Авторизация

"Границы 1967 года: Переступить черту" Ирина Баулина

Журнал ЛЕХАИМ

August 2011

 

Новое государство — новые границы

 

Одним из признаков любого государства является наличие территорий и границ.

Для будущего еврейского государства эти границы были определены 29 ноября 1947 года Организацией Объединенных Наций в резолюции Совета Безопасности ООН 181 (II).

Было принято решение о создании двух государств — еврейского и арабского, при этом Иерусалим был выделен в особую зону международного контроля.

Однако эти границы не просуществовали и суток.

Сразу после провозглашения независимости Государства Израиль в 1948 году последовала арабо-израильская война, которая перекроила карту.

В результате военных действий еврейское государство расширило свои границы и заняло западную часть Иерусалима, часть Негева, район Акко и Назарета.

Западный берег реки Иордан аннексировала Трансиордания (позже Хашимитское Королевство Иордания), а сектор Газа перешел под контроль Египта.

На севере Израиль разделил территории с Ливаном и Сирией.

После окончания войны, в 1949 году, на греческом острове Родос собрались делегации воевавших стран, которые пришли к соглашению о перемирии, а границы между собой договорились установить по линии прекращения огня.

Так появилась «зеленая черта» -— временная граница, которая и была признана международным сообществом.

 

Весной 1967 года стало ясно, что новая война между Израилем и арабскими странами неизбежна. Оставалось узнать, когда она начнется и кто ее начнет первым.

Израильское руководство оттягивало начало нового противостояния в надежде решить все дипломатическими средствами.

Но если премьер-министр Леви Эшколь был среди тех, кто надеялся и сомневался, то Генштаб под командованием Ицхака Рабина уже был готов к войне с Египтом.

В Генштабе подготовили два плана войны под кодовыми названиями «Ацмон» («Дерзость») и «Ацмон мерхав» («Большая дерзость»), согласно обоим в случае войны Израиль должен был занять часть Синайского полуострова.

Однако даже эти «дерзкие» стратегии военного руководства не казались некоторым достаточно смелыми.

Будущий премьер-министр, а тогда генерал Ариэль Шарон выступил с собственным планом — захватить весь полуостров.

Так или иначе, Израилю было жизненно необходимо освободить проливы, закрытые Египтом для израильских судов.

Учитывая ситуацию в соседних арабских странах, все складывалось в пользу превентивного удара, и он был нанесен.

 

Шестидневная война

 

Первый удар нанесла авиация Израиля — в 7.45 утра 5 июня 1967 года она бомбардировала аэродромы противника.

В течение трех часов ВВС Израиля наносили удары по позициям Египта, Сирии, Иордании, Ирака.

В результате лишь небольшая часть арабской авиации смогла подняться в воздух.

В этот же день Алжир, Ирак, Кувейт, Судан и Йемен объявили войну Израилю.

Однако война разворачивалась не только на полях сражения.

Тогда, как и сегодня, многое решала нефть, поэтому страны-экспортеры нефти решили ударить иначе.

Они заявили о своей готовности объявить эмбарго на поставку топлива любой стране, которая окажет помощь Израилю.

 

В Нью-Йорке тем временем собралась чрезвычайная сессия ООН, на которой Египет при поддержке СССР попытался провести решение о прекращении огня.

Несмотря на противодействие США Совет Безопасности ООН принял резолюцию о прекращении огня 7 июня с 8 часов вечера.

Если бы все войны можно было закончить вмешательством международного сообщества, это было бы очень гуманно, но чуда не произошло.

Арабские страны проигнорировали резолюцию и продолжили военные действия, а министр иностранных дел Израиля Аба Эвен заявил, что Израиль не может соблюдать это соглашение в одиночестве.

 

Война продолжалась шесть дней, за которые Израилю удалось не только отстоять позиции, но и занять территории, втрое превышавшие размеры страны.

С тех пор слово «территории» пишут в кавычках и спорят о том, какие они: «оккупированные», «занятые» или «освобожденные».

В результате войны 1967 года Израиль завладел Синайским полу-островом на юге, Голанскими высотами на севере, Западным берегом реки Иордан на востоке, а также небольшим, но густо заселенным сектором Газа.

Но самое главное, у иорданцев был отбит Восточный Иерусалим, включая Старый город со Стеной Плача.

Забегая вперед, следует сказать, что обладание Иерусалимом было и остается, пожалуй, единственной точкой согласия в израильском обществе. Если в отношении других «территорий» ведется дискуссия: «отдавать — не отдавать», то в отношении будущего Святого города израильтяне практически едины.

28 июня 1967 года объединенный город был провозглашен «единой и неделимой столицей» страны. Новые границы, которые сложились на момент окончания Шестидневной войны, стали называть «красной чертой», или «границами 1967 года», вокруг которых и разгорелись нешуточные страсти, не утихающие вот уже сорок четыре года.

 

Случись все это лет сто назад, подобные территориальные «приобретения» никого бы не смутили, но на дворе стоял XX век.

Международное сообщество в лице Организации Объединенных Наций немедленно принялось обсуждать сложившуюся ситуацию.

После долгих дебатов Совет Безопасности ООН принял свою знаменитую резолюцию № 242, в которой был сформулирован принцип «территории в обмен на мир».

 

В резолюции подчеркивалась недопустимость приобретения земель военным путем, посему от Израиля требовалось покинуть территории, занятые в результате Шестидневной войны, а также признать проблему беженцев. К слову сказать, резолюция обращалась не только к еврейской, но и к арабской стороне. От всех участников конфликта она требовала прекратить состояние войны, признать право всех государств на суверенитет, и, что было немаловажно для Израиля, в очередной раз была подтверждена необходимость гарантий свободы навигации через международные водные пути.

 

Что делать с новыми территориями?

 

Итак, Израиль нежданно-негаданно оказался обладателем новых территорий, и перед руководством страны встал вопрос будущего этих земель.

Военное руководство полагало, что победу надо использовать как козырь в переговорах с арабами, чтобы заключить мирные договоры с арабскими государствами.

Фактически еще до всех резолюций было предложено «поменяться»: Израиль готов уйти с большей части территорий, занятых в результате войны 1967 года, создать палестинское государство, а взамен получить мирные отношения с соседями.

 

Правда и тогда речь о «завоеванных территориях» шла с оговорками, не подразумевая полного возвращения к границам, установленным в 1949 году после первой арабо-израильской войны. Военные полагали, что, если Израиль — победитель, он может «предлагать свою цену».

Похожую позицию высказывал и отец-основатель государства Давид Бен-Гурион.

Однако многие видные деятели высказались за то, что никаких территорий отдавать не следует вовсе, напротив, надо объявить послевоенные границы новыми постоянными границами Государства Израиль.

Излишне говорить, что «правые» во главе с движением «Херут» немедленно поддержали эту позицию.

Для последователей основателя ревизионистского движения Зеэва Жаботинского чрезвычайно важной оставалась идея «единой и неделимой Эрец-Исраэль».

В своих рассуждениях о будущих границах страны Жаботинский ссылался на историческую преемственность Израиля от древнего израильского государства, а значит, новое государство должно было располагаться по обоим берегам Иордана, как это было в древности.

 

Результаты Шестидневной войны усугубили противостояние «правых» и «левых»: «ястребов», которые выступали с наступательной позиции, и «голубей», склонных к позиции примирительной. Два лозунга: «Мир в обмен на территории» и «Мир в обмен на мир» — на долгие годы встали во главу угла израильской политики.

Исходя из представлений о безопасности и приверженности «ястребиной» или «голубиной» позиции создавались коалиции, политические союзы и блоки.

По иронии судьбы в конце 1970-х годов именно «правые» были вынуждены поступиться частью завоеванных территорий (Синайским полуостровом) ради заключения мирного соглашения с Египтом.

Это послужило причиной нешуточных споров в «правом лагере».

Возможно ли жертвовать землей, где была пролита кровь израильских солдат, даже если эта земля и не входила в «карту Жаботинского», определявшую границы «неделимой Эрец-Исраэль»?

Примерно в это же время среди «левых» появляется движение «Шалом ахшав» («Мир сегодня»), основной тезис которого звучал: «Лучше мир, чем неделимая Эрец-Исраэль».

 

В 1980 году был принят Основной закон о статусе Иерусалима, который официально провозгласили «единой и неделимой столицей Израиля».

В 1981 году израильский кнессет принял «Закон о Голанских высотах», провозгласивший суверенитет Израиля на этой территории.

В секторе Газа и на Западном берегу активно строились поселения, жизнь за «зеленой чертой», так сказать, «на территориях», стала практически нормой.

Поселения строились и при левых, и при правых правительствах.

Реальная жизнь все приближалась к «красной черте».

 

Тяжелые компромиссы

 

С началом мирного процесса в 1990-х годах казалось, что концепция «мир в обмен на территории» взяла верх.

Израиль шаг за шагом начал отдавать власть на «территориях» в руки Палестинской администрации. Были заключены соглашения по Газе, арабским анклавам на Западном берегу.

Порой мирный процесс требовал уступок, и очень непростых.

Например, заключить мирный договор с палестинцами значило для Израиля отказаться от святого для евреев Хеврона, оставить могилы праотцев.

Шаг за шагом правительства Рабина, Переса и даже правого премьер-министра Нетаньяху отступали к «зеленой черте».

 

Первым на это решился премьер-министр Эхуд Барак.

Выступая в кнессете перед своей поездкой в Кэмп-Дэвид летом 2000 года, Барак произнес речь, где указал «красные границы», за которые не перейдет в процессе переговоров.

Он заявил, что не согласится обсуждать возвращение к границам 1967 года, статус Иерусалима и вопрос ответственности за проблему беженцев: «Не может быть мира без цены, так же как не может быть мира любой ценой», -— заявил тогда премьер-министр.

На самих же переговорах он выразил готовность передать под палестинский контроль 91% территорий Западного берега, а также компенсировать еще 1% территорий передачей палестинцам незаселенной местности возле границ сектора Газа, находящейся в пределах «зеленой черты».

Кроме этого, в ходе переговоров в Кэмп-Дэвиде впервые с 1967 года израильская сторона согласилась обсуждать будущее Иерусалима.

Отказаться от части Святого города казалось немыслимым, но Барак пошел на этот шаг, что стоило ему многих политических очков и кресла главы правительства.

 

Парадоксально, но именно оппонент Э. Барака, который некогда убедил Моше Даяна захватить не часть, а весь Синайский полуостров, который долгие годы отстаивал позицию «невозврата к границам 1967 года», который всеми правдами и неправдами поддерживал поселенческое движение и наконец вырвал победу у Барака на прямых выборах главы правительства в 2001 году, — он тоже продолжил отступление к «зеленой черте».

Ариэль Шарон в 2003 году заявил о своем плане «одностороннего отмежевания».

 

Ариэлю Шарону уже приходилось принимать участие в эвакуации поселений с Синая.

После подписания мирного соглашения с Египтом Израиль не только выводил с полуострова войска, но и ликвидировал еврейские поселения Невиот, Орира, Садот, Нетив-а-Асара, Тарсаг и Ямит.

На пути генерала тогда встало религиозно-политическое поселенческое движение «Гуш эмуним», которое было создано в 1974 году и активно боролось за расширение границ Израиля.

Оно выступало против эвакуации в начале 1980-х годов, и в начале XXI века преемникам тех протестантов вновь нашлась работа.

Сообщение о том, что Израиль планирует эвакуировать как гражданские, так и военные объекты из сектора Газа, а в будущем рассматривает вопрос вывода поселений с Западного берега, раскололо страну на два лагеря.

Это уже не были прежние «ястребы» и «голуби».

Все изменилось.

Все смешалось.

Вся страна окрасилась в «голубых», которые поддержали план Шарона, и «оранжевых», которые выступили против вывода поселений.

«Оранжевая революция» захлестнула Израиль летом 2005 года.

Столкновения с военными, отказы самих военнослужащих участвовать в эвакуации, массовые выступления за и против «плана отмежевания» -— атмосфера была накалена до предела.

 

Несмотря ни на что, поселения из сектора Газа, а затем и несколько поселений с Западного берега были выведены.

Вокруг Израиля активно строился «забор безопасности», который многими был окрещен «новой границей».

Эта граница не соответствовала ни «зеленой черте» 1949 года, ни «красной» 1967-го.

Критика лилась рекой.

Недовольны были все.

Одни были недовольны тем, что Израиль сдает свои позиции, ничего не получая взамен.

Другие (арабские страны, например) не переставали заявлять, что переговоры о мире могут быть начаты только после того, как Израиль вернется к границам, существовавшим до Шестидневной войны, а значит, не только выведет все поселения (среди которых сегодня такие крупные города, как Ариэль, Маале-Адумим, район Писгат-Зеэв и многие другие), но и оставит Восточный Иерусалим и Голанские высоты.

 

Не видно конца

 

Сегодня, когда мирный процесс откровенно зашел в тупик, обе стороны вновь и вновь наступают на грабли, оставленные без внимания еще авторами «процесса Осло» в начале 1990-х годов: что делать с «территориями», Иерусалимом, беженцами и гарантиями безопасности?

В свете идеи одностороннего провозглашения независимости палестинского государства, разве что самый ленивый политик не произнес мантру: «Израиль должен вернуться к границам 4 июня 1967 года, которые признаны ООН».

На этом настаивают арабские государства, недавно на это вполне недвусмысленно намекнул президент США Барак Обама.

Израильское руководство отмечает, что должно учитываться реальное положение дел.

Ряд населенных пунктов за «зеленой чертой» просто невозможно ликвидировать. Кроме того, никто не может дать Израилю гарантии безопасности даже в случае возвращения всех территорий.

 

Источник: http://lechaim-journal.livejournal.com/112028.html