Авторизация

Клятва “корбан”

Клятва “корбан”

Дмитрий Резник

 

 

1. И сходятся к Нему фарисеи и некоторые из книжников, пришедшие из Иерусалима.

2. И увидев, что некоторые из учеников Его едят хлеб нечистыми, то есть неумытыми, руками,

3. (ибо фарисеи и все Иудеи, если установленным образом не умоют рук, не едят, держась предания старцев;

4. и придя с рынка, если не окропятся, не едят; есть и многое другое, чего они приняли держаться: омовения чаш и кружек и медной посуды), —

5. спрашивают Его фарисеи и книжники: почему не поступают ученики Твои по преданию старцев, но нечистыми руками едят хлеб?

6. Он же сказал им: хорошо пророчествовал Исаия о вас лицемерах, как написано: «Этот народ устами Меня чтит, сердце же их далеко отстоит от Меня;

7. но тщетно воздают Мне почитание, уча учениям, предписаниям человеческим».

8. Оставив заповедь Божию, вы держитесь предания человеческого.

9. И говорил им: отменять заповедь Божию, чтобы предание ваше соблюсти, это вы умеете,

10. Моисей, ведь, сказал: «Почитай отца твоего и матерь твою»; и: «Злословящий отца или мать смертью да умрет».

11. Вы же говорите: если скажет человек отцу или матери: «корван (то есть дар) то, чем бы ты от меня воспользовался», —

12. вы позволяете ему уже ничего не делать для отца или матери,

13. отменяя слово Божие преданием вашим, которое через вас же и идет. И много подобного в этом роде вы делаете.

(Евангелие от Марка 7:1-13, Перевод Кассиана)

Марк – единственный, кто упоминает еврейский термин «корбан» – формулу, использовавшуюся некоторыми, чтобы избежать содержания своих родителей.

Что же это за формула?

Само слово означает, как и Марк говорит, «дар» – то есть дар Б-гу, жертвоприношение. Часто толкователи понимают буквально, что человек посвящает храму свое имущество, лишь бы не помочь родителям. Такое понимание вроде бы следует из текста, но не объясняет мотивов человека. Едва ли это жадность – ведь все равно с посвященным храму пришлось бы расстаться.

Однако рассмотрение того, как этот термин используется в еврейских исторических и религиозных источниках, проливает свет на данный текст.

Начнем с исторического свидетельства Иосифа Флавия. В своем сочинении «Против Апиона» как аргумент в пользу древности и известности иудейского народа он пишет:

И в городах наш народ издавна был небезызвестен, многие обычаи перекочевали в жизнь некоторых из них и в иных признавались достойными подражания. Об этом свидетельствует Феофраст в сочинении «О законах». Он говорит, что тирские законы запрещают клясться иноземными клятвами, в числе которых он упоминает и о так называемой клятве Корбан. Ни у кого не встречается такой клятвы, только у евреев. Это означает — что подтвердил бы какой-нибудь знаток еврейского языка — “приношение Б-гу”. 

(Против Апиона 1:22 (161))

Отсюда видно, что Иосиф Флавий использует термин «корбан» не просто в значении «жертвоприношение», но как обозначение некой конкретной клятвы, хотя он и дает буквальный перевод слова.

Рассмотрим теперь примеры использование этой клятвы в Мишне. Прежде всего следует оговорить, что зачастую вместо термина «корбан» используется «конам» (и не только он), как его заменитель:

Слова, сказанные кем-либо ближнему: 

конам, конах, конас, составляют видоизменения слова корбан;

херек, херех, хереф составляют видоизменения слова херем (заклятое);

назик, назиах, пазиах – составляют видоизменения слова назир;

шевута, шекуха, слово бемота (вариант бемоhи) – видоизменения слова шевуа.

(Недарим 1:2)

Теперь собственно некоторые примеры употребления.

Сказавший ближнему своему: «конам уста мои, если буду говорить с тобою», «рука моя, если будет работать с тобою», «нога моя, если будет ходить с тобою», – связан.

(Недарим 1:4)

Здесь сказано, что, если некто произнес такие фразы, ему соответственно запрещено говорить (с указанным человеком), работать с ним, ходить с ним. Очевидно, не подразумевается, что рот, рука или нога будут принесены в жертву или посвящены храму.

Кто сказал: «конам шерсть (шерстяное платье), которая будет на мне», тому дозволено покрываться стриженой шерстью. (Кто сказал: «конам) лен, который будет на мне», тому дозволено покрываться льняными связками.

(Недарим 7:3)

 «Конам вино, которое я вкушу сегодня»: он связан (обетом) только до сумерек; «эту неделю»: он связан в течение всей недели, причем суббота причисляется к этой («истекшей») неделе; «этот месяц»: он связан весь месяц, а новомесячие (т.е. 1-ый день его) принадлежит к будущему месяцу; «этот год»: он связан весь год… и т.д.

(Недарим 8:1)

Если кто на приглашение жениться на племяннице («дочери сестры его») отвечает: конам, чем она когда-нибудь воспользуется от меня», а также если кто, отпуская жену по разводу, говорит: «конам, чем жена моя когда-нибудь воспользуется от меня», то им дозволено пользоваться от него, ибо он думал только о браке.

(Недарим 8:7)

Не вдаваясь в нюансы рассматриваемых ситуаций, скажем только, что фраза, например, «конам шерстяное платье» означает обет, состоящий в том, что шерстяное платье для меня запрещено к употреблению, подобно жертвоприношению. «Конам вино» означает, что вино мне запрещено, подобно жертвоприношению. «Конам, чем жена когда-либо воспользуется от меня» означает, что жена ничем не может от меня воспользоваться, как если бы то, чем она могла бы от меня воспользоваться, было жертвоприношением. Таких примеров в Мишне (и не только) рассматривается множество. И мы видим, что в них используется та же формула, что и в седьмой главе Евангелия от Марка. Следовательно, фраза «корбан то, чем бы ты от меня воспользовался» означает, что родитель не может взять у сына что бы то ни было, как если бы оно было жертвоприношением. Это не подразумевает посвящение храму своего имущества вместо помощи отцу или матери.Это просто означает создание «законного» повода не давать родителям ничего. После такого обета, когда родители придут просить о помощи, сыну остается только руками развести: мол, рад бы, да не могу. Не имею права.

Мы находим в Мишне примеры отмены непродуманного обета. Повод к такой отмене называется «выходом».

Р. Элиэзер говорит: человеку (давшему обет) открывают выход в чести его родителей, а мудрецы запрещают; р. Саддок сказал: чем открывать выход в чести родителей, пусть откроют его в чести Б-га, и тогда совсем не будет обетов! – Мудрецы соглашаются с р.Элиэзером, что в обетах, касающихся только его и его родителей, можно открывать выход в чести его родителей.

(Недарим 9:1)

Воспользуемся пояснением Н.Переферковича (тем более, что мы и так уже пользуемся его переводами Мишны выше):

Напр., у него спрашивают: если бы ты знал, что твоих родителей будут стыдить указанием на то, что они воспитали сына, дающего такие обеты, то ты дал бы его или нет? Если он отвечает «нет», то его обет, по мнению Элиэзера, может быть признан ничтожным. Это – «выход в чести его родителей».

Надо полагать, что во времена Йешуа подобные схемы отмены обета не были еще разработаны, иначе куда как просто было бы лишить бессовестных детей отговорки и заставить их исполнять свой долг. Претензия Йешуа состоит именно в этом – обет формально лишал родителей средств к существованию, и такой обет не отменяли религиозные авторитеты.

Сам Йешуа устанавливал иные приоритеты: например, исцелить страждущего или накормить голодного Он считал высшей ценностью по сравнению с формальным соблюдением субботы. А яркий пример доведения верности обету до абсурда можно видеть в истории дочери Йифтаха.

 

Ноябрь 2013, Чешир, Коннектикут

 

 

Источник: https://biblicalresearches.com