Авторизация

В чем несчастье евреев?

В ЧЕМ НЕСЧАСТЬЕ ЕВРЕЕВ?

Иосиф РАБИНОВИЧ

galut 

У кого в груди бьется еврейское сердце, тот никогда не навздыхается в достаточной степени, тот всегда чувствует какое-то неопределенное давление, какую-то общую тягость, не знакомую никому из представителей других наций.
Поэтому-то горе, переносимое евреем, недаром зовется «еврейским горем»: оно является достоянием чад Израилевых, богатых и бедных, образованного класса и простолюдинов.
Это – особая болезнь, из-за которой еврей осознает себя всегда каким-то несчастным существом в мире: чего-то ему недостает, чего-то он постоянно ищет и не находит, пока наконец не распрощается с жизнью в недовольстве и досаде.
Болезнь эта получила даже особое название: они ее называют «галут». Часто из уст даже образованного, выбившегося в люди еврея вы услышите такую фразу: «Оно, конечно, все хорошо, но еврей все-таки в галуте». Бедный же и несчастный люд всегда говорит: «Ох, горе наше великое, оно так же бесконечно, как галут».
Таким образом, в слове «галут», употребляемом евреями при всяком удобном и неудобном случае, выражается страшная и продолжительная боль, испытываемая только евреем, и никем другим, и пронизывающая его до мозга костей.
Если мы, евреи, спросим самих себя, что такое галут и в чем заключается весь его ужас, то нам придется признать, что истинное значение этого слова нам так же чуждо и непонятно, как сама наша «еврейская болезнь». Мы сознаем, что больны, но болезнь нам незнакома. Мы говорим о галуте и не знаем, что он, собственно, собой представляет.
Мои слова, на первый взгляд, покажутся вам несколько странными. В самом деле, кто не знает буквального значения слова «галут»? Ведь «галут» означает изгнание, и если мы говорим, что евреи в галуте, то мы под этим понимаем наше изгнание из Святой земли – Ханаана. Но согласитесь, что такое узкое понимание слова «галут» должно нас само по себе убедить в односторонности его и что нам остается признать, что мы скорее чувствуем, но не понимаем значения этого слова.
Давайте на самом деле объяснимся откровенно. Какой еврей станет теперь, по истечении 18 столетий, серьезно горевать о разрушении храма и об изгнании его предков из земли израильской? Ведь разрушение храма и изгнание из страны имеют для нынешних евреев гораздо меньшее значение, чем любой другой историко-национальный факт, и далеко не повергают их в горе и уныние. Разве мы не слышим, как еврей подчас насмешливо выражается, что не стоит оплакивать разрушение храма, так как само место имеет теперь большую ценность? И все-таки каждый еврей ежеминутно чувствует в глубине души своей тревогу и давление и не перестает охать о галуте.
Трудно допустить, чтобы еврей под словом «галут» разумел не изгнание из Святой земли, а потерю политической самостоятельности. Не один ведь народ (и даже сравнительно недавно) очутился в положении евреев, оторвавшись от своей почвы, а между тем никто из них не предается такому отчаянию, как евреи. И мы не замечаем, чтобы среди этих народов все, без исключения: богачи и бедняки, интеллигенты и неучи – вопияли о своем страшном галуте.
Еще абсурднее думать, что тягость галута для современных евреев заключается в том, что они лишены возможности присутствовать на торжественных богослужениях с жертвоприношениями и что они не имеют первосвященников. Кому же неизвестно, что еврей, начиная с российского или польского фанатика и кончая цивилизованным немецким и французским, Моисеева закона совсем не знает и не думает ни о благодетельных молитвах первосвященников, ни о священной крови животных, проливаемой у алтаря для очищения грехов?! Цадики считают себя вправе за плату отпускать грехи своих приверженцев. Строгие раввины заменяют фактическое жертвоприношение чтением соответствующих глав из Священного Писания и считают, в соответствии с изречением Талмуда, по которому «ученый может быть хоть незаконнорожденным и все-таки будет стоять выше первосвященника-неуча». У просвещенных же проповедников гуманизм есть жертвоприношение, а доктор философии – первосвященник.
Итак, вопрос остается тот же: в чем несчастье евреев? Что это за болезнь, именуемая галутом? Быть может, если бы нам удалось определить признаки болезни, мы могли бы легко найти средство для излечения. Ведь поставить диагноз всегда труднее, чем лечить.
Для правильной постановки диагноза мы должны совершенно игнорировать еврейские стенания и жалобы, нам нечего прислушиваться к тому, что «больной» указывает на испытываемые им политические стеснения и экономическое давление, что он проливает слезы об отсутствии храма и культа жертвоприношения. Мы обязаны заниматься историей «больного» еврея, восстановить разнообразные сложности его многострадальной жизни, вызвавшей в конце концов такой серьезный недуг.
К сожалению, сам «больной» находится в таком состоянии, память его настолько притупилась, что ориентироваться на его личные ощущения нет никакой возможности, а поэтому нам приходится прибегнуть к другому источнику. Таким источником, и наиболее точным и верным, является Священное Писание, заключающее в себе все, что относится к жизни еврейского народа со дня его возникновения до впадения в состояние этой чудовищной болезни.

Этот источник дает нам возможность определить, что такое галут, в чем он заключается и почему он так глубоко проник в организм еврейства, подтачивая его жизненные силы и отнимая всякую надежду на облегчение.

Священное Писание рассказывает нам о еврейском народе следующее:

1) «Он (Бог) нашел его в пустыне» (Втор. 32:10). Колыбелью народа, значит, была печальная пустынная местность.

2) Сам Бог –его Отец (Исх. 44:21).

3) Назначение его заключалось в прославлении имени Бога, Отца его, во всем мире и возвеличении Его в глазах всех народов (Ис. 43:7).

4) Он (народ) находился в присутствии Отца (Исх. 25:22).

5) Пищей его было все, что «исходило из уст Господа» (Втор. 8:3).

6) Жилище его было чисто и опрятно, ибо Сам Бог в нем обитал (Исх. 25:22).
О причинах заболевания мы находим следующее указание:

«Первосвященники много грешили вместе со всем народом, осквернив освященный в Иерусалиме дом Бога, осмеяв всех посланных Им пророков и апостолов и слова Его».

Поэтому-то и велик гнев Бога, отдавшего еврейский народ на произвол Навуходоносора, царя вавилонского. Этим и объясняется то, что значительная часть евреев погибла под мечом вавилонского победителя, а остальные попали в плен для того, чтобы вместо «рабов Божиих» стать «рабами Вавилона».
Все сказанное приводит к безошибочному заключению, что еврейский галут заключается не в том, что еврей, не имея возможности обрабатывать свою собственную землю, обречен быть торгашом в чужих странах, а в том, что он изгнан от лица Его и предоставлен себе самому, своей судьбе. Ни в чем ином так не проявляется несчастье евреев, как в том, что уже давно их не согревал светлый луч лица Творца.
Сам Творец и предсказал Израилю, что, если они Его оставят и нарушат Его заветы, Он скроет лицо Свое от них и они будут истреблены (Втор. 31:17).
Раз для евреев нет лика Бога, раз им недостает веры в Его силу, дающую свет, жизнь и славу, им трудно довольствоваться всеми сокровищами мира: их не утешает ни мудрость, ни богатство, ни почести, ничто их не удовлетворяет, и поэтому-то они всегда ищут, вздыхают о давно прошедшем и недостижимом.
«Еврейская болезнь» со всеми ее страшными мучениями недаром тревожила благородное сердце псалмопевца, воскликнувшего:

«Боже! Возврати нас, воссияй лицом Твоим, и спасемся!» (Пс. 79:4).
Еврейский галут прекратится лишь тогда, когда Израиль вновь возвратится к своему Отцу, Которого обрести можно только через посредничество Царя Давида, упоминаемого евреями в одной из молитв как «вечно живого и могучего».
Это единственное средство. Об этом мы находим указание и у пророка Осии, предвещавшего, что потом «обратятся сыны Израилевы и взыщут Господа Бога своего и Давида, Царя своего, и будут благоговеть пред Господом и благостью Его в последние дни» (Ос. 3:5).
Это «благоговение», о котором говорит пророк, и будет служить залогом процветания Израиля, ибо, возвратившись к Богу, он до конца дней будет трепетать над своим примирением с Господом, чтобы вновь не скрылся лик Его и не наступило новое испытание.

 

Источник: http://www.lio.ru/archive/menora/99/03/article08.html