Авторизация

Евангелие с еврейской точки зрения.

Евангелие с еврейской точки зрения.

Алекс Бленд

 

 

Сегодня наша тема разговора — еврейский взгляд на Евангелие.

Первая книга, с которой я познакомился будучи раввином, была книга евангелие от Матфея. Я был просто потрясен на сколько это еврейская книга. Потом некоторое время спуся я познакомился с верующими людьми, я был ошеломлен насколько по-другому они понимают эту книгу. Я хотел бы сегодня поговорить, как эта книга открывается евреям.

 

Во времена, когда Йешуа ходил по этой земле, народ в Израиле был в основном неграмотен, не умели читать и писать. Были ,конечно, мудрецы, которые читали и писали, но большинство людей не были грамотными. Вторая беда — большинство не знали иврита и говорили на арамейском. Как же люди изучали Тору? Люди приходили в синагогу, три раза в неделю там читали Тору, читали каждый стих Торы на иврите, и переводили его на арамейский язык. Эти переводы были первыми комментариями к Торе. Эти переводы на иврите называются таргум; они содержали дополнения, понимания самих переводчиков, комментарии раввинов из которых складывалась вера простого народа, в том числе и представления о Мессии. Когда я читал книгу Евангелие от Матфея, мне, как раввину, было важно, чтобы она соответствовала и устной традиции. Это в Евангелии было дано мне с первых страниц. Буквально с первой строчки.

 

  • Родословие. Непорочное рождение.

 

Матфей начинает свое Евангелие со слов: «Вот родословие Йешуа». Для иврита это почти цитата первой книги Моисея 5,1: «Вот родословие Адама». В первой книге Моисея есть родословие Адама. Те самые комментаторы, о которых мы говорили вначале, они говорят, что это не просто родословие Адама — это родословие человечество. Имя Адам на иврите означает — человек. На иврите оно состоит из трех букв: א (алеф), ד (далет), מ (мэм). Комментаторы видели в этом три имени: Авраам, Давид и Мессия.  В этих словах виделся намек на сжатую историю от Авраама до Машиаха. Матфей начинает свое Евангелие начинает словами: «Родословие Йешуа Машиаха, Сына Давидова, Сына Авраамова». Это пересекается с тем, что написано в первой книге Моисея.

 

Но в родословии, которое приводит Матфей есть нечто необычное. Если мы любое другое родословие в ТаНаХе, увидим, что когда приводится родословие, приводится список потомков человека, в родословие Адама говорится о сыновьях Адама, в родословии сынов Ноевых говорится об их детях, вдруг, когда мы читаем родословие Йешуа, мы читаем о его предках, а не о его потомках. Это очень необычно. Так могло бы начинаться родословие Авраама. Когда приводится такое родословие, это заставляет задуматься, оно как бы ставит Машиаха перед Авраамом. Еврейская традиция говорит о том, что Машиах действительно существует прежде Авраама. Уже в первой главе, первой книги Моисеева говорится о духе, который носился над водой, комментаторы говрят, что это дух Мессии. В 66-ой главе Исайи, когда комментаторы обсуждают этот стих, они говорят: прежде чем родился первый поработитель, родился последний освободитель, что означает, что существовал прежде всякого человека. Комментаторы говорят, для чего Всевышний избрал Аврама? Для того, чтобы от него родился Машиах. В замысле Всевышнего, воплощение Машиаха было до Авраама. Другая история рассказывает о том, что было до сотворения мира. Говорится, что Всевышний сидел на своем троне, справо от Него был Райский сад, слева от Него был вход в Ад, перед Ним стоял горний Храм, посреди — жертвенник, а на жертвеннике было начертано имя Машиаха. Опять таки мы видим, что Матфей показывает именно это, он говорит, что Машиах существовал до Авраама, сам Машиах говорит об этом.

 

Дальше Матфей приводит длинную родословную, состоящую из 42 родов. Матфей разбивает ее на три группы по 14. Матфей говорит (1,17): «Итак всех родов от Авраама до Давида четырнадцать родов; и от Давида до переселения в Вавилон четырнадцать родов; и от переселения в Вавилон до Христа четырнадцать родов». Это тоже очень известная еврейская традиция. Традиция сравнивает Мессию с Луной, об этом говорит 89-ый Псалом. Традиция говорит, что Авраама можно уподобить молодой Луне. С этого началось развитие Израиля и длилось 14 дней до Давида, как 14 дней до полнолуния. Затем Израиль пал и прошло 14 дней до схождения в Вавилон (в этот момент Луна была снова очень маленькой). Следующие 1 дней - это восхождение к Машиаху, и по окончании третьего периода в 14 дней, снова будет полная Луна (Машиах), и это утверждено будет навеки. И это утверждение Матфея тоже совпадало с еврейской традицией.

 

Я читал эту книгу дальше и увидел, что Йешуа не рожден от земного отца. Об этом тоже говорит еврейская традиция. Это 5-я глава книги Плачь Иеремии: «мы сделались сиротами, без отца; матери наши - как вдовы». Еврейские комментаторы говорят по поводу этого стиха: вы жалуетесь, что вы остались сиротами? Я открою вам спасителя у которого не будет отца. Точно также понимается стих из 53-ей главы Исайи: «Ибо Он взошел пред Ним, как отпрыск и как росток из сухой земли; нет в Нем ни вида, ни величия; и мы видели Его, и не было в Нем вида, который привлекал бы нас к Нему», т. е. Йешуа возникает как росток. Так же 2-ой Псалом: «возвещу определение: Господь сказал Мне: Ты Сын Мой; Я ныне родил Тебя», Об этом же говорит и Захария: «...». Все это, что приводит Матфей, он приводит не только в соответствии с Писанием, но и в соответствии с устной традицией.

 

Когда я читал это, меня не оставляла такая мысль, что я 20 лет изучаю эти тексты, глубоко изучаю мидраш, Талмуд и все еврейские тексты, если бы я не читал этих книг я бы не смог понять того, что пишет Матфей. Я думал, может ли эта книга быть подделкой? Какое образование должен иметь человек, чтобы сделать такую подделку? Это просто невозможно. Я прочитывал главу за главой, прочитал нагорную проповедь. Все, что говорит Йешуа, есть и в еврейских источников, нет никаких противоречий. Я прочитал Евангелие несколько раз и не нашел никаких противоречий. Йешуа встал с этих страниц, как еврейский раввин.

 

  • Разное понимание Евангелия

 

Мне стало интересно, а что происходит с людьми, которые верят в Йешуа? Я решил зайти в христианскую общину. Это было не просто, потому что у нас много разных общин в Израиле. Я сначала попал в такие, где не мог остаться, но когда я встретил верующих и стал говорить с ними о Евангелии, я увидел, что мы смотрим на Евангелие совершенно по другому. Слово евангелие на иврите называется «бесора» - добрая весть, хорошая новость. Это же слово означает еще и воплощение, что-то, что стало плотью. Я пытался понять разговаривая с христианами, что для них добрая весть, что они видят хорошего в хорошей новости, в чем суть хорошей новости? Часть людей говорило — хорошая новость в том, что Йешуа умер за наши грехи. Другие говорили, что Йешуа сел одесную Всевышнего. Третьи говорили — хорошая новость в том, что у нас есть теперь спасение. Все эти три вещи не были для меня хорошей новостью.

 

Для чего мне нужно прощение грехов? Я снова грешу. Я снова могу покаяться, но  снова буду грешить. Когда стоял Храм, я мог бы прийти и принести жертву: голубя или овна. Теперь я не должен это делать, я получаю искупление в крови Йешуа, он вошел с этой жертвой в Святая Святых. Он искупает мои грехи. Но я же продолжаю грешить! Может ли человек искупленный грешить? Может это только часть благой вести? Кроме того, Йешуа действительно воссел одесную Отца, но я не подчинился ему. Иоанн говорит, что человек, который служит Йешуа, не может грешить. Он говорит, если человек согрешает, значит он не знал Бога, значит он не подчинен Йешуа. Видимо, спасение и Царство — только часть благой вести. Обычно именно ею и делятся, когда делают евангелизацию, начинают с этих вещей. Часто ко мне подходят миссионеры, по моей манере одеваться они думают, что обычный ортодоксальный еврей, что они подойдут ко мне, расскажут мне о Йешуа. И вот они начинают разговор: А ты знаешь, что на небесах есть царь? Или спрашивают: Куда ты попадешь, когда ты умрешь? Или говорят: Ты хочешь стать настоящим евреем? Ничего из это меня не привлекает. В моей еврейской жизни мне не мешало, что я попаду в ад. Это похоже на работника, которого наняли, чтобы собрать плоды в сад. Он знает, что если он плохо выполнит работу, ему не заплатят денег, могут даже наказать. Есть работники, которых будет заботить, что им не заплатят денег, есть работники, которых будет беспокоить, что они не могут сделать свою работу. У большинства евреев вторая ситуация. То, что мешает еврею, то, что он не может быть проводником Божественного света. Господь сказал мне: будь Моим свидетелем, а я не могу быть свидетелем,  все время грешу. Наказание, это, конечно, страшно, но страшно то, что Бог не доволен мною — это то, что мешает. Во мне есть тьма и она не дает Божественному свету проходить, я не могу быть Ему хорошим слугой — это страшнее наказания, потому что люблю Его, я не боюсь Его наказания. Если ребенок разбил любимую вазу мамы — мама его накажет, но жалко, что мама потеряла любимую вещь. В моих отношениях с Богом было примерно также. У большинства евреев это примерно так. Еврею мешает то, что он не может служить Всевышнему. В чем тогда благая весть? Я могу получить прощение грехов, меня не накажут, но я по прежнему не могу служить Богу.

 

Все эти мысли были у меня пока я разговаривал с верующими людьми, успокаивало только то, что я могу изучать писание. Я пытался найти в писание, какого же Евангелие? Есть четыре книги, которые называются Евангелиями, но они рассказывают о благой вести и не всегда можно понять, а что такое благая весть. Ни один из верующих не мог мне сказать, что такое благая весть. Это было важное известие, но трудно было назвать это хорошей новостью. Я грешил, некто умер за мои грехи, а я все равно продолжаю грешить — это было страшно.

 

Источник: http://www.alexblend.net/?p=17