Авторизация

Убить милосердие

Убить милосердие

Рав Нахум Пурер

1milos 

«Исполняйте же Мои установления (хуким), и Мои законы (мишпатим) храните» (25:18).

Все знают, что евреи не едят свинину.

Но почему?

У людей, далеких от Торы, есть свое логическое объяснение.

Три тысячи лет назад холодильники еще не изобрели, и поев несвежую свинину в жарком климате, можно было подхватить трихиноз со всеми вытекающими отсюда печальными последствиями. Но теперь почти у каждого стоит в кухне мощный рефрижератор с морозильной камерой, где можно хоть год или два хранить окорок.

Так зачем же лишать себя гастрономических радостей?

Все дело том, что свинина, как и шаатнез (запрет ношения тканей из смеси шерсти и льна), – это хок, установление, не доступное человеческому разуму.

Законы, воспрещающие асоциальное поведение, называются в Торе мишпатим.

Разумному человеку не надо доказывать, что убийство – это зло, а воровство – подлость. Ни одно цивилизованное общество не допустит разгула грабежей и насилия.

Однако религиозный еврей не приемлет убийства именно потому, что оно строжайше запрещено Торой. Убийство и пиджак с шаатнезом объединяет то, что они

запрещены Творцом. Он открыл нашему разуму порочность убийства, но по поводу свинины предпочел оставить нас в неведении, целиком положившись на нашу веру.

В приведенном выше стихе Вс‑вышний призывает «исполнять» (делать) хуким, не поддающиеся логическому объяснению заповеди, а Его мишпатим, естественные законы, многие из которых отнесены к так называемым «общечеловеческим ценностям», надо «хранить».

В чем разница между «исполнять» (делать) и «хранить»?

Действие заложено в самом характере хока. Выполняя его, мы говорим себе: «Мир не ограничен моим пониманием и восприятием. Если я не понимаю какое-либо положение, не могу проникнуть в его суть, это не значит, что оно неверно». Короче, хок необходимо делать, не рассуждая, даже если он не укладывается в прокрустово ложе общепринятой логики, и от его непонимания «кипит наш разум возмущенный».

С мишпатим другая проблема. Всем очевидно, что убивать и красть нельзя. Но если нельзя и очень хочется, то… можно.

Мировая история залита потоками невинной крови, и миллионы людей живут за счет воровства. Вспомните русские поговорки: «Закон что дышло – куда повернешь, туда и вышло»; «Не пойман – не вор», «Люди воруют, да нам не велят» и другие.

В последнее время либералы все настойчивее требуют легализовать эвтаназию, «милосердное» убийство неизлечимо больных. Любящему мужу невыносимо смотреть на страдания медленно умирающей жены, и он просит врача: «Смилуйся, убей ее».

Тора призывает нас хранить мишпатим, именно хранить, всегда и везде, и не оправдывать убийство, даже самое «милосердное».

Тот, Чье милосердие безмерно, повелел не убивать ни при каком случае.

Можем ли мы быть милосерднее Б-га, одно из имен Которого «Отец милосердный»?

Логически разумными заповедями, столь близкими и понятными нам, нельзя манипулировать; их нельзя подстраивать под индивидуальные нужды и дух эпохи, произвольно выводить из них исключения. Мы не можем подходить к ним со своими мерками добра и зла.

Даже когда сердце разрывается при виде страданий и боли, надо помнить, что святость человеческой жизни – это суровый мишпат, закон, который никогда и ни при каких обстоятельствах нельзя нарушать.

Ибо на незыблемости заповедей Торы, хуким и мишпатим, держится мир.