Авторизация

Интересная статья о Седере

Олег Элкин

April , 2008

Свой последний пасхальный седер Yeshua праздновал вместе с учениками. Седер был совершен до полуночи, после чего они направились в Гефсиманский сад. Иисус понимал, что этот седер – последний для Него на земле, потому:

«…когда настал час, Он возлег, и двенадцать Апостолов с Ним, и сказал им: очень желал Я есть с вами сию пасху прежде Моего страдания, ибо сказываю вам, что уже не буду есть ее, пока она не совершится в Царствии Божием». (Luke 22:14-16).
Давайте сравним то, как предписывает себя вести иудею традиция на седер Песах и то, как поведение Иисуса и Его учеников соответствует этой традиции.

Седер Песах условно делится на 4 основных части и имеет некоторые основные атрибуты, без которых он просто не может состояться. На столе обязательно должны быть:
1. Маца (кроме опресноков, приготовленных на ужин, ставят перед хозяином особый прибор с тремя цельными опресноками, завернутыми в салфетку: нижний – Исраэль, средний – Леви (афикоман), верхний – Коген)
2. Марор (горькую зелень, напоминающую горькую жизнь израильтян в Египте)
3. Зроа (пропеченный кусок мяса с косточкой — память о пасхальном агнце)
4. Бейца (крутое яйцо, служащее, как полагают, эмблемой праздничной жертвы)
5. Харосет (смесь из тертых яблок, орехов, корицы и вина. Своим внешним видом он походит на глину, из которой израильтяне изготовляли в Египте кирпичи)
6. Карпас (сельдерей, петрушку, картофель, лук или другую съедобную огородную зелень)
7. Хазерет (растертый хрен (или подсоленная вода))
8. Вино (в количестве не меньше четырех бокалов для каждого)

Что касается вина, то его пьют в течение всего времени седера. Именно четыре чаши вина разделяют седер как бы на 4 условных части, во время которых и происходят основные действия участников седера.
После первой чаши вина (чаша свободы), над которой был произнесён «Кидуш» во освящение праздника, в самом начале седера, но уже в положении «возлежа», совершается ритуальное омовение рук. Еврейская традиция заключается в том, что участники седера (трапезы) омывают руки главы семьи. Этой ночью он – царь в своей семье, свободный человек. Иисус ни в чём не нарушил этой традиции, наоборот, Он ещё более углубил её. В Евангелии от Иоанна мы читаем: «Иисус… встал с вечери, снял [с Себя верхнюю] одежду и, взяв полотенце препоясался. Потом влил воды в умывальницу и начал умывать… и отирать полотенцем, которым был препоясан». Зная то, что Иисус был Учителем, естественно ожидать, что омовение рук ученики будут совершать Ему. Но происходит нечто невообразимое: не ученики омывают Иисусу руки, а Он омывает им …ноги! Возможно ли это хоть как-то объяснить? На протяжении веков христианская церковь видела в этом акте служения Иисуса во-первых, Его смирение как Учителя и Б-га, ибо Он якобы исполнил обязанности раба, а во-вторых, обновление Завета, этакое мини-крещение. Есть ещё масса различных объяснений Его поведения в эту ночь.

Однако всё это сплошь и рядом человеческие домыслы, хотя и пытающиеся найти основу в Писании. В этом случае мы встречаемся с феноменом греческой философии, о котором мы говорили на прошлой лекции – уже есть определение, теперь нужно просто найти библейские тексты, которые хоть мало-мальски подходят под это правило. Но никому и в голову не пришло попытаться рассмотреть этот отрывок сквозь призму иудейской традиции. А между тем, это единственное разумное объяснение того, что Иисус сделал, потому что омовение было совершено не до начала трапезы, как принято в христианской традиции, а во время трапезы.
Иисус, прерывает седер и направляется, чтобы омыть ноги учеников (Ин.13:1-5) (Далее в библейском тексте примечания мои. Они взяты в скобки). «Перед праздником Пасхи (не перед трапезой, а до того, как наступил праздник Пасхи) Иисус, зная, что пришел час Его перейти от мира сего к Отцу, [явил делом, что], возлюбив Своих сущих в мире, до конца возлюбил их. И во время вечери (не перед Вечерей и не после неё, но во время), когда диавол уже вложил в сердце Иуде Симонову Искариоту предать Его, Иисус, зная, что Отец все отдал в руки Его, и что Он от Бога исшел и к Богу отходит, встал с вечери (т.е. во время самой трапезы), снял [с Себя верхнюю] одежду (т.е. талит – покрывало, которым иудеи покрывают голову во время молитвы) и, взяв полотенце, препоясался. Потом влил воды в умывальницу и начал умывать ноги ученикам и отирать полотенцем, которым был препоясан».
Почему Он омывает ноги посреди трапезы? Разве в этом заключался обычай гостеприимства на Ближнем востоке? Нет. Правила гостериимства требовали, чтобы ноги гостю были омыты при входе в дом. Читая Ин.13, мы понимаем, что это не тот случай. Не зная иудейской традиции, поведение Иисуса должно выглядеть по меньшей мере странно. Ну подумайте сами, какая культура какого народа предписывает омывать ноги во время еды? Я не знаю ни одной такой культуры! Единственное объяснение, которое может быть дано совершенно неадекватным действиям Иисуса, это то, что в тот день Он с учениками совершал Пасхальный седер в соответствии с иудейской традицией, а традиция предписывает в определённый момент, во время Пасхальной трапезы, совершить ритуальное омовение рук. Я подчёркиваю – ритуальное омовение.
Это не было мытьё рук с мылом или ещё какими-нибудь моющими средствами. Это совершенно ритуальное действие: исполнение заповеди «Урхац» («И омой…»): главе Седера приносят кружку с водой и тазик, и он омывает руки, поливая их из кружки и не вставая со своего места. Ведь он в эту ночь подобен царю, которому все рады служить. При этом благословение, которое иудеи читают обычно перед любым своим действием, в том числе и перед омовением рук НЕ ПРОИЗНОСИТСЯ (единственный раз в году). И этот момент Иоанн отмечает в своём повествовании: он не говорит, что Иисус произнёс благословение перед омовением, как Он делал это всегда во всех других случаях. Наоборот, он описывает, что Иисус делал это всё молча, ничего не объясняя: «И во время вечери, когда диавол уже вложил в сердце Иуде Симонову Искариоту предать Его, Иисус, зная, что Отец все отдал в руки Его, и что Он от Бога исшел и к Богу отходит, встал с вечери (молча), снял [с Себя верхнюю] одежду (молча) и, взяв полотенце, препоясался (молча). Потом влил воды в умывальницу (молча) и начал умывать ноги ученикам (молча) и отирать полотенцем (молча), которым был препоясан».
Это в свою очередь вызвало достаточно бурную реакцию со стороны учеников (Пётр). Но это только лишний раз подчёркивает, что Иисус не нарушает здесь традицию. Наоборот, Он использует её, потому что традиция гласит, что при первом омовении рук во время Пасхальной трапезы, после того, как отпили из первой чаши вина, благословение не произносится что достаточно странно для иудеев, поскольку у них на каждое действие должно произноситься благословение. Но в данном случае эта деталь оговорена в иудаизме: благословение не произносится в порядке исключения, чтобы вызвать вопросы присутствующих и сообщить им, таким образом, что-то очень важное. Цель достигнута – Пётр не выдержал и спросил (ст.6-10): «Подходит к Симону Петру, и тот говорит Ему (скорее всего удивлённо): Господи! Тебе ли умывать мои ноги? Иисус сказал ему в ответ: что Я делаю, теперь ты не знаешь, а уразумеешь после. Петр говорит Ему: не умоешь ног моих вовек. Иисус отвечал ему: если не умою тебя, не имеешь части со Мною. Симон Петр говорит Ему: Господи! не только ноги мои, но и руки и голову. Иисус говорит ему: омытому нужно только ноги умыть, потому что чист весь; и вы чисты, но не все».
Спустя некоторое время, после того, как Иисус омыл ноги всем присутствующим на Вечере ученикам, Он объясняет то, что Он сделал: «Итак, если Я, Господин и Учитель, омыл ноги вам, то и вы должны омывать ноги друг другу, ибо Я дал вам пример, чтобы и вы делали то же, что Я сделал вам. Истинно, истинно говорю вам: раб не больше господина своего и посланник не больше пославшего его…» (ст.14-16).
Таким образом, Иисус не привнёс в учение Своих современников ничего нового, Он просто заменил ритуальное омовение рук на ритуальное омовение ног, подчеркнув тот факт, что, даже будучи Царём, Он всё же пришёл к человекам на землю для того, чтобы служить. И вообще, основной принцип учения Мессии заключается в том, чтобы служить: «Так как Сын Человеческий не для того пришёл, чтобы Ему служили, но для того, чтобы послужить и отдать душу Свою для искупления многих» (Мф.20:28).
Здесь я хотел бы отметить ещё нечто интересное в вопросе омовения. Мы уже отметили: омовение носит ритуальный характер. Послушайте, что гласит иудейская традиция по этому поводу: «Перед омовением рук необходимо убедиться, что на руках нет пятен от краски или грязи, что под ногтями – чисто, потому что всё это является препятствием для доступа воды и делает омовение рук недействительным. Значит, если на руках есть какая-либо нечистота, перед омовением их надо как следует вымыть и вытереть насухо».
Обратите внимание, если руки тщательно не вымыты перед омовением, то ритуальное омовение недействительно. Заметьте, что говорит Иисус: «Омытому (чистому) нужно только ноги (по иудейской традиции руки) омыть, потому что чист весь; и вы чисты…» (ст.10).
Что Он имел ввиду, говоря о чистоте Своих учеников? Имел ли Он ввиду их омовение в Иордане, которое совершал там Иоанн? Можем ли мы расценивать омовение ног как обновление завета, чему учит христианская церковь? Нет. Скорее как подтверждение завета. Потому что Иуда, который предал Его, тоже омылся у Иоанна, однако же в отличие от остальных он, по словам Иисуса, он не был чист: «…и вы чисты, но не все, ибо знал Он предателя Своего, потому [и] сказал: не все вы чисты» (ст.10,11).
Какую же тогда чистоту имел ввиду Иисус? Конечно же, духовную чистоту, которая приходит от влияния на сердце Слова Б-жия.
«Вы уже очищены через слово, которое Я проповедал вам», – так сказал ученикам Иисус однажды. Слово Б-жие очищает. Поэтому тогда, на последней Вечере, Иисус совершил ритуальное омовение, подтверждая их чистоту. Это не было буквальное омовение, которое совершает домашний слуга, когда тщательно моет ноги гостей, запыленные или испачканные от дороги.
Но среди учеников был и тот, кто не был очищен словом, хотя и слышал его постоянно – Иуда. Для него ритуальное омовение ног оказалось недействительным. Замечание Иисуса «…и вы чисты, но не все…» относилось именно к нему. Ведь он, войдя в Завет с Б-гом через омовение Иоанново, тем не менее не сохранил его. Он не позволил Слову очистить его сердце. Таким образом, он попросту разорвал Завет с Б-гом, что и явилось причиной его нечистоты. А значит и ритуальное омовение не действует. Оно не может подтвердить его чистоту, поскольку её просто нет. Его сердце было запятнано, а это явилось «препятствием для доступа воды и cделало омовение «недействительным», хотя Иисус омыл ноги и ему…
Далее по седеру глава семьи, переламывает пополам средний из лежащих перед ним трех опресноков, большую часть откладывает в сторону и прячет. Эта отложенная часть носит название «афикоман» (о ней мы поговорим позже).
Подходит время для второй чаши. После того, как она налита, после того, как произнесено благодарение, начинается беседа. И один из аспектов этой беседы – это четыре вопроса, которые задают четверо присутствующих на седере: мудрый, нечестивый, наивный и неумеющий задавать вопросов. Каждый из вопросов представляет характер того, кто их задаёт.
Например, вопрос мудрого: «Что это за свидетельства, уставы и законы, которые заповедал нам Г-сподь, Б-г наш?»
Вопрос нечестивого: «Что это за свидетельства, уставы и законы, которые заповедал вам Г-сподь, Б-г наш?» У «вас», а не у нас!
Вопрос наивного: «Что это за свидетельства, уставы и законы, которые заповедал Г-сподь, Б-г?»
Ну а тому, кто не умеет задавать вопросы, либо говорят, что нужно спросить, либо не дожидаясь его вопроса, отвечают ему, как будто бы он его задал. Иоанн в своём Евангелии описывает все четыре типа людей, как в Агаде.
МУДРЫЙ – Сам Иисус. Он – Сын Человеческий, Который знает все и имеет ответ на каждый вопрос.
НЕЧЕСТИВЫЙ – Мы узнаем его очень легко: Иуда, предатель, который за несколько монет предал своего Учителя.
НАИВНЫЙ – апостол Пётр, который ведёт себя очень наивно (он – несмышлённый): «Симон Петр сказал Ему: Господи! куда Ты идешь? Иисус отвечал ему: куда Я иду, ты не можешь теперь за Мною идти, а после пойдешь за Мною. Петр сказал Ему: Господи! почему я не могу идти за Тобою теперь? я душу мою положу за Тебя» (Ин.13:36).
НЕ УМЕЮЩИЙ ЗАДАВАТЬ ВОПРОСЫ – сам Иоанн, автор Евангелия. Он настолько молод, что не решается спросить сам. Он возлежит рядом с Иисусом и кто-то (в данном случае Пётр) должен подтолкнуть его: «Один же из учеников Его, которого любил Иисус, возлежал у груди Иисуса. Ему Симон Петр сделал знак, чтобы спросил, кто это, о котором говорит» (Ин.13:23,24).
Пьют вторую чашу (избавления). «И, взяв чашу и благодарив, сказал: приимите ее и разделите между собою» (Лук.22:17).
Затем совершается ритуальное омовение рук с соответствующей молитвой, после чего следует благодарение над верхними опресноками, лежащими особо перед главой Седера. Все вкушают по кусочку от мацы, которую раздает глава семьи.
«И когда они ели, Иисус взял хлеб и, благословив, преломил и, раздавая ученикам, сказал: приимите, ядите: сие есть Тело Мое» (Матф.26:26)
Далее едят горькие травы.
Праздничная трапеза как бы прерывает Пасхальный Седер на некоторое время, чтобы участники могли ощутить, что это действительно праздник уже не рабов, но свободных людей. Для этой праздничной трапезы на стол выставляется всё разнообразие еврейской кухни, кроме того, что запрещено Торой – продуктов, содержащих в себе закваску. Праздничная трапеза обязательно должна быть закончена до наступления полуночи.
Когда праздничная трапеза окончена, вновь возвращаются к трапезе ритуальной, теперь все готовы вкусить афикоман – особенный хлеб, который преломляют в начале седера, однако съедают его после того, как выпита 2-ая чаша (избавления), после праздничной трапезы, но перед 3-ей чашей (искупления).

Между тем, вдруг обнаруживается, что афикоман исчез, кто-то из детей «похитил» его. По сценарию седера все гости должны опечалиться, поскольку без афикомана невозможно закончить седер. Это чуть ли не самый главный атрибут всего праздника, его кульминация. Поэтому после недолгого торга с «похитителями» афикоман возвращается, а дети получают вознаграждение в виде сладостей или игрушек. Возвращается афикоман – возвращается радость в сердца присутствующих на седере. Теперь его съедают, а после него уже ничего не едят, только допивают третью и четвёртую чаши вина. В течение этого времени читаются застольные молитвы и поются благодарственные песни Всевышнему. Что же говорит нам Новый Завет об афикомане?
«Вскоре вы не увидите Меня, и опять вскоре увидите Меня, ибо Я иду к Отцу. Тут [некоторые] из учеников Его сказали один другому: что это Он говорит нам: вскоре не увидите Меня, и опять вскоре увидите Меня, и: Я иду к Отцу? Итак они говорили: что это говорит Он: “вскоре”? Не знаем, что говорит. Иисус, уразумев, что хотят спросить Его, сказал им: о том ли спрашиваете вы один другого, что Я сказал: вскоре не увидите Меня, и опять вскоре увидите Меня? Истинно, истинно говорю вам: вы восплачете и возрыдаете, а мир возрадуется; вы печальны будете, но печаль ваша в радость будет. Женщина, когда рождает, терпит скорбь, потому что пришел час ее; но когда родит младенца, уже не помнит скорби от радости, потому что родился человек в мир. Так и вы теперь имеете печаль; но Я увижу вас опять, и возрадуется сердце ваше, и радости вашей никто не отнимет у вас; и в тот день вы не спросите Меня ни о чем. Истинно, истинно говорю вам: о чем ни попросите Отца во имя Мое, даст вам. Доныне вы ничего не просили во имя Мое; просите, и получите, чтобы радость ваша была совершенна» (Иоан.16:16-24).
И когда Лука говорит в своём Евангелии, что Иисус, «взяв хлеб и благодарив, преломил и подал им, говоря: сие есть Тело Моё, Которое за вас предаётся; сие творите в Моё воспоминание» (Лук.22:19), он описывает именно то время седера, когда Иисус подал ученикам афикоман, ибо Он и есть тот Самый Афикоман, без Которого не может состояться духовная праздничная трапеза свободы от рабства греха!
Выпивают третью чашу (искупления), произнося благодарение. А через некоторое время выпивают и четвёртую, которая называется чашей Завета. Евангелист Лука так и написал в своей книге: «Также и чашу после вечери, говоря: сия чаша [есть] Новый Завет в Моей крови, которая за вас проливается» (Лк.22:17-20).
В Пасхальной Агаде говорится о чаше вина, которую никто не пьет. Эту чашу называют «чашей Илии» или «чашей гнева Б-жия». Глава семьи читает три текста из Библии:
«Пролей гнев Твой на народы, которые не признают Тебя, и на царства, которые имени Твоего не призывают, ибо они пожрали Иакова и жилище его опустошили» (Пс.79:6,7)
«Жилище их да будет пусто, и в шатрах их да не будет живущих» (Пс.69:25)
«Преследуй их, Господи, гневом, и истреби их из поднебесной» (Пл.Иер.3:66)
Иисус очень хорошо понимал эту пятую чашу:
«Иисус сказал в ответ: не знаете, чего просите. Можете ли пить чашу, которую Я буду пить…?” (Мф.20:22)
«И, отойдя немного, пал на лице Свое, молился и говорил: Отче Мой! если возможно, да минует Меня чаша сия; впрочем не как Я хочу, но как Ты» (Мф.26:39)
«Но Иисус сказал Петру: вложи меч в ножны; неужели Мне не пить чаши, которую дал Мне Отец?» (Ин.18:11)
После того, как всё съедено и выпито, участники седера воспевают Б-га. Именно так это и отражено в Евангелии от Матфея: «И, воспев, пошли на гору Елеонскую» (Матф.26:28-30).

Источник: http://old.myzion.ru/index.php?option=com_jd-wp&Itemid=139&p=266