Авторизация

„и изумятся ей враги ваши…“

Мордехай Нойгершл

 I_izumyatsya_ey_vrage_vashi_01

5768 год – «год субботний» (шмита, или швиит): год солидарности со Страной Израиля. Почему в течение двух тысяч лет ни одному народу не удалось заставить расцвести эту Землю, чрезвычайно плодородную по природе своей?

«Сказал рабби Йоханан: “Помню, когда я был совсем маленьким, разламываю, бывало, плод рожкового дерева – тянется из него ниточка сока, сладкого, как мед”» (Бава Басра, 91б).

«Рами, сыну Иехезкела, случилось как-то быть в Бней-Браке. Увидел он коз, пасущихся под смоковницами, и смешивалось на земле молоко, сочащееся из их вымени, со сладким соком смокв, капающим с деревьев. И сказал он: “Вот это и есть осуществление сказанного: „Земля, источающая молоко и мед!“ (Шмойс, 3:8)”» (Ксубойс, 111б).

Еще одна цитата: «Сказал однажды рабби Йоси сыну своему в Ципори: “Поднимись на чердак и принеси мне маслин”. Пошел тот и обнаружил, что весь чердак залит оливковым маслом» (Пеа, 7:3).

Немного статистики, немного истории

«В Стране Израиля произрастает 2250 различных видов растений – число, во много раз превышающее число видов растений в других странах. Например, в Англии их  – 1700, в Норвегии – 1335, в Египте – 1500» (Ивритская энциклопедия, т. Эрец Исроэл, стр. 178).

«Факт, что в Стране Израиля растет дикая пшеница, подтверждает предположение, что эта страна была одной из тех, в которых человек впервые научился превращать дикие растения в культурные. С большой уверенностью можно предположить, что Страна Израиля была одним из центров, откуда в определенные моменты истории распространились различные культурные растения в другие страны. Страна Израиля являлась важным центром экспорта сельскохозяйственной продукции, как о том свидетельствуют финикийские, древнеегипетские и античные источники» (Ивритская энциклопедия, т. Эрец Исроэл, стр. 808).

Богатство земли

Вот какой была Земля Израиля до прихода римских карателей: «Вдоль вод Гиносара[1] простирается местность, носящая то же имя. Она знаменита своей красотой и своими чудесными свойствами. Она чрезвычайно тучна, и поэтому нет самых лакомых плодов, которые не росли бы на ней. И воздух ее также самый благоприятный для самых разнообразных растений, растущих в ней. Бесчисленные ореховые деревья – требующие, как известно, прохлады больше любых посадок, – соседствуют в ней с финиковыми пальмами, впитывающими жар солнца, и рядом с ними растут инжирные деревья и оливы, для которых лучше всего умеренный климат. Можно сказать, что природа собралась со всеми своими силами, чтобы соединить здесь все виды, обычно ведущие войну друг с другом, и также все времена года, из которых каждое стремится захватить себе здесь весь год. И земля взращивает здесь все эти разнообразнейшие плоды замечательными на удивление, и более того: она сохраняет их в течение всего года. Цари мира деревьев, виноград и смоковница, приносят свои плоды каждые девять месяцев, а остальные плоды деревьев поспевают вместе с ними один за другим» (Иосиф Флавий, Иудейская война, кн. 3).

В других местах своей книги автор описывает и другие области Страны Израиля, дополняя и иллюстрируя рассказы Талмуда о потрясающем плодородии этой Земли.

Полная противоположность

Страна захвачена римлянами. Храм разрушен. Народ изгнан. Земля заброшена.

С тех пор в течение почти двух тысяч лет Страна Израиля у всех – и евреев, и неевреев – вызывала крайнее удивление своим диким видом, опустошенностью, не имеющей себе равных. Великий Рамбан, приехав в Святую Землю в 1267 году, так описывал увиденное: «Что мне сказать вам о Стране? Велика запущенность ее и страшно ее опустошение! То, что более свято, – разрушено более: Иерусалим – более всех городов, Иудея – более всей Галилеи... А во всем Иерусалиме с трудом собираются десять евреев для молитвы в субботу».

Эта грустная картина не претерпела существенных изменений до конца XIX века, хотя за прошедшие столетия евреи не раз делали попытки поселиться в своей Стране. Многие детали мы находим в дневниках и путевых заметках европейских и американских путешественников, начавших посещать Палестину на рубеже двух последних столетий. Прилежно фиксируя то, что видели их глаза, они пользовались в основном черной краской. Марк Твен, знаменитый американский писатель, в 1867 году проехал по Святой земле вдоль и поперек и отобразил увиденное в книге «Простаки за границей». Вот фрагменты его описания: «Опустошенная страна, земля которой, чрезвычайно плодородная, не производит ничего, кроме колючек: простор немоты и скорби. Ее заброшенность превосходит всякое воображение, на ней невозможно представить себе жизнь и какую-нибудь деятельность.

Достигли мы горы Тавор. Всю дорогу мы не видели ни одной живой души... Почти нигде не встретили мы хоть какого-то дерева или кустарника. Даже олив и кактусов, верных друзей бесплодной почвы, почти нет в стране <...>

Страна Израиля пребывает в глубокой скорби. Веет над ней дух проклятия, опаляющий ее поля и заковывающий в кандалы любое усилие ее оживить. Страна Израиля – пустыня, лишенная всякой привлекательности, она более не принадлежит к этому миру, миру деятельности...»

I_izumyatsya_ey_vrage_vashi_02

«Но где ее население?»

Французский писатель и ученый Альфонс де ла Мартин также описывает свои переживания при виде Святой земли, где он побывал в 1845 году: «Вне стен Иерусалима мы не видели ничего живого, не слышали голоса ни одного живого существа. Нашли мы город опустевшим, онемевшим... Абсолютная тишина вечности царствует в городе, на царских дорогах и в деревнях... Это – могила целого народа».

И еще одно свидетельство, относящееся к 1874 году: «Проехали мы верхом всю равнину, сияющую молодой зеленью начала весны. Мы набрали полные охапки самых разнообразных цветов, словно драгоценные камни, разбросанных по лугу... Мы могли отождествить себя с древнееврейскими поэтами и пророками, воспевавшими “красу долины Шарон”.

Но где ее население? Эта плодороднейшая долина, которая могла бы прокормить огромное количество своих жителей, почти совершенно безлюдна. Два-три крошечных, жалких селения, состоящих из глинобитных лачуг, – это все, что осталось от многочисленных пышущих жизнью городов, которые были здесь когда-то. То тут, то там виднеются одинокие арабы, распахивающие землю с помощью плуга, не изменившегося со времен предков их предков. Вот единственный признак жизни, нами увиденный. Изо дня в день мы постигали смысл древнего пророчества, осуществившегося в самом буквальном смысле: “Пустыня-страна, без обитателей”»[2] (отрывок из путевых заметок Сэмюэла Манинга).

Вот вкратце история Страны Израиля со времен Иеошуа Бин-Нуна и до начала заселения ее евреями около ста лет назад. Страна, в которой (потенциально) «нет недостатка ни в чем» (Дворим, 8:9), страна, в которой нет ничего. Страна, в которой даже «горы источали нектар» (см. Омойс, 9:13), страна, «опустившая от стыда лицо свое в землю» (см. Шабос, 119б; Сангедрин, 19б).

Это потрясающе! Страна прекрасна. Вся ее сила – с ней. И вместе с тем в определенный момент она «объявляет забастовку», превращается в пустыню, несмотря на сохранение всех исконных природных условий! Климат – тот же самый, который был испокон веков. Почва не превратилась в солончаки, источники воды не иссякли. Правда, она безлюдна, – но плодородная почва при благоприятном климате в других местах земного шара производит обильную растительность даже при отсутствии людей, а эта – нет.

Впрочем, Страна Израиля никогда не становилась совершенно безлюдной. Даже в самые тяжелые периоды ее истории в ней оставались ее жители. Однако, несмотря на оптимальные условия для процветания сельского хозяйства, сохранившиеся в ней до последнего времени, она всегда оставалась страной пустынной, запущенной, буквально дикой на вид...

Действия против собственных интересов

Что же произошло? Приведем еще несколько выдержек из «Ивритской энциклопедии»: «Все время, пока на горах сохранялись искусственные террасы, горы цвели. Предсказание же “и обрушатся горы, и падут террасы <ступени, утесы>” (Иехезкел, 38:20) осуществилось, когда страну завоевали арабы, занимавшиеся скотоводством, а не обработкой земли. С тех пор почва стала добычей потоков дождевой воды, смывавшей ее с гор, а на пути своем к морю увлекавшей также почву приморской равнины. Водоснабжение нарушилось, и огромные участки земли превратились в болота».

«С перестройкой значительной доли хозяйства страны из сельскохозяйственного в скотоводческое, осуществленной племенами, пришедшими из пустыни, множество виноградников, садов и полей пришли в полный упадок. Леса постепенно пропали из-за исчезновения полезного слоя почвы, смываемой дождями в долины, где она засорила естественные русла, по которым дождевая вода стекала в море, в результате чего образовались болота, распространяющие вокруг себя различные заболевания».

«Исламских правителей интересовало не земледелие, а сбор налогов. Государство не создало собственного хозяйства и не относилось благосклонно к созданию новых хозяйств отдельными мусульманами, так как видело в этом посягательство на свое право безраздельно владеть землей».

Сюрреалистическая картина! Чем более процветающим было бы хозяйство, тем больший налог оно вносило бы в государственную казну. Простая логика обязывает стремиться к расширению системы сельского хозяйства, если от него хотят получать больше денег. А мы видим обратное: власти препятствуют его развитию из-за какого-то абстрактного опасения нарушения принципа землевладения. В результате страна остается в своем опустошении, в своей нищете.

Почему же тогдашние жители Страны Израиля действовали, как ясно видно, против собственных интересов?

Читаем далее: «В период Крестовых походов процесс запустения ускорился из-за погромов, произведенных крестоносцами. В особенности следует отметить вырубку лесов для нужд осады и изготовления оружия, а также ради предохранения себя от таких же ответных действий противника...»

В 1291 году из страны были изгнаны последние крестоносцы, и, казалось бы, теперь должна была начаться эпоха процветания. Но действительность оказалась иной: «По приказу султана мамлюков было разрушено большинство поселений прибрежной долины, чтобы затруднить возможные нападения со стороны моря».

То есть, вопреки военной логике, подсказывающей необходимость укрепления приморской полосы и расселения там людей, верных новой власти, – новые опустошения.

«В результате неуверенности в собственной безопасности еврейское население страны стало оставлять долины и переселяться в горы. Но в то же самое время значительно ухудшились условия горного земледелия из-за усилившегося смывания плодородного слоя почвы».

Постепенно родники, которыми так богата Страна Израиля, засорились и перестали давать воду. Древняя оросительная система, следы которой кое-где сохранились до наших дней, пришла в полный упадок.

Наименьшее число жителей за всю историю

«С конца VIII века в течение примерно двух столетий власти все время повышали земельный налог, притом что цены на сельскохозяйственную продукцию оставались очень низкими. Спасаясь от разорения, земледельцы покидали свои места и переходили на новые».

По данным «Ивритской энциклопедии», в 1342–1348 годах в Стране Израиля было всего 100 000 жителей – меньше, чем когда-либо за всю ее историю. И опять удивительное сочетание фактов, исключающих возможность развития: «<…> постепенный рост населения (до приблизительно 300 000 в 1800 году) создал новую проблему: поиски пропитания, так как сельское хозяйство носило исключительно экстенсивный характер и имело очень мало отраслей».

Страна застыла без движения – невидимая рука не давала ей выйти из недвижимого состояния.

«Дж. Пин, британский консул в Иерусалиме, в 1850 году отметил, что единственным средством обновления плодородия почвы в Стране Израиля было оставление земли под паром. И это в то время, когда в соседнем Египте были уже приняты более прогрессивные методы: в частности, удобрение полей и попеременный высев различных культур».

Итоги

Итак, постепенно Страна Израиля превратилась в дикую пустыню, нееврейское население которой в основном занималось скотоводством и в поисках пастбищ кочевало с места на место. Туркмены, курды, арабы-бедуины со своими стадами, уничтожающими последние остатки растительности, никогда не упускали возможности ограбить путников, а подчас и земледельцев. С переходом страны под власть Турции беззакония возросли непомерно. Даже пастух, выходящий со своим стадом на пастбище, и феллах, идущий за плугом, были вооружены: кто – ружьем, кто – пистолетом, а кто – просто длинным ножом.

Исполнилась угроза Всевышнего: «И опустошу Я землю вашу, и изумятся ей враги ваши, поселившиеся на ней» (Ваикро, 26:32). И как точны слова Мидраша, написанного примерно 1200 лет назад и объясняющего, почему враги будут «изумляться ей»: «Враги, пришедшие в Страну после вас, не обретут в ней никакого удовлетворения» (Торас коаним на Ваикро, 26:32).

Профессор сэр Джон Вильям Доусон в 1888 году писал: «До сегодняшнего дня ни одному народу не удалось обосноваться в Стране Израиля. Ни одна национальная общность, никакой национальный дух не смогли удержаться там».

Возрождение

Но когда пришло время обновления Страны Израиля, самым очевидным образом стало ясно, кто является настоящим хозяином этой Земли. Все племена, все народности, жившие здесь когда-либо, в лучшем случае были «арендаторами». И оказалось, что проклятие, столь длительное время тяготевшее над Страной Израиля, в действительности было благословением. Благодаря тому, что никто из ее временных господ не мог «обрести в ней никакого удовлетворения», она хранилась в неприкосновенности для своих истинных хозяев: сынов народа Израиля. Благодаря тому, что страна много столетий подряд оставалась «дикой пустыней», стало возможным ее новое еврейское заселение.

Указанный выше Мидраш продолжает: «“И опустошу Я землю вашу” – это благо. Пусть не говорят сыны Израиля, изгнанные из нее: “Горе нам! Мы ушли в изгнание, а теперь враги придут на наше место и обретут в нашей стране удовлетворение”. Поэтому Всевышний обещает: “И опустошу Я землю вашу” – ваши враги, пришедшие в Страну после вас, не обретут в ней никакого удовлетворения».

Эти слова в течение многих поколений цитировали многие комментаторы Торы. Так, Рамбан пишет: «Это добрая весть, возвещающая изгнанникам, что их страна не примет вместо них никого. Ибо нет во всем мире ни одной страны, которая ранее была прекрасной и просторной, с древнейших времен обитаемой и которая превратилась бы в такую пустыню, как наша. Ибо с тех пор, как мы ушли из нее, она не приняла ни одного народа, ни одного наречия, и хотя все пытаются заселить ее, они неизменно оказываются бессильны сделать это».

Прошло более 700 лет с тех пор, как написаны эти слова. И, оглядываясь назад – на цветущую Страну Израиля эпохи второго Храма, на ее запустение и дикость в течение последующих столетий и на ее новый расцвет в наши дни, случившийся благодаря одним лишь сынам народа Израиля, – мы не перестаем удивляться точности пророчества Торы и его осуществления, происшедшего на наших глазах.

Источник: http://www.lechaim.ru/ARHIV/186/time.htm