Перейти к содержимому

Трагедия в Едвабне

Трагедия в Едвабне

(К 72-летию кровавого преступления против евреев)

Алексей Персион

С начала Второй мировой войны на всех оккупированных немецкими войсками территориях нацистами и их добровольными помощниками из местного населения началось жестокое и бесчеловечное уничтожение евреев, невзирая на возраст и пол. Характерно, что местное население в оккупированных районах проявляло большую активность в этих злодеяниях. Еврейская кровь потекла рекой. Это происходило как на территории Советского Союза, так и европейских стран.

Местное население Польши было убеждено, что евреи являются пособниками советской власти, и антисемитские действия не заставили себя долго ждать — в Западных районах Украины и Белоруссии, а также в Литве еврейские погромы начались сразу после ухода советских войск, еще до прихода немцев.

В июле с.г. исполняется 72-я годовщина со времени страшного преступления в маленьком польском местечке Едвабне, расположенном на северо-востоке Польши в 150 км от Варшавы.

Памятник жертвам погрома в Едвабне

В этом местечке жили евреи — ремесленники, мелкие торговцы, учителя, аптекари и другой небогатый люд. Они мирно сосуществовали со своими соседями-поляками, помогая друг другу во всех делах.

10 июля 1941 года после отступления советских войск местное польское население м. Едвабне жестоко убило и сожгло в амбаре всех евреев этого местечка (1600 человек). Сначала они убивали их по одиночке — топорами, палками, протыкали вилами, вырезали языки, выкалывали глаза, топили в пруду, отрубали головы, оскверняли трупы. Молодежь играла в футбол отрезанной головой преподавателя иврита.

Местный ксендз не остановил зверское кровопролитие, чем еще больше вдохновил убийц. Все имущество евреев было разграблено их «добрыми» соседями.

В этот же день поляки заставили евреев разрушить памятник Ленину, а когда вели их на сожжение, погромщики поставили во глааве колонны местного девяностолетнего раввина и вручили ему в руки красный флаг (об этом свдетельствовал внук раввина Меир Строяновский, у которого погибли 17 родственников).

Этот геноцид против своих же граждан Польши еврейской национальности совершили граждане Польши. Причем, не какие-то отдельные извращенцы, которые имеются в любом обществе, а толпа во главе с городскими властями…

Никто из организаторов и исполнителей этого зверского злодеяния не преследовался, а на памятнике выбили, что это дело рук немцев. Но это была наглая преступная ложь — немцы в Едвабне вообще не стояли.

Привожу отрывки из стихитворения «Едвабне» Нателлы Болтянской, российской журналистки и барда:

«Ты ищешь нас — карту бери помасшабней,
Чернильная капля случайно упала…
А наше местечко зовется Едвабне,
Подобных местечек по свету немало.
Есть ратуша, рынок, ручей — по колено,
Бельё на верёвках знаменами реет…
Тут жили счастливой порой довоенной
Соседи. Неважно, — поляки, евреи…

И памятник будет. Ну как же не высечь
По камню, как больно и горько бывает
Местечку, где больше полутора тысяч
Погибло: война-то была мировая…
Всё будет — цветы, поминальные свечки,
Успеет поблекнуть гранит пьедестала,
Но позже окажется — в нашем местечке
Немецких частей вообще не стояло.

Ну, только — патруль раз в неделю заедет,
А вермахт его обошел стороною,
И нас убивали свои же соседи,
Которых считали мы близкой роднёю
Как праздничный ужин, и выпит и съеден,
Вчерашний уют многолюдного дома…
И нелюди эти — свои же соседи,
И — брошена спичка в сухую солому…

Перину и шаль передать по наследству
При жизни — утраты и больше бывают…
Вначале обрушилось наше соседство,
А после — горящая крыша сарая.
А память окрепнет, а боль не ослабнет,
Стареть вплоть до ветхого — новым заветам…
А наше местечко зовётся Едвабне,
Дахау, Майданек, Варшавское гетто…

До недавнего времени правду о трагических событиях в Едвабне скрывали от мировой общественности — преступления приписывали немцам. И только в 2000 году весь мир узнал о злодеянии местных поляков — профессор Ян Томаш Гросс в книге «Соседи» раскрыл подлинную картину злодеяний в Едвабнe, используя свидетельства очевидцев. Книга Гросса потрясла общественность Польши и всего мира. Эта тема занимает одно из главных мест в печати, радио, телевидении и в интернете. Главная тема дискуссии государственных деятелей Польши, католических лидеров, ученых — следует ли польскому народу и государству извиняться перед евреями за кровавые преступления, совершенными их соседями— гражданами Польши?

Находились деятели, которые ненависть поляков к евреям объясняли сотрудничество евреев с НКВД и чрезмерным числом евреев в государственных органах, где ранее доминировали поляки.

Во время дискуссии высказывались даже мнения, что книга Гросса, открывшая правду о злодеяниях в Едвабнe, является ложным вымыслом международного еврейского заговора против Польши.

Приведу отрывки высказываний некоторых государтственных и католических деятелей Польши по поводу массового убийства еврейской общины в местечке Ебвабне:

Александр Квасневский — президент Польской Республики:

«Это было преступление. Никто его не оправдывает. Мы должны просить прощения у теней умерших. Я прошу прощения от своего имени и от имени тех поляков, чью совесть терзает это преступление»…

Поляки, споря о том, просить ли прощения за Едвабне, должны задуматься: а было бы им все равно, если бы Ельцин не нашел в себе сил и не попросил прощения за Катынь? Или если бы канцлеры ФРГ смолчали бы и не склонили головы перед польскими жертвами войны?

Ян Новак-Езеранский — бывший директор польской службы радио «Свобода»:

«Если мы будем оправдывать преступление и преуменьшать его, перекладывая вину на жертв, тогда весь народ может стать соучастником этого преступления».

Кординал Юзеф Глемп — примат Польши:

«…евреи были ловчее и умели эксплуатировать поляков»

«…другой причиной ненависти к евреям были их симпатии к большевикам. Это было главной причиной».

«…надо бы вскрыть братскую могилу, которая существует вблизи сожженного овина в Едвабве, и убедиться, сколько там убитых».

«Мне не понятно, почему поляков постоянно оскорбляют, приписывают им антисемитизм».

« Мы задумываемся, не должны ли евреи признать свою вину перед поляками, особенно за период сорудничества с большевиками, за участие в депортациях, отправке поляков в тюрьмы, за унижение своих сограждан»

«Я думаю, что президент Квасневский не имеет формальных оснований просить прощения от имени народа, но предпочел бы это не комментировать».

Примечания автора (А.П.):

1. Поражает мнение католического примата Польши — он должен по роду своей деятельности проповедовать среди верующих заповеди: «…не убий, не укради…» Вместо этого он оправдывает зверское убийство евреев своими соседями-поляками.

2. Поляки Ф. Дзержинский и В. Менжинский были организаторами и руководителями ВЧК, по их воле были расстреляны и репрессированы многие советские граждане. В свое время в органах ВЧК, ОГПУ и НКВД работали многие сотрудники польской национальности, приложившие руки к преследованиям советских людей. А кто не помнит латышских стрелков — передовой карательный отряд большевиков? Так разве их деятельность в СССР дает право, по мнению кардинала Ю. Глемпа, на уничтожение поляков и латышей?

В книге «Соседи» проф. Ян Томаш Гросс спрашивал какую надпись следует вырубить на памятнике в Едвабне. Проф. Яцек Курчевский предложил: «Польское государство — памяти своих граждан-евреев, убиенных соседями в братоубийственном безумии». Будь моя воля, я бы вырубил другие слова…

Известный российский бард, профессор Александр Городницкий, побывав на месте трагедии и пообщавшись с « действующими лицами», был потрясен случившимся, написал стихотворение «Едвабне», которое привожу ниже:

В воду речную войти попытаемся дважды:
Всё изменилось вокруг со времен Гераклита.
В польской земле существует местечко Едвабне,
Тайна кровавая в этом местечке сокрыта.

После войны на полвека умолкло местечко,
Взгляд отводили поляки, которые старше,
Но неожиданно вдруг объявилась утечка —
Жид уцелевший, в Нью-Йорке профессором ставший.

Год сорок первый, дыхание горькой полыни,
Непогребенные юных жолнеров останки,
Польские земли идут из огня да в полымя, —
То под советские, то под немецкие танки.

И возникает, над Польшею вороном рея,
Эта позорная, черная эта страница,
Как убивали в Едвабне поляки евреев,
Чтобы деньгами и скарбом чужим поживиться.

Били и мучили их, убивали не сразу,
Тех, с кем до этого жили в соседстве.
Не по приказу немецкому, не по приказу,
А по велению пылкого польского сердца.

Красное знамя нести заставляли раввина,
Гнали по улицам через побои и ругань.
После загнали под черные срубы овина
И запалили бензином политые срубы.

В тот же сарай запихнули совместно с жидами
Статую Ленина, сброшенную с постамента,
Так и смешались, в одной захоронены яме,
Пепел людской и обугленный гипс монумента.

Что еще вспомнится в этом пронзительном вое,
Дыме и копоти?— В общем не так уж и много.
Школьник веселый играет в футбол головою
Только вчера еще чтимого им педагога.

Дети и женщины, и старики, и калеки, —
Было их много— не меньше полутора тысяч.
Кто их припомнить сумеет в этом сегодняшнем веке?
Кто имена потрудится на мраморе высечь?

Всех извели, чтобы было другим не повадно.
Чтобы от скверны очистилась Речь Посполита.
В польской земле существует местечко Едвабне,
Тайна кровавая в этом местечке сокрыта.

Я побывал там недавно со съемочной группой,
В том городке, что по-прежнему выглядит бедно.
Площадь, базар, переулки, мощеные грубо,
Старый костел прихожан призывает к обедне.

Спросишь о прошлом, — в ответ пожимают плечами
Или слова подбирают с трудом и не быстро.
Как им живется, им сладко ли спится ночами,
Внукам людей, совершавших когда-то убийства?

Мэр городка черноусый по имени Кшиштоф
Дал интервью, озираясь на окна в испуге:
«Да, убивали поляки, конечно, но тише, —
Этого нынче никто не признает в округе».

Что до прелатов — ответ их всегда одинаков:
«Те и виновны, что в общей укрылись могиле.-
Сами себя и сожгли, чтобы после поляков
В том обвинить, что они никогда не творили»…

Стебли травы пробиваются из-под суглинка,
В нынешнем веке минувшее так ли уж важно?
В польской истории нету названья «Треблинка»,
В польской истории нету названья «Едвабне».

Мир убиенным, землей безымянною ставшим,
Красным бурьяном, встающим над склоном покатым.
В русской истории нету названья «Осташков»,
В русской истории нету названия «Катынь».

Ветер в два пальца свистит, как раскосый кочевник.
Дождик танцует по сумрачному бездорожью.
Новые школьники новый листают учебник, —
Новая кровь открывается старою ложью.

В Польше часто совершались преступления против евреев — польских граждан. Например, после восстания в варшавском гетто местными жителями-поляками было убито свыше 100 евреев. После Второй Мировой Войны, в1946 году (!) в городе Кельцы произошел жестокий еврейский погром, в результате которого погибло множество местных евреев, в том числе беременные женщин и малолетние детей. Министр безопасности Польши, отвечая не жалобы евреев заявил: «Вы хотите чтобы я сослал в Сибирь 18 миллионов поляков?»

И, как всегда, никто не был осужден за эти зверства, все прошло безнаказанно, как будто это случилось в порядке вещей.

Судя по материалам общественной дискуссии о трагических событиях в Едвабне, не всем полякам пришлось по душе решение президента Польши просить прощения у евреев. Больше того, мне представляется, что многие оправдывают местное население в том, что произошло.

По моему личному убеждению, даже если они на коленях будут просить у евреев прощения — убийцам, палачам, садистам — прощения нет!


Перечень использованной в статье литературы:

1.     Алексей Персион, статья «Преступления против еврейского народа в годы Второй Мировой Войны» в газете «Новый Мередиан» номер 995 за 19 декабря 2012 года.

2.     Статья в интернете «Едвабне или сотрясение совести»; материалы общественной дискуссии в Польше о трагических событиях в Едвабне.

3.     Роберт Берг, статья «Евреев убивали по-соседски» в газете «Еврейский Мир», номер1104 от 18 июля 2012 года.

Источник: club.berkovich-zametki.com

%d такие блоггеры, как: