Перейти к содержимому

Крест в русском языке и Мессианском Иудаизме 

Крест в русском языке и Мессианском Иудаизме 

Автор: lynceus

«Ибо слово о кресте для погибающих юродство есть, а для нас, спасаемых, — сила Б-жья.» 1 Кор. 1:18

К сожалению, в наше время мы с Вами пользуемся не столько переводом Писания, сколько редакцией его. В уста Павла, апостолов, евангелистов и даже Йешуа «вложены» слова, которые они не произносили, часто по той простой причине, что они таких слов не знали. Также немаловажной деталью является современный культурный фон, при котором те или иные термины и словообороты воспринимаются шаблонно.

В данной статье речь пойдет о термине «крест», его происхождении, етимологии, и значении для Мессианского Иудаизма. Для русского языка слово «крест» является искусственным, так же как и слово «Христос» в греческом. Оно появилось по нужде объяснения информации и неимении подходящего слова. Пока греки не соприкоснулись с еврейской культурой, они не понимали что такое Машиах-«помазанник». Когда познакомились с таким концептом, тогда и придумали слово «Христос», тогда как сами по себе в своей культуре не имели такого ранее, а лишь его корень — «помазание».

Современный пример — Айзик Азимов через его произведения фантастики сделал слово «робот» от русского слова «работа» популярным во всем мире. До него такого слова не существовало, но сегодня в автоматизированном обществе полном машин именно это слово и используется для описания машины.

Подобное произошло со словом «ангел», как русский язык, так и культура западного мира сегодня под этим словом понимает нечто другое, что понимали под ним древние евреи. Слово «ангелос» берет свою концепцию в Танахе, но по ходу истории изобретает свой контекст и коннотацию этого слова отличный от словa «малах» на иврите. Ну никак евреи древности не представляли ангелов голозадыми румяными младенцами и с крыльями.

Это то, что я называю «испорченный визуальный контекст». Когда человек слышит слово ангел сегодня, у него всплывают эти имиджи в подсознании.

Подобно и слово «крест». В первом столетии люди не имели такого слова. Было слово «стаурос», которое сегодня переводится как «крест», но ранее так не переводилось, хотя и существовало задолго до Йешуа и до первого столетия. Например, Мат. 10:38.

Почему же сегодня такой перевод а не раньше? Потому что раньше не было христианства и не было такого смысла вложенного в это слово, соответственно оно не несло другое значение, но по ходу истории символы меняются. Это слово просто означало шест, палка, кол и т.д. То, что все люди знали, что именно этот шест так же являлся методом жестокой казни революционеров, разбойников, воров и т.д. спорить не стоит. Особенно в Иудее эта мера наказания использовалась язычниками по причине стигмы налагаемой на эту форму Писанием в Дварим (Втор.) 21:23.

От слова «стаурос» происходит и глагол «распять» (стауро) который как не странно не перевели «раскрестись» или «крестить» в русском издании Библии, а именно распять, так как вид казни не связан сам по себе с перекрещенными деревянными перекладинами. Такое слово в русском к моменту перевода уже было, и придумывать новое не было нужды. «Стаурос» был различных форм «I» — шеста-образный, «Т» — т-образный и х-образный –«Х». Так что символ «креста» тут не причем. «Сатурос» просто означает бревно или перекладину.

Другое слово, используемое по отношению к орудию казни Йешуа даже в русском переводе Библии отражено как «древо» — «ксулон». Значение этого слова может быть как физическое дерево, так и бревно, шест, кол и т.д. Например, Деяния10:39. Опять мы не видим подразумеваемой словом крест «крестообразной» формы в оригинальном языке.

Откуда же тогда вообще появилось слово «крест», если не из Писаний? Этимология русского слова связана с латинским словом «crux» — производным от глагола «cruciare» — пытать, мучать. Ведь вспоминая историю переводов Библии можно установить, что был «оригинал» который переводился, сначала на латинский, а потом на немецкий, английский и т.д. Кстати, переводя на Латынь в 180г н.е., переводчики употребили слово crux, а не palus, если бы имелось ввиду «некое» древо.

Вспомним также что происхождение слова «crux» от глагола «cruciare». Этимология многих слов христианской терминологии энигматична. Например слово «церковь». Как это слово извлекли из греческого «экклиссия». Приходим к выводу, что к оригиналу ни то не другое не относится, а исходит из культурно-исторического контекста, и пере-переводов.

Откуда же взялась «крест» в славянской культуре? В Белорусском языке слово «крест» звучит как крыж. В польском —  Krzyż. В данных словах прослеживается влияние романского «croge», которое уже напрямую восходит к crux. А вот немецкое «kreuz» — более звучит как источник происхождения слова «крест» в современном российском языке, продолжателе славянского языка. Либо это слово пришло сквозь еллинистическое «Χρῑστός»(хр`истос) через скифские еквиваленты, и перейдя форму украинского «хрест», явилось «Крестом».

Напомним, что историчесская наука сегодня не вполне адекватно исследовала происхождение славянских языков и народов.

Но приведем етимологические данные:

крест:  род. п. -а́. Заимств. из цслав., потому что в противном случае ожидалось бы ё: укр. крест, хрест, блр. хрест, др.-русск. крьстъ (договор Игоря с греками 911 г. и др.; см. Срезн. I, 1346), ст.-слав. крьстъ σταυρός (Ассем., Клоц., Еuсh. Sin., Супр.), болг. кръст, сербохорв. кр̏ст, род. п. кр̀ста, словен. kr̀st, род. п. kŕstа «крещение, крестины», чеш. křest, род. п. křestu, křtu «крещение», слвц. krst, польск. chrzest, род. п. chrztu, диал. krzest «крещение», в.-луж. khřest, род. п. khřtu. Первонач. *krьstъ означало «Христос» и произошло из д.-в.-н. krist, christ. Вероятно, затем появилось знач. «распятие» (лат. crucifiхus), откуда и возникло знач. «крест» (Бернекер 1, 634; Рудольф, ZfslPh 18, 273 и сл.). Более далекое в фонетическом отношении лат. Chrīstus, греч. Χρῑστός. Невероятно заимствование из гот. christus (вопреки Стендер-Петерсену (420), Кипарскому (234 и сл.); см. Сергиевский, ИРЯ 2, 358), а также местное новообразование *krьstъ «крещение» от krьstьjaninъ, вопреки Скоку (RЕS 7, 195 и сл.). Из русск. заимств. фин. risti «крест», эст. riśt, лтш. krists, krusts (-u- под влиянием лат. сruх?); см. Миккола, Berühr. 1, 129; М.—Э. 2, 281, 290. Объяснение крьстъ из д.-в.-н. chriuʒ «крест» (Корш, Сб. Дринову 56 и сл.) недопустимо в фонетическом отношении. Етимологический словарь Фасмера

По поводу данной статьи сделаем лишь небольшое замечание. Если происхождение российского «крест» принимать от «krist», тогда непонятно происхождение в украинском языке слова «Хрест», тогда как оно ближе к греческому оригиналу! Но тем не менее факт остается фактом — в Брит Хадаше (русском переводе) часто встречается в том или ином виде слово «крест», и его однокоренные слова. Вот лишь несколько примеров:

«Ибо Он есть мир наш, соделавший из обоих одно и разрушивший стоявшую посреди преграду, упразднив вражду Плотию Своею, а закон заповедей учением, дабы из двух создать в Себе Самом одного нового человека, устрояя мир, и в одном теле примирить обоих с Богом посредством креста, убив вражду на нем.» Еф. 2:14-16
«А я не желаю хвалиться, разве только крестом Г-спода нашего Иисуса Христа, которым для меня мир распят, и я для мира.» Гал. 6:14
«Ибо слово о кресте для погибающих юродство есть, а для нас, спасаемых, — сила Б-жия.» 1 Кор. 1:18

Каково значение в таком случае данных строк? Давайте рассмотрим повнимательнее ети три фрагмента, и приведем не дословный, а литературный(Мессианский) пересказ смысла сказанного:
Он есть наш шалом(мир), соделавший из обоих одно и разрушивший мхицу(преграду), упразднив вражду своим телом…и в одном теле примирить обоих с Б-гом посредством мученической смерти в виде распятия…» Еф. 2:14-16 (некоторые фрагменты опущены, так как являются совершенно отдельной темой)

«А я не желаю хвалиться, разве только капарой, смертью, что даровала возможность спасения… которой для меня мир распят, и я для мира.» Гал. 6:14

«ибо разговор про «мертвого мессию» для людей с «закрытыми глазами» будет нонсенсом. Для них Машиах может быть лишь Царем, но никак не бенЙозефом.

Для нас же очевиден смысл данного, и показывает милосердие Благословенного!» 1 Кор. 1:18

Мы можем использовать слово «стаурос» или «ксулон» переводимое как «крест» и «древо» в русском языке, в смысле «орудия казни» и в смысле самой смерти, т.е. жертвы или миссии(доли). Таким образом, каждый раз, когда в Писании используются эти слова, они означают либо орудие, либо жертву в зависимости от смысла стиха и контекста. Если перепутать эти значения местами, это может привести к заблуждению и непониманию самого смысла стиха.

У человека, впервые прочитавшего подобное трактование Писания, и заметившего избегание использования символа и слова «крест» в терминологии Мессианского Иудаизма может сложиться впечатление, что Мессианские иудеи отвергают крест (как историческое орудие казни), и Капару(Жертву) Машиаха. Потому следует отметить что крест, как символ христианской религии показывет на принадлежность к одной из христианских конфессий, тогда как Мессианский Иудаизм является все-же Иудаизмом. В сознании евреев символ креста имеет несколько другой смысл, отличающийся от восприятия нееврееями, как впрочем и множество других символов, и жизненных ситуаций и вещей.

Посему не отрицая историчность орудия казни, а также смысла, вложенного в произошедшее этого орудия казни, данный символизм воспринимается сквозь призму времени обособленно. И как мудро заметил рав.Шауль(Павел) в одном из своих писем — с евреями он вел себя толерантно, также как и с не евреями.

Очень хотелось-бы видеть подобное отношение также и в современном обществе, с принятием позиции евреев к тем либо иным, достаточно острым вопросам.
 
Статья написана на основе
беседы на форуме MyZion

%d такие блоггеры, как: