Авторизация

Иудейские корни молитвы "Отче Наш"

Автор: Ристо Сантала

Начало 11-й главы Евангелия от Луки говорит нам о том, что молитва Господня была ответом на просьбу Его учеников.

Это они попросили Иисуса: "Господи! научи нас молиться, как и Иоанн научил учеников своих".

Так родилась молитва Отче наш, которую можно считать самым драгоценным завещанием Иисуса Своему малому стаду.

Необходимо признать, что в иудейской молитвенной литературе прослеживаются отдельные параллели с молитвой Отче наш, но одна из них определенно формирует нечто целостное, завершенное и ни с чем не сравнимое.

Бывший главный раввин Стокгольма Готлиб Клейн написал книгу из двух частей, в которой раскрыл иудейские корни молитвы Отче наш.

По словам Клейна, эта молитва "…выражает глубокое мессианское чувство...".

Все надежды и ожидания пылкого сердца Иисуса нашли отражение в содержательной форме этой молитвы.

Она отвечает четко определенным требованиям, предъявляемым к молитве времени земного служения Иисуса.

Каждая из молитв тогда должна была содержать семь просьб.

Но, с другой стороны, должна была состоять из трех частей.
Молитва всегда начиналась с прославления Бога, Шевах, дополнялась личными просьбами, Тфила, и завершалась благодарением, Ходия.

Клейн анализирует молитву Отче наш следующим образом:

«Шевах Отче наш, сущий на небесах.

Да святится имя Твое.

Да приидет Царствие Твое.

 Да будет воля Твоя и на земле, как на небе.

Тфила Хлеб наш насущный дай нам на сей день.

И прости нам долги наши, как и мы прощаем должникам нашим.

И не введи нас в искушение, но избавь нас от лукавого.

Ходия Ибо Твое есть Царство и сила и слава вовеки.

Аминь.»



Клейн подчеркивает, что во времена Иисуса молитвы всегда возносились от имени множества людей.

Это правило распространялось и на личные молитвы, произносимые в одиночестве, видимо, поэтому Иисус и говорит: "дай нам!".

Молящийся отождествлял себя с нуждами не только всего собрания, но и народа.

Молитва не должна была возноситься только "за себя".

И как это важно!

Раввинистическая литература разграничивает понятия "Отец наш" и "мой Отец".

Рабби Абайей, живший в IV веке нашей эры, говорит, что человек должен идентифицировать себя со всей общиной и провозглашать:

"Да будет воля Твоя, о Господь, Бог наш, чтобы Ты вел нас в мире...".

Еще в средние века РаШИ также настаивает, что множественное число имеет особое значение при вознесении коротких молитв.

Такая форма обращения как "Отче наш, сущий на небесах..."

- встречается в Мидраше, однако один раз оно появляется также и в форме: "Отче Твой, сущий на небесах".

В молитвенной книге "Сидур" употребляется форма "Отче наш" или "Отче наш, Царь наш".

А вот благословения Божьи всегда относятся к определенной, конкретной личности.

Так что не случайно Аароново благословение было дано Израилю в единственном числе:

"Да благословит тебя Господь и сохранит тебя! ..." (Чис. 6:24-26).

По мнению Клейна, молитва, которой учил Иисус, косвенно соотносится с верой в воскресение: "Есть одно древнее учение, которое говорит, что Святой, да будет превознесено имя Его, позволит мертвым воскреснуть в этом мире, чтобы Его великое имя было освящено.

Поэтому все должны молиться словами:

 "Да святится имя Твое, да приидет Царствие Твое",

- так как исполнением этих молитв будет воскресение...

Здесь мы имеем мессианскую молитву, которую в свое время мог возносить только Иисус.

Это самое личное, что мы получили от Иисуса.

В ней обрели бессмертие все Его ожидания и стремления, и Дух, который сотворил эту молитву, совершил чудеса в сердцах людей".

Молитвенная книга "Сидур" в своих арамейских разделах Кадиш, много раз встречающихся на ее страницах, перекликается с частью Шевах молитвы Господней:

"Да будет превознесено и да святится великое имя Его в мире, который Он сотворил по воле Своей. Да учредит Он Свое Царство при жизни твоей, и в твои дни, и в дни всего дома Израилева, скоро и в ближайшее время; и да скажете вы Аминь". Община отвечает на молитву раввина словами: "Да будет благословенно имя Его, во веки вечные, аминь".

Обсуждая ссылку Клейна на воскресение, стоит упомянуть толкование рабби Танхумы стихов 1-2 главы 12 книги "Бытие":

"...пойди из земли твоей... и будешь ты в благословении", приведенное в "Печати Мидраша":

"И будешь ты в благословении"

означает, что

"Я благословлю тебя Своею славой и возвеличу имя твое так, что твое имя будет великим и благословенным по всей земле".

Что это значит?

А значит это то, что сначала будет благословение, которое получишь ты, а затем и я; вначале мы провозглашаем "щит Авраама", а затем уже и воскресение из мертвых.

Сказанное относится к раввинистическому принципу толкования, который заключается в том, что каждый из нас должен начинать молитву с провозглашения обетования Божьего, данного Аврааму, а завершать провозглашением воскресения.

Данное утверждение имеет свою точку соприкосновения с еженедельной молитвой Шахарит, в которой говорится:

"Благословен Ты, о Боже, щит Авраама: Ты, о Господь, имеешь вечную силу, Ты воскрешаешь из мертвых и силен спасать.

Ты потрясаешь живущих Своею благодатью, воскрешаешь мертвых по великой милости Своей, даешь силы тем, которые претыкаются, исцеляешь больных и освобождаешь пленников, совершаешь упование тех, которые лежат в земле...

Ты царь, который сводит в могилу, животворит и дарует спасение".

Хотелось бы далее упомянуть, что Ялкут Шимони говорит о благословении Авраама как о "языке искупления" и подразумевает под ним будущее искупление Израиля.

И нет ничего удивительного в том, что профессор Клейн распознал в молитве Господней не просто мессианское звучание, но определенный акцент на веру в воскресение.

В молитве Отче наш присутствует просьба, значение и истоки которой не однажды вызывали особого рода сомнения.

Мы молим, чтобы Господь "не ввел нас в искушение", но "избавил от лукавого".

Слова эти взяты из древней молитвенной модели, которая по-прежнему используется в молитвенном сборнике "Сидур".

Рано утром ортодоксальный иудей обращается в мольбе к Богу следующими словами:

"Не введи нас во грех, в беззаконие или зло; не введи нас во искушение или позор.

Не дай никакой порочной наклонности возобладать над нами... но дай нам добрые наклонности".

В молитве Отче наш во всей полноте проявилась забота Иисуса о том, чтобы Его ученики претворили получение прощения в свое повседневное устремление и были защищены от зла.

Это очевидно также и из Его первосвященнической молитвы в 15 стихе 17-й главы Евангелия от Иоанна:

"Не молю, чтобы Ты взял их из мира, но чтобы сохранил их от зла".

Эта молитва выражает также и ту по-детски непосредственную беззаботность, которую Иисус проповедует в Нагорной проповеди, говоря:

"Не заботьтесь для души [т.е. жизни] вашей...", "И об одежде что заботитесь?", "не заботьтесь о завтрашнем дне..." (Матф. 6:25,28,34).

Теперь Его ученики учатся просить:

 "Хлеб наш насущный дай нам на сей день".

Чувство вины за прошлое и заботы о дне завтрашнем могут отступить, потому что те, кто принадлежат Богу, живут реальностью сегодняшнего дня.

Возможно, что именно "благовестие одного дня" стало понятно многим бизнесменам и побудило их поместить на видное место в своих офисах слова из псалма 117 (стих 24):

"Сей день сотворил ГОСПОДЬ: возрадуемся и возвеселимся в оный!".