Авторизация

Девять жизней за восемь

Девять жизней за восемь

 

 

 

В довольно крупной деревне Маркова, что на юго-востоке Польши, недалеко от городка Ланьцута (нынешнее Подкарпатское воеводство) в 1931 г. в 931 домах проживали 4442 чел., среди которых насчитывалось 120 евреев — около 30 семей. Отношения между евреями и поляками были сносными, жили они бок о бок.

 

Ровесник 20 века Юзеф Ульма, житель деревни Маркова, был человеком уважаемым: библиотекарем, страстным фотографом, садоводом и пчеловодом. Он первый стал сажать плодовые деревья в Маркове и получал премии за инновационные методы в садоводстве. Активист в местной ячейке Ассоциации католической молодежи, он участвовал в восстановлении окрестных церквей и часовен. Его жене Виктории приходилось преимущественно заниматься домашними делами, поскольку один за другим у них родились шестеро детей.

 

Летом и осенью 1942 г. немцы стали отправлять в лагеря местных евреев. Но часть из них спрятали местные жители. Юзеф и Виктория Ульма спрятали у себя в погребе восемь евреев из семей Шалль и Гольдман. Одновременно Юзеф Ульма построил убежище в лесу, где прятались еще четыре еврея, и

снабжал их едой. Так прошло два года.

 

Сначала было обнаружено убежище в лесу. Все четверо евреев были расстреляны, но немцы так и не узнали имя того, кто им помогал. Весной 1944 г. украинский полицай Володимир Леш, уже прихвативший имущество семьи Шалль, предусмотрительно решил избавиться и от его владельцев. Ранним утром 24 марта 1944 г. наряд из восьми немецких солдат из «синей полиции» (коллаборационистского подразделения из бывших польских полицейских) под командованием лейтенанта Эйлера Дикена окружил дом. Трех евреев застрелили в доме, остальных вывели, после чего все они были убиты выстрелами в затылок.

 

Затем на глазах плачущих детей были убиты Юзеф и Виктория Ульма. Потом 23-летний полицай, германизированный чех из Судет Ян Кокот застрелил трех или четырех детей. Один из извозчиков, видевших расстрел, слышал, как Кокот сказал по-польски: «Смотри, как умирают польские свиньи, скрывавшие евреев». На вопрос старосты деревни, зачем были убиты дети, лейтенант Дикен ответил: «Чтобы у вас с ними не было проблем». Остальных убили другие жандармы. Так погибли 8-летняя Станислава, 7-летняя Барбара, 6-летний Владислав, 4-летний Францишек, 3-летний Антоний и 2-летняя Мария. Пятерых из расстрельщиков звали: Эйлер Дикен, Михаэль Дзивульский, Эрих Вильде, Володимир Леш, Евстахий Кольман.

 

Сорвав мешочек с драгоценностями с груди убитой Голды Гольдман, Кокот велел присутствовавшим полякам молчать о количестве расстрелянных («это знаем только вы да я») и приказал закопать тела. Но, несмотря на запрет, ночью пять мужчин-поляков разрыли могилу, переложили тела в гробы и снова закопали их. В январе 1945 г. тела семьи Ульма были перенесены на местное кладбище, где и покоятся по сей день.

 

Среди поляков, прятавших евреев, после расстрела семьи Ульма началась паника. На следующее утро на соседних полях были обнаружены 24 трупа евреев, убитых самими поляками — до этого они прятали их в течение года.

 

И все же Холокост пережили еще 17 евреев из Марковы, которых продолжали прятать поляки. Юзеф и Юлия Бар с дочерью Яниной спасли пять членов семьи Ризенбахов. Антон и Дорота Шилар со своими пятью детьми укрыли бежавшую от немцев семью Вельц. Михал Бар прятал трех членов семьи Лорбенфельд. Ян и Вероника Пршибилаки спасли Якуба Эйнхорна и трех членов семьи его друзей. Хелена и Ян Свинар спасли молодого парня Авраама Сегала.

 

Семьи Шиларов и Бар были признаны Праведниками народов мира.

3 сентября 1995 г. Яд Вашем присвоил звание Праведников народов мира Юзефу и Виктории Ульма. 24 марта 2004 г. в память о семье Ульма в Маркове был воздвигнут мемориал. В 2010 г. они были награждены посмертно одним из высших орденов Польши. Был объявлен польский Национальный день памяти семьи Ульма. В марте 2016 г. был создан «Музей поляков-спасителей евреев имени семьи Ульма».

 

В доме Ульма нашли семейную Библию, в которой были подчеркнуты красным только два места, оба из Евангелия от Луки: отрывок из притчи о добром самарянине («самарянин же некто, проезжая, нашел на него и, увидев его, сжалился, и, подойдя, перевязал ему раны, возливая масло и вино; и, посадив его на своего осла, привез его в гостиницу и позаботился о нем» и «он сказал в ответ: возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим, и всею душею твоею, и всею крепостию твоею, и всем разумением твоим, и ближнего твоего, как самого себя»). К 2011 г. были собраны и переданы в Рим документы на беатификацию Юзефа и Виктории Шаль.

 

10 сентября 1944 г. польское подполье вынесло смертный приговор Володимиру Леху — он был застрелен в Ланьцуте. Лейтенанту Эйлеру Дикену повезло больше: в 1960-х гг. против него было открыто дело в Германии, но он умер незадолго до его завершения. Йозеф Кокот был арестован в Чехословакии и в 1958 г. суд в Ржешуве вынес ему смертный приговор. Позднее Госсовет Польши изменил приговор на пожизненное заключение. Он умер в тюрьме в 1980 г. Судьбы Дзивульского, Вильде и Кольмана неизвестны.

 

И последнее. На памятнике указаны имена восьми поляков, погибших за восемь евреев. Но поляков было девять. Виктория Шаль была на последних днях беременности. И в момент расстрела чудовищный стресс, видимо, вызвал роды. По свидетельству одного из свидетелей, когда она падала, ребенок уже показался между ног. В 1945 г., когда переносили тела на кладбище, свидетельство подтвердилось.

 

На их памятнике написано: «Спасая жизнь других, они пожертвовали своей: Юзеф Ульма, его жена Виктория и их дети — Стася, Бася, Владзио, Франусь, Антось, Марыся, нерождённый младенец. Укрывая восьмерых наших старших братьев по вере, евреев семьи Шалль и Гольдман, они погибли вместе с ними в Маркове 24 марта 1944 года от рук немецких жандармов. Пусть эта жертва будет призывом к уважению и любви к каждому человеку! Они были сыновьями и дочерями этой земли и остаются в наших сердцах».

Их было девять.

 

 

Источник: https://stmegi.com/posts/70399/