Борода в операционной

Д-р Александр Малков

Приближаясь к традициям нашего народа, изучая Тору и исполняя заповеди человек меняет свои привычки, поведение и внешний вид. Это само по себе очень здорово и интересно. Однако, такие изменения могут вызывать удивление или недопонимание у нашего окружения, а иногда и конфликтные ситуации. Например, если дело касается оперирующего хирурга, у которого вдруг вырастает борода.

У меня росла хасидская борода, не знающая ни бритвы, ни ножниц – ведь каждый волосок это канал связи с Б-гом. Помните? «Чтобы ни один волос не упал с головы!» Мои коллеги по работе восприняли это с трудом. Одни посмеивались надо мной, другие интересовались, где граница допустимого и когда я начну ее стричь, ведь нелегко было представить себе в Германии доктора, хирурга, с длинной и густой бородой.

Когда моя борода только начала расти, я проводил обход по нашему травматологическому отделению. Со мной шли медсестры и несколько молодых врачей. Мы зашли в одноместную палату, в которой лежал один психически нездоровый пациент. Увидев меня, он стал показывать на мою бороду пальцем и смеяться. В этот момент сопровождающие меня коллеги и медсестры разразились громким неудержимым смехом, явно поддерживая его глупое поведение. Мне не было ни обидно, ни смешно. Обернувшись, я посмотрел на своих коллег, и те немного смутились. Позже я задумался: для чего Всевышний создал такую ситуацию? Наверное, чтобы показать мне то, что на уме у моих сотрудников.

Еще большей проблемой было укрывать большую бороду в операционной. Я пытался раздобыть большего размера операционные маски, но это было трудно. Однажды во время операции одна из пожилых опытных медсестер заметила, что часть бороды выглядывает из-под маски. Она сказала мне об этом и просила впредь следить, пригрозив в шутку, что в следующий раз возьмет ножницы и отрежет то, что будет выступать из-под маски. Я молился Всевышнему, чтобы Он послал мне помощь в решении этой проблемы. Уж очень тяжко было каждое утро в операционной что-то придумывать, чтобы все выглядело подобающим образом и соответствовало правилам гигиены. И вот вскоре я заметил у одной из медсестер операционного отделения новую необычную дополнительную часть зеленой операционной одежды, напоминающую водолазку, закрывающую всю шею. Задумана она была, очевидно, в качестве утеплителя, так как в верхней части такой одежды обычно имеется спереди довольно большой вырез. Сначала мне показалось, что это подходит только для женщин. Но в тот же день я увидел стопку такого же белья в нашей мужской раздевалке. Когда я решил примерить эту одежду, то с радостью обнаружил, что моя борода целиком прикрывается этим приятно облегающим воротничком. Моя проблема была в миг решена! Я благодарил Б-га за такое быстрое и простое решение проблемы. И мне показалось, что этот воротничок появился в нашей операционной как раз ради меня. Интересно, что подобная история повторилась спустя несколько лет в клинике города Пассау. Как мне там поначалу не хватало этого воротничка! Но спустя несколько месяцев они вдруг появились и там тоже. Моей радости не было конца.

В очередной раз во вторник мы шли с профессорским обходом по отделению. За день до этого к нам попал один из ведущих артистов дрезденского драматического театра. Он ехал на арендованной машине, и у нее отказали тормоза. К счастью, все обошлось без серьезных повреждений. Когда мы подошли к его койке, артист, увидев меня в кипе и с длинной бородой, привстал в удивлении и воскликнул: «Как приятно видеть здесь еврейского доктора!» Он стал рассказывать, как недавно сыграл главную роль в спектакле «Анатевка». Все присутствующие с большим уважением слушали его, поглядывая на меня. В этот момент я оказался в центре внимания и заметил теплый взгляд довольно улыбающегося профессора, который с нескрываемой гордостью за своих подчиненных активно участвовал в разговоре.

Сила молитвы

Когда я работал в клинике Фридрихштадт в Дрездене в должности старшего врача-ординатора, мне приходилось оперировать сложные случаи. Так однажды я делал операцию по поводу многофрагментного перелома плечевой кости. Цель операции заключается в том, чтобы соеди­нить фрагменты сломанной кости, примерно так, как собирают пазл. A потом закрепить их шурупами и специальными пластинами. Искусство хирурга-­травматолога заключается в том, чтобы как можно точнее собрать фрагменты перелома, восстановив анатомическую форму и стараясь бережно обращаться с мягкими тканями и важными структурами: сосудами и нервами. Вдоль плечевой кости проходит очень важный лучевой нерв, который руководит движением кисти руки, и его повреждение может вызвать нарушение двигательной функции пальцев руки и их чувствительности. Поэтому особенно важно не только правильно составить фрагменты, но и не нанести вреда. Во время этой операции мне долго не удавалось сделать репозицию – правильно соединить сломанную кость. Я использовал всевозможные приемы, но ничего не получалось. Я был на грани отчаяния, медсестры и другие коллеги, находящиеся в операционной, заметили, что ситуация сложная. Я ощутил беспомощность, и вдруг в голове у меня зазвучала мелодия и я затянул нигун – хасидскую песнь:

«Став я пити в пятницу, пропив я, пропив свою телицу. Треба, треба знати, як гуляти – треба, треба знати, як брехати, ой хешбон цедек отдавати, пред паном хозяином отвечати. А мы пьем, да пьем, да мы гуляем, ун мир тринкен вайн азой ви маим, ун мир зоген але цузамен лехаим. Веато тишма минашомаим».

Очень душевная мелодия, погружающая поющего в глубокую молитву.

В этот момент чудесным образом все стало получаться. Я напевал про себя, пытаясь еще что-то сделать, как вдруг проблема решилась, как будто сама собой. Фрагменты кости сложились без малейшего отклонения от анатомической формы. Я не мог поверить своим глазам, быстро зафиксировав перелом титановой пластиной с шурупами, сделал первый контрольный рентгеновский снимок, опасаясь увидеть какой-нибудь недостаток. Но, к моему восхищению, все выглядело хорошо и даже, как говорят хирурги, красиво. Мои коллеги – врачи и медсестры, участвовавшие в операции, были в восторге от нашего неожиданного успеха. Слезы умиления навернулись у меня на глаза. Я поблагодарил Всевышнего и еще раз прочувствовал великую силу молитвы и Его безмерные возможности.

С тех пор это стало моим методом работы – в сложной ситуации я напевал нигуны, молился и каждый раз удивлялся тем чудесам, которые происходили в операционной.

Кто нас вылечивает

В клинике мне периодически приходилось выступать перед коллегами с докладами на разные темы. Готовя свой первый доклад, еще задолго до перехода к религиозному образу жизни, я считал важным обратить внимание на то, что работа врача не имеет успеха без Б-жественного участия. Нужно было подобрать подходящие случаю цитаты. Кто ищет, тот находит. Мне попалась фраза французского хирурга XVI века Амбруаза Паре: «Je le pansay et Dieu le guarist» – «я его перевязал, а Б-г вылечил». С тех пор эта фраза присутствовала в каждом моем выступлении на медицинских конгрессах в Германии и Израиле.

К сожалению, врачи иногда забывают о том, кто на самом деле лечит и исцеляет. На эту тему есть анекдот: чем Б-г отличается от хирурга? Б-г не думает, что он хирург.

Я испытал это на собственном опыте: когда что-то начинает хорошо получаться и ты замечаешь успех своей работы, невольно приходит на ум мысль о том, какой ты искусный! Как здорово ты можешь это делать! Обычно после таких мыслей происходит какой-то сбой. И тогда ты видишь, что вроде делаешь все точно так же, как всегда, и все, казалось бы, должно было получиться прекрасно, но вдруг тебя постигает неудача. Это ставит тебя на место и напоминает о том, кто хозяин положения. Так Всевышний напоминает о Себе.

Веруют ли хирурги

Иногда мне приходилось ассистировать во время операции моему шефу, профессору Боннайре. Он был очень хороший хирург, знающий, опытный специалист, обладавший хорошей хирургический техникой. Оперировал он очень аккуратно, бережно обращаясь с тканями. Строго требовал такого же отношения от всех нас.

Во время очередной операции по замене передней крестовидной связки коленного сустава на одном из важных этапов порвалась специальная дорогостоящая проволока, протягивающая трансплантат связки через костный канал. Возникла серьезная техническая проблема, которую у нас никак не получалось решить. Профессор долго пытался найти выход, но безуспешно. Вся операционная команда была в отчаянии. Когда кто-то из моих коллег или я сам находились в подобной ситуации, у нас всегда была возможность позвать кого-то более опытного, например, самого профессора. У него же такой возможности не было!

На кого же можно положиться в такой момент, как не на Самого Всевышнего. Я очень сочувствовал профессору и переживал за него и за пациента, молился Б-гу, чтобы нам поскорее удалось решить эту проблему.

И вдруг главврачу удается найти выход из этой сложной ситуации. Он смог захватить трансплантат зажимом и протянуть его через канал, так что операцию можно было продолжить и опасность для пациента миновала. В этот момент профессор прокричал: «Gott sei Dank!» – то есть «Слава Б-гу!» Я был рад вдвойне, во‑первых, за пациента, а во‑вторых, за профессора. Он показал всем находящимся в операционной, что даже такой опытный хирург может оказаться в безвыходной ситуации и готов благодарить Б-га за помощь и поддержку! Мне не раз приходилось наблюдать подобные сложные ситуации с самыми разными специалистами в операционной и слышать радостное восклицание «слава Б-гу!», когда находился выход и проблема решалась.

Д-р Александр Малков

Источник: https://ru.chabad.org/library/article_cdo/aid/5349340#

Борода в операционной