Авторизация

Тора

Тора

Б. Миньковский

 


Когда Мессия в Вышние просторы
Вернулся, как в привычное жилье,
Народы мира получили Тору
И превратили в Библию ее.

 

Но языка Небес не понимая,
На свой язык ее перевели,
И замолчала Тора, как немая
От смысла первозданного вдали.

 

Сквозь зыбкую завесу перевода
Сияла Тора, рассекая тьму,
Но в Ней лишь мудрость видели народы,
Доступную житейскому уму.

 

Открыта Тора, нет на ней запоров,
И вот решает новое родство,
Что можно красть куски из Храма Торы,
Чтоб строить Дом ученья своего.

 

Вот проповедник поучений смутных,
Чтоб приукрасить мыслей нищету,
Кроит из Торы свой наряд лоскутный,
Тем обнажая сердца пустоту.

 

Иной в пылу обыденного спора,
Отстаивая мнение свое,
Орудует, как битой, словом Торы,
Читая «Бытие» как «битиё»

 

Для этих Тора стала «дацзыбао» - 
Китайскому цитатнику сродни, 
Как хунвейбинам – изреченья Мао
Во времена погромов и резни.

 

Чтоб скрыть убогость помысла и чувства,
Ваятель, живописец и поэт
Пустили Тору по миру искусства,
Перевирая образ и сюжет.

 

И вот уже Моше – старик рогатый,
Нагой и необрезанный Давид,
И на холстах изгнанием чреватый,
Еврейских жен простоволосый вид.

 

А вот безбожник и поэт матерый
Воспеть Творца и Дьявола готов,
И для него живые лики Торы
Всего лишь темы будущих стихов.

 

А Торе что? От Торы не убудет,
Она бездонна, словно Небеса.
Но чем наглей крадут из Торы люди,
Тем лживее звучат их голоса.