Авторизация

Недельная глава Ваишлах 2018

Недельная глава Ваишлах

(И послал)

(Быт.32:4-36:43)

 

3 И послал Иаков пред собою вестников к брату своему Исаву в землю Сеир, в область Едом, 4 и приказал им, сказав: так скажите господину моему Исаву: вот что говорит раб твой Иаков: я жил у Лавана и прожил доныне; 5 и есть у меня волы и ослы и мелкий скот, и рабы и рабыни; и я послал известить [о себе] господина моего, дабы приобрести благоволение пред очами твоими. (Быт.32:3-5)

И так, Иаков избежал конфликта с Лаваном, и теперь может идти «в землю отцов».

Но вместо страха перед Лаваном, возникает другой более РЕАЛЬНЫЙ страх - страх встречи с братом Исавом, который в свое время обещал его убить за тот, как он считал обман, при получении благословения от отца.

И этот страх, не давал ему покоя, несмотря на то, что Бог обещал его хранить, на всех его путях.

Что касается его обращения к Исаву «господин мой», и «раб твой», со стороны Иакова - это не только акт признания старшего над младшим (не надо путать с первородством, который не всегда определяется по старшинству), но и акт вежливости, принятый на востоке, того времени.

Ну и естественно прием, через который Иаков хочет смягчить сердце Исава, перед своей с ним встречей, которой невозможно избежать.

Поскольку Исав, каким-то образом узнал, что Иаков возвращается в «родные пенаты».

Как говорит мидраш, ему эту новость сообщил Лаван, после того, как его бог предупредил,  чтобы он не трогал Иакова.

 

6 И возвратились вестники к Иакову и сказали: мы ходили к брату твоему Исаву; он идет навстречу тебе, и с ним четыреста человек. 7 Иаков очень испугался и смутился; и разделил людей, бывших с ним, и скот мелкий и крупный и верблюдов на два стана. 8 И сказал: если Исав нападет на один стан и побьет его, то остальной стан может спастись. 9 И сказал Иаков: Боже отца моего Авраама и Боже отца моего Исаака, Господи, сказавший мне: возвратись в землю твою, на родину твою, и Я буду благотворить тебе! 10 Недостоин я всех милостей и всех благодеяний, которые Ты сотворил рабу Твоему, ибо я с посохом моим перешел этот Иордан, а теперь у меня два стана. 11 Избавь меня от руки брата моего, от руки Исава, ибо я боюсь его, чтобы он, придя, не убил меня [и] матери с детьми. 12 Ты сказал: Я буду благотворить тебе и сделаю потомство твое, как песок морской, которого не исчислить от множества. (Быт.32:6-12)

И так, Иаков откровенно признается Богу, что он боится Исава.

И просит Его защиты, от возможного насилия с его стороны.

Тем более, что Иаков получилось тревожное известие, что Исав идет на встречу с 400 мужей.

По тем временам, это считалось значительным воинским подразделением.

И страх, еще больше проник в сердце Иакова.

Естественно, что не только за себя, но и за всю свою семью.

Соответственно этому он употребляет прежде всего чисто человеческое средство защиты ожидаемых враждебных действий от Исава.

В дополнение ко всему, внутреннее беспокойство Иакова, вызывалось еще упреками его совести, за тот обман, который он совершил в отношении Исава.

 

Но стоит ли нам осуждать Иакова, за эти мысли и действия?

Думаю, что не надо спешить с вынесением строгого вердикта, пока сами хотя бы раз в жизни, не окажемся в такой же, реально угрожающей обстановке.

Умирать никому, и никогда не хочется.

Как сегодня, так и тогда.

И даже когда это глубоко верующий человек, ему не чуждо предпринимать такие действия, которые могут свести к минимуму надвигающуюся угрозу.

Естественно, что не исключая при этом, надежду на Всевышнего.

Что собственно мы и видим в действиях Иакова.

Но повторюсь - в сознании недостаточности человеческих сил и средств, как орудий защиты от предстоящей опасности, Иаков обращается с молитвою к Богу отцов.

Кстати, эта, первая в Торе молитва (если не считать ходатайства Авраама за содомлян), которая имеет все признаки смирением пред Ним, и полной надежды только на Него одного.

 

13 И ночевал там [Иаков] в ту ночь. И взял из того, что у него было, в подарок Исаву, брату своему: 14 двести коз, двадцать козлов, двести овец, двадцать овнов, 15 тридцать верблюдиц дойных с жеребятами их, сорок коров, десять волов, двадцать ослиц, десять ослов. 16 И дал в руки рабам своим каждое стадо особо и сказал рабам своим: пойдите предо мною и оставляйте расстояние от стада до стада. 17 И приказал первому, сказав: когда брат мой Исав встретится тебе и спросит тебя, говоря: чей ты? и куда идешь? и чье это [стадо] пред тобою? 18 то скажи: раба твоего Иакова; это подарок, посланный господину моему Исаву; вот, и сам он за нами. 19 То же приказал он и второму, и третьему, и всем, которые шли за стадами, говоря: так скажите Исаву, когда встретите его; 20 и скажите: вот, и раб твой Иаков за нами. Ибо он сказал [сам в себе]: умилостивлю его дарами, которые идут предо мною, и потом увижу лице его; может быть, и примет меня.  (Быт.32:13-20)

Иаков исключает из своего плана, спасение от Исава бегство, как нереальное решение и решается идти прямо навстречу Исаву.

Но посылает впереди себя, обильные подарки, дабы усладить его сердце.

Кстати, в выборе лучшего из скота, и в порядке отправления подарков - видно знание Иаковом помыслов человеческого сердца того времени, и средств примиряющего воздействования, даже на самое гневливое сердце.

 

21 И пошли дары пред ним, а он ту ночь ночевал в стане. 22 И встал в ту ночь, и, взяв двух жен своих и двух рабынь своих, и одиннадцать сынов своих, перешел через Иавок вброд; 23 и, взяв их, перевел через поток, и перевел все, что у него [было].   (Быт.32:21-23)

Поток Иавок, теперь он называется Зерка, берет начало из гор Васана и впадает в Иордан с левой стороны, где-то посередине, между озером Генисерет, и Мертвым морем.

И тут происходит событие, которое отразилось на будущей судьбе всего народа, произошедшие от Иакова:

24 И остался Иаков один. И боролся Некто с ним до появления зари; 25 и, увидев, что не одолевает его, коснулся состава бедра его и повредил состав бедра у Иакова, когда он боролся с Ним. 26 И сказал: отпусти Меня, ибо взошла заря. Иаков сказал: не отпущу Тебя, пока не благословишь меня. 27 И сказал: как имя твое? Он сказал: Иаков. 28 И сказал: отныне имя тебе будет не Иаков, а Израиль, ибо ты боролся с Богом, и человеков одолевать будешь. 29 Спросил и Иаков, говоря: скажи имя Твое. И Он сказал: на что ты спрашиваешь о имени Моем? И благословил его там. 30 И нарек Иаков имя месту тому: Пенуэл; ибо, [говорил он], я видел Бога лицем к лицу, и сохранилась душа моя. (Быт.32:24-30)

Очень непростое для трактовки место.

Поскольку весь отрывок построен как бы на полунамеках, а не на прямом повествовании.

Так, в чем же «изюминка» этого отрывка?

Начнем вот с этого предложения:«Яаков же остался один, и боролся с ним некто до утренней зари».

Но ведь ранее было сказано, что «Яаков же остался один», а тут вдруг «боролся с ним некто до утренней зари».

Как это понимать?

В богословии, поломано немало копий, по поводу того, кто же это такой таинственный «некто», кто боролся с Иаковым?

Тот вариант, что это был ангел-хранитель Исава, как то очень уж натянутый.

А также то, что это иная духовная личность, которая хотела испытать Иакова на прочность, то же не имеет библейского основания.

Ну и так далее.

В Торе ясно говорится по поводу того, кто имеет право власти над человеком:

Видите ныне, что это Я, Я - и нет Бога, кроме Меня: Я умерщвляю и оживляю, Я поражаю и Я исцеляю, и никто не избавит от руки Моей. (Втор.32:39)

Именно опираясь на это место, можно делать вывод, что Иаков не боролся физически, с потусторонними личностями.

Ну хотя бы потому, что с ними просто невозможно бороться.

Поскольку они не материальны.

Тем более, что тут всплывает еще одна загвоздка: «как можно физически спать, и физически бороться».

Поэтому, если сильно не углубляться во всякие мистические домыслы, то мы увидим, что наиболее приемлемый вариант тот, что данный эпизод рассказывает о борьбе двух человеческих начал, в одном теле - духовное и материальное - происходившей в душе Яакова.

Духовное, которое связанно с Небесами, и пришло оттуда, и материальное - которое ищет опору только в материальном начале.

Говоря проще - шла молитвенная борьба, где с одной стороны выступал уповающий на Бога Иаков, а с другой стороны, Иаков уповающий, лишь на свои силы.

Вот такой интересный расклад сил.

 

И так, отправив своих жен и детей за реку, он остается один.

Чувство одиночества и беззащитности, перед надвигающимися событиями, навевают мрачные мысли, о предстоящей встрече с Исавом.

И как бы нет явного ощущения защиты Всевышнего, которую Он обещал ему.

Поэтому Иакову кажется, что он может полагаться только на свои очень ограниченные человеческие силы.

И вот обуреваемый такими мрачными мыслями он засыпает, и во сне начинается развиваться описанная выше борьба.

«и, увидев, что не одолевает его» - стоп, если это не человек, а духовная личность, которая  обладает невероятными возможностями, то как может Иаков его одолеть?

Это, во-первых.

А во-вторых, как можно одолеть нематериальную личность?

Вот почему я придерживаюсь мнения, что Иаков во сне боролся со своими внутренними тревожными чувствами, которые переполняли его, перед встречей с Исавом.

На это, косвенно указывает вот этот отрывок:«Спросил и Иаков, говоря: скажи имя Твое. И Он сказал: на что ты спрашиваешь о имени Моем?».

Ну примерно как:«неужели ты не знаешь своего имени?».

 

Но тогда что обозначает вот это место:

Он увидел, что не может одолеть его, и коснулся его бедренного сустава и вывихнул бедренный сустав Иакова, когда боролся с ним. 

Ну хорошо, если он не боролся физически ни с кем, то как можно «вывихнуть бедренный сустав»?

Да так же, как можно от испуга получить инфаркт, или стать заикой.

Или от эмоционального стресса, потерять сознание, или на всю жизнь заработать фобию.

И так далее.

Что касается ситуации с суставом Иакова, то можно принять (как вариант) перенапряжение именно этого сустава, во время эмоционального возбуждения.

Вот такой сложный отрывок, и такое видение на его трактовку.

Точнее одно из многочисленных пониманий этого отрывка.

 

Но в этом отрывке, есть еще одно примечательное место:« И сказал: отныне имя тебе будет не Иаков, а Израиль, ибо ты боролся с Богом».

«ибо ты боролся с Богом» - что это значит?

Если предположить, что Иаков боролся с Богом, то как он мог Его одолеть?

А вот если принять вариант, что Иаков боролся не с Богом, а совместно с Богом, и победил своего, назовет это «ветхого человека», и именно за это, получил имя Израиль, что значит «борющийся в союзе с Богом».

Как вам такой вариант?

Ну а что касается:«отпусти меня, ибо взошла заря», то тут нет ничего удивительного.

Природа человека так устроена, что даже при сильной усталости, сон человека ослабевает на рассвете.

Более того, как уже выяснили ученные, даже «многосерийные» сны длятся считанные мгновения, перед тем, как человек проснется.  

 

Кстати, эта ночная борьба Иакова, в чем-то напоминает сон Авраама, когда Бог заключил с ним Завет Земли:

12 При захождении солнца крепкий сон напал на Аврама, и вот, напал на него ужас и мрак великий. 13 И сказал [Господь] Авраму: знай, что потомки твои будут пришельцами в земле не своей, и поработят их, и будут угнетать их четыреста лет, 14 но Я произведу суд над народом, у которого они будут в порабощении; после сего они выйдут с большим имуществом, 15 а ты отойдешь к отцам твоим в мире [и] будешь погребен в старости доброй; 16 в четвертом роде возвратятся они сюда: ибо [мера] беззаконий Аморреев доселе еще не наполнилась. 17 Когда зашло солнце и наступила тьма, вот, дым [как бы из] печи и пламя огня прошли между рассеченными [животными]. 18 В этот день заключил Господь завет с Аврамом, сказав: потомству твоему даю Я землю сию, от реки Египетской до великой реки, реки Евфрата:

(Быт.15:12-18)

 

Ну и далее:

30 И нарек Иаков имя месту тому: Пенуэл; ибо, [говорил он], я видел Бога лицем к лицу, и сохранилась душа моя. 31 И взошло солнце, когда он проходил Пенуэл; и хромал он на бедро свое. 32 Поэтому и доныне сыны Израилевы не едят жилы, которая на составе бедра, потому что [Боровшийся] коснулся жилы на составе бедра Иакова. (Быт.32:30-32)

Точное географическое положение Пенуэла неизвестно, хотя оно упоминается впоследствии и в истории Гедеоном (Суд 8:8), и в истории с Иеровоамом (3 Цар 12:25).

Что же касается обычая не употреблять в пищу «жилы, которая на составе бедра», то это связанно с тем, что оно принимается как важное напоминание, коренящуюся в том историческом событии, которое мы рассмотрели выше. 

Кстати, такое ограничение в пище, упоминалось лишь в иудейской литературе, и стало постоянным напоминанием о том, что когда Иаков ослабел в борьбе с Богом, победителем из нее вышел Израиль.

Что же касается «я видел Бога лицем к лицу, и сохранилась душа моя», то он видел невидимого Бога не глазами, а это было особое переживание, как бы приравненное к зримой встрече с Ним.

И Бог помог «побороть» в сердце Иакове, упование только на свои собственные силы.

Результатом этой борьбы, стало то, что он был избавлен от смерти, при будущей встречи с Исавом.

 

1 Взглянул Иаков и увидел, и вот, идет Исав, и с ним четыреста человек. И разделил детей Лии, Рахили и двух служанок. 2 И поставил служанок и детей их впереди, Лию и детей ее за ними, а Рахиль и Иосифа позади. 3 А сам пошел пред ними и поклонился до земли семь раз, подходя к брату своему. (Быт.33:1-3)

Несмотря на то, что Бог дал Иакову гарантию того, что у него, и его семьи, есть твердое будущее, он тем не менее, не пренебрегает человеческими мерами предосторожности.

Членов своей семьи, он располагает в порядке их степени близости к своему сердцу - рабыни с их сыновьями, Лия с ее детьми, и Рахиль с Иосифом.

Тут мы видим, что Иаков еще не до конца победил страх, в благополучном исходе встречи с Исавом.

Кажется кощунственным подобные действия Иакова, но ненадо забывать, что это было за время.

Когда противник проигрывал битву, то победитель поражал весь мужской род побежденного, в том числе и детей, дабы в последствии, когда они повзрослеют, не ожидать от них мести.

И так, встреча состоялась, и Иаков, своими поклонами до земли, дает понять Исаву, что он признает господство своего старшего брата над собой, и как бы раскаивается в той несправедливости, которая  была  им допущена, при получении благословения от отца.

 

4 И побежал Исав к нему навстречу и обнял его, и пал на шею его и целовал его, и плакали. 5 И взглянул и увидел жен и детей и сказал: кто это у тебя? [Иаков] сказал: дети, которых Бог даровал рабу твоему. 6 И подошли служанки и дети их и поклонились; 7 подошла и Лия и дети ее и поклонились; наконец подошли Иосиф и Рахиль и поклонились. (Быт.33:4-7)

Исав принял эти знаки раскаяния, и оба, растроганные встречей, плакали.

 

8 И сказал Исав: для чего у тебя это множество, которое я встретил? И сказал Иаков: дабы приобрести благоволение в очах господина моего. 9 Исав сказал: у меня много, брат мой; пусть будет твое у тебя. 10 Иаков сказал: нет, если я приобрел благоволение в очах твоих, прими дар мой от руки моей, ибо я увидел лице твое, как бы кто увидел лице Божие, и ты был благосклонен ко мне; 11 прими благословение мое, которое я принес тебе, потому что Бог даровал мне, и есть у меня все. И упросил его, и тот взял  (Быт.33:8-11)

Тут надо сразу сделать поправку, вот на это место «как бы кто увидел лице Божие».

Дело в том, что в оригинале написано «как увидел лицо ангела».

Как видим разница существенная.

То есть, Иаков говорит Исаву, что он его принимает как послание от Бога.

Это обычное и понятное в устах древнего еврея приветствие к тому, которого почитают.

Теперь что касается «Исав сказал: у меня много, брат мой; пусть будет твое у тебя».

Он не слукавил, поскольку после ухода Иакова, и его двадцатилетнего отсутствия, практически все состояние Исаака перешло во владение Исава.

Но появление на арене Иакова, возможно встревожило его мыслью, что придется с ним делится, после смерти отца, этим достоянием.

Может быть это и была еще одна причина, почему он выехал навстречу Иакову, с такой «свитой».

Поэтому, слова Иакова «прими благословение мое, которое я принес тебе, потому что Бог даровал мне, и есть у меня все», в определенной степени успокоило его, от этих предчувствий.

 

12 И сказал: поднимемся и пойдем; и я пойду пред тобою, 13 Но он сказал ему: господин мой знает, что дети нежны, а мелкий и крупный скот у меня дойный; и если гнать его день один, то помрет весь скот. 14 Пусть же пойдет господин мой впереди раба своего, а я поведу медленно, поступью скота, что предо мною, и поступью детей, пока не приду к господину моему в Сэир. 15 И сказал Эйсав: так приставлю к тебе из людей, которые при мне. А он сказал: к чему это? Только бы мне найти благоволение в очах господина моего. 16 И возвратился Эйсав в тог же день путем своим в Сэир. (Быт.33:12-16)

И так, мы видим в этом отрывке, последние минуты свидания и расставание Исава и Иакова.

Исав предлагает Иакову продолжать путь совместно, но Иаков отклоняет это предложение под благовидным предлогом, что быстрое движение с Исавом и его спутниками может оказаться гибельным и для маловозрастных и нежных детей его, и для скота, в котором есть тоже молодые животные и дойные матки.

На самом же деле Иаков, хочет избавится от постоянной «заботы» брата, поскольку их взгляды, на многие вещи, кардинально противоположные.

И предлагает Исаву идти вперед одному, а самому идти настолько медленно, насколько позволят малые дети и скот, с обещанием прибыть к нему в Сеир.

При этом, Иаков прекрасно понимает, что его обещание невыполнимо, по причине недоверия к Исаву.

В виду этого, он даже отказывается, чтобы люди Исава, в целях безопасности их путешествия, охраняли его стан.

Тогда Исав прощается с Иаковым, и следующая их встреча, произойдет только во время похорон отца.

И еще касательно «И возвратился Эйсав в тог же день путем своим в Сэир».

Дело в том, что Исав, все еще жил в шатрах Исаака.

Но, как говорят исследователи, Сэир уже служил для него, своего рода фамильным полигоном, и как потом показали события, после разделения с Иаковым, он перейдет в Сэир на постоянное жительство.

 

17 А Яаков двинулся в Суккот и построил себе дом, и для скота своего сделал шалаши, поэтому он нарек имя месту Суккот. 18 И пришел Яаков благополучно в город Шехэм, который в земле Кынаанской, по пути его из Паддан-Арама, и расположился пред городом. 19 И купил участок поля, на котором раскинул шатер свой, у сынов Хамора, отца Шехэма, за сто кысит. 20 И поставил там жертвенник, и призвал имя Господа Бога Израилева. (Быт.33:17-20)

Суккот - место на восточном берегу Иордана, куда прибыл Иаков, со своим станом, и где, предположительно пробыл от полутора, до двух лет.

Затем, перейдя Иордан, расположился перед городом Шехэм, где купил себе участок земли.

Это второе место в Ханаане, купленное потомками Авраама, и перешедшее в их полное владение.

Впоследствии, оно перейдет во владение Иосифа, и его колена, и где он будет погребен.

Что касается выражение «благополучно», то некоторые исследователи Торы, предполагают, что к этому моменту, Иаков исцелился от той травмы, которая ему была нанесена, во время ночной борьбы с «некто».

И еще «и призвал имя Господа Бога Израилева» - когда Израиль будет разделен на Южное и Северное царства, то в этом месте будет возведет альтернативный Иерусалимскому Храму капище, где установят «золотого тельца», чтобы евреи Северного царства поклонялись ему, и не ходили в Иерусалим на поклонение.

Но это будет в будущем, а пока мы видим, что у Иакова начался второй - ханаанский период жизни.

И подобно Аврааму, поставившему по прибытии в Ханаан жертвенник в Сихеме, Иаков тоже ставит здесь жертвенник, и призывая теперь уже Бога Израиля, то есть своего, а не только Бога отцов.

 

1 Дина, дочь Лии, которую она родила Иакову, вышла посмотреть на дочерей земли той. 2 И увидел ее Сихем, сын Еммора Евеянина, князя земли той, и взял ее, и спал с нею, и сделал ей насилие. 3 И прилепилась душа его в Дине, дочери Иакова, и он полюбил девицу и говорил по сердцу девицы. 4 И сказал Сихем Еммору, отцу своему, говоря: возьми мне эту девицу в жену.

(Быт.34:1-4)

Эта глава посвящена дочери Иакова от Леи - Дине, и событиях связанные с ней.

Юный возраст - это время больших открытий, и открытий, которые не всегда проходят безболезненно.

Что собственно и произошло с Диной.

Само слово «вышла», которое применено в этом стихе, имеет значение «покидать свою естественную среду», и несет оттенок несколько тайного процесса.

В том плане, что Дине нужно было приложить усилия, чтобы оказаться в кругу жительниц той земли.

Но как это сделать, если заранее знаешь, что твоя семья не одобрит этот поступок?

Поэтому единственный вариант - покинула дом тайно.

Иначе как с ней могли такое случиться, что случилось, будь она в сопровождении родных или  близких ей людей.

 

И кстати, зачем эта молодая девушка, захотела вдруг посмотреть на других женщин? 

Видимо её привлекло то, что было в этот день, в этом городе.

Иудейский писатель, Иосиф Флавий, рассказывая эту историю, говорит, что Дина пошла в Сихем на религиозный праздник, чтобы посмотреть на наряды других женщин и «красоту» его празднования.

Как это иногда похоже на нас, не так ли?

И как часто нас не устраивает уклад нашей семьи — физической или духовной.

А там за забором эти свободные народы и племена, и свободные нравы.

Там можно то, что дома запрещают!

А ограничения и запреты, которые на самом деле служат к сохранению нашей чистоты и непорочности, нередко представляются «как насилие над личностью».

Вот такая получилась прелюдия, в преддверии разразившейся, через время трагедии.

И как результат этого «эксперимента» Дины:

2 И увидел ее Сихем, сын Еммора Евеянина, князя земли той, и взял ее, и спал с нею, и сделал ей насилие. (Быт.34:2)

 

И далее, Тора повествует:

И прилепилась душа его в Дине, дочери Иакова, и он полюбил девицу и говорил по сердцу девицы. И сказал Сихем Еммору, отцу своему, говоря: возьми мне эту девицу в жену. (Быт.34:3,4)

Похитив Дину, Сихем держал ее в своем доме в заточении и начал вести переговоры с Иаковом.

В благоприятном исходе этих переговоров он почти не сомневался.

В ходе переговоров он вел себя с подобающей корректностью, предложил семье Дины приличную «денежную компенсацию» и заверил, что Дину ждет обеспеченное будущее.

Какой отец в данной ситуации ответит отказом?

Тем более, что исправить создавшееся положение было уже невозможно.

В те времена вряд ли кто согласился бы взять в жены обесчещенную девушку, тем более что об этом стало известно во всей округе.

В конце концов, рассуждал Сихем, он - из знатной семьи, и Иаков с сыновьями не могли не увидеть, что он искренне влюблен в Дину.

 

Найден как бы прекрасный выход из этого патового положения.

Но лишь с одной оговоркой - а мог ли Сихем, так же поступить и с девушкой из своего племени?

Ответ однозначный - нет!

Поскольку горожане, его бы просто напросто убили.

А вот с пришлыми, почему бы и нет.

Поскольку, если будут возмущаться, то как минимум, можно их изгнать.

А будут сильно упираться, так недолго и уничтожить.

 

И так, согласиться на предложение Сихема - значит узаконить пренебрежительное отношение к семье Иакова в будущем, что грозило не только потерей того обетования, что Бог им даровал, но и растворению семьи Иакова, в среде жителей Ханаана, поскольку сихемцы относились к ним.

Поэтому, чтобы вызволить Дину из плена, (а она действительно стала пленницей Сихема)  братья пошли на хитрость:

И отвечали сыновья Иакова Сихему и Еммору, отцу его, с лукавством; а говорили так потому, что он обесчестил Дину, сестру их; и сказали им: не можем этого сделать, выдать сестру нашу за человека, который необрезан, ибо это бесчестно для нас; только на том условии мы согласимся с вами, если вы будете как мы, чтобы и у вас весь мужеский пол был обрезан; (Быт.34:13-15)

Как царь, так и его сын, согласились на эту уловку братьев.

Но не просто так, а с пристрелкой на будущее.

И вот как они объяснили выгоду этого момента, своим горожанам:

И пришел Еммор и Сихем, сын его, к воротам города своего, и стали говорить жителям города своего и сказали: сии люди мирны с нами; пусть они селятся на земле и промышляют на ней; земля же вот пространна пред ними. Станем брать дочерей их себе в жены и наших дочерей выдавать за них. Только на том условии сии люди соглашаются жить с нами и быть одним народом, чтобы и у нас обрезан был весь мужеский пол, как они обрезаны. Не для нас ли стада их, и имение их, и весь скот их? Только согласимся с ними, и будут жить с нами. (Быт.34:20-23)

Вот и вся их «чистота» помыслов.

И жители Сихема согласились.

 

Ну а дальше события, после обрезания сихэмцев, начали принимать стремительный оборот:

На третий день, когда они были в болезни, два сына Иакова, Симеон и Левий, братья Динины, взяли каждый свой меч, и смело напали на город, и умертвили весь мужеский пол; и самого Еммора и Сихема, сына его, убили мечом; и взяли Дину из дома Сихемова и вышли. Сыновья Иакова пришли к убитым и разграбили город за то, что обесчестили сестру их. Они взяли мелкий и крупный скот их, и ослов их, и что ни было в городе, и что ни было в поле; и все богатство их, и всех детей их, и жен их взяли в плен, и разграбили все, что было в домах (Быт. 34:25-29)

Ответ за насилие был довольно таки жесткий.

Но если сыновья поступили праведно, то за что же тогда прогневался на них Иаков:

И сказал Иаков Симеону и Левию: вы возмутили меня, сделав меня ненавистным для жителей сей земли, для Хананеев и Ферезеев. У меня людей мало; соберутся против меня, поразят меня, и истреблен буду я и дом мой. (Быт.34:30)

Дело в том, что прошло совсем немного времени, когда миновала РЕАЛЬНАЯ угроза расправы над семейством Иакова, со стороны Исава, а тут опять проблема, но уже с целым народом, которые могут восстать против этого семейства, и в принципе стереть их в порошок.

Иаков прекрасно это понимал.

Сам же он, давал добро только на освобождение Дины, но никак на разбой.

И этот эпизод, он, Иаков, потом припомнил Левию и Семиону, во время благословения свои сыновей, перед своей смертью:

Симеон и Левий братья, орудия жестокости мечи их; в совет их да не внидет душа моя, и к собранию их да не приобщится слава моя, ибо они во гневе своем убили мужа и по прихоти своей перерезали жилы тельца; проклят гнев их, ибо жесток, и ярость их, ибо свирепа; разделю их в Иакове и рассею их в Израиле.  (Быт.49:5-7)

Иаков осудил действия Симона и Левия, только потому, что, по его мнению, их поступок не дал никаких позитивных результатов.

А само существование, будущего еврейского народа, оказалось в опасности.

 

И еще один момент, связанный с расправой над сихемцами - на момент побоища, Левию, младшему брату Симеона, было тринадцать лет.

И в будущем, в Израиле утвердится этот возраст, для прохождения Бар Мицвы - Сын Заповеди.

То есть, с этого времени, мальчик начинает отвечать перед Богом, за все свои поступки.

Вот почему был такой ответ Иакова, на эти их действия:« сказал Иаков Симеону и Левию: вы возмутили меня».

 

1 Бог сказал Иакову: встань, пойди в Вефиль и живи там, и устрой там жертвенник Богу, явившемуся тебе, когда ты бежал от лица Исава, брата твоего. 2 И сказал Иаков дому своему и всем бывшим с ним: бросьте богов чужих, находящихся у вас, и очиститесь, и перемените одежды ваши; 3 встанем и пойдем в Вефиль; там устрою я жертвенник Богу, Который услышал меня в день бедствия моего и был со мною в пути, которым я ходил. 4 И отдали Иакову всех богов чужих, бывших в руках их, и серьги, бывшие в ушах у них, и закопал их Иаков под дубом, который близ Сихема. 5 И отправились они. И был ужас Божий на окрестных городах, и не преследовали сынов Иаковлевых.  (Быт.35:1-5)

И так, то, что сделали Симеон и Левия, сделало небезопасным дальнейшее пребывание семьи Иакова в окрестностях Сихема.

 Понимая это, Бог повелевает Иакову вернуться в Вефиль, где он во сне увидел лестницу, уходящую в небо.

Под влиянием этого повеления, Иаков требует от всех членов семьи своей полного очищения - то есть, отвержения всех языческих примесей, которые могло быть занесено в семью Иакова как рабами его, так и не обдуманными действиями членов семьи.

Ведь мы помним, что Рахель, все еще хранила идолов отца.

Мотивом к этому действию, Иаков выставляет свое чувство благодарности Господу за помощь в бедствиях, на всем пути их шествия.

Иаков тайно закапывает эти предметы в землю (согласно преданию, чтобы никто в будущем не извлек их обратно), под дубом близ Сихема.

Что касается «И был ужас Божий на окрестных городах, и не преследовали сынов Иаковлевых», то тут мы больше видим воздействие руки Божьей, на ханаанские племена, которым Он внушил страх, перед семьей Иакова.

Потому и написано «И был ужас Божий».

 

6 И пришел Иаков в Луз, что в земле Ханаанской, то есть в Вефиль, сам и все люди, бывшие с ним, 7 и устроил там жертвенник, и назвал сие место: Эл-Вефиль, ибо тут явился ему Бог, когда он бежал от лица брата своего. 8 И умерла Девора, кормилица Ревеккина, и погребена ниже Вефиля под дубом, который и назвал [Иаков] дубом плача. (Быт.35:6-8)

Мы уже ранее говорили, что Иаков начал собираться назад в Ханаан от Лавана, когда пришла Девора, и сообщила ему о смерти матери.

По крайней мере, этой версии придерживаются немалое число комментаторов.

А опираются они на тот факт, что мы не встречаем в Торе её имени, после ухода Иакова к Лавану.

Кроме этого, Тора не описывает момент её смерть.

Но зато мы знаем, что кормилица, никогда не оставляет свою госпожу, пока та жива.

Именно из этих косвенных свидетельств, и был сделан вывод, что Девора покинула шатры Исаака, когда умерла её госпожа, и видимо исполняя её предсмертную просьбу, направилась в семью Иакова, с этим известием.

И в последствии осталась у него, до самой своей смерти.

Став ему как бы вместо матери, поскольку вместе с Ривкой воспитывала его, пока тот набирался житейской мудрости.

Потому и описывается скорбь Иакова по ней:«и назвал [Иаков] дубом плача».

 

9 И явился Бог Иакову по возвращении его из Месопотамии, и благословил его, 10 и сказал ему Бог: имя твое Иаков; отныне ты не будешь называться Иаковом, но будет имя тебе: Израиль. И нарек ему имя: Израиль. 11 И сказал ему Бог: Я Бог Всемогущий; плодись и умножайся; народ и множество народов будет от тебя, и цари произойдут из чресл твоих; 12 землю, которую Я дал Аврааму и Исааку, Я дам тебе, и потомству твоему по тебе дам землю сию. 13 И восшел от него Бог с места, на котором говорил ему. 14 И поставил Иаков памятник на месте, на котором говорил ему [Бог], памятник каменный, и возлил на него возлияние, и возлил на него елей; 15 и нарек Иаков имя месту, на котором Бог говорил ему: Вефиль. (Быт.35:9-15)

И так, мы видим вторичное явление Бога Иакову, после возвращения его от Лавана (первый раз было когда он убегал от Исава к Лавану).

То и другое видение имеет место в Вефиле, одно при начале странствования в Харан и при произнесении обета Иаковом, а другое при возвращении его на родину и исполнении обета.

И там, и здесь повторяются обетования Божии Аврааму.

Причем в последнем случае Бог утверждает за Иаковом имя Израиля, приобретенное им во сне, когда он боролся с «некто».

 

16 И отправились из Вефиля. И когда еще оставалось некоторое расстояние земли до Ефрафы, Рахиль родила, и роды ее были трудны. 17 Когда же она страдала в родах, повивальная бабка сказала ей: не бойся, ибо и это тебе сын. 18 И когда выходила из нее душа, ибо она умирала, то нарекла ему имя: Бенони. Но отец его назвал его Вениамином. 19 И умерла Рахиль, и погребена на дороге в Ефрафу, то есть Вифлеем. 20 Иаков поставил над гробом ее памятник. Это надгробный памятник Рахили до сего дня. 21 И отправился Израиль и раскинул шатер свой за башнею Гадер. (Быт.35:16-20)

И так, Иаков теряет свою любимую жену, которая умирает во время родов второго сына.

Думаю, что нет смысла описывать чувства, как Иакова, так и сына Рахель - Иосифа.

Безвозвратно уходил от них целый период их жизни, и самый любимый ими человек.

И похоронена была при дороге в Вифлеем.

И с тех пор, и до сегодняшнего дня, имя Рахель, ассоциируется с матерью заступницей, всех детей Израилевых.

 

21 И отправился Израиль и раскинул шатер свой за башнею Гадер. 22 Во время пребывания Израиля в той стране, Рувим пошел и переспал с Валлою, наложницею отца своего. И услышал Израиль... (Быт.35:21,22)

Крайне неграмотный перевод.

На самом деле, речь идет не о прелюбодеянии, а о осквернении постели Валлы, кормилицы Рахиль.

Пока Рахиль была жива, Иаков держал своё ложе в её шатре, а других жен посещал в их шатрах.

Но когда Рахиль умерла, Иаков перенёс своё ложе в шатер Валлы, которая была наставником Рахили, тем самым, показывая свою преданность Рахель, даже когда её не стало.

Однако, Рувим, старший сын Лии, перенёс ложе Иакова в шатёр своей матери, тем самым как бы говоря отцу, что теперь его мать стала для него важнее всех женщин в его шатрах.

Это вторжение в частную жизнь отца, рассматривалось так серьёзно, что Тора приравнивает его практически к прелюбодеянию.

Поэтому Рувим, как первенец, потерял это право.

        

Но ведь во многих переводах написано:«Рувим пошел и переспал с Валлою».

Но как вы думаете, если бы Рувим реально переспал с женой отца, то, что его, и Валлу могло ожидать?

Как минимум - побитие камнями.

Ну а вообще-то сжигание на костре.

А тут вдруг такое «либеральное» решение - всего навсего, лишить второй доли наследства, которая положена как первенцу.

Вспомним, как за бесчестие Дины, был наказан весь мужской род Сихема.

То неужели сыны Иакова могли простить Рувиму бесчестие отца.

Да и в последующем благословении Иакова, этот момент более подробно разъясняется:

Рувим, первенец мой! ты - крепость моя и начаток силы моей, верх достоинства и верх могущества; но ты бушевал, как вода, - не будешь преимуществовать, ибо ты взошел на ложе отца твоего, ты осквернил постель мою, взошел. (Быт. 49:3-4)

Осквернить ложе отца - это значит коснуться его.

Именно поэтому, Иаков лишил его первородства, но не лишил его определенного благословения.

 

22 ... Сынов же у Иакова было двенадцать. 23 Сыновья Лии: первенец Иакова Рувим, [по нем] Симеон, Левий, Иуда, Иссахар и Завулон. 24 Сыновья Рахили: Иосиф и Вениамин. 25 Сыновья Валлы, служанки Рахилиной: Дан и Неффалим. 26 Сыновья Зелфы, служанки Лииной: Гад и Асир. Сии сыновья Иакова, родившиеся ему в Месопотамии.  (Быт.35:22-26)

И так, с рождением Вениамина исполнилось число сыновей Иакова - 12.

Но как говорят мидраши, с рождением каждого сна, рождалась и их сестра.

А вот с рождением Вениамина, Рахэль родила двух девочек.

Потому и написано «и роды ее были трудны».

 

27 И пришел Иаков к Исааку, отцу своему, в Мамре, в Кириаф-Арбу, то есть Хеврон где странствовал Авраам и Исаак. 28 И было дней [жизни] Исааковой сто восемьдесят лет. 29 И испустил Исаак дух и умер, и приложился к народу своему, будучи стар и насыщен жизнью; и погребли его Исав и Иаков, сыновья его. (Быт.35:27-29)

И так, Иаков завершает свои странствования с приходом в урочище Мамре, место обитания Авраама и Исаака.

И после его возвращения, Исаак умирает «будучи стар и насыщен жизнью».

И хоронят его сыны - Исав и Иаков.

Заметили - сначала Исав, а потом Иаков.

То есть, Иаков окончательно признает за Исавом его первородство, несмотря на то, что оно было ему так легкомысленно продано им.

Первородство, но ни как не благословение отца.

Что же касается его смерти, то возможно, она потребовалась так «поздно», для того, чтобы братья смогли окончательно примириться.

 

Ну и в конце этой недельной главы, речь поведется о роде Исава.

Но сначала вот этот эпизод:

6 И взял Исав жен своих и сыновей своих, и дочерей своих, и всех людей дома своего, и стада свои, и весь скот свой, и все имение свое, которое он приобрел в земле Ханаанской, и пошел в [другую] землю от лица Иакова, брата своего, 7 ибо имение их было так велико, что они не могли жить вместе, и земля странствования их не вмещала их, по множеству стад их. (Быт.36:6,7)

Как это похоже на разделение Лота с Авраамом.

Тому тоже было «ибо имение их было так велико, что они не могли жить вместе, и земля странствования их не вмещала их, по множеству стад их».

И помним финал жизни Лота, от которого, через его дочерей, пошли народа, которые в последствии, стали препятствием для Израиля.

Так и в случае с Исавом - мирно разделившись, он создал народ, одно племя которого стало родоначальником антисемитизма.

Мы говорим о племени Амаликян, прародителем которого стал Амалик.

 

В этом вполне мирном расставании братьев, и в разделе земли их проживания, реализуется идея Бога на разделения «святое» и «будничное», на котором держится сегодня весь наш мир.

Ибо границу между этими странами начертил сам Всевышний.

Земля на запад от Иордана дана сынам Авраама, Ицхака и Иакова, как земля явного пребывания Бога на ней.

А земля, которая на востоке от Иордана, дана амонитянам, моавитянам и эдомитянам, народам - которые произошли от Лота и Эсава.

Граница между этими землями - это граница разделения между святым и будничным, между светом и тьмой, между Израилем и народами.

 

Но давайте по порядку:

1 Вот родословие Исава, он же Едом.... (Быт.36:1)

Мы не будем подробно рассматривать родословие Исава, а лишь остановимся на некоторых моментах, которые нам пригодятся в будущем.

И умер Бела, и воцарился по нем Иовав, сын Зераха, из Восоры.  (Быт.36:33)

Многие исследователи, сходятся во мнении, что под именем Иовав, скрывается легендарная личность - то есть Иов, книга которого, вошла в канон ТаНаХа.

Ну и другое место:

Фамна же была наложница Елифаза, сына Исавова, и родила Елифазу Амалика. (Быт. 36:12)

Ну кто такой Амалек, думаю что особо не стоит описывать.

Ну разве что, показать, где он «высветился», и что Бог сказал о нем:

И пришли Амаликитяне и воевали с Израильтянами в Рефидиме.... И низложил Иисус Амалика и народ его острием меча. И сказал Господь Моисею: напиши сие для памяти в книгу и внуши Иисусу, что Я совершенно изглажу память Амаликитян из поднебесной. (Исх. 17:8; 13-14)

И еще раз, но уже потомок Амалека, а не он сам, мелькнет в книге Эстер:

После сего возвеличил царь Артаксеркс Амана, сына Амадафа, Вугеянина, и вознес его, и поставил седалище его выше всех князей, которые у него; и все служащие при царе, которые [были] у царских ворот, кланялись и падали ниц пред Аманом, ибо так приказал царь. А Мардохей не кланялся и не падал ниц ... И когда увидел Аман, что Мардохей не кланяется и не падает ниц пред ним, то исполнился гнева Аман. (Есф. 3:1-2; 5)

Аман - это не кто иной, как потомок, того самого Амалека.

И именно неспровоцированная агрессия, как Амана, так и его прадедушки - Амалека, стала характерной чертой этого рода.

Сам же Амалек, как мы уже говорили, это правнук Исаака.

Иными словами, он восходит к тому же святому источнику, что и Иаков с его потомками. 

Однако Амалек обращает весь этот потенциал на ненависть к евреям, к избранникам Всевышнего. Он всем существом своим не приемлет идеи избрания и видит в ней только одно - расизм, «зловещий всемирный еврейский заговор», который надо истребить.

И истребляет евреев, на всем протяжении истории существования Израиля.

Правда уже не сам Амалек, а уже его психология антисемитизма.

И эта психология, сохранилась и до наших дней.