Перейти к содержимому

Вино, которое веселит сердце человека

Вино, которое веселит сердце человека

Юрий Деген

За годы моей жизни в Израиле, с ноября 1977 года, страна изменилась до неузнаваемости, главным образом к лучшему. В таких областях, как наука, промышленность, медицина, искусство, музыка и др., это произошло в значительной степени благодаря репатриантам из СССР, 70-х и особенно 90-х (из того, что осталось от СССР) годов.

Но на гигантский скачок, который произошёл у нас в области виноделия, эти волны репатриации не повлияли никак (ну, разве что кроме косвенного влияния за счёт существенного роста потребительской аудитории).

Википедия:«До конца 80-х годов в Израиле потреблялись главным образом низкокачественные столовые вина. Открытие рынка для импорта в начале 90-х годов познакомило публику с качественными винами. Стали открываться винодельни с декларируемой целью побеждать на международных конкурсах. Конкуренция привела к тому, что и традиционные винодельни стали производить качественные вина. И действительно, в последние годы израильские вина добились впечатляющих успехов на зарубежных конкурсах».

По всей стране, от Голанских высот до Эйлата, разбросаны десятки (более ста) замечательных виноделен. Особенно высока их концентрация в Иудее и Самарии. Все 22 винодельни там производят высококачественные вина. Упомяну лишь те, в которых я бывал, и чью продукцию я постоянно покупаю: Кабир, Ѓар Браха, Тура, Шило, Танья, Псагот, Гуш Эцион. (О посещении виноделен Шило и Псагот можно почитать в рассказе Иона Дегена «Господствующая высота».)

Но, по моему скромному мнению, самое лучшее вино в Израиле производит винодельня Гат Шомрон, что в поселении Карней Шомрон. С моего первого визита там, вместе с родителями, более 7 лет тому назад, превосходные вина Гат Шомрон неизменно украшают мою неиссякаемую коллекцию вин. И, когда у меня собираются гости, или когда я иду в гости с бутылкой вина Гат Шомрон, все участники застолья разделяют моё восхищение этим вином.

Полгода назад у меня гостили великий режиcсёр и артист Вениамин Смехов и его жена, тоже замечательный режиcсёр и кинооператор Галина (Глаша) Аксёнова. Естественно, я угостил их лучшими винами из моей коллекции — уникальными Блан Нуар (белое вино, изготовленное из тёмных сортов винограда), Розе и красным Пти Вердо винодельни Гат Шомрон. Утончённые гурманы и знатоки вин, посетившие самые знаменитые винодельни мира, они были в таком восторге, что попросили организовать им визит в Гат Шомрон.

В тот раз не сложилось, но в прошлом месяце они снова побывали в Израиле, и 23-го ноября, в 44-ю годовщину моей репатриации, мы — Глаша, Вениамин, моя дорогая и любимая жена — прекрасная Алёна, и я — отправились в Карней Шомрон.

7 лет тому назад скромная винодельня приютилась во дворе дома её хозяина Лиора Нахума, сына основоположников поселения и, поверите или нет — моего тогдашнего сотрудника (днём он работал в той же програмистской компании, что и я — но я не был с ним знаком, — а по ночам изготовлял изумительное вино). C тех пор винодельня перебралась в промышленную зону на окраине поселения. И Лиор полностью посвящает себя любимому делу.

К винодельне пристроен очаровательный Центр посетителей, вмещающий до 60 человек. С его веранды открывается захватывающий дух вид на два холма (два «рога» — карнаим — давших имя поселению), по другую сторону ручья Кана, в котором я так любил гулять в студенческие годы. На одном холме расположен район Хават-Гиль’ад, названный в честь Гильадa Зара, убитого террористами, а на другом — знаменитый дом отца Гиль’ада, легендарного Моше Зара.

Слева направо — Вениамин Смехов, я и Алёна, на веранде. За нашими спинами — Два холма

Дегустация розового вина. Вениамин, Глаша и я

После дегустации белого и розового вина на веранде, мы зашли в здание винодельни и начали дегустацию красных вин, которую Лиор сопровождал интереснейшими обяснениями особенностей технологий, используемых им.

Вслед за запланированными Ширазом и Каберне Франк, Лиор, растроганный нескрываемым восторгом посетителей, нацедил нам прямо из бочки Каберне Савиньон. А посетители были растроганы до слёз (буквально) спокойным и обыденным рассказом Лиора об отнюдь не обыденной действительности. Ну, как можно рационально обяснить, что урождённый израильтянин, сын йеменских евреев (т.е. начисто лишённый какой-либо винодельческой истории и культуры), без опыта и образования в области виноделия, начинает в 38-летнем возрасте, в 2012 году, изготовлять потрясающие вина на холмах Самарии?

Лиор нацеживает вино из бочки

Я вспомнил, как в 2014 году, после дегустации всех известных мне сортов красного вина, Лиор нацедил прямо из бочки воистину божественное вино, подобное которому я до тех пор не пробовал. Лиор объяснил, что это — Пти Вердо, которое обычно добавляют в наиболее изысканные вина для усиления аромата. Поскольку в жарком климате Израиля виноград Пти Вердо созревает довольно быстро, Лиор решил попробовать сделать из него моносортовое вино. Результат превзошёл все ожидания! (Впоследствии ещё несколько израильских виноделен стали изготовлять моносортовое Пти Вердо.)

Я даже не попросил, а потребовал продать мне все имеющиеся у него запасы этого вина. Оказалось, что запасов нет. Он ещё не приступил к маркетизации Пти Вердо. Но, по-видимому, из уважения к моему отцу, — прославленному в Карней Шомрон и окрестностях тем, что в годы первой «интифады» он раз в неделю, по средам, работал там (а именно в районе Гинот Шомрон) и в Ариэле, считая, по его словам, «своим гражданским долгом хоть таким образом помочь еврейским поселенцам, жизнь которых постоянно подвергается опасности из-за преступной игры нашего правительства в неограниченную демократию», — Лиор нацедил нам из бочки этого вина в две бутылки, обёрнутые в фольгу.

От этих воспоминаний меня пробудил рассказ Лиора ещё об одном уникальном вине, которое он начал изготовлять.

Дегустация красного вина

На вершине самой высокой горы Самарии, Горы Благословения (Ѓар Браха, или Ѓар Гризим), на высоте 870 м над уровнем моря, растёт виноград, который раз в несколько лет доходит естественным образом до кондиции изюма, ещё находясь на лозе (а не высушенный после винтажа). Он содержит в 4 раза меньше сока, чем обычный виноград. Из него Лиор делает вино под названием «Red Diamond» («Красный Бриллиант»), которое впоследствии выдерживается во французских дубовых бочках (других у него нет) как минимум 5 лет.

Лиор демонстрирует изготовление натуральных пробок

Каберне Савиньон и «Red Diamond» мы пробовали уже в зале Центра посетителей.

Дегустация Каберне Савиньон

Перед тем, как налить нам «Red Diamond», Лиор прочитал коротенькую лекцию о том, из каких бокалов следует пить какое вино.

Лекция о бокалах

Обратите внимание на бокалы, из которых мы пьём восхитительное «Red Diamond»:

Дегустация Red Diamond

И, в заключение, Лиор вытащил из морозильника бокалы и бутылку, и разлил в бокалы ледяное вино (Айсвайн) «24 карата». Это — самое лучшее десертное вино, которое я пил в своей жизни. Обычно Айсвайн получают из виноградных ягод, собранных с лозы замерзшими. Лиор замораживает виноград искусственным путём с использованием специальной технологии.

Глаша купила 6 бутылок особенно понравившегося ей вина (только 6 — из-за таможенных ограничений по возвращению в Москву). Я тоже воспользовался случаем пополнить свою коллекцию.

Переполненные впечатлениями (материальными и духовными), мы спустились с холмов Самарии в Прибрежную долину.

Источник: https://club.berkovich-zametki.com/?p=66683&fbclid=IwAR3_K17vdb3Fj3VR8-WplYOYNN60J4TIB0qbMqddwANaFp22OtOk27trPOE

%d такие блоггеры, как: