Авторизация

Научи нас молиться.

Научи нас молиться.

(Стенограмма беседы о молитве)

AlexBlend

 

 

 

Сегодня мы с вами поговорим о молитве, в частности мы поговорим о молитве, которой учил учеников Иешуа. Мы читаем, что один из учеников попросил Его:

«…научи нас молиться, как и Иоанн научил учеников своих».

Возникает вопрос: что делали ученики Иешуа до этого? Почему вдруг им понадобилась какая-то особая молитва? Ведь народ Израиля издревле молился и опыт молиться у народа огромный.  Ученики явно захаживали в синагоги, и знают как молится народ. Зачем Иоанну понадобилось учить учеников молитве?

Мы для того чтобы понять все это, попытаемся понять сначала, что такое молитва вообще. Иврит знает разную терминологию описания общения со Всевышним. Есть понятие «теѓила» песнопение и сказано Всевышний живет в славословии народа Своего. Кроме того есть «земер» прославление, есть «ѓодаа» благодарение, «браха» благословление, и это разные формы общения со Всевышним.

Зэмэр это прославление перед другими, прославление в миру. Ѓалель это прославление в общине верующих людей. Браха это благословление, благодарность за какие-то вещи, за конкретные качества Всевышнего.

А здесь,  то что просят ученики - молитва или «тфила». Слово «тфила» толковалось по-разному, о его происхождении много разных мнений. Были даже люди, которые чуть-чуть изменяли написание и говорили это от слова «тафель» быть прилепленным, прилепляться к чему-то. Это, можно сказать, образно метафорическое толкование слова. Если мы попытаемся присмотреться к слову поближе, то наиболее вероятный корень этого слова «пэй, ламед, ламэд» или «פלל» – отрываться, прорываться, выставляться на показ, отделяться и подобные значения. Вообще все корни, которые начинаются на две буквы пэй, ламэд имеют какое-то значение с разграничением. Пэлэ это чудо, что-то что находится вне нашего понимания; пэлэг это отделение, часть; пэлэд это ограждение; пэлах это долька; палас это проделывание или прокладывание пути; палаш это врывание куда-то; палат это бегство или оставление какой-то территории (связано с границами и нарушениям границ) – все значения этой корневой ячейки, а корневой ячейкой мы называем первые две буквы, объединяющие ивритские корни.

Итак, слово тфила от корня пилель может означать прорываться, вырываться, отрываться. В современном языке корень имеет немного отрицательное значение - самообвинять, отделяться в плохом. В смысле паляль означает уголовный, обвиненный, отделенный от общества. Но видимо это не всегда было так и возможно одно из этих значений «обличаться, показаться, являть свою отделенность от общих правил, от общих законов».

И естественно когда мы говорим о какой-то внутренней работе, о том, что происходит внутри, об обличении либо прорыве куда-то, о том, как вырваться за границы собственного я, как прорваться в Божественное или, наоборот, как низвести себя в Божественное, а это и будет примерный спектр значения этого слова, то мы просим Учителя показать, собственно, суть духовной работы. Слова молитва на иврите всегда называлась «авода ше балев» (עבודה שבלב)  сердечная работа, работа сердца. И очень важно для нас знать, как правильно в соответствии с тем чему учит нас Учитель, эту работу проводить и именно это суть того чему просят научить ученики.

Видимо Иоанн дал своим ученикам какой-то свой метод такого прорыва и ученики Иешуа тоже захотели так прорываться, тоже захотели понять этой духовной работы, но уже из уст Учителя.

Мы читаем в Псалмах 102(101:18) :

18 призрит на молитву беспомощных и не презрит моления их. 19 Напишется о сем для рода последующего, и поколение грядущее восхвалит Господа,

Всевышний призрит на молитву беспомощных и не презрит моления их. Не оставит без внимания, не пренебрежет молитвой беспомощных? Синодальный перевод здесь немного изменяет текст. Вместо «грядущее поколение», оригинал говорит «сотворенный народ», новый народ, сотворенный из ничего.

Казалось бы, зачем Давид говорит о принятии молитвы?  Разве Всевышний и раньше не слышал молитву беспомощного?  Почему Давид говорит об этом в псалме? Разве до Давида не знали, что Всевышний слышит молитвы и не презирает ее?

Здесь нечто принципиально новое. Оно заключается в том,  что эта молитва призвана создать, сформировать, именно сделать из ничего (слово нивра, стоящее в оригинале означает творение из ничего) новый народ. Сотворить новый народ который будет прославлять Всевышнего.

Сначала будет тфила то есть попытка прорыва, попытка изменения себя. А  затем будет, создано новое Творение. Словно рожденный свыше человек, который становится ходячим  прославлением Всевышнего.  Весь этот путь, от покаяния, от желания изменится к исправленному состоянию, когда мы сами собой прославляем Всевышнего — весь он заключен в молитве.

Молитве учит нас Иешуа. Есть два варианта текста этой молитвы: один в Евангелии от Матфея, один от Луки. Есть много разных разночтений в рукописях этой молитвы.  Когда возникают  расхождения в рукописях, как мы можем узнать, какой текст был изначально. Этим занимается отдельная наука  — текстология. Исследователи исходят из понимания , что никто не станет что-то убавлять из молитвы. Тексты такого рода обычно расширяются за счет добавлений переписчиков. Если текст Луки является более коротким, то мы полагаем, что текст Матфея дополнен комментариями, авторскими объяснениями, расширениями и так далее. Самый ранний дошедший до нас документ, содержащий текст этой молитвы — так называемый, Синайский отрывок, фрагмент, евангелия конца II века, в котором текст молитвы звучит так:

 «Отче, да святится Имя твое, да придет царствие твое. Хлеб наш насущный подавай нам на каждый день. И прости нам грехи наши, ибо и мы прощаем всякому должнику нашему. И не введи нас в искушение

Это самый короткий вариант текста.  Из других источников мы также знаем широкий вариант:

 «Отче наш, сущий на небесах. Да святиться Имя твое, да приидет царствие твое. Да будет воля твоя и на земле как и на небе. Хлеб наш насущный подавай нам на сей день, и прости нам долги наши, как и мы прощаем должникам нашим. И не введи нас во искушение, но избавь нас от лукавого

Давайте постараемся более подробно рассмотреть, перевести и частично восстановить смыслы, которые возможно Иешуа в эту молитву вкладывал.

Начинается молитва в традиционном тексте со слов «Отче наш», а в том коротком тексте, которое мы имеем словом «Отче», на иврите это, скорее всего, звучало как Абба. Очень личное обращение Абба (авва), оно уже включает в себя притяжательный суффикс, включает в себя соотношение Абба, так обращались во времена Иешуа только к собственному отцу. Нельзя сказать абба шель Моше (отец Моше) или абба шель Филипп (отец Филиппа). Абба это всегда мой отец, мой папа или просто папа. Можно привести подтверждение этому. Есть история, что некий раввин приехал из Вавилона, его сосед- другой раввин, спросил у него живы ли его родители. Он спросил абба каям?  жив ли мой папа?, и раввин, приехавший из Вавилона, ответил абба каям мой папа жив, намеком говоря, что папа того раввина, который спрашивал, уже умер (Моэд Катан 20а)

Здесь мы видим, что слово абба используется именно в значении мой папа. И это огромный прорыв для еврейской молитвы, потому что обращение абба в те времена еще не практиковалось. Сам Павел говорит об этом прорыве, говоря, что мы приняли в сердце Дух, который позволяет взывать нам Авва, Отче! И в другом месте, в послании Галатам, он говорит: вы приняли Дух, новый дух, который дал вам дух сыновства, который дал вам возможность взывать вам Авва Отче,- обращаться к Создателю по имени абба.

Если мы сравним эту молитву с той молитвой, которая была распространена в синагогах, которой молились каждый раз после прочтения Торы, молитва которая сегодня известна под названием кадиш, то мы увидим в ней слова (которыми начинается) «да возвеличится и святится Имя Его великое». Молились в третьем лице, как раб молится о своем господине.  Но в молитве, которую дал Иешуа ученикам,  есть совершенно новый подход.  Дух сыновства, который может быть дан человеку, если он этим духом наполняется и этот дух позволяет взывать к Создателю: «Абба»!

Следующая строчка молитвы Иешуа:«да святится Имя твое».

Нечто похожее есть и в тексте иудейской, распространенной тогда молитвы, как мы говорили:

«возвеличится и святится Имя Его великое».

 

Но здесь снова мы видим обращение: да святится Имя Твое – обращение в первом лице в отличии обращения Имя Его.

Что означает «святится Имя»? Освящение Имени, издревле, было связано с самопожертвованием, с готовностью умереть за Имя Творца, за свое стояние в вере. Это так и называется «освящение Имени» (Кидуш ѓаШем).  Иешуа учит нас свидетельствовать во время молитвы, что Имя Всевышнего святее самого святого для нас, нашей жизни. Мы должны преодолевать, перебарывать свою любовь к себе и воцарять над собой Царя Царей, святить Его Имя и быть готовым за этого Царя умереть.

Об этом говорит и третья строчка молитвы «да приидет царствие Твое». Матфей видимо  объясняет эти слова, добавляя «да будет воля Твоя на земле, как и на небе». Почему он дает такое объяснение? Потому что «да будет воля твоя, как и на небе» это утверждение царства на земле. На небе Бог уже царствует, там Он безраздельный властелин, правит сонмом ангелов. Там мир между всеми. На земле же, этот мир мы должны утверждать. Но это не значит, что мы должны записываться в миротворцы, голубые каски солдат ООН. Мы должны примирить каждого человека с Всевышним, чтобы каждое колено через имя Иешуа, приклонилось перед Создателем. Чтобы все народы пришли на поклонение и весь мир признал Всевышнего Царем как об этом сказано:

«в тот день будет Бог Царем над всей землей и будет Господь Единый и Имя Его Едино»

Чтобы люди отказались от всех идолов: и духовных, и материальных и превыше всего превозносили Имя Царя.  Чтобы на всей земле был один единственный Царь.  И это третий уровень молитвы, мы говорим, что мы принимаем дух сыновства и мы готовы умереть за своего Отца, чтобы восставить Его царство на земле.

Четвертая строчка будет самой сложной нам для понимания. Это самая спорная для переводчиков строчка в молитве. Понятно слово «хлеб», понятны «дай нам каждый день» подавай нам изо дня в день (йом-йом, на иврите) Каждое из этих слов не трудно правильно перевести.  Но слово, которое переводят как «насущный»- большая проблема.  Его можно перевести как, именно, питающий нас хлеб, как то, что питает нас. А можно перевести как слово «завтрашний». Дело в том, что это греческое слово, встречается всего два раза в греческих  текстах и оба раза, оно встречается в двух молитвах. Один раз в евангелии у Матфея, один раз у Луки. Поэтому,  трудно понять какое ивритское слово они переводят этим греческим словом.

Почему я сказал ивритское? Опять небольшое отступление. Были попытки восстановить арамейский текст этой молитвы. Многие считали, что Иешуа изначально дал ее на арамейском, простонародном языке.  Некоторые молитвы, в частности молитва каддиш, действительно были на арамейском языке. Я все же, следуя многим другим исследователям, считаю, что Иешуа,  согласно общепринятой традиции, когда с учениками о священном,  говорил на языке иврит, а в просторечии употреблял арамейский язык.  Поэтому и предполагаю, что  Иешуа когда обучал учеников молитве, говорил с ними на иврите, который они, безусловно, тоже знали, так же как и арамейский. То есть иврит был языком священных текстов, языком Священного.

Итак, Иешуа учит нас просить хлеб наш, необходимый нам или завтрашний хлеб, подавай нам каждый день.  Хлеб будущего, хлеб грядущего мира или то что необходимо нам для нашего пропитания, для нашего духовного пропитания.? Я думаю, что здесь заложена изначальная двусмысленность. Мы видим, что многозначность  ивритского слова тоже сохраняется в греческом тексте и речь идет о насущном хлебе и о хлебе завтрашнего дня: завтрашний хлеб дай нам сегодня.

Если мы сравним снова с еврейской молитвой каддиш, сказано:«да утвердит Он царство Свое при жизни вашей в дни ваши».

Мы просим, чтобы царство  грядущее было утверждено в наши дни. И в нашей молитве содержится  просьба очень похожая на ту, что мы видим в традиционной иудейской молитве:«царство грядущее подавай нам каждый день».

Но в молитве Иешуа раскрывается еще одно  значение. слова насущный, необходимый :«дай нам жить приближением твоего царства». Мы не просто молимся о том, чтобы это царство наступило, мы просим этим царством жить, просим через себя это царство воплощать.

В продолжение молитвы Иешуа учит нас:

«прости нам грехи наши, как и мы прощаем должникам нашим».

Слово грех в иврите и арамейском языках — «хова» — обязанность, долг. Когда мы совершаем грех у нас как бы возникает долг на нашем небесном счету образуется, человек, который заслуживает наказания тоже называется «хаяв»  (от этого же самого слова). Мы молимся:«прости, спиши грехи наши, ибо и мы прощаем всякому должнику нашему».

Откуда, вообще, у нас рождаются должники. Иешуа говорит: «просящему дай, хотящему занять у тебя не отказывай, взявшему у тебя не требуй назад». Не требуй не значит не желай получить. В исправленном мире должник должен возвращать свои долги, потому что он сам стоит перед Всевышним. Если человек взял у нас какие-то деньги, рубанок или пилу, мы можем хотеть возвращения своего по двум причинам:

1) это наше, и мы хотим,  чтобы наше нам вернули

2) когда человек не возвращает то что у нас взял, он не стоит перед Всевышним, он сам находится в грехе и что мы хотеть возвращения этого, чтобы человек вернулся к Всевышнему.

У Взявшего не требуй —  не требуй для себя.  Но в исправленном мире, понятно, что человек должен возвращать то,  что взял. Мы прощаем для себя все что у нас взяли, но мы ожидаем что человек нам вернет потому что хотим, чтобы он верно стоял  перед Всевышним.

И последняя строка молитвы:«и не введи нас во искушение», Матфей добавляет «но избавь нас от лукавого».

Это тоже очень распространенная в еврейской молитве фраза.  Мы встречаем в самых ранних записанных молитвенниках — уже в эпоху Гаонов (IV-V вв),  когда раввины говорят: «не введи нас не в искушение, не в постыжение, не в испытание и так далее». Самое тяжелое для верующего человека, это испытания. Страдания. Они не насылаются Всевышним из вне. Они лишь плод нашего неумения взаимодействовать с миром. Их корни —  похоть плоти, похоть очей, гордость житейская.  Дерево хорошее видом и приятное на вкус (похоть плоти и очей) и оно дает знание (гордость житейская), три элемента через которые пала Хава –первая женщина, мать всего человечества. Три элемента эти можно и увидеть при испытании Иешуа, когда сатана его испытывает. Мы просим у Бога милости, чтобы Он убрал от нас наше злое начало — йецер-ара, чтобы Он возглавил в нас  эту войну с нашим злым началом, чтобы Он помогал нам в этой войне. Без нас тоже это невозможно сделать, но мы не можем победить это без милости Всевышнего.

Если мы посмотрим на эту молитву сверху вниз или снизу в верх, или с конца к началу, с начала к концу, мы увидим семь разных ступеней. Мы многое говорили о семерке в последнее время как о фундаментальном принципе мироздания. И молитва Иешуа тоже дает нам семь этапов пути:

Первый этап  «не введи нас в искушение».  На этой ступени,  мы просим у Всевышнего закрыть нам глаза, которые открылись у Адама. Отстранить нас от этого мира, дать нам возможность гнушаться этим миром, не искать мирских ценностей. Это самое начало, первая ступень.

А когда мы получаем эту милость мы прощаем всем нашим должникам, нас уже не заботит наше имущество, мирские ценности потому что мы уже познали ценность духовную. Это второй этап. На нем мы познали духовную ценность Творца, и Бог прощает нам наши грехи.  Когда мы отвязали все что связывало нас, оставив жертву у жертвенника, пошли и решили с друзьями все проблемы – после этого Бог принимает нашу жертву и прощает нам наши грехи.  А простив  нам наши грехи, Он делает нас чистыми и готовыми к жертве.

Центр молитвы «хлеб наш завтрашний подавай нам сегодня». Если мы помним, когда сатана говорит Иешуа если ты голоден, — преврати камни в хлеба, Иешуа отвечает, что человек живет не самим хлебом, не хлебом единым, а всяким словом исходящих из уст Божьих. Человек на самом деле питается не хлебом, не плотью хлебом, а словом Бога, который сотворил этот хлеб. Вот что дает человеку калории, калории для души. И мы просим, чтобы нашим хлебом было Его Слово.  Чтобы мы питались приближением к царству, как сам Иешуа говорит:  «пища Моя это творить волю Творца Моего».

Когда мы насыщаемся этим, мы начинаем служение по воцарению царства, воплощая «да придет Царствие Твое». И молясь мы просим о  том служении которое ставит своей целью привести всех к принятию Его святой воли, к принятию воли Творца. А через это мы освящаем Его Имя. Всю жизнь мы кладем на это и через это, в свою очередь, мы подымаемся на самую высокую ступеньку, когда этот дух сыновства наполняет наше сердце и можем взывать «Авва!»  (Отец) - это самый высокий уровень, тот самый уровень сыновства, который открывается через Иешуа.

Это духовный путь на который мы встаем ежедневно, читая эту молитву. Это то, чего мы собственно молимся, мы просим наполнить нас духом, который позволит нам взывать Авва! Позволит называться нам сынами. А это невозможно без того, чтобы мы не возгнушались этим миром, не отошли от искушений, не простили всем должникам чтобы нам были прощены наши грехи наши. Не сделали своим хлебом Его волю, не воцарили Его над собой и не освятили Его Имя. Все шесть этапов, шесть ступенек ведут к самой главной ступеньке- ступеньке сыновства.

И в этом молитва Иешуа, в этом основной ее прорыв. Потому что я знаю, что многие уже сравнивали молитву Господню (молитву Иешуа) с молитвой каддиш. Молитва кадиш, повторим, — в  третьем лице. Она рассказывает о Боге. В ней нет обращения к Богу как к Отцу, и даже когда обращались к Отцу, говорилось: «благословен, Ты Господь, (во всех принятых благословениях) переходили к третьему лицу Который освятил нас…, который сделал нам…, который дал нам… И все благословение не произносилось как Отцу.

В этом и в возможности стать сынами Божьими и суть молитвы Сына Божьего; это то чему просил научить один из учеников Его. К сожалению, не дошла до нас молитва Иоанна, та молитва которой научил Иоанн своих учеников, но мы можем видеть насколько молитва Иешуа отличается от той, которая была принята и по сей день принята в Иудейском мире.

Мы можем увидеть тот прорыв, который Иешуа дает своим ученикам, возможно обращаться к Богу как Абба. Сегодня во многих израильских молитвах много звучит Аввину (Отец наш).  как народ Израиль обращается к Богу как Отец, но это пока еще Аввийну –наш отец. Обращение Отец мой это особый прорыв, который есть именно в словах Иешуа.

Это то, что скорее всего, изначально в молитве, потому что и само по себе слово «авину» в тот момент едва ли можно найти употреблению по отношению ко Всевышнему. Изначально там стояло слово Абба- Отец мой. Вот такова суть этой молитвы.

 

Источник: http://www.alexblend.net/?p=963#more-963