Авторизация

Из ходатайства гильдий рыботорговцев и булочников города Эйн Шева ....

Из ходатайства гильдий рыботорговцев и булочников города Эйн Шева к римскому прокуратору Иудеи, Самарии и Идумеи Понтию Пилату


 

«…после чего вышеозначенный Иешуа из города Назорета с помощью неизвестной нам технологии (называемой им «чудо господне» - однако наши эксперты, книжники и фарисеи, категорически отметают данную терминологию) сотворил огромное количество нелегальных копий от двух рыб и пяти хлебов.

Точный размер убытков подсчитать невозможно, однако то обстоятельство, что таким преступным способом было накормлено более 5 000 (пяти тысяч) человек и остатков от нелегально размноженных рыб и хлебов хватило на 12 (двенадцать) полных коробов, говорит о многом.

Упущенная выгода составляет, как минимум, те 200 (двести) динариев, которые ученики вышеозначенного Иешуа изначально намеревались потратить на провизию в магазинах нашего города, до того, как преступник начал свою незаконную копировальную деятельность.
Следует указать, что с каждой проданной рыбины платим мы в казну 1 (одну) лепту, а с буханки – 2 (две) лепты.

Таким образом, преступник обокрал не только нас, добропорядочные торговые корпорации законопослушного города Эйн Шева, но и самого Кесаря Тиберия, да продлятся годы его жизни вечно!
Дело принимает государственный оборот.

Нижайше просим внять нашему ходатайству и арестовать вышеуказанного преступника, дабы оградить экономику вверенных Вашему попечению провинций от дальнейших губительных потрясений…»
Мессии так же вменяется, что он лишил виноторговцев их законной прибыли, а государство акцизного налога на алкоголь.
Кроме всего прочего занимался не лицензированной медицинской деятельностью, лишая дохода профессиональных медицинских работников

 

Вердикт Пилата:

Рыба и хлеб не являются предметами подежащими идентификации по аутотентичным признакам не говоря уже о рыбе, которая никак не может быть продуктом изготовленным руками человека...
Поэтому, доказать посему упущенную выгоду не представиться возможным.

Понтий, он же Пилат.