Авторизация

Праздник баалей тшува

Праздник баалей тшува

Подготовила З. Скаржинская

 

 

 

Великий адмор из Гур рав Йеуда Арье Лейб Алтер, автор книги «Сфат Эмет», называет Суккот праздником баалей тшува. После Рош а-Шана и Йом Кипура, после того как мы все очистились и стали подобны ангелам… «Ангелам» очень тяжело начинать жить обычной жизнью. Они не находят себе места в материальном мире, и для них Всевышний создает «новое помещение» – сукку. И повелевает нам радоваться! А ведь это – испытание. Молиться, сокрушаться, стоять, согнувшись, в белых одеждах и вспоминать свои грехи – это мы уже умеем, это теперь легко. А умеем ли мы радоваться?

Задумываемся ли мы среди марафона подготовки к одному празднику Тишрея за другим, что радость важна именно для женщин?! Настолько важна, что наши мудрецы постановили сделать для женщин эзрат нашим (женское отделение) в Храме! Архитектурный проект Храма, как написано в Диврей а-Ямим (I 28:19) был готов и, что называется, сдан в работу, без отделения для женщин. Но наши мудрецы увидели, что во время Симхат бейт а-шоэва женщины тоже пришли радоваться, и тогда они постановили тикун гадоль (великое исправление) – добавить женский этаж в Храм. Добавление это было очень непросто разрешить – хотя оно и временное, оно изменяет структуру Храма, данную нам Свыше. Ведь можно было просто запретить женщинам являться: праздник, много народу, толкотня, недалеко и до нарушений, так что, дорогие и уважаемые, – оставайтесь дома, так будет прилично и скромно. Но нет! Мудрость заключается в том, что радость праздника – важна, чрезвычайно важна для женщин.

И все же со стороны может показаться, что сукка – абсолютно не женская заповедь, не имеет к женщинам почти никакого отношения, кроме как составить компанию мужьям и сыновьям. На самом деле по самой своей сути сукка очень близка именно женщинам.

Сукка связана с женщиной

Во-первых, сукка связана с женщиной, как сказано в Теилим царя Давида: «Тесукени беветен ими» – «соткал меня в чреве матери моей» (139:13). Сукка, несмотря на свою хрупкость в сравнении с каменным домом, на самом деле – самое безопасное для нас место, как и мама. «Ибо Он укроет меня в куще (сукке) Своей в день бедствия, спрячет меня под покровом шатра Своего, на скалу вознесет меня» (Теилим, 27:5).

Во-вторых, по Каббале Шехина, находящаяся в сукке и закрывающая нас своими крыльями, напоминает птицу-мать, высиживающую птенцов.

Сукка называется цила де-меэйманута – тень веры, а вера – это материнское понятие. Как говорит Хазон Иш в своей книге «Эмуна Увитахон»: «”Будет хорошо” – это не вера; “То, что будет – то и хорошо” – вот это вера». Дождь или жара настигнут нас в Суккот – так и должно быть. В Шир а-Ширим – песне о любви между Творцом и Его народом – написано (2:3): «Как яблоня меж лесных деревьев, так возлюбленный мой среди юношей; к тени его я стремилась и там сидела…». Говорит Мидраш, что от яблоневого дерева все удаляются во время жары. Почему? Потому что оно не дает тени. Так и народы мира убегают, да еще пинают дверь (см. Авода Зара, 3а), чтобы не находиться в тени сукки, в тени веры. А вы, евреи, приходите и сидите в тени яблони, в тени сукки, в тени веры. И евреи отвечают: «К тени его я стремилась и в ней сидела, и плод его мне сладок». Если идти за Всевышним с верой, «И будет шатер днем для тени от зноя и убежищем и защитою от ливня и от дождя» (Йешаяу, 4:6).

И кроме того, в Суккот мы читаем книгу Коэлет, где царь Шломо обсуждает вопросы веры и приходит к выводу: «И восхвалял я радость, ибо нет лучшего для человека под солнцем, чем есть, и пить, и веселиться, и да последует это за трудами дней его жизни, которые дал ему Б-г под солнцем» (Коэлет, 8:15). Время нашей радости – лучшее время.

А если всего этого недостаточно, то стоит вспомнить историю: чем занимались евреи в эти дни. С первого по четвертый день после Йом Кипура евреи в пустыне щедрой рукой отделяли от своего имущества на постройку Мишкана – переносного Храма. И главная часть пожертвований шла от праведных еврейских женщин! Получается, что у нас есть своя немалая часть в празднике Суккот.

Природа женщины — устойчивость

Но женской природе очень тяжело приспособиться к странствиям, к непостоянству. Ведь жена – и есть дом. Она по природе своей любит устойчивость, крепкие каменные стены вокруг себя. Женское понимание – бина – работает лучше всего в состояниибануй, устроенности. Для женщины недудим (странствия, скитания) в чем-то сродни состоянию нида (отдаления) – неспокойно, неуютно. В сукке то дождь, то ветер, все снаружи слышно и видно – неуютно. Возможно, не женское все-таки это дело?..

С другой стороны, именно в тонкостенной сукке мы можем побыть все вместе, своей семьей, как редко бываем в собственном доме. В сукке нет цивилизации, которая постоянно затягивает нас. Дети в современном доме ставят каждый в свою комнату компьютер и собирают псевдо-друзей со всего мира, при этом считая, что домашним до них нет дела! В сукку (из-за возможной непогоды) не выносится компьютер, следовательно, целую неделю можно обращать все внимание на домочадцев. Это сплачивает семью больше, чем крепкие каменные стены!

В сукке мы часто далеко от дома – во многих случаях дом гораздо дальше, чем суккасоседей, поэтому можно завязать хорошие добрососедские отношения, передавая друг другу необходимые вещи. Она тебе – стакан чая для проснувшегося с хрипами мужа. Ты ей – удлинитель, чтобы поставить еще одну лампу.

Кроме того, в сукке мы принимаем гостей – семерых высоких ушпизин и просто друзей. И они благословляют нас.

Праздник для семьи

Суккот – праздник для семьи. Для папы, мамы и для детей. Прежде всего – для детей. Мы учим это из встречи Яакова и Эсава. Эсав предлагает брату идти за ним и обосноваться в Сеире, на что Яаков отвечает: «Пусть же пройдет мой господин перед рабом своим, а я буду вести моим медленным (ходом), шагом скота, что предо мною, ишагом детей — пока не приду к моему господину в Сеир» (Берешит, 33:14). Но на самом деле «Яаков отправился в Суккот» (там же, 17), из-за детей он отделяется от Эсава, от его влияния. Мы, учась у праотцов, тоже укрываемся в сукке от влияния Эсава.

Суккот – самый детский праздник, начиная с украшений для сукки, которые дети сделали своими руками, и заканчивая временем праздника, которое можно целиком посвятить общению с детьми. Раби Ханина (который оставался сильным и крепким до старости) говорит: «Масло, которым натирала меня (сахатани – тот же корень, что исукка) мама в дни детства моего, – оно помогло мне и в старости» (Хулин, 24б). То есть материнская ласка, полученная в детстве, была как сукка и закрывала его (сахах) до старости.

В Суккот у нас есть самое дорогое – время. Раби Элиэзер говорит (Сукка, 27б): «Прославляю я тех, кто ведет себя в праздник медлительно, домоседов, ведь написано (Дварим, 14:26): “Чтобы радовался ты и твой дом (семья)”». Неспешность прославляема! Не четыре вида растений являются самым дорогим, хотя они и стоят дорого, но по Торе нужны лишь на первый день праздника. Именно время – драгоценность. А в Суккот оно у нас есть – зман симхатейну, «время нашей радости». Другими словами, время – это и есть радость. У нас семь дней «есть, спать и гулять всукке». Гулять, не выходя из сукки?! Ходить вокруг стола по ногам друг друга? Вовсе не обязательно. Это наше время поговорить про интересы детей – как мало у нас времени в течение года сесть и выслушать их! Мы пройдемся в разговоре по их любимым местам, по веселым (и не очень) моментам их жизни. Дети круглый год жалуются, что у родителей нет на них времени, а теперь – о, радость! Время есть.

Радость праздника

Радость праздника – это прежде всего Симхат бейт а-шоэва, радость черпания воды. Только ли воду можно набрать? Написано, что при свете праздничных огней отСимхат бейт а-шоэва женщина на окраине Иерусалима могла проверять рис среди ночи. Рав Цви Элимелех Шапиро из Динова, автор книги «Бней Иссахар», спрашивает: это – то, чем она занималась в праздник? И отвечает: женщинам свойственны по природе интуиция и способность отделить правильное и хорошее от плохого, но в это время есть дополнительный свет, все гораздо яснее и понятнее. И добавляет, что пророк Йона получил пророческий дар именно во время Симхат бейт а-шоэва.

В Иерусалимском Талмуде написано: «Сухой лулав – непригоден, поскольку “не мертвые восхвалят Б-га”». Лулав – это два слова: ло-лев, то есть «Ему – сердце». Еще это можно понять как указание, что празднику нужно отдать свое сердце, прочувствовать его.

Источник: http://beerotwomen.ru