Авторизация

Вечный Б-г - Вечный Завет

Вечный Б-г — Вечный завет

Автор: Д-р Йоран Ларшон

(Глава из книги "Евреи! Ваше Величество")

 

 

 

 

 

Эта статья взята из лекции, прочитанной доктором Йораном Ларшоном, директором Шведского Теологического Института в Иерусалиме. Доктор Ларшон получил первую академическую степень (ВА) в области семитских языков и сравнительного изучения религий в 1973 г., а также докторскую степень по раввинистической литературе (литературе ХаЗаЛ) в 1980 г. в университете в Лунде (Швеция). В своей лекции доктор Ларшон проявил научное мужество, подвергнув сомнению некоторые традиционные аспекты христианского учения. Он подчеркивает необходимость для христианства избавиться от антиеврейских предрассудков и стереотипов, проистекающих из недостаточного знания иудаизма.

Я никогда не бывал в синагоге, никогда не присутствовал на встрече cубботы, никогда не видел никакого еврейского праздника. Однако, у меня было определенное представление о том, что такое еврей и как он должен выглядеть. В моем воображении слово «еврей» было связано, с одной стороны, с чем-то очень положительным, поскольку я имел некое понятие, что евреи — это народ Б-га, народ, который Б-г избрал, когда Он пожелал дать миру откровение. Я также чувствовал, что евреи — вечный народ, который никогда не исчезнет; что Б-г сохранит их до конца дней, потому что об этом говорилось в Писании.


Однако в понятии «еврей» был и довольно негативный аспект. Поскольку я знал Новый Завет гораздо лучше, чем Ветхий, еврей часто представлялся мне противником Иисуса. Когда я оглядываюсь назад на мое представление о евреях, я должен признаться, что почти отождествлял их с фарисеями, описанными в Новом Завете, как люди Закона, ревностно соблюдающие каждую его букву, но забывающие о любви. Близость к Б-гу они заменили мелочной заботой об исполнении каждого предписания Торы.


Вот с таким представлением о евреях я приехал в Иерусалим. Но я был сильно удивлен, поскольку многого из того, что я о них учил, я не нашел в действительности, когда поселился среди евреев. Например, я слышал в Швеции проповеди о том, как ученики просят Иисуса научить их молиться. Он научил их молитве «Отче наш».

Меня учили, что христианство принесло с собой новое представление о близости к Б-гу, возможность сказать Ему: «Отче наш», «Аба». Евреи были далеки от Б-га. Они жили в страхе и старались достичь праведности собственными силами, тогда как христиане получают благодать через веру. Я был крайне удивлен, когда стал читать сидур (еврейский молитвенник), поскольку обращение «Отец наш, который на Небесах» повторялось там вновь и вновь. Там есть, к примеру, молитва «Отец наш» на три страницы, которая оканчивается такими словами: «Отец наш, Царь наш, помилуй нас и ответь нам, ибо нет за нами (достойных) дел, поступи с нами милосердно и милостиво и спаси нас».

Я обнаружил, что множество вещей, которые, как я полагал, были присущи лишь христианству, оказались общими для христиан и евреев. Разумеется, нам не следует этому удивляться, поскольку Б-г Израиля — всегда тот же: вчера, сегодня и во веки веков. Как ни странно, евреи сегодня по-прежнему молятся теми же словами, что Иисус и Его ученики, они пользуются, в основном, тем же собранием молитв, что и Он, и продолжают праздновать те же праздники, которые праздновали Иисус и Его ученики.

И еще в одном я должен был изменить свое представление: меня учили, что через Иисуса мы получили религию, в которой гораздо больше любви. Мы все слышали: «Вот заповедь христианской любви: возлюби Б-га всем сердцем твоим и возлюби ближнего как самого себя». И кто не слышал о «золотом правиле,» как о чем-то типично христианском? Один раввин как-то объяснил мне, что в этом сущность всей Торы и что заповедь о любви находится почти точно в середине Пятикнижия Моисеева (Левит 19:18). А «золотое правило» — это еврейское толкование этой заповеди. Известный еврейский мудрец Гилель, который жил за несколько лет до Иисуса, выразил его следующим образом: «Не делай другому того, что ненавистно тебе. В этом вся Тора. Все прочее — комментарии. А теперь иди и учись». Положительная формулировка «золотого правила,» каким мы встречаем его в Новом Завете, нередко встречается в еврейских источниках. Здесь уместно рассказать, как мудрецы толкуют заповедь «око за око, зуб за зуб» (Исход 21:24). Традиционное еврейское толкование этой заповеди, в сущности, мало отличается от «золотого правила»! Еврейская традиция никогда не толковала ее как заповедь о мести, напротив, она говорит о необходимости компенсации за причиненный ущерб. Когда Иисус предостерегает против мести (Матфей 5:38), Он поступает согласно этой доброй еврейской традиции.
До приезда в Израиль я считал, что еврей, исполняя заповеди, пытается заслужить пропуск в Рай в загробном мире, а сами заповеди рассматривает как своего рода ступеньки на небо. И еще раз пришлось мне сильно удивиться, когда я услышал молитвы евреев, вроде тех, что они произносят каждое утро: «Властелин всех миров! Не в виду заслуг наших мы повергаем наши моления пред Тобою, но в виду Твоего великого милосердия. Что мы, что наша жизнь, что наша милость, что наша праведность, что наша помощь, что наша сила, что наше могущество? Что нам говорить пред Тобою, Боже наш, Боже отцов наших. Ведь все могучие — ничто пред Тобою, а мужей именитых словно не было вовсе, и мудрецы — как невежды, и разумные — как лишенные разума. Ибо их дела многочисленные — ничто, а дни их жизни — суета пред Тобою, и превосходства человека над скотом нет, ибо все суета».

В этой молитве еврей хочет выразить, как он мал перед Б-гом и как мало, в сущности, значит его праведность перед Всевышним. Он ставит проблему, общую для всякой молитвы: как может человек, сознающий свою малость, обратиться к Б-гу и надеяться, что он будет услышан? Ведь мы — только прах. Мы - грешники, и все же мы приходим пред лице Б-га, и хотим говорить с Ним, и ожидаем, что Он услышит нас. Как осмеливаемся мы обратиться к Царю мира? Ответ заключается не в попытке найти в самих себе то, что делает нас достойными обратиться к Нему. Ответ прост: мы молимся, потому что так нам заповедал Б-г. Продолжение вышеприведенной молитвы следующее: «Но мы народ Твой, сыны Твоего завета...» Б-г сначала говорил с нами и открылся нам. Он хочет общаться с нами. Так что когда мы молимся, мы как раз отвечаем Б-гу. Молиться — прежде всего значит отвечать! Теперь видим, что эта утренняя молитва выражает как раз то смиренное отношение к Б-гу, которое мы, христиане, считаем идеалом. Мы находим здесь ту же нужду в милосердии и милости, потому что этому учит нас наш Б-г через всю Библию, от начала и до конца.

Нас часто учили, что иудаизм — это религия закона, которая учит зарабатывать спасение добрыми делами. Ничто не может быть дальше от иудаизма. Можно привести множество традиционных еврейских текстов, доказывающих это. Но, может быть, для иллюстрации отношения еврея к Б-гу достаточно привести этот маленький рассказ. Он относится к раннему хасидскому движению в Восточной Европе, которое было настоящим духовным пробуждением в иудаизме. Знаменитый рабби Израиль Бааль Шем Тов узнал, что Б-г собирается наказать его общину за грехи ее представителей. Рабби решил заступиться за евреев, воззвал к Б-гу и попросил Его не наказывать общину. Он напомнил Б-гу о всех Его обещаниях в надежде, что Б-г отменит наказание. Тогда послышался голос с Неба: «Я не накажу общину, но за то, что ты говорил против Меня, у тебя не будет доли в будущем мире». Дальше рассказывается, что рабби тогда очень обрадовался. Он запел хвалебную песнь и сказал: «Теперь я могу служить Господу и людям бескорыстно и с чистым сердцем, без соблазна даже подумать о возможности получить награду». Подобный рассказ мог сохраниться в еврейской традиции только потому, что они видели в нем правильное отношение к Б-гу, считали его очень поучительным. Может быть, и нам, христианам, следует использовать этот пример для воспитания?

Есть немало аспектов живого иудаизма, о которых нам надо бы узнать побольше. Теперь я хочу остановиться на другой проблеме. Когда я начал ходить в синагогу и читать сидур на иврите, некоторые евреи выражали удивление, так как меня трудно принять за еврея. Поэтому они спрашивали меня: «Ты еврей?» Я конечно признавался, что нет. Тогда они спрашивали: «Если ты не еврей, зачем ты тогда читаешь Танах и наш сидур?»  Я был рад случаю рассказать им, как я отношусь к еврейскому народу. Я говорил им, что их Библия — священная книга также и для меня как христианина. Я ожидал, что они будут рады это слышать, но их реакция был иной. Вместо того, чтобы радоваться, они задавали мне очень трудный вопрос: «Если это священная книга для тебя, почему ты не исполняешь ее заповеди? Например, ты соблюдаешь Шаббат?» «В сущности, нет», — пришлось мне признаться. Я без колебаний езжу в cубботу и делаю многое другое, что Закон запрещает.

Тогда они перешли к следующему вопросу: «Ты соблюдаешь кашрут?» «Мне пришлось признаться, что я не делаю и этого. Так что мое заявление, что я считаю Танах священной книгой, вновь и вновь подвергалось сомнению. Что мы, христиане, имеем в виду, когда говорим, что верим в Ветхий Завет? Я никогда серьезно не задумывался над этим вопросом, пока мне не задали его евреи.

Я хочу рассказать вам об одном случае, когда передо мной возник подобный трудный вопрос. Это было в одну из суббот в Иерусалиме. Наш Шведский Теологический институт расположен в районе, где живет много набожных евреев из Ирака. У них много детей, и они довольно бедны. Я иногда беру их детей прокатиться по городу в моей машине, и это всегда доставляет нам большое удовольствие. До наступления cубботы я обычно ставлю машину на стоянку напротив института, которая находится за пределами района, где в cубботу запрещено движение транспорта, так как наш район очень ортодоксальный. Однажды в cубботу я собрался куда-то ехать, и соседские дети подбежали ко мне со словами: «Тен лану тремп» («Прокати нас»).

Я сказал: «Разве вы не знаете, что сегодня cуббота? Ваши родители будут очень, очень огорчены, если вы сегодня прокатитесь на машине. Что они скажут, когда узнают, что со мной вы нарушили cубботу?»
Дети меня поняли сразу. И сказали: «Ладно, может быть, тогда ты нас завтра прокатишь». Но наша беседа на этом не закончилась. Они увидели, что я открываю дверь машины, и спросили: «А как же ты? Почему ты ездишь в cубботу?»

Разумеется, я попал в очень трудное положение. Я собирался сделать как раз то, что не разрешал им. Что я должен был им ответить? Мог ли я ответить так, как наверное ответило бы большинство христиан: «Знаете, дети, теперь Тора уже исполнена, поэтому вместо cубботы мы отмечаем Воскресенье. Ваши правила уже больше не имеют значения, потому что пришел Христос и исполнил их. Так что теперь их уже не нужно исполнять»? Я не сказал этого детям, потому что знал заранее ответ. Дети бы мне напомнили слова из Книги Исход (31:13-17):

«Скажи сынам Израилевым так: cубботы Мои соблюдайте; ибо это — знамение между Мною и вами в роды ваши, дабы вы знали, что Я Г-сподь, освящающий вас. И соблюдайте cубботу, ибо она свята для вас: кто осквернит ее, тот да будет предан смерти. Кто станет в оную делать дело, та душа должна быть истреблена из среды народа своего. Шесть дней пусть делают дела; в седьмый — cуббота покоя, посвященная Господу: всякий, кто делает дело в день субботний, да будет предан смерти. И пусть хранят сыны Израилевы cубботу празднуя cубботу в роды свои как завет вечный. Это — знамение между Мной и сынами Израилевыми навеки; потому что в шесть дней сотворил Г-сподь небо и землю, а в день седьмой почил и покоился».

Здесь сказано, что cуббота — это знамение между Б-гом и Израилем, через которое Г-сподь освящает Израиль. А самое главное, здесь повторено, что это вечное знамение завета! Оно дано навечно! Если я скажу этим детям: «Знаете, теперь это отменено», они спросят: «Что же тогда для тебя значит «вечный»? Ты считаешь, что «вечный» — это на тысячу лет или что-то в этом роде?» Конечно, «вечный» значит вечный, то есть до конца мира, включая и сегодняшний день! Так что сирена, которая звучит в Иерусалиме каждую пятницу перед наступлением cубботы, является знаком, что слово Б-га навсегда неизменно, поскольку Он сказал, что день Субботний будет вечным знамением завета между Ним и Его народом - Израилем. Тот факт, что Его народ по-прежнему соблюдает этот день, является для меня знамением, что Б-г остался верен Своим словам и не нарушил завета с Израилем. Это первое, что мне хотелось бы сказать.

Второе. Я думаю, что когда мы читаем тексты, подобные вышеприведенному, и хотим остаться верными Библии, мы не можем сказать с легкостью: «Это написано только в Ветхом Завете, но теперь мы умнее, потому что у нас есть Новый Завет». Разве Ветхий Завет — не такое же Святое Слово Б-га? И разве обещание или заповедь из Ветхого Завета не столь же важна, сколь и из Нового? Разве мы не верим, что Б-г вечен и что Он же — Б-г и Ветхого, и Нового Завета? Разве Он не сказал: «Не нарушу завета Моего и не переменю того, что вышло из уст Моих» (Псалтирь 88:35)? Давайте не станем забывать, что Ветхий Завет — это единственная Библия, которая была у Иисуса, апостолов и первых христиан!
Я сказал детям: "Знаете, дорогие мои друзья, я не еврей".
— О, — удивились они, — ты не еврей?
— Они никогда прежде об этом не думали. Один маленький мальчик спросил:
— И тебе не делали обрезания?
— Нет, — ответил я. Тогда он сказал:
— Это нехорошо.
— Почему? — спросил я. Но его старший брат объяснил:
— Он бен-адам, т. е. сын Адама, что на иврите означает "человек".
Это слово выражает человеческое достоинство. Поскольку Адам, а не Авраам был первым создан по образу Божию.

И мы продолжали говорить о том, что через Авраама мы братья. И маленький мальчик скоро понял, что как нееврей я могу не соблюдать Шаббат, как знак завета между Б-гом и Израилем и что я не нарушаю законы Торы тем, что живу не так, как они. Когда я садился в машину, они кричали: «Лехитраот махар, им ирце Хашем» (До встречи завтра, если будет на то воля Б-га).

 

Источник: http://www.liveinternet.ru/