Авторизация

Было ли хлебопреломление до Йешуа?

Было ли хлебопреломление до Йешуа? 

Автор: Ицхак Куглер 

1bilo

Посвящение

Прекрасный вытесанный камень лежал у ног строителей.

Когда его тесали, то там и тут был слышен шум, но всегда с надеждой, что однажды этот камень встанет в основании мессианских собраний Израиля.

Сейчас нет никакой нужды говорить о резчике камня, но нужно отметить, что этот камень был вытесан в соответствии с Царским планом.

Пусть Господь изольет Духа Своего на строителей, Духа мудрости и понимания, Духа совета и силы, Духа знания и страха Божия, чтобы положить этот прекрасный камень в основание.

Благодарю Иосифа Шуляма и Габриэля Гроссмана (ушел в мир иной в 1990 году), которые подавали идеи, помогали и направляли.

 

Краткий обзор

Термин «хлебопреломление» можно найти в литературе Нового Завета, в раввинистической литературе и в некоторых частях свитков Мертвого моря, чтобы иметь представление об этой практике в ее культурном и историческом контексте.

Это понятие относится к еврейской культуре периода Второго Храма и далее — к периоду Мишны как акт преломления хлеба на части при совершении благословения над пищей в начале трапезы, причем каждый ее участник получает ломоть этого хлеба, который был преломлен с благословением одним из присутствующих.

Сам термин «преломление хлеба» происходит от названия встречи братства, практикуемой ранними еврейскими верующими и продолженной верующими язычниками за пределами Израиля.

При хлебопреломлении верующие собирались в домашней уединенной обстановке (обычно по домам), чтобы вместе принять пищу и, в соответствии с заповедью Господа Иисуса Мессии, вспомнить о Нем в радости, прославив Бога.

Эти встречи-хлебопреломления стали основанием собраний первых верующих.

 

Предисловие

Хлебопреломление являлось одним из трех основных видов деятельности ранней церкви, как это описано в Деян. 2:42-47.

Чтобы понять суть хлебопреломления в ранней церкви, необходимо исследовать его в историческом и социальном контексте.

Далее последует краткое объяснение сущности собрания верующих в Иерусалиме, сравнение хлебопреломления с другими принципиальными функциями собрания и исследование письменных источников с целью определения, как и когда верующие в Иерусалиме преломляли хлеб.

 

Собрание христиан

Собрание, о котором идет речь в начальных главах книги Деяний Апостолов, было собранием евреев, жителей земли Израиля.

Все их обычаи имели свои корни в иудаизме позднего периода Второго Храма.

Разница между членами общины и остальными евреями страны была не столько в обычаях, сколько в религиозных принципах веры, Евангелии, которое они проповедовали своим образом жизни.

Эти первые еврейские верующие в Иисуса назывались назареями.
Назареи и секта Кумрана имели много общих традиций, что показывает сравнение Деян. 2-6 гл. с несколькими страницами из кумранской «Инструкции по дисциплине».

Многие из этих обычаев были, без сомнения, присущи и другим движениям внутри Израиля того времени.

Кумранская секта вела общинный образ жизни, изолированный от остального общества.

Они принимали вместе пищу, вместе молились и повторяли благословения, вместе трудились, и изучали Слово Божие, а также устраивали общие советы.

Все эти «вместе» дали им название A-яхад, что переводилось как «община».
Назареи также использовали этот термин для обозначения общего количества всех верующих в области.

Автор сего труда отметил этот технический термин в «Инструкции по дисциплине» и заметил, что автоматически в тексте Деян. 2:47 должен быть тот же термин и обязательно должен быть перевод термина а-яхад, с чем община себя отождествляла.

Потом он понял, что это известный факт среди иерусалимских ученых. Термин a-яхад нельзя путать с другим, похожим на него — бэ-яхад, т.е. «вместе».

Это относится даже к их числу.

Термин epi to auto также встречается в 1 Кор. 11:20; 14:23 по отношению к общине.

Хотя назареи вели общинный образ жизни, как и секта Кумрана, но они не изолировали себя от общества.

У назареев пожертвования носили добровольный характер, каждый в общине приносил столько, сколько мог.

Идеал деления с ближним, излишком с теми, кто нуждается в самом необходимом, изображен Иоанном Крестителем в Лк. 3: 11.

Кумранская секта была организована в маленькие группы, называемые «хавурот» (ед. ч. «хавура»).

В каждой такой хавуре было предположительно 10 человек.
Комментаторы текста объяснили это выражением «во всех своих жилищах», что означает каждое место, где несколько членов общины (а-яхад) могли находиться.

Без сомнения, они имели в виду места их проживания (מגוריהם), потому что они встречались по домам.

Эта организация деления на клетки-группы была также принята в общине назареев.

В Кумранской секте, как и во всем Израиле, в порядке благословений первое было над хлебом, а следующее над вином.
«Когда они садятся за стол вкушать пищу, священник должен сначала возложить свою руку, чтобы благословить хлеб и вино».
Комментаторы свитков говорят:

«Основой ужина в древние времена всегда были хлеб и винo».

Хлеб, вино и ужин были внешней культурной особенностью общины назареев и играли важную функцию в прославлении и общении.

Некоторые детали из свитков Мертвого моря могуг показать, что обычаи, отмеченные в Мишне раввинами, пришли к ним во времена Второго Храма, а также помочь установить дату культурных особенностей, обсуждаемых в данной литературе.

 

Основные общинные занятия назареев

Лука говорит в Деян. 2:42, что назареи постоянно пребывали в трех основных видах деятельности:
1) учение апостолов,
2) общение в причастии,
3) молитва.

Во многих переводах это выглядит, как четыре занятия, в которых были упрочены верующие. Но, согласно греческому варианту, их всего три. Союз «kai» означающий «и», не разделяет «общение» и «хлебопреломление».

Само строение фразы показывает, что хлебопреломление было поводом для общения.

Общение являлось интегральной и неотделимой частью хлебопреломления.

Важно помнить, что воспоминание Иешуа Господа Мессии было центром их общения.

Когда мы рассмотрим природу хлебопреломления в его историческом и культурном контексте, то поймем, почему Лука видит общение и хлебопреломление как единое целое.

 

Публичные собрания общины

Первая церковь проводила свои служения учения в местах, открытых для публики.

Лука говорит: «И каждый день единодушно пребывали в храме …» (Деян. 2:46).

Церковь собиралась для своих основных встреч в Соломоновом притворе, как сказано в Деян. 5:12. Они не смешивались с толпой, заполняющей храм, а приходили, чтобы посетить встречи общины (a-яхад), которая была вместе с тем прилюдной, открытой для каждого слушателя, пожелавшего присутствовать.

Именно на этих встречах учили апостолы.

Первая церковь не имела нужды в специальном месте для публичных встреч.

Обычай учить при большом скоплении народа не был уникальным для церкви в Иерусалиме.

В церкви Антиохии Шауль и Варнава «целый год … встречались с церковью и учили в большом собрании».

В церкви Коринфа проводились подобные встречи, как видно из указаний апостола Павла в 1 Кор. 14.

Павел говорит о встрече целого собрания (a-яхад), как можно видеть из 23 стиха: «… и войдут к вам незнающие или неверующие …» — и продолжения в следующем.

Это говорит о том, что община практиковала встречи в больших собраниях, в местах, открытых для широкой публики.

 

Природа хлебопреломления

Другим видом встреч в первой церкви было хлебопреломление.

Лука отмечает, что хлебопреломление в Деян. 2:46 было одним из внешних видов деятельности общины верующих.

В ст. 46 есть только один основной глагол на греческом.

А все остальные действия представлены как служебные составляющие этого основного глагола.

Этот глагол metelambanon, означающий «делиться».

Чем они делились?

Своей пищей.

Где они делились своей пищей?

В своих жилищах.

В каких случаях они делились своей пищей?

Когда они преломляли хлеб.

Как они делились своей пищей?

«Хваля Бога … в веселии и простоте сердца».

Из описания Луки мы можем понять, что преломление хлеба было неотделимой частью их ужина или общения.
Ниже будут перечисляться все ссылки на Новый Завет, где фигурирует слово «преломление».

Все они, за одним исключением, связаны с пищей.

Когда Иешуа накормил 5000 человек, Он, благословив, преломил хлеб.

В лодке, готовой потонуть, Павел побуждал людей есть, благословив и преломив хлеб.
Может, читатель спросит, подобно автору: «А что насчет указаний в 1 Кор. 11? Разве они не противоречат указаниям, которые апостол Павел дал Коринфской церкви?».

Перечитав главу, вы поймете, что последние слова и общий итог апостольских комментариев по теме следующий: «Поэтому, братья мои, когда вы собираетесь поесть, ждите один другого».

Другими словами, изначальной целью собрания было принятие пищи.

Писания должны интерпретироваться согласно их простому значению и в контексте всей Библии. Нужно отставить в сторону наши сложившиеся точки зрения и отношение к традициям.

Согласно этому стиху и в свете всех контекстов, в которых упоминается хлебопреломление, а также с учетом культурного фона (которого мы коснемся далее с точки зрения раввинистической литературы) и израильского прославления в Ветхом Завете, Павел бы никогда не запретил принимать пищу во время хлебопреломления!

Века церковной традиции сделали так, чтобы мы думали, будто Павел запрещал есть во время хлебопреломления.

Павел хотел исправить недостойную манеру принятия пищи во время хлебопреломления.

Он хотел подчеркнуть, что целью их встречи было общение и воспоминание Господа, а не наполнение желудка.

Апостол с еврейским происхождением был поражен тем, что эти греческие верующие превратили хлебопреломление в культ прославления еды, когда вместо того, чтобы делиться, некоторые ели излишки пищи, которую они приносили для себя и своей семьи, тогда как другие, менее зажиточные, оставались на этой же встрече голодными.

Подобное поведение не объединяло тело, становясь препятствием общению.

 

Хлебопреломление в раввинистической литературе

В раввинистической литературе до нас дошло огромное количество материала, свидетельствующего о древнем обычае хлебопреломления в еврейской культуре во времена II Храма и последующего периода Мишны.

Все эти источники собраны в статье «Бециа» («Преломление») в Талмудической энциклопедии (на иврите).
Первым делом определение.

Под хлебопреломлением понималось отламывание ломтя хлеба от целой буханки (или, точнее, лепешки) с целью произнесения благословения над пищей («а-моци») в начале трапезы. Относительно самого преломления говорится: «Тот, кто преломляет хлеб, должен это делать в самом хорошо и красиво пропеченном месте».

Закон (галаха) таков, что преломляющий должен отламывать не маленький кусок — как «глазная щелка» (т.е. мизерный) и не слишком большой, но достаточный для утоления голода, особенно если человек ест один, но если он ест в компании многих людей, то нужно отломить кусок, рассчитанный на то, что каждому должно от него достаться.

Раши также использует термин бециа (преломление): «Он должен взять среднюю лепешку и npeломить ее надвое» и «Это маца, которая преломляется …».

Возвращаясь к Талмудической энциклопедии, читаем: «Тот, кто читает благословение над пищей, должен делать это одновременно с преломлением, а не друг за другом».

Это та самая процедура, которую мы наблюдаем в каждом отрывке новозаветной литературы, где хлебопреломление упоминается.

Всегда благословение сопровождает преломление.

Преломление было действием, которое тот, кто произносил благословение, включал в благословение и начинал им трапезу.
Другой интересный обычай, связанный с хлебопреломлением, это повеление о соли.

Он явно берет свои корни в древности, но перешел также в талмудический период.

«Тот, кто должен преломлять, не может этого делать, пока не принесут соль,.. как сказано в мидраше, что, когда Израиль сидит за столом и все ждут один другого, пока все не омоют руки, они безо всякого закона, и сатана обвиняет их, но завет соли защищает их, и, более этого, стол подобен жертвеннику, а принятие пищи подобно приношению, как сказано ”… при всяком приношении твоем приноси соль”» (Лев. 2:13).

Мы не будем сейчас углубляться в тему жертвоприношений, лишь отметим, что Израиль ел свои приношения пред Господом, и жертвенник был в конечном счете как «стол Божий».

Возьем отрывок, где апостол Павел говорил о символике жертвоприношений и хлебопреломлении: «Чаша благословения, которую благословляем, не есть ли приобщение Крови Христовой? Хлеб, который преломляем, не есть ли приобщение Тела Христова?

Один хлеб, и мы многие одно тело; ибо все мы причащаемся от одного хлеба.

Посмотрите на Израиля по плоти: те, которые едят жертвы, не участники ли жертвенника?» (1 Кор. 10:16-18).
Да, в конце концов, были и раввины в Израиле, которые видели символическую параллель между хлебопреломлением и жертвоприношениями древности, что можно видеть из цитат предыдущего параграфа.

Было немало обычаев о хлебопреломлении, и вот что мы находим в Талмудической энциклопедии: «Те, кто собрались за столом, не могут пробовать пищу перед тем, кто производит преломление … в любом случае, тот, кто преломляет, должен сначала всем раздать их часть и лишь затем начать есть, и они должны ждать, чтобы отведать, пока не отведает тот, кто преломляет».

Большинство этих обычаев были широко распространены среди многих прослоек еврейского общества времен Савла из Тарса, поэтому неудивительно, что апостол был шокирован поведением греческих христиан в Коринфе, и это было проявлением высочайшего терпения к малым детям, когда он писал «друг друга ждите» (1 Кор. 11 :33).

Это, несомненно, было сложно для раввина, ставшего апостолом язычников, очень мягко учить их нормам, принятым в церквах Бога Израилева, и в то же время сохранить их христианскую свободу.

Одна маленькая деталь из обычаев хлебопреломления даже помогает нам перевести следующий отрывок Нового Завета.

Галаха, упомянутая в предыдущем параграфе, продолжает: «Тем, кто собрался за столом, не позволено ничего есть, пока не начнет тот, кто преломляет хлеб».
В Деян. 20: 11 Лука говорит относительно Павла в Троаде, когда во время слова невезучий Евтих упал спящим из окна третьего этажа и умер, и апостол спустился вниз и оживил его: «Взошед же и преломив хлеб и вкусив …».

Ученые спорят насчет перевода слова «вкусил», при этом некоторые ставят на его место слово «поел» вместо его истинного значения «попробовал», не представляя, что Лука здесь выбрал специальный термин, отражающий еврейский обычай.

 

Название церемонии «хлебопреломление»

 

Во всех симфониях и статьях, касающихся «преломления» (бециа), где текст говорит о хлебопреломлении, для слова «хлеб» употребляется термин «пат».

На иврите это звучит как бециат а-пат (בציעת הפת).

Постоянство, с которым это описание встречается в литературе, свидетельствует о древности этого описания, и, конечно, это было то самое выражение, которое использовали еврейские верующие в Израиле в I в. н. э.

Это различие сложно усмотреть на русском или греческом.

При переводе с иврита на русский словосочетания бециат а-пат мы просто берем то, что видим в греческом тексте.

Переводчики различных вариантов Нового Завета на иврит перевели его буквально, поставив вместо слова «пат» — лехем.

Они не представляли, что существует четкое описание обряда в еврейской литературе и его определенный перевод.

Поэтому правильный перевод слова «хлебопреломление» на иврит это бециат а-пат.

Некоторые утверждают, что слово пат — талмудическое, а не из еврейской Библии.

Но это не так, потому что его можно обнаружить в Ветхом Завете.

Вооз говорит Руфи во время трапезы: «… и обмакивай кусок свой [пат] в уксус (т.е. сухое виноградное вино)» (Руфь 2: 14).

Когда Ристо Сантала встретил это выражение, он интуитивно почувствовал, что оно использовалось как мессианское значение в раввинистической литературе.

Он изучил мидраш «Руфь» и нашел следующие слова:

«Она ела ко дням Мессии… и тот, кто ест ко дням Мессии, провозглашает этим Его приход».

«И вы должны есть и быть оправданными, и продолжать есть ко дням Мессии, принимая пищу, чтобы Он пришел, как говорит [Вооз] о Царе Мессии, ”прийди сюда”, т.е. ”приблизься к трону”.

И ”ешь хлеб” [пат] — это ”хлеб царства”.

И ”обмакивай кусок твой в уксус”обозначает страдания [Мессии], как сказано: «Но Он изъязвлен был за грехи наши и мучим за беззакония наши”» (Мидраш Рабба, Мидраш Руфь 2:14).

Конец цитаты из мидраша!

В конце концов один раввин увидел значительность Хлеба и Вина в истории предков Мессии и затем прокомментировал Ис. 53:5 как относящуюся к предсмертным мукам Мессии.

Но, возвращаясь к нашей теме, выражение бециат а-пат — это подлинный смысл и, несмотря на то, что некоторые могут с иронией говорить, что это мелкие детали, эта одна деталь в конце концов станет значительной.

 

Заключение

Хлебопреломление — это еврейский застольный обычaй, сопровождающийся благословением, произносимым над едой во время трапезы.

Назареи в Израиле преломляли хлеб по домам, потому что так было принято.

Они не прятались в домах от страха, что их застанут за сим действом, так как в Деян. 5 мы видим открытую встречу большого собрания в Соломоновом притворе Иерусалимского Храма.

Обычай, который они соблюдали, усиливался для них тем фактом, что Мессия Иешуа заповедал им вспоминать Его каждый раз, когда они преломляют «этот хлеб» и пьют «эту чашу».

Тот факт, что хлебопреломление проводилось в жилом помещении, объясняет, почему общение, упомянутое в Деян.2:42, было неделимой частью встречи.

В каждой культуре целью совместного принятия пищи обычно являются дружба и мир.

Нечасто люди сядут за трапезу со своими врагами или оппонентами.

Люди не всегда готовы есть с незнакомцами, и, если возникает подобная ситуация, они стараются познакомиться с теми, с кем им предстоит разделить трапезу.
Общение за столом обычно более эффективно, нежели формирование дружеских уз другими путями. Люди, несогласные в чем-либо (вплоть до перепалки), готовы отставить в сторону свои разногласия и вспомнить о том, что их объединяет, что выше различий между ними.

Эти великие связующие элементы наилучшим образом можно найти за столом Господа.

Разделение между евхаристией (католическое название хлебопреломления) и общим принятием пищи, которое было характерно для ранней церкви, впервые произошло в грекоговорящих церквах. Габриэль Гроссман («Бейт Ишаягу», Иерусалим) считает, что латинские церкви проводили совместные трапезы во время евхаристии вплоть до того периода, когда церковь стала большим движением и стало сложно раздавать одновременно всем даже по маленькому кусочку.

Проведение хлебопреломления как вечери любви и совместной трапезы продолжалось по отдельным домам и наблюдалось среди верующих за пределами Израиля даже после окончания первого века апостольского периода.

Апостол Иоанн писал своим адресатам: «Но наше общение с Отцом и Его Сыном, Иешуа Мессией».

Общение в собрании должно быть сфокусировано на Господе.

Любое общение, сконцентрированное на другой теме или личности, рано или поздно распадется, так как в конце концов разочаруется в ней.
Не будет преувеличением сказать, что встреч общения и совместных трапез вполне достаточно.

В собраниях очень распространен феномен, когда общение — это немногим больше, чем просто атмосфера общительности и дружелюбия некоего бара или клуба, в котором люди откровенничают лишь тогда, когда это необходимо, и не более.

Нет никакой замены хлебопреломлению, подобного тому, что было в первой церкви, потому что Господь должен быть центром, Тем, кто сидит во главе стола, а мы вокруг Него, воспоминая и говоря о Нем, поддерживая друг друга в любви и добрых делах.

Мы должны прославлять и благодарить Его во время хлебопреломления.

 

                    Преломление хлеба по домам

В Деян.2:46 Лука повествует, как верующие проводили совместные трапезы в своих домах.

Во многих переводах это выглядит так, будто они все вместе ходили из дома в дом.

Но нужно помнить, что первая церковь в Иерусалиме исчислялась тысячами людей, и было бы просто невозможно им всем вместе трапезничать в одном доме.

Число участников определялось размерами каждого отдельного дома, о чем и говорит текст «согласно дому» kat oikon (что иногда переводят как «от дома к дому»).

Тогда, в горнице, Иешуа первым придал новое значение существовавшему обычаю.

Верующие собирались вместе, чтобы преломить хлеб дома (Деян. 20).

Хлебопреломление проводилось как открытая церемония, куда верующие, а также гости могли войти и присоединиться, и вместе с тем оно было достаточно закрыто для семьи верующих и в домашней обстановке.

В одном месте это называется «трапезой любви».

 

Роль женщин в хлебопреломлении

Женские голоса были также слышны во время церемонии хлебопреломления в молитве и слове, так как это были встречи в домашней обстановке, изолированные от чужих глаз и имевшие отличный от публичных встреч облик.

Трапеза, проводящаяся дома, с верующими за столом, абсолютно отличается от публичной встречи. Замечательно, что единственное место у Павла, где слышен женский голос, находится в 1 Кор. 11, единственной главе, где содержатся Божьи указания о причастии.

Вполне возможно, что среди назареев это женское участие в хлебопреломлении было исключительным среди всех сект в Израиле, потому что мы не находим никаких свидетельств о подобной женской деятельности ни в одном раввинистическом источнике.

В Мессии женщины получили уважение и тот же Дух, который пребывал среди всей общины. Поэтому во время таинства причастия среди назореев женщины также участвовали в молитве и пророчествах.

Во время же публичных собраний общины, где проходили служение и учение, женщинам повелевалось молчание и послушание, при этом аргументы приводились следующие:
1) это не принято в собраниях Божьих (в земле Израиля),
2) это противоречит Торе,
3) подобная женская активность есть позор для церкви.

Все эти аргументы представляли собой нормы в древнем Израиле.

Среди всех культур древнего мира Израиль был уникален тем, что не имел культа «жриц» — служителей женского пола.

Все другие культуры имели жриц, храмовых «жриц любви», и примером может послужить Египет или Финикия с культом Ваала, поразившим Израиль и Иудею в период Царств, а также Греция и Рим.

Несмотря на то, что в греческой культуре было принято, чтобы женщины принимали активное участие в литургии, апостолы придерживались норм, принятых в Израиле, запретив женское участие в литургии во время публичных собраний церкви.

Произошло разделение между обычным служением и служением хлебопреломления, что привело к неправильному пониманию роли женщин в служении.

Одна часть верующих полностью игнорирует учение Нового Завета, касающееся женщин, руководящих молитвой, учением и публичным служением, тогда как другая часть также не дает женщинам проявить себя, к большой утрате для собрания, нанося им огромный духовный ущерб. Местом, где слышались женские голоса, были как раз встречи хлебопреломления, и на них женщины могли использовать свое сильное влияние на пользу всему собранию.

 

Цель хлебопреломления

Первой и основной целью хлебопреломления являлось прославление Господа Иешуа Мессии, потому что Иешуа сказал: «Делайте [преломляйте хлеб] в Мое воспоминание».

Лука говорит в Деяниях, что верующие: «… преломляя по домам хлеб, принимали пищу в веселии и простоте сердца» (Деян.2:46).
Центральной фигурой церемонии хлебопреломления был не кто иной, как Сам Господь, Которого и должны были вспоминать верующие.

Их молитвы были полны славы и благодарения Господу за все, что совершил Иешуа.

Их сердца были переполнены радости.

Те двое, что по дороге в Еммаус не узнали встретившегося им Иешуа, воскликнули, преломляя с Ним вечером хлеб: «… не горело ли в нас сердце наше, когда Он говорил нам на дороге и когда изъяснял нам Писание?» (Лк.24:32).

Другим назначением хлебопреломления являлось общение.

Лука объясняет, что общение и хлебопреломление были нераздельны.

Три основные характеристики первой церкви — прославление, совместное хлебопреломление и молитва.

Все это, а также их воспоминания, молитвенное служение делали общение особенно насыщенным, полным любви и готовности слушаться Бога.
Когда два ученика по дороге в Еммаус вспоминали Иешуа, они незамедлительно пошли и нашли одиннадцать учеников и бывших с ними.

Хлебопреломление объединяет и приводит друг к другу тех, кто любит и помнит Иешуа.

 

Время хлебопреломления

В первой церкви хлебопреломление проводилось в моцей шабат (на исходе субботы).

Новозаветная литература позволяла верующим преломлять хлеб в тот день и в то время, которое им удобно, ведь Евангелие Нового Завета адресовано людям многих национальностей и многих культур.

Но назареи, еврейские верующие в земле Израиля первого столетия, проводили хлебопреломление в моцей шабат.

Согласно Деян.20:7-11, верующие в Троаде преломляли хлеб в моцей шабат: «В первый же день недели, когда ученики собрались для преломления хлеба,..

и продолжил слово до полуночи.

В горнице, где мы собрались, было довольно светильников».

Термин первого шабата является гебраизмом, используемым Лукой для обозначения первого дня недели.

Очень важно избегать путаницы между еврейским времяисчислением, в котором сутки считаются от заката до заката, и латинским, которое от полуночи до полуночи.

После захода солнца в субботу начинается новый день недели.

Если бы это был воскресный вечер, то Лука не мог бы написать первого шабата, потому что воскресный вечер это уже второе шабата.

Свидетельством тому, что это был вечер, является наличие «многих светильников» и то, что Павел продолжил свою речь до полуночи.

Встреча братьев в Троаде с целью хлебопреломления в моцей шабат была не просто совпадением, это был существующий обычай в Израиле преломлять хлеб в моцей шабат во время церемонии авдалы (о ней пойдет речь ниже).

Назареи в земле Израиля придерживались того же обычая, потому что Господь заповедал им вспоминать о Нем каждый раз, когда они преломляют хлеб.

Обычай остался тот же, но поменялся смысл.

Теперь они должны были вспоминать Мессию, Иешуа.

Исследование талмудических источников показывает, что в период Второго Храма и до конца Мишнаитского периода в Земле Израиля евреи всегда накрывали стол в моцей шабат для проведения авдалы, церемонии разделения между священной субботой и обычными днями недели.
Авдала в те времена (по сравнению с поздним обычаем) проводилась во время трапезы за накрытым столом.

В Мишне, в разделе «Брахот», раввины дискутируют о различиях в обычаях школ Гиллеля и Шамая.

Из дискуссии ясно, что трапеза проводится перед авдалой, так как говорится: «Школа Шамая говорит [благословения] света и милости после еды, а затем авдала, а школа Гиллеля… а затем авдала».

Обе школы проводят благословения над едой, и это значит, что она принималась примерно между зажиганием свечей и благословением, установленным для авдалы.

Гемара по этому отрывку Талмуда говорит: «Считается, что школа Шамая произносила благословения за день прежде, чем Тана заходил в свой дом в моцей шабат, благословение над вином, над свечами и затем благословение авдалы. И если у него была только одна чаша [вина], то он оставлял ее на употребление в конце трапезы …»

В период танаим, а точнее в период школ Гиллеля и Шамая, действующих до прихода Мессии в период Второго Храма, ужин проводился в моцей шабат, перед авдалой.

В трактате «Шабат» (119б) мы читаем: «И рабби Ханина сказал, что человек всегда должен накрывать стол в моцей шабат, даже если у нeгo нечего есть, кроме кусочка величиной с маслину. Горячую воду и теплый хлеб (пат) ставят на моцей шабат».

В трактате «Псахим» (105б) идет дискуссия о том, какая пища, вкушаемая во время авдалы, должна быть взята для десятины, то есть в те дни трапеза происходила до произнесения благословения авдалы, освящения моцей шабат: «Потому что Рав сказал: Так жe, как шабат требует десятины [от пищи], так жe шабат определяет [определенную трапезу] для кидуша. Теперь они поняли его: так же, как есть отдельная трапеза для кидуша, должна быть отдельная церемония для авдалы».

Под определенной трапезой имеется в виду полная трапеза, а не легкая закуска.

Полная трапеза состояла из продуктов, от которых отделялась десятина.

Рав был учеником Иегуды а-Наси в Израиле и занимал пост главы сурской йешивы в Вавилоне в III-IV вв.

В статье, посвященной авдале, в Талмудической энциклопедии говорится о ранней практике накрывать стол для ужина и преломлять хлеб для авдалы; к моменту же завершения Талмуда осталась лишь церемония авдалы.

Постталмудические раввины обсуждают, следует ли преломлять хлеб во время авдалы, и, в свою очередь, хлебопреломление зависит от того, проводится ли ужин: «Некоторые считают, что авдала проводится над хлебом (пат). Потому что кидуш говорят лишь во время трапезы, а раз стол накрыт и есть ужин, то следует произнести благословение над хлебом. Ну а в моцей шабат, когда стол накрыт и на нем лежит хлеб, то тем более нужно вознести хлеб и провести над ним авдалу … и это заповедь (мицва) — вкушать в моцей шабат».

Как отмечено выше, это могут быть аргументы мнения меньшинства тех времен, но из этого можно заключить, что в прежние времена был обычай проводить трапезу во время авдалы.

Заключение о времени проведения хлебопреломления.

 

Итак, можно заключить из вышесказанного, что в период Второго Храма, во времена школ Гиллеля и Шамая, предшествующих Мессии, был обычай проводить ужин в моцей шабат (субботним вечером).

Этот обычай был культурной чертой народа, частью которого были и назареи.

Обычай хлебопреломления был частью ужина, когда еврей говорил благословение авдалы.

Назареи продолжили тот же обычай хлебопреломления в моцей шабат, т.е. субботним вечером, что считалось первым днем, началом недели.

Назареи проводили хлебопреломление в моцей шабат каждой недели.

Количество назареев (т.е. ивритоговорящих мессианских евреев) в те ранние века было немалым, и их влияние на народ Израилев было достаточно значительным.

Рабби Йоханан бар Нафха, основатель Тивериадской йешивы, живший приблизительно в 250 г. н. э., считающийся одним из столпов Иерусалимского и Вавилонского Талмудов (количество посвященного ему материала просто огромно), говорит в трактате «Таанит» (гл.4, мишна 3): «И не постились ни в канун субботы, чтобы не нанести урон чести субботы, ни в воскресенье, чтобы не перейти от покоя и наслаждения к напряжению и посту и не умереть, и ни в субботу вечером — из-за назареев».

Все собрание Израилево избегало поститься в моцей шабат (т.е. в первый день недели) «из-за назареев».

Эти «назареи» были не язычниками, как принято считать сегодня в Израиле, но евреями, следующими назарейским обычаям, у которых был четкий обычай — в моцей шабат вспоминать Господа и Спасителя Иешуа Мессию во время хлебопреломления.

«Будут есть и поклоняться все тучные земли» (Пс.21:30).

 

Источник: Журнал ”Мой Иерусалим”, №14 (сс. 42-47) и №15 (сс. 16-19)