуток, не всё здесь и сейчас. Есть «Шма, Исраэль». Это основа веры, когда ты понимаешь, что мир — целостны, что он не кусочками, что эти рыбки вырастут, что ты — часть этого большого мира. Когда ты это слышишь, тебе не трудно выбросить маленьких рыбок. Когда ты живёшь в своём мирке, то маленьких рыбок жалко. Они же уже поймались, и не так важно, какие они. Всё продастся, маленькая подешевле, крупная подороже, но всё уйдёт. То есть «живи в мире с миром». Вот что иногда означает «кто имеет уши слышать — да слышит». Это можно понять через ощущение этого «шма», что мир един и целостен.

— Выходит, тебя не заставили, тебе не рассказали, а ты сам понял, ты сам любишь ближнего, ты сам любишь процесс, который Бог установил; и, руководствуясь этим, ты уже из любви, что ли, находишься в гармонии с законами.

— Да. Он говорит не «если ты мудрый рыбак, то так делай», а «мудрый рыбак так делает». То есть «посмотри, как поступает мудрый, и пойми, почему. Есть время для всякой вещи». И во времени, и в обществе есть какие-то разделения, когда надо маленькую рыбу оставить. И ты — часть большого мира. Можно рыбу вернуть в море, как мир. То есть не всё, что тебе удалось от мира схватить, надо хватать и держать.

-Может быть, дальше? Потому что там совсем интересно, там напрямую Евангельская история.

— Здесь напрямую Евангельская история.

ЛОГИЯ ДЕВЯТАЯ

Иисус сказал: Вот, сеятель вышел, он наполнил свою руку, он бросил (семена). Но иные упали на дорогу, прилетели птицы, поклевали их. Иные упали на камень, и не пустили корня в землю, и не послали колоса в небо. И иные упали в терния, они заглушили семя, и червь съел их. И иные упали на добрую землю и дали добрый плод в небо. Это принесло шестьдесят мер на одну и сто двадцать мер на одну.

Это такая математика, можно придавать значение, можно нет. Здесь Фома приводит эту притчу Иешуа в рамках общих рекомендаций. Как мы обычно понимаем? Вот есть слово Божие. И оно идёт, один услышал… Такое толкование есть. А здесь в более широком смысле: в любом деле, в любом вкладывании, в любом начинании работает та же самая система. Например, ты можешь вложить деньги  или силы в какое-то мероприятие, посеять эти деньги, силы, молитвы. Но если не будет доброй земли, то они не дадут плод. Проверяйте почву, исследуйте рынок, куда вы сеете своё семя. Сеятель в этом случае криворукий немножко. То у дороги сеет, то на камнях. Если вспахать почву, то у человека нет на такой почве ни камней, ни дороги, ни терний. Всё подготовлено. Конечно же притча и о слове Божьем. Но и она в таком широком понимании применима здесь.

С другой стороны, то, что попадёт в добрую почву, компенсирует все потери, которые были по пути.

— И так можно сказать. Но вопрос, насколько ты можешь разбазаривать зёрна? И можно сказать: «Не отчаивайтесь». То есть ты делаешь что-то, и ты думаешь, что ты вот тут потерял, и тут старался. Я скажу по опыту жизни в бедной стране. Иногда опускаются руки. Потому что невозможно ничего сделать. Да ну его. Брошу это всё. Бесполезно это всё. И вдруг потихонечку где-то появляются всходы. Как говорят бизнесмены, «стрельнуло». И стрельнуло так, что дало и в шестьдесят мер, и далее.

Тут совсем другой акцент, чем в Евангелии, потому что там про почву всё говорится. Когда мы читаем, мы думаем о том, какая мы почва. А ты здесь рассказываешь с позиции сеятеля и семян.

— Так сеятель сеет, это его позиция. Притча-то про сеятеля. Когда Иешуа говорит эту притчу, ты себя почвой представляешь? Или семенем? Или сеятелем?

Ну, в Евангелии (может быть, у меня мозг заезжен церковными проповедями) акцент на почву. Чтобы мы думали о том, какая мы почва. И там дальше злое развитие идёт, что может не прорастать потому, что есть камни в сердце. Или дорога — это суета. И так далее.

— Да, Иешуа это объясняет. Вопрос в том, а как сеять. Иешуа начал рассказывать эту притчу — Евангельскую или здесь. Может быть, Он её несколько раз рассказывал. Первый раз ты сидишь рядом с Иешуа, и Он рассказывает, что вышел сеятель сеять, иной упало… Ты кем себя представляешь?

Человеком.

— Естественно. Человеком.  Потому что почвой себя представить трудно. К тому же, когда тебе говорят, что «ты- терний, Харитон — камень, а вот Вася — плодородная почва». Что это даёт? То есть это притча о сеятеле, как сеять. Инструкция для сеятеля. А сеятель сеет слово Божие. Это замечательно. Но сеятель может сеять и сахарный завод в городе Караганда или пытаться организовать что-то ещё. Пытаться организовать в Монголии театральные кружки. То, что куда-то оно упало и проросло, окупив то не проросшее, — это с одной стороны. С другой — это указание «исправляйте почву, приготовляйте почву и, может быть, ищите почву, где прорастёт (такое тоже бывает)». Я думаю, что здесь практическая рекомендация не только для сеяния слова Божьего (во- первых, сеяния в самого себя, то, что ты сам в себе воспринимаешь; мы говорим про внутреннюю работу), но и про жизнь верующего человека. Это не только проповедь Евангелия, это ещё и милостыня, это ещё какие-то действия: благотворительность, душепопечительсво. И вот во всём этом вопрос, как быть, когда что-то не сработает, что утешает, когда что-то не сработает.

Ты сказал фразу «смотреть, как это работает». И сказал, что сеятель тут немного криворукий. Это очень похоже на то, когда мы живём по заведённому шаблону, действуя панически, не останавливаясь подумать и не оценивая, что происходит.

— Ты знаешь, есть такой пример, похожий на сеятеля. Раздача флаеров (небольшая рекламная листовка, как правило, дающая право на скидку). Когда какой-то магазин делает распродажу и нанимает пять- шесть мальчиков или девочек. Наверное, все видели таких. Есть же целая наука, как сделать, чтобы флаеры приносили больше отдачи. Чтобы, к примеру, на десять тысяч флаеров было сто клиентов. Я не знаю, что считается хорошим числом, но это же тоже похоже на сеяние. Нужно выбрать, где их раздавать. Потому что если я сейчас выйду на улицу и буду говорить, что в пиццерии в Лиссабоне девяносто процентов скидка на всё меню, и раздам все листовки, то боюсь, что пиццерию в Лиссабоне никто не посетит. То есть выбирать время, место, способ действия, куда мы сеем. То же самое с цдакой. Я могу сказать: «Я её отнесу в церковь». Или: «Я её отнесу сейчас и пожертвую в какое-нибудь обьединение борьбы против рака», а там она распалится на зарплаты. То есть вопрос, куда я деваю что-то, и что мои деньги принесут?

— В Германии есть такое понятие «хаусмастер». Это человек, следящий за домом. То есть человек взятый на работу. Он обладает деньгами всего дома. С детьми часто говорим, что мы у Бога как «хаусмастера», которым вверено определённое количество монет. Мы даже в игры такие играли, — кто куда положит монетки на листочке.

— Очень хорошо, что ты вспомнил. То есть — куда ты вкладываешь? Там, где есть урожайность, урожайность будет высокой. И можно это по-разному понять. Можно понять, что утешится сеятель, что даже там и там не взошло, но даже если десятая часть зерна упадёт на хорошую почву, то эта земля даст сто двадцать мер и так далее.

— Есть же тоже такое, что мы теряем много финансов, времени. Украли у нас финансы, время. То есть нос не вешать, а извлечь урок, чтоб в следующий раз не облажаться.

-Да, я думаю, что это часть ответа Иешуа на вопрос учеников «как жить». Поститься или что-то. Как действовать. Эффективный менеджмент в жизни верующего человека.

А если учитывать контекст, о чём мы говорили до этого, про больших рыб и про то, чем заниматься и не заниматься тем, что против сердца?

— Ну, это продолжение одно другого.

Значит, большие рыбы совпадают с тем, чтобы искать добрую почву?

— Например, я тебе скажу, что я решу попытаться посеять и попытаться бросить зёрнышко в себя, став певцом прославления в хоре. Ну, так себе из меня выйдет певец. Упадёт это не на ту почву, у меня нету к этому талантов. Зачем мне за это браться? Сам себя куда я посеял? Не получится у меня петь в прославлении.

Или ещё хуже — не нравится тебе петь, а ты всё равно идёшь.

— Да, или мне не нравится петь, а мне говорят: «Пой». Знаешь, сколько людей мне пишут, что «я вот тут работаю, служу на душепопечении, а мне говорят становиться пастором, — и кулаком по столу. А я не хочу!» Представь себе человека, который не хочет быть пастором, а его ставят. Это же страшно. И это тоже вопрос, есть ли в тебе почва для того, за что ты берёшься. Есть люди, которые говорят, что могу молиться десять часов в день. А у меня не получится. Я могу заставить себя стоять десять часов в день и что-то лопотать, это будет, как говорил ослик Иа, «душераздирающее зрелище». Что мы выбираем делать, есть ли у нас в сердце на это отзыв? Можем ли мы от сердца это сделать?

Мне кажется, это очень практично — то, о чём мы здесь говорим. К христианскому религиозному миру и еврейскому религиозному миру.

У меня немножко по — другому выходит. Обстоятельства ставят меня в такие рамки, что вот не хочешь, а будешь начальником. Знаешь, и поначалу отнекивался, а потом втягивался, подымался на следующую ступень. Но это не от меня зависело.

Может быть договорим немножко о служении Всевышнему?

— Для Ромы это вариант большой рыбы и хорошей почвы, понимания, кто он есть. Потому что если он спроектирован для сложных задач… Иногда мы ещё не мудрые рыбаки, а только учимся быть мудрыми рыбаками, поэтому мы рыбы по размеру не определяем. Давайте десятый стих, и на нём закончим на сегодня.

ЛОГИЯ ДЕСЯТАЯ

Иисус сказал: Я бросил огонь в мир, и вот я охраняю его, пока он не запылает.

Когда-то в моей юности я общался с разными раввинами эзотерического толка (которые иные умерли, иные стали серьезными, иные сели за шарлатанство — разное с ними получилось), и был такой термин — «бацилла в банке». То есть когда ты с человеком говоришь, и пока нет никакой реакции. Но бацилла уже попала в банку с консервами, и банку (рано или поздно) бомбанёт. Тебе ничего не надо делать. И иногда какие-то вещи нам хочется сделать быстрее. Иешуа говорит: «Мне спешить некуда». Мудрецы говорили, что величие Всевышнего в том, что спасение Израиля «кима-кима», потихонечку, капелька за капелькой. Капелька за капелькой слагается в огромный поток. Здесь пример — огонь. Иешуа говорит: «Вот, это забрасывается в мир. И не нужно спешной революции, чтобы тайную вечерю на ютубе выкладывали сразу после окончания праздника. Не нужно спешить. Я охраняю его и поддерживаю, пока он не запылает. Он будет и обязательно запылает».

Прости за банальный вопрос… А есть ли здесь ответ для политической ситуации в стране? Многих беспокоят их страны.

— Тут знаешь какой вопрос… Ведь на самом деле, если взять Российскую Федерацию, по сравнению с временами Ивана Грозного — всё очень сильно изменилось к лучшему. Утешает ли это того, кто жил при Иване Грозном? Или утешает ли это того, кто живёт сейчас, что при Иване Грозном было хуже? Нет. Я думаю, что здесь имеется в виду мировой масштаб. Но я скажу тебе так. Если мы посмотрим на мир, в который вышел в своё время апостол Павел, Европу, то сегодня куча христианских ценностей, которые проповедовались, она прошита на уровне ДНК Европы. Забота о бедных, вдовах, сиротах. Честность какая-то, не всегда украдут велосипед; уважение к старикам; нет гладиаторских боёв. То есть куча из того, что казалось такой далёкой и высокой планкой, стало настолько реальной даже для простого человека в повседневной жизни, что выруливается это на то, что мы сталкиваемся с ситуацией, когда неверующему человеку церковь ничего не может дать. Он и так не ворует, не убивает и живёт честно. А спасение для него — сложное понятие. То есть огонёк разгорается. Медленно, но если учесть величие процессов, то… это мировые масштабы.

Это очень красиво, но, как ты сказал, плохо утешает. А мы же начали с того, что это слова, которые позволяют не умереть, приносят жизнь.

— Потому что ты когда понимаешь, что ты — часть какого-то вечного процесса, во всём есть смысл. Какое-то длинное оркестровое произведение, у тебя есть партия. Ты её сыграл, и без тебя не будет произведения. Если ты сыграешь  — это твоя возможность здесь и сейчас. Сколько я общаюсь с европейцами, они далеко не всегда счастливы. Они благополучны, но счастья за этим нет.

И считают себя очень неблагополучными.

— Да. У меня есть хороший друг, живущий в Монако. Он имеет много дел в Монако, а там, как ты понимаешь, нищие не живут. Сколько он мне жалуется и плачется на жизнь. И это какие-то реальные проблемы, которые у него есть. Он может блог вести «тяжести жизни в Монако». Там реально есть горькие дела. Утешение в том, что то, что Иешуа говорит, Он говорит про наш внутренний мир. То, что мы реально можем царствовать в своём внутреннем мире, и это поможет не париться по поводу ситуации в стране. Хотя, конечно, не париться проще, когда ты где-нибудь в Швейцарии, а не где-то в Туркменистане. И всё-таки я знаю очень спокойных людей, живущих в Туркменистане. Начал царствовать — и вошёл в покой.

Мы начали с этого, с ребёнка.

— Да.

Классно, красивая концовка урока.

— Если это присутствующим интересно, то мы продолжим.

Мы начинаем вторую часть беседы о Евангелии от Фомы и оставшийся разобранный десятый стих мы попробуем переразобрать.

Иисус сказал: Я бросил огонь в мир, и вот я охраняю его, пока он не запылает.

Слово «охраняю», в иврите «шомэр», — «сторожу», «охраняю». Но в более широком смысле оно соответствует слову «соблюдать». Мы говорим, что соблюдаем субботу, а на иврите это «шомэр шабат», то есть «хранит субботу», «хранит заповеди». И так же юноша, который отвечал Иешуа, говорил: «Всё это я сохранил от юности моей». «Сохранить» —  в данном случае значит «хранить в себе».  Давать внутри себя жизнь чему-то: субботе, заповедям. И так далее. Поддерживать их жизнь внутри себя. В этом смысле и поддерживать огонь внутри каждого человека можно. Мы ведь сейчас говорим о словах Иешуа, которые говорятся в ответ на слова учеников, которые спрашивают, как им молиться, как поститься, как давать милостыню. И здесь Иешуа говорит, возможно, что «Я бросил огонь (и в Пятидесятницу на нас сошёл огонь, мы ещё поговорим про огонь), Я жду, пока он разгорится». В каждом из нас есть уголёк этого огня, и когда мы сталкиваемся с тем, что нас разжигает что-то (Давид говорил: «Разгорелся во мне огонь, я буду говорить языком своим и не смогу молчать»), что-то, что нас не сдерживает, в чём мы горим. Наше горение — вот здесь наша отправная точка для поста, милостыни и молитвы. Про этот огонь, возможно так понять, Иешуа и говорит, что Он бросил в мир (и в нас бросил) и хранит его. «Я поддерживаю этот огонь, пока ему придёт время запылать».

Это похоже на костерок. Разжигаешь костёр, и сначала он не очень сильный, нужно его защищать от ветра. Эта аналогия?

— Да, эта аналогия. Но здесь и ещё о нескольких вещах. Можно провести параллель со светом изначальным. Евангелие от Иоанна начинается со света, который был в мире. Это тоже можно сопоставить с огнём. Огонь горит, ничто его не объяло, Иешуа говорит: «Я его охраняю». И в то же время этот огонь всегда готов разгореться. Как мы видим в Писании, когда огонь спадает с неба. Прежде всего — когда суд. Но здесь речь идёт не о суде, потому что снова мы говорим об ответе ученикам. Огонь сходит на жертву, на апостолов. И это похожий огонь. Огонь сходит на то, что готово предать себя огню. Не в смысле самосожжения, а в смысле самовозгорания от этого огня. Здесь и терпеливость (Иешуа бросил этот уголёк, положил его в мир и в каждого из нас, и чем-то где-то он загорится), и, в то же время, это ожидание того, что мы приготовим свои тела в жертву, что мы присоединимся к этому костру и загоримся этим костром. Иешуа говорит: « Я жду». То есть Он радостен, это ответ на Его ожидание, когда мы возгораемся этим огнём. Тут и долготерпение в ожидании исполнения замысла. «Я бросил огонь, Я знаю, что он запылает». Почему? Потому что дальше есть одиннадцатый стих, который говорит:

«Это небо прейдет, и то, что над ним, прейдет».

Мы читаем часто в Евангелии именно, да и у пророков, что небо пройдёт и другое небо тоже пройдёт. Я когда-то делал урок о том, где живёт Бог. О небесах и том, что такое небеса. Слово «небо» на иврите — «шаманим», это двойственное число слова «шам», то есть «там». Если перевести буквально, то это «тамы». За горизонтом. Смысл в том, что горизонт пройдёт, за ним горизонт тоже пройдёт. То, что мы считаем для себя сейчас целями в развитии, то, что мы поставили себе планкой — они будут меняться. И следующее будет меняться. Скажем, когда человек становится на путь к Богу, он может быть наркоманом и алкоголиком, у него могут быть какие-то проблемы. И для него шаг вперёд, поднятие на ступень вверх — это перестать пить, перестать бить жену, перестать использовать наркотики. Кто-то говорит: «Я, может быть, вор, но я не убийца, я не опущусь ниже». Для него ступень выше — это перестать воровать. На каком-то этапе человек растёт и растёт. И для него уже нет такого вопроса, как воровать или не воровать, использовать ли наркотики, — у него новый горизонт. Встать ли на утреннюю молитву или поспать. Он другие цели для себя ставит, и то, и другое — небо. Небо проходит. Одно за другим. Каждый человек, который движется к небу, с какого бы уровня ни двигался, если он зажжён огнём, он — участник одного и того же движения, пусть и на разных уровнях. И чем выше уровень, тем больше горит огонь. Поэтому Иешуа бросил этот огонь в мир и говорит: «Я жду». Этот огонь заполыхает не сразу, план длительный.

Так что же такое огонь?

-Когда Всевышний проходит среди рассечённых тел в завете с Авраамом, как печь и как факел, если мы читаем книгу Берешит (15 глава, 17 стих), там сказано: «Дымный огонь, как из печи, и пламя огня — как у факела». Далее у пророка мы прочитаем, что «есть у Меня печь в Иерусалиме, — говорит Всевышний, — и это печь для запекания, для очищения греха». А второй раз Всевышний говорит о факеле при выходе из Египта, что впереди, как свет факела, шёл Всевышний. То есть можно говорить об огне как о суде, можно говорить как о том, что идёт впереди тебя и светит. Мы уже говорили о том, что внутри человека тоже светит тот же факельный огонь. И он может разжигать человека, побуждая к каким-то действиям.

Сразу приходят христианские термины «Царство Божие», или как это иначе сказать?

— Здесь Он не использует этот термин, но говорит о том, что этот огонь должен запылать и распространиться. То есть придёт время, когда этот огонь распространится. Параллель, конечно же, уместна. Ведь можно сказать, что этот уголёк, который в нас разгорается, — это уголёк Царства Божьего внутри нас. И мы можем быть поджигателями в том смысле, что мы можем разносить этот огонь по миру. И в смысле внутреннего огня, и в смысле печи тоже. Да, можно провести параллель с Царством Божьим, но тут Фома не употребляет этот термин. Возможно, потому что это — внутренняя беседа, и всем понятно, о чём идёт речь. Иешуа говорит, что Он это принёс и сторожит, охраняет его. То есть Он его не бросил, что важно, Он его охраняет. Он с ним работает, пока тот не запылает. Это может касаться и каждого из нас. В каждого из нас брошен уголёк, и Иешуа его поддерживает, пока мы не загоримся и не зажжёмся чем-то, не начнём двигаться куда-то. Но это касается и всего мира в целом. Это и огонь распространения Царствия Небесного по миру — он тоже поддерживается Иешуа. Не просто поддерживается, как говорят, «на маленьком огне», а поддерживается, чтобы всегда было духовное горючее для костерка, которому нужен уголёк, чтобы разгораться. И, несмотря на то, что какие-то события будут происходить, какие-то глобальные смены горизонтов для человеков, но «Я охраняю этот огонь» почему — «те, которые мертвы, не живы, и те, которые живые — не умрут». Это известная фраза в иудаизме, что праведник и при смерти назван живым, а злодей и при жизни назван мёртвым. Тот, кто наполняется светом, тот, кто уже причастен этому огню — не умрёт. Тот, кто его не увидел — тот и не жив.

То есть небо — это не конец века, не конец Вселенной, это образ больших горизонтов.

— Да. И это пройдёт, и то, что дальше, — тоже. Это же вроде расширения горизонтов. То есть и небо пройдёт, и то большее, что над ним. Здесь могу рассказать, что единственный человек, который написал резкий критический отзыв на нашу предыдущую беседу, делал упор на то, что «зря вы так думаете, Александр, этот мир готовится к насильственному уничтожению». Но у Фомы, в данном случае, речь не об этом. Почему? Потому что Иешуа здесь отвечает на вопрос о том, как поститься, молиться и давать милостыню. То есть на вопрос, касающийся внутренней работы. Конец света тут ни при чём.

И при этом Он не торопится. Кто жив, тот жив, кто мёртвый — тот мёртвый.

— Да, то есть никто ничего не сделает, кроме Него. Ситуация управляемая. Несмотря на долготерпение — всё управляемо.

И при этом это не личный уровень, а большой масштаб?

— Это большой масштаб, да.

Эсхатология?

— Но эсхатология внутренняя. Да, здесь речь идёт о мировом процессе, но Он говорит это для учеников не для того, чтобы они показывали на Него пальцем, а просто для того, чтобы они знали, что происходит. Процесс глобальный, а рассказывается он для того, чтобы люди делали личные выводы.

Видишь, это очень отличается от того, что «пойдите до концов Земли, научите все народы, нужно срочно всех евангелизировать», чтобы пришёл Иешуа и так далее.

— Я думаю, что это параллельные вещи. Здесь Фома рассказывает то, чем Иешуа учил. Для того, чтобы учить народы куда-то двигаться, надо быть каким-то. Как научить все народы? Как сделать так, чтобы тебя просто не закидали камнями? Для этого надо быть в определённом духовном состоянии. Как в нём быть — вот об этом инструктаж,  который Иешуа и даёт ученикам. Если на примере поджигая всего мира, то ученик должен быть с угольком в сердце для того, чтобы иметь возможность что-то поджечь. Это глобальный процесс, и роль ученика в этом процессе — с акцентом именно на внутреннее, ученическое. Дальше: В (те) дни вы ели мертвое, вы делали его живым. Когда вы окажетесь в свете, что вы будете делать? В этот день вы — одно, вы стали двое. Когда же вы станете двое, что вы будете делать?

О мёртвом и живом. Мёртвое — что это? Это какие-то догматы, указания. Например, когда мы маленькие, нам говорят, что надо сказать «спасибо», надо вымыть руки. Мы получаем какие-то догмы, которые не часть нас, они не живы для нас. Это нужно делать, чтоб в нашем детском состоянии быть в мире с миром, чтоб «отвязались». Постепенно, когда мы это делаем, выясняется, что мы продолжаем воспитывать самих себя. Многое из того, что мы воспринимали, как мёртвое, стало живым.

То есть переосмысление какие-то правил, установок, чтобы всё стало живым?

— Да. Когда это детское «надо, значит буду делать» становится уже частью естества, когда человек уже сам хочет делать что-то, чему его учили и что он осознал, или когда он, наоборот, отказывается делать что-то, что нельзя. Но не вся съеденная нами мертвечина, не всё, что мы ели и делали живым, останется живым. То, что мы переосмыслили, останется живым, вы его возьмём с собой, а что-то отбросим и оставим, как навязанное нам.

То, что ты рассказываешь, очень отличается от того, что «это мёртвое, это догматы, нам это не нужно, нам только живое надо». А ты говоришь о том, что всё полезно, всему есть место, всё нужно оживлять.

— Да, это Фома говорит. Мы, действительно, когда слышим что-то, оставляем это мёртвым. А что-то становится частью нас. Что-то, что мы считали прихотью наших воспитателей, стало частью нашего естества, выбора. Это «вы делали его живым». Но дальше вот что:

Когда вы окажетесь в свете, что вы будете делать? В этот день вы — одно, вы стали двое. Когда же вы станете двое, что вы будете делать?

О чём здесь речь? Когда тебе говорят идти вымыть руки, сказать «спасибо», поехать к бабушке, поздравить тётю Соню, — тебе дают указания, ты не имеешь свободы выбора. У тебя есть только одна часть — принимающая, исполняющая повеления. Ты — ребёнок, и у тебя нет возможности решать. Когда тебя становится двое? Какая-то часть вея ещё ребёнок, её ещё надо воспитывать и сдерживать, а какая-то часть уже должна принимать решения. У очень многих людей есть панические атаки в момент, когда они должны принимать решения. Самые простые. Как-то услышал такую фразу: «Страшно не то, что мы уже взрослые, а то, что взрослые теперь — мы». То есть теперь именно нам надо решать. У человека сломался холодильник, он пошёл покупать новый. И он заходит в магазин в панике, что «где тот взрослый, который придёт и за меня решит, какой холодильник мне купить?» И таких ситуаций очень много. Но мы говори не про холодильники, и Иешуа, конечно, мое не про них. Когда произойдёт внутри тебя разделение, когда проявится внутри тебя ученик или учитель, или Йецер атов и Йецер Ара, например. Или ещё серьёзнее — муж и жена. Может на первый взгляд показаться, что Иешуа призывает быть двумя. Он говорит, как сохранить единство, когда тебя становится два.

А свет? Что это за свет?

— А свет — это выход, день. Когда открывается твоё внутреннее содержание. Потому что когда тебе говорят идти чистить зубы и мыть руки, ты ходишь за папой и мамой, они для тебя в роли фонарика, который тебе светит. Твоё содержание в тени. И вот внутри тебя включился свет. Осознание себя, осознание необходимости себя воспитывать и управлять своею жизнью. И вот ты увидел, что анатомия духовная — сложная. И что тогда делать?

Значит, когда видишь в себе древнюю часть, видишь в себе глупого человека, который в тебе живёт — это нормально?

— Это нормально. Иешуа говорит, что с этим делать. И когда мы говорили про льва, что льва надо съесть. Этого ребёнка в себе, глупца в себе или жену в себе не надо убивать, надо сделать её собой, одним. Поэтому вопрос и начинается с пищи. «Когда вы ели мёртвое, вы делали его живым». Как ты сможешь это сделать, когда ты будешь сталкиваться с тем, что тоже кажется живым. Когда ты встретишь человека, который не согласен с тобой, когда ты внутри сам с собой будешь не согласен? Как тут определиться? Когда у тебя есть жена, которая с тобой не согласна? Когда у тебя есть горящая часть внутри и не горящая, то зажечь её тоже, сделать её тоже угольком, — значит стать одним.

То есть это вопрос без ответа?

— Не совсем. Это отсылка к самому началу. Ведь весь разговор начался из-за того, что ученики спрашивали, как Он хочет, чтоб они постились, молились и давали милостыню. И можно что-то делать напоказ. Внешнее и внутреннее. Например, все говорят, что милостыню давать — хорошо, а в сердце твоём нет такого желания. Чтобы ты не раздвоился и не создал какого-то виртуального себя, который будет давать милостыню потому, что так принято, поститься, потому что это красиво, и тогда захочется всем показать, что я пощусь и даю милостыню (раз я это для всех делаю). Вот такой примерно взгляд. Об этом примерно Иешуа говорит в Евангелии, когда говорит о тайном и явном. То есть то, что я делаю тайно, я делаю только ради собственных мотивов, ради собственного уголька. Да, может быть, это уголёк, который приучает меня давать милостыню. Может быть не желание давать милостыню, а желание научиться давать милостыню. Это тоже уголёк, но это всегда что-то внутреннее.

То есть нет запрета на формальные действия, на какие-то человеческие усилия, вопрос в том, чтобы это оживлять?

— Да, вопрос в том, чтобы это оживлять. Ведь что такое пост? Например, если я молюсь на девятое Ава из-за разрушения храма, мне так горестно, что мне не до еды. Бывали же у всех состояния, когда так горько, что кусок в рот не лезет. Когда я пощусь за свои грехи, я вдруг так осознал, какой я плохой, что есть не могу. Такую личную неприязнь к себе испытываю, что не могу есть. Когда я пощусь за выздоровление кого-то, то, наверное, это же не такая сделка, что «Господи, я сегодня не буду есть бутерброд с колбасой, не буду есть йогурт и яичницу, а на сэкономленные продукты Ты вылечи того человека». Я должен ощущать переживания за своего друга, о котором я пощусь, так, что мне не до еды. Ты должен гореть желанием его исцеления. Но это очень высокий уровень, к которому мы двигаемся. Иешуа говорит, что «вы станете двое, это раздвоение будет, но стремитесь к единству, стремитесь, чтобы внутреннее соответствовало внешнему».

Хорошо, что ты сказал про внутреннее и внешнее, это ещё одно описание этого раздвоения.

— Да, это очень частое раздвоение. Дальше идём:

Ученики сказали Иисусу: Мы знаем, что ты уйдешь от нас. Кто тот, который будет большим над нами?

— Такой естественный вопрос. «Назначь себе наследника».

Речь про учителя или про кого?

— Про учителя, про руководителя общины.

То есть «ты уйдёшь, кто останется руководителем

— Да.

Иисус сказал им: В том месте, куда вы пришли (на том уровне, которого вы достигли), вы пойдете к Иакову справедливому (это Иаков, который называется братом и который стал главой Иерусалимской общины), из-за которого возникли небо и земля.

Интересная фраза.

Ничего не понятно.

— Ну, понятно что здесь Иешуа говорит, что на том уровне, на котором вы находитесь (мы будем попозже говорить о том, что можно было бы взойти на такой уровень, где прямая связь со Всевышним) вам нужен будет наставник. Вы пойдёте к Иакову справедливому, из-за которого возникли небо и земля. Есть такое высказывание о двух записках, которые должны быть у человека в кармане, двух памятках. На одной памятке написано: «Я — прах и пепел»,- а на другой: «Ради меня сотворены небо и земля». И нужно знать, в какой момент какую памятку вытаскивать, а люди очень часто путают. Здесь можно сказать и так, что эти наши системы ценностей, которые будут у учеников после того, как Иешуа уйдёт, им по-прежнему понадобится на том уровне, где они находятся, человек, который будет их направлять, человек, ради которого земля и небо. То есть не земля и небо физические, которые физически сотворены ради Иакова, а земля и небо как система ценностей, в которых человек ориентируется и живёт. Мы знаем, что есть понятие «Дерех Эрец» (путь земли) — человеческая этика, и есть «Шамаим» — царство небесное. Путь земли не в отрицательном смысле, упаси Бог, а путь взаимоотношений между людьми, которому сами люди научаются. Человеческая этика. А царство небесное — более высокий уровень, когда в этих отношениях есть ещё и Всевышний, что очень и очень важно. Это система координат. Иешуа говорит, что «вы перейдёте в систему координат Иакова праведного на том уровне, на котором вы находитесь».

Ты сказал, что Иаков — это Его брат?

— Так называют — брат. Кто-то говорит, что двоюродный, кто-то ещё как-то  говорит.

Очень странно, что Иешуа его называет Иаковом Справедливым; какой-то титул такой…

— Здесь, скорее всего, поскольку это десятый перевод с коптского, там стоит слово «цадик» — «праведный». Это не справедливый, как судья, а праведный, причастный к праведности.

Иешуа говорит, что есть какой-то человек, который выше вас по уровню, и он для вас будет ориентиром, или как?

— Да. Поскольку вы пришли туда, куда пришли, на том уровне, на котором вы находитесь,  вы будете нуждаться в учителе, и подходящим учителем будет Иаков Справедливый.

Очень интересно. Это тоже противоречит такой привычной картине, что был Иисус, Он ушёл, остался Святой Дух. Оказывается, Он строит какую-то систему, что ли.

— Мы же знаем, что на самом деле, исторически, Иаков руководил Иерусалимской общиной. Это факт. Также знаем, что Иаков был товарищ строгий, и сам Пётр в Антиохии побаивался его посланников. Люди Иакова пришли, и Пётр засмущался. Исторически какая-то власть у Иакова была. Не пришли, как, например, Корах, сказать, что «вся община святая, почему вы превозноситесь?» Этого не было. Мы видим и в Деяниях, и в дальнейшем, что в общине существует иерархия. Она достаточно устойчивая.

А мы думали, что апостолы самыми главными остались.

— Ну Иаков тоже апостол. Мы знаем, что руководит общиной Иаков.

Он входит в эту троицу, это тот Иаков, где Иаков, Иоанн и Пётр?

— Да. Видимо, да, это он. Иешуа побуждает их подыматься на более высокий уровень,  чем эти вопросы.

Иисус сказал ученикам своим: Уподобьте меня, скажите мне, на кого я похож.

Нужно понимать, что здесь (я взял и коптский текст), речь идёт о «на что Я похож». Не «кто Я?» (как «за кого вы почитаете Меня?»), а  «на кого я похож? Что я для вас?» Потому что можно сказать: «Ты — Машиах», «Ты — Посланник Бога», «Ты похож на умного, доброго человека». Как Пятачок сказал Винни — Пуху: «Ты похож на медведя, который летит на воздушном шарике». Какое-то описание. «Что Я для вас, на что Я для вас похож?»

Симон Петр сказал ему: Ты похож на ангела справедливого (на посланника святого, на посланника Всевышнего. Это может включить в себя и «Сын Божий», и «Мессия»).

— Выходит, Пётр дал ему самую максимальную оценку.

— Самую максимальную, которую он может дать, как монотеист. Но что значит «посланник»? Это кто-то, кто взял какую-то капсулу от Всевышнего и принёс её на землю. Принёс какой-то набор знаний, учений или действий. Он — посланник небес, но не канал в небеса. То есть не путь в небеса, а посланник. Это важная разница. Он принёс какое-то, может быть, очень большое, но ограниченное количество информации и мудрости, какие-то очень большие, но, возможно, очень ограниченные посланием задачи. Тут надо сделать такую оговорку, вспомнить, что никто из учеников Иешуа на тот момент: ни Пётр, ни Иоанн, ни Матфей, ни Фома — не читали Новый Завет. Может, они его потом частично напишут, но они его не читали. И их представления о Машиахе мы увидим в книге Деяний. «Когда Ты восстановишь Царство?» Хотя Машиах — Сын Бога Живого, который должен воссесть на царство, тем не менее, их представления о величии Машиаха на тот момент достаточно ограничены.

Следующий, кто отвечает, это Матфей. Интересно, что коптский язык имеет апостроф, который редко в этом язе используется. Здесь в имени Матайос этот «айос» последний отделён, как суффикс. А поскольку «матея» это «ученики», то Матфей назван здесь такой квинтэссенцией ученичества. Матфей как ученик. То есть «ученики сказали».

Матфей сказал ему: Ты похож на философа мудрого.

Я немножко расширил перевод на базе коптского. То есть Пётр сказал, что «Ты — Посланник небес, Ты принёс небесную мудрость. Матфей говорит: «Ты мудрый мужик, философ, ты принёс человеческую мудрость». И тот, и другой видит в Нём Учителя. Один видит в нём человека с умом и мудростью предков, с философией дошёл до чего-то; другой говорит, что это человек, который получил послание с небес. Два  подхода. Один говорит про небесную мудрость, другой — про человеческую мудрость.

 Фома (автор текста) сказал ему: Господи (это в русском языке стоит «Господи», в коптском же стоит «саз», что означает «писатель» «автор», но используется в значении «господин» — тот, кто пишет мою судьбу, мной управляет; это важно), мои уста никак не примут сказать, на кого ты похож. (То есть «я понимаю,  но я не могу выразить, это устами невыразимо»).

В Евангелии обычно мы видим, что Пётр на такой вопрос сделал исповедание веры, и его Иисус похвалил. А тут наоборот. Он не может даже сказать, и за это его похвалили.

— Не совсем так. Смотри. Там Иешуа спросил: «За кого Меня почитаете?» То есть «кто Я?» А здесь: «На кого я похож?» Например, В. В. Путина все почитают за президента Российской Федерации. А вот кому его уподобить — это более широкий вопрос. И там могут возникнуть серьёзные трения. То есть это два разных вопроса. Тут Фома говорит: «Я не могу выразить устами, кто Ты». В еврейской системе есть понятие «хохмА»  («мудрость») и «бинА» («разумение»). ХохмА — это озарение, это что-то, что словами не выразить, а «бинА» — это раскладывание на слова вот этого невыразимого. Наверное, почти каждый может сказать, что испытывал такое переживание, когда раздумывал над чем-то, пытался понять что-то, и вдруг  уже понял, что понял, но словами ещё выразить не может. Пришло озарение, понимание, но оно ещё не укладывается в слова. Это то, что называется мудростью хохмА. Но здесь можно провести и параллель с восхищением на небо, где слышались слова неизреченные. То есть какие-то, с одной стороны, слова, а с другой стороны, слова, которые речевой (и мысленный) аппарат человека не способен выразить. И тут он говорит: «Я это понимаю, но не могу выразить. Этнос одевается в слова и во все знакомые мне понятия мира. То, чему Ты подобен. Я постигаю что-то, невыразимое словами».  И первое, что Иешуа ему отвечает — Он его ругает.

Ругает?

— Он его ругает. Он говорит: «Не называй меня «господин», Я не твой господин». Если Фома говорит Ему: «Господин!» (Помнишь, как «что ты называешь меня благим, никто не благ, только один Бог»). Здесь Иешуа говорит: «Я не твой господин».

Я это воспринял, наоборот, как комплимент.

— Это и ободрение, и укор. То есть если ты это понял, то почему ты так говоришь, зачем эта формальность? Никто из них сказал «Господи». Ни Пётр, ни Матфей. Именно Фома, который даже выразить не может, что он видит, говорит «господин».

 Иисус сказал: Я не твой господин, ибо ты выпил, ты напился (опьянел) из источника кипящего, который я измерил (выкопал).

Почему кипящего?

-Кипящий — потому что бурный, бурлящий.

Это как вино играет?

-Да, оно бурлит. У этого источника движение не только внешнее, но и внутреннее, он изнутри подвижен. «…Который я измерил». Здесь «измерил» — там, всё же, слово «выкопал» стоит. «Вырыл». «Ты прошёл тот путь, который Я проложил; ты выпил из этого источника». Но тут нужно сказать, что , как и в случае с Петром в Евангелии, когда ему говорят, что «блажен ты, ибо не плоть и кровь…», а через несколько стихов ему же прилетает «отойди от меня,  сатана». Это не знак ГТО, который ему выдали, сказав, что «мы теперь с тобой на равных, считай себя таким-то». Здесь именно за это постижение, что Он непостижим, его и хвалит Иешуа. Но это момент такой.

И он взял его (видимо, Иешуа — Фому) , отвел его (и) сказал ему три слова.

Здесь можно перевести с коптского — «давар», «речь». Не три слова, три каких-то речения, три вещи. А можно перевести как три слова. Поскольку мы с самого начала говорим, что это слова тайные, видимо, Он дал три наставления Фоме, которые, возможно, позволят ему научиться говорить языком то, что он не мог сказать.

Зачем говорить про эти три слова, если они потом не объясняются? Я предполагаю, что потом будет что-то из этих трёх слов?

— Нет, ничего не будет.

Тогда зачем говорить три слова?

— А для того, чтоб показать в дальнейшем реакцию учеников. Неважно, какие слова и какое великое откровение ты получаешь, на него будет одна и та же реакция во веки веков. Неважно, что Он именно ему сказал. Говоря образно, Он три уголька дал Фоме, вложил в него. На три слова, которые ты получишь, будет такая же реакция. И, может быть, важно, чтобы ты добивался услышать свои три слова, а не искал услышать те три, что услышал Фома. То есть сам факт, как мы к этому относимся. Есть я, Алекс. И я что-то думаю, думками богатею, а вдруг я слышу, что есть какой-то Дормидонт, которое Всевышний открылся и дал какие-то откровения. И он ещё и пытается со мной этим делиться. Я могу считать (до богохульства), что Бог может дать ему откровение, а мне не дать.

Давай с другой стороны. Три слова — это много или мало? Для откровения.

— В еврейской традиции, если что-то случается трижды, то это — знак постоянства. То, что называется «хазака». То есть если у тебя три раза сложилась определённая ситуация, то ты можешь сказать, что такова реальность. Если, например, ты решил свою соседку угощать на каждый шабат курицей. И ты три раза подряд приносил ей жареную курицу. Она может решить, что такова реальность, что Ваня приносит курицу. Если ты решил передумать, то ты должен делать отмену обета. Если у женщин три мужа умерло, это тоже означает определённые вещи. Не дай Бог мальчики три раза умирают при обрезании. Когда в семье рождается четвёртый мальчик, ему не делают обрезание; до такой степени внимательное отношение к этому в традиции. В той самой традиции, в которой ученики Иешуа находятся. И читатели Фомы. Если человек получил одно откровение — ну, получил. Если три — то это уже поднятие на пророческий статус, ведение в уровень получателя откровений.

То есть Иешуа закрепил для учеников и для Фомы, что Фома сам себе на уме, у него особый формат?

-Думаю, это не было для учеников, это было для Фомы. Фома получил наставление, как воду из этого источника сделать собою. Как льва и огонь, о которых мы говорили. Опять же, ему надо соответствовать, это не грант какой-то, что будет бесконечно звучат.

И что же за реакция странная дальше, когда его спросили?

Когда же Фома пришел к своим товарищам (тут «товарищам», но слово «хавэр» у фарисеев означало «посвящённый ученик», «грамотный коллега»), они спросили его: Что сказал тебе Иисус?.

И вот здесь опять сложности перевода. Есть один предлог, который не совсем правильно переведён. Если мы читаем дословно, будет: «Если я скажу вам одно в этих словах…» Не «из» этих слов, не одно из слов, а одно из слов в том же состоянии. Неважно, что Иешуа ему сказал. Не то, что Иешуа ему сказал три тезиса или три слова, и за каждое его побьют камнями.

Фома сказал им: Если я скажу вам одно в этих словах, которые он сказал мне, вы возьмете камни, бросите (их) в меня, огонь выйдет из камней (и) сожжет вас.

Слово, которое употребляется как «сожжёт» означает ещё и «очистит».

Но почему такая реакция, что эти товарищи такие злобные и завистливые. Почему они должны сразу разозлиться, если он скажет одно из этих слов?

— Классический повод для побивания камнями — это богохульство. И это не проявление человеческой злобы, это заповедь Торы. Другое дело, что по злобе можно кого-то богохульником посчитать. В чём здесь дело, в чём пробам с учениками? Когда Форма получил какое-то откровение, получил путь, канал постоянной связи с Всевышним, и свет Всевышнего стал раскрываться в нём, в этом единении с Всевышним Фома пребывает и если в этом единении будет говорить с ними, словно ощущая себя богом (ведь есть такое ощущение единства, настолько прочного божественного присутствия внутри), то для учеников это что-то чужое, то самое мёртвое, о котором говорил Иешуа. Получается, что то самое живое слово Божье Фома сделает мёртвым для учеников. Ведь ученики сами могут достигнуть откровения внутри себя. То есть я могу рассказать о каких-то переживаниях своего общения с Всевышним, но каждый человек уникален, и раскрытие света Всевышнего в нём уникально для него не потому, что каждому Всевышний даёт разное откровение, не потому, что у Всевышнего разные Торы для всех; этот свет раскрывается так, чтобы через весь народ в полноте раскрывалась Тора. Поэтому ученики не смогут воспринять божественное через Фому, а только изнутри себя. Когда они подумают, что Фома выдаёт себя богом (они же не могу этого внутренне ощутить), они будут бросать в них камни. Но тот самый огонь выйдет из камней и зажжёт их. То есть из этого возмущения возникает эта амбиция. Почему не мне? Я тоже хочу. И этот огонь может и очистить, и зажечь, даже, возможно, в хорошем смысле. Не потому что «все вы тут сгорите», а «все вы загоритесь». Но всему своё время. Проявление Божьего слова в мире человеческом даже в мире, казалось бы, учеников Иешуа, может вызвать такую реакцию.

Значит, это будет им не к добру, если он хотя бы чем-то поделится, это им навредит?

— Да. Вот это непересказываемое и не нужно пересказывать, пока человек сам не узнал.

Значит, учим того, кто уже понимает.

— Да. И заканчивается ответ на вопрос учеников про посты и молитвы:

Иисус сказал: Если вы поститесь, вы зародите в себе грех.

Вы становитесь почвой, маткой для греха. Почему? Иешуа и в других Евангелиях осуждает постящихся, которые ходят с постным лицом. Когда есть осуждение тех, кто не постится, ощущение собственной праведности и так далее. Есть вред в посте, который пост не во имя небес, который не происходит из внутренней нужды.

То есть ощущение собственной праведности ты осуждаешь?

— Нет. Сама праведность побуждает человека на пост. Я праведник, потому я пощусь. Нет, человек постится потому, что у него нет желания есть, потому, что из-за тонкости переживания он достиг такого внутреннего уровня, когда у него есть нежелание кушать. И он может никому не показывать, что у него есть этот уровень. При этом он даже может ощущать себя грешником, из-за этого ощущения ему горько, что он грешник, и он отказывается от еды, так как от этого ощущения не хочет есть. А так есть такое хасидское высказывание, что «праведник, который считает себя праведником, — не настоящий праведник». Но мотивом может быть и желание, как я уже сказал. Желание разжечь этот уголек. Приучить себя ощущать эту греховность, приучить себя ощущать какую-то причастность. Но тогда всё равно это какой-то горящий уголёк, горящее намерение  что-то сделать для приближения к Богу, а не напоказ, не для удовлетворения собственного эго, не чтобы чувствовать себя хорошим, даже не для того, чтобы уже получить награду, как говорить Иешуа. Это понятно?

Наверное. Просто это очень высокий для меня уровень. Не есть потому, что не хочется есть.

— Иешуа говорит про тех, кто постится напоказ.

Было у меня в юности, когда я много медитировал, то не хотелось есть совсем.

-Я правильно понимаю, что когда ты постишься с постоянством, и в конце- концов это становится частью тебя и обыденностью, как зубы почистить?

— В то время постились как — два раза в неделю. Понедельник и четверг. Обязательный пост. Фарисей говорит: «Я пощусь два раза в неделю».  Конец месяца, канун новомесячья — тоже пост. Получается 8-9 постов в месяц. Каждый четвёртый день, сили не больше. Плюс общественные посты и так далее. Постов набегает много. Знаешь, у меня было время в юности, когда я постился в понедельник и в четверг. И не хотелось кушать. Не было никакой духовной работы, я просто не ел. Но это позволяло мне ходить и смотреть на тех, кто ест, и исполняться праведного гнева на тех, кто может есть. Или радости, что слава Богу, что я не такой. Я-то не ем. Это действительно может причинить вред, как любой вид подвижничества. Есть девушки, которые в стремлении похудеть заболевают анорексией. То есть их желание похудеть превращается в поглощающий их спорт. Точно так же можно заизнурять себя, а еще больше соревноваться с кем-то. Ты сколько дней в неделю постишься, два? А я три буду. Я возьму на себя  ещё какие-то обязательства, ещё и ещё, чтобы быть круче, чем Хаим, круче, чем Юрий. И это погубит.

…и, если вы молитесь, вы будете осуждены.

То же самое. Молитва — это обращение к самому высокому, что есть. Если мы молимся просто потому, что нужно (надо же что-то сказать, заполнить паузу),  или молимся напоказ, чтобы люди видели, в каких мы близких отношениях с Богом, молитва может быть сценическим действием. И у самых хороших людей. Я не говорю о злодеях. Случается у людей очень хороших, что молитва — это лицедейство.

Впечатлить кого-то уровнем своей молитвы.

— Да, уровнем, длительностью, отзывчивостью  своею, голосом и так далее. Я помню, что был когда-то в гостях, человек молился за еду, и ему сказали: «А что же ты за помидоры ещё не помолился?» И другой человек встал и домучился за помидоры на столе. У него было такое ощущение, что как же помидоры не промоленные остались. Самые духовно сильные  люди падают в этом. Иешуа говорил это не абы кому, а тем, кто с Ним, своим ученикам. И он говорит, что не нужно стремиться к какому-то внешнему действу. Они ведь спросили: «Как Ты хочешь, чтоб мы постились, как Ты хочешь, чтобы мы давали милостыню?» А Он говорит: «Не надо делать, как Я хочу. Делая, двигайтесь своим желанием. Тем огнём, который внутри вас».

…и, если вы подаете милостыню, вы причините зло вашему духу. И если вы приходите в какую-то землю и идете в селения, если вас примут, ешьте то, что вам выставят.

С милостыней тоже понятно, а дальше не совсем понятно, надо знать контекст. Времена на дворе — времена второго храма. И народ очень сильно помешан на чистоте. Не гигиене, а чистоте ритуальной. Рассказывают, что у фарисея всегда мокрая одежда, потому что он после каждого дела идёт в микву. Понятно, что он не зайдет в деревню и не будет есть самую наикошернейшую еду, потому что её может приготовить женщина во время месячных, не дай Бог, или ещё что-нибудь. И вот эта боязнь существует повсеместно. Талмуд в трактате Йома рассказывает о двух священниках, которые бежали к жертвеннику. Поскольку священников — коэнов было очень много, за какие-то жертвоприношения  они соревновались, кто послужит Всевышнему, кто принесёт эти жертвы. Конечно, намерение, с одной стороны, такое  доброе, но вот что там произошло. Когда они были на расстоянии двух метров от жертвенника, почти у самой цели, один священник толкнул другого. То есть соревнование стало несправедливым. Обиженный священник вытащил нож (у священника нож всегда при нём, это его инструмент), вонзил нож в сердце того, кто его толкнул. Поднялся шум, пришёл отец священника, которому вонзили нож в сердце, посмотрел и сказал: «Успокойтесь, он ещё не убит, он ещё в судорогах; значит, нож не осквернён. Мой сын  ещё трепещет, и нож не осквернён». То есть для человека смерть собственного сына была не так страшна, как осквернение ножа. Настолько большое внимание уделялось ритуальной чистоте. И это то, что сокрыто от современного читателя, это ещё одна сторона подвижничества, о которой мы сегодня не знаем. Это хранение ритуальной чистоты. Даже для человека, который живёт где-то в Галилее и в Иерусалимском храме бывает нечасто.

То есть это всё про еврейские селенья, это не про то, что иди к язычникам, тебя накормят крабами, а ты кушай.

— Нет, скорее всего, нет. Имеется в виду «ешьте, что вам выставят». Потому что речь идёт именно об осквернении и чистоте.

Тех, которые среди них больны, лечите.

Опять-таки, — не бойтесь прикасаться. Что это значит? Человек больной тоже может быть нечистым. Мало ли, какие у него высыпания на коже, истечения и так далее. А человеку, который считает себя служителем и посланником, — может быть, нам нужно особую чистоту хранить. Этот разговор о разделении трапезы, о том, чтобы покушать с этими людьми и лечить их — это очень важно. Потому что сам факт, что мы можем кого-то исцелять и наделены силой кого-то исцелять, не даёт нам повода хранить какую-то особую ритуальную чистоту. Иногда нам кажется, что человек хранит чистоту, и что это снобизм. А это необходимо. Вот мы видим нейрохирурга, вот он идёт в маске, спецодежде, перчатках. Он идёт весь такой «не здоровайтесь со мной за руку, не трогайте меня и не дышите на меня». Может показаться, что это снобизм, но это забота о пациенте. Забота об окружающих. Но иногда человеку может захотеться какой-то особой статусности; хотя, конечно, в те времена не было нейрохирургов и такой стерильности, но вот этого ощущения в перчатках, с поднятыми руками, который не может прикоснуться к чужой тарелке и к больному — только скальпелем… Вот эта опасность существует, и о ней говорит Иешуа. Иешуа  говорит: «Не бойтесь оскверниться, не то, что входит в вас, осквернит вас. Не бойтесь стать ритуально нечистыми, не бойтесь прикасаться к больным, лечите их; осквернит вас то, что выходит из ваших уст». То есть осуждение в адрес этих людей, которые где-то убоги, где-то нечисты, где-то не совсем хорошо курочку зарезали (тоже может быть, ведь есть куча всяких правил, устрожений).

То есть нету здесь отмены шхиты?

— Нет, здесь нет отмены шхиты, нет отмены ничего. Ну, например, я собрался к тебе в гости, и ты спрашиваешь: «Алекс, что ты кушаешь?» Я говорю, что всё кушаю. Ты мне скажешь: «Алекс, вот я тебе опилки приготовил, ты же сказал, что всё кушаешь». Когда мы говорим: «Я всё ем», — имеется в виду еда. И когда Иешуа говорил, не имелось в виду, что Его ученики забредут куда-то, где им подадут лягушек под соусом или что-то такое ещё. Для них понятно, что пища — это пища, разрешённая Торой, но есть какие-то устрожения, связанные с ритуальной чистотой.

То есть для себя они её соблюдают, может быть, но когда они приходят к людям, в чьи-то дома, то нужно пренебречь какими-то правилами, чтобы послужить человеку.

— Да. Это, вообще-то, и Тора говорит. Но, как мы видим, люди боялись оскверниться, не прикасались, не входили к кожевнику в дом. Это не повеление Торы — быть всегда чистым. Женщина, которая родила, сделала большое и праведное дело, долгое время нечиста; и много ситуаций, когда человек, к примеру, омывал мертвеца, готовил его к погребению. Он доброе дело сделал, но он нечист. Нет заповеди не быть нечистым, но есть запрет в нечистом состоянии входить в храм, но в то время люди взяли на себя такое обязательство всё время быть чистыми. И это само по себе Торе не противоречило, но это мешало соблюдению Торы, соблюдению духа закона во многих ситуациях.

Вот сегодня есть такое большое хасидское течение в Израиле, они называются гурскими хасидами. Очень сильное хасидское движение. Глава этого движения никогда не встречается с теми, которые не соблюдают шабат. То есть он вообще не готов их видеть. Это уровень чистоты, который он для себя установил. Иначе он осквернится. А здесь Иешуа говорит нечто совершенно противоположное.

Сразу хочется внутри определить, человек правильно поступает или неправильно.

— Это его решение. Бывает, что человек не может справиться с гневом. И если он видит человека, не соблюдающего субботу,  то его мысли его осквернят, и так он защищается. Вполне его право.

То есть не надо всех под одну гребёнку грести?

— Хочется о нём сказать плохое, хочется его в плохом контексте воспринять. Я думаю, что Иешуа учит своих учеников другому. Но гурский ребе не был учеником Иешуа. На своём уровне, как он видит свою праведность — так он и поступает.

Значит вот этот абзац начался с осуждения пафоса, и в конце Он переключает внимание на саму работу, на то, чтобы какие-то формальности не были препятствием для исцеления, служения и так далее.

— Да.

Значит, пафос — полезная вещь. Зачем мы пускаемся в эти пафосные вещи? Для самоутверждения, мы какую-то (будто бы) духовную работу делаем. В результате получается, что, если есть пафос, это отделяет нас от людей и мешает служить.

— Да. Я думаю, так это можно понять. Можно уйти в аскетизм, поститься, молиться. Я недавно смотрел документальный фильм об ортодоксальном мире. Иешива, которая в Бней-Браке, рассказывает, что у такого-то раввина была жена. И он сидел и учил у себя в комнате Тору, а у неё случился сердечный приступ. И она не хотела его тревожить и отвлекать от учения Торы, она поползла к телефону, чтобы вызвать скорую., но не доползла, к сожалению, и умерла. Это подвиг, что она его не потревожила. Вопрос: а с точки зрения вот этого раввина, который сидел и учил Тору, насколько нужно было сидеть и изучать Тору и не отвлечься на то, чтобы помочь жене? Для меня это однозначно, что надо прервать. И такие случаи, когда «а мы молимся, не мешай», ребёнок пристаёт, а ты тут молишься или Тору учишь, эти занятия постом, молитвой и милостыней — это может пойти нам во вред. Можно раздавать милостыню в ущерб собственным детям, в ущерб самому себе. А можно гордиться этим и искупать этим свои грехи. Всё, что угодно.

Дальше:

Иисус сказал: Когда вы увидите того, который не рожден женщиной, падите ниц (и) почитайте его; он — ваш Отец.

Понятно, что фраза «рождённый женщиной» — это сказано было в своё время ангелами про Моше. Как рассказывает мидраш, когда Моше пришёл брать Тору, ангелы возмутились и сказали: «Что это пришёл рождённый женщиной, что ему здесь делать?» Но мы же знаем, что с точки зрения иудаизма и точки зрения того, во что верили ученики, у каждого из людей внутри есть частица Всевышнего, Его свет. И, разбираясь, вглядываясь в себя, можно увидеть в себе Того, который не рождён женщиной. Ту часть, которая не родилась вместе с тобой, а существовала до этого. Об этом Он еще дальше будет говорить.

Снова смотреть внутрь?

-Снова смотреть внутрь, да. Потому что как мы можем определить, кто не рождён женщиной? Все, кого мы увидим, рождены женщиной.

Просто часто приходит мысль, когда мы стремимся быть объективными и не высокомудрствовать, часто можно подумать, что я это сам себе придумываю и «а всё ли у меня в порядке с головой?». Тут, всё-таки, говорит о том, что можно в себе увидеть эту искру и часть Отца.

— Да. Но опять-таки, нужно помнить вот что. Я увидел, кстати, в комментариях на другом канале, человек сказал: «Вот, если я буду смотреть в себя, я только грешника увижу, как можно увидеть в себе Божественный свет?» Нужно здесь говорить о том, что Иешуа здесь говорит подготовленным ученикам. Он говорит людям, которые обладают определённым духовным опытом и определённым здравым смыслом в духовном мире, умеющим отличить прельщение от истины.

Ну вот это похоже на жемчужину, которую в Евангелии нашёл купец. Если я нашёл жемчужину, то, как написано, «пасть ниц». Когда мы опознаём в себе эту Божественную древнюю нетленную часть, нужно к ней очень внимательно относиться. «Падите ниц и почитайте».

— Да. И «ваш отец», кстати, тут и в коптском выделено в значении «Бог». То есть в себе можно увидеть Бога. Но тоже с тысячью оговорок, что это очень опасный путь, и что Иешуа говорит здесь к опытным, бывалым людям. Дальше:

Иисус сказал: Может быть, люди думают, что я пришел бросить мир в мир (тут два русских лова «мир»), и они не знают, что я пришел бросить на землю разделения, огонь, меч, войну. Ибо пятеро будут в доме: трое будут против двоих и двое против троих. Отец против сына и сын против отца; и они будут стоять как единственные.

И это тоже есть в синоптических Евангелиях, мы видим это, например, по тому, как Фома говорит о своих откровениях. То есть можно сказать, что Иешуа — это не какой-то учебник по общению с другими людьми. Он не учит тебя быть привлекательным, идти на компромиссы и так далее. Это — откровение, раскрытие света. Огонь, который пришёл бросить. Это очень сжигающий изнутри огонь. Он будет порождать разделения и споры. И внутри общины верующих, и везде. Конечно, этот огонь учит человека, который учится у Иешуа, любить людей и воспринимать их, воспринимать гонения от людей. Но он не учит человека быть милым и удобным для людей. Поэтому ожидаемо, что этот огонь будет порождать и вражду. Не думайте, что вам везде будет дорога, что вам все будут улыбаться, если в вас будет этот огонь. Не думайте, что это будет так. Будут разделения в семье, в народе, в общине — везде. Поскольку откровение и общение с Всевышним (помним про Фому) у каждого разное. Ведь, по сути, в этом интимном общении с Всевышним каждый человек одинок по-своему. И трудно принять другого, трудно его понять. Хочется загнать всех под один стандарт веры, понимания и праведности. Это из-за такой неровности нашей почвы, из-за такого неполного прогорания. Всё, что не прогорело в нас, будет, естественно, вызывать вражду.

Какая ценность этому откровению, если оно приносит разделение?

— Ну не со всем же надо соединяться.

Мы же говорим про то, что гармония от Бога, сотрудничество, благословенно Его славное Царство вовеки…

— Да, но я думаю, что не все попадут в это царство. Вот этот огонь будет выявлять тех, кто не способен его принять. И даже внутри человека может быть такое разделение, что часть меня хочет следовать, а часть не хочет. Почему Иешуа и говорит, что если глаз твой тебя соблазняет, рука и так далее. Это ведь самое страшное отделение — вырвать глаз или руку, пусть и фигурально.

Алекс, я смотрю на твой пример. Ты, всё же, со всеми людьми дружишь. Я, может быть, не со всеми говорил, но ты всё равно удосуживаешься говорить со всеми. И я не вижу тебя конфликтным человеком.

— Начнём с того, что меня в начале моего пути с Машиахом просто тиранили гурские хасиды, которые не давали мне шагу ступить. Они побили моих детей и вообще много чего недоброго сделали. Разделение и в семье было. Можно сказать, что и сегодня есть люди и церкви, которые молятся против меня. То есть проводят целые молитвенные собрания против меня. Не желая сам с чего-то и от чего-то отделяться, я вызываю причины конфликта. Иешуа  ходил к грешникам, блудницам и мытарям. К самой презираемой части общества. Но это не значит то, что там, среди тех людей, эти грешники не чувствовали внутреннего противостояния святости, которая от Него исходила. Скорее всего, Он там тоже сеял угольки, и разделение происходило.

То есть здесь не про конфликтность?

— Нет. Здесь про то, что будут противоречия, будут и внутренние противоречия. Те же самые откровения, которые человек получает, вызывают противление его тела, какой-то части его души, личности. Человек бывает раздираем противоречиями. Можно понять вот эти «пятеро в доме», о которых тут идёт речь, как пять чувств, которые есть в человеке.

Лёгкая шизофрения неизбежна?

— Человек долго идёт к внутренней гармонии по откровениям Машиаха. Сначала это какие-то сложности. Тот же самый лев не обязательно будет гореть желанием, чтобы его съели.

Знаешь, что здесь есть. Если здесь предупреждается о разделениях и противоречиях, то, наверное, изначально противоречия и разделения считаются чем-то плохим, иначе чего о них предупреждать.

— Здесь ещё видишь как, семнадцатая логия заканчивается: «…и они будут стоять как единственные». То есть в этих группировках разделения внутри будет единство.

Объясни.

— Скажем, одни за вознесение до скорби, другие — за вознесение после скорби. И это роднит тех, кто на одной позиции, посылает их в бой. Человеку хочется в своей праведности, чтобы все были праведны так, как он. И из-за этого рождается очень крепкая форма единства — единство против кого-то. За нашу форму праведности против всех остальных. Может показаться, что это и есть единство, но это — разделение. Два против трёх, три против двух — неважно.  Путь к единому царству гармонии проходит через то, что мы, учась любить друг друга, сначала объединяемся, как это ни странно, в ненависти.

То есть будут видны конкретные лагеря внутри и снаружи?

— Да.

Ой, сложно это. У меня была мысль изначально, что зачем об этом говорить, если гармония, сотрудничество и единство не считаются ценностью? Мне кажется, как раз в предупреждениях разделения оно как раз и подчёркивает большую ценность гармонии, сотрудничества взаимопонимания.

— Да. Гармония точно так же, как пост, милостыня и молитва, не должна быть пафосной.

То есть можно конфликтовать, как Лютер, не здороваться ни с кем из-за того, что они неправильно понимают причастие, а можно просто отличаться, мол, ну да, мы отличаемся.

— Да. А можно играть в пафосную гармонию, сказать, что все мы — братья, и ты прав, и те хороши. Точно так же, как можно пафосно поститься, можно пафосно гармонировать. Я думаю, что это большая опасность. А ещё страшнее принуждать к гармонии других или себя. Это часто происходило на церковных соборах, это происходит сейчас в церквях, и в синагоге такое бывает.

Почему часто повторяется «двое против троих, трое против двоих»?

— Это такой язык. И те, и другие активны. То есть трое объединились против двоих, они агрессивны по отношению к ним, но и те агрессивны к троим. Здесь нет невинных, неактивных героев. Скажем, если отец против сына, то сын может смириться. Но нет, и сын против отца.

Интересно. То есть никто не будет уступать.

— Никто не будет. Иешуа говорит, что будет и до такой степени, что не всегда так будет, но даже до такой степени, могут быть такие ситуации и разделения.

Иисус сказал: Я дам вам то, чего не видел глаз, и то, чего не слышало ухо, и то, чего не коснулась рука, и то, что не вошло в сердце человека.

Вошло в сердце человека — опять коптский. Здесь связано со вкушением. То есть четыре чувства. Не видел, не слышал, не трогал, не пробовал. Чего нету? Унюхивания. Видимо, потому, что говорится о храмовых благовониях, что это — единственное, от чего душа получает удовольствие. Потому что все другие чувства повреждены в грехе с деревом. Обоняние не повреждено. Иешуа говорит, что «Я дам вам то, что в этом мире вообще не познано. Что телесно до сих пор никак не познавалось».

Это какие-то удовольствия, переживания или какой-то опыт, особая схема?

— Я думаю, что то, что не вошло в сердце — это какой-то опыт, какое-то умение.

Умение — это практическая вещь?

— Да, умение, навык — это очень практические вещи.

То есть здесь не про мистицизм, не про какие-то переживания, а про что-то, полезное для жизни?

 —  Да. Они ведь спрашивают Его, как жить. Они не спрашивают о мистике. Вообще ученики-то про мистику мало спрашивали.  Возможно, это «дам» — это что-то, что было дано Фоме.  Фома что-то ощутил, что невозможно ощутить телесно. Иешуа говорит, что «это всем будет дано. Этот источник с кипящей и бурлящей водой ведь есть, и Я вам его дам». А вот дальше, кстати:« Ученики сказали Иисусу: Скажи нам, каким будет наш конец. Иисус сказал: Открыли ли вы начало, чтобы искать конец? Ибо в месте, где начало, там будет конец. Блажен тот, кто будет стоять в начале: и он познает конец, и он не вкусит смерти».

Начало того, о чём Он сказал перед этим?

— Да. Ибо в месте, где начало, там будет и конец.

То есть, есть некое пространство, опыт, что это?

— Предназначение, я бы сказал.

Оттуда всё становится понятным?

— Да. С этой точки всё становится понятным. Если ты знаешь предназначение. Например, человек живёт и думает, кем он станет, когда вырастет. Может, конечно, нынешние дети вырастут и будут работать на работах, которые сейчас не существуют. Но здесь вопрос, почему не спросить: «Для чего я предназначен?»  Мы говорили о том, кто не рождён женщиной. До того, как я был рождён женщиной, для чего я предназначался? Моя душа? Для чего я? Для чего Бог меня создал? Если мы это откроем, то мы увидим и конец.  «Блажен тот, кто будет стоять в начале: и он познает конец, и он не вкусит смерти».

Значит, это какой-то опыт. Интересно, что ты сказал, что это практическая схема жизни, с одной стороны, но при этом он больше, чем физический мир.

— Он настолько меняет человека, что он осознаёт своё предназначение. Разве это не прикладное дело — осознать свое предназначение?

Тут тогда есть мысль, что эти можно заниматься и после смерти.

— Он не вкусит смерти. Но да, этим можно заниматься и после смерти, потому что это относится к вечности.

Интересно. То есть, есть призвание — вечная категория, не на шестьдесят лет, не на сто лет.

— Предназначение. Потому что призвание — это когда тебя куда-то зовут, а предназначение — это когда тебя уже сделали. Это мысль о «заниматься после смерти» для многих новая, многим тяжело её принять, поэтому давай мы в следующий раз её более глубоко и широко раскроем, для того, чтобы те, кто сейчас уже возмутился, чуть-чуть потерпели и подождали.

 Иисус увидел младенцев, которые сосали молоко. Он сказал ученикам своим: Эти младенцы, которые сосут молоко, подобны тем, которые входят в царствие. Они сказали ему: Что же, если мы — младенцы, мы войдем в царствие? Иисус сказал им: Когда вы сделаете двоих одним, и когда вы сделаете внутреннюю сторону как внешнюю сторону, и внешнюю сторону как внутреннюю сторону, и верхнюю сторону как нижнюю сторону, и когда вы сделаете мужчину и женщину одним, чтобы мужчина не был мужчиной и женщина не была женщиной, когда вы сделаете глазА вместо глАза, и руку вместо руки, и ногу вместо ноги, образ вместо образа, — тогда вы войдете в [царствие].

Такая сложная логия. Начнём с самой ситуации. Публичные кормления во времена Иешуа не были приняты. Конечно, могло случиться, что женщина в дороге прикрывается и кормит ребёнка. Но здесь Иешуа увидел не младенцев, сосущих молоко в конкретный момент, а младенцев, которые находятся в возрасте грудного вскармливания. По понятиям того времени это дети от нуля до трёх лет. Добавлю, что возраст с трёх лет считается возрастом гиль ѓа хинух, возрастом воспитания, когда ребёнок начинает отличать добро от зла. То есть сосущие молоко дети — это определённый возраст, а не процесс. В еврейской Каббале очень часто употребляется понятие «янУка». Это и есть младенец, сосущий молоко, который встречается с «саба» (дедушкой), и очень часто так получается, что у них там всё переворачивается, и янука объясняет сабе, что к чему. Это тот же мотив, о котором мы говорили, когда старец спросит семидневного младенца. Мы это встречаем в похожем виде в Евангелии, когда Иешуа говорит: «Будьте как дети. Если не будете, как дети, то не войдёте в царствие». Там слово «педас» — взрослые дети, а здесь — именно младенцы.

У Петра очень похожее «как младенцы, возлюбите чистое словесное молоко». Интересно, он это пересказывает?

— Вполне возможно, что да. Дальше идёт «сделайте двоих одним». Мы об этом уже говорили раньше.

Прости, пожалуйста, а это же что-то практическое означает?

— Мы говорили об этом. Кто герой? Тот, кто покоряет своё Ецер, захватывает свой Ецер. То есть когда человек научается все свои качества направлять на служение Всевышнему, тогда и происходит это преобразование. Хасиды говорят, что каждому органу тела соответствует своя мицва (заповедь). Они говорят, что если ты с помощью этого органа использовал заповедь и насладился, ты уже никогда не будешь использовать этот орган для греха, потому что он преобразуется. И здесь эти двое, которые станут одним. Когда рождается Алекс, Ваня или кто-то ещё, есть небесный замысел и есть отражение на земле. Мы — солнечные зайчики того небесного. Если мы сможем синхронизировать верхнее с нижним, и внутреннее с внешним (что то же самое, просто по горизонтали), то тогда мы и входим в царствие. Мы дорастаем до него, врастаем в него, небесное соединяется с земным. Это то, когда двое становятся одним.

То есть «сосать молоко» — это не про общение с Богом, не про присутствие, не про Дух Святой?

— Они же здесь не переспрашивают его про «сосать молоко», они переспрашивают про «если мы будем как младенцы». «Сосать молоко» — это возраст. Это мировосприятие. Возраст, в котором сосут молоко.

То есть это не смысловая параллель?

— Лактация — это не тема.

Ты говорил, что есть разница — небесный человек и земной человек. Это не про то, чтобы быть одинаковым всё время, не про единообразие чувств, слов и действий?

— Нет, нет. Это про то, чтобы Алекс земной танцевал в паре с Алексом небесным.

Хорошо, что есть Алекс небесный, а где Ваню небесного взять?

— Он тоже есть. Когда Всевышний творил Ваню, Он его для чего-то каким-то задумывал, говоря, что «вот это заиграет такими-то качествами, а это — такими». Павел, говоря об изделии, говорит, что Создатель закладывает в изделие предназначение.

То есть мы возвращаемся к замыслу?

-Да.

Речь идёт не про какие-то эмоции?

— Нет, речь идёт про замысел. В том-то и дело, что эмоции могут быть частью замысла. Например, Всевышний хотел бы, чтобы ты радовался, чтобы ты получил удовольствие от жизни, но правильным путём.

Почему берутся такие вызывающие образы? Особенно в наше время  звучит вызывающе про мужчину сделать как женщину, чтобы не было разницы или чтобы они одним стали…

— А когда мужчина и женщина были одним?

В начале.

— То есть Адам. Были мужчина и женщина, но они были — Адам. Как там строились взаимоотношения — трудно сказать, но это не про стирание гендерной темы, а про чистоту, я бы сказал, которая стоит над гендером.

Это вообще отдельная тема, потому что сразу можно говорить, какая чистота, от чего чистота…Далеко можно уйти.

— Наивность младенца. Давай возьмём Адама и Еву, первых двух людей. Вот эти два человека; или один человек — Адам. У него нет прошлого, воспоминаний, идеологий, детских мечтаний, царапин воспитания. Это совершенно новый человек, чистый лист. И с этим чистым листом он может , даже не удивляясь, ходить по раю. Такой уровень мировосприятия.

Где нам в жизни это практиковать? И как? Я, живя сорок четыре года в двадцать первом веке, не могу себе позволить быть наивным. Единственное, когда проявляется наивность, — это в разговоре с Богом. Там требуется некая наивность, чтобы поверить, что Он со мной действительно разговаривает.

— Так здесь-то речь и идёт о царствии небесном, не о преуспевании мирском. Никто не говорит, что ты будешь крутым бизнесменом, если будешь наивным. Всё, что здесь Иешуа говорит, это об общении с Богом, о том, как с Ним отношения строить. Если ты с начальником не можешь быть сосунком, то с Богом — да.

Значит, это два человека, один из которых экзальтированный и неопытный, человек, знающий небесного Отца, а второй — это старик. Тут же говорится, что надо как-то это совместить, должна быть точка, где они соприкоснутся, станут одним. Такое возможно?

— Я думаю, что да. Опыт младенчества. Я уже сорок лет младенец, тоже приходит опыт. Но тут может быть и катарсис. Это какое-то преображение. Очень глубокая идея в том смысле, что и время, и пространство сжимается, и у тебя нет такого,  как правая и левая рука. Ведь правая и левая рука для иудея — разные руки символически. Руки и ноги — это разное. Например, почему Иаков, благословляя Ефраима и Минаше, кладёт руки крестом? Почему бы не переставить местами детей? Почему бы не подвигать ногами? Потому что руки более деятельные, они более способны на изменения в мире, чем ноги. Это разные уровни действия. И Иешуа эти разные уровни действия здесь описывает. То есть полное преображение в нового человека. В книге Маккавеев, когда Цезарь угрожает детям, что он им что-то отрубит, ему отвечают, что «Бог даст мне новый орган». И, по-моему, в четвёртой книге Езры тоже речь идёт о том, что человек получает новые органы. Когда Иешуа говорит, что «если глаз твой соблазняет»… То есть в царствии выдадут. Есть обновление тела. И речь идёт о том, что каждый орган должен быть преображён из плотского в богочеловеческий, в небесно-плотской. Дорасти до неба.

Значит, есть некий процесс, когда мой внутренний ребёнок (Божий) стремится подружиться с внешним стариком, а мой внешний старик стремится подружиться с ребёнком?

— Да, да. Как раз почему я вспомнил про Зоар, что саба (дед) и янука (младенец) там — постоянная пара, на стыке которой происходит раскрытие самых глубоких тайн.

Знаешь, какая ещё хорошая мысль есть? Мы же часто бываем экстремистами. Мы часто говорим, что нужно быть либо практичными и рациональным, либо наивным и ненормальным верующим. Получается, что есть место наивности, и мой внутренний ребёнок должен быть наивным.

— Есть место для наивности, есть место для рациональности, есть — для настойчивости, для упрямства, уступчивости. В том и дело, что каждый раз возникает вопрос к Всевышнему: «Каким Ты хочешь, чтобы я сейчас был?» Я снова вернусь к образу танца, потому что танец требует постоянного слежения за партнёром. То есть ты постоянно должен смотреть на него и, глядя на него, понимать, как тебе двигаться.

Тогда сближение происходит через то, что внешний старик дорожит внутренним ребёнком, и ребёнок — стариком?

— Да, конечно. Потому что через старика он раскрывается.

Вот это — потрясающее лекарство от мистицизма и супердуховности.

— И дальше Иешуа говорит самое важное про образ. В детстве тебе сказали, что есть Бог, Он любит то, то и то (список), а не любит это, это и это (ещё список). И ты всё про Него знаешь. Вместо этого ты смотришь на Него, и твой образ постоянно обновляется, он динамичен. И тогда и образ Бога, и твой, поскольку ты с Ним танцуешь, будет постоянно динамичен. У нас очень часто есть такая ошибка. Она не произносится, но она есть. Есть такое ощущение, что человек попадает в царствие небесное, — и всё. Там нет развития, там какая-то статика. Тихий кайф, большое удовольствие, классная статика. Но там нет динамики. А здесь есть постоянное движение, постоянная динамика.

Ты говорил, что правая и левая рука — разные. И глаз. У него есть функции, у ноги есть, у рук

— То есть ты всё скачиваешь, всё приводишь в синхронизацию со своим небесным образом. Понятно, что и глаз, и руки.

Значит, есть где ребёнку проникнуть в земные дела, и есть где проникнуть старику — в дела небесные?

— Да. Теперь, если мы смотрим на Всевышнего, то Он не обладает тендерными качествами, Он ни мальчик, ни девочка. Но Он создаёт и мужское, и женское. Что здесь мужское и женское? В самом простом смысле: мужчина — влияющий, женщина — получающая влияние. Он даёт, она принимает. Опять же, когда идёт танец, совместное движение, они как будто друг друга заряжают. Тут не стирается ничего, мужчина остаётся мужчиной, а женщина — женщиной. Но это перестаёт быть ролью.

Сотрудничество.

— Да, сотрудничество. И ты можешь сказать, что ты мужчина, и потому сделаешь так. А женщина может сказать, что она женщина, и потому она сделает вот так. И это уже разрывает логическую связку. Просто делай так. Будь собой. Здесь много всего, это действительно сложная логия в плане того, что она очень практичная; это — работа на всю жизнь. Работа, как обновить себя и стать новым человеком.

Интересно, что не заметив этих противоположностей про правую и левую руку и ногу, про мужчину и женщину, сотрудничества тоже не получится. Пока не будет разделения и признания ценности и важности качества каждого, сотрудничества не построить.

— Да. В тот момент, когда сбывается «и будут двое — одна плоть», то эта плоть — не мужская и не женская уже, понимаешь? Это — новый, цельный мир.

Республиканцы должны подружиться с демократами, и наоборот?

— Я бы так не актуализировал. Иешуа-то тут говорит верующим людям.

То есть не во всём надо дружить со всеми?

— Тут Иешуа говорит о внутреннем. Дальше ещё дойдём.

 Иисус сказал; Я выберу вас одного на тысячу и двоих на десять тысяч, и они будут стоять как одно.

Это такая арифметика ещё из Торы. Здесь можно сказать, куда они будут стоять. Может сложиться такое ощущение, что Иешуа говорит про то, что один будет воевать с тысячей, а двое — на десять тысяч. Скорее всего, речь идёт о том, что из десяти тысяч будет выбран один, из десяти тысяч — двое. Это метафора о том, что избранных будет мало, и они будут стоять, как одно. Мы говорили до этого о необходимости соединяться в одно, и тут Иешуа говорит о соединении в одно. Критерий выбора, который здесь Иешуа выделяет, это умение быть одним с другим.

Это про учеников, правильно?

— Да.

— То есть тут параллель, что внутреннее с внешним соединяется, и между собой тоже?

— И между собой тоже.

То есть умение сотрудничать универсально. Сотрудничество небесного и земного, сотрудничество друг с другом.

— Да, не теряя себя при этом.

— Это можно сравнить с единодушием? Он говорит, что выберет одного на тысячу. Имею в виду то единодушие, когда верующий человек из Америки встречается с верующим из Германии, и они на одной волне.

— Да, да. Это то же самое, да. Это не обязательно какие-то подвиги. Это, может быть, вместе выпить кофе, как будто ты этого человека всю жизнь знал, как будто он тебе хороший друг.

— А почему стоит такой маленький процент? Есть такое понятие, у меня было, по крайней мере, что на небо придут много людей. Тут написано очень мало, если процентуально.

— Я думаю, это именно ученики, которые будут учить. Это тайные слова. Он говорит не массам, а ученикам, —  тем, кто способен обучать и будет нести Евангелие. Их будет мало. Да и в любом случае, несмотря на то, что  мы говорим, что многие взойдут, сколько реально верующих? В процентном отношении? Мы не знаем.

Тут же не про небо говорится.

— Спросили — то про небо.

— Извиняюсь, если что-то не так.

— Нет, это, вообще, и про небо тоже. Тут речь про то, что критерий выбора — единство. Умение сотрудничать и сродняться.

— Я хотел сказать, что если посмотреть процентуально на критерии синхронизированных людей, которые на  одной волне, то таких очень маленький процент.

— Он про это и говорит.

Ученики его сказали: Покажи нам место, где ты, ибо нам необходимо найти его.

Понятно, что если они физически спрашивают, то речь не идёт о том, где тело. Речь идёт о том, что «а где стоять-то? Ты говоришь, что Ты — путь, что Ты — дверь, а куда нам? Компас дай, карту».

Он сказал им: Тот, кто имеет уши, да слышит! Есть свет внутри человека света, и он освещает весь мир. Если он не освещает, то — тьма.

То есть у человека есть внутри свет, и этот свет, находясь во включённом состоянии, освещает весь мир. Светильник — око. То есть дальше будут идти офтальмологи.

Иисус сказал: Люби брата твоего, как душу твою. Охраняй его как зеницу ока твоего.

Если представить себе картину, то душа человека названа светильником. И светит она через глаза. Такой образ светильника. И тут говорится, когда я должен беречь своего брата. Я должен его беречь именно как светильник, заботиться о функционале его опций, чтобы он светил, был светильником. Зеница ока тут тоже не зря, потому что это линза, через которую идёт свет. Как ты следишь за своими глазами, чтобы светить, так следи и за братом своим.

Есть ощущение, что ученики просят цель какую-то духовную. «Какими мы станем».

— Да.

А Иешуа говорит про свет, что это не цель, а движение.

—  Я думаю, что ученики хотели спросить: «Кем мы станем?», а Он отвечает на «какими мы станем?».  На вопрос, а кем я буду, когда вырасту, Иешуа отвечает: «Взрослым».

Интересно, что здесь не идёт речь о том, откуда свет.

— Изнутри человека.

Уже с самого начала идёт речь о том, что это уже есть. Человек уже знает, что есть свет, есть источник, есть вода…

— Да. Для учеников аксиоматично, что внутри есть свет.

«Люби брата, как душу твою…» Такой уровень заботы друг о друге…

— Очень высокий уровень. Даже не как самого себя, а как внутреннее своё, как душу свою, как нутро своё. Душа — большее, к тому же она — часть Бога. Очень непростой призыв.

Что сложного практически? Очень сложно перейти на такой уровень заботы друг о друге.

— Если у тебя друг занял пятьдесят евро и не отдаёт, то ты можешь простить ему и даже добавить ему, бедолаге, ещё пятьдесят. А можешь сказать ему покаяться. При этом у этого покаяния будет цель — вернуть себе пятьдесят евро. То есть когда ты просишь, чтоб он покаялся, ты просишь покаяться или вернуть деньги? Ты можешь озаботиться о этих пятидесяти евро, можешь озаботиться о том, что этот человек, этот луч света Всевышнего потерялся и пропал. Точно так же, как ты хочешь сою душу вернуть к вечному источнику, так же ты хочешь и его душу вернуть к вечному источнику. Люби друга своего, как душу свою. То есть заботься о вечности его души. Тело — что там… Земле всё едино. А вот душу — люби его, как вечного.

Интересно ты говоришь, то есть любить не механически, накормив всех голодных.

— Накормить тоже хорошо.

Ты говоришь про то, чтобы о лучике заботиться.

— Да. Для этих ребят накормить — это понятно, это само собой. Это не вместо «накормить», это в плюс к этому.

Здорово. То есть тут каждому нужен свой вид заботы.

— Да. И тут не получится механически, тут нужны какие-то тесные, близкие отношения. Око — очень ценная часть тела. Я каждый день надеваю линзы, и для меня это очень понятный образ, потому что я каждый день общаюсь с зеницами ока.

— В Новом завете Штерна указывается, что иметь добрый глаз – это давать с добрым выражением глаз —  бе айн това, и быть скупым – это давать сужая глаза – бе айн цара

— Да, есть такое понятие. То есть тот, кто, скажем,  даёт десятину или милостыню, может давать байн това — давать щедро, байн ра или айнц арай  (узкий глаз), когда человек, прищурясь, с завистью даёт. Это речь о том, что такое светильник. Насколько твой светильник открыт, насколько на нём приподняты эти фильтры и так далее. Измеряется это в том, сколько человек способен давать.

— То есть если я вижу в этом стихе финансовую поддержу моего ближнего в плане заботы именно глаза, это правильно?

— И это тоже. Но ведь давать можно не только финансы. Финансы дать проще всего. Время, заботу, совет, ухо, которое выслушает, внимание, сопереживание. Это всё важнее, чем деньги. У меня есть друг, он действительно очень богатый человек. Он в списке Форбс. И денег я ему дать не могу. Могу, конечно, но это смешно. Получается, что любить я его не могу и заботиться? Но я могу выслушать его, позаботиться о нём так, чтобы он не думал, что я с ним, только из-за денег. Дать какую-то любовь, ответить на вопрос. Это же важнее, чем деньги.

— В немецком языке есть такое понятие как «mitleben», что значит «жить вместе».

— Сопереживание, да. Я думаю, здесь идёт речь и об этом тоже, но с мыслью, что мы делаем больше акцент на вечной части человека, на его сложностях, которые у него возникают на пути в вечность, в преображении в вечного человека.

Такой перескок идёт дальше, казалось бы, совсем на другое.

— А вот и не на другое.

 Иисус сказал: Сучок в глазе брата твоего ты видишь, бревна же в твоем глазе ты не видишь.

Это знакомая нам фраза из Евангелия, и эта цитата есть и в Талмуде. Дальше идёт совет, лайфхак.

Когда ты вынешь бревно из твоего глаза, тогда ты увидишь, как вынуть сучок из глаза брата твоего.

То есть задача — забота о душе. Ты увидел сучок у брата в глазу, и ты можешь сказать: « Сучок у тебя в глазу, и не брат ты мне больше. И тут написано с такими не есть вместе. Отлучаю тебя и детям своим запрещу с тобой общаться». Иешуа говорит о том, что, если ты видишь сучок, это тебе намёк на какие-то твои проблемы, решив которые, ты можешь увидеть, как вынуть сучок. Это — реальная задача, стоящая перед тобой, — помочь брату вынуть сучок из глаза. На самом простом примере — ребята, прошедшие через наркотики, делают ребцентры. Девушки, прошедшие через проституцию, делают реабилитационные центры.

Да, Он же начинает с того же самого глаза, с зеницы глаза.

— Да.

Всё та же забота о глазе.

— Да. Офтальмологи. А для чего нужно вынимать сучок? Чтобы светильник ока светил миру. Инструкция по ремонту испорченных фонариков.

То есть забота не только в том, чтобы давать, но и втор, чтобы помогать очищать. Но изюминка в том, что поможешь расчистить, когда сам расчищен. Да?

— Да. Дальше есть проблема с текстом.

Если вы не поститесь от мира , вы не найдете царствия.

Там дательный падеж. «Если вы поститесь миру». То есть если ты постишься, чтобы выглядеть хорошо в глазах кого-то или в глазах мирского себя («я пощусь два раза в неделю»), то не найдёте царствия.

Если не делаете субботу субботой, вы не увидите Отца.

Здесь то же самое в отношении субботы.  Часто приезжала американская молодёжь, я проводил с ними субботы. И они слушали внимательно, уроки были интересные. И когда приходил рав, делал авдалу, разделял субботу и будни, молодёжь с криком: «It’s over!» — бежала включать свою музыку. Человек может ждать, когда суббота закончится. Суббота может его теснить. Она может мешать зарабатывать деньги и так далее. С другой стороны, почему это связано с постом? То, что принадлежит духовному миру, надо делать для духовного мира. Богу — Божье, кесарю — кесарево. Вот Богу — посты, суббота. Это для Него, не для людей.

Но ведь Бога не впечатлить постом.

-Бога не впечатлить постом. И людей не впечатлять. Но если ты постишься для того, чтобы искать через пост каких-то переживаний… Я могу при всей своей комплекции, которая свидетельствует о моей любви к покушать, заучиться, засидеться, зачитаться. Я вчера читал Лопиталя и забыл покушать. Человек может забыть покушать в заботах о других, в молитве и так далее. Пост может быть разным. Пост как сосредоточение на смирении своего тела. Иешуа говорит, что «маскируйте свой пост». Помажься, умастись, ходи весёлый и насвистывай, чтобы люди не думали, что ты постишься. То есть «не впускай мир в свои отношения с Богом». Если ты молишься, ты можешь думать: «Сейчас люди увидят, как я молюсь». Или: «Человек вошёл и увидел у меня медузу. Круто». Все эти превозносилки и гордилки могут мешать человеку приближаться к Богу.

— Можно поститься ради переживаний.

— Да.

А это вообще здоровые вещи?

— Знаешь, это вопрос духовного уровня человека. Что-то делать ради переживаний — это вопрос духовного уровня. Мы читаем о каких-то мудрецах и героях веры, которые  постились ради каких-то откровений и переживаний. Для большинства людей проще кушать и спать, не ища этих переживаний. Есть история о человеке, который услышал, что если сорок дней не пустословить, то тебе откроется пророк Илия. И вот он сорок дней молчал и почти ничего не говорил. И пророк Илия ему не явился в конце-концов. Он поехал к Ружинскому ребе выяснять, почему не сработало. А тот ребе отличался тем, что жил в роскоши и богатстве. Он лошадей коллекционировал. Человек приехал и увидел Ружинского ребе, который гладил красивого скакуна и что-то тому шептал. Человек тот посмотрел и сказал: «И это — ребе? С лошадью…» А ребе посмотрел на него и ответил: «Смотри, это очень хорошая лошадь, она сорок дней не пустословила». То есть есть какая-то практика, которую ты берёшь, и она должна исходить из природы. Когда ты достигаешь понимания, что ты не сдерживаешь своё гнев, а не гневаешься; не сдерживаешься пустословие, а оно просто не приходит к тебе в сердце. И то же самое — пост. Это ощущение, когда что-то становится для тебя большим, чем еда и аппетит. И просто так этого делать не нужно. Как правило, это не то, что я нарисовал себе цель в конце, сказав: «Я сейчас буду тридцать дней поститься, и ко мне придёт пророк Илия и прокомментирует мне книгу Притч». Так не работает. Что за ресторан с заказами? Я могу и, ощущая какую-то безысходность, как Эстер, поститься, чтобы сосредоточиться на этом переживании больше, чем на еде и пищеварении.

Есть какое-то качество жизни, связанное с Богом, с общением с Ним, которому может помогать воздержание от телевизора, пустословия, еды?

— Да. И Павел даже говорит про удаление друг от друга для поста.

—  А кстати, Павел говорит,  на сколько — то часов и дней? Как там?

— Знаешь, я однажды был на служении раввинском, и ко мне пришёл человек и спросил: «Рав, а можно ходить к проститутке?» Я сказал: «Прежде, чем я тебе отвечу на вопрос, у тебя красавица — жена, пятеро детей; откуда у тебя нужда ходить туда, зачем?» Он говорит: «Понимаете, я взял на себя обет, как рабе Шимон бар Йохай, чтобы быть с женой только по новомесячью. Как раз по новомесячью у неё выходят нечистые дни, я вот мечусь… Можно мне пойти?» Это когда обет становится нездоровым. Во-первых, по обоюдному согласию. Во-вторых, действительно, для упражнения. Сам по себе пост — не упражнение. А он служит упражнением. То есть ты в это время что-то делаешь, какой-то духовной работой занимаешься. Иначе мысли будут идти нехорошие.

Параллель между субботой и постом. Суббота — это вид поста?

— Суббота — это пост от мирской работы. То есть у человека может гореть куча дел. Таксист может выехать и зарабатывать в субботу. Мне рассказывал Саша Огиенко, что в субботу самое время печь, потому что в воскресенье утром будут покупать. Он рассказал, как он закрыл свою пекарню в субботу, чтобы соблюдать субботу. Для него это было большой дилеммой. «Суббота -это время, когда я больше всего зарабатываю». Так всегда бывает. Очень часто у людей,  которые начинают соблюдать субботу, появляется куча друзей, которым именно в субботу надо то грибов привезти, потолок  побелить и так далее. То есть суббота — это пост от мирских дел. Умение остановиться и сказать, что «я этим не занимаюсь».

Мне вот скорее становится понятен пост через шаббат. Здесь написано, что «вы не увидите Отца», если не делаете субботу субботой. Для меня лично суббота — это как упражнение того, что «подождите, сейчас царь зайдёт, я штанишки поправлю, грудь колесом, шаг вперёд». Я всю жизнь тренируюсь, а наступит момент встречи с Творцом. Можно так сказать?

— Да, конечно. Это как десять дев, которые пролетели по этой схеме. Они же тоже не попали, когда жених пришёл.

— Не все попали.

— Десять неразумных были.

Про «увидеть Отца» — это же культурный вызов. Такая формулировка. Написано же: «Твёрдо запомните, что вы не видели образа».

— А это не обязательно образ. Тут ведь Иешуа и начал с того, что говорит про образность образа. То есть вот этот внутренний свет, про который мы говорим постоянно, про его видение, этот свет и есть образ Отца.

То есть увидеть внутри себя этот источник — это и есть «видеть Отца»?

— Можно так понять, да. И про этот источник, который через глаза светит, Иешуа говорит, что «кто видел Меня, тот видел Отца». Поэтому так важно вынимать сучки, брёвна, гайки и болты из глаз.

После долгих лет супердуховности мне как-то поскромнее хочется, что, может быть, посмотреть чуть-чуть на небо, посмотреть на свет.

— Дело в том, что, может быть, вот эта многолетняя  духовность, о которой ты говоришь, она запровозглашена, раздута пафосом. Даже у пророков, которые что-то видели и слышали, есть спокойные отношения с Богом, они спокойно об этом рассказывают. У них нет этого подымания голоса, они рассказывают очень обыденными вещами. То есть то, что Иешуа сейчас говорит, это рутина внутренней жизни, это глубоко внутри происходит.

Есть такое еврейское правило удаляться от пафоса, как ты говорил, и мы не говорим лишний раз слово «Бог», а говорим «небо» или «Ашем». А ты говоришь, что можно по-простому называть вещи своими именами.

— Ну, это сам Иешуа сказал. «Кто видел Меня, тот видел Отца». Это не я сказал, это Он сказал.

Может быть, есть обстоятельства, где нужно скрывать, а где-то можно говорить прямым языком?

— Конечно, есть обстоятельства, когда нужно скрывать. Ведь Иешуа говорит это ученикам. То, что мы сейчас читаем, это то, что Иешуа разговаривает с учениками.

Дальше, кстати, Он примерно объясняет это. Давай дальше.

— Да.

Иисус сказал: Я встал посреди мира, и я явился им во плоти.

Снова можно сказать, что свет явился во плоти.

Он про кого здесь говорит?

— Про Себя.

Он про Себя от чего именно?

— От имени света, который в нём, источника, к которому прокопал дорогу Фома. Свет внутри. Он ведь отвечает на вопрос: «Покажи нам место, где Ты». Иешуа сначала говорит о том, что «протрите глаза, выключите все мирские гляделки и приборы», а дальше говорит: «Я раскрываюсь во плоти».

Есть два способа на это смотреть. Я сейчас понял, слушая тебя. Один вариант — христоцентризм. «Я пришёл во плоти» и так далее. Другой момент, что Он про себя говорит, что «Я — не две руки и две ноги, Я — свет». Говорить с людьми о том, что ты настоящий, это тот луч света, про который ты раньше говорил.

— Да. Но Он себя ассоциирует с этим светом. Он — жизнь, путь, свет. Это всё так.

Если во мне, в тебе есть этот лучик. Это Он?

— Как Павел говорил: «Не я живу, живёт во мне Христос». Но это, всё-таки, я. Я не робот, Он не перехватывает управление. Это я, который соответствует Божьему замыслу обо мне.

Вот в этом же и упрёк иудаизма к христианству, что Иешуа заменил Бога собой. Значит, свет, который во мне, тебе или ком-то, — это Христос? Какое отношение имеет личность Иешуа к этому свету, который в человеке?

— Помимо того, что мы говорим «Иешуа», мы говорим «Иешуа Машиах», мы говорим также,  что Он — Сын Божий и Евангелие говорит, что Он верующим в Него дал власть быть сынами Божьими. То есть есть процесс усыновления, и ты тоже можешь стать сыном Божьим, присоединиться к этому свету. Он раскрыл этот свет во плоти, раскрыл Божественное сыновство, сделал его явным в мире. И никто не может прийти к Всевышнему, кроме как усыновившись Всевышним. Нужно стать сыном Божьим. Вот в этом качестве природа Машиаха. Он — Сын Божий. Чем близко Евангелие от Иоанна к Евангелию от Фомы? «В самом начале» было Слово, был Свет, освещающий каждого человека. Потом это Слово стало плотью. И вот это Слово, ставшее плотью, этот Свет, раскрывшийся во плоти, — это называлось Иисусом.

То есть это не про Иисуса, это про Свет?

— Это про изначальный Свет, про Сына Божьего, про Слово, которое явилось во плоти. Во плоти Иешуа. Но не про плоть, а про Свет и про Слово всё- таки. То есть Он — Сын Божий. Сын Божий — это Свет исходящий. Он пришёл во плоти, как человек, имя которому было Иешуа. В Нём раскрывалась вся полнота Божества. И здесь нету разговора о природе Машиаха. Он говорит здесь о том, что этот свет можно в себе увидеть.

То есть Иешуа — не личность, а функция?

— Иешуа, естественно, человек и личность. Но кроме того, что Он — личность, Он ещё говорит и о том, что Он послан творить дела Пославшего Его. Если ты говоришь, что тебя послали делать определённые вещи, то ты в этот момент — функция. То есть даже если ты — Ваня, и тебя послали в магазин, то на данный момент ты выполняешь функцию покупателя.

Жена послала меня в магазин, я — её исполняющая функция.

— Да, ты — покупатель. И твоя функция — покупать то, что она тебе в списке написала. Есть определённая свобода, плюс-минус жвачка.

Я представил, что я стою на кассе и говорю: «Я — функция жены, пришёл к вам купить хлеба».

— Здесь как Бог, который говорил в пророках, говорит в Сыне. Это линия одной цепи. Он послан, чтобы раскрыть этот Свет.  Он послан, чтобы верующий в Него не погиб, но имел жизнь вечную, чтобы те, кто уверовали в Него, тоже имели власть стать сынами Божьими. Поэтому Он не просто как ты, который пришёл в магазин, это просто сравнение; Он пришёл, чтобы сказать, что Он послан. Часть Его миссии — это сказать, что Он послан и послан Отцом для исполнения Отцовского замысла.

Мне кажется, христоцентризм пропадает, как только мы говорим о том, что внутри каждого человека есть искра, свет или возможность проявиться свету.

— Это то, для чего Он пришёл. Тот огонь, о котором Он сказал, что вот тот огонь, который Он бросил в мир и ждёт, пока разгорится. Это призыв становиться сынами Божьими.

— Вот в 1-м Иоанна 4:17 написано, что «Любовь до того совершенства достигает в нас, что мы имеем дерзновение в день суда, потому что поступаем в мире сём, как Он». То есть не Он поступает, а Он принёс какую-то модель или путь, и мы идём за Ним, этой моделью живём.

— Да. И Павел говорит: «Подражайте мне, как я Христу». Есть что-то недосягаемое, чему я не могу подражать. Я не могу подражать орлу в полёте. Потому что у него есть свойство — летать. Если мне доверено подражать, значит, у меня есть все инструменты, чтобы подражать. Но Он-то говорит, что «когда они отвергнут своё вино, тогда они покаются».  «Я явился им во плоти» — речь идёт о чём-то большем, чем плоть, правильно? О чём-то, что явилось во плоти, что до этого было не во плоти.

Я нашел всех их пьяными, я не нашел никого из них жаждущим (то есть это что-то было, что должно было удовлетворять жажду), и душа моя опечалилась за детей человеческих. Ибо они слепы в сердце своем и они не видят, что они приходят в мир пустыми; они ищут снова уйти из мира пустыми. Но теперь они пьяны. Когда они отвергнут свое вино, тогда они покаются.

Тут «покаются» не в значении «покаяться в церкви», а в смысле, что они пожалеют, о том, что они такие. Им надо протрезветь. Открылся какой-то дух, а люди опьянены другим духом, и они не внимают тому, чему учит Иешуа. Они не могут учиться тому, что говорит Иешуа.

Как ты это видишь? Потому что христианский взгляд, читая эти слова, говорит о том, что пока Иисус не пришёл, никто не видел.

— А как же написано: «Сколько раз Я хотел собрать…», «сколько Я посылал пророков», — и так далее? Это же сам Всевышний говорит, а Он не бесполезных пророков посылал. Через пророков Он говорил слово действенное.

Когда Он говорит «все», — это собирательно или это ровно три миллиона четыреста восемьдесят шесть тысяч пятьсот двадцать четыре жителя Иудеи.

— Как с большинством. Он ведь нашёл учеников (в конечном счёте). Речь ведь о чём? Посреди мира явился во плоти им. Кому им? Кто пьёт. Кто эти  алкоголики? Это же не рыбаки, не Галилейские простые жители. Это — люди, которые занимались изучением Торы и изучением закона.

Это про религиозность, которая не докапывается до сути?

— Да. Ведь она говорит про пост, про субботу. И продолжает про это. Он говорит, что «если вы не поститесь от мира и не делаете субботу субботой, то Я встал посреди этого мира, Я открыл этот Свет в мир. Но мир не хочет этого Света, у мира полно других интересов.

То есть миром называется, на самом деле, религиозный мир.

— Ну, мир кулИ Альма — это все наши.

Это как в том анекдоте про Иисуса, где Его выгнали из церкви.

— Я думаю, что под словом «мир» имеется в виду наш мир. Он же не ходил к корейцам куда-то.

Смотри, но в вине есть некое удовольствие, радость, увлечение. Если это про религию, то какое там есть очарование, которым человек склонен очаровываться?

— Можно переживать себя святым, избранным, спасённым. «Я спасусь, а вы все будете гореть в огне». Ты не слышал такое? Я много такого слышал. Именно вот это понимание. «Сокрыл от мудрых и открыл…вот, все профессора — дураки». И так далее.

Слушай, у меня здесь, в Португалии, есть друг. Они — саентологи. И очень классные ребята. Они настолько здраво рассуждают о жизни. Они реально живут Божественными принципами. Помогают, кому могут, рассуждают о каких-то вещах. И есть у него друг-баптист. И он говорит: «Влад, ты был бы таким классным христианином, но, к сожалению, пойдёшь в ад, где будешь гореть».

— Ну вот. То есть ему достаточно сказать какую-то формулу вроде «я признаю Христа своим Господом и Спасителем» один раз — и дальше продолжать быть саентологом.

Он мог, в принципе, пожалеть друга.

— А это, как раз, такая забота. Есть такое, когда публикуешь цитату какого-то раввина, — сейчас уже меньше стало таких товарищей, а раньше обязательно говорили, что «всё равно этот раввин будет гореть в аду, потому что он не признал Христа». Такое постоянно слышно. Надо сказать, что фарисеи и все многочисленные секты того времени — они все болели этой болезнью. И ессеи, которые сидели у себя на Кумране и говорили, что «все вокруг — сыны тьмы, а мы- сыны света», и все прочие.

Мне кажется, что это всем нам, имеющим какой-то религиозный опыт, знакомо.

— Да.

Что вот это значит? Удовольствие от собственной святости, праведности.

— Это ещё и откровения прелести. Прелести — это когда ты свои фантазии начинаешь выдавать за пророчества. Очень часто слышишь, когда люди пророчествуют в церкви, когда говорят, что «так-то и так-то сделаем, так-то поступим». И это какие-то фантазии человека. Потому что человек ведь носит в себе образ Бога, и, как лекало, других людей с этим образом сравнивает. И его мысли какие-то уже начинают быть не его мыслями, а Божьими. Поэтому он это пророчествует и удивляется потом, что чисто неверием людей оно потом не осуществляется.  Много-много кайфа есть в том, чтобы наезжать на женщин, что они нескромно одеты.

Из-за них все проблемы потом. Братья молиться не могут.

— Да.

Есть ли какой-то простой способ определять, в прелести я или нет? Мне кажется, очень подходит слово «пафос». Как ты считаешь?

-Есть нотки пафоса, да. Исчезает любовь.

То есть эта забота о всех живых существах.

— Да. Даже забота о той сестре или том брате, на сучок которого ты указываешь. То есть сучок увидеть — это классно. Иешуа говорит о том, что надо бы вынуть. Это тяжелая работа, на самом деле. Одно дело сказать брату, что у него такая проблема, и другое — копаться в этом глазу, аккуратно вынимать сучок. Ты когда-нибудь из глаза любимого человека соринку вынимал?

У меня недавно тут жировик налился, и Люда мне протыкала, вытаскивала. Очень интересная работа в домашних условиях. Большие душевные качества надо иметь и большое доверие. Это такой уровень сотрудничества, когда я поверяю ей полностью самое дорогое, она тут с иголкой стоит…

— Вот.

Ты сказал про прелесть; это очарование собой, своими качествами?

— Когда я ходил в чёрной шляпе и подвязанных снизу штанах (кажется, что они заправлены в носки, но на самом деле они завязаны над носками), я знаешь каким праведным себя ощущал? О, вот это было ощущение праведности. Вот это — опьянение. Опьянение — когда ты смотришь на человека и думаешь, что «он хуже меня», « слава Богу, что я не такой, как он».

Как ты думаешь, возможны близкие отношения, в которых есть такая забота, как о зенице ока, если есть такое опьянение и очарование?

— Я думаю, что нет. Думаю, что вокруг такого человека и семья будет страдать.

То есть это вино самолюбования — замена благодати, которая, как говорит Павел, «утешение от братолюбия».

— Да. Это очень опасная штука. Этот дракон всё время подымает голову, всё время надо рубить.

Чем больше разбираем, тем больше чувство, что Павел хорошо это всё понимал. Чётко всё расписал. Потому что у него есть про эти взаимоскрепляющие связи, утешение в братолюбии. Покаяние, обращение — это когда человек отказывается от всех религиозных понтов.

— Думаю, что да.

Совместимы ли религиозные понты с настоящей духовной чистой жизнью? Можно ли по внешним понтам делать выводы?

— Я думаю, что внешние понты с духовной жизнью не совместимы.

И все задумались.

— Опять-таки, понты — в отношении самого себя. Для себя ставить метку, если зазвучали понты — значит ты уже не то совсем.

— Здесь написано, что «когда они отвергнут своё вино». Знаете, что я подумал… Есть такое, когда человек создал себе реальность такую, ходит на понтах, а потом срубает его с ног какая-то беда: смерть близкого человека, стресс какой-то. И понты осыпаются. Остаётся человек. Дай Бог, проснулся и понял, что не те ценности. Написано про то, что когда они отвергнут своё вино, они покаются. То есть когда человек способен вернуться в реальность к здравомыслию, посмотреть на всё и понять, кто есть Творец и кому рулить всем этим. Я так думаю.

— Да.

— «Детей человеческих» — это то же самое, что «сыны»?

— Да. Просто люди. Я хотел сказать, что очень часто происходит у молодых людей в иудаизме. Есть понятие шидух. Человек встречается с девушкой три-четыре раза, они решают, поженится или не пожениться. И вот люди, которые с понтами, думают, что они представляют безмерную ценность. Когда они приходят к девушке, эти встречи очень сильно снимают стружку с людей.  Когда ты попадаешь в такую ситуацию (это редкий и уникальный жизненный шанс), когда девушка оценивает тебя и думает, хочет ли она быть с таким мужем, готова ли она быть за таким мужчиной, под его властью, иметь от него детей. Это такой человеческий экзамен с девушкой такой же веры и примерно такого же социального положения, как у тебя. И вдруг ты видишь, что ты не такой уж почтовый пацан, как хотелось бы. Возвращаясь к танцу и сотрудничеству.   Дальше интересный переход.

Иисус сказал: Если плоть произошла ради духа, это — чудо.

То есть это такое каббалистическое. Всевышний хочет жить в этом мире. Он построил мир, чтобы в нём жить. «Стройте себе храм, Я буду жить среди вас». В вас, внутри плоти. То есть царствие Божие раскрывается во плоти. «Я встал посреди мира и Я явился им во плоти». И до  этого про плоть мы говорили. Про «место, где Ты находишься».  Иисус сказал: Если плоть произошла ради духа, это — чудо.  Сотворение из ничего.

 Если же дух ради тела, это — чудо из чудес. Но Я, Я удивляюсь тому, как такое большое богатство заключено в такой бедности.

Теперь получается, что Дух, Свет, который раскрывается в этом мире, призван преобразить этот мир, эту плоть. И это — чудо из чудес. Это одно в одном. На горе Тавор произошло преображение. Новые тела (может быть, земные, тут такой дискуссионный  вопрос) — это чудо из чудес. И такой свет раскрывается внутри тела ради тела. Иешуа говорит, что «Я удивляюсь тому, как такое большое богатство заключено в такой бедности». И во времена Иешуа, и в наши времена- тело человека не очень чисто,  не очень красиво, там много всего. Оно ничтожно мало и уязвимо в мире. И как такого уровня свет раскрывается в таком уровне плоскости? Насколько высокий мост от этой плоти до небес? Насколько сильное преображение может быть в этой бедности.

Алекс, очень мало понятного. Давай сначала. Почему плоть, а потом тело? В чём разница?

— Иешуа говорит, сарки (тело)? Он в обоих случаях так говорит. Это проблемы перевода.

То есть и в первом случае — тело, и во втором?

— Да.

В чём тогда разница этих двух предложений: «Тело ради духа» и «дух ради тела»? Можно простыми примерами?

— Тело ради духа — это храм. Храм для того, чтобы Бог жил в людях.

То есть мы живём на земле ради духовных целей?

— Ради того, чтобы Дух жил в нас. Для чего Всевышний сотворил мир? Чтобы жить в плотском человеке.

Для чего мы живём, трудимся, страдаем? Ради чего это всё? Ради духовной эволюции?

— Ради того, чтобы Дух жил в нас. Но на этом не заканчивается всё. Иешуа говорит, что есть следующий этап. Дух живёт в нас, чтобы плоть менять и преображать. То есть мы же не можем представить себе Бога. Бесконечный, Всесильный и ничем не ограниченный Абсолют, который не просто  решил создать что-то плотское, чтобы жить, но ещё и хочет преобразовать это и из этой плоти сделать что-то похожее на Себя.

Это взгляд с разных сторон?

— Да.

Значит, со стороны Бога, Он с нами сотрудничает ради вот такой качественной божественной жизни в материальном мире? Про это тут?

— Да. Ради преображения всего мира и освещения его. То есть Бог сотворил человека, дух стал плотью, чтобы тот стал богочеловеком, чтобы плоть стала духовной. Вот такая хитрая штука.

Есть ли здесь мысль, что заниматься духовным ради качественной жизни на земле?

— Конечно. Были люди, которые занимались духовными вопросами в Германии, Швейцарии, Бельгии, Португалии. Они занимались вопросами милостыни, обучения духовным ценностям. Благодаря этому физическое качество жизни реально улучшилось. По мере того, как человечество становилось духовнее, усваивались какие-то духовные ценности — качество жизни улучшалось.

А нет ничего плохого в том, чтобы верить в Бога, изучать Его и учиться с Ним ради того, чтобы жить хорошо.

— Если не только ради этого. В том числе — и ради того, чтобы жить хорошо.

Цель — это исправление мира. Жить хорошо и распространять это дальше.

— Да, да. А это, кстати, то, что говорят больному постоянно: «Пойди в церковь, тебя там вылечат». Или: «Иисус может решить все твои проблемы». Это те же самые идеи. Но мысль какая? Чем больше Бог в твоей жизни, чем она духовнее, — тем твоя жизнь качественнее.

Тогда первая фраза «плоть произошла ради духа» о том, что Бог нас задумал, чтобы среди этой сложной жизни в нас рождался Дух, Свет? Он мог просто создать ангелов. Или мы раньше были ангелами. Если душа существовала раньше. Здесь про то, что в этой сложной жизни и происходит Его раскрытие в нас и эволюция душ?

— Попробую коптский взять, потому что греческого текста здесь нет.

Ты когда начинаешь объяснять, ты на своём уровне говоришь, а мы пропускаем всё, что было посередине — между текстом и твоим очень красивым рассказом. Хочется как-то попроще.

— Здесь написано так: коптский «Если плоть появилась по причине духа (то есть творение из ничего) — это прекрасно. Если же дух появился по причине плоти (то есть если плоть становится причиной увеличения духа в этом мире).

То есть наоборот. В твоём переводе смысл местами поменялся. Мы так понимали первую фразу, как ты сейчас вторую читаешь.

— Нет, если плоть появилась по причине духа — это прекрасно. А если дух производится плотью… То есть в результате нашей сложной физической жизни в этом мире…

-…мир становится духовнее, духа становится больше. То есть то, что дух может сотворить плоть — это чудно, но то, что плоть  может умножать дух — вот это чудо из чудес.

Но тут не только про рождение, правильно?

— Нет, это общее правило.

Делая действия в материальном мире, мы можем умножать духовность?

— Да. И Он говорит, что Он удивлён , как такое великое богатство,  такая великая возможность дана такой бедности.  То есть как  убогая человеческая плоть наделена таким богатством, такой возможностью.

Не пренебрегаем материальным миром и не обесценивает нашу жизнь здесь.

— Никак.

Речь  не только о спасении как можно большего количества людей?

— Нет, не только. Это очень сложно ещё и потому, что греческого нет, мы читаем только коптский.

Интересно подрезюмировать. Интересно, что на разные темы , но всё про одно. Про соединение духовного и материального, про ценность физической жизни. Мы опять возвращаемся к танцам. Когда есть танец, партнёров нет, есть танец.

— Да. Вся большая танцующая картина. Можно ещё с оркестром сравнить, но танец как-то нагляднее. Мы начнём с тридцать пятой логии. Но важно сразу сказать, что у неё много проблем текстологических. В греческом варианте она почти не сохранилась, а в коптском она так сформирована, что её проблемно читать. Кстати, этот текст, который мы читаем,  это перевод перевода Томаса Ламбдина Это известный человек,  автор учебника по арамейскому языку, специалист по библейскому иприту и так далее. Известный лингвист, языковед и так далее. Недавно, буквально несколько месяцев назад, он умер. Но многие люди учили язык по его учебнику.

35. Иисус сказал: Там, где три бога, там боги. Там, где два или один, я с ним.

В этой версии много непонятного, поэтому есть другие реконструкции и переводы. Робертс, очень тщательно изучавший этот текст, и Гарольд Атридж говорят, что в тексте в «теос» есть буквочка «гамма», которая указывает на «без Бога». То есть правильно восстановить этот текст так: «Там, где трое, там они без Бога. Там, где один, — Я с ним». Как это можно понимать? Так, что само по себе собрание людей, насколько бы оно ни было большим, не обладает божественным присутствием, если нет объединения в одно.  Это в отношении сообщества людей; можно применить это и к устройству человека: дух, душа и тело. Если есть разделение и дисгармония,  то нет божественного присутствия между ними. Это не значит, что все должно быть одинаковыми. Это значит, что все со своей разностью должны находиться в гармонии. Все должны работать в синергии, быть участниками одного проекта. Вот там есть присутствие света, о котором Иешуа говорит.

Для того, чтобы была гармония, нужен какой-то объединяющий принцип?

— Да, но мы говорим сейчас о том, о чём учит Иешуа на протяжении всех логий, — о том, что есть подключение к внутреннему свету. И в состоянии подключения к внутреннему свету , открывающемуся через нас по-разному, он нас объединяет. Разных нас.

Можно сказать, что люди могут собираться ради внутреннего света, который в каждом из них?

— Да. Именно общность, в которой  каждый человек проявлен в соответствии со своим характером, который высвечивается благодаря внутреннему свету. Это важно. Не просто «мне вздумалось», а то, как характер преломляет божественный свет.

Предположим, собираются три человека. Один приходит ради божественного света в себе, другой ради божественного света тоже в себе. И вряд ли у них будет гармония.

— Нет. Они приходят уже движимые божественным светом в себе, но соединяются потому, что божественный свет их преобразует и к чему-то подталкивает. К какому-то объединению и так далее. То есть божественный свет — причина, а не желаемый результат.

Мне кажется, мы говорили об этом принципе раньше, потому что мы говорили о такой внимательной заботе друг о друге.

— Да, и это тоже. То есть вместе с тем, что мы говорим о сотрудничестве и единстве, есть очень чёткий упор на сохранении границ личности. Даже если взять десять заповедей, то там есть «не возжелай». Ведь, говоря про единство, можно дойти, как коммунисты, и до обобщения жён. Всё сделать общим. Подход Торы и Иешуа в том, чтобы каждый был со своей индивидуальностью и охранял её границы как зеницу ока. Сама ценность каждого отдельного человека — отдельный светильник, особый. Нужно охранять его, как свой. В этом и проявляется единство, в котором происходит нарастание того света. Это сотрудничество будет увеличивать количества света в этом мире.

Ты описываешь ситуацию, где нет конкуренции?

— Нет конкуренции. Есть единство разных людей, где каждый доволен, каждый хочет расти, у каждого есть, куда расти. Например, мы можем ссориться из-за ресурсов и денег. Кому-то хочется больше денег, возникает зависть. Но мы не можем сказать, что «ты у меня выдышал весь воздух», потому что воздуха всем хватает. И когда мы находимся на том поле ценностей, где мы понимаем, что святость — ресурс, которого на всех хватит, только попробуй вместить и бери, — тогда и никакой конкуренции нет.

Очевидно, и мы уже об этом говорили, что такого качества и уровня общения невозможно достичь со всеми людьми.

— И не нужно. Для некоторых людей есть уровень «кто видел Меня, тот видел Отца». Например, пророку говорят: «Послушают ли они тебя, не послушают ли, — пусть знают, что пророк среди них был». То есть, есть призыв в этот мир единства, но не со всеми нужно объединяться. Объединиться можно с тем, кто движим этим светом — и ни с кем другим.

Получается, что есть несколько кругов общения и разная дистанция с разными людьми. Независимо от хороших намерений и любви к Богу?

— Конечно. Думаю, что Иешуа, когда общался с мытарями, блудницами и так далее, делала это иначе, нежели со своими учениками. Это очевидно.

В коптской версии у тридцать пятой логии есть ещё добавление: «Рассеки дерево, разбей полено, — Я  внутри, подними камень, — и Я под ним». Это важное добавление, потому что Иешуа говорит, что вот это объединение в духе может быть не обязательно для того, чтобы петь песни прославления, читать Библию или собирать пожертвования, но и если мы объединяемся в какой-то работе (к примеру, мы открыли кафе и делаем там плов), но мы понимаем при этом, что служим Богу, то будет свет проявлен в нашем кафе. Это важно. Читаем дальше.

36. Иисус сказал: Нет пророка, принятого в своем селении. Не лечит врач тех, которые знают его.

В простом смысле понятно, что мы привыкли к какому-то обыденному и повседневному образу близких нам людей. И мы не допускаем, что за этим образом что-то другое скрывается. О людях, с которыми мы общаемся, мы составили какое-то мнение и сложили образ, который мы удерживаем. «Это же просто сын плотника. Что Он нам тут сейчас говорит?» И так далее. Но, с другой стороны, можно сказать и так, что ты не исцелишь себя, если ты не столкнёшься с какими-то незнакомыми качествами, которые вне тебя находятся. С незнакомым светом; с чем-то, что больше тебя или иное, чем ты. То есть если человек не увидит, что свет больше его, лучше его, что это не его свойский сосед по деревне, если он не увидит чего-то большего, —  то он ни как пророчество это не может принять, ни как исцеление принять не может. Нужно столкнуться с чем-то большим и незнакомым. Должно быть какое-то удивление и расширение границ, расширение понимания.

А это хорошо или плохо, что врач не лечит домашних?

— Это факт.

Я просто смотрю на свою жену. И я не могу с ней разговаривать так, как я разговариваю с друзьями или людьми, которым я помогаю, потому что я ей не наставник и не папа. Я ей муж и друг.

— Что происходит с женщиной, которая замужем за служителем, за раввином? С той, которая видит его в повседневной жизни и всё-таки оставляет какое-то поле для чудесности этого человека. Когда не всё вписывается в образ. Когда он не только в её селении находится, но и где-то вне селения существует. Когда он ещё и какой-то незнакомый, неизвестный, вот тогда он может лечить.

Не только Карлсон, но ещё и живёт на крыше.

— Да.

 — Про нормальных врачей мы тут не говорим, да? Потому что аспирин помогает всегда, даже если ты его даёшь своей жене, да?

— Здесь же речь идёт вообще не про лекарства. Здесь понятно?

— Я просто думаю, может, это связано с тем, что когда один человек близко знает другого и знает его недостатки, это препятствует ему воспринимать то, чему тот учит.

— Мы знаем образ, и он не волшебный. Даже не столь важны недостатки, достаточно и того, что он простой. И внутри есть потребность в чуде как в прорыве через определённую границу. Если образ уже уложен, словно кирпичик в нашем мироздании, мы его уже ограничили. И это ограничение не позволяет нам принять что-то, что вне этих пределов. Я бы сказал, что не недостатки, а ограниченность.

Непонятна связь между тридцать пятым и тридцать шестым стихом, потому что до этого ты объяснил, как все стихи перетекали один в другой.

— Речь идёт о том, как мы должны постоянно сотрудничать друг с другом и воспринимать свет друг друга; здесь больше речь идёт о задачах объединённого человека. Насколько мы должны вот в этом единении друг с другом, которое сродни сотрудничеству, исцелению и пророчеству, увидеть не образ человека, не Ваню, не Сашу, а свет. Мы можем за нашим домашним увидеть свет. Только тогда он может быть с нами в качестве пророка и целителя.

Просто у домашних и единство другое. Оно не на принципе света, а на принципе кровной и родственной и бытовой связи.

— Вот эту бытовую связь нужно отключить.

— Я бы ещё добавил, что даже профессиональные врачи не очень любят делать операции своим родственникам. Очень тяжело и очень большая вероятность ошибки. Есть какая-то отстранённость.

— Да. Есть ещё слова Иешуа о том, что соблюдающий заповеди Ему брат, сестра и так далее. То есть, есть семейность и родственность по другому принципу. Вот эта домашность мешает другой домашности. Враги человеку — домашние его. Если они домашние только на земном уровне. А если это поднимается до причастности на небесном уровне, то это будет по-другому звучать. На этом уровне речь идёт о соединении. Поэтому дальше Иешуа будет развивать эту мысль.

37. Иисус сказал: Город, построенный на высокой горе, укрепленный, не может пасть, и он не может быть тайным.

То есть то, что укореняется в свете, в высоком источнике, не рушится мирскими ограничениями и мирским границами. Город, стоящий на высоте, выше границ и преград. Это пример города, на деле ведь имеется в виду человек. Когда столица человека, его центр подключен к источнику света, то эти перегородки домашности падают.

А о каком падении здесь говорится?

— Отключиться от этого света, погрузиться в какие-то дела.

-?

— Город, который упал, это тот, которым завладел кто-то другой. Если простым языком, то у тебя есть свобода. И город, укреплённый на высоте, не может перестать быть свободным. Его нельзя заставить играть по каким-то принципам. Об этом Иешуа дальше будет говорить. Его нельзя заставить надеть какой-то мундир или маску, его свобода не может быть ограничена. В нашей недельной главе народ выходит на хофеш (освобождение из рабства), а дальше уже читаем про слово дрор (это слово, имеющее три значение: свобода, отсутствие примесей, воробушек, вольная птичка, живущая без крыши).  То есть к свету свободного человека ничего не будет примешано. К нему ничего не примешается. Когда про юбилейный год говорится, что всем объявляется дрор, все возвращаются в свои поместья, говорят, что поместье возвращается к своему человеку. Ты же не принадлежишь своему поместью, это оно принадлежит тебе. Ты — домохозяин. И твоя  свобода в том, что ты абсолютный хозяин в своём доме, в своём городе на горе. И тебе не скажут не делать этого и верить вот так. Если ты в городе светлом и укреплённом, то к нему никакая тьма не примешается. И он может быть тайным. Тогда какая-то преграда стоит перед этим светом. То есть ты не только свободен, но и свободен быть свободным. Ты не стыдишься этой своей свободы, у тебя нет ограничений свободы говорить что-то на кухне, а что-то на улице, нет ограничений петь только в душе. Полная свобода укреплённого города.

— У меня вопрос. Мы живём в определённой системе ценностей, ходим на работу, кому-то что-то навязывается. Можно ли сравнить с тем, что человек не имеет страха, его не гнетёт вот это, и он свободен именно тем, что не имеет систему ценностей земную, он несгибаем. И в то же время свободен.

— К этой мысли Иешуа подводит, да.

38. Иисус сказал: То, что ты услышишь твоим ухом, возвещай это другому уху с ваших кровель.

Кровли — это крыши. Это не может быть тайным. Ты свободен, — и смело говори о том, что услышишь.

Ибо никто не зажигает светильника (и) не ставит его под сосуд и никто не ставит его в тайное место, но ставит его на подставку для светильника, чтобы все, кто входит и выходит, видели его свет.

Входят и выходят — это о прохожих на улице. В Хануку мы зажигаем светильники, провозглашая чудо, и ставим на окно, чтобы видели. Иешуа говорит о том, что этот свет внутренний, который ты получил, тебе надо ставить на подоконник, на окно, чтобы все видели этот свет.

Вот на практике у нас тоже есть два варианта. Один вариант — христиане, проповедующие вовремя и не очень, в кафе, на улице и везде подряд. Второй — скромные евреи, которые никому ничего не говорят. Такое подозрение, что ни один из этих вариантов не идеален.

— Смотри, ты поставил светильник. Он никому в душу не лезет, светит для всех и будет светить, даже если на улице никого не будет.

То есть это не о том, чтоб ездить по ушам всем подряд?

— Нет, это о том,  что ты таким стал — так и живи. Кто-то увидит и спросит тебя,  как ты таким стал, как стать таким свободным. И хорошо. А кто-то посмотрит и скажет, мол, ну светильник, ну, свет. Это видно всем и открыто для всех, но сам по себе светильник — это не приглашение и не зазывание. Это просто свет.

— А что тогда проповедовать с крыши?

— «Возвещай». Речь идёт о новом состоянии, о том, что ты слышишь внутри себя. Никто никогда не лез проповедовать с кровли, это метафора, означающая «говори открыто», «живи открыто тем, что ты получил». Это не послание, не призыв к уличной евангелизации. Против уличной евангелизации ничего нету, но город высокий, свет и сравнение со светильником говорят о том, что надо ставить себе на крышу этот светильник, сделать его венцом своего дома. Передавай этот свет другому, не бойся раскрыть этот свет другому.

— Можно задать вопрос? Апостол говорил, что «вы — письмо, читаемое людьми». То есть наша жизнь — способ проповеди того, как ты живёшь? Образ жизни — это всё как светильник.

— Да. Но, опять-таки, это не звуковое письмо. Мы видим культуриста и его накаченные мышцы, поэтому можно видеть, чем он занимается. Можем видеть балерину с тонкими движениями. Какие-то наши действия в мире и наш образ (сам по себе) проповедуют. А когда мы видим человека, несущего свет, это тоже письмо, читаемое всеми.

Можно сказать это про то, что если я нашёл свет в том, чтобы быть дружелюбным к людям, и я вижу, как Бог через это действует, то не стесняться быть дружелюбным? Если я видел свет в радости, которой я поджигаю людей, то не сдерживать это. Если я могу помогать кому-то, то не сдерживать себя.

— Да. Можно вспомнить такой библейский пример, где царь Давид танцует перед ковчегом. Вот ему захотелось танцевать. Он не только в глазах своей жены царского происхождения, возможно, уронил себя лицом в грязь. Возможно, он потерял репутацию. Но ему захотелось танцевать — и он затанцевал. Понятно, что это потеря для имиджа. Но здесь Иешуа и будет много говорить про имидж, про мундиры, про положение, которое обязывает. Кому что к лицу и так далее.

То есть это не про танцы. Мы говорим про Давида, но это не про танцы. А про то, что у него шло изнутри.

— Да, про то, что шло у него изнутри, что он не стеснялся раскрыть. Ну вот как ты будешь танцевать? Ты же царь, а не клоун. Он раскрыл своё внутреннее. Это не значит, что всем надо танцевать.

То есть у кого-то есть такой дар — приставать к людям. И через это умножается свет и добро. А у кого-то дар — молчать.

— Да, но и приставать к людям, и молчать — может быть даром, а может — напяленной маской. То есть обо мне хорошо подумают, если я займусь уличной евангелизацией. Или я почувствую себя крутым, если поеду в Израиль, встану посреди Иерусалима и призову всех к покаянию. Можно и смертником стать за веру, поехав в Тегеран и просто сказав: «Слава Иисусу Христу». Вопрос не в том, что ты делаешь, а в том, насколько твоё внешнее соответствует твоему внутреннему. То есть не играй в верующего, но если ты себя раскрываешь, и это твоё, то этого не стесняйся. А на показуху работать не надо. Одно с другим взаимосвязано.

Наверное, следующая логия об этом. Про чужие роли.

-Да.

39. Иисус сказал: Если слепой ведет слепого, оба падают в яму.

То есть если ни у кого нет видения, оба упадут в яму.

40. Иисус сказал: Невозможно, чтобы кто-то вошел в дом сильного и взял его силой, если он не свяжет его руки. Тогда (лишь) он разграбит дом его.

То есть, если у тебя есть какой-то свет, в тебе что-то раскрылось, но тебе сказали, что «танцевать перед ковчегом? Ты царь или нет, что ты делаешь?» Или сказали, что девочки в машинки не играют, что мальчики не пекут торты. Много чего такого есть. И в церкви (в любом учении) тебе могут связать руки этими «так не делают», «не положено», «где твоё смирение».  Когда тебя лишают первой свободы самовыражения, тогда и могут разграбить твой дом. Город никто не разграбит, он высоко. А если человека начать связывать этими «так не делай», «так не поступай». Я не имею в виду не обличать, не увещевать. Не про то идёт речь. А про то, что когда у человека есть свет и дар, но он даёт себя тормозить, его можно связать и разграбить. Пока тебя не ограничили в чём-то, тебя не разграбят. Руки связали, можно отбиваться ногами и кусаться, но песенка спета, потому что ты дал ограничить свою свободу.

41. Иисус сказал: Не заботьтесь с утра до вечера и с вечера до утра о том, что вы наденете на себя.

Это не против женского гардероба, это про заботы человека о своём имидже, о том, как он будет выглядеть.

Про заботы, которые свободу ограничивают?

— Да. С одной стороны, в нас есть какой-то свет, он чудный. Но ещё мы говорим, что людям нравится, когда мы в пиджаках и галстуках. Я про мундиры. Людям нравится, чтоб я не понижал голос. Или не повышал. Или ещё что-то. Религиозна среда верующих людей пытается наложить кучу ограничений. И человек в жизни религиозной (и тем более — в мирской) пытается как-то выглядеть. Я приезжаю в разные общины и люди задают вопросы. Многие задают вопросы, чтобы показаться умным. Через это находят внимание в глазах братьев. То есть человек заботится о своём имидже, о внешнем виде, репутации. И из-за этого не доверяет своему свету. Он ждёт оценки внешней и подстраивается под неё.

— А не видно здесь параллель с тем, что «не заботьтесь о том, что пить, есть, во что одеваться»? Там о другом совсем же.

— Вот поэтому я и не вижу здесь параллели.

Там это привязано к тому, чтобы искать прежде царствия, другая терминология, но, по сути, о том же.

— По сути о том же. Но там о внутреннем, а тут о том, как человек будет выглядеть во внешнем мире. Это взаимосвязанные вещи, конечно, но не одно и то же.

Там более религиозный контекст. Искать справедливости, праведности. А здесь — про внутренний источник.

— Да. То есть это актуально для тех, кто первую стадию уже прошёл.

Значит, когда есть выбор: продолжать питаться от внутреннего источника или потерпеть какой-то ущерб во внешнем мире, — надо любой ценой хранить контакт?

— Да. Помнишь «я верю, что ни ангелы, ни начала… не могут отлучить меня»? И не дам отлучить меня. Ни ангелам, ни высоте, ни какой другой твари не дам совершить это разделение.

То есть даже ангелы могут стоять на пути того, чтобы жить на пути внутреннего света?

— Да.

И начала, откровения, мистические чудеса могут отвлекать от внутреннего источника?

— Да, конечно.

— И про пафос это?

— И про пафос, и про увлечение откровениями.

А это слово «свобода», которое ты разложил. Произвольность действий, внутренняя чистота, свобода действий.

— Есть чистота — отсутствие примесей, свобода действий и открытость к небесам. Отсутствие каких-то преград для открытия света сверху. Можно сказать, что свобода от крыши.

То есть основа и сердцевина нашей жизни — это не ритуалы и достижения религиозной деятельности, а пространство, где мы можем проявлять себя настоящих без ограничений свободы. И потом уже служение.

— Да. Двигаемся дальше.

42. Ученики его сказали: В какой день ты явишься нам и в какой день мы увидим тебя? (Видимо, речь идёт о раскрытии внутренней природы. Они же с ним находятся). Иисус сказал: Когда вы обнажитесь и не застыдитесь и возьмете ваши одежды, положите их у ваших ног, подобно малым детям, растопчете их, тогда (вы увидите) сына того, кто жив, и вы не будете бояться.

Опять-таки, человек боится потерять репутацию, беспокоится о том, что подумают люди, боится потерять свой мундир. В Пурим детей наряжают в разные костюмы. Кто пират, кто принцесса, кто пожарный, кто солдат. И дети в этот момент ведут себя так, как, по их мнению, ведут себя пираты, пожарные или принцессы. Потом им это надоедает. Помимо Пурима, у каждого из нас есть какая-то роль, которую мы играем в обществе для кого-то. И мы боимся, что о нас думаю, что говорят. И поэтому каждый для общения в мире сшил себе мундирчик репутации, который скрывает внутренний свет. Мы не готовы танцевать перед ковчегом, потому что не царское это дело. У каждого свой ковчег, у каждого свой танец. Иешуа говорит, что «пока вы не сбросите эти образы и не будете как ребёнок…» Ребёнок не стесняется что-то спросить, если он не понял или не знает, не стесняется обижаться, кривляться, не стыдится своей наготы. Разуемся, речь  идёт не о физической наготе. Тут говорится о том, что когда вы уберёте эти одежды, вы увидите Сына, того, кто жив, кто реально живёт, а не эти оболочки.

Традиционное толкование этих слов — это речь о втором пришествии. А ты говоришь, что это про «стать таким, как Он».

— Они же ещё не расстались, зачем говорить про «в каком теле мы увидим Тебя, в какой день Ты явишься нам»?

Алекс, ты тут подрываешь огромное здание христианской теологии.

— Нет, просто христианская теология про другое. Этот разговор о другом. Когда Его спрашивают: «Покажи нам Отца», — Иешуа отвечает: «Кто видел Меня, тот видел Отца». Это не подрыв теологии. Такое ощущение возникает, что они сидели и говорили на одну тему. День за днём долбили «E=mc2». Или привели тысячу доказательств теоремы Пифагора. Нет. Он всё время говорил про разные вещи. Они Ему говорили: «Ты всё время говоришь про свет, мы учимся на световидцев, но пока базово; когда мы его увидим?» Вот о чём идёт речь.

— Вы знаете, у меня тут книжка с комментариями одного выдающегося немецкого теолога. Он этот вопрос понимает точно как Ваня: «Когда Ты снова придёшь, когда мы Тебя снова увидим?» Так что да, Алекс, да, ты подрываешь христианскую теологию.

— Но есть контекст. Они разговаривают на какую-то определённую тему. И это беда Библии в целом, и отдельно евангелия от Иоанна и евангелия от Фомы. Люди думают, что Фома взял и написал логию. Потом подумал, и ещё написал. Павел взял и написал Палатам 5:12, а потом взял и сделал 5:13. Нет, есть текст и смысл. Оно же в смысл всё увязывается.

— А здесь можно подвести к детям, которые на чужом поле играли? Помните, которые разделись.

— Да. И у них было своё поле. И поэтому «вы Меня увидите и не будете бояться». Чего не будете бояться? Раздеться. Не будете бояться наготы. Каждый переживает за свою репутацию, а мы не будем, потому что будем на своём поле. Это наше место.

Мне интересно это слушать, потому что здесь столько личностной психологии, но есть еще и внутренний элемент. Психология всем этим и занимается (кроме внутреннего источника). Там есть про свободу быть собой, искренность, спонтанность. Получается, с одной стороны есть религия (в хорошем смысле), с другой — психология, которая вообще не про религию, а посередине — евангелие от Фомы, которое на самом деле и про душевную свободу и личную свободу, и про подключение к источнику.

— Да. И в доказательство того, что речь идёт не о втором пришествии, дальше:

43. Иисус сказал: Много раз вы желали слышать эти слова, которые я вам говорю, и у вас нет другого, от кого (вы можете) слышать их. Наступят дни — вы будете искать меня, вы не найдете меня.

Если бы они говорили о втором пришествии, то не надо было бы говорить про то, что наступят дни, когда они будут искать. Иешуа говорит: «Сейчас сосредоточьтесь и слушайте сейчас, в момент».

Мы с Любой подумали, что, может быть, и нет такой темы, как второе пришествие.

— Я думаю, что до конца евангелия и нету, потом что когда воскресший Иешуа разговаривает в начале Деяний, они спрашивают: «Когда Ты восстановишь сроки?» Они вовсе не думают, что Он куда-то уйдёт и вернётся. Это — текст Деяний. Они говорят: «Ну, Ты воскрес, давай, когда будет инаугурация, когда будем делить портфели?» Они не говорят: «Когда Ты уйдёшь и когда вернёшься?» Это уже потом. Читайте так, как Фома хотел, чтобы вы это читали.

— А тут была связь с Иоанном, что «вы будете меня искать, но не найдёте?»

— Давайте дальше двинемся? Просто Фома написал текст, этого достаточно, а так мы можем уйти в параллели.

44. Иисус сказал: Фарисеи и книжники взяли ключи от знания. Они спрятали их и не вошли и не позволили тем, которые хотят войти. Вы же будьте мудры, как змии, и чисты, как голуби.

Про фарисеев и книжников. Незадолго до рождения Иешуа была эпоха зугот (пар), которые руководили Сангедрином — верховным судом. Одной из таких пар, были знаменитые потомки прозелитов, Шмая и Автальон. Они сидели и учили Тору, вход был очень платный. Мы, наверное, все знаем историю про Гилеля, который был дровосеком. Ему надо было нарубить дрова и продать их. И каждый вечер, завершив работу, половину этих денег он приносит в Бейт Мидраш (Дом Учения). Если сейчас подсчитать,  примерно сорок один доллар в день он платил за учёбу. За это его пускали слушать, что говорят о Торе имена. Однажды в студёную зимнюю пору он не заработал много денег, и у него не хватило денег заплатить, он залез на крышу и стал слушать. Снег стал падать, они увидели его, но был шаббат, и о нём позаботились, сказав, мол, постой, чтоб ради тебя не нарушать шаббат. Картина рисуется всегда в розовых тонах со стороны Гилеля, но со стороны учителей — Шмаи и Автальона это очень сложная проблема. Почему бы им не раскрыть больше. Почему бы им не впустить дровосека, который у них постоянный клиент, позволив расплатиться позднее, почему не сделать ему скидку, почему не пойти вообще отмечать субботу со своими семьями. Было время, когда говорили, что «не будем учить Тору кроме как у того, кто богат, родовит и имеет достаточно денег». Это всё описывается. Много споров о том, кто может учить Тору. И очень серьёзные. Если мы помним про ребе Акиву, который после Иешуа, то его жена должна была продать красивые волосы, чтобы он пошёл учить Тору. То есть Тора действительно была очень труднодоступна для простого населения. А населению были какие-то простые поучения в синагоге. То есть выучиться и попасть в круг фарисеев было невозможно. «Они спрятали их, сами не вошли и другим не позволили». Она сами не вошли, потому что они не пустили этот свет никуда. Иешуа везде говорит про «не спрятать», а тут говорит, что они его спрятали. Они с другой стороны подошли. Не Торы это дело — светить кому попало и всяким там дровосекам. И поэтому на тот момент это была большая проблема, пока не пришёл Учитель, который сказал: «Пусть войдут все. Без разбора».

Иешуа говорит, что они ищут достойных, и не выполняют своего предназначения, не обращаются ко всем. Есть история про фарисея, который плыл на корабле, и все купцы спрашивали, что у него за товар. Он сказал: «Мой товар лучше вашего». Они посмеялись. Потом их взяли в плен. Его, как фарисея, община выкупила, а они остались в рабстве. И он сказал: «Ну, я же говорил, что мой товар лучше вашего». То есть не было такой мысли с ними поделиться, рассказать что-то и так далее. Очень много законов было на тему не обучать Торе того, того и этого. Иешуа говорит, что это пример того, что они спрятали, поэтому сами не вошли. Если свет в розетку не включить, электричества не будет. И не впускают тех, которые хотят войти. Это снова ситуация на тот момент. Было много революционных идей в истории иудаизма, но это так.

Вы же будьте мудры, как змии, и чисты, как голуби.

С одной стороны, нужно иметь подход к каждому человеку.

То есть учиться надо?

— Да. И к каждому надо иметь свой подход. При распространении света каждый человек должен получить его в удобном для него виде, чтобы не ослепить и не погубить человека. Чисты, как голуби. Иногда говорят «просты». Голуби, на самом деле, не такие уж простые.

А какие?

— Японцы в 1985 году решили обучать голубей отличать картины Пикассо от картин Мане. И научили голубей реагировать и отличать не только картины, но и стили их написания, даже когда это касалось других картин. В 2005 году пошли дальше и взяли снимки маммологии, то есть снимки груди женщины, в которых есть отложения солей, опухоли и так далее, и научили голубей по снимкам распознавать наличие в груди того или иного заболевания. Самое сложное было с солями. А вот опухоли разных видов научили распознавать. Это серьёзное исследование, несколько статей написано. Разумеется, проблема в том, что голубю это всё не нужно, он работает за зёрнышки, зная, что за правильную работу он получит корм. Но факт в том, что голубей можно научить таким вещам. Говорят, что они тупые птицы. А они не тупые. Их действительно можно учить таким вещам. Причём по диагностированию опухолей груди по снимкам голуби обошли студентов — медиков. То есть у них попадание было точнее.

И как это сюда привязывается?

— Я говорю к тому, что есть такое понимание как «просты, как голуби». То есть «будьте простаками». А здесь имеется в виду «чисты, как голуби». Голубь — символ чистоты, привязанности к месту. Они не диких голубей имеют в виду, а тех, кто живёт дома и чистит свои пёрышки. И так далее. Змея. Можно сопоставить их, как кошку и собаку. Голубь больше похож на собаку. Преданный. А змея , как кошка, двигается за своими интересами. Кошку невозможно заставить делать то, чего она не хочет. Так и змею.

Получается, это про искренность?

— Да. Нужно проявлять мудрость, кому какую сторону света раскрывать. Но в этом, в то же время, не должно быть никакой корысти. Полная преданность Всевышнему.

Это же греческое слово «агатос» — «простой», «чистый», «искренний»

— Я не уверен, что это «агатос».

Видишь, когда мы говорим слово «чистота», то там многое: праведность, святость. А мне кажется, что тут другое, тут про искренность. То, что ты описывал, больше про искренность. Потому что даже когда говорят «быть целостным», то это больше про «быть настоящим, искренним».

— Здесь стоит слово, что значит «чистый, чистокровный, непорочный, без изъяна». То есть свет ваш должен быть не искаженный. Вот так бы я сказал. Можно дозировать свет, но нельзя его искажать. Ты не можешь исказить учение, чтобы его приняли. Можно сказать, что «я в такой формулировке не буду говорить, я скажу в такой, чтобы было понятнее людям».

Это снова про то, чтобы не играть чужие роли и быть настоящим.

— Даже если ты несёшь свет и тебе кажется, что для блага света его можно исказить, то вот этого делать не надо.

Просто это совсем разная энергия намерения. Одно — самоутверждение, другое — внимательная забота о ближнем. Тогда я буду смотреть, сколько давать.

— Здесь нету пафоса «я несу свет, у меня в руках знамя». Именно проявлять заботу. Иногда человеку не нужно говорить всё евангелие, а можно помочь сумки донести. Опять же, действие светом не искажает свет. Иногда спросить, как дела. Иногда выслушать. Иногда не спрашивать. Сам придёт, расскажет.

Посмотреть по-доброму. Тоже бывает.

— Да.

— То есть не нужно прибегать к каким-то таким уловкам и говорить с бизнесменом, что Бог — Бог и финансов, и извиваться, искажая, чтобы донести ему какую-то истину.

— Да.

Мне кажется, тут важно, ради чего мы говорим. Если нам важно, чтобы он понимал, что Бог может управлять его бизнесом

— Сергей Брин рассказывал мне, что он был в Варшаве и делал утром пробежку. Надел спортивный костюм и кроссовки и бегал по какому-то парку в Варшаве. Его остановил человек и сказал: «Христос может поменять вашу жизнь». Тот спросил, как. И человек ответил: «Он может улучшить ваше финансовое состояние». Сергей сказал: «Да я, вообще-то, доволен и не жалуюсь. Богат тот, кто доволен своей долей». Человек ему сказал: «Но если б вы были богаты, вы же не бегали бы здесь утром».

Есть такие проповеди. «Ходи в церковь — Бог тебя вылечит». Или, наоборот, «уйдёшь из церкви — заболеешь». Был пример, который меня поверг в шок, когда маленькой девочке, которая каталась на санках и сломала позвоночник, сказали: «Это тебе за то, что ты смотрела мультфильмы про феечек». Это тоже способ «нести свет».

А как ты думаешь, для чего такая история у Сергея была? Какие варианты? Что для него было в этом полезного?

— Его это заставило поискать ответ на вопрос «может ли Бог изменить его жизнь». Он объяснил, что страшнее дурака только дурак с идеей. Но сама идея может быть неплохая, просто она в руках у дурака. И он решил, как человек деятельный, проверить. Это позволило ему прочитать несколько дополнительных книг.

После этого Google стал зарабатывать ещё на несколько миллиардов больше?

— Может быть. Кстати, он так и бегает по парку по утрам. Такие истории есть. Двигаемся дальше?

— Алекс, буквально на полшага назад. «Фарисеи и книжники взяли ключи от знания. Они спрятали их и не вошли и не позволили тем, которые хотят войти». Это можно понимать так, что если в тебе есть свет, который даёт определённые внутренние знания, и ты не делишься (любым образом), то ты не войдёшь?

— Да, конечно. Если только для себя, то зачем я? Это, кстати, будет дальше. Мы знаем и притчу о талантах. Тут Иешуа говорит:

45. Иисус сказал: Виноградная лоза была посажена без Отца, и она не укрепилась. Ее выкорчуют, (и) она погибнет.

Почему она была посажена без Отца? Потому что не прошёл через неё божественный свет.

46. Иисус сказал: Тот, кто имеет в своей руке, ему дадут; и тот, у кого нет, то малое, что имеет, — у него возьмут.

Насколько твоя рука передаёт свет, который ты имеешь? Насколько твоя рука действует? «Протянуть руку» (мишлоах яд) или «простирание руки» («мелаха»). Это служение. Что у тебя в руке? Не про деньги речь, а про то, что ты готов сейчас дать. «Мелаха», корень «ламед», «алех», «хаф». Это посылать кого-то. «Малах» — это посланник, «мелаха» — простирание. То есть про простирание руки.

Классно. Значит, ключи знания. Какие ключи? Которые мы здесь обсуждаем, или же другие?

— В их понимании даже. Те знания, которые они имеют на своём уровне. На своём уровне восприятия они имеют сокровище, и нельзя сказать, что они глупы и не знают Торы, но те сокровища,  которые они имеют, они решили спрятать.

Возможна ли святость без того, чтобы раздавать её другим?

— Я думаю, что, как и электричество, она существует в замкнутой цепи.

У нас в группе возникла дискуссия, когда я сказал, что еврейский способ освящения — это помогать другим расти, не самому расти, а помогать другим. Возникла целая дискуссия: святость или помощь?

— «Царство священников — народ святой». То есть задача священников — поднимать к святости. Вся задача дарования Торы — это пусть к святости. «Будьте святы, ибо Я свят». И так далее. Наращивание святости в этом мире, освящение будничного.

То есть святость не в том, что я святой, а в том, что это работа поднимать других.

— Да, это работа, это поднимать других и поднимать и мир тоже.

— Это динамика, как мы говорили перед этим.

— Да, но это не только поднимать себя, это поднимать и других. В том числе и материально. Мы читаем в нашей недельной главе про дарование десяти заповедей, и там такой вылет в космос в плане святости. И тут такие простые вещи, как «если ты видишь осла своего врага, разгрузи его». Это проявление святости по отношению к ослу. Осёл соприкоснулся со святостью. Враг, который соприкоснулся со святостью. И это важнее служения. Мы видим это в притче о самаритянине. Когда помочь этому раненому оказывается святее, чем служение в храме. Мы видим и во многих еврейских историях это. Есть история про раввина, которого попросили дать деньги в долг на рынке, он ответил: «Зайдёшь ко мне после молитвы». Потом к нему зашёл в  бейт мидраш и сказал, что написано же «помогай». И тот вернулся поскорей и выдал до молитвы. То есть «оставь жертву у жертвенника» и всё такое. Или много мидрашей на тему слов Иуды: «Как я приду к Отцу, если отрок не со мной?» Он говорил это про Вениамина. Как я пойду к Отцу, если кто-то ещё не идёт?

То есть и для проститутки есть способ святости, если она будет ездить в детский дом и заботиться о детях?

— Да. Хотя бы так прикасаться к святости. Где-то, где она может послужить. То, что она грешит, не является для меня препятствием пригласить её в детский дом и раздать детям плов.

— То есть, с одной стороны, было бы религиозным высокомерием сказать: «Вот, ты проститутка, ты не станешь, как я, ты не можешь приблизиться к Богу». А она может. И заботиться о детях при этом. А с другой стороны, к каждому свои требования.

Какая-то грешница пришла омывать ноги Иешуа. «Знал бы Он, кто эта женщина».

Вернёмся к предыдущей логии. «Иисус сказал: Виноградная лоза была посажена без Отца, и она не укрепилась. Ее выкорчуют, (и) она погибнет». То есть человек делал что-то, и в его действиях было что-то хорошее. Посадить виноград — это хорошо. Но в этом не было никакого соотношения с замыслом Бога. Человек открыл какое-то предприятие, пусть даже уроки Торы. Но в них не было заботы о Божьем. Были какие-то критерии, по которым этому дадим, а этому нет. А Творец — Вседержитель, Он раскрывается всем. И получается, что из-за этой выборочности в допуске к Торе (система потом поменялась), это потом упадёт. Это же потом скажут и про христиан, что если без Отца, то оно падёт. Иешуа говорит, что мы начали с того, что соединяться можно только в Отце, браться за какую-то работу можно только с этим светом. И всё, что без этого света — то не получится. Какими бы одеждами вы ни обладали. Фарисеи и книжники в плане одежд и имиджа были мастера. Написано, что люди в Иерусалиме не садились за стол, не выяснив, с кем они едят, какая у него родословная. То есть были люди такие серьезные. Своего рода вип-зона. Но без Отца это не выдержит. И произошла, действительно, реформа, открыли всем, сторожу сказали всех пускать. Традиция говорит, что Гиллеля за это наказали, но Тору сегодня может изучать каждый.

Сегодня вообще такое впечатление, что Тору изучают только не очень богатые люди, а богатым не до этого.

— Многие изучают. Вадик Рабинович даже уроки даёт в Киевской синагоге. Там возле неё такие машины стоят, когда он даёт уроки. Я помню, что он пришёл в подвал в синагоге в Киеве. Я пошёл и заказал завтрак за двадцать гривен. И приходит Вадик Рабинович, ставит свой сок и яичницу. Я говорю ему: «Вадим? Что-то случилось? Как вы докатились до такой жизни?» И он ответил: «Нет, ничего не случилось, я пришёл сюда торты заказывать. Служащий заказывает торты на мероприятие, а я вижу, что чья-то яичница остывает. Я подумал, что мне было бы неприятно есть остывшую яичницу, думаю, что я отнесу, руки не отвалятся. И вот, принёс». Потом спросил: «а где вы на субботу?» И человек двадцать — тридцать просто пригласил с собой в ресторан на субботу. Богатый человек,  который делает уроки Торы, соблюдает её, интересуется ею, кормит всех финских еврейских пенсионеров (во всяком случае, на те времена, когда я его помню). Абрамович много финансирует синагоги.

Это очень радостно слышать. Кстати, можно так решения в жизни принимать, когда есть два или три варианта, и если подключаться к источнику, то можно понять, в каком варианте есть Отец. Не по внешним признакам.

— Да, об этом и речь.

— А когда открыли? При  Гиллеле?

— Реформы шли медленно. При ребе Активе надо было заплатить большие деньги для того, чтобы пойти учить Тору.

А эта традиция, возможно, шла с Вавилона, когда мудрецы вернулись восстанавливать Иерусалим?

— Думаю, что оттуда. С сорок шестой логией тема закончилась, дальше продолжим в следующий раз.

Источник: https://www.alexblend.net/?p=6887

********************************************************************************************

Евангелие от Фомы

Глава 1

1 Иисус сказал: Пусть тот, кто ищет, не перестает искать до тех пор, пока не найдет, и, когда он найдет, он будет потрясен, и, если он потрясен, он будет удивлен, и он будет царствовать над всем.

2 Иисус сказал: Если те, которые ведут вас, говорят вам: Смотрите, царствие в небе! — тогда птицы небесные опередят вас. Если они говорят вам, что оно — в море, тогда рыбы опередят вас. Но царствие внутри вас и вне вас.

3 Когда вы познаете себя, тогда вы будете познаны и вы узнаете, что вы — дети Отца живого. Если же вы не познаете себя, тогда вы в бедности и вы — бедность.

4 Иисус сказал: Старый человек в его дни не замедлит спросить малого ребенка семи дней о месте жизни, и он будет жить. Ибо много первых будут последними, и они станут одним.

5 Иисус сказал: Познай то, что (или того, кто) перед лицом твоим, и то, что скрыто (или тот, кто скрыт) от тебя,. — откроется тебе. Ибо нет ничего тайного, что не будет явным.

6 Ученики его спросили его; они сказали ему: Хочешь ли ты, чтобы мы постились, и как нам молиться, давать милостыню и воздерживаться в пище? Иисус сказал: Не лгите, и то, что вы ненавидите, не делайте этого. Ибо все открыто перед небом. Ибо нет ничего тайного, что не будет явным, и нет ничего сокровенного, что осталось бы нераскрытым.

7 Иисус сказал: Блажен тот лев, которого съест человек, и лев станет человеком. И проклят тот человек, которого съест лев, и лев станет человеком.

8 И он сказал: Человек подобен мудрому рыбаку, который бросил свою сеть в море. Он вытащил ее из моря, полную малых рыб; среди них этот мудрый рыбак нашел большую (и) хорошую рыбу. Он выбросил всех малых рыб в море, он без труда выбрал большую рыбу. Тот, кто имеет уши слышать, да слышит!

9 Иисус сказал: Вот, сеятель вышел, он наполнил свою руку, он бросил (семена). Но иные упали на дорогу, прилетели птицы, поклевали их. Иные упали на камень, и не пустили корня в землю, и не послали колоса в небо. И иные упали в терния, они заглушили семя, и червь съел их. И иные упали на добрую землю и дали добрый плод в небо. Это принесло шестьдесят мер на одну и сто двадцать мер на одну.

10 Иисус сказал: Я бросил огонь в мир, и вот я охраняю его, пока он не запылает.

11 Иисус сказал: Это небо прейдет, и то, что над ним, прейдет, и те, которые мертвы, не живы, и те, которые живы, не умрут.

12 В (те) дни вы ели мертвое, вы делали его живым. Когда вы окажетесь в свете, что вы будете делать? В этот день вы — одно, вы стали двое. Когда же вы станете двое, что вы будете делать?

13 Ученики сказали Иисусу: Мы знаем, что ты уйдешь от нас. Кто тот, который будет большим над нами? Иисус сказал им: В том месте, куда вы пришли, вы пойдете к Иакову справедливому, из-за которого возникли небо и земля.

14 Иисус сказал ученикам своим: Уподобьте меня, скажите мне, на кого я похож. Симон Петр сказал ему: Ты похож на ангела справедливого. Матфей сказал ему: Ты похож на философа мудрого. Фома сказал ему: Господи, мои уста никак не примут сказать, на кого ты похож. Иисус сказал: Я не твой господин, ибо ты выпил, ты напился из источника кипящего, который я измерил.

15 И он взял его, отвел его (и) сказал ему три слова. Когда же Фома пришел к своим товарищам, они спросили его: Что сказал тебе Иисус? Фома сказал им: Если я скажу вам одно из слов, которые он сказал мне, вы возьмете камни, бросите (их) в меня, огонь выйдет из камней (и) сожжет вас.

16 Иисус сказал: Если вы поститесь, вы зародите в себе грех, и, если вы молитесь, вы будете осуждены, и, если вы подаете милостыню, вы причините зло вашему духу. И если вы приходите в какую-то землю и идете в селения, если вас примут, ешьте то, что вам выставят. Тех, которые среди них больны, лечите. Ибо то, что войдет в ваши уста, не осквернит вас, но то, что выходит из ваших уст, это вас осквернит.

Глава 2

1 Иисус сказал: Когда вы увидите того, который не рожден женщиной, падите ниц (и) почитайте его; он — ваш Отец.

2 Иисус сказал: Может быть, люди думают, что я пришел бросить мир ( ) в мир ( ), и они не знают, что я пришел бросить на землю разделения, огонь, меч, войну. Ибо пятеро будут в доме: трое будут против двоих и двое против троих. Отец против сына и сын против отца; и они будут стоять как единственные.

3 Иисус сказал: Я дам вам то, чего не видел глаз, и то, чего не слышало ухо, и то, чего не коснулась рука, и то, что не вошло в сердце человека.

4 Ученики сказали Иисусу: Скажи нам, каким будет наш конец. Иисус сказал: Открыли ли вы начало, чтобы искать конец? Ибо в месте, где начало, там будет конец. Блажен тот, кто будет стоять в начале: и он познает конец, и он не вкусит смерти.

5 Иисус сказал: Блажен тот, кто был до того, как возник.

6 Если вы у меня ученики (и) если слушаете мои слова, эти камни будут служить вам.

7 Ибо есть у вас пять деревьев в раю, которые неподвижны и летом и зимой, и их листья не опадают. Тог, кто познает их, не вкусит смерти.

8 Ученики сказали Иисусу: Скажи нам, чему подобно царствие небесное. Он сказал им: Оно подобно зерну горчичному, самому малому среди всех семян. Когда же оно падает на возделанную землю, оно дает большую ветвь (и) становится укрытием для птиц небесных.

9 Мария сказала Иисусу: На кого похожи твои ученики? Он сказал: Они похожи на детей малых, которые расположились на поле, им не принадлежащем. Когда придут хозяева поля, они скажут: Оставьте нам наше поле. Они обнажаются перед ними, чтобы оставить это им и дать им их поле.

10 Поэтому я говорю: Если хозяин дома знает, что приходит вор, он будет бодрствовать до тех пор, пока он не придет, и он не позволит ему проникнуть в его дом царствия его, чтобы унести его вещи. Вы же бодрствуйте перед миром, препояшьте ваши чресла с большой силой, чтобы разбойники не нашли пути пройти к вам. Ибо нужное, что вы ожидаете, будет найдено.

11 Да был бы среди вас знающий человек! Когда плод созрел, он пришел поспешно, — его серп в руке его, — (и) он убрал его. Тот, кто имеет уши слышать, да слышит!

12 Иисус увидел младенцев, которые сосали молоко. Он сказал ученикам своим: Эти младенцы, которые сосут молоко, подобны тем, которые входят в царствие. Они сказали ему: Что же, если мы — младенцы, мы войдем в царствие? Иисус сказал им: Когда вы сделаете двоих одним, и когда вы сделаете внутреннюю сторону как внешнюю сторону, и внешнюю сторону как внутреннюю сторону, и верхнюю сторону как нижнюю сторону, и когда вы сделаете мужчину и женщину одним, чтобы мужчина не был мужчиной и женщина не была женщиной, когда вы сделаете глаза вместо глаза, и руку вместо руки, и ногу вместо ноги, образ вместо образа, — тогда вы войдете в [царствие].

13 Иисус сказал: Я выберу вас одного на тысячу и двоих на десять тысяч, и они будут стоять как одно.

Глава 3

1 Ученики его сказали: Покажи нам место, где ты, ибо нам необходимо найти его. Он сказал им: Тот, кто имеет уши, да слышит! Есть свет внутри человека света, и он освещает весь мир. Если он не освещает, то — тьма.

2 Иисус сказал: Люби брата твоего, как душу твою. Охраняй его как зеницу ока твоего.

3 Иисус сказал: Сучок в глазе брата твоего ты видишь, бревна же в твоем глазе ты не видишь. Когда ты вынешь бревно из твоего глаза, тогда ты увидишь, как вынуть сучок из глаза брата твоего.

4 Если вы не поститесь от мира, вы не найдете царствия. Если не делаете субботу субботой, вы не увидите Отца.

5 Иисус сказал: Я встал посреди мира, и я явился им во плоти. Я нашел всех их пьяными, я не нашел никого из них жаждущим, и душа моя опечалилась за детей человеческих. Ибо они слепы в сердце своем и они не видят, что они приходят в мир пустыми; они ищут снова уйти из мира пустыми. Но теперь они пьяны. Когда они отвергнут свое вино, тогда они покаются.

6 Иисус сказал: Если плоть произошла ради духа, это — чудо. Если же дух ради тела, это — чудо из чудес. Но я, я удивляюсь тому, как такое большое богатство заключено в такой бедности.

7 Иисус сказал: Там, где три бога, там боги. Там, где два или один, я с ним.

8 Иисус сказал: Нет пророка, принятого в своем селении. Не лечит врач тех, которые знают его.

9 Иисус сказал: Город, построенный на высокой горе, укрепленный, не может пасть, и он не может быть тайным.

10 Иисус сказал: То, что ты услышишь твоим ухом, возвещай это другому уху с ваших кровель. Ибо никто не зажигает светильника (и) не ставит его под сосуд и никто не ставит его в тайное место, но ставит его на подставку для светильника, чтобы все, кто входит и выходит, видели его свет.

11 Иисус сказал: Если слепой ведет слепого, оба падают в яму.

Глава 4

1 Иисус сказал: Невозможно, чтобы кто-то вошел в дом сильного и взял его силой, если он не свяжет его руки. Тогда (лишь) он разграбит дом его.

2 Иисус сказал: Не заботьтесь с утра до вечера и с вечера до утра о том, что вы наденете на себя.

3 Ученики его сказали: В какой день ты явишься нам и в какой день мы увидим тебя? Иисус сказал: Когда вы обнажитесь и не застыдитесь и возьмете ваши одежды, положите их у ваших ног, подобно малым детям, растопчете их, тогда [вы увидите] сына того, кто жив, и вы не будете бояться.

4 Иисус сказал: Много раз вы желали слышать эти слова, которые я вам говорю, и у вас нет другого, от кого (вы можете) слышать их. Наступят дни — вы будете искать меня, вы не найдете меня.

5 Иисус сказал: Фарисеи и книжники взяли ключи от знания. Они спрятали их и не вошли и не позволили тем, которые хотят войти. Вы же будьте мудры, как змии, и чисты, как голуби.

6 Иисус сказал: Виноградная лоза была посажена без Отца, и она не укрепилась. Ее выкорчуют, (и) она погибнет.

7 Иисус сказал: Тот, кто имеет в своей руке, — ему дадут; и тот, у кого нет, то малое, что имеет, — у него возьмут.

8 Иисус сказал: Будьте прохожими.

9 Ученики его сказали ему: Кто ты, который говоришь нам это? (Иисус сказал им): Из того, что я вам говорю, вы не узнаете, кто я? Но вы стали как иудеи, ибо они любят дерево (и) ненавидят его плод, они любят плод (и) ненавидят дерево.

10 Иисус сказал: Тот, кто высказал хулу на Отца, — ему простится, и тот, кто высказал хулу на Сына, — ему простится. Но тот, кто высказал хулу на Духа святого, — ему не простится ни на земле, ни на небе.

Глава 5

1 Иисус сказал: Не собирают винограда с терновника и не пожинают смокв с верблюжьих колючек. Они не дают плода. Добрый человек выносит доброе из своего сокровища. Злой человек выносит плохое из своего дурного сокровища, которое в его сердце, (и) он говорит плохое, ибо из избытка сердца он выносит плохое.

2 Иисус сказал: От Адама до Иоанна Крестителя из рожденных женами нет выше Иоанна Крестителя. <… Но я сказал: Тот из вас, кто станет малым, познает царствие и будет выше Иоанна.

3 Иисус сказал: Невозможно человеку сесть на двух коней, натянуть два лука, и невозможно рабу служить двум господам: или он будет почитать одного и другому он будет грубить. Ни один человек, который пьет старое вино, тотчас не стремится выпить вино молодое. И не наливают молодое вино в старые мехи, дабы они не разорвались, и не наливают старое вино в новые мехи, дабы они не испортили его. Не накладывают старую заплату на новую одежду, ибо произойдет разрыв.

4 Иисус сказал: Если двое в мире друг с другом в одном и том же доме, они скажут горе: Переместись! — и она переместится.

5 Иисус сказал: Блаженны единственные и избранные, ибо вы найдете царствие, ибо вы от него (и) вы снова туда возвратитесь.

6 Иисус сказал: Если вам говорят: Откуда вы произошли? — скажите им: Мы пришли от света, от места, где свет произошел от самого себя. Он… в их образ. Если вам говорят: Кто вы? — скажите: Мы его дети, и мы избранные Отца живого. Если вас спрашивают: Каков знак вашего Отца, который в вас? — скажите им: Это движение и покой.

7 Ученики его сказали ему: В какой день наступит покой тех, которые мертвы? И в какой день новый мир приходит? Он сказал им: Тот (покой), который вы ожидаете, пришел, но вы не познали его.

8 Ученики его сказали ему: Двадцать четыре пророка высказались в Израиле, и все они сказали о тебе. Он сказал им: Вы оставили того, кто жив перед вами, и вы сказали о тех, кто мертв.

9 Ученики его сказали ему: Обрезание полезно или нет? Он сказал им: Если бы оно было полезно, их отец зачал бы их в их матери обрезанными. Но истинное обрезание в духе обнаружило полную пользу.

10 Иисус сказал: Блаженны бедные, ибо ваше — царствие небесное.

Глава 6

1 Иисус сказал: Тот, кто не возненавидел своего отца и свою мать, не сможет быть моим учеником, и тот, кто не возненавидел своих братьев и своих сестер и не понес свой крест, как я, не станет достойным меня.

2 Иисус сказал: Тот, кто познал мир, нашел труп, и тот, кто нашел труп — мир недостоин его,

3 Иисус сказал: Царствие Отца подобно человеку, у которого [хорошие] семена. Его враг пришел ночью, высеял плевел вместе с хорошими семенами. Человек не позволил им (служителям) вырвать плевел. Он сказал им: Не приходите, чтобы, вырывая плевел, вы не вырвали пшеницу вместе с ним! Ибо в день жатвы плевелы появятся, их вырвут и их сожгут.

4 Иисус сказал: Блажен человек, который потрудился: он нашел жизнь.

5 Иисус сказал: Посмотрите на того, кто жив, пока вы живете, дабы вы не умерли, — ищите увидеть его! И вы не сможете увидеть самаритянина, который несет ягненка (и) входит в Иудею. Он сказал ученикам своим: (Почему) он с ягненком? Они сказали ему: Чтобы убить его и съесть его. Он сказал им: Пока он жив, он его не съест, но (только) если он убивает его, (и) он (ягненок) становится трупом. Они сказали: Иначе он не сможет ударить. Он сказал им: Вы также ищите себе место в покое, дабы вы не стали трупом и вас не съели.

6 Иисус сказал: Двое будут отдыхать на ложе: один умрет, другой будет жить. Саломея сказала: Кто ты, человек, и чей ты (сын)? Ты взошел на мое ложе, и ты поел за моим столом. Иисус сказал ей: Я тот, который произошел от того, который равен; мне дано принадлежащее моему Отцу. (Саломея сказала:) Я твоя ученица. (Иисус сказал ей:) Поэтому я говорю следующее: Когда он станет пустым, он наполнится светом, но, когда он станет разделенным, он наполнится тьмой.

7 Иисус сказал: Я говорю мои тайны… тайна. То, что твоя правая рука будет делать, — пусть твоя левая рука не знает того, что она делает.

8 Иисус сказал: Был человек богатый, у которого было много добра. Он сказал: Я использую мое добро, чтобы засеять, собрать, насадить, наполнить мои амбары плодами, дабы мне не нуждаться ни в чем. Вот о чем он думал в сердце своем. И в ту же ночь он умер. Тот, кто имеет уши, да слышит!

9 Иисус сказал: У человека были гости, и, когда он приготовил ужин, он послал своего раба, чтобы он пригласил гостей. Он пошел к первому, он сказал ему: Мой господин приглашает тебя. Он сказал: У меня деньги для торговцев, они придут ко мне вечером, я пойду (и) дам им распоряжение: Я отказываюсь от ужина. Он пошел к другому, он сказал ему: Мой господин пригласил тебя. Он сказал ему: Я купил дом, и меня просят днем. У меня не будет времени. Он пошел к другому, он сказал ему: Мой господин приглашает тебя. Он сказал ему: Мой друг будет праздновать свадьбу, и я буду устраивать ужин. Я не смогу прийти. Я отказываюсь от ужина. Он пошел к другому, он сказал ему: Мой господин приглашает тебя. Он сказал ему: Я купил деревню, я пойду собирать доход. Я не смогу прийти. Я отказываюсь. Раб пришел, он сказал своему господину: Те, кого ты пригласил на ужин, отказались. Господин сказал своему рабу: Пойди на дороги, кого найдешь, приведи их, чтобы они поужинали. Покупатели и торговцы не войдут в места моего отца.

10 Он сказал: У доброго человека был виноградник, он отдал его работникам, чтобы они обработали его и чтобы он получил его плод от них. Он послал своего раба, чтобы работники дали ему плод виноградника. Те схватили его раба, они избили его, еще немного — и они убили бы его. Раб пришел, он рассказал своему господину. Его господин сказал: Может быть, они его не узнали (в оригинале: Может быть, он их не узнал). Он послал другого раба. Работники побили этого. Тогда хозяин послал своего сына. Он сказал: Может быть, они постыдятся моего сына. Эти работники, когда узнали, что он наследник виноградника, схватили его, они убили его. Тот, кто имеет уши, да слышит!

Глава 7

1 Иисус сказал: Покажи мне камень, который строители отбросили! Он — краеугольный камень.

2 Иисус сказал: Тот, кто знает все, нуждаясь в самом себе, нуждается во всем.

3 Иисус сказал: Блаженны вы, когда вас ненавидят (и) вас преследуют. И не найдут места там, где вас преследовали.

4 Иисус сказал: Блаженны те, которых преследовали в их сердце; это те, которые познали Отца в истине. Блаженны голодные, потому что чрево того, кто желает, будет насыщено.

5 Иисус сказал: Когда вы рождаете это в себе, то, что вы имеете, спасет вас. Если вы не имеете этого в себе, то, чего вы не имеете в себе, умертвит вас.

6 Иисус сказал: Я разрушу [этот] дом, и нет никого, кто сможет построить его [еще раз].

7 [Некий человек сказал] ему: Скажи моим братьям, чтобы они разделили вещи моего отца со мной. Он сказал ему: О человек, кто сделал меня тем, кто делит? Он повернулся к своим ученикам, сказал им: Да не стану я тем, кто делит!

8 Иисус сказал: Жатва обильна, работников же мало. Просите же господина, чтобы он послал работников на жатву.

9 Он сказал: Господи, много вокруг источника, но никого нет в источнике.

10 Иисус сказал: Многие стоят перед дверью, но единственные те, которые войдут в брачный чертог.

Глава 8

1 Иисус сказал: Царствие Отца подобно торговцу, имеющему товары, который нашел жемчужину. Этот торговец — мудрый: он продал товары (и) купил себе одну жемчужину. Вы также — ищите его сокровище, которое не гибнет, которое остается там, куда не проникает моль, чтобы съесть, и (где) не губит червь.

2 Иисус сказал: Я — свет, который на всех. Я — все: все вышло из меня и все вернулось ко мне. Разруби дерево, я — там; подними камень, и ты найдешь меня там.

3 Иисус сказал: Почему вы пошли в поле? Чтобы видеть тростник, колеблемый ветром, и видеть человека, носящего на себе мягкие одежды? [Смотрите, ваши] цари и ваши знатные люди — это они носят на себе мягкие одежды и они не смогут познать истину!

4 Женщина в толпе сказала ему: Блаженно чрево, которое выносило тебя, и [груди], которые вскормили тебя. Он сказал ей: Блаженны те, которые услышали слово Отца (и) сохранили его в истине. Ибо придут дни, вы скажете: Блаженно чрево, которое не зачало, и груди, которые не дали молока.

5 Иисус сказал: Тот, кто познал мир, нашел тело, но тот, кто нашел тело, — мир недостоин его.

6 Иисус сказал: Тот, кто сделался богатым, пусть царствует, и тот, у кого сила, пусть откажется.

7 Иисус сказал: Тот, кто вблизи меня, вблизи огня, и кто вдали от меня, вдали от царствия.

8 Иисус сказал: Образы являются человеку, и свет, который в них, скрыт. В образе света Отца он (свет) откроется, и его образ скрыт из-за его света.

9 Иисус сказал: Когда вы видите ваше подобие, вы радуетесь. Но когда вы видите ваши образы, которые произошли до вас, — они не умирают и не являются — сколь великое вы перенесете?

10 Иисус сказал: Адам произошел от большой силы и большого богатства, и он недостоин вас. Ибо… смерти.

Глава 9

1 Иисус сказал: [Лисицы имеют свои норы], и птицы имеют [свои] гнезда, а Сын человека не имеет места, чтобы преклонить свою голову (и) отдохнуть.

2 Иисус сказал: Несчастно тело, которое зависит от тела, и несчастна душа, которая зависит от них обоих.

3 Иисус сказал: Ангелы приходят к вам и пророки, и они дадут вам то, что ваше, и вы также дайте им то, что в ваших руках, (и) скажите себе: В какой день они приходят (и) берут то, что принадлежит им?

4 Иисус сказал: Почему вы моете внутри чаши (и) не понимаете того, что тот, кто сделал внутреннюю часть, сделал также внешнюю часть?

5 Иисус сказал: Придите ко мне, ибо иго мое — благо и власть моя кротка, и вы найдете покой себе.

6 Они сказали ему: Скажи нам, кто ты, чтобы мы поверили в тебя. Он сказал им: Вы испытываете лицо неба и земли; и того, кто (что?) перед вами, — вы не познали его; и это время — вы не знаете, (как) испытать его.

7 Иисус сказал: Ищите и вы найдете, но те (вещи), о которых вы спросили меня в те дни, — я не сказал вам тогда. Теперь я хочу сказать их, и вы не ищете их.

8 Не давайте того, что свято, собакам, чтобы они не бросили это в навоз. Не бросайте жемчуга свиньям, чтобы они не сделали это…

9 Иисус [сказал]: Тот, кто ищет, найдет, [и тот, кто стучит], ему откроют.

10 [Иисус сказал:] Если у вас есть деньги, не давайте в рост, но дайте… от кого вы не возьмете их.

Глава 10

1 Иисус [сказал: Царствие] Отца подобно женщине, которая взяла немного закваски, [положила] это в тесто (и) разделила это в большие хлебы. Кто имеет уши, да слышит!

2 Иисус сказал: Царствие [Отца] подобно женщине, которая несет сосуд, полный муки, (и) идет удаляющейся дорогой. Ручка сосуда разбилась, мука рассыпалась позади нее на дороге. Она не знала (об этом), она не поняла, (как) действовать. Когда она достигла своего дома, она поставила сосуд на землю (и) нашла его пустым.

3 Иисус сказал: Царствие Отца подобно человеку, который хочет убить сильного человека. Он извлек меч в своем доме, он вонзил его в стену, дабы узнать, будет ли рука его крепка. Тогда он убил сильного.

4 Ученики сказали ему: Твои братья и твоя мать стоят снаружи. Он сказал им: Те, которые здесь, которые исполняют волю моего Отца, — мои братья и моя мать. Они те, которые войдут в царствие моего Отца.

5 Иисусу показали золотой и сказали ему: Те, кто принадлежит Цезарю, требуют от нас подати. Он сказал им: Дайте Цезарю то, что принадлежит Цезарю, дайте Богу то, что принадлежит Богу, и то, что мое, дайте это мне!

6 Тот, кто не возненавидел своего отца и свою мать, как я, не может быть моим [учеником], и тот, кто [не] возлюбил своего [отца и] свою мать, как я, не может быть моим [учеником]. Ибо моя мать… но поистине она дала мне жизнь.

7 Иисус сказал: Горе им, фарисеям! Ибо они похожи на собаку, которая спит на кормушке быков. Ибо она и не ест и не дает есть быкам.

8 Иисус сказал: Блажен человек, который знает, [в какую пору] приходят разбойники, так что он встанет, соберет… и препояшет свои чресла, прежде чем они придут.

9 Они сказали [ему]: Пойдем помолимся сегодня и попостимся. Иисус сказал: Каков же грех, который я совершил или которому я поддался? Но когда жених выйдет из чертога брачного, тогда пусть они постятся и пусть молятся!

10 Иисус сказал: Тот, кто познает отца и мать, — его назовут сыном блудницы.

Глава 11

1 Иисус сказал: Когда вы сделаете двух одним, вы станете Сыном человека, и, если вы скажете горе: Сдвинься, она переместится.

2 Иисус сказал: Царствие подобно пастуху, у которого сто овец. Одна из них, самая большая, заблудилась. Он оставил девяносто девять (и) стал искать одну, пока не нашел ее. После того как он потрудился, он сказал овце: Я люблю тебя больше, чем девяносто девять.

3 Иисус сказал: Тот, кто напился из моих уст, станет как я. Я также, я стану им, и тайное откроется ему.

4 Иисус сказал: Царствие подобно человеку, который имеет на своем поле тайное сокровище, не зная о нем. И [он не нашел до того, как] умер, он оставил его своему [сыну] . Сын не знал; он получил это поле (и) продал его. И тот, кто купил его, пришел, раскопал (и) [нашел] сокровище. Он начал давать деньги под проценты [тем, кому] он хотел.

5 Иисус сказал: Тот, кто нашел мир (и) стал богатым, пусть откажется от мира!

6 Иисус сказал: Небеса, как и земля, свернутся перед вами, и тот, кто живой от живого, не увидит смерти. Ибо (?) Иисус сказал: Тот, кто нашел самого себя, — мир недостоин его.

7 Иисус сказал: Горе той плоти, которая зависит от души; горе той душе, которая зависит от плоти.

8 Ученики его сказали ему: В какой день царствие приходит? (Иисус сказал): Оно не приходит, когда ожидают. Не скажут: Вот, здесь! — или: Вот, там! — Но царствие Отца распространяется по земле, и люди не видят его.

9 Симон Петр сказал им: Пусть Мария уйдет от нас, ибо женщины недостойны жизни. Иисус сказал: Смотрите, я направлю ее, дабы сделать ее мужчиной, чтобы она также стала духом живым, подобным вам, мужчинам. Ибо всякая женщина, которая станет мужчиной, войдет в царствие небесное.

Евангелие от Фомы

%d такие блоггеры, как: