Авторизация

Агапе: странное недоразумение

Агапе: странное недоразумение

Дмитрий резник

 

Эта краткая статья посвящена исправлению одного недоразумения, сложившегося в кругах верующих.

Уж не знаю, кому первому пришла в голову эта идея, но огромное количество проповедников один за другим повторяют, что в греческом языке-де есть три слова для обозначения любви: агапэ, филиа и эрос (поскольку последний в Новом Завете не встречается, то все внимание уделяется первым двум).

Сразу скажу, что это так и есть: действительно, в греческом языке существуют такие слова для обозначения любви.

Проповедники утверждают далее, что агапэ является особым видом любви, присущей только Всевышнему и тем, кому она дана от Него.

Это, говорят они, любовь жертвенная, любовь, которая стремится отдавать, а не брать, в которой нет ничего эгоистичного.

Что касается любви филиа, то это скорее нечто более похожее на нежную дружбу.

А я попытаюсь показать следующее: 
Слово агапэ обозначает то же самое, что и русское слово «любовь».

То есть это может быть и божественная любовь, но может быть и низменная любовь.

Это может быть любовь к людям и любовь к себе.

И к богатству.

И к славе.

И к дешевым эффектам.


Далее, я постараюсь показать, что любовь агапэ используется так же, как и филиа, и что они взаимозаменяемы. 
Итак... 
Начну с того, что Новый Завет был написан на общенародном греческом того времени – койнэ. Люди, которые тогда его читали, понимали, о чем идет речь.

По крайней мере слова-то они понимали – родные же слова, греческие.

И что интересно – слово агапэ уже существовало в этом языке.

То есть оно появилось раньше Нового Завета.

И если это слово значит особую Божию любовь, то естественно задать вопрос: любовь какого бога могли иметь в виду греки, произнося это слово?

Зевса?

Диониса?

Меркурия?

Понятно, что агапэ должно было иметь какое-то другое значение.

Хотя некоторые богословы считают, что Новый Завет был написан на некоем особом греческом «языке Святого Духа», и что изучение произведений языческих авторов для лучшего понимания языка оригинала является ересью.

Впрочем эту точку зрения не стоит даже и рассматривать из-за ее очевидной абсурдности. 
Пойдем дальше.

Приблизительно между 250 и 150 годами до нашей эры был сделан перевод еврейской Библии на греческий язык.

Этот перевод называется Септуагинта.

Судя по тому, что авторы Нового Завета чаще всего цитируют еврейские Писания не с иврита, а именно из Септуагинты, ясно, что он был широко распространен и являлся для грекоговорящих евреев и новых христиан из греков тем, чем для русскоязычных читателей является Синодальный перевод Библии.

Это была их Библия.

Заглянем в этот самый Синодальный перевод, 2

Самуила (2 Царств) 13:1-15:

 

1 И было после того: у Авессалома, сына Давидова, была сестра красивая, по имени Фамарь, и полюбил ее Амнон, сын Давида.

2 И скорбел Амнон до того, что заболел из-за Фамари, сестры своей; ибо она была девица, и Амнону казалось трудным что-нибудь сделать с нею.

3 Но у Амнона был друг, по имени Ионадав, сын Самая, брата Давидова; и Ионадав был человек очень хитрый.

4 И он сказал ему: отчего ты так худеешь с каждым днем, сын царев, – не откроешь ли мне? И сказал ему Амнон: Фамарь, сестру Авессалома, брата моего, люблю я.

5 И сказал ему Ионадав: ложись в постель твою, и притворись больным; и когда отец твой придет навестить тебя: скажи ему: пусть придет Фамарь, сестра моя, и подкрепит меня пищею, приготовив кушанье при моих глазах, чтоб я видел, и ел из рук ее.

6 И лег Амнон и притворился больным, и пришел царь навестить его; и сказал Амнон царю: пусть придет Фамарь, сестра моя, и испечет при моих глазах лепешку, или две, и я поем из рук ее.

7 И послал Давид к Фамари в дом сказать: пойди в дом Амнона, брата твоего, и приготовь ему кушанье.

8 И пошла она в дом брата своего Амнона; а он лежит. И взяла она муки и замесила, и изготовила пред глазами его и испекла лепешки,

9 и взяла сковороду и выложила пред ним; но он не хотел есть. И сказал Амнон: пусть все выйдут от меня. И вышли от него все люди,

10 и сказал Амнон Фамари: отнеси кушанье во внутреннюю комнату, и я поем из рук твоих. И взяла Фамарь лепешки, которые приготовила, и отнесла Амнону, брату своему, во внутреннюю комнату.

11 И когда она поставила пред ним, чтоб он ел, то он схватил ее, и сказал ей: иди, ложись со мною, сестра моя.

12 Но она сказала: нет, брат мой, не бесчести меня, ибо не делается так в Израиле; не делай этого безумия.

13 И я, куда пойду я с моим бесчестием? И ты, ты будешь одним из безумных в Израиле. Ты поговори с царем; он не откажет отдать меня тебе.

14 Но он не хотел слушать слов ее, и преодолел ее, и изнасиловал ее, и лежал с нею.

15 Потом возненавидел ее Амнон величайшею ненавистью, так что ненависть, какою он возненавидел ее, была сильнее любви, какую имел к ней; и сказал ей Амнон: встань, уйди.



И какое, вы думаете, слово используется в Септуагинте для перевода глагола «любить» в стихах 1 и 4 и существительного «любовь» в стихе 15?

Агапао и агапэ!

Вот так жертвенная любовь, нисходящая свыше!

Кто-то может возразить: ведь Септуагинта – это перевод, а не оригинал, а значит, она не вдохновлена Всевышним.

И все же, я думаю, поскольку и вдохновленный Им Новый Завет, и Септуагинта использовали вполне человеческий греческий язык, то с точки зрения словоупотребления агапэ в этом языке и надо рассматривать проблему, а не с точки зрения догматики.

Переводчики разбирались в этом языке не хуже проповедников-богословов нашего времени. 

А теперь самое время заглянуть в Новый Завет.

Уж здесь-то мы, надо полагать, найдем исключительно возвышенное использование слова агапэ. Да, очень часто агапэ используется здесь именно в таком значении.

И все же... Давайте посмотрим.

Вы, возможно, помните, что в Евангелии от Иоанна фигурирует некто под загадочным

именем «ученик, которого любил Иисус»: 


Иоанн 13:23:

«Один же из учеников Его, которого любил Иисус, возлежал у груди Иисуса.»


Иоанн 19:26:

«Иисус, увидев Матерь и ученика тут стоящего, которого любил, говорит Матери Своей: Жено! се, сын Твой.»


Иоанн 21:7: «Тогда ученик, которого любил Иисус, говорит Петру: это Господь.»


Иоанн 21:20: «Петр же, обратившись, видит идущего за ним ученика, которого любил Иисус...»


Во всех этих примерах любовь Иисуса к этому ученику является любовью агапэ.

А вот Иоанн 20:2:

«Итак, бежит и приходит к Симону Петру и к другому ученику, которого любил Иисус...».

Здесь неожиданно Иоанн использует слово филео.

О чем это говорит?

О том, что эти два слова могли взаимозаменяться даже в таких устойчивых словосочетаниях, каковым для Иоанна является «ученик, которого любил Иисус».

А это значит, что между ними нет принципиального различия. 
Вот еще один пример:

 

Евангелие от Матфея 23:6-7:

 

«[книжники и фарисеи] также любят предвозлежания на пиршествах и председания в синагогах и приветствия в народных собраниях, и чтобы люди звали их: учитель! учитель!»


Здесь фарисеи любят любовью филиа.

А вот параллельный текст из Луки 11:43:

«Горе вам, фарисеям, что любите председания в синагогах и приветствия в народных собраниях.»

Что такое?

Фарисеи те же, любят то же самое, а любовь другая – агапэ!

Опять оба слова имеют одно и то же значение! 
Постойте, постойте!

А что это они здесь любят этой возвышенной, божественной, жертвенной любовью?

Председания в синагогах и приветствия в народных собраниях!

Не похоже на ту небесную любовь, которую нам преподносят проповедники как единственное значение слова агапэ.

Прочитаем также Иоанна 3:19:

«Суд же состоит в том, что свет пришел в мир; но люди более возлюбили тьму, нежели свет, потому что дела их были злы».

И как же эти люди возлюбили тьму?

Правильно догадались: святой и чистой любовью агапэ.

Иоанн 12:43: «ибо возлюбили больше славу человеческую, нежели славу Божию».

Опять агапао!

1Иоанн 2:15: «Не любите мира, ни того, что в мире: кто любит мир, в том нет любви Отчей».

А это уже совсем сбивает с толку!

Ведь здесь тоже используются только слова агапэ и агапао.

Оказывается, в том, кто любит мир этой любовью агапэ, которая, по словам проповедников, исходит от Отца, так вот в том этой самой любви Отца и нет.

Тут или Иоанн не прав, или эти проповедники.

2Петра 2:15: «Оставив прямой путь, они заблудились, идя по следам Валаама, сына Восорова, который возлюбил мзду неправедную».

Нехороший Валаам возлюбил мзду любовью агапэ.

Ну и 2 Тим. 4:10: «Ибо Димас оставил меня, возлюбив нынешний век...».

Конечно же, и Димаса в бескорыстии нельзя подозревать.



Итак что мы видим?

Что агапэ - это просто любовь, которая бывает самого разного толка.

А как же эти проповедники?

Неужели они сознательно вводят слушателей в заблуждение?

Нисколько.

Просто они не удосуживаются проверять то, что услышали от кого-то другого.

Так что какой следует вывод?

Их ответственность - учить правильно, а наша - проверять все, чему они учат. 

 

Источник: https://biblicalresearches.com