Авторизация

ЕСТЬ ЛИ БОГ У ИИСУСА ХРИСТА?

Короткие заметки о главном.

 

ЕСТЬ ЛИ БОГ У ИИСУСА ХРИСТА?

 

Цель данного текста - показать, что у Иисуса Христа - такой же Бог, как у всех нас. Мы видим, как Священное Писание говорит само за себя.
Чтобы Бог Господа нашего Иисуса Христа, Отец славы, дал вам Духа премудрости и откровения к познанию Его (Послание к Ефесянам 1:17).
Как может Иисус "быть Богом" и "иметь Бога" одновременно?

И соделавшему нас царями и священниками Богу и Отцу Своему, слава и держава во веки веков, аминь (Отк. 1:6).
Побеждающего сделаю столпом в храме Бога Моего, и он уже не выйдет вон; и напишу на нем имя Бога Моего и имя града Бога Моего, нового Иерусалима, нисходящего с неба от Бога Моего, и имя Мое новое (Отк. 3:12).
Даже в книге Откровение (после Своей смерти, воскресения и вознесения), когда Иисус получил всю власть на небе и на земле, воссел по правую руку Бога, Он все равно говорит “мой Бог”.

 

По предведению Бога Отца, при освящении от Духа, к послушанию и окроплению Кровию Иисуса Христа: благодать вам и мир да умножится (1 Петра 1:2).
Иисус говорит ей: не прикасайся ко Мне, ибо Я еще не восшел к Отцу Моему; а иди к братьям Моим и скажи им: восхожу к Отцу Моему и Отцу вашему, и к Богу Моему и Богу вашему (Иоан 20:17).
Дабы вы единодушно, едиными устами славили Бога и Отца Господа нашего Иисуса Христа (Рим. 15:6).
Благословен Бог и Отец Господа нашего Иисуса Христа, Отец милосердия и Бог всякого утешения (2 Кор. 1:3).

Бог и Отец Господа нашего Иисуса Христа, благословенный во веки, знает, что я не лгу (2 Кор. 11:31).

 

 

АПОЛОГИЯ УНИТАРИАНСТВА

Слово «Троица»

Автор:Лев Белеев

 

 

 Начиная защиту Библейской доктрины Единого истинного Бога, следует вспомнить о таком факте:
«Слово Троица не упомянуто в Библии... впервые встречается у Тертуллиана во второй половине II века н. э... но не имеет формального признания в теологии Церкви вплоть до IV века н. э.» (The New Bible Dictionary).
Термин «Троица» не имеет библейского хождения. Один этот факт говорит о том, что всем Библейским персонажам, включая пророков, апостолов и Мессию, не представилась возможность узнать и осмыслить этот термин, каким-либо образом показать свое отношение к нему, согласиться, либо отвергнуть учение, стоящее за ним. По этой причине нам приходится обсуждать не библейскую доктрину, а в большей степени «околобиблейскую», сотканную не из ясных и просветляющих слов пророков, а из вторичных, порой третичных выводов постбиблейских авторитетов, сложившихся под влиянием небиблейской культуры.

 

Определение "Троицы"


К сожалению, не смотря на растущее количество христиан-унитариев, догмат Троицы остается сегодня, пожалуй, самой яркой отличительной чертой мирового христианства. Сколь не были бы велики межконфессиональные расхождения, мнение и протестантов, и православных на предмет «Троицы» всегда одно:

«Теология стремится дать определение существа Бога, утверждая, что Бог один в Своей сущности, однако сущность Бога существует в трех ипостасях или формах, каждая из которых являет собой Личность, но при этом сущность Божества остается цельной в каждой из трех Личностей.» (New Bible Dictionary).
«Три Ипостаси или Лица Пресвятыя Троицы суть совершенно равнаго Божескаго достоинтсва. Как Отецъ есть истинный Богъ, так равно и Сынъ есть истинный Богъ, и Духъ Святый есть истинный Богъ, но при томъ такъ, что въ трехъ Ипостасях есть единъ токмо Трiипостасный Богъ.» (Библейская энциклопедия Архимандрита Никифора).

Мы опровергаем это учение, утверждая прежде всего, что Бог ― одна личность, и поскольку Он один, эта личность и является Богом. Праведники Библии, включая Христа, в той или иной мере прилеплялись к Богу, о чем заповедовал Сам Всевышний (Второзаконие 13:5). Мессия, достигший высочайшей степени единения с Творцом, получил от Него благословения и власть быть Сыном Божьим, Царем, руководителем всего человечества и мира духовного, и, наконец, снискал воскресение и бессмертие. Поскольку он сделал это первым, возникает несколько выводов, прежде всего о его предызбранности, о его человеческом и духовном величии, о его роли в дальнейшей истории человечества, включая окончательное избавление земли от власти греха и нечистоты.

Что же касается Духа Божьего, называемого в Библии Духом Святым, ― это само проявление духовной силы Божьей, сокрытой от мира из-за его греховности и неспособности воспринять и прославить Бога в той мере, в которой Ему подобает.
Определив зону конфликта, мы можем перейти к детальному обсуждению аргументов. И начнем, пожалуй, издалека.

 

«Вы отрекаетесь от веры отцов»

 

Очень распространенное заблуждение, встречающееся во всех традиционно христианских странах. Отцом всех верующих Библия называет Авраама, поскольку именно благодаря его отношениям с Богом, мир получил клятву и обетования, которые стали основой всех дальнейших духовных благословений, включая Мессию. Авраам жил в мире, отступившем от веры в единого Бога. Но он искал истину, и Бог откликнулся ему, потому что только один Творец является истинно живым Богом, открывающимся тем, кто ищет Его. Когда же Авраам поверил в Единого, ему необходимо было отделиться от языческого мира, чтобы стать родоначальником унитарной веры в Бога. Таким образом, всякий верующий должен брать пример с Авраама, названного в Библии «другом» Всевышнего (2 Пар. 20:7); должен отказываться от идолопоклонства и верить в одного Бога. Поэтому мы не «отрекаемся от веры отцов», а наоборот, ее утверждаем.

 

«Христианству две тысячи лет, почему же за это время не исправили ошибку Троицы, ведь отцы Церкви были мудрецами?»

 

 Часто приходится слышать этот аргумент от людей, которые привыкли полагаться на мнение своих церковных авторитетов и не тратить времени на изучение. Таким людям, наверно, будет интересно узнать, что Бог призывает верующих к изучению: «истреблен будет народ Мой за недостаток ведения» (Ос. 4:6).

Что касается существа вопроса, то количество лет истории христианства вряд ли являются хорошим аргументом. Иудаизму, например, три с половиной тысячи лет, исламу ― тысяча четыреста (обе религии являются унитарными). Доктрина Троицы сформировалась полностью лишь к пятому веку, т. е. четыреста лет христиане жили в унитарной вере, полученной от иудеев апостолов и иудея Иисуса Христа. Остальные же тысяча шестьсот лет, к сожалению, не лишены периодов беспрецедентной религиозной жестокости и фанатизма, сопровождавших насаждение чуждой Библии тринитарной идеи. При этом все это время внутри христианства то там, то здесь возникали островки унитарной веры.

Что касается авторитета мудрецов Церкви, мы не считаем, что человек, отступивший от унитаризма, перестает получать мудрость и другие дарования от Бога в других сферах. И вообще необходимо заметить, что выступая против неправильного учения, мы отнюдь не боремся против христианства и его мудрецов. Они несли миру познание Библии, и там, где прежде царили языческие культы, основанные на идолопоклонстве, происходили огромные перемены в лучшую сторону. Но в истории распространения библейского учения, начиная со времен Авраама, всегда встречался деградационный процесс ассимиляции. Если патриархи пришли к великому учению об одном истинном Боге, то это означало для них переход на более высокий уровень, обретение пути вверх к престолу Всевышнего. Но если среди людей из их окружения или даже среди родственников оказывались такие, которые не шли этим путем, не дорожили им, они теряли направление для своего духа и ассимилировались с традициями и философскими обычаями языческих племен. Этот процесс не обошел стороною и Церковь. Многие церковные учения, традиции и обряды не были созданы в результате живого общения с Богом, но были заимствованы из языческой практики народов. Всякий раз такое заимствование необходимо было подкреплять философией, похожей на библейское учение. Поэтому и возникали доктрины, подобные учению о Троице.

При этом надо иметь в виду, что большую часть своей истории христианство являло собой политическую силу, которую использовали в своих нечестивых целях разные люди, как стремившиеся к светской власти, так и церковные клирики. В силу того, что догмат Троицы всегда использовался в политических целях (сначала, чтобы отделиться от библейского иудаизма, затем, чтобы размежевать западную [католическую] и восточную [ортодоксальную] фракции христианства и т. д.), «нетрадиционное» отношение к Троице могло стоить человеку жизни (как в случае с Мигелем Серветом). Многим добрым людям, поэтому, приходилось молчанием или согласием сохранять жизнь себе и другим, о чем не нам судить.

Однако вызывает возмущение поведение некоторых других крупных церковных деятелей, таких как антисемит император Константин, который лишь из-за свойственной ему грубости и юдофобии, не пожелал объективно и всецело изучить вопрос и навязал тогда еще «двоицу» (Отец и Сын) Никейскому собору (325 г. н. э.). Трудно назвать положительным и пример Жана Кальвина, отправившего на костер аутодафе блистательного теолога и врача Мигеля Сервета. Именно в таких случаях нам приходится говорить о несправедливом суде, который не делает чести человечеству, а по сути, повторяет несправедливость, допущенную при рассмотрении «дела Христа».

 

«В Троице раскрывается великая тайна Бога, нам не дано ее понять, мы можем только поверить в нее»

 

 Еще один очень известный аргумент, которым пользуются «мистически» настроенные апологеты Троицы. Да, это правда, Бог невидим для нас в обычном, физическом понимании этого слова. Поэтому чтобы узреть Его внутренним взором и проникнуться Его качествами, нам необходима вера. «Без веры, ― говорит апостол, ― Богу угодить невозможно» (Евр. 11:6). Есть все основания похвально отзываться о людях, которые ревнуют о Боге, хотят проникнуться Его тайнами, поскольку ищущие Его всем сердцем всегда находят Его (Мф 7:7). Но это отнюдь не повод для введения лжеучений. Ведь ревность должна сопровождаться рассуждением (Рим. 10:2).

Учить и вести свой народ Всевышний доверяет особым людям ― пророкам и учителям, чей духовный дар тщательно изучается и проверяется. Ученикам Христа свойственно прислушиваться к словам Мессии:
«Истинно, истинно говорю вам: кто не дверью входит во двор овчий, но перелазит инуде, тот вор и разбойник; а входящий дверью есть пастырь овцам. Ему придверник отворяет, и овцы слушаются голоса его, и он зовет своих овец по имени и выводит их. И когда выведет своих овец, идет перед ними; а овцы за ним идут, потому что знают голос его. За чужим же не идут, но бегут от него, потому что не знают чужого голоса» (Ин. 10:1-5).
Этой притчей Мессия указал, что его отношения с человеком строятся на принципе честности: только имеющий право вести за собой овец, учить, ― только он входит дверью, прямым и честным путем; и придверник открывает ему. Вор хитростью и обманом стремится завладеть душой; разбойник ― насилием. Сколь отличается дух Мессии от духа вора, столь отличаются и их методы. Голос Мессии звучит открыто, его власть подтверждается слугой, открывающим перед ним дверь. Он выводит овец, называет каждую по имени и следует перед ними, чтобы они слышали и видели его. Голос вора ― голос чужой, он пользуется уловками и психическими манипуляциями, чтобы завлечь в ловушку лжеучения. Разбойник же силою берет сердце человека, запугивая его, наводя на него смертный ужас, грозя ему адом, если он не примет его слова.

Это напоминает манипуляционную технику кодирования: к вам приходят, говорят, что тайну, которую вам сейчас откроют, познать невозможно, а затем, добившись от вас всеми правдами и неправдами веры на слово, сообщают ложь. И тут же предупреждают: помни, познать и понять это невозможно. Я бы задал вопрос: откуда вы сами познали и поняли эту тайну? Что такое дверь? Это прямой, всем известный путь ― Библия. Христос начал свое служение прямо и открыто:
«И пришел в Назарет, где был воспитан, и вошел, по обыкновению Своему, в день субботний в синагогу, и встал читать. Ему подали книгу пророка Исаии; и Он, раскрыв книгу, нашел место, где было написано: Дух Господень на Мне; ибо Он помазал Меня благовествовать нищим, и послал Меня исцелять сокрушенных сердцем, проповедовать пленным освобождение, слепым прозрение, отпустить измученных на свободу, проповедовать лето Господне благоприятное. И, закрыв книгу и отдав служителю, сел; и глаза всех в синагоге были устремлены на Него. И Он начал говорить им: ныне исполнилось писание сие, слышанное вами.» (Лк. 4:15-21).
С тех пор любой человек имел возможность открыть Писания и по ним проверить все, сказанное о Христе, и сравнить с тем, что видел в Иисусе; а затем решить, - принимать верою его в качестве Мессии или нет. Да и все слова учения Христа можно проверять по Библии, и всегда это сто процентное совпадение с тем, что уже было преподано пророками. Нам же предлагают иной путь: сначала поверить, а потом понять ― что ничем это доказать и проверить невозможно. Христианские толкователи в комментариях сами соглашаются с этим тезисом:

«Слово "Троица" отсутствует в Библии... Доктрина Троицы не развивается в Ветхом Завете... Писание не дает нам полностью сформулированную доктрину о Троице...» (The New Bible Dictionary).
«Слово "Троица" въ Свящ. Писанiи собственно не встречается... мы не постигаем внутренней тайны троичности Божества...» (Библейская энциклопедия архимандрита Никифора).
Все же мой вопрос остается в силе: если Троица непостижима, кто же узнал о ней, кто постиг ее и принес знание о ней человечеству? Добрый Пастырь или вор и разбойник? Наш тезис, полностью подтверждаемый Библией, таков: ни Ветхий Завет, ни Иисус, ни один из его апостолов не несли весть о триедином Боге; для них Бог был, есть и будет один.

 

«Чтобы Бог был Любовью, Он должен быть Троицей»

 

 Современные тринитаристы считают, что Троица вытекает из самого существа Бога, поскольку Бог есть любовь (1 Ин. 4:8), а для того, чтобы любить, Богу необходимы минимум две личности, ― Он Сам и предмет Его любви. Поэтому Он, а точнее Его вторая ипостась, выступает в роли этого предмета любви, являясь одновременно и принимающей Отчью любовь и источающей любовь сыновью.
Что ж, в основе этой аргументации лежит очень правильная идея. В самом деле, любовь раскрывается в способности жертвовать собой ради кого-то другого:
Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих (Ин. 15:13).
Бог, в самом деле, сотворил мир, мотивируясь любовью. Именно в этом суть святости его духовной творческой силы, отделенной от мира. Он не отнимает от человека Свою силу, позволяющую тому существовать даже тогда, когда он участвует в омерзительных делах:
Он повелевает солнцу Своему восходить над злыми и добрыми и посылает дождь на праведных и неправедных (Мф. 5:45).
Кажущиеся нам жестокими суды Божьи, тем не менее, продиктованы любовью:
Скажи им: живу Я, говорит Господь Бог: не хочу смерти грешника, но чтобы грешник обратился от пути своего и жив был. Обратитесь, обратитесь от злых путей ваших... (Иез. 33:11)
Каждый человек хранит в самом себе свидетельство Божьей любви:
Пойте Господу, святые Его, славьте память святыни Его, ибо на мгновение гнев Его, на всю жизнь благоволение Его (Пс. 29:5-6).

Именно любовь и стала причиной сотворения человека, поскольку до этого момента (если можно так сказать) Бог был один. В тринитарной же концепции неясно, почему для проявления Божьей любви, предметом ее должна быть еще одна личность Бога? Как раз наоборот. Если Бог триедин, то любовь возникает и реализуется внутри Него. Зачем тогда нужен человек и весь мир?
Кто-то может сказать, что истинная любовь возможна только среди равных. Но, во-первых, это неверно, а, во-вторых, это невозможно. Невозможно, потому что Бог Отец даже у тринитаристов является источником всего, и в этом никто, даже Мессия не может быть Ему равным: Господь сказал Мне: Ты Сын Мой; Я ныне родил Тебя (Пс. 2:7). А неверно это, потому что истинная любовь не обусловлена равенством, но лишь правом и возможностью отказать в любви ответной. А этого «добра» человеку дано предостаточно, и вытекает оно из его свободы воли.

Итак, чтобы Богу быть любовью, создан человек, и Троица тут не при чем. Снова мы наблюдаем, как ложное учение стремится отвлечь от изучения истинного учения о Боге.
«Бог больше, чем наши представления о том, что Он может сделать, и чего не может. Поэтому Он воплотился, хотя нам кажется, что Богу это невозможно»
Нет, почему же? Есть мнение, что весь физический мир вокруг нас ― это сплошное воплощение единого Бога. Ведь всему тварному миру Всевышний ежесекундно поставляет свою собственную энергию для существования. Вселенная ― это огромная теофания -  явление Всевышнего тем, кто способен это оценить и прославить Его.

Но собственно, что мы называем воплощением? Любой воплощенный предмет или существо ― это плод разработки, информационной, интеллектуальной подготовки, затем реализации. В этом смысле всякий человек, исполняющий волю Всевышнего, являет пример воплощения Бога. Ведь именно Бог замыслил, разработал, продумал и утвердил свои заповеди. А поскольку нам дана власть вершить дела в физическом мире, когда мы творим заповеди, мы воплощаем Бога, потому что именно через такие поступки виден характер и суть Всевышнего. Воплощение Бога, Его слова, Его желания ― это способ для человека объединиться со своим Творцом, достигнуть высочайшей степени единства. Поэтому каждый верующий в идеале ― это воплощение Бога: он достигает столь глубоких отношений со Всевышним, что его самость растворяется в характере Бога, а индивидуальность служит на прославление Всевышнего. Именно поэтому Мессия является воплощением Бога, именно поэтому им являются и все его ученики.

Ложная стезя здесь в том, чтобы сойти с духовного понимания воплощения и сосредоточиться на понимании телесном (плотском), ведь именно это подразумевает христианская доктрина: Иисус плотской сын Бога. Но ведь Бог есть дух (Ин. 4:24). Дух вечен и бессмертен, плоть ― тленна, смертна тобишь. От духа рождается дух, плоть же рождается от плоти (Ин. 3:6). От Бога, от Его духа, не может родиться плоть. Даже при сотворении человека эта функция была поручена праху земному (Быт. 2:7). Кроме того, плоть не может достичь бессмертия (1 Кор. 15:50). От чего уводит ложный путь? От того, чтобы каждый верующий осознал, что он такой же сын Божий, как и Иисус:
А тем, которые приняли Его, верующим во имя Его, дал власть быть чадами Божиими, которые ни от крови, ни от хотения плоти, ни от хотения мужа, но от Бога родились (Ин. 1:13).

В чем суть учения о том, что Христос рожден от Бога? В том, чтобы показать, как с помощью веры в каждом человеке рождается Сын Божий. Плотской образ, понятный нам по плотскому опыту, открывает тайну духовного рождения, рождения свыше. В этой аллегории муж ― Бог, жена ― душа человека, семя ― слово Божье, плод ― сын Божий. Для чего это необходимо: для достижения глубоких, интимных отношений с Богом, прилепления к Нему (Втор. 13:5). Даже слово «прилепиться» участвует в Библии при описании этих двух процессов: прилепления мужа к жене (Быт. 2:24), и человека к Богу (Нав. 23:8). Но офизичивание (если так можно выразиться) Бога и физическое очеловечивание Его в личность Христа ― доктрины чуждые для Библии и находятся в зоне идолопоклонства.

Что касается тезиса о способности Бога на чудеса, мы должны помнить, что при всем своем могуществе Всевышний, тем не менее, терпит зло, не нарушает Свои собственные заповеди. Бог Сам ограничивает Себя. Вообще, для того, чтобы реализовалась свобода воли человека, Богу необходимо сжаться, чтобы где-то появилась иллюзия Его отсутствия. И тогда человек сможет самостоятельно выбрать ― искать ему Бога, идти за Ним, любить Его или нет. Но именно в утвержденных Богом правилах Его благословения, в заповедях, открывается характер Всевышнего. Только для того, чтобы научить нас Своей этике, Он не станет нарушать утвержденные Им законы, один из которых высказал Мессия: рожденное от плоти есть плоть, а рожденное от Духа есть дух (Ин. 3:6). Сам Христос родился от отца и матери ― от Иосифа и Марии, но духовным отцом его был и остается Бог. Мне только остается сожалеть о том, что кто-то находит в этом унижение достоинства Мессии и не видит своих собственных перспектив достичь сыновства у Бога.

 

Учил ли Христос Троице?

 

Когда же собрались фарисеи, Иисус спросил их: что вы думаете о Христе? чей Он сын? Говорят Ему: Давидов. Говорит им: как же Давид, по вдохновению, называет Его Господом, когда говорит: сказал Господь Господу моему: седи одесную Меня, доколе положу врагов Твоих в подножие ног Твоих? Итак, если Давид называет Его Господом, как же Он сын ему? И никто не мог отвечать Ему ни слова (Мф. 22:41-46).
Говорят, что этим высказыванием Мессия учил своих слушателей о (по крайней мере) двух Личностях Божества, о себе и Боге Отце («сказал Господь Господу моему»). На поверку же оказывается, что Мессия цитировал Псалом Давида (109:1), и Троице в этом тексте учат не Мессия, а переводчики Псалма:
Сказал Господь Господу моему: сиди одесную Меня, доколе положу врагов Твоих в подножие ног Твоих.
При внимательном прочтении и изучении оригинального ивритского текста, становится ясно, что первое «Господь» и второе «Господь» ― это два разных слова: «Господь» (Адонай подразумевает Бога) и «господин» (адони, подразумевает Мессию). Поэтому текст должен читаться так:
Сказал Господь господину моему: сиди одесную Меня...

В двух остальных случаях в этом тексте и во всех других стихах, когда Новый Завет называет Иисуса «Господом», используется греческое слово кюриос (от которого, кстати, произошло католическое кюре). Это слово при переводе на русский может иметь сразу несколько значений: Господь, господин, владыка, повелитель, хозяин. Когда кюриос стоит рядом с именем Бога, понятно, что его нужно переводить эквивалентом «Господь». Но в тех случаях, когда оно стоит рядом с именем Иисуса, оно должно переводиться только эквивалентом «господин»: именно так почтительное обращались друг ко другу евреи того времени. Переводчики доводят этот аспект до абсурда: религиозные евреи (коими были ученики Христа), которые никогда не могли посчитать Иисуса Богом, обращаются или должны обратиться к Иисусу, говоря «Господи...» (повсеместно и в Лк. 13:25), а женщина-самарянка у колодца, осознав, что Мессия имеет пророческий дар, тут же называет его Господом (Иоан. 4:19), иудей-царедворец, которому не могло и в голову прийти, что Иисус ― Бог, также называет Мессию Господом (Иоан. 4:49) и т. д...

В этом случае, как во всех остальных, ложное прочтение отвлекает от очень важного учения, которое необходимо верующему для осознания своей роли и роли Мессии. Христос не ставил перед собой задачу придумать «Двоицу». Но какова была его цель? «Что вы думаете о Христе? чей Он сын?» ― эта установка Мессии говорит о том, что он хотел научить своих слушателей не о природе Бога, а о статусе Мессии, его сыновстве.

Почему вопрос сыновства так важен? Потому что он затрагивает две сферы: физическую и духовную, а слово сын имеет в этих сферах свою коннотацию. В физической сфере сын ― это потомок, ребенок мужского пола, рожденный родителями: отцом и матерью. В духовной сфере сын ― это ученик, перенимающий от своего отца учение. Однако пара «учитель-ученик» имеет более узкое значение, нежели пара «отец-сын», поскольку в последнем случае речь идет не только о передаче знаний и опыта, но и о восприятии сыном от отца богатейшей гаммы чувств, ощущений, переживаний, качеств, привычек, отношений, манеры, даже речи. Сын словно привит, прилеплен к отцу и принимает от него все, что может назвать своим. Слово «Ав» (отец) на иврите имеет значения: отец, корень, начало, исток.

Мессия никак не хотел обличить фарисеев в незнании вопроса. В Книге Откровения он говорит о себе: «Я есмь корень и потомок Давида» (Отк. 22:16). Фарисеи правильно ответили на его вопрос: он, в самом деле, является потомком Давида. Он лишь дал фарисеям текст, познав который, они смогли бы постичь тайну Мессии, его статус, его функцию или миссию по отношению даже к своему отцу, праведному царю Давиду. Ведь Иисус ― прямой потомок, сын царя Давида, но он же и его корень («ав», отец). Поэтому царь Давид называет его своим «господином».

 

ИОАНН И ТРИНИТАРНЫЕ МИФЫ

Автор:Антон Чивчалов

 

Читая Библию, что мы в ней видим: что в ней написано или что мы сами хотим увидеть? Рассмотрим один случай, когда желаемое принимается за действительное, на примере трех первых стихов из Евангелия от Иоанна:
В начале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог. Оно было в начале у Бога. Все чрез Него начало быть, и без Него ничто не начало быть, что начало быть (здесь и далее – Синодальный перевод).

 

Иисус назван Богом, значит он и Отец – одно и то же лицо

 

Во-первых, обратим внимание на фразу «Слово было у Бога». Если лицо А находится у лица Б, оно не может само быть лицом Б. Если мы читаем, что Иван находится у Петра, то нужно иметь очень сильную фантазию, чтобы допустить, что Иван и Петр – один и тот же человек.

 

Во-вторых, утверждение о том, что Сын и Отец – полностью одно и то же, называется савеллианством, а савеллианство было официально признано ересью в 3-м веке. Согласно учению о Троице в современном виде, Сын и Отец не одно и то же лицо, а два разных. Между ними есть определенные различия; например, Отец не рожден, а Сын рожден (а Святой Дух единственный, кто «исходит»). Уже лишь поэтому лица Троицы нельзя полностью отождествлять.

В-третьих, в Библии не только Иисус, но и другие личности называются богами, например Моисей (Исход 7:1), ангелы (Псалом 8:5), другие люди (Псалом 82:1, 6), однако я не слышал, чтобы Моисей или ангел Гавриил почитались как лица Троицы. Все понимают, что они названы богами в переносном значении, или, во всяком случае, не в таком значении, как Бог-Отец. Так что же, кроме традиции тринитаризма, мешает применить это же объяснение и к Слову из Иоанна 1:1? Что мешает понять, что слово «бог», как почти любое другое, многозначно?

 

Иисус назван не просто богом, а Богом с большой буквы

 

Увы, в греческом языке заглавных букв просто не было, равно как и пунктуации. Грубо говоря, Иоанн писал так: «в начале было слово и слово было у бога и слово было бог (или богом)». Заглавные буквы были расставлены позже, уже в новых европейских языках, причем переводчики расставляли их произвольно, сообразно собственным религиозным воззрениям. Поскольку авторами Синодального перевода были переводчики-тринитарии, неудивительно, что Слово в нем стало Богом с большой буквы, но это не может быть аргументом.
Кстати, Моисей в Исходе 7:1 в Синодальном переводе тоже назван Богом с большой буквы.

 

Фраза «в начале было Слово» говорит о безначальности и несотворенности Слова

 

Почему? Это высказывание лишь гласит, что в некий момент времени, который здесь назван «началом», Слово уже существовало, но ничего не говорится о том, существовало ли оно до того. Может да, а может и нет. В этом стихе просто нет информации на эту тему, и мы не должны выдавать наши предположения за факты.
Можно сравнить этот стих с первым стихом Библии – Бытие 1:1, где говорится: «В начале сотворил Бог небо и землю». Из этого стиха следует, что небо и земля тоже существовали «в начале», при этом здесь же ясно сказано, что они были сотворены. В Иоанна 1:1 просто нет информации о сотворенности или несотворенности Слова, и когда мы ее отсюда вычитываем, мы принимаем желаемое за действительное.

В повседневной жизни мы тоже часто используем фразу «в начале» (или вначале). Можно сказать: «Вначале я жил на краю города, а потом переехал в центр». Это не значит, что я жил на краю города всю свою жизнь (или всю вечность). Вполне может быть, что я вообще родился в другой стране, но просто не упоминаю об этом. Говоря эту фразу, я касаюсь только того отрезка времени, когда я жил в данном городе.
Еще лучше это можно проиллюстрировать тем, как родители рассказывают ребенку о его появлении: «Вначале были только мы с мамой, а потом появился ты». Естественно, это не означает, что мама с папой существовали всю вечность до этого момента. Просто с точки зрения ребенка они положили начало его существованию, а что было ранее, в данном контексте не столь принципиально и опускается.

 

Судя по третьему стиху, Иисус является Творцом, а Творец только один – Бог

 

В Иоанна 1:3 мы читаем: «Все чрез Него начало быть, и без Него ничто не начало быть, что начало быть». Обратим внимание на слово «чрез (через)». Использованное здесь греческое слово диа означает «через, посредством, при помощи». Эти слова указывают на функцию посредника, а не первоначального источника. Очень сложно сказать: мир был создан посредством Бога, при помощи Бога. Но эта фраза идеально подошла бы кому-то из его творений, кто ему помогал.

 

Поскольку Иисус создал все, это значит, что сам он стоит вне творения

 

Опять-таки у Иоанна, да и во всей Библии не встретить столь категоричного утверждения. Если говорится, что «директор завода уволил всех сотрудников завода», это не значит, что он сам тоже уволился, хотя он тоже сотрудник завода. Если я говорю: «Я все выяснил», это не значит, что я выяснил все на свете – но я выяснил ту информацию, которая требовалась в данном случае. Не надо понимать слово «всё» в абсолютном смысле, это слово почти никогда так не используется. Используя это слово (по-гречески пас), мы имеем в виду определенный круг вещей. Это может быть «все, что надо», «все, что имеет отношение к делу» или «все остальное помимо названного».
Например, в Луки 21:29 говорится: «Посмотрите на смоковницу и все (пас) деревья». Здесь ясно, что имеются в виду «прочие, остальные деревья». В Деяниях 2:17 говорится: «И будет в последние дни, говорит Бог, излию от Духа Моего на всякую (пас) плоть». Здесь самоочевидно, что Бог изольет дух не на абсолютно всю плоть на земле, а только на праведных, послушных, угодных ему. А в 1 Коринфянам 15:27 апостол даже прямо оговаривается: «Когда же сказано, что [Ему] все (пас) покорено, то ясно, что кроме Того, Который покорил Ему все».

Таким образом, греческое слово пас и русское «всё (все, всякий)» нужно понимать в контексте, а не в абсолютном расширительно-философском смысле. Вот почему утверждение «Иисус создал всё» вовсе не противоречит его собственной сотворенности, поскольку может означать «всё остальное» или «всё кроме самого себя». Вопрос его происхождения здесь просто не затрагивается. Он может быть самим Всемогущим Богом, вторым Богом, равным первому, одним из ангелов или кем-то еще – Иоанн это просто не уточняет.

 

Согласно стиху 1:18, сын находится «в недре» Отца, то есть мистическим образом соединен с ним

 

Может быть, если верить Синодальному переводу. Но в греческом оригинале использовано слово колпос, означающее «грудь». Греческая идиома «у груди» обозначает близкие, тесные отношения, иногда – почетное место. Эта фраза использована в таких стихах, как Иоанна 13:23 и Луки 16:22. В первом случае говорится об одном из апостолов (возможно, Иоанне), который находился «у груди» Иисуса во время пасхального ужина. Во втором случае речь о Лазаре, который находился «у груди» Авраама. В обоих случаях ясно, что речь идет о почетном положении и близких отношениях с кем-либо, а не каком-то мистическом взаимопроникновении.

Что мешало переводчикам Синодального перевода перевести Иоанна 1:18 так же, как два вышеупомянутых места, – «у груди»? Очевидно, только стремление подчеркнуть догмат о Троице.

* * *
Когда я пишу на такие темы, мне часто отвечают: ты просто не понимаешь таинственного и мистического учения о Троице. Один комментатор даже написал, что учение о Троице правильно, потому что парадоксально. Но я не стесняюсь признать: да, я не понимаю это учение. Как и 99% христиан всех конфессий. Прочитайте Афанасьевский символ веры и попробуйте понять хоть что-то. Даже многие видные богословы признают, что это учение не поддается объяснению. Но в отличие от них, я не останавливаюсь на этом непонимании, ищу дальше и нахожу подлинно здравое и ясное учение, а они останавливаются, прекращают поиски и навсегда остаются у разбитого корыта парадоксов.

 

Источник: http://stmaria.ru/uchenie-o-troitse