Авторизация

Опасный миф о «границах 67-го года»

 

Иван Денисов

 

 

В антиизраильской прессе требования «вернуться в границы 67-го года» звучат достаточно постоянно. И недвусмысленно подводят к идее, популярной в антиизраильских кругах по всему миру: Израиль вообще не должен существовать.

В этой колонке уже высказывалось соображение, что исчезновение еврейского государства может привести к каким угодно последствиям, но точно не к миру на Ближнем Востоке. И всем, кто, подобно миссис Лавджой из «Симпсонов» при любой израильской антитеррористической атаке истошно вопит «Кто подумает о детях?», пыл стоит поумерить — о детях в регионе думают только израильтяне (вы много слышали историй о ЦАХАЛ, использующем живые щиты?) И от провала Ближнего Востока в резню между арабскими государствами удерживает именно демократический Израиль.

Вообще-то за прошедшее с Шестидневной войны 1967 (5-10 июня) года время территориальных уступок Израиль сделал предостаточно. Трудно себе вообразить другую страну, которая, отразив агрессию превосходящих сил противника (штамп военных корреспондентов, но так оно и было), потом бы делала всё, чтобы умиротворить агрессора. Но Израиль всеми силами доказывал: не нужна стране постоянная война. И ничем не спровоцированный захват арабских территорий не нужен. Однако миф о «границах 67-го года» никуда не исчезает. Он по-прежнему насаждается преимущественно леволиберальной и проарабской прессой. А легко поддающиеся на пропаганду верят: вот уйдут противные израильтяне с «оккупированных территорий» и наступит в регионе мир, спокойствие и вечная любовь арабов к прекраснодушным левым либералам.

Нет, не наступят. Да и не о том разговор. Лучше взглянуть на те самые территории, которые надо «освободить» и понять, почему они так важны для выживания Израиля и почему их сохранение в составе еврейского государства необходимо.

Например, Голанские высоты. Эта территория на границе с Сирией остаётся под контролем Израиля. С 1948 по 1967 Сирия использовала высоты для террористических атак. Сирийские солдаты практиковались в стрельбе по израильтянам и развлекались минированием полей, на которых киббуцники играли в футбол. Арафатовские боевики чувствовали себя на Голанах, как дома. Израиль взывал к ООН и просил воздействовать на Сирию, но без толку. Посол Сирии в ООН заявил: «Наш долг не останавливать, но всячески поощрять их действия». Вялая резолюция с «сожалением» по поводу происходящего появилась было, но верные друзья арабских террористов и диктаторов из СССР наложили даже на эту вялую резолюцию вето. Во время войны 1967 года, точнее, 10 июня Израиль взял Голанские высоты. В 1973, в войну Судного Дня, на Голанах велись жестокие бои, но в конце концов сирийская атака была отбита.

Президент Асад повёл себя как и положено не умеющему проигрывать диктатору: объявил себя пострадавшей стороной и отказался от переговоров с Израилем, пока ему не вернут потерянные из-за его же бездарной политики Голаны. В 1981 Кнессет объявил об аннексии высот. В ООН на сей раз продемонстрировали завидную прыть и признали решение незаконным. Однако, как замечает профессор права Джулиус Стоун: «Нет международного закона, который бы требовал от законопослушных военных победителей в такой ситуации ждать до бесконечности, прежде чем официально закрепить за собой контроль над территорией... специалисты по международному праву только удивлялись, почему Израиль ждал так долго».

И в завершение цитата из меморандума, подготовленного в Пентагоне в июне 1967 года по результатам Шестидневной войны: «Израиль особенно уязвим для террористических атак с этих территорий. Захваченные земли дадут Израилю контроль за теми участками, которые активно использовались террористами…Рекомендация: Израиль должен удерживать территории к востоку от границы 6 июня 1967 года. Для обеспечения своей безопасности Израилю нужна полоса шириной в 15 миль от границы с Ливаном до границы с Иорданией».

Иудея и Самария в политкорректной прессе туманно величаются «Западным берегом реки Иордан». Но перед нами исторические еврейские земли, поэтому реплика шестого премьера Израиля Менахема Бегина «Мы не захватываем свою землю, мы её освобождаем» вполне оправдана. Иордания захватила территории в ходе войны 1948 года, но по итогам провальной для арабских стран кампании 67-го земли вернулись под контроль Израиля. (Кстати, действия Иордании признали только две страны — Великобритания и Пакистан). При этом Израиль предупреждал короля Иордании Хуссейна не вмешиваться в войну. Тот предостережениям не внял, за что и поплатился. Между прочим, во время иорданского правления евреям было запрещено проживание в Иудее и Самарии.

В ноябре 67-го Совбез ООН принял Резолюцию №242, которую по-разному толкуют по сей день. Если вкратце, то она предполагала уход Израиля с захваченных земель, но при крайне туманных условиях. Оставим в стороне общую антиизраильскую направленность ООН и ненормальность ситуации — миротворческая вроде организация становится на сторону агрессоров, не признающих существования еврейского государства. Дело в другом: туманно-официозная резолюция вроде бы требует ухода Израиля, но одновременно намекает на необходимость мирного отношения арабских государств к своему соседу. Так как нормального отношения к себе Израиль не дождался по сей день, то, получается, имеет полное право игнорировать Резолюцию. Тем не менее, как уже говорилось, ряд территорий действительно был отдан. Но Иудея и Самария остались. Название окончательно вернулось в обиход только при Бегине, в 1977 году.

И снова вспомним меморандум Пентагона: «Приграничные территории использовались для отправки на территорию Израиля террористов и диверсантов... контроль над этими землями... обеспечит Израиль сильной военной границей... и уменьшит опасность иорданского вторжения. К тому же появится возможность для улучшения коммуникаций».

И, конечно, Иерусалим. Город, который должен официально стать столицей Израиля. Между 1948 и 1967 он был разделен между Израилем и Иорданией. При этом Иордания ужесточила контроль за христианским населением и ввела обязательное изучение Корана во всех школах. Права христиан также серьёзно ограничивались. Еврейские святыни подвергались целенаправленному осквернению. Напротив, израильские власти в 1967 сразу же отменили все дискриминационные законы. Мусульманская писательница Иршад Манджи отмечала: «Я уважаю отношение Израиля к людям другой веры. Каждую пятницу тысячи мусульман открыто молятся на Храмовой горе в Иерусалиме. Когда я вижу эту картину, то спрашиваю себя: где в исламском мире вы найдёте страну, позволяющую тысячам евреев молиться у всех на глазах?»

Для арабо-мусульманского населения Иерусалим не имеет такой же значимости, какую имеет для еврейского. И, раз уж правление Израиля оказалось куда терпимее к людям иного вероисповедания, то мировому сообществу следует поддержать признание священного города столицей Израиля.

Цитаты из пентагоновского меморандума здесь не будет. Хотя нетрудно заметить, что с 1967 года мало что изменилось: опасность террористических атак на Израиль никуда не делась. Поэтому анализ американских военных остаётся актуальным.

Как видите, между лозунгами «вернуть Израиль в границы 1967 года» и «уничтожить Израиль» особенной разницы нет. Поэтому еврейское государство имеет полное право бороться за свою безопасность, а вот арабским странам следует отвечать за агрессивную антиизраильскую политику, ощутимых изменений в которой почти не происходит.

В этой колонке американскому президенту Линдону Джонсону доставалось (и будет доставаться) ещё не раз. Тем не менее лучше всего сегодняшний рассказ подытожил бы именно он. В речи 19 июня Джонсон заявил: «Есть те, кто призывает вернуться к ситуации до 4 июня, как единственному выходу... но это путь не миру, а к усилению конфликта».

 

 

Источник: http://rln.fm/authors/ivan_denisov