Авторизация

Адар - единение и ускорение

Адар - единение и ускорение

 

 

Больше радоваться - как и почему?

 

Как всем известно, с наступлением месяца Адар надо больше радоваться (ми-ше-нихнас Адар марбим бе-симха). Но вот что это значит? Как именно радоваться?

Некоторые, как известно, воспринимают это указание как повод хорошенько  ...  порезвиться. Тем более, что в сам Пурим, как все знают еще лучше, сам Бог велел напиваться, «пока не будет знать разницу...». Ну, это мы умеем!

Другие протестуют: ни к коем случае! На самом деле радость - это только изучение Торы! Ну, и вообще духовность. Это всегда хорошо, а особенно с наступлением Адара, давайте еще!

Где же истина?

Для начала устроим простую проверку - процитируем вышеприведенное утверждение мудрецов целиком: «Как с наступлением месяца Ав радуются меньше, так и с наступлением месяца Адар радуются больше» (Таанит 29а). Итак, «радость», которую прибавляют в Адаре, - это та же «радость», которую убавляют в Аве, самом печальном месяце года, в который был разрушен Храм.

Значит, если в Адаре прибавим духовности, то в Аве - убавим?! Нет... этого мы не хотели. (В сам пост Девятого Ава действительно следует ограничить изучение Торы, считающееся радостью, но на весь период?!) А если в Аве убавим и так не нужной радости типа вина и музыки, и танцев, то в Адаре - прибавим именно их?

А ведь вино, музыку и танцы в Аве (и в конце Тамуза) действительно убавляем. Значит, действительно прибавим их в Адаре. Так? 

В принципе, возможно. Но, во-первых, это не обязательно означает, что веселиться надо с тем буйством, с каким любят резвиться некоторые в Адаре. Ведь тогда в Аве им надо так же сокрушенно рыдать и рвать на себе одежду. Захотят ли? А во-вторых, практического указания о том, чтобы было больше вина, музыки и танцев, все-таки нет. И Рамбам в своем своде законов опустил указание о радости в Адаре потому, что оно не о каких-то практических действиях, а о настроении (так объясняют комментарии). 

Но как конкретно менять настроение? Радоваться-то надо не на пустом месте, а чему-то! А если по поводу избавления от опасности в историю Пурима, то почему перед наступлением каждого праздника не следует так же радоваться уже с начала месяца? С начала месяца Нисан (в котором Песах) - об освобождении из египетского рабства, с началом месяца Сиван (в котором Шавуот) - о даровании Торы. А в сами эти дни от радости напиваться.

Кстати, с начала тех двух месяцев действительно в связи с приближением праздника не читают покаянную молитву Таханун. Но вот увеличить радость, тем более напиваться, не предписано. А с начала месяца Кислев (в котором Ханука) и нашего Адара как раз Таханун читать не прекращают - похоже, потому что эти праздники установлены не Торой, а только мудрецами, и не обладают подобной важностью. Но радоваться с наступлением Адара надо больше. И даже напиваться. (Но не с наступлением Кислева - его и радостью и выпивкой обделили!). Что же это за радость такая?

 

Почему читают главу «Шкалим»?

 

Еще один вопрос. Начиная с прошедшего Шабата, мы в это время года читаем в Торе так называемые «Четыре главы» (Арба паршиот): «Шкалим», «Захор», «Пара» и «а-Ходеш». Последние три понятно, почему: «Захор» - о том, что надо стереть память народа Амалек, потомков которого победили в Пурим. «Пара» - о том, что надо очиститься перед следующим праздником Песах. «А-Ходеш» - о самом Песахе и его месяце Нисан. Но как связана с этим временем года первая глава - «Шкалим», напоминающая о том, что каждый еврей должен пожертвовать пол-шекеля на нужды Храма? Ну да, в эпоху Храма об этом объявляли в это время года. Но теперь-то Храма нет. А остальные из этих глав, как видим, актуальны и сейчас, на данном этапе годового цикла с его праздниками, которые мы отмечаем по сей день, а не просто служат напоминанием о былой эпохе.

Ответ на это, похоже, содержится в Талмуде (Мегила 13б): Всевышний знал, что Аман отвесит шекели для того, чтобы получить разрешение уничтожить евреев, поэтому заранее повелел евреям жертвовать свои шекели, чтобы нейтрализовать эффект. Потому и объявляют о пожертвовании шекелей перед началом месяца Адар.

Но как именно помогают еврейские шекели нейтрализовать шекели Амана, и почему без наших шекелей у шекелей Амана действительно была бы сила? 

 

Путь к единству

 

В этой связи я видел два объяснения, у которых, возможно, найдем общий знаменатель.

Первое предлагается в книге «Исмах Исраэль». Аман сказал о евреях: «Есть один народ, рассеянный и разрозненный (мефузар у-мефорад)». То есть, обвинил евреев в недостатке единства - за это они заслуживали уничтожение, и он был рад стать исполнителем. Чтобы исправить ситуацию, Эстер велела Мордехаю «собрать всех евреев» - воедино (Маарал, «Ор Хадаш»). А при пожертвовании шекелей, как известно, каждый еврей дает именно пол-шекеля, и это служит напоминанием, что один человек сам по себе неполноценен, и только вместе с другими может достичь совершенства. Да и цель строительства Мишкана, для которого жертвуют пол-шекеля, - это обретение единства: каждый дает добровольно, от чистого сердца и вносит свой вклад в общее дело, в строительство Мишкана, находящегося в центре лагеря, и таким образом «стал Мишкан един».

Итак, жертвуя шекели, евреи добиваются единства, и тем самым нейтрализуют шекели Амана, которые имеют силу только, когда евреи разъединены.

А укрепление единства и дружбы, в свою очередь, приносит всем радость - это и есть та радость, которую прибавляют в Адар. Поэтому в Пурим посылают друзьям подарки - Мишлоах Манот, и устраивают вместе трапезы - все это еще сильнее укрепляет дружбу и единство. Ну, и действительно больше выпивки и больше музыки и танцев - все это делают вместе, дружной кампанией.

Это также хорошо вписывается и в общий план годового цикла. Ведь за Пуримом следует Песах - а это освобождение из Египетского изгнания, в котором, как в любом изгнании, тоже были рассеяны (это отдельная тема). А от Песаха - прямой путь к дарованию Торы в Шавуот, условием для которого было единство: «как один человек, единым сердцем» (ке-иш эхад, бе-лев эхад). Таким образом, можно сказать, что от начала Адара до праздника Шавуот мы проходим один большой путь от раздоров и отчуждения к единству, что одновременно приносит большую радость. Увеличить ее надо в Адаре - и продолжать до самого Шавуота. 

Но остается вопрос: почему именно в Адаре надо напиваться?

А также - неужели с наступлением Ава надо не только меньше радоваться, но и уменьшать степень единения? Разрушение Храма действительно произошло вследствие «беспричинной ненависти». Но уж стремиться к этому не надо - наоборот, эту ненависть надо устранять, и в Адаре, и, тем более, в Аве!

 

Ускорение

 

Другое объяснение предлагает рав Цадок (Цидкат а-Цадик, 93). Оно основано на толковании вышеупомянутого обвинения Амана: «Есть один народ...» Слово ешно («есть») может также читаться как яшну - «спали». То есть евреи «заснули» и разленились в исполнении заповедей, и уже не служат Богу с былым энтузиазмом и рвением. Так Аман успокаивал Ахашвероша, который боялся, что если пойдет против евреев, Бог его накажет: нет, Он их уже разлюбил.

А со своей стороны Аман отвесил шекели - то есть выразил готовность потратить деньги для достижения цели уничтожения евреев. Тем самым он показал, что для него это важно - и в том была его сила, в наказание за то, что для евреев перестало быть важным служение Б-гу. Слово шекель - однокоренное слову мишкаль - «вес», т. е. важность. Готовность отвесить шекели для достижения цели отражает ее важность.

Поэтому нейтрализовать эффект этих шекелей Амана пришлось еврейскими шекелями - т. е. евреям надо было «проснуться» и восстановить свой энтузиазм в служении Богу - и готовности пожертвовать для этой цели деньги. И в историю Пурима тоже, как известно, евреи заново приняли обязательство соблюдать Тору.

И увеличение радости в Адаре тоже в этом свете объясняется увеличением энтузиазма в служении Богу и исполнении заповедей. Не просто больше Торы, а больше радости в ее изучении и исполнении; не просто больше духовности, а больше радости в стремлении к ней. Ибо, как известно, то, что человек делает с радостью, то есть любит делать, за то берется с готовностью и делает быстро. А что не любит делать, то стремится оттянуть, а когда и начнет, то выполняет медленно и неохотно, задерживаясь по любому поводу. 

Это тоже стыкуется с общим планом годового цикла. Если обратить внимание, в Песах все надо делать быстро и энергично (зризут). Быстро выпекать мацу, чтобы не заквасилась (а отсюда учат, что и заповеди - мацот-мицвот - надо выполнять быстро, чтобы не упустить возможность). И есть Пасхальную жертву надо быстро (бе-хипазон), и сам Исход был быстрым рывком. И само название жертвы и праздника - Песах - от слова психа - «прыжок».

Таким образом, весь данный этап годового цикла - это процесс усиления энтузиазма в служении Б-гу и бодрости и скорости в исполнении заповедей. Или - выражаясь языком горбачевской перестройки - «ускорения». 

Тоже, вроде бы, подходящий ответ.

И оба ответа, кстати, подразумевают, что пиком радости должен быть вовсе не Пурим, после которого можно опять валиться и возвращаться на круги своя. Нет, это общий процесс единения и ускорения, который должен идти и дальше, к Песаху и к Шавуоту. Главное - на́чать, а там - «процесс пошел».

Но опять остаются вопросы: почему именно в Пурим надо напиваться? И неужели в Ав надо уменьшить бодрость и энтузиазм, то есть нажать на тормоза?

А также хорошо бы найти общий знаменатель между разными трактовками и общую идею радости.

 

Источник: http://toldot.ru/blogs/muchnik/muchnik_2692.html