Авторизация

Недельная глава Ваишлах 2017

Недельная глава Ваишлах

(И послал)

(Быт. 32:3 - 36:43)

 

Интересное начало этой недельной главы.

Иаков посылает слуг оповестить Исава о том, что он возвращается в землю отца своего, и слуги возвратившись оповещают его, что Исав идет ему навстречу, и с ним четыреста человек.

Можно понять реакцию Иакова, с учетом того, как они расстались двадцать лет тому назад:

И возвратились вестники к Иакову и сказали: мы ходили к брату твоему Исаву; он идет навстречу тебе, и с ним четыреста человек. Иаков очень испугался и смутился; и разделил людей, бывших с ним, и скот мелкий и крупный и верблюдов на два стана. (Быт.32:6,7)

Убегать поздно, обороняться нет смысла, уж очень неравные были силы.

Тогда что остается делать?

Уповать на Всевышнего, что собственно он и делает:

И сказал Иаков: Боже отца моего Авраама и Боже отца моего Исаака, Господи, сказавший мне: возвратись в землю твою, на родину твою, и Я буду благотворить тебе! Недостоин я всех милостей и всех благодеяний, которые Ты сотворил рабу Твоему, ибо я с посохом моим перешел этот Иордан, а теперь у меня два стана. Избавь меня от руки брата моего, от руки Исава, ибо я боюсь его, чтобы он, придя, не убил меня [и] матери с детьми. Ты сказал: Я буду благотворить тебе и сделаю потомство твое, как песок морской, которого не исчислить от множества.  (Быт.32:9-12)

 

И опять, мы встречаем эпизод откровения во сне, как это примерно случилось с лестницей:

 Иаков же остался один, и боролся с ним некто до утренней зари. Он увидел, что не может одолеть его, и коснулся его бедренного сустава и вывихнул бедренный сустав Иакова, когда боролся с ним. Он сказал: Отпусти меня, ибо взошла заря. Тот сказал: Не отпущу тебя, прежде чем благословишь меня. Он сказал: Как зовут тебя? Тот ответил: Иаков.  Он сказал: Не будешь больше называться Иаковом, но Израилем, ибо приобрел ты силу перед Богом и людьми, поскольку одолел. Иаков спросил и сказал: Прошу тебя, скажи мне свое имя? Тот ответил: Для чего ты спрашиваешь мое имя? И благословил его там. Иаков назвал это место Пениэль: "Потому что я увидел Божественное лицом к лицу, и моя душа устояла". (Быт.32:25-31) (Пер. Ш.Р. Гиршу)

 

В чем «изюминка» этого отрывка?

Вот в этом «Яаков же остался один, и боролся с ним некто до утренней зари.».

Ведь сказано, что «Яаков же остался один».

Поломано немало копий, по поводу того, кто же это «некто», кто с ним боролся?

Вариант того, что это был ангел-спаситель Исава, как то очень уж натянутый.

А также то, что это иная духовная личность, которая хотела испытать Иакова на прочность, то же не имеет библейского основания.

Ну и так далее.

В Торе ясно говорится по поводу того, кто имеет право власти над человеком:

Видите ныне, что это Я, Я - и нет Бога, кроме Меня: Я умерщвляю и оживляю, Я поражаю и Я исцеляю, и никто не избавит от руки Моей. (Втор.32:39)

Именно опираясь на это место, можно делать вывод, что Иаков не боролся физически, с потусторонними личностями.

С ними просто невозможно бороться.

Они не материальны.

Тем более, как можно спать, и бороться.

 

Поэтому, если отбросить всякие мистические домыслы, то мы увидим, что данный эпизод рассказывает о борьбе двух человеческих начал - духовное и материальное - происходившей в душе Яакова.

Отправив своих жен и детей за реку, он остается один.

Чувство одиночества и беспомощности, перед надвигающимися событиями, навевают мрачные мысли.

И нет ощущения защиты Всевышнего, которую Он обещал ему.

И Иакову кажется, что он может полагаться только на свои очень ограниченные собственные силы.

И вот с такими мыслями он засыпает.

 

Когда мы читаем библейский текст, то хорошим помощником в его понимании, может служить ситуация, когда мы попытаемся поставить себя на место библейского героя.

Пусть не один в один, но хотя бы настолько, насколько нам позволяет знание той ситуации, и наше воображение.

И вот с таких позиций, мы попробуем поподробней,  рассмотреть это место:

Он увидел, что не может одолеть его, и коснулся его бедренного сустава и вывихнул бедренный сустав Иакова, когда боролся с ним. 

Но если он не боролся физически не с кем, то как можно «вывихнуть бедренный сустав»?

Да так же, как можно от испуга получить инфаркт, или стать заикой.

Или от эмоционального стресса, потерять сознание, или на всю жизнь заработать фобию.

И так далее.

Что касается ситуации с суставом Иакова, то можно принять (как вариант) перенапряжение именно этого сустава, во время эмоционального возбуждения.

 

И далее:

 Он сказал: Отпусти меня, ибо взошла заря. Тот сказал: Не отпущу тебя, прежде чем благословишь меня. 

Как часто нам приходится бороться самим с собой.

Когда наша «ветхая натура», противостоит «нашему Божественному началу»?

И притом не в течении жизни, а в течении каждого дня.

Как иногда хочется пожалеть «себя любимого», и отложить на потом (а может и навсегда), то или иное дело, которое реально приближает нас к Творцу.

Ведь мы так устали, да и дело, которое нам надо сделать, нам практически не по силам.

Можно предположить, что в такой ситуации, оказался и Иаков.

Но вышел из неё победителем:

«Не отпущу тебя, прежде чем благословишь меня» - предвосхищающий результат этой борьбы.

 

Ну и финал этого сна:

Он сказал: Как зовут тебя? Тот ответил: Иаков. Он сказал: Не будешь больше называться Иаковом, но Израилем, ибо приобрел ты силу перед Богом и людьми, поскольку одолел. 

«ибо приобрел ты силу перед Богом» - то есть, Божественное начало, вышло победителем над «ветхой натурой» Иакова.

Такое же обетование, есть и у нас с вами.

ЕСЛИ мы не будем пасовать перед теми трудностями, что встречаются на нашем жизненном пути.

 

И так:

Иаков спросил и сказал: Прошу тебя, скажи мне свое имя? Тот ответил: Для чего ты спрашиваешь мое имя? И благословил его там. (Быт. 32:29)

Да, действительно, странно спрашивать у самого себя, как тебя звать.

Но когда идет борьба «двух начал», и на кону стоит «кто будет верховодить по жизни у человека - Бог или животное начало», то тогда есть смысл уточнить субординацию.

Поэтому Иаков земной, благословил Иакова от Бога, открыв ему его новое имя - Израэль.

Вот и весь секрет этого отрывка, без всяких там мистических начал.

То есть, самая тяжёлая, самая удивительная, самая героическая битва в нашей жизни, всегда бывает с самим собой.

 

И еще одна особенность не только Торы, но и всего библейского текста, которую часто упускают из виду, когда читают текст Писания - в нем мы не встретим описание ЛИЧНОСТЕЙ.

Что касается Бога, то его действительно описать невозможно, поскольку Его никто не видел.

 А касательно ангелов, и библейских героев, то их не описывают потому, чтобы впоследствии, из них не сделали идолов.

Как это сделали со змеем, которого изготовил Моше, и которого потом, Езекии, пришлось уничтожить, поскольку ему начали поклоняться как богу.

Сами посмотрите, мы не встретим описание патриархов, описание Моше, Давида, пророков.

В некоторых апокрифах это есть, но в текстах канона нет.

Это отступление потребовалось для того, чтобы мы случайно не ушли в свои фантазии, изобретая того, о чем даже не намекает текст Писания.

 

Взглянул Иаков и увидел, и вот, идет Исав, и с ним четыреста человек... (Быт. 33:1)

Особенность этой встречи, наверное, нет смысла описывать, поскольку при всей своей интриге, она заканчивается окончательным примирением братьев.

Иаков не претендует на богатства, что Исав поимел от того, что полностью завладел от отца.

А Исава особо не интересует духовное служение Иакова, как первенца.

И вот на этом молчаливом договоре, стороны примирившись, расходятся каждый в свой удел:

И возвратился Исав в тот же день путем своим в Сеир. А Иаков двинулся в Сокхоф, и построил себе дом, и для скота своего сделал шалаши. От сего он нарек имя месту: Сокхоф. Иаков, возвратившись из Месопотамии, благополучно пришел в город Сихем, который в земле Ханаанской, и расположился пред городом. И купил часть поля, на котором раскинул шатер свой, у сынов Еммора, отца Сихемова, за сто монет. И поставил там жертвенник, и призвал имя Господа Бога Израилева.  (Быт.33:16-20)

В следующий раз, они встретятся уже только на похоронах Исаака - их отца.

 

Следующая глава посвящена дочери Иакова от Леи - Дине, и событиях связанные с ней.

Для начала, мы сосредоточим наше внимание на таком стихе:

Дина, дочь Лии, которую она родила Иакову, вышла посмотреть на дочерей земли той. (Быт.34:1)

Юный возраст - время больших открытий, которые подчас бывают очень болезненные.

Что собственно и произошло с Диной.

Само слово «вышла», которое применено в этом стихе, имеет значение «покидать свою естественную среду», и несет оттенок несколько неестественного процесса.

В том плане, что Дине нужно было приложить усилия, чтобы оказаться в кругу жительниц той земли.

Но как это сделать, если заранее знаешь, что твоя семья не одобрит этот поступок?

Единственный вариант - покинула дом тайно.

Иначе как с ней могли бы такое случиться, то, что случилось, будь она в сопровождении родных или  близких ей людей.

 

И кстати, зачем эта молодая девушка, захотела вдруг посмотреть на других женщин? 

Видимо её привлекло то, что было в этот день, в этом городе.

Иудейский писатель, Иосиф Флавий, рассказывая эту историю, говорит, что Дина пошла в Сихем на религиозный праздник, чтобы посмотреть на наряды других женщин и «красоту» его празднования.

Как это иногда похоже на нас, не так ли?

И как часто нас не устраивает уклад нашей семьи — физической или духовной.

А там за забором эти свободные народы и племена, и свободные нравы.

Там свободная любовь, там можно то, что дома запрещают!

А ограничения и запреты, которые на самом деле служат к сохранению нашей чистоты и непорочности, нередко представляются «как насилие над личностью».

Вот такая получилась прелюдия, в преддверии разразившейся, через время трагедии.

И как результат этого «эксперимента» Дины:

2 И увидел ее Сихем, сын Еммора Евеянина, князя земли той, и взял ее, и спал с нею, и сделал ей насилие. (Быт.34:2)

 

И далее, Тора повествует:

И прилепилась душа его в Дине, дочери Иакова, и он полюбил девицу и говорил по сердцу девицы. И сказал Сихем Еммору, отцу своему, говоря: возьми мне эту девицу в жену. (Быт.34:3,4)

Похитив Дину, Сихем держал ее в своем доме в заточении и вел переговоры с Иаковом.

В благоприятном исходе этих переговоров он почти не сомневался.

В ходе переговоров он вел себя с подобающей корректностью, предложил семье Дины приличную «денежную компенсацию» и заверил, что Дину ждет обеспеченное будущее.

Какой отец в данной ситуации ответит отказом?

Тем более, что исправить создавшееся положение было уже невозможно.

В те времена вряд ли кто согласился бы взять в жены обесчещенную девушку, тем более что об этом стало известно всей округе.

В конце концов, рассуждал Сихем, он - из знатной семьи, и Иаков с сыновьями не могли не увидеть, что он искренне влюблен в Дину.

 

Найден как бы прекрасный выход из этого патового положения.

Но лишь с одной оговоркой - а мог ли Сихем, так же поступить и с девушкой из своего племени?

Ответ однозначный - нет!

Поскольку горожане, его бы просто напросто убили.

А вот с пришлыми, почему бы и нет.

Поскольку, если будут возмущаться, то как минимум, можно их изгнать.

А будут упираться, так недолго и уничтожить.

 

Помните, как в случае с Исааком:

И сеял Исаак в земле той и получил в тот год ячменя во сто крат: так благословил его Господь. 13 И стал великим человек сей и возвеличивался больше и больше до того, что стал весьма великим. У него были стада мелкого и стада крупного скота и множество пахотных полей, и Филистимляне стали завидовать ему. И все колодези, которые выкопали рабы отца его при жизни отца его Авраама, Филистимляне завалили и засыпали землею. И Авимелех сказал Исааку: удались от нас, ибо ты сделался гораздо сильнее нас. И Исаак удалился оттуда, и расположился шатрами в долине Герарской, и поселился там. (Быт.26:12-17)

 

Но мы пойдем дальше по тексту:

И так, согласиться на предложение Сихема - значит узаконить пренебрежительное отношение к семье Иакова в будущем, что грозило не только потерей того обетования, что Бог им даровал, но и растворению семьи Иакова, в среде жителей Ханаана, поскольку сихемцы относились к ним.

Поэтому, чтобы вызволить Дину из плена, (а она действительно стала пленницей Сихема)  братья пошли на хитрость:

И отвечали сыновья Иакова Сихему и Еммору, отцу его, с лукавством; а говорили так потому, что он обесчестил Дину, сестру их; и сказали им: не можем этого сделать, выдать сестру нашу за человека, который необрезан, ибо это бесчестно для нас; только на том условии мы согласимся с вами, если вы будете как мы, чтобы и у вас весь мужеский пол был обрезан; (Быт.34:13-15)

 

Как царь, так и его сын, согласились на это условие.

Но не просто так, а с пристрелкой на будущее.

И вот как они объяснили выгоду этого момента, своим горожанам:

И пришел Еммор и Сихем, сын его, к воротам города своего, и стали говорить жителям города своего и сказали: сии люди мирны с нами; пусть они селятся на земле и промышляют на ней; земля же вот пространна пред ними. Станем брать дочерей их себе в жены и наших дочерей выдавать за них. Только на том условии сии люди соглашаются жить с нами и быть одним народом, чтобы и у нас обрезан был весь мужеский пол, как они обрезаны. Не для нас ли стада их, и имение их, и весь скот их? Только согласимся с ними, и будут жить с нами. (Быт.34:20-23)

Вот и вся «чистота» их помыслов.

И жители Сихема согласились.

 

Ну а дальше события начали принимать стремительный оборот:

На третий день, когда они были в болезни, два сына Иакова, Симеон и Левий, братья Динины, взяли каждый свой меч, и смело напали на город, и умертвили весь мужеский пол; и самого Еммора и Сихема, сына его, убили мечом; и взяли Дину из дома Сихемова и вышли. Сыновья Иакова пришли к убитым и разграбили город за то, что обесчестили сестру их. Они взяли мелкий и крупный скот их, и ослов их, и что ни было в городе, и что ни было в поле; и все богатство их, и всех детей их, и жен их взяли в плен, и разграбили все, что было в домах (Быт. 34:25-29)

 

Но если сыновья поступили праведно, то за что же тогда прогневался на них Иаков:

И сказал Иаков Симеону и Левию: вы возмутили меня, сделав меня ненавистным для жителей сей земли, для Хананеев и Ферезеев. У меня людей мало; соберутся против меня, поразят меня, и истреблен буду я и дом мой. (Быт.34:30)

Дело в том, что прошло совсем немного времени, когда миновала РЕАЛЬНАЯ угроза расправы над семейством Иакова, со стороны Исава, а тут опять проблема, но уже с целым народом, которые могут восстать против этого семейства, и в принципе стереть их в порошок.

Иаков прекрасно это понимал.

Сам же он, давал добро только на освобождение Дины, но никак на разбой.

 

И этот эпизод, он, Иаков, потом припомнил Левию и Семиону, во время благословения свои сыновей, перед своей смертью:

Симеон и Левий братья, орудия жестокости мечи их; в совет их да не внидет душа моя, и к собранию их да не приобщится слава моя, ибо они во гневе своем убили мужа и по прихоти своей перерезали жилы тельца; проклят гнев их, ибо жесток, и ярость их, ибо свирепа; разделю их в Иакове и рассею их в Израиле.  (Быт.49:5-7)

Иаков осудил действия Симона и Левия, только потому, что, по его мнению, их поступок не дал никаких позитивных результатов.

А само существование, будущего еврейского народа, оказалось в опасности.

 

Далее опасения Иакова лишь подтверждаются.

Мы читаем: 

И отправились они. И был страх перед Всевышним в городах, которые вокруг них, и не преследовали сынов Яакова» (Бер. 35:5).

Иными словами, если бы не прямое вмешательство Всевышнего, семья Яакова не избежала бы нападения.

 

Хотя можно понять и гнев сыновей:

31 Они же сказали: а разве можно поступать с сестрою нашею, как с блудницею! (Быт.34:31)

Общество, которое не реагирует на притеснение беззащитных; общество, которое полностью одобряет и поддерживает преступление - это общество, лишено будущего.

А зло, которое остается ненаказанным, оно разлагает и разрушает общество.

Поскольку физическое насилие в обществе всегда имеет порочные духовные корни.

Терпимость к злу создает благотворную почву для последующей реализации негативного потенциала, этого общества.

Только на такой почве способны осуществить свои дурные намерения те, в ком от рождения заложена склонность к насилию.

 

Следующий интересный эпизод, в этом семействе:

Бог сказал Иакову: встань, пойди в Вефиль и живи там, и устрой там жертвенник Богу, явившемуся тебе, когда ты бежал от лица Исава, брата твоего. И сказал Иаков дому своему и всем бывшим с ним: бросьте богов чужих, находящихся у вас, и очиститесь, и перемените одежды ваши; встанем и пойдем в Вефиль; там устрою я жертвенник Богу, Который услышал меня в день бедствия моего и был со мною в пути, которым я ходил.  (Быт.35:1-3)

Оказывается, в его доме до сих пор находятся и идолы, и те, кто поклоняются им.

Поэтому Бог предъявил ему, Иакову, ультиматум - нужно строить жертвенник Единому, на Земле Обетования, а у тебя до сих пор в семействе и идолы, и всякого рода оккультные штучки, которые ну никак не могут сосуществовать вместе с Богом.

Поэтому и последовал такой приказ Иакова.

И как результат:

И отдали Иакову всех богов чужих, бывших в руках их, и серьги, бывшие в ушах у них, и закопал их Иаков под дубом, который близ Сихема. (Быт.35:4)

 

Вот так, через всевозможные испытания, Бог, как Иакова, так и нас с вами, делает своими последователями.

Через падения и взлеты, а также через воспитание своих детей, чтобы они, идя своим путем, не забывали, откуда у к ним пришел этот дар жизни.

И жизнь библейских праведников - нам тому пример.

Иаков понимал это, и потому Бог был с ним.
И потому Он ему сказал:

И явился Бог Иакову по возвращении его из Месопотамии, и благословил его, и сказал ему Бог: имя твое Иаков; отныне ты не будешь называться Иаковом, но будет имя тебе: Израиль. И нарек ему имя: Израиль. (Быт. 35:9-10)

То есть, та молитвенная борьба во сне, теперь отразилось наяву, как благословение от Бога.

Благословением, как Иакову, так и будущему народу, произошедшего от него.

 

И умерла Девора, кормилица Ревеккина, и погребена ниже Вефиля под дубом, который и назвал [Иаков] дубом плача.  (Быт.35:8)

Это та самая Девора, которая воспитывала Ривку, а потом и самого Иакова.

И та самая Девора, которая принесла Иакову весть о смерти матери, когда он пребывал у Лавана.

А впоследствии осталась в семье Иакова, до самой своей кончины.

А о том, что Иаков любил её так же, как и свою мать, говорит тот факт, что после её смерти:

... погребена ниже Вефиля под дубом, который и назвал [Иаков] дубом плача 

 

И отправились из Вефиля. И когда еще оставалось некоторое расстояние земли до Ефрафы, Рахиль родила, и роды ее были трудны. Когда же она страдала в родах, повивальная бабка сказала ей: не бойся, ибо и это тебе сын. И когда выходила из нее душа, ибо она умирала, то нарекла ему имя: Бенони. Но отец его назвал его Вениамином. И умерла Рахиль, и погребена на дороге в Ефрафу, то есть Вифлеем. Иаков поставил над гробом ее памятник. Это надгробный памятник Рахили до сего дня.   (Быт.35:16-20)

Мы не будем рассматривать эмоции Иакова, по поводу смерти его любимой жены.

В этом нет надобности, поскольку Тора сама охарактеризовала их взаимоотношения:

[Иаков] вошел и к Рахили, и любил Рахиль больше, нежели Лию; и служил у него еще семь лет других. (Быт.29:30)

И в будущем, мы увидим, как Иаков убивался по Иосифу, когда тот был продан в рабство.

А убивался потому, что он был сыном, от любимой жены.

 

Но это будет в следующей недельной главе, а сейчас мы рассмотрим другой эпизод:

Во время пребывания Израиля в той стране, Рувим пошел и переспал с Валлою, наложницею отца своего. И услышал Израиль. ...  (Быт.35:22)

Крайне неграмотный перевод.

На самом деле, речь идет не о прелюбодеянии, а о осквернении постели Валлы, кормилицы Рахиль.

Пока Рахиль была жива, Иаков держал своё ложе в её шатре, а других жен посещал в их шатрах.

Но когда Рахиль умерла, Иаков перенёс своё ложе в шатер Валлы, которая была наставником Рахили, тем самым, показывая свою преданность Рахель, даже когда её не стало.

Однако, Рувим, старший сын Лии, перенёс ложе Иакова в шатёр своей матери.

Это вторжение в частную жизнь Иакова рассматривалось так серьёзно, что Библия приравнивает его практически к прелюбодеянию.

Поэтому Рувим, его первенец, потерял это право.

 

Но ведь во многих переводах написано:«Рувим пошел и переспал с Валлою».

Но как вы думаете, если бы Рувим реально переспал с женой отца, то, что его, и Валлу могло ожидать?

Как минимум - побитие камнями.

Ну а вообще-то сжигание на костре.

А тут вдруг такое «либеральное» решение - всего навсего, лишить второй доли наследства, которая положена как первенцу.

Да и в последующем благословении Иакова, этот момент более подробно разъясняется:

Рувим, первенец мой! ты - крепость моя и начаток силы моей, верх достоинства и верх могущества; но ты бушевал, как вода, - не будешь преимуществовать, ибо ты взошел на ложе отца твоего, ты осквернил постель мою, взошел. (Быт. 49:3-4)

И при этом, не лишил его определенного благословения.

 

И было дней [жизни] Исааковой сто восемьдесят лет. И испустил Исаак дух и умер, и приложился к народу своему, будучи стар и насыщен жизнью; и погребли его Исав и Иаков, сыновья его. (Быт.35:28,29)

Как мы уже говорили раньше, после ухода Иакова к Лавану, Тора не упоминала больше о Исааке, до этого момента.

И как говорят комментаторы, от момента его, Исаака, рождения, до момента благословения и расставания с Иаковым, Исаак выполнил полностью, возложенную на него Богом миссию.

Что же касается его смерти, то возможно, она потребовалась так «поздно», для того, чтобы братья смогли окончательно примирится.

Но это, всего навсего, мое предположение.

 

Итак, мы видим, что братья вполне искренне примирились.

А вскоре за этим примирением последовало такое же мирное разделение земли по линии Иордана, как некогда между Авраамом и Лотом:

И взял Исав жен своих и сыновей своих, и дочерей своих, и всех людей дома своего, и стада свои, и весь скот свой, и все имение свое, которое он приобрел в земле Ханаанской, и пошел в [другую] землю от лица Иакова, брата своего, ибо имение их было так велико, что они не могли жить вместе, и земля странствования их не вмещала их, по множеству стад их. И поселился Исав на горе Сеир, Исав, он же Едом. (Быт. 36:6-8).

В этом вполне мирном расставании братьев, и в этом разделе земли их проживания, реализуется идея того разделения на "святое" и "будничное", на котором держится наш мир.

Ибо границу между этими странами начертил сам Всевышний.

Земля на запад от Иордана дана сынам Авраама, Ицхака и Иакова, а земля, которая на востоке от Иордана, дана амонитянам, моавитянам и эдомитянам, народам - которые произошли от Лота и Эсава.

Граница между этими землями - это граница разделения между святым и будничным, между светом и тьмой, между Израилем и народами.

 

Что касается тридцать шестой главы, то она полностью посвящена потомству Исава.

Мы её подробно не будем рассматривать, кроме двух интересных мест:

И умер Бела, и воцарился по нем Иовав, сын Зераха, из Восоры.  (Быт.36:33)

Многие исследователи, сходятся во мнении, что под именем Иовав, скрывается легендарная личность - Иов, книга которого, вошла в канон ТаНаХа.

 

А второе место:

Фамна же была наложница Елифаза, сына Исавова, и родила Елифазу Амалика. (Быт. 36:12)

Ну кто такой Амалек, думаю что особо не стоит описывать.

Ну разве что, показать, где он «высветился», и что Бог сказал о нем:

И пришли Амаликитяне и воевали с Израильтянами в Рефидиме.... И низложил Иисус Амалика и народ его острием меча. И сказал Господь Моисею: напиши сие для памяти в книгу и внуши Иисусу, что Я совершенно изглажу память Амаликитян из поднебесной. (Исх. 17:8; 13-14)

 

И еще раз, но уже потомок Амалека, а не он сам, мелькнет в книге Эстер:

После сего возвеличил царь Артаксеркс Амана, сына Амадафа, Вугеянина, и вознес его, и поставил седалище его выше всех князей, которые у него; и все служащие при царе, которые [были] у царских ворот, кланялись и падали ниц пред Аманом, ибо так приказал царь. А Мардохей не кланялся и не падал ниц ... И когда увидел Аман, что Мардохей не кланяется и не падает ниц пред ним, то исполнился гнева Аман. (Есф. 3:1-2; 5)

Аман - это не кто иной, как потомок, того самого Амалека.

И именно неспровоцированная агрессия, как Амана, так и его прадедушки - Амалека, стала характерной чертой этого рода.

Сам же Амалек, как мы уже говорили, это правнук Исаака.

Иными словами, он восходит к тому же святому источнику, что и Иаков с его потомками. 

Однако Амалек обращает весь этот потенциал на ненависть к евреям, к избранникам Всевышнего. Он всем существом своим не приемлет идеи избрания и видит в ней только одно - расизм, «зловещий всемирный еврейский заговор», который надо истребить.

И истребляет, на всем протяжении истории существования Израиля.

Правда уже не сам Амалек, а уже его психология.

И эта психология Амалека, сохранилась и до наших дней.